home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10. Дела международные

По дороге лихорадочно составляли план действий. Нужно было перехватить власть. Неизвестно, кто там сейчас лезет на престол, но я уверен, что без эльфов не обошлось. Дошли до Годунграда за три дня. Задержались на один день, чтобы окружить город. И на пятый день с рассветом в столицу Росинского королевства со всех сторон вошли вооружённые до зубов гномы. Стража дёрнулась изображать защитников города, но им просто сказали, не лезьте, мы не агрессоры, мы поддерживаем настоящего претендента на престол. К середине дня дворец короля был в плотном кольце фаланг. Моя дружина двинулась внутрь дворца. Прочёсывали все этажи, все комнаты, всех выводили во двор. Женщин отдельно, самых крикливых макали лицом в фонтан, и они сразу замолкали. Мужчин разоружали, независимо от титула, воинского звания, служебного положения и всех помещали в большой бальный зал, под прицелы арбалетов.

Вот осмотрены все помещения, кроме тронного зала. Захожу первым, под прикрытием Черного купола. Возле трона семеро разумных, шесть эльфов и какой-то человек. В меня сразу летят несколько плетений. Впервые за всё время пребывания в этом мире, чувствую, что мой щит сильно просел, ещё одну такую атаку он не выдержит. Поэтому сразу провожу жезлом от контролёра, как бы поливая их всех лучом этого устройства.

Сработало! Трое из шести эльфов падают на пол и, подёргавшись, умирают. Я сдвигаюсь в сторону, и в зал вбегают арбалетчики.

— Бей эльфов! — залп красными стрелками поражает ещё двоих эльфов. На последнего эльфа, которого не поражают красные стрелки, опять набрасываю вывернутый щит «Чехол» и начинаю его сдавливать. Этот маг очень силён, или у него очень сильные амулеты. Я не могу его раздавить. Видя, что я напрягаюсь, но без результата, арбалетчики начинают стрелять в мага сквозь щит, залп, ещё залп, ещё залп, ещё, ещё. Есть! Две стрелки пятого залпа пробили защиту мага и вошли в его тело. Маг забился под Чехлом, но вырваться не смог. Ещё залп, и утыканный арбалетными болтами, словно ёжик иголками, маг валится на пол. Снимаю Чехол и сразу отправляю чёрный болт в затылок магу. Болт полностью пробивает голову врага, демонстрируя то, что эльф уже мёртв.

Подхожу к человеку. Тот буквально трясётся от страха, но пытается выглядеть достойно даже в этой ситуации.

— Поясните, кто вы такие, и что здесь делаете.

— Нет, уважаемый, у нас арбалеты, а у вас их нет! Поэтому вопросы будем задавать мы. Представьтесь!

— Герцог де Горса! Я приближенный короля. Вы не имеете права мне угрожать! — герцог почти кричит, наверное, от нервного напряжения.

Когда я подошёл вплотную, то увидел, что у первых трёх затылки разрушены, хорхары пытались выбраться из своего гнезда, но умерли раньше. Я несильно пнул труп эльфа.

— А эти имели право вам угрожать? Почему вы на них не повышали голос? Или они вам сделали очень лестное предложение?

— Если бы я не согласился, меня бы убили.

— А на что вы согласились?

— Быть королём, — удручённо сказал герцог.

— Так вы, что ли не рады этому?

— Я был доверенным лицом короля, и отлично знаю, чем заканчивается для разумного быть королём в этом королевстве.

— Не переживайте, я освобождаю вас от этой обязанности.

— Да кто вы такой?

— Для вас, я сводный брат вашей третьей дочери.

— Граф де Дрович?

— Герцог просветите меня, а что вообще тут твориться?

— Когда пришло известие, что армии Тройственного союза терпят поражение от войск гномов, во дворце появились эти маги. Они потребовали, чтобы король отказался от союза с гномами и выдворил их с территории королевства. Рутана отказался это делать. Эльфы сказали ему: «Тогда вы умрёте, нам не нужен упрямый король». А Рутана рассмеялся и ответил: «А тогда сюда придёт Третий, и вы все умрёте». Не знаю, откуда он это знал, но вы пришли, и они умерли.

— Скажите герцог, а где родители Юлия де Горса.

— Его мама жива, живёт в моём доме, здесь в столице.

— Скажите, герцог, правильно ли будет, если я закрою само понятие «Росинское королевство»? То, что осталось от него, назову герцогством. Например, герцогство Дрович. И поставлю герцогом своего сына?

— Для вас это, наверное, хорошо. Если только вы окончательно разбили армию тройственного союза. А сколько лет вашему сыну, он справится? Здесь ведь не Загорье! Там у вас огромные территории, но минимум населения. А здесь населения значительно больше, в разы.

— Мы почти родственники, а так толком и не представились. У меня два имени. Я Мики де Дрович, граф Семигорья. И ещё я глава клана Алекс Анд Дрович.

— Ну а я герцог Платон де Горса, бывший владелец юго-восточной провинции бывшего Росинского королевства. Ныне безземельный аристократ.

— А почему вы сдали свою провинцию без боя?

— Они приехали как бы в гости, познакомиться. А потом собрали всю нашу родню и заперли всех в подвал. Когда нас выпустили, провинция уже была захвачена. Отец Юлия попытался возмутиться, и его демонстративно убили.

— Кто это был?

— Сначала это были эльфы, они оказались очень сильными магами. Потом к ним приехали степняки. Это уже степняки разрешили нам уехать сюда. А территорию после степняков заняли поленцы.

— Ваша Светлость, уважаемый Платон. Я действительно боюсь, что сын не справиться. А что если сделать так. Вы берёте себе часть территории, это будет новое герцогство Горса. Остальное будет Герцогство Дрович. При этом, вы обязуетесь десять лет помогать моему сыну, постепенно уменьшая степень вашего вмешательства в его дела, — подумал и добавил:

— При таком раскладе, какую территорию вы хотели бы взять в управление? — проверим этого герцога «на вшивость», то есть на порядочность.

— Вы вот так запросто раздаёте целые провинции?

