home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Советский Союз

На рассвете 22 июня 1941 года немецкая армия, насчитывавшая 3400000 солдат, начала боевые действия с частями Красной Армии, насчитывавшей 4700000 человек. Несмотря на численное превосходство, русские отступали, а части вермахта неуклонно продвигались на восток. Оккупированные территории первое время находились под армейским управлением, а по мере продвижения фронта переходили в подчинение гражданским органам власти. Гитлер планировал оккупировать всю европейскую часть Советского Союза и создать на захваченных пространствах четыре рейхскомиссариата: «Остланд» (Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия), «Украина» (Украина и южная Россия), «Москау» (Северная Россия) и «Кауказус» (Закавказье). Рейхскомиссариаты должны были осуществлять гражданское управление, а армейские части планировалось расположить вдоль Уральского хребта.

Партизаны и каратели

Похороны солдата из латвийского батальона «Шума», 1943 год. Караул обмундирован в латвийскую армейскую униформу и носит чешские армейские каски образца 1934 года.

Но этим планам не суждено было воплотиться. В декабре 1941 года суровая русская зима и заново созданная Красная Армия смогли остановить продвижение гитлеровцев в ближних пригородах Москвы, а катастрофа под Сталинградом, разразившаяся в конце 1942 года, заставила фашистское руководство отказаться от планов захвата Кавказа и Закавказья. Были созданы только два рейхс-комиссариата — «Остланд» и «Украина», которые контролировали часть предполагавшейся территории. Остальная оккупированная территория Советского Союза осталась в ведении армейской администрации. Вермахту пришлось вести войну и на фронте и в тылу.

Партизаны и каратели

Литовский батальон «Шума» на земляных работах. Обратите внимание на смесь литовской армейской и немецкой полицейской униформы.

Ожидавшие быстрой и решительной победы немцы не готовили свою армию к выполнению оккупационных функций в России. Когда же потребность в оккупационных войсках стала очевидной, для этого было решено использовать резервные части, поскольку боевые дивизии находились на фронте. Начиная с марта 1941 года было сформировано девять (в дальнейшем 14) дивизий (52, 201,203, 207,213,221, 281,285,286, 390,391, 403, 444 и 454). укомплектованных резервистами средних возрастов. В каждой дивизии было по два полка внутренних войск, «восточный батальон» и батальон немецкой полиции. На западе Украины действовал венгерский оккупационный корпус, насчитывавший пять (в дальнейшем 14) дивизий. На юге Украины оккупационные функции выполняли румынские и словацкие части.

Разумеется, эти наспех созданные формирования не смогли сдержать роста партизанского движения, поэтому в 1942 году к ним присоединились пять резервных дивизий (141, 143, 147, 151 и 153). Эти дивизии укомплектовывались необученными призывниками, которые проходили военную подготовку, ведя борьбу с партизанами. Затем к этим силам добавили семь учебных дивизий (52, 154, 381, 382, 388, 390 и 391), личный состав которых уже был достаточно обучен. Но сил все равно не хватало, поэтому при необходимости к антипартизанским операциям привлекались 18-летние юнцы, отбывавшие полугодичную трудовую повинность в рядах Reicharbeitsdienst.

В июне 1942 года немецкие полицейские батальоны были сведены в моторизованные полицейские полки (в феврале 1943 года превращенные в полицейские полки СС). В каждом полку было по три-четыре батальона, а также роты связи, бронеавтомобилей и истребителей танков. 14 полицейских полков служсило в России (2, б, 9-11,13–17,22,24,26 и 38). Семь полицейских стрелковых полков было укомплектовано как немцами, так и русскими (31, 33–38).

Служба безопасности (СД) Гейдриха (Heydrich) сформировала четыре действующие группы (Einsatzgruppen A-D). Каждая группа насчитывала около 1000 человек, была укомплектована кадрами СД и дополнена немецкими и русскими полицейскими, а также эсэсовцами. Каждая группа подразделялась на несколько айнзатцкоманд. Эти команды печально прославились своей жестокостью.

Партизаны и каратели

1: Virsserzants, латвийский батальон «Schuma», 1941 год

После того, как в 1940 году Красная Армия заняла территорию прибалтийских республик, их национальные армии были включены в состав РККА «как есть», была даже сохранена прежняя униформа, заменили лишь знаки различия. После прихода немцев, многие солдаты армий Эстонии, Латвии и Литвы поступили на службу в батальоны «Schuma». Первое время «Schuma «представляла собой пеструю смесь полиции, сил самообороны и националистического ополчения. Стандартной униформы не предусматривалось. Изображенный на рисунке старший сержант носит униформу латвийской армии со стандартными знаками различия. На пилотке литовская армейская кокарда, подобную эмблему в дальнейшем носили латыши из латвийской дивизии СС. Петлицы и кант на кителе малинового цвета (пехота). Цветом артиллерии был темно-синий, а кавалерии — желтый. Офицерский китель застегивался на шесть пуговиц и имел манжеты типа «френч». Некоторые латыши из «Schuma» носили чешские каски, вместо немецких касок образца 1916 года.

