home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Рассвет

Генри нес Тею на руках, а впереди него торопливо шагала Фелинья, хлюпая носом и показывая дорогу, позади них были слышны отдаленные звуки битвы. Через несколько минут туннель вывел их к лестнице, ведущей на поверхность, поднявшись по той, они упёрлись в железную дверь и, с трудом открыв её, оказались на поверхности где-то в лесу. Осмотревшись, Фелинья спросила взволнованным голосом:

— Где мы? Далеко нам до города?

— Боюсь, до города она не дотянет, недалеко есть ручей, нужно добраться к нему до темноты, пойдём, — уверенно сказал чародей, посмотрев на эльфийку, её лицо было бледным, а дыхание прерывистым. Пройдя некоторое время по лесной местности, они вышли к небольшому ручью, положив Тею на землю, чародей велел Фелинье раздобыть хвороста для костра, а сам принялся осматривать рану. Наконечник стрелы глубоко застрял в плече, пока бывшая бандитка разводила костёр, Генри подготовил небольшой походный нож, промыл его в ручье, оторвал рукав у кафтана порезал его на длинные полоски ткани, после этого, осмотрев растительность рядом с ручьём, нарвал «околенника», специальной травы, которая используется знахарями в местных краях в качестве заживляющего средства, и, нагрев нож на костре, принялся аккуратно вытаскивать наконечник из раны, работа была очень сложная, так как он не знал до конца, отличается ли физиологическое строение сосудов и вен у эльфов и людей, а с учётом того, что Тея потеряла уже достаточно крови, ошибиться было нельзя, во время того, как Генри доставал стрелу, Фелинья сидела у костра, обняв руками колени, и, кажется, тихо плакала. Во время операции, эльфийка в сознание не приходила, только стонала от боли каждый раз, когда чародей пытался вытащить наконечник. Когда наконечник, наконец, был у него в руках, он отрезал небольшую часть волос эльфийки и принялся плести из них нитку, благо жители Риона часто носили с собой небольшую иглу, чтобы в случае чего, иметь возможность зашить рваную одежду. После этого он обработал рану околенником, предварительно пережевав его во рту и превратив в подобие зелёной мази, зашив рану, он наложил повязку из подготовленной ткани и уставший сел рядом у костра. У эльфийки поднялся жар, но она была жива.

— Что теперь будет с ними? — заплаканным голосом проговорила Фелинья, уставившись на него, её лицо было мокрым от слёз.

— Возможно, отступники возьмут их живыми и будут просить выкуп, им нужен вот этот меч, — сказал он, показывая взглядом на Озерус, что лежал рядом с костром в ножнах.

— А если они не возьмут их в плен? — спросила она, почти зарыдав на последнем слове.

— Кац и Гобол — хорошие бойцы, я видел это на стене Бейсдона, когда мы сражались вместе против армии короля Нела, их не так-то просто убить, не хорони их раньше времени, мы ушли не так далеко от выхода, и они точно будут нас искать, сначала они прочешут местность прямиком до города, а после будут искать по округе, но до утра у нас есть время поспать и набраться сил, я очень и очень устал, — сказал чародей и лег на землю рядом с эльфийкой, Тею бросило в жар, и она начала дрожать и бредить, тогда чародей обнял её и уснул.

Утром он резко поднялся и огляделся, костёр потух, а Фелиньи не было видно, чародей осмотрел эльфийку, жар немного спал, но в сознание она так и не пришла, рана выглядела получше, и Генри был рад, что она не загноилась и что операция прошла успешно. Попробовав поискать Фелинью, он, не обнаружив её поблизости, вернулся к эльфийке и вдруг понял, что не видит, где лежит Озерус. Обыскав всё, что только можно, он вдруг осознал факт кражи и побега бандитки, сел у потухшего костра, взявшись руками за голову.

— Это же нужно было быть таким дураком! Как можно было поверить той, которая раньше грабила и убивала.

