home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Выражаясь словами нашего бессарабского богатыря, шибануло меня знатно. Вокруг было сияющее ничто, но пальцы чувствовали обжигающий металл жетона. Странное ощущение и однозначно знакомое. Таким теплом, вроде палящим, но не болезненным, ощущались артефакты из тех, что показывал мне Ларс. По этому теплу он и научил их находить.

Получается, что это не просто старинный знак отличия, но и зачарованная вещица сама по себе. Только вот на что она способна? Хорошо бы на то, чтобы я впредь руки при себе держал…

Из вполне приятного забытья меня вывел мокрый и шершавый язык, старательно облизывающий моё лицо.

Ничего себе глюки. Быть такого не может, что… Лять, надеюсь это мантикора, а не монахи.

Открытие глаз меня утешило. Нет, озадаченные рожи Еврипия и Глеба вокруг меня присутствовали. Но всё таки облизывала меня моя хранительница. Целительный эффект был налицо, причем в прямом смысле.

— Ух, — я отвел пушистую морду в сторону. — Долго я был в отключке?

Самочувствие у меня было, словно я отлично выспался и вообще отдохнул.

— Ну минут двадцать, — ответил наставник. — Ты как?

— Хм, хорошо, — я прислушался к себе ещё разок, контрольный. — И что это было?

— Ты это, отпусти, — Еврипий указал на мои руки, сжимающие артефакт так, будто это последний шанс выжить.

Я медленно разжал руки. К моему удивлению, жетон не вплавился в кожу. Лишь отпечаток рисунка остался, и то от усилий. Чтобы проверить, я даже потер ладонь, символы начали разглаживаться.

— Что-то новое или необычное чувствуешь?

Как бы им сказать… Чувствовал я, что они окончательно нарушили все личные границы и ещё чуть-чуть и мы станем близки настолько, насколько мне бы не хотелось. Ни с монахами, ни с кошкой, пусть и разумной.

— Да нормально всё, — я отпихнул и их принял сидячее положение.

Спрятанную в хитрой шкатулке диковинку я убрал в карман. Может вещица и уникальная, но валялась она в богами забытой коробке. Будь это что-то действительно ценное, хранили бы соответствующе.

— Пахнет… — Кара приблизилась вплотную и обнюхала меня, щекоча своими усами. — Да как обычно.

На этом диагнозе от меня и отстали. Но посматривали с подозрением. Я их понимал, неизвестная хрень долбанула и выключила на приличное время.

Мантикора вернулась к двери, а мы продолжили разбирать документы. У меня дело пошло быстрее, а вот служители заметно замедлились. Еврипий после использования печати еле шевелился, но упорно отказывался отдохнуть.

Прикасался я к предметам более осторожно. То есть подумав хотя бы несколько секунд.

Глеб перебирал бумаги шустро, какие-то запихивая за пазуху, а на какие-то ругаясь. Их коробка опустела первой и они взяли следующую, из соседней комнаты и с подписью «проводники».

Я углубился в чтение подшивок выжимок из дел. Если приспособится к бюрократическому языку, то чтиво выходило любопытное.

Стражники миров, в изначальном варианте, занимались и людьми. Как я понял из протоколов, столетия назад от этого мира всё же не скрывали знания о завесе, условиях равновесия и обитателях других миров.

Суд совета стражей тогда и создали. Пятеро нулевых, показавших себя несомненными героями прошедшей войны, взялись разрешать дела, которые никак не укладывались в обще-человеческие законы. Все заседания был посвящены попыткам воспользоваться запретной магией.

А во время одного из таких заседаний, из речи обвиняемого удалось выяснить интересную вещь. Некий граф Радизин, последний в роду, сильный инквизитор, на суде не единожды отзывался о стражах, как о побочном эффекте завесы. Обобщая в принципе нулевыми одаренными.

То ли они тогда ещё не умели толком ничего, и поэтому годились лишь в стражи. То ли создание завесы действовать начало далеко не сразу.

То ли нулевки на самом деле были не верхом развития, а там, где снизу уже не стучат.

