home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Часть 6

— Нужно было просто поставить галочки в накладной, и не было бы этой проблемы.

— Я об этом не знал и я здесь один, а вкалываю за четверых и не могу везде всё контролировать.

— Значит, ты сам виноват, а мы стали предателями.

— Думать нужно, когда продаёте и кому продаёте, а не просто взял и продал, кому попало.

— У нас свои инструкции и правила и не тебе решать, как нам действовать.

— Вот у себя там и действуйте по вашим инструкциям, а я здесь сижу в полном окружении. Помощи от вас нет, только мешаете.

— Я понял тебя.

— Зато я не понял вас.

Он отключился, а я задумался. Перегнул палку конечно.

— Зря ты так с ним — сказала Мила

— С кем из них.

— С обоими. У тебя будут проблемы.

— Не страшно как-то. Может, наконец, снимут с командования, я буду только рад. Достало меня всё. Стараешься, захватываешь, ремонтируешь, а они берут и продают. Это натуральные вредители.

Экран снова включился и на нём появился вице-адмирал. Он услышал конец моей фразы.

— Кто вредители у тебя?

— Финансисты. Кто ещё? Взяли и продали мой флагман.

— Видел я твой разговор.

— Только не говори, что я не прав.

— Ты сам виноват. Нужно было галочки проставить тогда и они не смогли ничего продавать.

— Прямо сейчас и проставлю.

Нашёл накладную и проставил напротив всех позиций галочки, после чего заверил нейросетью и отправил искину. Вице-адмирал тут же её получил и быстро просмотрел.

— Зачем тебе сеялки понадобились?

— Пускай будут, я придумаю для чего их использовать. Например, высажу оранжерею на станции.

— А потом что с ними будешь делать?

— Высажу вторую.

— Понял принцип. Ты решил превратить станцию в оранжерею.

— Примерно так. Теперь они ничего не продадут?

— Надеюсь на это.

— Посмотрим.

— Когда закончишь с оранжереями, что с ними будешь делать?

— Сделаю из них боевые ударные сеялки для обороны станции.

Здесь я понял, что он параллельно общается с финансистами.

— Слушай, а может, снимешь с них свои галочки?

— Ни за что, это будет моя основная защита вместо крейсера.

— Тогда я приказываю тебе как командиру станции снять галочки.

— Слушаюсь.

Снял галочки как командир станции и тут же проставил их как главный инженер. После чего послал сообщение. Нилазу чтобы он проставил тоже все галочки в накладной. Мой приказ он выполнил быстро. Вообще в накладной уже стояло много галочек от разных служб. Даже разведка флота отметилась в ней, поставив отметку напротив курьерского кораблика.

— Ваше приказание выполнено.

— Так-так — произнёс он, видимо просмотрев накладную.

— Зачем главному инженеру и старшему технику понадобились сеялки?

— Они готовятся приступить к высадке оранжереи и сада. Я вчера даже фруктов привёз для этого.

— Понятно.

— Так и передайте им, пока мне мой флагман не вернут. Не видать им сеялок как своих ушей. У меня на станции ещё много разных служб есть.

— Сами договаривайтесь. Ты мне лучше скажи, зачем ты их оскорбил? Предателями назвал.

— Кто они ещё? Им дай волю, они и флагман флота продадут.

— Эти могут, но тебе никто не давал права их оскорблять и называть изменниками.

— Они изменники и есть. Занимаются ослаблением моей боевой мощи.

— Ты сказал, что готов выдвинуть им официальное обвинение.

— Я ещё подумаю что делать.

— Ты заявлял, что они изменники?

— Заявлял.

— На каком основании ты сделал такое заявление?

— Думаю что или у них или в СБ сидит предатель.

— Какие у тебя есть доказательства этому?

— У меня? Не моя работа что-то доказывать, как и ловить шпионов. У меня своей хватает.

— Тогда почему ты так утверждаешь?

— Сказал же что это мои соображения.

— На чём они основаны? Почему именно они причастны, а не скажем складские?

Экран разделился и на второй половинке появился начальник СБ.

— Мне вот тоже интересно стало, откуда такие соображения.

Здесь я понял что проболтался. Кто меня только за язык тянул. Экстренно пытался придумать хоть какую-то правдоподобную версию.

— Что молчишь?

— Думаю.

— Выкладывай, что у тебя есть! Я же вижу, что у тебя что-то есть и ты это скрываешь от меня.