— Знаете герцог, это очень не запросто. Пять дней назад я отправил на смерть три тысячи своих воинов. Потом мы уничтожили, то есть убили, восемнадцать тысяч краинских солдат и офицеров. Они сами повели себя как подонки, убивали мирное население, не держали данного слова, но это не отменяет факта, что мы их убили. Потом эльфы убили Рутана, и мне теперь приходится брать власть в свои руки. Я бы с удовольствием отдал эту власть вам. Но у меня есть гномы, а у вас их нет, вы не удержите эту власть.

— Нет, нет! На провинцию соглашусь с радостью, буду помогать вашему сыну всем, чем смогу, но от трона меня избавьте! А территорию я бы хотел южную, поближе к морю. Привык я к владениям на побережье. Если дадите эти земли, всегда буду готов предоставить вам отдых на побережье.

— Давайте посмотрим карту!

На следующий день во дворец пытались прорваться дружины двух герцогов, бывших владетелей провинций. Недолго они пользовались благосклонностью тех, кого запустили на свои территории. Через несколько лет их вынудили покинуть свои провинции, и уехать в Росинское королевство.

Началось это безобразие ранним утром. Прямо с рассветом, к резервным воротам дворца подошла большая группа вооруженных людей. Наша охрана, не поднимая большого шума, сыграла тревогу для своих бойцов, и перед воротами выстроились тридцать арбалетчиков. Ворота имели вид кованой решётки, и те, кто находились за воротами, сразу увидели, какой приём их ожидает. Появившийся аристократ стал требовать, чтобы их немедленно пропустили, потому, что он родственник короля и должен, со своими людьми, находится возле короля.

Получалось, что он не знает, что король умер? Но об этом знает вся столица! Начальник дежурной смены охраны, вежливо попросил его подождать, на что аристократ разразился потоками брани. Воину это надоело, и он, теперь уже в грубой форме, указал, что все должны проходить через центральные ворота. Кто полезет через забор, будет застрелен, как бунтовщик.

Во второй раз эти господа заявились перед обедом. Их отряд был в два раза больше, кроме оружия они несли лестницы. Поскольку их приближение было обнаружено заранее, были вызваны две фаланги в полном составе, которые заняли две дорожки, отходящие от этих ворот внутри дворцовой территории, так, что любой, перелезший через забор или вошедший в ворота, оказывался между двух фаланг. Офицер охраны увидев приближающийся отряд, начал кричать воинам, входящим в этот отряд, что они нарушают закон, и будут встречены как преступники. Тем не менее, они пошли на штурм забора и ворот.

Часть из нападавших была перебита арбалетчиками в процессе преодоления забора и ворот. Но большая часть атакующих, оказавшись на дворцовой территории, бросились в бой.

Для наших фаланг, это была смазка для копий. Я приказал захватить этих герцогов и доставить во дворец. На вопрос, а что, собственно они и их дружины забыли во дворце, каждый из них стал доказывать, что он имеет право на престол. Один, видите ли, был дальним родственником короля Надия Третьего, а второй даже женился на бывшей принцессе Лазорине де Романо. На вопрос, когда я смогу увидеть бывшую принцессу, а теперь жену этого герцога, он скромно ответил, что она сбежала со своим любовником. Думаю, он её застукал с любовником, и обоих где-то прикопали. Это замечательно! Нет, конечно, плохо, когда убивают молодую женщину, но это существо не имело права называться женщиной. Чудовищем, зверем, нечистой силой, но не женщиной. Вот, за что она уничтожала жену и ребёнка Амира Кунака? Какая она после этого женщина? Но эти герцоги, эти искатели престола для меня очевидные негодяи и враги. То, что они пытаются провернуть, это попытка захвата власти. Вот за попытку мятежа и захвата власти я и повесили двух бывших герцогов.

Потом собрали всю столичную знать в большом зале городской мэрии, и я вышел на трибуну. В зале крики, шум. Кто-то негодует от того, что их тут собрал неизвестно кто, кто-то возмущён тем фактом, что их тут собрали, причём солдаты не особо церемонились при доставке господ аристократов в этот зал. По моей команде на сцену, рядом с трибуной, вышли тридцать арбалетчиков. Когда один очень ярко одетый господин стал не только кричать, но и вскочил со своего места, размахивая кулаками, два арбалетчика выстрелили, и крикун упал на стул с пробитыми плечами.

В зале наступила полная тишина, даже были слышны стоны подстреленного господина.

— Ещё кто-то начнёт кричать, прикажу стрелять насмерть! Распустил вас Рутана. Хороший он был разумный, но слишком добрый. Позавчера два аристократа пытались прорваться во дворец, чтобы занять престол, они весят во дворе дворца, вы их видели. Тут кто-то кричит, что аристократов нельзя вешать. У меня есть целых два возражения. Первое, оба эти аристократа, давали клятву верности королю Надию Третьему, а потом предали его. Они не только не предоставили ему войско, когда началась война, но и просто впустили захватчиков на свою территорию. Они предали короля, предали свою Родину, своё государство. Они клятвопреступники и предатели, и не достойны быть аристократами. Я лишил их титулов и потом повесил, уже в качестве простолюдинов — предателей. Если же вы считаете, что я не имею полномочий лишать аристократа его титула, тогда у меня есть второе возражение. Посмотрите, эти два красавца прекрасно висят, хоть и аристократы. Тогда, почему же их нельзя вешать? Висят ведь!

— А ну, тихо! Вы тут в столице, как-то неправильно понимаете, что такое государство. Государство, это механизм принуждения. Сбор налогов, служба в армии, наказание нарушителей законов, это всё виды принуждения, и это делает государство. Чем хуже оно это делает, тем слабее это государство. В слабом государстве вольготно жить таким как вы, но только до тех пор, пока не придёт завоеватель. Тогда вы вынуждены бросать всё и бежать в столицу, надеясь, что её-то кто-нибудь сможет защитить. Мне не нужно слабое государство. Здесь будет сильное государство и сильная центральная власть. Кому не нравится — выметайтесь из этого государства. Или же примите новые правила! Они очень простые: закон обязателен для всех, независимо от титула, должности, богатства. Для кого это не приемлемо — скатертью дорога. Я никого не держу, хоть все сбегите. Вот в соседних государствах порадуются, они вас один раз уже ограбили, и вы сами к ним во второй раз поедете. Кто останется, будете выполнять это правило «Закон для всех одинаков». Кто останется, но попробует жить, как при Надии Третьем, будет висеть, как те два предателя.