Но причины, объясняющей почему стражами становились и становятся именно нулевые, в делах суда не было, так что я перешел к изучению увесистой книги в кожаном переплете.

Она из себя представляла летопись. Пространную и пафосную примерно до середины. Затем описание пошло проще, а выражения использовались не столь воодушевленные.

Сначала способность получить способности всех видов дара представлялась именно тем преимуществом, что нужно было для «последней инстанции». Но потом оказалось, что одной божественной магии недостаточно. И случился раскол.

Современные стражи пользовались всей доступной магией. В том числе и той, за которую осуждали других. Типа они во имя добра и мира во всех мирах, а значит не считается.

Ещё одна деталь открылась в этом тексте. Что только люди могут использовать магию всех миров, такие восприимчивые они по своей природе. У других созданий непереносимость, аллергия со смертельным исходом и плохое настроение от этого случается.

То есть, в перспективе, человечество могло стать самыми сильными и умными. Ну, не суть что умными, но однозначно померяться могуществом с теми же вестниками вполне реально было. Если те поделятся своей магией. Но пернатые, похоже, совсем этого не хотели.

— А что там с вестниками? — тут же обратился я к монахам, изучающим этот вопрос.

— Если кратко, то те ещё персонажи… — Глеб характерно поморщился, показывая своё к ним отношение. — Стражи о них отзываются если не с открытой неприязнью, то с долей, хм, осуждения. Фанатичные относительно того, что правильно, а что нет. Но исключительно исходя из своего понимания. У меня вообще сложилось впечатление, что люди для них, как для нас… Может и не бараны, но близко. Неразумный тупой скот, но почему-то интересный.

Объединив прочитанное, можно было понять, почему интересный. Тупой или нет, но люди могли получить всю магию, любую доступную. А они, получается, нет. Обидно.

Просидели в архиве мы до самого утра. Судорожно изучали почти всё подряд, периодически переговариваясь. Принял решение пойти домой уже я. Монахи заметно устали и клевали носами. Меня же до сих пор бодрило, но их самих отправить отсыпаться я тоже не мог. Не согласились бы.

Я сгреб в охапку коробку с материалами по культистам, передал её Еврипию и скомандовал выдвигаться. Мантикора нагло задремала, да так крепко, что будить её пришлось нежным пинком под пушистый зад. Кара приоткрыла один глаз, фыркнула и исчезла. Даже не выразила неудовольствие и не попробовала цапнуть, это беспокоило. Но опять… нет времени.

— Получается, что договориться было той ещё задачкой, — продолжал рассуждать Глеб, пока мы шли обратно. — Не особо они там между собой ладили, но лучше хреново общаться, чем позволить править кому-нибудь одному. Тем же демонам. И что-то я не понял насчет пустошей.

— А, ну так это как раз самое понятное, — включился другой монах. — Это результат как раз таки того, когда не смогли договориться. И кажется мне, поэтому и смогли в итоге в этот раз.

Я не заметил, когда он успел распотрошить материалы по демонам, но знал он явно больше нас. И утомленно-задумчиво пересказывал.

— Были ещё владыки, вот их то как раз выкинули в те самые пустоши, убив. Ну, не совсем убив, как мы уже понимаем. Но там нет абсолютно ничего, это как… бесконечная кома. Портал… — он умолк на мгновение, вспоминая. — открыли при помощи экзорцистов. Ну и вестников с хранителями и проводниками. Почти всех извели под ноль.

— Подождите, — включился я в анализ. — Но если немалую часть экзов забрал себе великий магистр, то именно это и скрыло одного из владык же? Сколько их было вообще?

— Да непонятно. В бумагах написано просто про владык. И что уцелел лишь один, он ушел в бездну, а потом создали завесу и закрыли миры. Причем непонятно, наш мир ото всех или все друг от друга. Бардак там, прав брат Глеб.

— Но по твоим же словам, Илья, выходит что искали тело одного владыки, — дополнил наставник. — Значит остальных, сколько бы их не было, действительно прибили и отправили в пустой мир. Да и будь хоть кто-то из них тут, завеса пала бы давным давно.

