home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

КОГДА ЛИНИИ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ

Только к шестнадцати часам Каледину удалось вернуться в собственный кабинет. Бешеное напряжение, затопившее все причастные к розыску службы, начинало медленно спадать. Главная и самая тяжелая работа – осмотр места происшествия, снятие отпечатков, сбор материала для экспертиз, документирование и т.д. – была закончена. Теперь начинается осмысление, анализ полученной информации и рутинная работа по добыванию из гор бесполезной породы крупиц золота.

Полковник заварил крепкий чай и, дуя на дымящуюся паром воду, сделал маленький осторожный глоток. Он систематизировал имеющуюся информацию, перебирал осевшие в памяти картинки страшного побоища и не мог прийти к единому заключению.

В это время на приставной тумбе зазвонил прямой телефон Волкова. Отставив кружку в сторону, полковник поднял трубку и представился:

– Каледин слушает, товарищ генерал.

– Бери что есть и ко мне, – коротко приказал тот.

– Есть, – по-военному ответил Каледин и, прихватив папку, тотчас вышел из кабинета.

Красная ковровая дорожка смягчала стук каблуков и делала длинный коридор государственного учреждения еще длиннее. Свет от окна рисовал на ней неправильные вытянутые прямоугольники, похожие на мозаику, и тонул в коротком ворсе. Темные фанерованные панели на стенах создавали ощущение полумрака.

«Значит, генерала торопит директор, а того – президент или секретарь Совета безопасности. Вопрос стоит очень серьезно…» – думал Каледин, входя в просторную приемную.

Секретарша Маша оторвала взгляд от компьютера и продублировала приглашение:

– Проходите, пожалуйста, Михаил Юрьевич. Генерал вас ждет.

Каледин постучался и толкнул дверь:

– Разрешите?

– Проходи, садись, – без лишней казенщины пригласил Волков. Он выглядел усталым и озабоченным, что немудрено – высокими звонками достали и его. – Выкладывай, что есть.

Полковник сел за стол совещаний и раскрыл папку с документами.

– Удалось установить место подключения к информационной шине системы безопасности. При сплошном прочесывании местности за пределами части наткнулись на колодец. По схеме коммуникаций он заглушен. На самом деле на ограждении висел дешевый замок, а люк был заварен. Внутренняя лестница отсутствовала, но это не помешало преступникам открыть вход и спуститься вниз.

– Какая там глубина? – уточнил генерал.

– Метров двадцать.

Генерал прикинул высоту и удивился.

– Как же они туда спустились?

– Газосваркой срезали замок на ограждении и стопор люка. Вокруг колодца имеются следы от упоров подъемного устройства. Значит, у них имелась лебедка. И еще один момент. Машина, на которой приехали преступники, смогла проехать только до поваленного дерева, а на нем пропил от троса. Вероятно, они использовали электрическую лебедку, установленную в машине.

– Сколько их было? – спросил генерал, оценивая масштаб акции.

– Это была хорошо оснащенная группа, имеющая представление о диверсионно-террористической деятельности, – скупо поделился соображениями Каледин.

– Что по следам?

– Скоро закончим снимать отпечатки пальцев со всех имеющих доступ в операционный зал…

– А какие проблемы? – повысил голос Волков. – Почему так дол го?

– Народу много, – объяснил вынужденную задержку Каледин. – Кто в отпуске, кто в отгуле после дежурства или болеет. Проверяем всех.

– С оружием не связано?

– Табельное оружие погибших офицеров на месте. Преступников оно не интересовало. У них имелась четко поставленная цель.

– Почему убитые не воспользовались оружием? Может, стрелял кто-то свой, знакомый?

– Трудно сказать. Могли просто не успеть. Один пистолет был извлечен из кобуры явно для защиты, на нем отпечатки пальцев «хозяина». Ребят убивали с интервалом в пять минут, словно на бойне. Только один прожил дольше всех… Если отбросить угрозу утечки стратегических секретов к противнику и посмотреть с чисто житейской или правовой стороны, то человек, совершивший это преступление, настоящий мясник и… профессионал. На его поимку нужно бросить все силы. Преступник имеет хорошую подготовку и оснащение, а значит, финансирование. Он представляет угрозу для государственной безопасности сам по себе, поскольку может вскрыть коды других закрытых сетей и натворить такого…

Выслушав обстоятельный доклад подчиненного, генерал спросил о том, о чем наверняка будут спрашивать его самого, и от ответа на этот вопрос будет зависеть очень многое:

– Как думаешь, утечка секретов за кордон произошла?