В ближайшие дни часть аристократов и дворян собралась и уехала, но подавляющее большинство осталось.

Вот я весь такой красивый: все дни в трудах и в заботах. И тут вспоминаю, что даже с сыном ещё не поговорил. Стыдно-то как! Пошёл искать, нашел его у наших разведчиков, они его обучали стрельбе из нашего магического метателя. Когда он освободился, предложил покушать вместе. Сыну кусок в горло не лез.

— Значит ты правда мой отец?

— Ты уже взрослый, откуда дети берутся, знаешь, и как они там возникают, тоже знаешь. Кто чей ребёнок, надо спрашивать у мамы. Но что бы она тебе не сказала, я скажу своё. Герцог де Брюлен был очень достойный разумный. Хочешь считать его своим отцом, никто тебе этого не запретит. Будешь меня считать отцом, я этому буду рад, я ведь всегда тебе говорил, относись ко мне, как к отцу. А я всегда к тебе относился как к сыну, только вынужден был держать дистанцию из-за титула. Из-за него и жениться не мог на твоей маме. Теперь обязательно поженимся, у нас ведь ещё двое детей.

— Отец, ты меня простишь?

— Микаэль, перестань себя корить, даже и не думай, что ты в чём-то виноват. Это всё из-за желания не потерять для тебя этот титул, из-за него и мама была с тобой холоднее, чем могла бы, и я дистанцию держал. Вот ты и бросился в объятия этой девушки, поверил в её любовь. Это нам надо у тебя прощения просить, промолчал и добавил:

— Давай, просто перевернём эту страницу, и будем жить дальше. И отношения строить будем с новой страницы. Ты поезжай к маме, она там места себе не находит, волнуется, а потом привези сюда всех, кого я тебе перечислю перед отъездом, хорошо?

Позже, когда сын рассказал всё матери, а она мне, я узнал, как сын оказался в магическом ошейнике. Пока они были на территории Росинского королевства, Стасия изображала из себя любящую и заботливую невесту. Они строили планы на будущее, клялись друг другу в любви, целовались и занимались любовью. Когда они въехали на территорию Краинского королевства, их сразу арестовали, но, узнав, кто такая Стасия, её куда-то увели. Микаэля же заперли в тюрьме, потом под конвоем его доставили в столицу. В столице его поместили во дворце герцога де Величко, только не в гостевые покои, а в тюремную камеру в подвале. К нему приходил сам герцог, кричал на него, обвинял в том, что Микаэль соблазнил его дочь, воспользовавшись её чувствами и доверчивостью. Парень сначала пытался оправдываться, но, когда его начали бить по лицу, понял, что это спектакль, что бы он ни говорил, всё будет против него. Дальше его просто содержали как пленника, немного кормили, но никогда не выпускали из темницы. Несколько раз в подвал приходила Стасия с компанией каких-то молодых аристократов. Она видимо хвасталась своим подвигом, тем, что заманила в ловушку сына главного врага королевства.

Про то, что он мой сын ему сообщил сам де Величко. Сначала приходили эльфы, на него наложили паралич, и взяли в пузырёк небольшое количество крови. А через три дня пришёл герцог и, издеваясь, стал доказывать Микаэлю, что он сын графа де Дрович, бывшего барона де Дрон. Следовательно его мать гулящая женщина и обманщица, охотница за титулом. И он сам никакой не герцог, сын графа, то есть всего лишь барон. Но, если он захочет, он может стать графом здесь, в Краинском королевстве, нужно всего лишь дать клятву верности Краинскому королю. Микаэль отказался и от него на некоторое время отстали.

Но однажды за ним пришли, и на него одели какой-то ошейник. Позже он понял, что это магический ошейник, который полностью подчиняет разумного. Когда ему что-то приказывали, он не мог не выполнить этого. Часть сознания понимала, что его принуждают, но это было только отголоском его реального сознания. Его заставили помыться, побрили и постригли, переодели в приличную одежду и повезли куда-то. Потом он увидел меня, хотел предупредить об опасности, о том, что этот эльф сильный маг. А когда я подмигнул ему, он понял, что я готов к опасности и успокоился. А потом сработала какая-то закладка в сознании, и он бросился на меня с кинжалом.

Теперь ему очень стыдно за всё. И за то, что не поверил нам, что Стасия лишь играет его любовью, и за то, что решил уехать с родины в чужое государство. А когда мать объяснили ему, почему его отцом стал я, а не герцог де Брюлен, он встал перед ней на колени, и просил прощения за то, что плохо думал о ней.

Что тут скажешь, сыну пришлось учиться жизни на своих ошибках. Жалею ли я об этом. Да, жалею! У меня самого в жизни бывали такие моменты и такие поступки, которые потом я очень хотел бы переиграть, изменить. Но вот таких суровых уроков жизни, как у Микаэля, у меня не было, и ведь прожил одну жизнь, живу вторую. А пареньку в самом начале жизни судьба бьёт, образно говоря, табуретом по лицу.

Я пока ещё не занимался наведением нужного мне порядка в этом городе, пока у меня здесь моя армия, за порядок в городе я спокоен, но потом нужно будет много времени уделять городской Страже, точнее, её реорганизации. И я начинаю собирать информацию. Один из десятников Стражи показался мне нормальным разумным, и я пригласил его в трактир, поговорить. В процессе беседы, тот вспомнил дворянина де Ролга, бывшего лейтенанта Стражи, который был убит у себя в кабинете ударом ножа в спину. Он пытался ввести те же приёмы организации дежурства, что и я.

— Видимо честный был этот лейтенант?

— Да, и жену с детьми очень любил. А когда он жену оставил вдовой, остальные и сопротивляться первому заместителю перестали.

— Давно?

— Полгода прошло. Начальник хотел женщину выселить из квартиры, которую лейтенанту от Стражи выделили, да не успел, вы приехали. Сейчас они сидят тихо-тихо.

— Проводи меня к этой женщине.

