home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Прогулка по дикому краю

Мириам даже умудрилась подняться по лестнице. Факт, ведь она проснулась в собственной постели. Поза скрюченная, ноги ледяные, кожа в пупырышках, а залежи мозга долбит кирками бригада шахтеров. Проснулась Мириам по требованию мочевого пузыря, увлекшего её, полусонную, в ванную, где она сделала полную иллюминацию, щелкнула дверной задвижкой, сходила на горшок и перетряхнула всё в напрасных поисках адвила, который спас бы её от похмельного синдрома. "Всё что тебе нужно, это хорошенько вымыться под душем," — печально сказала она себе, стараясь не обращать внимания на ворох грязной вонючей одежды, валявшийся на полу вперемешку с разбросанными вчерашней ночью полотенцами. Раздевшись догола посреди ярко освещенной розовато-хромированной комнаты, она открыла краны, устало села на краешек ванны и попыталась придумать иной способ как развеять клубившийся в голове болезненный туман.

— Я ведь большая девочка, — сказала она льющейся в ванну струе нестерпимо горячей воды. — Больших девочек не крючит из-за всякой ерунды, — сказала она себе. Например, из-за потери работы. — Большие девочки разводятся. Большие девочки беременеют в студенчестве, после чего отдают ребенка приемным родителям и заканчивают мединститут, а если им не нравится та срань, с которой приходится иметь дело по специальности, они переучиваются на другую профессию. Большие девочки обручаются, а затем находят жениха в постели своей лучшей подруги. Большие девочки сами себя подставляют, гордо заявившись с компроматом к главреду. Они не сходят с ума, воображая, что заблудились в дождливом лесу, для того, чтобы послужить мишенью для вооруженных автоматами рыцарей в доспехах. — Едва сдерживая слезы, она шмыгнула носом.

Пробилась первая рациональная мысль: "Похоже у меня депрессняк, хреново.". Следом пришла вторая: "Где же пенка для ванны?" Пенка для ванны — это ништяк. Пенка для ванны — это мысль! Мириам не из тех, кто любит упиваться жалостью к себе, но в данный момент искушенье столь же велико, как желание принять теплый душ. Она пустилась на поиски пенки для ванны и в конце концов нашла пустой флакон в мусорке. На донышке еще что-то плескалось. Она подержала флакон под краном и вылила остатки геля кружиться и пениться под ногами.

«Депрессию еще можно рассматривать, как вполне адекватную реакцию на увольнение, — твердила она сама себе. — В особенности, если я сама же в этом виновата. Но я ведь не виновата. — Она погрузилась спиной в ароматную воду и вдохнула пар. — Но чтобы крыша поехала? Нет, не думаю".

Она уже переживала тяжелые времена. Начать с того, что на третьем курсе колледжа, она, молодая да ранняя, невпопад забеременела от Бена. Мириам до сих пор не могла четко сформулировать причин, по которым не сделала аборт… Не потому ли, что эта стерва из студенческой поликлиники уверяла, что тут и думать не о чем, а сама Мириам всегда делала обратное тому, что от неё ожидается; вдобавок, она была уверена — пожалуй, даже слишком уверена — в прочности своих отношений с Беном. Последствия: отказ от ребенка.

Далее… Через два года они с Беном поженились, что также нельзя назвать благоразумным поступком. Тут уж и к гадалке не ходи, чтобы понять: единственный возможный итог несложившихся отношений — плачевный. Но она всё это вынесла и мало того, что не спятила, а даже не перенервничала. «Стальные нервы — это про меня». Но сейчас совсем другое дело… Она угодила в лес, наткнулась на рыцаря и этот чувак в доспехах принялся палить по ней из М-16 или чего-то подобного. А это уже действительно страшно. Пора ставить вопрос ребром.

— Я в своем уме? — спросила Мириам у толчка.

«Короче, не знаю что со мной, но в четвертой редакции «Справочника статистики и диагностики психических расстройств» об этом нет ни слова». Мириам пошевелила мозгами, припоминая медицинские лекции десятилетней давности. Вряд ли это шизофрения. Симптомы не сходятся, голоса не слышатся и сговора со стороны окружающих не мнится. Всего лишь единичный случай, очень яркий, живой и реалистичный, как будто…

Она уставилась на свои грязные штаны и джемпер.

— Стул, — пробормотала она. — Если стул исчез — это произошло в действительности. По-крайней мере, хоть что-то да произошло.

Парадокс, но именно мысль о выбитом из-под неё стуле позволила Мириам обрести почву под ногами. Не вытершись, Мириам кинулась вниз по лестнице. Её комнатушка находилась в том же виде, в каком она её оставила. За исключением того, что стул исчез, а за стеклянной дверью виднелись грязные отпечатки босых ног. Она опустилась на колени рядом со столом и принялась исследовать пол. Нашла несколько книг, при падении выбитых стулом с находившейся позади полки, а в остальном никаких неожиданностей. «Значит всё это на самом деле!»

Внезапно Мириам осенило и она заметалась туда-сюда, а затем, поморщившись, бросилась вверх по лестнице в ванную комнату. Медальон!..