— Хорошо. Только заявляю сразу, Док здесь не причём. Она сделала это, по-моему, личному приказу. Во всём виноват только я один.

— В чём ты виноват?

— Я приказал сделать ментокопирование пирата. Этого Лиса перед смертью.

— Успешно?

— Успешно. Она ничего не видела, и всё данные передала мне. После чего удалила все результаты.

— Так я думал, что непросто так ты отключал записи с камер наблюдения в медсекции.

— Что там было такого интересного, что ты утверждаешь что виноваты финансисты?

— Накладная, которую получил Лис гораздо раньше меня, ведь я её получил, только вернувшись сюда. В них итоговая сумма совпадала с точностью до креда.

— Очень интересно. Только не говори, что запись утеряна.

— Что мне за это будет?

— Если отдашь запись, считай что ничего.

— Под протокол?

— Под протокол.

— Тогда вот она, и достал из коммутатора пластинку с записью.

Правда, подрезал на ней самую концовку с его допросом. Не хотелось ещё Криса в это вмешивать.

— Ты что, вот так и носил её всё время с собой?

— Конечно, я просмотрел её там, а потом совсем забыл про неё.

— Зачем ты её сделал?

— Мне было нужно знать, когда к ним прилетит помощь.

— Узнал?

— Узнал.

— Мила девочка будь так добра зашифруй запись и вышли мне — сказал начальник СБ.

После этих его слов Мила отвернулась от экрана и скорчила очень забавную физиономию, как будто съела лимон и забрав у меня пластинку, вставила её в пульт управления. После чего начала манипуляции с пультом.

— Что ещё интересного можешь сказать по записи? — продолжил разговор начальник СБ.

— Что он вас водил за нос и был двойным агентом. Он работал в основном на СБ Авара, а не на вас. Они завербовали его раньше вас. Именно СБ Авара ему поставляло информацию впрочем как и вы.

— Это единственный экземпляр записи?

— Да, я не делал копий. Эту пластинку хотел тоже выкинуть в утилизатор.

— Почему не выкинул?

— Забыл. Закрутился. Работы много.

— Почему она такая большая?

— Там всё. Начиная с детских воспоминаний.

— Понятно.

В центре повисла тишина, все просматривали запись, а я думал, что мне делать. Надеюсь, теперь отстанут от меня с этими финансистами. Пришлось сдать запись, чтобы отстали. Там было много интересного для СБ. За запись я не переживал. Копию я ещё вчера сделал себе на нейросеть. От пластинки ещё вчера хотел избавиться, но напился и забыл. Плохо, что они наверняка проверят счета. Впрочем, пускай проверяют. Выяснить, кто закрыл счета, они вряд ли смогут. Впрочем, были и плюсы. Теперь можно смело раскодировать скафандр вопросов ко мне не будет. Первой подала голос Мила.

— Ой, какой он романтичный был.

— Ты что смотришь школьные годы?

— Да.

— Романтичный говоришь? Ты концовку записи посмотри там очень романтично.

— Вот урод. Это он что хотел тебя убить? Зачем ты так подставился?

— Ради девушки пришлось рискнуть. Ведь он сказал, что она флотская. Не соврал кстати. Она кстати, сейчас, здесь на станции.

— Ты ради неё рискнул?

— Там риска было не много. Мой дроид уже висел над ним. Мне было нужно только немного отвлечь его. Что я и сделал.

— Понятно.

— Ты посмотри, что он с ней делал и почему я ей стёр память.

Она несколько минут отсутствовала, просматривая запись, после чего спросила:

— Он точно мёртв?

— Точно.

— Жаль.

После чего просмотр продолжился. Если отец Милы просматривал не отрываясь то начальник СБ постоянно отвлекался. У обоих был живой интерес к записи. Мила тоже смотрела. Один я нервно ожидал, чем закончиться этот сеанс одновременного просмотра и какое мне будет наказание за эту запись. Наконец когда начальника СБ отвлекли в очередной раз он прекратил просмотр.

— Ну что проспорил? Говорил я тебе, что он что-то скрывает — сказал он после этого.

Вице-адмирал тоже оторвался от записи.

— Да проспорил. Кто мог подумать, что он до такого додумается. Это надо было сообразить и успеть, ментокопирование сделать. Рассказывай, что ещё припрятал? — обратился он ко мне.

— Больше ничего не прятал.

— Узнаю, накажу.

Только сейчас сообразил что мой начальник не начальник СБ, а вице-адмирал. Вот только он мне ничего не обещал под протокол.