Мы пришли к одному из так называемых казённых домов. Это двухэтажный дом на три подъезда, в каждом подъезде по восемь отдельных «квартир», в которых была одна большая комната. А уже жильцы сами выделяли и отгораживали маленькую кухню, спальню. В квартиру я заходить не стал, вызвал женщину на улицу и поговорил с ней. От дворянского у неё осталась только приставка «де» к фамилии, оставшейся от мужа. Работы не было, так как у неё маленькие дети, а оставить их не с кем, родственников никаких нет. Доживают последние сбережения, продаёт вещи мужа. Женщина была красивой, только очень уставшей, я бы сказал, измождённой. У неё был слабый дар с целительским уклоном, но она сама об этом не знала. Звали её Натана.

— Натана! Я тут большой начальник, так, что из квартиры тебя никто не выгонит. У тебя есть магический дар, слабый, но он есть. Тебе бы надо учиться. Освоишь свой дар, сможешь работать в больнице знахаркой. Мы этот вопрос решим, я посоветуюсь с женой, она организует эти самые больницы и найдёт, куда тебя устроить. Но у меня к тебе есть просьба. Я хочу познакомить с тобой одного мужчину. Он тоже, как твой муж, служит там, где борются с бандитами. У тебя убили мужа, а у того мужчины враги убили жену и ребёнка. Те, кто убил твоего мужа, они будут наказаны, но мужа это не воскресит. Ты молодая, у тебя дети растут, тебе совсем не помешало бы снова выйти замуж. Я не буду на тебя давить, не ставлю тебе никаких условий. Я просто хочу вас познакомить, а дальше как у вас сложится, это только Святая Анюта знает.

— Я не хочу, чтобы мужчина приходил в этот дом. Тут сразу такие сплетни пойдут!

— Тогда в выходной, в час дня, будь с детьми в храме Святой Анюты. А у тебя есть что одеть? — на этот вопрос женщина отвернулась.

— Натана, я стараюсь для своего знакомого. Но твой муж, он заслужил, чтобы я и к тебе относился с уважением. Поэтому я даю тебе пять серебряных. Запомни, ты мне за них ничего не должна. Встретимся в храме.

В храм Святой Анюты мы пришла с Амиром Кунаком. Я ему сразу сказал, что хочу познакомить его с интересными людьми, но это не служебное знакомство. Я бы хотел, чтобы он с ними подружился.

— Зачем это вам, Ваше Сиятельство?

— Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь! Это поговорка такая. А я часто поступаю так, как мне подсказывает моя душа, и иногда бывает очень здорово, иногда бывает просто нормально, но никогда не бывает плохо. Так что ты ни о чём не думай, просто познакомься, а дальше, как твоя душа подскажет.

В это время мы зашли в храм.

— «Свята Анюта! Два хороших человека одиноки, соедини их!»

— «Ты прямо, к каждой бочке — затычка».

— «Ой, не ворчи, старуха!»

— «Ты, противный, уйди от меня».

В это время мы подошли к Натане с детьми. Два малыша, мальчик лет четырёх и девочка лет двух или трёх, держались за мамин подол и с любопытством смотрели по сторонам.

Когда я представил женщине мужчину, потом мужчине женщину, они уставились друг на друга, как будто увидели знакомого. В это время девочка, быстро перебирая ножками, доковыляла до ноги мужчины и вцепилась в неё. Амир присел и взял девочку за ручку, та смотрела ему в лицо.

— Здравствуй, как тебя зовут?

— Я Мася. Ты пуись моим папой?

— А ты этого хочешь?

— Да, ты как мой папа, я хосю, тепя папой!

— А твой брат, он захочет, чтобы я был вашим папой?

— Вися хосет, тойко он мойсит! Ты пуись папой, он пуит ковоить!

Амир протянул руку к мальчику, и тот вцепился в неё. Потом мужчина поднял на руки обоих детей и выпрямился. По его щекам текли слёзы.

— Не пвась, мама не путет лукатся! Мама топлая.

— А вдруг она не захочет, чтобы я был вашим папой?

— Мы её попосим, павта, Вися?

— Да! Попросим, — вдруг неожиданно для всех произнёс мальчик.

До этого, из слов девочки мы с трудом, но всё же поняли, что мальчик не разговаривает. Позже мы узнали, что он перестал разговаривать со дня похорон отца, которого очень любил.

Женщина вскрикнула, бросилась к сыну, но мужчина не хотел отпускать малыша, да, тот и сам держался за мужчину. Натана обняла сына, а вместе с ним и руку Амира.

— «Я могу уйти, у них всё сложится?»

— «Я на тебя Анюте нажалуюсь»

— «За что, что я опять сделал не так?»

— «Ты мне не доверяешь!»

— «Спасибо тебе, я очень должен Амиру, и Натана — хороший человек, а ты им помогла».

— «Спасибо, спасибо, лучше титул дай этой парочке!»

Придя домой, ну, в смысле во дворец озадачил своего секретаря, подобрать графство для нового графа. Поскольку часть аристократов сбежала из государства, их владения стали бесхозными. Выбрал графство, находящееся вплотную к столице и являющееся «кормовым», как баронство Дрона для Холмограда. И на следующий день издал свой первый приказ, подписанный владетелем, которого здесь ещё никто не знал, Князем Горным. Приказ был о присвоении Амиру Кунаку титула графа за заслуги перед государством, и наделении его землями. Предложил Амиру выбрать себе и графству новое имя. Это было необходимо, так как старое имя Кунак было именем простолюдина, здесь, в столице это было бы встречено в штыки. Зачем это и мне, и Амиру? А старое название графства оставить было нельзя, потому, что бывший граф сбежал, значит, был замешан в антигосударственных делах.

Наш начальник службы безопасности никак не мог выбрать что-то, тогда я предложил для него имя Стрелец, объяснил, кто такие были стрельцы на Руси. Он согласился и стал граф Амир де Стрелец. А через неделю и Натана стала графиней де Стрелец.

В установленный день в Годунград приехали короли Тройственного союза, правда, вместо короля от Поленского королевства был наместник Восточного анклава. Поскольку Тройственный союз заключал он, и войной на Росинское королевство шёл тоже он, меня устроило, что документы об итогах войны он и подпишет. Кстати город я решил не переименовывать, пусть будет память о короле Рутане де Годуно Рюри, который не лёг под врагов рода человеческого.