Нашелся в кармане штанов. Скривившись, она бережно пристроила его на полке над умывальником, так, чтобы виднелся, а сама забралась в ванну. «Я не свихнулась, — подумала она, расслабившись в горячей воде. — Всё это взаправду».

Через час она вышла из ванной чувствуя себя значительно лучше. Волосы вымыты и уложены, ногти тщательно подстрижены, а остатки вчерашнего лака удалены; ноги жгло и щипало, кожа раскраснелась от жесткой мочалки. Словно заново родилась, соскоблив вчерашние слои грязи и паранойи. Еще не перевалило за полдень, так что она снова оделась: старая футболка, видавшие виды джинсы и пара затрапезных шлепанцев.

Головная боль и озноб понемногу утихали, словно засыпали. Мириам не торопясь спустилась вниз, побросала грязную одежду в стиральную машинку, после чего налила стакан апельсинового сока и без аппетита умяла припасенную на черный день плитку гранолы. Голова заработала на повышенных оборотах, так что поев, Мириам направилась к лестнице, надумав спуститься в подполье.

Подполье — просторный мрачный подвал. К одной из стен крепился зловеще пыхтевший котел. После Бена осталась целая куча всякой всячины, да и родители Мириам нанесли массу всякого хлама, так что противоположная стена топорщилась складскими стеллажами.

Вот коробка, набитая старой одеждой, которую она уж бог знает сколько собиралась отдать в Армию спасения; нет, не подвенечное платье, которому настали кранты в лютый месяц бракоразводного процесса, а так, повседневная одежка, от которой вполне можно отказаться. Вот старая сумка, плотно набитая клюшками для гольфа. Их потускневшие хромированные головки побила ржавчина. Бен тешил себя надеждой, что когда-нибудь он ими помашет. Он вбил себе в голову, что игра в гольф способствует продвижению по служебной лестнице.

Еще там пылились сломанная газонокосилка, допотопный Бенов компьютер (возможно, музейная редкость по нынешним временам) и верстак с тисками, циркуляркой, сверлильным станком и прочим столярным оборудованием, а может быть и с засохшими пятнами крови, каковые свидетельствовали о неудачных попытках Бена выглядеть мужчиной хозяйственным.

А вон там, на верхотуре, ружье и коробка патронов. Оно принадлежало Моррису, её отцу. Мириам тупо глазела на ружье. Возможно, им не пользовались десятки лет, с тех самых пор, как его приобрел отец, одно время живший на Западе. Всё что Мириам известно о ружьях можно написать громадными буквами на почтовой марке, даже несмотря на то, что по настоянию Морриса она выучилась стрелять из пистолета.

Внезапно всплыла в памяти премудрость из оплаченного «Синоптиком» неудобоваримого курса по технике промышленного шпионажа: вы — журналисты, то есть ищейки иного сорта — не сыщики. А значит, чем бы вы не занимались, жизнью из-за этого рисковать не стоит. Поэтому всячески избегайте эскалации конфликта. Оружие превращает любой конфликт в потенциально летальный. Так что долой к чертям собачьим оружие из вашей профессинальной деятельности!

— Ружье, говоришь… Черта с два, — размышляла вслух Мириам. — Впрочем… Гм… Пистолет бы не повредил.

«И прекрати болтать сама с собой», — постановила она.

— Я что, и впрямь думаю, будто они припрутся прямо сюда? — спросила она у холодильника с отвисшей дверцей. — Быть может мне всё это привиделось.

Вернувшись наверх, она взяла со стола свой ежедневник в кожаном переплете и налила в стакан апельсинового сока. — Пора подумать и о реальном мире, — сказала она себе. Мириам вернулась в прихожую и нажала кнопку воспроизведения на автоответчике, который был под завязку набит вчерашними сообщениями.

— Мириам? Говорит Энди. Я вот по какому поводу. Сорока на хвосту весть принесла насчет вчерашнего. Я считаю, что с тобой поступили гнусно. Подробности мне неизвестны, но смею тебя заверить, что если у тебя вдруг возникнет желание подработать внештатно, всё что от тебя требуется, это позвонить мне по телефону. Договорились? До свидания.

Энди — младший редактор конкурирующей отраслевой газетенки. Надиктовывая текст на автоответчик, он изъяснялся ходульно и неестественно, словно и сам автомат. Но все же услышав его голос Мириам ощутила волнующий трепет и обрадовалась как ребенок. Кому-то небезразлично, кто-то не купился на злобную клевету, распускаемую Джо Диксоном. «Этот ублюдок и впрямь меня достал», — подумала она. Стоило ей вспомнить как с ней поступили и милость тут же сменилась на гнев.

Следующее сообщение. От Полетты. Мириам напряглась.

— Мириам, солнышко, давай поговорим. Не хотелось бы ворошить это дерьмо, но нужно всё четко расставить по местам. Могу я к тебе заскочить?

Мириам нажала на паузу. Полетта отчеканила всё склочным тоном, словно вылив на Мириам ушат ледяной воды. «Я виновата, из-за меня уволили нас обеих», — подумала она и ноги стали ватными. Но тут она подумала: «Погоди-ка. Лично я никого не увольняла!» И на неё вновь накатила злость, оставив после себя устойчивое чувство неуверенности в себе. Рано или поздно ей все же придется поговорить с Поли. Рано или…

Она снова нажала на кнопку. Следующее сообщение.

