home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27


На третьем ярусе шёл дождь с градом. Серое небо низко висело над скрюченными деревьями, росшими вокруг поляны, на которой стояло девять полотняных шатров, со всех сторон продуваемых сильными ветрами: ткань трепетала и хлопала так, что казалось, вот-вот порвётся, и лоскуты полетят прочь.

— Жду вас через семь минут, — объявил коротышка. Его рыжие вихры намокли и прилипли к неровному черепу. — Надеюсь, большинство останется гнить под этим мерзким дождиком, а сюда вернётся не больше пяти человек. А то ведь мана штука ценная, на всех не хватает.


Третий раунд!

Время: 7 минут.


— Какая мана? — спросил я.

Коротышка прищурился.

— А ты не знаешь?

— Зачем бы я иначе спрашивал?

— Думаю, тебе она всё равно не достанется, — провожатый растянул губы в фальшивой улыбке, продемонстрировав крупные жёлтые зубы.

Участники тем временем распределились по шатрам. Решив не продолжать дискуссию с коротышкой, я вошёл в оставшийся. Внутри было так же мерзко, как и снаружи. За пластиковым столом сидел мутант с тремя собачьими головами. Они располагались в ряд между могучих плеч. Огромный живот лежал на коленях, как наполненный водой бурдюк. Пахло в палатке псиной и гнилыми апельсинами, хотя фруктов я нигде не заметил.

— Меня зовут Кербер, — сказало существо. — Хочешь перекусить? — он провёл когтистой лапой над столом, и на нём появились две здоровенные вазы со сладостями. — Что может быть лучше хорошей жрачки?

— Спасибо, я не ем сладкое. Надо следить за фигурой.

— Окорок? Фаршированный перепёлками, которые, в свою очередь, набиты клюквой?

— Нет, жирное плохо влияет на сосуды.

— Тогда бросай кости, — Кербер протянул мне игральные кубики.

— Знаешь, что напоминает это место? — обратился ко мне Виллафрид. — Я имею в виду всю башню.

— Ты удивишься, но да.

— Порази меня.

— Ад.

— Браво, мой друг!

— Я тоже читал книжки. Откуда, по-твоему, я взял свою кличку?

— Орфей? Да, явно не с потолка.

— Вот-вот.

— Сейчас мы на третьем круге, где истязают чревоугодников.

— Кого?

— Обжор.

— Ясно. То-то наш крупье такой упитанный.

— Бросай, — напомнил Кербер. — Время не резиновое.

Я потряс кубики и раскрыл ладонь. Кости покатились по столу, ударились о вазу и замерли.

— Пять и три.

В лапах Кербера появилась колода. Он отсчитал восемь карт. На следующей оказался изображён мощный мужчина с нехилым брюхом и кучей крупных перстней на пальцах.

— Этот человек родился через левое ухо матери, — проговорил Кербер. — Являлся великаном. Как его имя?

— Это что, интеллектуальная викторина? — не выдержал я. — Люди приходят в ночной клуб, чтобы сыграть вот в это?

Кербер развёл когтистыми лапами.

— А больше негде. Либо сюда, либо разгадывать кроссворды. Но за них не получишь ману. У тебя, кстати, семь минут.

— Есть идеи? — спросил Виллафрид.

— Никаких.

— А говорил, что книги читал.

— Не систематически. Вообще-то, я медици…

— Чего замолчал? Медицинский закончил?

Я мысленно чертыхнулся. Виллафрид рассмеялся.

— И на старуху бывает проруха. Не беспокойся, мне нет никакого смысла выяснять, кто ты на самом деле.

И всё же, я был расстроен. Хакер не должен даже намекать на то, кем он является в реальной жизни. Никаких подсказок, которые могли бы сузить круг поиска. Слишком многие хотели бы поквитаться с нами.

Впрочем, переживал я недолго: почти сразу вспомнил, что голос в моей голове принадлежит всего лишь цифровому образу, который ничего никому не разболтает. Потому что я сотру его, едва закончив задание.

— Ладно, не будем тянуть резину, — сказал Виллафрид. — Этот человек — литературный персонаж. Его зовут Гаргантюа.

— Мне это не повторить даже.

— Гаргантюа. Соберись. Я уверен, ты справишься.

Я выговорил странное имя, и Кербер тут же разделил колоду на три части и засунул их себе в пасти. Подвигав челюстями, он звучно рыгнул.

— Поздравляю. Ты успешно прошёл третий раунд. Не хочешь перекусить на дорожку? Нет? Ну, и чёрт с тобой. Можешь проваливать.