Собрались в малом зале королевского дворца. Я категорически выставил из этого помещения всех помощников, телохранителей, секретарей. Кто отказывался выходить, тех вытолкала стража. На попытки королей получить объяснение на нарушение протокола я потребовал общения в узком кругу. Все короли хором начали меня убеждать, что так не делается, нельзя так делать. Вот интересно, а у них хоть немного самолюбия есть? А интерес к реальной жизни? Неужели они никогда не решали вопросов в узком кругу? Или они вообще ничего не решают сами?

Я приказал занести забальзамированный труп эльфа, из головы которого пытался, но не смог выбраться хорхар.

— Вот смотрите! Вы думаете у вас в советниках вот эти красивые эльфы. Они тоже входят в ваше окружение, но руководят всем те чудовища, что сидят в голове у многих эльфов. Это вот они вам сказали, что нельзя так делать, нельзя королю самому решать что-то, а только с разрешения советника?

Короли сначала с интересом, а потом с ужасом и омерзением рассматривали хорхара. Ведь на самом деле получается, что их реальные руководители, это не те красивые эльфы, которых они, как советников, видят каждый день, а вот такие уродцы в их головах.

— Сейчас у вас есть реальная возможность освободиться от их гнёта, от их власти. Они своей подлостью настолько разозлили богов, что боги уничтожили их государство на островах. Теперь их осталось совсем немного, выжили только те, кто сидел в ваших государствах, когда были уничтожены их острова. Возле престола Росинского короля было семь особей эльфов, в трёх из них сидела вот эта гадость. Боги называют этих существ хорхарами. Они сильные маги, но им это не помогло. Теперь возле этого престола эльфов нет, и не будет. Мы будем строить своё государство без чьих-то подсказок. Кстати в нашем королевстве есть несколько эльфов, которые живут как простые разумные. Они не лезут к власти, просто живут, работают и никому не мешают. Вот такие эльфы — пусть живут.

— Теперь поговорим об итогах войны. Фанское королевство и Поленское королевство платят контрибуцию деньгами. А что может предложить Краинское королевство, чтобы компенсировать нанесённый ущерб.

— У меня умер главный казначей, мне нужно привести дела в порядок.

— Величко умер? Это хорошая новость.

— Как вы можете? Это смерть разумного!

— Да? А сколько разумных убили ваши солдаты, когда шли по нашей территории. Сколько городов и деревень они сожгли, знаете? Не знаете? Надо же! И что всё прилипало к ручкам Величко, тоже не знаете? Что, не знаете, что ваш Величко держал моего сына в плену, а потом отдал эльфам для торга? И этого не знаете? Вы король, или пустое место? Вы вообще не знаете, что у вас в королевстве твориться! Тут и эльфы не при чём, вас даже ваши аристократы не считают верховной властью, творят сами, что хотят.

— Вот карта, видите, отдаёте мне вот эти три графства. Возражений нет?

— А теперь Ваши Величества слушайте внимательно. Я предлагаю один раз, поэтому не надо меня перебивать, просто выслушайте.

— Королевства Росинского больше не будет, как-то не везёт этой территории на звание королевства. Поэтому здесь будет Княжество. Что такое княжество и кто такой князь? Князь, это прямой потомок одного из царей, кровный родственник. Этот титул ниже царя, но выше герцога, поэтому будем считать, что князь идёт наравне с королём. Так что вы сейчас разговариваете не просто с победителем в войне, вы разговариваете с равным по титулу. А что такое княжество? Это владения князя. Они могут быть размером с графство, а могут быть намного больше королевства. Итак, я даю своим владениям название Княжество Горное. Его территория — это все предгорья и часть гор.

В него войдут четыре герцогства. На юге герцогство Горса, на севере герцогство Торон, Вот здесь в центральной части будет герцогство Дрович. Ещё в княжество войдут герцогство Брюлен, и графство Семигорское. Карту все видите? Вот каждому из вас по экземпляру. Запомните простую вещь, Княжество имеет нейтральный статус, ни с кем, кроме царства гномов никаких военных союзов не заключает. Но, не дай Сияющий, кому-нибудь из вас или ваших подданных что-то напутать и залезть на территорию Княжества. Последствия могут быть смертельными.

— Теперь мы с вами пойдём в храм Сияющего, и вы все трое дадите клятву Сияющему, что ни вы, ни ваши наследники никогда не пойдёте войной на нашу территорию. Если кто-то из вас не хочет давать такую клятву перед ликом Сияющего, тогда я могу вернуть название Росинского королевства и присоединить к нему ваши королевства! Кто-то сомневается, что я это смогу?

Оба короля и наместник от имени Поленского короля дали клятву о ненападении на Княжество. Подписал со всеми двухсторонние договора о мире, торговле, обмене посольствами. Количество разумных в посольствах ограничил числом не более десяти. Когда расставались, шепнул Фанскому королю и наместнику Восточного анклава Поленского королевства, что у Краинского короля сейчас армии нет.

Считаю ли я, что это подло, мол, я натравливаю одни королевства на другие? Во-первых, я им только дал понять, что в их конфликт с Краинским королевством, если такой возникнет, я вмешиваться не буду. А во-вторых, я не натравливаю одни королевства на другие, а стравливаю между собой тех, кто совсем недавно, объединившись, шли на нас войной.

И что теперь делать? Намерения я обозначил, а как это реализовать?

Ещё когда готовил встречу с королями, послал Микаэля домой, с наказом привезти сюда кое-кого. Вот они все и приехали: Серж с Розалией, Микаэль с герцогиней де Брюлен, Юлий де Горса, мои жены и Анюта.

Озадачил всех. Серж оформляет документы и вступает во владение северной частью разделённой территории, герцогством Торон. Они теперь с Розалией герцог и герцогиня де Торон. Эта территория граничит с царством гномов, братья дорогу построят и будут друг к другу в гости ездить.

Микаэль с помощью матери, герцогини де Брюлен и герцога де Горса оформляет документы и вступает во владение герцогством Дрович. Это средняя часть разделённой территории, на ней находится город Холмоград и дорога через перевалы к нам в анклав. В герцогство моего сына вошло и баронство Дрона. В это же герцогство вошли три графства, отобранные у Краинского короля. Пусть это будет маркизат в составе герцогства. А маркизом у нас станет Юлий де Горса.

Столица Росинского королевства, город Годунград, и прилегающие «кормовые» территории были во владении короля, пусть и останутся владением князя.