2: Korporal, украинские батальоны «Schuma», 1942 год

В 1942году немцы наконец-то взялись обеспечить батальоны «Schuma» единой униформой, тем более, что армейские «восточные батальоны «уже получили стандартную серую униформу. Полицейские получили лишнюю униформу общей СС, хотя многие прибалты продолжали носить свою довоенную униформу. Броская униформа хорошо подходила для обычных полицейских обязанностей. Устав требовал, чтобы с униформы были спороты все знаки различия СС, а манжеты, лацканы, погоны, клапаны карманов отделаны зеленой тканью. Кокарда на головном уборе не регламентировалась, поэтому украинцы носили традиционный «трезуб», а прибалты — старые армейские кокарды. В мае 1942 года на униформе появились знаки различия, унтер-офицеры носили их на левом предплечье.

Schutzmann нет

Unterkorporal серебряная планка

Vizekorporal серебряные шеврон и планка

Korporalсеребряные шеврон и две планки

Vizefeldwebel шеврон и три планки

Kompaniefeldwebel шеврон и четыре планки

Офицеры носили стандартные немецкие полицейские погоны:

Zugfuehrer (Leutnant — в Прибалтике) Oberzugfuehrer (Oberleutnant)

Kompaniefuehrer (Hauptmann) Bataillonsfuehrer (Major) Bataillonsfuehrer mit dem Range eines Oberstleutnants (Oberstleutnant) плоский серебряный погон погон с одной золотой «шишечкой» погон с двумя золотыми «шишечками» витой серебряный погон плетеный погон с одной золотой «шишечкой»

3: Korporal, украинские батальоны «Schuma», 1943 год

По мере нарастания партизанского сопротивления яркую униформу признали непрактичной, особенно в полевых условиях. Поэтому в 1942 году в полицейские части «Schuma «начла поступать полевая униформа. Вероятнее всего это была серая армейская униформа, а на рисунке изображена полицейская униформа, имеющая зеленоватый оттенок. В 1943 году зеленоватая униформа стала единой для всех немецких полицейских частей. На кокарде цветной нитью (цветрода войск) по темно-зеленой подкладке вышита свастика и венок. Нарукавная нашивка та же по стилю, но гораздо крупнее. Кроме того, на нарукавной нашивке имеется надпись: «Treu-Tapfer-Gehorsam «(«Верность — Храбрость — Послушание»). Вдоль края темно-зеленых погон (для рядовых и унтер-офицеров) проходил кант цвета службы, кроме того, на погоне алюминиевой нитью была вышита свастика. Цветом службы для городской Einzeldienst был светло-зеленой, для сельской Einzeldienst — оранжевый, а для Feuerschutzmannschaft — малиновый. Эти цвета совпадали с цветами немецкой городской полиции (Schutzpolizei), полевой жандармерии (Feldgendarmerie) и пожарной службы (Feuerschutzpolizei). Co временем ношение канта отменили и весь личный состав батальонов «Schuma» носил черные погоны с серо-зеленой вышивкой. Офицеры вместо цветного канта носили нарукавные нашивки с эмблемой службы, выполненные алюминиевой проволокой. На новой униформе продолжали носить старые знаки различия (планки и шевроны), однако полицейский, изображенный на рисунке, носит знаки различия в петлицах. Подобные знаки различия не определялись уставом, однако они очень похожи на знаки, введенные в армейских «восточных батальонах», «восточных легионах» и других подобных формированиях. Хотя образцы подобных знаков различия опубликованы, известна только одна фотография, доказывающая, что эти знаки использовали на практике. Может быть, подобные знаки использовались только в одной части. (Нарисунке замечена ошибка: правая петлица должна также нести серебристый галун вдоль передней и нижней кромки.) организовывая массовые убийства евреев, советских руководителей и других «нежелательных лиц».

Хотя Советский Союз имел богатый исторический опыт ведения партизанской войны, Сталин был против организации партизанского движения, считая это пораженчеством, а также опасаясь народного восстания. Тем не менее перед войной в рядах НКВД были сформированы небольшие по численности подрывные батальоны, однако личный состав этих батальонов нес караульную службу и не был подготовлен к проведению диверсионных операций. 3 июля, спустя 11 дней после начала войны, Сталин в радиообращении призвал народ начать партизанскую войну и формировать партизанские отряды на всех оккупированных территориях. Обычно такие отряды насчитывали от 200 до 1000 человек мужчин и женщин, отставших солдат, беглецов из концлагерей, милиционеров, комсомольских и партийных активистов и некоторого числа крестьян и рабочих. Члены ВКП(б), которым грозил неминуемый расстрел, составляли до 40 процентов от числа партизан. Однако партизанское движение возглавила не партия, а армия.