Он стал думать, что делать дальше, с раненой эльфийкой далеко не уйдёшь, сражаться без меча долго не выйдет, так как он слишком ослаб после последнего использования Озеруса, посмотрев на эльфийку, чародей понял, что другого выхода нет и, взяв небольшой деревянный прутик, стал чертить круг. Через некоторое время, закончив, он сел рядом с Теей, взяв её за руку, начал читать заклинание для начала перемещения, когда заклинание было прочитано, пространство за пределами круга исчезло, и они остались в полной тишине и темноте. Эльфийка продолжала бредить, но, сколько Генри не вслушивался, понять, что она говорит, у него не получалось. Чародей ждал, когда явится тот, кто обычно собирает плату за переход, но ничего не происходило, тьма вокруг не менялась, Генри продолжал ждать.

Вдруг тьма расступилась, и они оказались в комнате эльфийского замка в гиблых землях, сначала чародей не поверил и ещё некоторое время не переступал черту круга, прислушиваясь к окружающей среде, но ничего, кроме пения птиц, слышно не было. Немного погодя, он вышел за круг и осмотрелся, не до конца веря в происходящее, они действительно были в замке, и они были живы. Генри быстро перенёс Тею на кровать в спальню, лихорадка её не отпускала, и она продолжала бредить. В сундуке он нашёл много тряпок, намочив одну из них, он приложил её ко лбу эльфийки и сидел рядом с ней, держа её за руку, пока не стемнело, и он не уснул.

Проснулся чародей от того, что кто-то гладил его по щеке. Открыв глаза, он увидел, что Тея проснулась и, слабо улыбаясь, смотрела на него.


— Ты, наконец, очнулась, — радостно проговорил он, сжимая её ладонь.

— Да, а что случилось и где все? — вдруг спросила она, и Генри замялся, а после ответил:

— Мы тут одни, Кац и Гобол остались в поздемелье, когда ты потеряла сознание, чтобы задержать тёмных рыцарей, а Фелинья пошла с нами, чтобы показать дорогу на поверхность.

Некоторое время она обдумывала услышанное, после снова спросила:

— А где Фелинья?

Генри молчал, обдумывая, стоит ли ему отвечать, но вскоре сказал:

— Когда я донёс тебя до ручья, недалеко от Бейдона, я вытащил стрелу и зашил рану, после чего мы уснули, утром я не нашёл ни Фелинью, ни Озеруса.

— Она украла его и сбежала? Но зачем?

— Видимо, подумала, что за то, что она вернёт им меч, они отдадут ей Каца, хорошо, что я не рассказал ей, что пока я жив, этот меч в чужих руках бесполезен, иначе, я думаю, что мы бы проснулись от того, что нам перерезают горло.

Повисла тишина, Тея обдумывала сказанное. Генри в это время сходил на кухню и принёс миску с мясным бульоном.

— Тебе нужно поесть, ты потеряла много крови, и тебя лихорадило, чтобы восстановиться потребуется время и силы.

Поняв, что сама она есть не в состоянии, он покормил её, а после они продолжили разговор.

— Генри, нам нужно вернуть Озерус и спасти их, — наконец, сказала Тея, закончив трапезу.

— Я думаю, что в лучшем случае они мертвы, — спокойно сказал он, смотря ей в глаза.

— С чего ты так решил?

— Если они получили меч, пленники им больше не нужны, а содержать их просто не имеет смысла, какими бы хорошими солдатами они не были, отступников слишком много, к тому же они не маги и не смогли бы защититься даже от самого простого заклинания.

— Да, но пока ты жив, меч бесполезен, и они не смогут его использовать, а без них им тебя не найти, поэтому я думаю, что они живы, защитники хаоса не настолько глупы, чтобы убивать их.

— Отлично, сначала у них было два заложника, а теперь целых три, и ты чуть не погибла! — ворчливо проговорил чародей, снова садясь на стул у её кровати.

— Погоди, а как мы тут оказались? Ты снова использовал круг?

— Да, выбора не было, далеко уйти, пока ты без сознания, не получилось бы, поэтому пришлось рискнуть.

— И что ты заплатил за перемещение?

— Ничего, оплаты не было.

— Что? Ты врёшь, это невозможно! Ты ведь читал результаты опытов Зака и знал про других, — воскликнула Тея, внимательно смотря ему в глаза.

— Да, я сам удивился, но это так.

— Это очень странно Генри, но могу сказать, что сейчас нам нужно думать о том, что делать дальше, и идея у меня есть.

— Какая же? — удивлённо спросил чародей.