Южная часть, как и планировали, становится герцогством Горса. Тут тоже оформляются документы, герцог вступает во владение.

В семействе Горса много радости. Родители встретились с дочерью, двадцать лет назад сбежавшей из дома. Дочь уже герцогиня. И внуков уже двое. А ещё внучатый племянник стал полноценным маркизом, со своими владениями. И он, спустя много дет, встретился с матерью.

Юлий потом рассказывал, как общался с родственниками.

— Ну, оболтус, рассказывай, где болтался столько времени, всю жизнь шпагой машешь, хоть учителя хорошего нашёл?

— Да, нашёл, нас с Сержем Третий тренирует, когда у него нет войны.

— Какой ещё третий? И кто этот Серж, он хоть дворянин?

— Третий, это тот самый, про которого баллада сложена. А Серж, он кем только не был. Был принцем, потом графом, сейчас вот стал герцогом.

— Врёшь?

— А зачем мне врать?

— Ну, как-то это очень уж фантастично!

— А с нашим шефом, ну, Третьим, всё время так!

— Ну а кроме шпаги, чем занимался? Бездельничал?

— Да нет, ещё управляющим работаю у того же Третьего.

— А что у него, баронство? Вряд ли больше у вояки-то? И как справляешься?

— Ну, с начала трудно было, потом меня хозяйка понатаскала, и стало получаться. Теперь вот набрал помощников, хоть для тренировок время появилось.

— Как хоть ваше поместье называется?

— Загорье.

— Какое ещё Загорье?

— Ну, или герцогство Брюлен.

— Что? Ты управляешь герцогством? И как же ты смог приехать, наверное, работы столько, что не вздохнуть, да?

— Ну, да работы много. Сейчас вот надо принять маркизат под свою руку, потом буду помогать молодому герцогу де Дрович. Шеф попросил пока поработать управляющим у него.

— Так что это за шеф у тебя?

— А вы так и не поняли? Я служу князю Горному, главе клана анд Дрович.

Пока все были при деле, я проводил время с жёнами и дочерью. А вчера разговаривал с Розалией. Случайно столкнулись в коридоре.

Женщина взяла меня под руку.

— Нам нужно поговорить.

— Розалия мне уже страшно.

— Ты хоть понимаешь, что ты для нас сделал?

— А ты понимаешь, что ты извращенка? Ты считаешься моей сестрой, и при этом ты замужем за моим сыном. Это натуральное извращение!

Женщина с недоумением уставилась на меня, но видя мою улыбку «до ушей», поняла, что я просто насмехаюсь.

— Ах так, — и начала меня колотить своей дамской сумочкой.

Я от неё убегал, а все бойцы смотрели с полным недоумением, то ли спасать командира, то ли помочь такой красивой женщине его поймать. Потом мы упали попами на скамью и дружно захохотали.

— Майкл, я помню один наш разговор. Вот теперь, за всё, что ты для нас сделал, я бы сама хотела с тобой покувыркаться! — она тяжело вздохнула, — Жаль только, что нельзя, я теперь замужем!

И мы опять весело заржали. Ну как же мне легко общаться с этим человеком!

— Майкл, ну серьёзно, мы можем что-то для тебя сделать?

— Микаэль обжёгся на первой любви, может и хорошо, что некоторое время будет бегать от девушек. А вот Анюта меня беспокоит! У неё проблема, как у всех у вас, девушек с титулом. Как отличить реального влюблённого от искателя титула? Да и была она влюблена в брата, теперь на парней и не смотрит. Есть там у тебя какой-нибудь завалящийся маркизёныш?

— Проблему поняла, мы с девочками подумаем.

— Розалия, дай совет, когда делать предложение третьей жене?

— А кто у нас третья жена? Ой, больно! Ну, вдруг ты за это время… Всё-всё, я уже серьёзная. Я тут подумала, думаю, что тебе нужно сделать это немедленно, прямо сейчас!

— Сопроводишь?

— Да уж! Не пропущу я это зрелище! А ты не боишься по морде получить?

— А что, в первый раз что ли? — и мы опять засмеялись.

Герцогиня де Брюлен и маркиз де Горса проводили инструкторско-методическое занятие по управлению герцогством с молодым герцогом.

— Подожди две минуты, — это Розалия.

Вот уже в комнате обе мои жены, дочь и все ранее присутствующие. Подхожу к Анейре, целую в щёку.

— Анечка терпи, клянусь, это в последний раз!

Все кроме Розалии и Ирены смотрят на меня с недоумением. А Ирена, с ходу вошла в тему, молодец!

Встаю на одно колено перед Ирианой.

— О, прекраснейшая герцогиня и ослепительнейшая женщина, мать моих детей! Я князь Горный и глава клан Дрович, прошу вас, стать моей женой и отдать мне не только вашу руку, но и ваше сердце!

— Ой, как проголодался, — это конечно Розалия? Нет! Это у Анюты ехидство прорезалось!

— Я подумаю, — отвечает мне истинная женщина.

— О, горе мне горе! — бьюсь головой об пол, при этом брякаю ножнами меча, и получается очень громко.

Анечка бросается ко мне, пытаясь предотвратить травмирование любимого мужа. Ирена, Розалия и Анюта весело хохочут, Микаэль и Юлий смотрят с недоумением.

— Мерзавец, ты даже сватовство в клоунаду превратил! — устало вздыхает Ириана.

— Ирианочка, а кто тебе мешал сразу согласиться? Теперь думай до завтра. А я пошёл обручальные кольца заказывать.

— А как же трое детей? — это Микаэль в недоумении.

— Микаэль, мы с твоей мамой муж и жена по факту, но благословение получили только вот от этой Анюты, а от Святой ещё нет. А для полного счастья это нужно. Кроме того наши женщины хотят праздник. А он у нас есть!

— Какие обручальные кольца? Ты что, опять мне три дня на подготовку? Ну, уж нет! — Ириану понесло.

Чтобы сбить её с агрессивного настроя, задаю наивный вопрос:

— Ириана, а в каком храме венчаться будем? — о, это шок!

Все барышни подвисли.

— Да ты не переживай, у нас столица анклава — Семигорск, там и храм любимый, и остальные дети. Там и обвенчаемся, когда туда доберёмся! — и бежать, бежать!