— Говорю честно — больше ничего не прятал.

— Тогда иди, работай. Мила выкинь пластинку в утилизатор.

— Хорошо — сказала она, не отрываясь от просмотра.

Сам я побыстрее, вышел из командного центра. Похоже, гроза обошла меня стороной. Вот только я сильно ошибся. Как только зашёл в свой кабинет на экране снова появился начальник СБ флота.

— Что ещё?

— К тебе ещё есть вопросы.

— У меня больше ничего нет, и не надейтесь.

— Да говорят что есть. Вопросы к тебе у финансового контроля.

— Какие ещё вопросы?

— Финансовые.

— Что мстить решили? Так это я им должен мстить.

— Пока они только вопросы задают.

— Какие ещё вопросы?

— Куда пропали креды со счетов Лиса?

— Вопрос не по адресу.

— Почему?

— Спрашивайте у кого-то другого.

— Только ты знал номера счетов и коды доступа.

— Вот только я их не проверял и понятия не имею где креды с них. Думаю что этот вопрос нужно задавать СБ Авара. Он на них работал и думаю они знали о его счетах.

— Допустим, а как ты тогда оплатил пакет баз хакера? Только не говори, что взял кредит.

— Нет, конечно, я ещё старый не выплатил. Вот они из-за чего возбудились. Расстрою их это совсем не причём. Это было наследство.

— Какое наследство? Только не говори, что прапрабабушка умерла и тебе его оставила.

— Почему не говори, если это так и есть.

— Может, ты тогда нас познакомишь?

— Как я вас могу познакомить, если она умерла, а я её похоронил?

— Сам?

— Конечно.

— О какой бабушке идёт речь? Ты дикий или уже нашёл дорогу обратно?

— Дорогу к сожалению не нашёл и даже не искал, а бабушка сидела вот в этом кабинете.

— Что это означает?

— Всё просто и как я сказал, это было наследство. В командирском сейфе мною было обнаружено три банковских чипа. На одном чипе и оказались креды в сумме триста тысяч. Именно они и были потрачены мною на покупку базы.

— Как ты узнал коды доступа к чипу?

— Они были на нём написаны. Можете сами в этом убедиться.

Открыл сейф и достал чип оттуда.

— Вот этот чип и коды доступа написаны на нём. Откуда он появился в сейфе я без понятия. Вопрос не ко мне, а к вам. Всё это мною было зафиксировано при помощи искина станции при вскрытии командирского сейфа. Можете проверить.

— Вижу. Сейчас приедет дроид и заберёт чип.

— Забирайте не жалко.

— Что на остальных чипах?

— Чистые не одной операции по ним не было.

— Ты что меня сегодня решил завалить работай?

— Ха, не мне же одному вкалывать за четверых.

— Тогда делись соображениями, откуда он мог появиться в сейфе?

— Этого я не знаю. Очень похоже на взятку, но вот за что не знаю. Мне СБ ограничило доступ к его делам.

— Тогда почему раньше ничего не сказал про креды.

— Что бы это изменило? Командиру уже всё равно, а я пустил креды на хорошее дело.

— Какие-то мысли у тебя есть, по этому поводу? Вы всё-таки работали вместе.

— Скажу честно, мы не ладили. Он почему-то сразу невзлюбил меня. Возможно, потому что меня навязали сверху. Мы виделись в живую всего два раза и оба раза не поладили. Он был постоянно какой-то нервный дерганый и срывался на меня и на Макса ни за что. Тогда я воспринимал это как личную неприязнь, а сейчас думаю, что это было не так.

— Почему?

— Что-то заставило его разрешить доступ на командный центр дроидам. Возможно, он ждал такой же чип, а вместо чипа прислали бомбу. Вот только это всё мои предположения не больше.

В кабинет заехал дроид. Забрал чип со стола и уехал. Он проводил его взглядом, а я вообще был удивлён.

— Как он сюда попал?

— Я разрешил доступ. Будут ещё сюрпризы? Вроде этих двух.

— Нет.

— Ты в командном центре тоже говорил, что всё рассказал.

— Всё рассказал, я ничего не скрываю.

— Посмотрим. Где креды?

— Какие креды?

— Со счетов Лиса.

— Понятия не имею, я не проверял счета. Можете проверить.

— Проверим. Лучше добровольно отдай всё что взял. Финансисты всё равно найдут.

— Пускай ищут я ничего не брал.

— Хорошо подумай, пока они не нашли.

— Пускай ищут я ничего не брал.