Волков разговаривал с подчиненными на «ты» – верный признак того, что вопрос носил доверительный, почти личный характер.

– Если акция проведена иностранными спецслужбами, то скорее всего да, – не слишком обнадеживающе, но откровенно ответил Каледин. – Вы же знаете возможности электронной почты. С транскодером сложнее, но у резидентур было достаточно времени на встречу с исполнителем акции и передачу образца. Но это самый неблагоприятный и наименее вероятный вариант, на наличие которого пока ничто не указывает. В этом смысле необходимо срочное участие разведки. СВР должна нацелить работу зарубежных резидентур на выявление косвенных или прямых признаков утечки наших «спутниковых секретов» к потенциальному противнику или отсутствию таковых. Это очень важно. Видимо, такое указание СВР может дать лишь сам президент.

Генерал выташил из письменного прибора золоченую ручку и пометил на перекидном календаре: «Задача для СВР».

– Что наиболее вероятно? – уточнил Волков.

– В настоящий момент прорабатываются несколько версий, в том числе и несколько экзотических. Во-первых, это могла быть акция международной террористической организации, конечная цель которой пока неясна, поскольку требования не выдвинуты. Во-вторых, операция чеченских или арабских террористов, с целью надавить на Кремль при принятии решений по чеченскому вопросу. Или работа разведки Саудовской Аравии, активно поддерживающей и финансирующей чеченских боевиков и афганских моджахедов. Третье – почти бытовуха. Группа наших действующих или бывших военных решила таким образом отомстить за обиду офицерству…

Генерал недоуменно поднял глаза.

– О чем вы говорите? – уточнил он. – Кто кого обидел?

– Государство. Военные нищенствуют, а кто-то жирует. В любой стране мира они были бы небедными людьми, а у нас? А военные пенсионеры? Среди них немало специалистов высокого уровня, но они оказались за бортом жизни. Странно, что они до сих пор не заявили о себе во весь голос.

– Объявлено же о повышении пенсий и денежного довольствия, – неуверенно возразил генерал. – И потом, о чем вы говорите! Что значит, не заявили? Они же давали присягу!

Каледину не хотелось развивать затронутую тему, потому что Волков смотрел на него непонимающим взглядом. Из окна персонального автомобиля плохо видно, как живут другие.

– Добавляют рубль, отбирают два, а трубят во все фанфары. Например, я хочу построить хороший дом или купить машину. Для западного мира это вещи обычные, обыденные и само собой разумеющиеся. Но могу я сделать это на зарплату полковника российских спецслужб? Генерал сдержанно прокашлялся.

– Вот вам и ответ. А видели, какие особняки у некоторых армейских генералов, в том числе действующих? А у милицейских?

Начальник поерзал в кресле. Оно стало жестким и неудобным. Волков был патриотом службы и Родины, поэтому рассуждения о зарплате и преимуществах западного образа жизни его сильно раздражали и были чем-то похожи на антигосударственную пропаганду. Волков был приверженцем социализма и считал, что все разрушил Горбачев. Будь его воля, бывший Генсек давно бы сидел в тюрьме.

Впрочем, личные эмоции руководителя сейчас не имели решающего значения.

– Какие еще соображения? – решительно прекратил инсинуации генерал.

– Возможно, исполнитель попытается продать секреты зарубежным разведкам в порядке инициативы. Ну и, пожалуй, самое невероятное – личная разборка офицеров или наезд на военных криминальных структур. Вряд ли уголовники решили украсть секреты, чтобы заработать на них деньги. Государственные секреты – товар специфический, красть их можно лишь по заказу или зная, куда пристроить. Других мотивов почти не бывает.

– Предложения?

– Поскольку около объекта побывала пресса и многие водители видели, что там нечто произошло, инцидент нужно тщательно залегендировать, подкрепив легко проверяемыми фактами. Запустить в прессу дезинформацию об имевшем место нападении на часового или пожаре, в результате которого есть жертвы. Не нужно давать повод журналюгам на домыслы и копания. Есть очень важный момент, который нам нужно соблюсти. Если секреты еще не попали к «западникам» и были украдены без их участия, то они и не должны узнать о происшествии. Иначе завтра все спецслужбы мира приедут в Москву и кинутся их разыскивать.

– Согласен, я дам соответствующие указания.


* * * | Забавы Пилата | * * *