Как там говорили: «Сделал гадость — на сердце радость!» — хотели надо мной поиздеваться, вот теперь суетитесь, бегайте, а я пойду, проверю городскую Стражу.

Мне этот город очень нужен, если исходить из здравого смысла, здесь должна быть столица, всё-таки в Семигорск далековато добираться. И население там маленькое, для столицы. А разрастаться ему не нужно, пусть там природа сохраниться.

В городской Страже к моему приходу было произведено построение.

Я въехал на плац возле казарм Стражи, в сопровождении десятка всадников. Сошёл с коня и направился к группе лиц, стоящих в центре плаца. И чем то они мне напомнили толстого начальника Стражи Холмограда, которому я отрубил голову. Когда я подошёл, они продолжали разговаривать между собой, как будто меня и не существует. Я сделал два шага в сторону, махнул рукой своим сопровождающим. Как и было заранее договорено, они сразу по прибытии рассредоточились так, чтобы прикрыть меня в случае неожиданного нападения. Сейчас же по моему знаку, они подняли арбалеты и выстрелили каждому, из той «невнимательной» группы, кому в ягодицу, кому в бедро. С криками и стонами они все повалились на землю. Возмущённые вопли неслись над плацом, переходя в угрозы.

Подхожу к этим инвалидам:

— Кто сказал, что я покойник?

Один из пострадавших привстал на колено.

— Я сказал! Я баро… — договорить он не успел, так как его голова упала на землю.

— «Третий», — зашелестело над толпой стражников, потому, что то, как они стояли нельзя назвать строем.

Все стоящие в строю стражники подобрались, постарались выровняться в шеренгах, подтянуть животы, поправить амуницию.

— Кто Начальник Стражи.

— Я, барон де Турба! — один из «подстреленных» поднялся, морщась и держась за ягодицу, из которой торчал арбалетный болт.

— До вас довели, что Князь приедет инспектировать Стражу?

Тот встал в картинную позу, отвёл левую руку в демонстративном жесте:

— Я не знаю никакого Князя! — сверкнул Сумрак, и эффектно отведенная рука упала на землю.

Я тут же наложил плетение, останавливающее кровотечение. Начальник Стражи побледнел, и снова свалился на землю, видимо, в обморок.

— Кто из вас заместитель начальника Стражи?

С земли поднялся ещё один разумный. У этого было прострелено бедро, и, судя по бледности, он уже потерял много крови. Я подошёл вплотную, наложил плетение останавливающее кровотечение, наложил Малые Исцеление на рану с одной стороны бедра, потом с другой. Стражник ещё больше побледнел, но стоял на ногах. Я подал знак, и мне принесли флягу с красным вином. Раненый выпил несколько глотков.

— Спасибо! Я второй заместитель, первый у нас уже без головы.

— Почему меня не встречают, как положено?

— Начальник Стражи приказал продемонстрировать вам, что вы для нас не власть.

— Вы теперь начальник Стражи. Этих инвалидов разоружить и доставить в кабинет начальника Стражи. Мои воины будут их охранять. А мы с вами будем говорить с вашими стражниками.

Ну, дальше по уже отработанной схеме. Пообещал, что жалование будет выплачиваться вовремя, но порядок в городе должен поддерживаться в строгом соответствии с законом. Если кто-то из стражников вместо охраны населения будет сам, грабить, насиловать, заниматься поборами, то он будет повешен. Кто не хочет служить честно, пусть сразу уходит. В казарме никто сидеть не будет. Одна треть патрулирует город, вторая треть занимается и тренируется, последняя треть отдыхает. Питание в городе самостоятельное с оплатой за еду. Требование кормить вас бесплатно — это поборы, за это буду наказывать.

Потом пошли разбираться с «начальством». Здесь были бывший начальник Стражи, казначей, два мага. Раньше было ещё два заместителя.

— Маги, а чем вы тут занимаетесь?

Оказалось, что маги должны исцелять раненых, и править оружие. Соответственно один должен быть целителем, а второй магом Земли. Эти оба были стихийниками, весьма слабыми, оба попали сюда «по знакомству» и целыми днями ничего не делали. Правда и жалование за два последних месяца они не получали. Уволил и выгнал обоих. На казначея наложил паралич, а начальнику воткнул арбалетный болт в колено. Разумный кричал очень громко, намочил штаны, по щекам текли слёзы.

— Я — Князь. Это мой город и моё государство. Расскажешь всё, будешь жить. Без руки, тем более левой, вполне себе можно прожить. Давай, начинай, когда всё началось, кто руководил, какие последние указания ты получал?

То, что он рассказал, это обычная история постепенного загнивания силовой структуры. Те, кто реально подгребли под себя власть в королевстве, не могли оставить без своего влияния силовую структуру, имеющую полицейские функции. Этого барончика держали здесь, как декоративную фигуру. Есть такое выражение: «Говорящая голова», — вот он и был такой головой. Тем не менее, должность достаточно высокая, и со временем, он и сам уверовал в свою значимость. Стал вести себя как «большой босс».

Все тёмные дела прокручивал его первый зам. А второго зама держали как «рабочую лошадку».

Заставил Начальника Стражи достать все заначки. В официальном сейфе лежало несколько документов и коробка с серебряными монетами. А вот в сундучке, спрятанном за декоративной панелью, было около двух тысяч золотых. Почти восемьдесят килограмм золота. Правда, в золотых монетах Росинского королевства золото не чистое, около трети веса это примеси: медь, серебро, свинец, цинк. В золоте с разных месторождение процент примесей и состав разный. Где — то больше меди, где-то свинца.

Отпустил бывшего начальника Стражи с условием, что он уедет из города. Дал команду проверить его имущество, когда будет уезжать. Оставить ему двести золотых, остальное изъять.

Вот и дошла очередь до казначея. И я сразу понял, что он не скажет главного. Он почти радостно сообщил, что украл жалование стражников за два месяца, все эти деньги у него в кабинете. Часть в сейфе, часть под полом. Пошли в кабинет, он сам всё достал: две тысячи серебряных и почти тысячу золотых. И смотрит почти преданно.