Звучало логично, но меня смущала неоднозначность в описаниях стражей. Но и Глеб при этом прав был, лорды упорно искали тело единственного владыки. И тот в любой момент мог воскреснуть, припомнив все обиды.

Тех крох, что были в архиве было недостаточно. Просто по причине того, что это мнение одной стороны. Соваться к Лазарю, проходя через Авалон я пока не хотел. Но ещё были культисты и вот про них я планировал почитать, вернувшись домой. В их некрополь мы и собирались, когда нас повязали. И мне до сих пор свербило, что это нужно сделать. Только сначала понять, кто же они такие.

Похоже, что артефакт работал. Я не стал сразу ломиться к почитателям мира мертвых.

Наверху уже наступил рассвет, так что дома мы застали проснувшуюся Фросю и немного сонного Ларса. Камердинер как раз готовил завтрак, бдительно следя за девчонкой, норовившей утянуть печенья.

— Необходимо употребить достаточное количество медленных углеводов и белков, юная леди, — нудно вещал он. — Это даст нужный заряд на весь день.

Ароматы в комнате стояли такие, что я и сам потянулся к выпечке. В небольшой кастрюльке пузырилась каша на молоке, пока камердинер ловко готовил на поджаренных тостах разнообразные бутерброды. Зелень, овощи, рыба, тонко нарезанное вяленное и копченое мясо, семга, сыр… Одни эти «закуски» сводили с ума, хоть сами по себе были отдельными произведениями кулинарного искусства.

Чай, кофе, соки, воды и даже компот появились на столе. Ларс щедро положил всем каши, украсив её кусочками сливочного масла, растекающегося золотом. В довершении расставил яйца в смятку на подставках с блюдцами и миниатюрными ложечками. Апокалипсис отменялся как минимум до завершения этой трапезы.

Уминали столь восхитительный завтрак с довольными лицами все без исключения. Да хранят боги, настоящие или нет, этого волшебника. Демоны с ней с магией, пусть хоть пропадет, но создать подобное из кажущихся простыми запасов… Истинное чудо.

После удовлетворения самой главной потребности, монахи разбрелись по койкам, а я взялся за коробку. Посмотрел на неё, подумал и тоже пошел. Буквально чуть-чуть вздремнуть, часик, не больше.

— Ваше сиятельство, ваше сиятельство! — не от тревожного голоса Ларса мне хотелось проснуться, но именно это и произошло.

Узкие щели, на которые открылись мои глаза, показали что по-крайней мере потолок всё ещё на месте. Но выражение лица шведа значило, что всё таки произошло что-то нехорошее. Опять.

— Что?

Я повернул голову, горел слабый ночной свет, а монахи дрыхли, синхронно похрапывая.

— Там, у пруда, ваше сиятельство, кто-то есть, — не отставал настойчивый швед. — Мне кажется… Это не человек.

Да ну ёб вашу мать, неужели вернулся пернатый неадекват? Меня подбросило с кровати и сон как рукой сняло. Кто ещё там опять шляться может? Я не был уверен, что защита выстоит не то чтобы против вестников, даже стражей.

Ларс, как единственный официальный житель особняка, постоянно ходил наверх. Прихватывал кое-что из съестного, таскал книги из библиотеки и приглядывал за тем, что происходит снаружи.

Лишний раз светиться вне подвала не хотелось, но путь до пруда был прикрыт остатками растительности. Не все деревья выкосило во время призыва.

Я прихватил кобуру с оружием, которую положил рядом с кроватью и пошел проверять, кто на этот раз зашел по-свойски в гости. Осторожно выглянул на террасу. По дощатому полу ветер гонял опавшие листья, низкое небо встретило серой хмурью.

Кроме завывания ветра и приглушенных воплей чаек, которых взбунтовавшаяся стихия проносила мимо, ничего необычного не было слышно. Небо, пусть и неприветливое, но было без признаков иномирных молний.

Вдали, через образовавшуюся просеку и правда виднелась фигура. Закутанная в какой-то балахон и стоящая неподвижно у кромки темной воды. Лишь одеяние трепыхалось, тревожимое ветром.

