home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18. За пределами разума

Аделина.


Оливия действительно покинула дворец через два часа. За ее отъездом я следила через окно. Отделанный позолотой дормез сопровождали всадники и грузовая повозка. Не представляла, как они будут добираться. Порталы до сих пор были заблокированы по всей империи — время от времени я пыталась перенестись на границу между Герхтаром и Реверонгом, но каждый раз меня ждало разочарование. Надеялась, что императрица доберется до Певерхьера без проблем. Ее смерть была мне невыгодна.

Обедала я в своих покоях вместе с фрейлинами. Служанка накрыла нам стол в гостиной. Девушки развлекали меня беседами, но больше всего мне нравилось слушать рассказы Оды. В свои годы она побывала не только во всей империи и Реверонге, но и за пределами материка. Она видела совсем другую культуру, вместе с родителями объездила Веорийскую империю, побывала в десятках королевств. Долгое время жила среди бедняков, возвышалась над богачами и даже приравнивалась к рабыне в одном из дальних королевств. Не посчастливилось ей познакомиться и с пиратами.

После обеда девушки сопроводили меня в приемный зал. Сегодня стражников оказалось в два раза больше, но этих мер предосторожности я не понимала. Оливия уехала, а вместе с ней дворец покинула и ее последняя фрейлина. Навряд ли здесь еще остались ее приспешники. А если и так, то сегодня они действовать побоятся.

— Месье Реталь, — объявил секретарь, так щедро выделенный мне Дамианом.

Вперед вышел грузный мужчина в годах. Могла отметить аккуратную седую бородку, кустистые брови и чуть отросшие волосы. Выглядел опрятно в темно-синем камзоле. Виделась и выправка, но в образ не вписывалась трость, на которую он опирался. Поклонившись, месье Реталь ждал, когда я разрешу ему ко мне обратиться.

— Можете излагать вашу проблему, — кивнула я.

— Разрешите поприветствовать вас, Ваше Величество…

— Вы перепутали, — поспешила я исправить оплошность. — Ко мне нужно обращаться «Ваша Светлость».

— Простите мне ошибку, Ваша Светлость. Не казните за откровенность, но в столице да и за ее пределами вас называют иначе, — по-доброму улыбнулся мужчина, вновь склоняясь передо мной.

— Вы хотели рассказать о вашей проблеме, — напомнила я, нисколько не польщенная полученной информацией.

— Дело в том, что я вот уже сорок лет продолжаю дело своего отца. У меня ювелирные лавки в столице и по всему Шагдараху. Раньше камни для изделий я всегда заказывал в Певерхьере, но, когда королевства объединились в империю, поставки прекратились. Сейчас у меня нет возможности связаться с поставщиками, потому что письма до них не доходят. Последняя партия, что уже была оплачена, до меня так и не добралась, и я не смог выполнить заказы, за которые получил монеты. Я терплю огромные убытки, — закончил месье Реталь.

— Ваша проблема мне понятна, — кивнула я, продумывая возможные меры. — Есть ли еще среди вас торговцы, которые потерпели убытки из-за временной приостановки поставок из Певерхьера и Реверонга?

— Да, Ваша Светлость, — ответил мне секретарь. — Мадам Дейлоя, месье Бурно, месье Толк и братья Гивиген. Это те, кто записан на сегодня.

Те, кого назвал секретарь, осторожно вышли вперед и поклонились, ожидая моего ответа.

— Поправьте меня, если я ошибусь. Насколько мне известно, в военное время каждый подданный, достигший четырнадцати лет, если он не находится на обучении, обязан оплачивать двойные налоги, которые идут на оборону и содержание армии.

— Все верно, Ваша Светлость.

— Но во время взятия Певерхьера указ так и не был подписан?

— Не был, Ваша Светлость. Его Величество великодушно оплатил все расходы из казны, чем весомо опустошил ее, — понял мой намек секретарь.

Просящие приосанились, заметно опечалились, но именно такого эффекта я и ожидала. Не могла возместить им весь ущерб, потому что была уверена, что пострадавших далеко не пять человек. Дай одному, и тогда ринутся остальные, а если не поможешь, то сразу станешь злом в последней инстанции.

— Вот видите, вы сохранили себе часть дохода, который по закону у вас могли забрать безвозвратно. Однако я понимаю, что ваши убытки могли быть значительно больше. Именно поэтому мой секретарь передаст Его Величеству ваши прошения о частичной компенсации ущерба. Компенсация будет высчитываться по каждому обратившемуся индивидуально следующим образом. В канцелярию вы приносите документы, подтверждающие ваш ущерб. Из суммы ущерба вычитается сумма налога, который каждый из вас должен был оплатить в казну согласно законам о военном времени. Если ущерб не покрывается суммой налога, вы получаете компенсацию по оставшейся части. Если налог полностью покрывает ущерб или полученный ущерб меньше налога, каждый остается при своем. Составить прошения на имя Его Величества вы можете прямо сейчас. Мой секретарь вам в этом поможет. Всех остальных с подобными проблемами прошу сразу отправлять в канцелярию.

— Да, Ваша Светлость, — ответил секретарь, который был доволен моим решением.

— Что же касается всех последующих поставок, товарооборот с Певерхьером будет налажен в самое ближайшее время. Информацией о сотрудничестве с Реверонгом я не обладаю. Пока учитесь обходиться тем, что есть.