Послал за Ирианой. Пока она не приехала, раздавал указания и инструктировал нового начальника Стражи. Первое, вызвать человек десять, кому он доверяет. Построил их и сказал, что новый начальник в большой опасности. Их единственная задача — организовать круглосуточную защиту его жизни. Они его телохранители на целый год. Потом это будет не нужно. Второе, назначили трёх надёжных сержантов, чтобы взяли стражников и в начале ночи арестовали всех, кто был ближайшими помощниками первого зама. Потом их на допрос и к судье. Третье, те, кто уходит из Стражи, должны сдать оружие. И вот тут выясняется, что эти воры на службе до того обнаглели, что и оружие и снаряжение стражники покупали за свой счёт.

Привезли Герцогиню де Брюлен. Ириана вошла в кабинет, где мы сидели, встала в позу «руки в боки» и собралась устроить мне разнос:

— Так вот ты куда спря…

— Замолчи! Думай, где и как можно разговаривать!

До женщины дошло сразу, она изменилась в лице.

— Извините, Ваше Высочество!

— Ириана. Вот этот разумный был казначеем как минимум в трёх местах: в Страже, у бандитов и у эльфов. Нам он отдал то, что наворовал в Страже. Хотелось бы иметь всё остальное. Мне кажется то, что было от эльфов, намного интереснее. Если этот разумный не переживёт общение с тобой, то он умрёт тихо, а вот если до него доберутся его подельники, то его будут страшно пытать. Так что, можешь проявить гуманизм, и расплавить ему мозги. Работай. Мне здесь побыть, или не мешать.

Ириана подошла, прижалась всем телом и, заглядывая в глаза, сказала:

— Твои задания с каждым разом всё страшнее. Что будет дальше?

— Ириана, ты сама назвала меня Высочеством. Это потолок, дальше некуда. Так что, ещё страшнее уже не будет!

— Побудь рядом, пожалуйста, — тихо произнесла женщина.

Я не только побыл рядом, я положил свои руки ей на плечи и стал потихоньку восполнять энергию, которую она тратил. Ирена работала долго, почти час. Через некоторое время она начала проговаривать, то, что считывала из сознания казначея. Это было правильно, информации было много, она могла что-то забыть, а в моём Компе всё сохраниться. Когда она закончила, я приказал отвести её во дворец, а сам позвал своих дружинников и тихо умертвил казначея. Сделал я это потому, что если он каким-то чудом сбежит, или кто-то узнает, что мне известны его тайны, у нас будут большие неприятности. Оказалось, что он организовывал хранение золота для эльфов, которое собиралось и свозилось на побережье со всего королевства, а также от фанцев и, с части территории краинцев.

В ночь уходил большой отряд, половина нашей конницы и десять фаланг. Три ехали полностью на повозках, типа фургонов. Семь фаланг бежали трусцой за повозками, на которых ехало всё их вооружение и амуниция. Утром за ними следом пойдёт обоз с продовольствием для них. О цели всех этих выдвижений знали три командира, Амир Кунак, начальник службы безопасности, и Юлий де Горса, который в этом походе работал проводником.

Вернулся обоз через пятнадцать дней. Туда передовой отряд доехал к утру следующего дня. Посланные разведчики с трудом вырвались из засады, подтвердив этим, что объект хорошо охраняется. До вечера наблюдали издалека. Ночью тихо окружили объект на дистанции достаточной, для непрерывного наблюдения. Только со стороны моря выставили сплошной заслон, что было правильным решением. Дружинники убрали с берега вблизи объекта все лодки, так ночью трижды к этому месту пытались пристать лодки. Точнее, они пристали, и все кто был в лодках, были арестованы. При попытке устроить шум, их просто уничтожили. К вечеру второго дня прибыло основное войско, и ночью наши воины пошли на штурм. Десять арбалетчиков с амулетами ночного зрения уничтожили почти всю охрану. Потом пехота с магическими светильниками пошла на штурм. Из ста пятидесяти разумных, в плен не сдался ни один. Потом днём выяснили, что на всех защитниках объекта были одеты магические ошейники. То есть это были зомбированные камикадзе.

Так что же это за объект такой таинственный. Это был большой склад, очень большой. По внешнему виду это был склад рыбаков, огромное деревянное здание, увешанное сетями, с валяющимися рядом целыми и поломанными лодками. А внутри было ещё одно здание-сейф, закрытое на механические запоры, и с кучей магических защит. Разрядили все эти защиты наши воины оригинальным и варварским способом. Они брали тела защитников этого склада и бросали их в дверь здания Сейфа. И делали это до тех пор, пока все магические защиты не разрядились. Потом маги, сопровождавшие отряд выломали дверь и проникли внутрь. А внутри было золото, много золота в монетах и слитках. Когда всё доставили во дворец в Годунград, и наши новые казначеи всё пересчитали, оказалось, что доставлено золота в общей сложности на полтора миллиона золотых. Если взвесить, это шестьдесят тонн золотых монет и золота в слитках. Три годовых бюджета Росинского королевства. Это эльфы планировали вывезти к себе на острова, а потом за счёт этих денег вести подрывную работу во всех королевствах.

И как это золото сохранить, а потом куда его использовать?

Дальше, как в той присказке, мы посоветовались и я решил. Пока золото сохраняем за счёт надёжной охраны дворца. Потом будем строить новый дворец. Зачем? У единственного князя на этой планете должен быть дворец, какого нет ни у кого. Это не тщеславие. Это я продолжаю нагнетать атмосферу вокруг моего имени и создавать имидж непобедимого государства, тогда и жить станет чуточку спокойнее.

А теперь готовимся к свадьбе. Это для меня третья свадьба. Для моей невесты, это вторая свадьба. А в нашем королевстве, теперь уже княжестве, это первая свадьба, на которой мужчина официально берёт себе третью жену. По законам королевства, принятым много лет, назад мужчине магу разрешается иметь до трёх жён, но почему-то никто этим правом не пользовался. А зачем это мне? Я не считаю себя половым гигантом, которому мало одной или двух женщин. Нет! Просто так сложилось, что я не на словах, но своими поступками обещал этой женщине защиту, опору в жизни, крепкое мужское плечо рядом. Пришло время выполнять обещание.


Глава 9. Опять война | Три шага до магии. Шаг третий. Университет Полной Магии | Глава 11. Опять свадьба