Подкрадываться бесшумно смысла не было. Кем бы он ни был, он пришел ко мне, а значит и ожидал. Так что я, убедившись в прикрытии зеленью, пошел не таясь. Под ногами захрустели ветки. Порядок на территории навели очень условно, убрали самые крупные обломки стволов и всё.

Человек стоял у самого края хрустальной печати, сверкающей и без солнечного света. Ещё на полпути я понял, кто это. Подобную рясу я уже видел. Культист. И что-то мне подсказывало, что конкретно с ним я уже встречался.

— Брат Демьян? — спросил я в затылок, подойдя к нему.

Культист неохотно оторвался от созерцания печати призыва и обернулся. Замутненные глаза сфокусировались на мне. При дневном свете особенно выделялся ожог на пол лица. Капюшон сейчас не был надвинут по самый нос и я увидел, что и на голове не осталось волос. Шрам уходил на лоб и дальше.

Но у меня возник вопрос не том, как его запекло, а как он тоже смог проникнуть сюда. Реально, шляются тут все, кому захочется. Ну не минировать же территорию в самом деле…

— Адепт? — голос служителя Вечной был резким и хриплым, будто и горло его сгорело. — Или я ошибаюсь? Илья, верно?

Он вроде смотрел и на меня, но как бы сквозь. Его несильно волновало ни мое имя, ни ранг. Поэтому я просто кивнул в ответ. Демьян вздохнул с облегчением.

— Вы хотели со мной встретиться, — уже не спрашивал, а утверждал он.

— Да, у меня есть вопросы… — слегка растерялся я. — И я был бы благодарен, если вы сможете на них ответить.

— Это ваших рук дело? — он указал на печать.

— Да, — признался я, чуть помедлив.

Я был уверен, что уж кому, а ему врать точно не стоит. Культист вызывал смешанные чувства. Жуткий тип, одухотворенный одни демоны знает чем. Но с другой стороны, тому же Глебу он сам рассказывал немало. Да и то панно с символами десяти миров… Ну не мог же он случайно мимо проходить.

— Вы знаете, что это значит? — равнодушно спросил он.

— Что завеса разрушена.

— Хорошо, — мой ответ его удовлетворил полностью, никакого осуждения или злости я не слышал. — Значит время пришло.

Демьян неожиданно быстро пошел вдоль берега, вглубь парка. Я ещё постоял в замешательстве какое-то время и поторопился его нагнать.

— Куда вы?

— Там слишком сильный магический фон, — тем же спокойным тоном объяснил Демьян.

Ряса колыхалась среди деревьев. В дальней части парка они росли плотно и остались на своих местах. Я изучил каждый метр имения и там, куда он направлялся совершенно точно не было выхода. Наоборот, стена тут была метра четыре, а по ту сторону находился овраг.

Я чуть не упустил монаха из виду, когда он остановился. Кроны раскинулись шатром и из-за пасмурной погоды света здесь было мало. Одеяние культиста маскировало его отлично. Так что на него я налетел, притормозив в десятке сантиметров.

— Вы готовы?

— Да к чему? — не сдержав раздражения почти рявкнул я.

— У вас были вопросы, — немного удивился культист. — Получить ответы, очевидно же.

— Допустим.

И для этого нужно было забираться в самую чащу? Я понимал, что тут явно есть подвох, но практически неподвижное лицо и тон Демьяна сбивали с толку. Может нужно ритуал провести или клятву о неразглашении дать.

Пока я подбирал вежливые слова, культист взмахнул руками, что-то прошептал и сложил пальцы. Пространство перед нами зарябило, порыв ветра поднял волосы на голове. Повеяло морозом, пробирающим до костей.

Демьян сделал шаг вперед и погрузился в рябь, исчезая. Я распахнул рот от удивления. Из воздуха появилась обожженная рука, схватила меня за грудки и дернула на себя с неожиданной силой, затягивая в водоворот портала.

Да ну вашу ж, я же твердо решил не ввязываться больше ни во что…


Глава 11 | Святоша. Путь стража | Глава 13