home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XX. ВЫЛАЗКА БАКНИ

Яхмос провел моих товарищей в маленький храм, в котором стояла статуя богини Исиды, и потом прошел со мной в покои царицы. Серисис была взволнована, и глаза ее наполнились слезами, когда она увидела меня. Почтительно поздоровавшись со мной, царица сказала:

— О Тутмос, гроза разразилась! Нохри собирается захватить дворец.

Рядом с Серисис молча стоял какой-то человек, на которого вначале я не обратил внимания. Его черная борода спускалась на бронзовые нагрудники. Взглянув на его лицо, преисполненное достоинства, и на шлем с красным пером, я решил, что это Бакни — начальник «спутников» царицы, о котором много раз рассказывал мне Яхмос.

Сложив молитвенно руки, царица воскликнула с тревогой:

— Наступает конец нашего рода! А ведь мой отец — потомок фиванских фараонов!

Бакни опустил руку на рукоять меча и сказал твердо:

— Мятежники пройдут сюда только через наши тела! Мы все как один готовы погибнуть за вас, моя царица!

— Я знаю это, мой храбрый Бакни, — ответила Серисис. — Твои гвардейцы самые сильные и храбрые воины во всем царстве, но сам посуди, что может сделать один против двадцати? Нохри ведет за собой целую армию.

Я не мог смотреть на горе этой красивой молодой женщины. Мне хотелось чем-нибудь ее утешить. Твердо веря в то, что мои друзья — капитан Дхирендра и Чан — смогут помочь ей, я сказал:

— О правительница серафийцев Серисис, не бойтесь ничего. С вами не только личная охрана, но и великие боги, которым поклонялись в древних городах Нильской долины еще во времена ваших предков. Боги пришли к вам во дворец, чтобы защитить вас от ваших врагов.

— Как, они здесь?

— Да.

— Тот и всемогущий Гор?..

— И бог смерти Анубис.

Мне было очень совестно обманывать доверчивую царицу, но я видел, что мои слова успокоили ее.

— Теперь мне нечего бояться, — сказала она с улыбкой.

Обещая царице поддержку со стороны богов, я с ужасом вспомнил яркий свет факелов на противоположном берегу реки. Псаро, конечно, уже знал, где мы, и рассказал всем о нашем обмане. И если даже Псаро не поверили, то остается жестокий и бесстрашный Нохри. Теперь, когда он поднял знамя восстания, ему нельзя отступать: неудача означала для него смерть.

Поскольку Нохри в любой момент мог пойти на штурм дворца, Серисис решила сейчас же созвать военный совет.

Сказав царице, что мне нужно посоветоваться с богами, я прошел в храм, где оставил своих товарищей, и не сразу нашел их, потому что они устроились в подвале храма. Они сняли маски и с удовольствием поглощали фрукты и овощи, принесенные в храм в качестве жертвоприношения богам. Там же стояло египетское виноградное вино, но никто из моих друзей не пил его.

— Ну как, Тутмос, проголодались? Примите от нас дары божьи, — смеясь, приветствовал меня Чан.

— Что ж, не откажусь: ведь для того, чтобы служить богам, нужна не только душа, но и тело, — ответил я, подсаживаясь к ним.

Мы как следует поели, и я вернулся к царице, оставив друзей отдыхать. Серисис в это время беседовала с Яхмосом и Бакни. Верховный жрец рассказывал ей, что я видел, как армия Нохри двигалась по противоположному берегу реки к храму бога Ра.

— Случилось то, что я и предполагала, — сказала царица. — Нохри хочет ограбить храм. Он всю жизнь мечтал о сокровищнице Серафиса.

— Но это же неслыханное кощунство! — возмутился Бакни.

— Для такого человека, как Нохри, нет ничего святого, — ответила царица. — Подумайте только, Тутмос, он захватит все сокровища!

Не знаю, почему она обратилась именно ко мне — ведь ей едва ли было известно, что всего несколько часов назад мы раскрыли тайну гробницы.