Тяжелое дыхание, затем: «Шалава! Мы знаем где ты живешь. Наш общий приятель Джо всё о тебе рассказал. Держи свой шнобель подальше от наших дел, а не то, сучка, сильно пожалеешь». Клац.

Выпучив глаза, она затравленно оглянулась, но во дворе было пусто, а входная дверь заперта. — Сволочи! — выпалила она. Номер не определился, а сам текст сообщения вряд ли заинтересует полицию. В особенности если шестерки Джо уже принялись очернять её, используя сфабрикованные протоколы брандмауэра: стоит им захотеть и она предстанет новоявленным Унабомбером[4]. На миг от ярости помутилось в глазах. Волевым усилием она подавила закипавший гнев и вновь присела у злокозненного автоответчика. «Ничего себе, угрожать мне в моем же собственном доме? Вот блин…».

Только сейчас она осознала всю опасность той ситуации, в которой она оказалась. — Не помешал бы пистолет под подушкой, — пробормотала она сквозь зубы.

— Сволочи. — Казалось, противоположная стена слегка задрожала, реагируя на взрыв гнева. Мириам непроизвольно сжала кулаки. «Сволочи». Вышвырнуть её с работы и очернить её репутацию им, видите ли, мало, да? Ну ничего, она им покажет… она им… это самое…

Спустя минуту она успокоилась настолько, что в состоянии была встретиться лицом к лицу с оставшимися на автоответчике сообщениями. Она едва нашла силы нажать на кнопку. Однако следующее сообщение не содержало никаких угроз и даже наоборот: «Мириам, это Стив из «Геральд». Слыхал новость. Перезвони».

Во как! Она снова нажала на паузу, но на этот раз нахмурилась и черкнула себе заметку на память. Стив не из редакторов-балаболов типа Энди. У Стива каждое слово на вес золота. И он не позвонит если ему нечего предложить, пусть даже внештатнику. Год назад он попытался её переманить, предлагая и зарплату побольше и пост повыше. Она взвесила все за и против, но, поразмыслив, отвергла предложение. И сейчас у неё были все основания об этом сожалеть.

На этом голосовая почта исчерпалась и Мириам с такой силой ткнула кнопку удаления записей, что едва не сломала палец. Два редактора предложили работу, бывшая сотрудница желает свести счеты… плюс нечто вроде смертельной угрозы. «Это не устаканится само по себе, — осознала она. — Я завязла в этом по уши». Приступ вины: «Как и Поли. Обязательно надо с ней поговорить». Луч надежды: «Не всякий безработный получает столько деловых звонков. Вывод: покуда я в своем уме, всё у меня будет пучком».

Гостиная нынче казалась гораздо гостеприимней, чем лишенная стула комнатушка с её огромной застекленной дверью, испещренной потоками лившего со свинцовых небес дождя. Мириам вошла в гостиную намереваясь распалить огонь в камине, однако вместо этого упала на диван. Напряжение, ярость и страх, накинувшись всем скопом, высосали из неё почти всю энергию. Открыв ежедневник на чистой странице, она принялась писать.

ИЩУ РАБОТУ

Позвонить Энди и Стиву. Брать, что дают. Брать любую внештатную работу. Накопить двести долларов. Регулярно выплачивать по закладной.

Я СХОЖУ С УМА

Вовсе нет. Это не шизофрения. Я не слышу голоса, стены не двигаются и никто не воздействует на мой разум лазером с орбитального спутника. Всё нормально, если не считать необычного случая сомнамбулизма и пропажи стула.

МНЕ ЧТО-ТО ПОДСЫПАЛИ

Не дури, кто? Айрис? Может они с Моррисом и баловались по молодости, но она ни за что бы так со мной не поступила. Джо Диксон подонок со связями в криминальном мире, но он не предлагал мне ничего выпить. А с кем еще я вчера встречалась? Как бы там ни было, галлюциногены воздействуют вовсе не так.

МАГИЯ

Тоже чушь собачья, зато можно проверить.

Мириам прищурилась и принялась жевать колпачок ручки. Следует всё спланировать, по крайней мере, как-то упорядочить. Мириам принялась вчерне набрасывать план:

1.

Позвонить Энди и Глоубу. Попытаться продать им пару-тройку статеек.

2.

Договориться о встрече со Стивом из «Геральд». Выяснить, что ему требуется.

3.

Повидать Поли. Справиться о её делах. Выяснить сможем ли возобновить расследование не привлекая внимания. Выяснить сможем ли мы всучить этот материал Энди или Стиву. Осветить сложившуюся ситуацию. Если мы так поступим, они взбеленятся. Позвонить в ФБР?

4.

Выяснить повторимо ли случившееся прошлой ночью. Найти свидетельства, затем свидетеля. Если дело во мне, обратиться к психиатру. Если не во мне, то:

5. Написать статью.


Розовые тапочки | Семейный промысел | * * *