— Ты искромётный собеседник. Наша встреча останется в моей памяти на всю жизнь.

Налетевший порыв ветра сорвал шатёр и унёс его прочь, словно мокрое привидение. Стол опрокинулся, а Кербер опустился на четвереньки. Его живот касался травы. Развернувшись, мутант побрёл прочь.

Я подошёл к рыжему коротышке.

— Спроси, как его зовут, — попросил Виллафрид.

— Зачем?

— Проверим нашу догадку насчёт ада.

— Как твоё имя? — обратился я к провожатому.

Он вытер рукавом залитые дождём стёкла авиационных очков.

— Вергилий.

— Мы в аду, — проговорил Виллафрид. — Сто процентов.

Спустя пару минут к нам присоединились трое.

— Другое дело! — обрадовано сказал коротышка и потёр руки. — Пошли дальше, ребята. Плутос ждёт. Это ведь ваш любимый страж, верно?

Хохотнув, он поспешил к лифту.

Поднявшись на четвёртый ярус, мы увидели сложенные из неотесанных камней домики с неровными арками входов. Между глыбами пробивался папоротник, возле земли на стенах зеленел мох.

— У вас восемь минут, — сообщил Вергилий. — И, если не хотите вечно катать камни, советую включить мозги.


Четвёртый раунд!

Время: 8 минут.


На этот раз я поспешил к месту раунда вместе со всеми. Внутри халупы оказался молодой человек, увешанный золотом. На голове его красовалась корона, плечи украшала горностаевая шуба. Кубики, которые он положил передо мной, когда я сел напротив, оказались прозрачными и сверкали, как бриллианты. Точки на них были рубинами.

— Невоздержанность, — сказал Виллафрид. — Вот какой грех представлен на четвёртом круге. Здесь находятся расточители и жмоты, а это, наверное…

— Меня зовут Плутос, — проговорил крупье. — Бросай кости, не трать время понапрасну.

Я взял прохладные кости и слегка потряс в кулаке. Мой визави закатил глаза, изображая нетерпение. Кубики со стуком покатились по расшитой золотом скатерти.

— Одиннадцать! — воскликнул Плутос и, схватив драгоценные кости, швырнул себе за спину.

Вытащив из-за пазухи колоду, он быстро отсчитал нужное количество карт и положил передо мной следующую.

— Этот царь прославился своим богатством, а его дочь первой начала чеканить монету. Считается, что он покончил с собой, выпив бычьей крови, но на самом деле он превратился в вампира и жив до сих пор. Каким даром он обладал, от которого избавился, искупавшись в реке, которая после этого стала золотоносной? У тебя четыре минуты.

— Как четыре?! Должно быть восемь.

— Пока что четыре.

— Ничего не понимаю!

Я почувствовал, что паникую.

— Время идёт, — равнодушно заметил Плутос.

Стало ясно, что спорить бесполезно.

— Ну? — воззвал я к Виллафриду. — Что там за царь?

— Постой. Я читал о нём, но не помню имени.

— Вспоминай.

— Стараюсь. Уверен, что начинается оно на «М»…

— Погоди, нам не нужно имя. Вопрос же не в этом.

— Ах, да, верно!

— Так что за дар?

— Видимо, что-то, связанное с золотом.

— Давай, поройся в закромах памяти. У нас всего четыре минуты. Вернее, уже меньше.

Плутос, не спускавший с меня глаз, нетерпеливо побарабанил пальцами, а затем вытащил часы на цепочке и, щёлкнув крышкой, уставился на стрелки.

— Как же давно это было… — бормотал Виллафрид. — Вертится в голове, но не могу ухватить.

— Прояви ловкость, если хочешь получить часть пароля.

— Ну, проигрыш в «Вавилон» на это не повлияет.

— Да? Откуда тебе знать? Там продули, здесь просрали. А потом будем удивляться, что нихрена не нашли?

— Ладно-ладно! Ты прав.

— Давай, постарайся. Нам нужна репа, которую я использую, чтобы продать вещички каролингам, а деньги пригодятся для прокачки. Надо ли объяснять, что, чем круче Немо, тем быстрее…

— Всё, помолчи! Ты меня отвлекаешь.

Время шло, Вилли мучился, но толку не было. Похоже, память сыграла с ним злую шутку: либо стёрла информацию, либо запрятала так глубоко, что даже направленные усилия не могли извлечь её.



Глава 26 | Ночной охотник | Глава 28