— Ему не удастся войти внутрь: даже если бы жители Митни-Хапи все вместе попытались проникнуть туда, у них не хватило бы на это сил. Но сейчас в храме бога Ра не осталось ни одного жреца, — сказал я.

— Ни одного! — с ужасом воскликнула царица.

И я поспешил ей рассказать обо всем, что видел в храме.

— Они убиты. Убиты со страшной жестокостью, и это сделали Нохри и Псаро.

— Какая низость! Какое кощунство! Боги не простят такого греха!

Яхмос спросил меня:

— Неужели Нохри пытался завладеть сокровищницей?

— Да, — ответил я. — Но это не удалось. Боги помешали ему, и он со своими сообщниками был вынужден спасаться бегством.

— Боги! Боги! — проговорил Яхмос так, что мне показалось, будто он не понял, о ком идет речь.

— Гор, Тот и Анубис, — уточнил я.

— И Нохри отважился бороться с ними? — удивился Яхмос.

— Да!

— О, это значит, что он не остановится и перед штурмом дворца даже в том случае, если узнает, что его будут защищать сами боги, — заметила царица. — Но, перед тем как напасть на дворец, он хочет прибрать к рукам сокровищницу Серафиса: ему хорошо известно, что за золото и драгоценные камни он сможет купить всю армию. — В красивых глазах Серисис заблестели слезы. — Предатели! Вокруг меня измена! — сказала она.

Начальник «спутников царицы» Бакни в ответ на ее слова вынул из ножен меч и опустился перед ней на колени:

— Нет, моя дорогая царица, не все предали вас. С вами ваши телохранители, и они никогда не изменят вам.

Серисис протянула руку, чтобы поднять Бакни. Поблагодарив его за преданность, она сказала, что всегда верила ему.

Бакни был сильным человеком и бесстрашным воином. Я до сих пор вспоминаю его сверкающие доспехи, длинную черную бороду и крепкие, мускулистые руки.

Посовещавшись, мы решились на одно дело, которое предложил Бакни, и когда я рассказал о нашем намерении Чану и Дхирендре, то они одобрили его.

Бакни не хотелось сидеть сложа руки во дворце и ждать, когда Нохри нападет на него. Он был солдатом и считал неправильным довольствоваться только тем, что отбивать атаки противника, не переходя в наступление. И, хотя у Нохри было в шесть раз больше людей, чем у Бакни, тем не менее отважный начальник личной гвардии решил сам выступить против него и за час до восхода солнца собрал своих солдат на широкой площади перед царским дворцом, чтобы двинуться с ними на Нохри, который к этому времени уже занял храм бога солнца Ра в тщетной надежде ограбить гробницу. Для охраны царского дворца был оставлен лишь небольшой отряд.

Я попросил товарищей надеть маски и, взяв с собой револьверы и как можно больше патронов, выйти из храма.

До сих пор до мельчайших подробностей помню все происшедшее в то раннее утро.

Сама царица вышла к солдатам, чтобы сказать им несколько напутственных слов.

Луна уже опускалась к горизонту, но звезды еще не погасли. Лунный свет хорошо освещал безмолвные ряды замерших на месте солдат. Я никогда не видел одновременно столько высоких и сильных молодых людей. Среди них не было ни одного, чье плечо было бы ниже моей головы: думаю, что, если бы они вытянули вперед руки, я свободно прошел бы под ними, даже не задев их при этом головой, хотя как известно, рост мой достигал ста шестидесяти сантиметров.

Царица говорила взволнованно, с воодушевлением, и, когда она кончила, все вокруг содрогнулось от громкого воинственного клича. Солдаты высоко подняли свои копья, выражая готовность идти в бой.

И здесь в слабой предрассветной мгле я увидел троих, спускавшихся по лестнице к площади. Для меня это были люди, но для остальных они оставались богами, свершившими в древнем Египте много чудес.