— Мы обратимся в ОСЧ.

Леон, как обычно сидел в своей библиотеке в одном из подземелий Бейсдона и аккуратно переносил на бумагу свежие отчёты магов-исследователей, в дверь постучали два раза, старый чародей поднялся со стула, отложил чернила с пером и пошёл встречать гостей. Открыв дверь и увидев знакомое лицо, он протянул руку, и гость приветливо пожал её, они прошли в комнату, и сели за стол друг напротив друга.

— А я только о тебе вспоминал, Генри! — сказал Леон, разливая чай из кувшина по небольшим чашкам.

— Мысли материальны, Хранитель, — ответил чародей, взяв в руки чай.

— Тебе наверняка есть, что мне рассказать, я ведь прав?

— Да, ты прав, Леон, но я пришёл не только доложить о ходе исследования, но и пришёл за помощью.

Следующие несколько часов Генри рассказывал обо всём, что приключилось с ним за последнее время, ничего не утаив и не упустив. По ходу рассказа Леон становился всё серьёзнее, а лицо его хмурилось, как будто он задумывался о чём-то сложном и не до конца ему понятном. После того, как юный чародей договорил, некоторое время они сидели в тишине, допивая чай, прервал молчание Леон:

— Мда, ситуация не из самых приятных. Но ты ведь жив, и, думаю, что твои друзья тоже, но теперь ОСЧ поможет тебе Генри, а взамен ты тоже окажешь нам услугу.

— И что вы хотите? — прищурившись, спросил Генри, вглядываясь в лицо Леона.

— Ты подпишешь контракт на пожизненную службу в ОСЧ, это гарантирует тебе безопасность со стороны касты магов Риона, мы не будем убивать тебя, чтобы завладеть силой Озеруса, а взамен, ты до конца своей жизни, сколько бы она не продлилась, будешь работать на нас. И выполнять наши указания.

— Думаю, что выбора у меня нет, верно? — спокойно ответил Генри на предложение Хранителя.

— О да, ты прав, выбора у тебя нет, — мило улыбнувшись, ответил Леон.

— Хорошо, но сначала нужно спасти моих друзей и вернуть меч.


— Да, ты прав, нам нужно торопиться, пока Озерус находится в подвалах Бейдона, нужно действовать сейчас. Ты должен чувствовать связь с ним и будешь сопровождать наш ударный отряд, пойдём, я познакомлю тебя с нашими разведчиками.

— С кем? — переспросил Генри, вставая со стула и следуя за стариком.

— У ОСЧ есть отряд лазутчиков, которые собирают необходимую информацию по всему Риону о наших врагах и недоброжелателях, это самые сильные маги Риона, некоторых из них ты мог заметить во время битвы за стены Бейсдона.

Они вошли в узкий туннель, освещённый факелами, висящими на стенах, пройдя по нему некоторое время, они упёрлись в дверь, которая вела в огромное помещение, где было множество столов, и оно напоминало общую столовую. За одним из прямоугольных деревянных столов, сделанных без каких-либо узоров и излишеств, сидело три человека, два мужчины и женщина, это было понятно только по длине волос и фигуре, поскольку все лица были скрыты масками, и действительно, женщину, сидящую в лисьей маске, он узнал, он видел, как она сражалась на стене города кузнецов. Мужчины были среднего телосложения, лицо одного скрывала маска медведя, а второго маска — ворона. Увидев Леона и Генри, они поднялись и кивками поприветствовали их.

— Знакомься Генри, это Лиса, Ворон и Медведь, имена мы не разглашаем, чтобы скрыть их личности, поскольку их работа не позволяет им доверять кому бы то не было. Они будут сопровождать тебя в подземелье.

— Вы хотите сказать, что знали, что я приду к вам за помощью? — немного удивившись, спросил чародей, переводя взгляд с лазутчиков на Леона.

— Конечно, знали, мы знаем всё, что происходит на континенте, это наша работа, — вдруг встрял в разговор чародей в медвежьей маске с грубым голосом.

— Думаете, их будет достаточно для того, чтобы справиться с отступниками? — недоверчиво проговорил Генри, садясь за стол, остальные последовали его примеру.