— Зачем тебе понадобились два аэробайка вчера?

— Ну, а это, какое отношение имеет к деньгам? Решил проверить, как на двух летать одновременно. Могу я захотеть такую прихоть?

— Можешь, но не сейчас.

— Это было не сейчас, а вчера и никакого отношения к этим делам не имеет. Официально заявляю, что я там был по своим личным делам.

— Так ты мне так не ответил, зачем тебе понадобились эти два аэробайка.

— Если отвечу, отстанете?

— Отстану.

— После разговора с клановыми, они установили слежку за мной. Мне пришлось бросить аэробайк и уйти пешком через дворы. После чего взял на стоянке другой аэробайк, чтобы добраться до космопорта.

— Мы проверим.

— Проверяйте. Только дайте мне поработать сегодня нормально.

— Сам всё устроил, а теперь дайте поработать?

— Я вам всё рассказал мне больше нечего добавить.

— Работай.

Было конечно очевидно, что это я забрал все денежки со счетов, но во-первых доказать они ничего не могут, а во-вторых это могло быть аварское СБ. Слабым местом было только если они раскопают что я купил три чипа вместе с фруктами. Была такая возможность, если оширец покупал их в банке и оплатил покупку со своего счёта. Тогда они быстро вычислят, кто их купил, и выйдут на него, а через него уже на меня. Вообще у каждого чипа был свой индивидуальный номер и наверняка в банке фиксируется кому, какой чип был продан. Успокаивало только одно, чипы внешне выглядели не новыми и оширец не пользовался личным счётом. Заплатил я ему на банковский чип. Больше меня не потревожили в этот день. Зато следующим днём не успел войти в кабинет как включился экран и появился Элл.

— Слушай, что ты натворил?

— Ничего вроде сегодня не успел натворить, а что случилось?

— У нас финансовый контроль как с цепи сорвался, копают под тебя. На счёт тебя сразу три запроса прислали.

— Пускай копают, готов им даже лопату выдать побольше. С ними я вчера поругался.

— Из-за чего?

— Эти уроды мой флагман продали, за это я их назвал предателями на службе у пиратов. Вот они и обиделись. Погорячился, конечно.

— Круто ты с ними.

— Ничего страшного им даже полезно. Пускай роют, сколько хотят. Всё равно ничего не нароют.

— Что у тебя с СБ?

— С ними не знаю что. Вроде вчера всё выяснили?

— Не знаю, тоже что-то роют.

— Странно, этих в этот раз я никуда не посылал. Всё честно им рассказал.

— До этого что посылал?

— Было дело. Я тебе говорил, что у меня с ними сложные отношения.

— Говорил. Ты меня держи в курсе, чем у тебя с ними дело закончиться.

— Буду держать.

Он отключился, но ненадолго. Экран снова включился и появился вице-адмирал.

Приготовился, что он опять орать будет, но он спокойно спросил.

— Чем занимаешься?

Это было крайне подозрительно.

— Работаю. Сейчас пойду работу дроидов проверять. Нужно новые задания им раздать.

— Как продвигаются работы по ремонту станции?

— Нормально, работаем.

— Скажи мне, когда ты челноки пассажирские починишь?

— Мы к их ремонту ещё не приступали. Все силы брошены на ремонт станции. Это в приоритете.

— Понимаю, но всё-таки когда?

— Как только освободятся техники, так обрежем их от корпуса станции и начнем ремонт.

— Надо бы начать побыстрее.

— Зачем? Не вижу пока никакой острой необходимости в этом.

— Есть такая необходимость.

— Не понимаю, а собственно в чём она заключается?

— Как тебе объяснить? В общем, у нас узнали, что у тебя есть бордель на станции и теперь тоже просят. Даже не просят, а требуют. Поэтому прекращай всё это дело и отправляй всех вниз на планету.

— Не проблема, завтра отправлю техников, пускай отрезают челноки от станции и перегоняют на верфи.

— Лучше ты сам займись этим вопросом.

— Они целые и не пострадали во время нападения, там нет для меня инженерной работы. Нужно только обшивку восстановить, а это работа техников.

— В общем, нужно будет побыстрее это сделать.

— Сделаем, куда деваться, придётся вас спасать.

— Слушай спасатель, сними ты это ограничение на сеялки.

— Пока мне не вернут мой флагман, не сниму!

— Ты ведь понимаешь, что он аварский и не может быть в составе флота?


Часть 5 | На границе империй. Том 3 | Часть 7