— Мужайтесь, братья! — раздался голос Бакни. — Я веду вас на храм бога солнца Ра, над которым полководец Нохри поднял знамя мятежа. Смотрите: боги Нильской долины, вместе со смертными сотворившие мир, сегодня пришли в Митни-Хапи! Не давайте страху овладеть собой! Победа будет за нами! Кто сможет сопротивляться Тоту, Анубису и великому Гору? У кого найдутся силы бороться с богами?

Солдаты снова воинственно закричали и, услышав приказ, вышли из дворцовых ворот вниз к реке. У берега стояло множество лодок, в которых свободно разместились все воины. Бакни отдал распоряжение не разговаривать в пути и двигаться как можно тише.

Сильные рабы сели на весла, и наша флотилия поплыла вниз по течению, на юг. Не прошло и двадцати минут, как мы уже были у подножия горы, на которой высился храм бога Ра.

Я был в одной лодке с богами. Дхирендра негромко сказал мне, что уверен в полной победе, причем его голос был так спокоен, будто мы выехали подышать воздухом, а не на страшный, смертный бой. Чан молчал всю дорогу, а Дхандас заговорил со мной лишь один раз, и мне стало ясно, что даже сейчас все его мысли заняты сокровищницей.

В полумраке соколиное «лицо» Гора наклонилось ко мне, и я услышал тихий шепот:

— Скажите, пожалуйста, сколько стоят сокровища Серафиса?

— На это не так просто ответить. Сундуки полны бриллиантов, рубинов, сапфиров, изумрудов, топазов и других драгоценных камней и жемчуга, и я не думаю, чтобы даже Национальный банк Индии смог их купить, — проговорил я.

Дхандас схватил меня за руку и сказал, прерывисто дыша:

— Профессор, я не могу покинуть эту страну до тех пор, пока не получу свою долю сокровищ.

— О похищении драгоценностей из гробницы Серафиса не может быть и речи: мы не грабители, а честные, порядочные люди.

— Честные, порядочные люди! — воскликнул Дхандас. — Зачем серафийцам эти несметные богатства? Разве они не лежали без толку в течение тысячелетий, сокрытые от всех под землей? Стоит нам только заполучить хотя бы один сундучок, и мы станем самыми богатыми людьми в мире!

В это время наша лодка пристала к берегу, и Дхандас замолчал. Перед нами был храм бога солнца Ра, занятый солдатами Нохри.

Мы неслышно выбрались из лодок. Луны уже не было видно, а звезды тускнели и меркли одна за другой, пока наконец по небу не разлился кроваво-красный свет зари и на востоке засверкал первый луч солнца, осветив башни, крыши домов и стены города Митни-Хапи.

Бакни построил солдат в три шеренги. Я с товарищами находился в центре первого ряда, и, признаюсь вам честно, у меня сердце ушло в пятки, когда был отдан приказ двигаться вперед.

Я придерживался противоположных с Дхандасом взглядов. Если бы ко мне в руки попала хотя бы тысячная часть сокровищ Серафиса и кто-нибудь сказал мне, чтобы я ехал с таким богатством в Индию, я бы с радостью отдал этому человеку все драгоценности, чтобы только остаться здесь. События захватили меня так сильно, что я невольно чувствовал себя сухой былинкой, которую несет с собой быстрый поток.

Идя между Дхирендрой и Чаном, я разглядывал молодых бородатых солдат, шагавших в одной шеренге с нами. Своими смелыми, бесстрашными глазами, сильными руками, крепко державшими щиты и копья, и вытянутыми шеями они напоминали мне боевых петухов. Сам я чувствовал себя примерно так же, как старуха среди молодых мужчин или трус среди героев. Но тем не менее я собрался с мужеством и твердо решил не отставать от товарищей, чтобы своими глазами увидеть бой, хотя бы мне и пришлось за это поплатиться жизнью.

Вдруг раздалась резкая команда Бакни идти в атаку, и мы быстро, как морская волна, хлынули вперед и заняли площадь перед храмом


Глава XIX. НАЧАЛО БУРИ | В забытой стране | Глава XXI. БОЙ В ХРАМЕ БОГА СОЛНЦА РА