— Да, в этот раз защитники хаоса подготовятся лучше к вашему визиту, но эти трое, лучшие из лучших, если мы приведём большую армию, это будет заметно, и отступники сбегут, а небольшой отряд не вызовет подозрений.

— Тебе повезло, что в тот день, когда ты пошёл в подземелье за своими друзьями, мы наткнулись на отступников-магов недалеко от города и отвлекли их внимание на себя, поэтому вы встретились только с тёмными рыцарями, а не с самими отступниками, — спокойно объяснила Генри женщина в маске лисы, её голос был мягким и приятным.

— В этот раз, нас будут ждать более подготовленные маги, поэтому ты будешь только показывать дорогу, не мешаясь у нас под ногами, и если будешь слушать нас, мы вытащим меч и твоих друзей, ты понял, парень? — встрял в разговор человек с маской ворона, его голос был низким и тихим по сравнению с голосами остальных.

— И ещё, Генри, ты уже два раза использовал круг без платы, я ведь правильно понял? — вдруг спросил Хранитель, переводя тему. Генри, немного замявшись, ответил.


— Да, верно, несколько последних перемещений обошлись без использования платы.

— Но ведь это невозможно! Он лжёт! — возразил Медведь, повышая голос. Хранитель поднял руку, призывая к спокойствию.

— То, что такого не было ранее, не значит, что это невозможно, но вызывает больше вопросов, чем ответов, и нуждается в последующем изучении, именно поэтому этот молодой человек так важен для нас, и я попрошу оберегать его в этой непростой миссии.

— Теперь ясно, почему его оставили в живых, — хмыкнув, сказала Лиса. Генри вздрогнул, услышав это, и спросил:

— И какой у нас план?

— Вы спуститесь в подземелье, и ты попробуешь пойти на зов меча, а они будут тебя сопровождать, как только меч и твои спутники будут найдены, лазутчики вытащат вас оттуда живыми и невредимыми, по возможности, конечно, — ответил Леон, приветливо улыбаясь. Через некоторое время собравшись, отряд стоял у огромных ворот, ведущих в подземелье. Хранитель раздал всем чёрные плащи с огромными капюшонами, скрывавшими лица и фигуры. На деревянных воротах был высечен человеческий череп. Библиотекарь произнёс заклинание, и ворота начали открываться, за ними Генри увидел тёмный туннель, расположенный под наклоном и уводящий глубоко под землю. Отряд выдвинулся, идя по нему не спеша и прислушиваясь к звукам вокруг.


— Подземелья Бесдона ещё не до конца были исследованы, они настолько огромны, что в них терялось множество людей, магов, гномов и даже эльфов, не вздумай отходить от нас, к тому же, отступники любят обустраивать в них ловушки, которые убьют тебя быстрее, чем ты успеешь сотворить заклинание, понял? — спросила Лиса, идя рядом с ним и освещая дорогу факелом. Генри утвердительно кивнул.

— Ну, показывай, куда нам идти, ты должен чувствовать Озерус, прислушайся к своим ощущениям, — проговорил Медведь басом, останавливаясь. Генри закрыл глаза и прислушался, сначала он ничего не почувствовал, а потом понял, что его тянет куда-то в сторону от основного туннеля, как будто неведомая сила зовёт его пойти к ней. Открыв глаза, чародей вытянул руку и сказал.

— Нам нужно туда, я чувствую, что он где-то в той стороне.

Отряд двинулся дальше, время от времени на их пути встречались развилки, и Генри всегда сразу определял, какую дорогу им выбрать, туннель никак не менялся, хотя они и спускались всё глубже, единственное отличие, которое подметил для себя молодой чародей, с каждым новым поворотом становилось всё холоднее. Они продолжали продвижение, пока вдруг туннель не уперся в обрыв. Подойдя к его краю, чтобы посмотреть насколько обрыв глубокий, отряд разделился, Генри, Лиса и Медведь подошли к обрыву и заглянули в него, тогда Медведь сказал:

— Ну что, путеводитель, и куда ты нас привёл? Перебраться тут не получится, нужно поворачивать назад.


В следующий момент всех троих вдруг настигла огромная волна воздуха, которая заставила их потерять равновесие, и все втроем они соскользнули с края обрыва, прямиком в темноту.


Глава 15 Подземелья Бейсдона | Странник | Глава 17 Черные рыцари