Предложенная Сталиным территориальная система формирования партизанских отрядов оказалась малоэффективной. Например в Прибалтике, где антисоветские настроения были почти повсеместными, сформировать партизанские отряды так и не удалось. На Украине, где был силен национализм, а также практически отсутствовали леса, партизанское движение тоже не обрело должного размаха. Большую мощь партизанское движение обрело в центральной России, Ленинградской области и особенно в Белоруссии, где население симпатизировало советской власти, а густые леса и непроходимые болота были идеальным местом для ведения партизанской войны. Более 80 % партизан действовали именно там. Первое время действия партизан были сравнимы с комариными укусами. К декабрю 1941 года многие из первых партизанских отрядов, даже из числа созданных на базе подрывных батальонов НКВД или были разгромлены или самораспустились. Зимой 1941/42 года действовало всего около 30000 плохо вооруженных и оснащенных партизан.

Партизаны и каратели

Литовский полевой батальон «Шума». Солдаты носят смешанную униформу. У некоторых на голове черные пилотки батальонов «Шума», но большинство сохранило литовские армейские фуражки.

Но в 1942 году партизанское движение начало резко набирать обороты. В тыл противника было направлено большое количество отрядов регулярной армии, которые или просачивались через линию фронта или забрасывались на парашютах. Это вливание повысило боеспособность уцелевших отрядов. Командование Красной Армии наладило регулярное снабжение партизан по воздуху и из секретных хранилищ, в то время как немецкие оккупационные войска были крайне скудно оснащены. Действия партизан становились все более и более успешными, поэтому на борьбу с ними немцы направили части стран-сателлитов, в первую очередь Словакии. К весне 1942 года выделилось три типа партизанских отрядов. Лучшими из них были военные отряды, возглавляемые кадровыми офицерами и укомплектованные солдатами регулярной армии. Далее шли гражданские или нерегулярные отряды, руководимые комиссарами и коммунистами, на их боеспособности серьезно сказывалось отсутствие боевого опыта. Наконец отряды самообороны представляли собой зачаточные формирования, призванные защитить жителей сел. Эти отряды состояли из ополченцев и не могли эффективно бороться с противником.

30 мая 1942 года в Москве был сформирован Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), возглавляемый армейскими командирами, но находящийся под пристальным партийным контролем. Партизанские штабы были сформированы при каждом фронте. В подчинении штаба фронта находились местное командование партизанским движением. Каждое местное командование располагало силами, численность которых равнялась примерно бригаде (около 1000 человек). Эти отряды так и назывались бригадами, но не имели номера. Бригады были основными тактическими формированиями партизан. Бригаду возглавляли командир и комиссар. В состав бригад входили штабная рота (с отделением НКВД), рота поддержки численностью до 400 человек (обычно первоначальный отряд) и три стрелковые роты численностью до 100 человек, состоявшие из двух-трех взводов.

Партизаны и каратели

Минск, начало 1944 года. Полицейский из батальона «Шума» носит стандартную униформу, но без кокарды на пилотке. Справа стоят два офицера белорусского отделения «Гитлер Югенд».

В партизаны принимали всех, часто проводились насильственные призывы среди местного населения, так что бригады на 60 % были укомплектованы крестьянами, а остальную часть составляли военные. К декабрю 1942 года в составе партизанских бригад было уже 130000 человек. Партизаны контролировали большие территории в тылу противника и были вооружены пулеметами, противотанковым оружием и даже танками из числа брошенных при отступлении советских машин. В брянских лесах партизаны оборудовали аэродром, с которого действовали несколько партизанских самолетов. Основные силы партизанского движения были собраны в Центральной России. В августе 1942 года была предпринята попытка провести партизанские рейды на Украине, но она завершилась неудачей.

К 1943 году на оккупированной территории возникло несколько партизанских краев, полностью контролируемых партизанами. Была объявлена амнистия националистам, перешедшим на сторону партизан, поэтому к 1944 году многие отряды насчитывали до 20 % амнистированных. Хорошая связь с Москвой позволила партизанам наладить взаимодействие с советскими ВВС. К январю 1944 года численность партизанских отрядов достигла 200000 человек. Однако история партизанского движения близилась к концу. По мере освобождения оккупированных территорий партизаны переходили на службу в ряды регулярной армии. Постепенно партизанское движение сошло на нет, без того драматизма, что имел место на Балканах.


Польша | Партизаны и каратели | Антипартизанские формирования