home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

«Инженерное проникновение» в элитную квартиру на Осипенко группа захвата осуществила несколько иначе, чем в новочеремушкинскую хрущобу – при помощи отмычек, – но конечный результат один и тот же: всё учтено могучим ураганом… Хозяин квартиры сидит («Руки на колени, гад!») посреди гостиной на вращающемся рояльном табурете в окружении камуфляжников в бронежилетах и масках; похоже, во всем происходящем он самым для себя странным находит нарукавную эмблему захватчиков – белую пятерню. Если он и испытывает страх, то не его оцинкованной морде это никак не отражается:

– Ребята, можно посмотреть – кто за вами? В смысле – арест или наезд?

– Ни то, ни другое, – Робингуд (тоже в маске) не спеша выкладывает на журнальный столик несколько листов чистой бумаги и шариковую ручку за три с полтиной. – Я бы сказал, это пресловутое «предложение, от которого нельзя отказаться».

– Подобного рода предложения, – усмехается цинковомордый, – я выслушиваю только в присутствии своего начальства. Иные варианты исключены.

– Я могу это понять так, что предложение Ибрагим-бека прикрывать героиновые транспорты вы выслушали в присутствии генерала Рулько, и работаете с его санкции?

– А вы задайте этот вопрос генералу, – никаких особых эмоций в оцинкованном железе не отражается; черт его знает – блефует, нет?..

– Непременно задам. Мне любопытно – сдаст он вас при том раскладе, что сложился на нынешнюю ночь, или рискнет отмывать? В больнице у капитана Старкова вышел облом: гаишник жив, рано или поздно он вспомнит всё. На подошвах Старкова найдены следы героина; химики без труда установят по микропримесям, что вы с капитаном потоптались по одной помойке, – с этими словами Робингуд выкладывает на журнальный столик пластиковый пакет с извлеченными из-под вешалки в прихожей ботинками цинковомордого. – Если сами забыли – где это вы с ним на пару так угваздали башмаки, могу напомнить: когда лазили в «тоету» за контейнером…

– Значит, всё-таки арест, – понимающе кивает цинковомордый. – Тогда извольте по заведенному порядку: ордер, адвокат, все дела…

– Ошибаетесь: ордер и адвоката вам еще придется заслужить, полковник. Печаль вашего положения в том, что вы ухитрились обидеть три организации сразу. Во-первых, нас: вы сорвали операцию «Белой руки», эвакуировав контейнер… если хотите знать – это я, собственными руками, рассыпал по полу «тоеты» тот героин, в который вы вляпались. Во-вторых, милицию: вы убили троих ментов… ну, тут комментариев не требуется. В третьих – и это, пожалуй, самое главное, – вы со Старковым решили кинуть Казачий, скрысятили ихние пол-лимона. Уж кто-кто, а я-то знаю, что контейнер оставался в машине, и легко докажу это Ибрагим-беку, даже и без показаний гаишника.

– Чего вы от меня хотите? – после краткого анализа позиции вопрошает полковник; профессионал, «до короля» не играет…

– Для начала я хочу, чтоб вы уразумели: в качестве агента-двойника вы нам ни на хрен не нужны. Либо вы присаживаетесь за этот столик и пишете исчерпывающее признание по эпизоду на 4-ом километре – тогда дальше вы будете иметь дело с майором Лембертом из убойного отдела МУРа. Либо вы отказываетесь – и тогда через часок-другой вами займутся костоломы из службы безопасности Ибрагим-бека. Выбирайте.

– Ну, это несложный выбор, – ухмыляется цинковомордый. – Пускай уж меня судит советский суд – самый гуманный суд в мире…

– Нисколько не сомневаюсь, – ледяным тоном откликается Робингуд. – Выбор и вправду несложный. Так что общение с майором Лембертом вам еще следует заработать…

– Не понял…

– Я, изволите ли видеть, к московской милиции отношения не имею… вы даже не представляете – до какой степени не имею. И меня замоченные вами гаишники с 4-го километра интересуют как прошлогодний снег. А интересны мне героиновые дела Ибрагим-бека… и не столько даже собственно героиновые, сколько финансовые…

– Но о финансах я почти ничего не знаю! – окончательно ломается цинковомордый.

– Ничего, птичка по зернышку клюет… Кстати, одно уж к одному: контейнер и ствол вы спрятали прямо у себя в «Лесу»? Так сказать – между щитом и мечом?

– Да…


предыдущая глава | Баллады о Боре-Робингуде: Из России – с приветом | cледующая глава