Не все пришедшие с подобной проблемой остались довольны, но большего я и не ожидала. Уже давно уяснила, что со счастливыми улыбками отсюда выходят редко. В глазах людей император мог одним взмахом руки устранить любую проблему, но на самом деле возможности монарха были ограничены законами, казной, разумом и возможностями.

После всех дел меня ждала учеба, но часы в окружении министров и преподавателей пролетали до отчаяния быстро. Я бы с радостью уделяла занятиям больше времени, но Дамиан запрещал мне нагружать себя, а его приказы обсуждению не подлежали.

Небольшая прогулка по саду дала мне необходимый настрой. Нервничала и пыталась держать себя в руках. Время ужина неумолимо приближалось, и я не могла от него отказаться. Дамиан освободился раньше и предпочел встретить меня в саду.

— Как прошел ваш день? — вопросил он с привычной выдержкой, от которой меня в дрожь бросало.

— Обычно, — ответила я как можно мягче.

— Позвольте пригласить вас на ужин.

Этот ужин тоже не задался. Разговор не клеился. Мы поочередно рассказывали о произошедшем за день, но беседы как таковой не было. Сухие факты под мирное звяканье столовых приборов. Я отчаянно пыталась быть милой, даже терпимой, но слишком трудно изображать радушие, когда ненавидишь человека всем сердцем.

К напиткам не притрагивалась. Продолжала проводить свой опыт, сетуя о плохом самочувствии. Дамиан не злился, но явно был чем-то раздражен. Предполагала, что моим поведением, однако идти у него на поводу не собиралась.

— Спасибо за ужин, — выдавила я из себя подобие улыбки, убирая салфетку с колен.

— Жаль, вы не попробовали вино. Очень легкое, последний урожай, — отсалютовал он мне бокалом.

Я тоже вынужденно приподняла свой бокал, но не сделала ни глотка, поставив его обратно.

— Я устала и хотела бы лечь спать, — проговорила я как можно беззаботнее.

— Конечно. Я провожу вас, — ответил он, заскрипев зубами.

До крыла мы добрались довольно быстро. Я уже хотела войти в свои комнаты, когда Дамиан задержал меня, рывком схватив за руку. Обернувшись, недоуменно воззрилась на него. Страх прокатился по коже, ухнул куда-то в желудок, но я изо всех сил держала лицо, внешне оставаясь спокойной.

— Разрешите вас поцеловать? — поинтересовался он, а я ощущала на щеке его дыхание.

Желудок взбунтовался, словно свернулся в тугой узел. Омерзение накрыло волной, а сердце учащенно забилось.

— Простите, но я пока к этому не готова, — сдержанно ответила я, буквально проваливаясь в комнату, едва мне удалось открыть дверь.

Прислонившись к створке спиной, слышала его шаги за закрытой дверью, но успокоиться не могла. Перед глазами то и дело вставало его лицо, нависающее надо мной. Его безумная улыбка и ненормальный блеск во взоре. Фантомная боль пронзила тело, а я закусила губу, чувствуя, как кожа натягивается, чтобы лопнуть, разорваться под натиском. Вкус крови был таким явным, но нисколько не отрезвлял. Ничто не способно затмить эти жуткие воспоминания.

Следующий день ничем не отличался от предыдущего. Разве что совместного ужина я ждала с каким-то даже для меня ненормальным отчаянием. То и дело отвлекалась на собственные мысли, пропуская мимо ушей почти все, что мне говорили. Дамиан выбрал местом для ужина внутренний сад, доступ к которому имелся только у императорской семьи и придворного садовника. Стол был накрыт прямо между бассейнами. В центре каждого бассейна размещались чаши фонтанов, и оттого казалось, будто перед тобой маленькие водопады.

Растения занимали все просторное помещение. Они обвивали стены, полностью перекрывая окна, нависали живыми перегородками, сооружая коридоры лабиринта, и собирались в клумбы. Не представляла, как столько видов могут уживаться вместе на одной земле. Скорее всего, садовник был хорошим стихийником, раз ему удалось создать всю эту красоту.

Единственным освещением в дневное время являлся стеклянный потолок. Сейчас через него можно было рассмотреть звездное небо. Голубоватый неестественный свет окружал сад тысячами огоньков. Они летали в воздухе, словно светлячки, создавая невероятную атмосферу, но правда в том, что ее однозначно портил присутствующий здесь мужчина.

— А почему вода в бассейнах разноцветная? — спросила я, рассматривая странное явление.

— Это необычная вода. Та, что красная, расслабляет и избавляет от усталости. Оранжевая заряжает энергией, а синяя излечивает раны, — усмехнувшись, поведал мне Дамиан. — Такие свойства дают определенные растения. Прежде чем попасть в бассейны, вода проходит через корневую систему и наполняется полезными свойствами, а уже после очищается.

— Очень интересно. Я никогда о таком не слышала, — нисколько не покривила я душой.

— Вина? — поинтересовался он вполне учтиво.

— Пожалуй, одним вином я сегодня и ограничусь. Фрейлины устроили для меня пикник часом ранее. Простите, но я не удержалась и соблазнилась, — смутилась я, но смущения не испытывала ни на грамм.

— Ничего страшного, — мягко улыбнулся Дамиан. — Тем более что сегодня у нас напиток прямиком из Реверонга. Лорд Арокос прислал вместе с подарками к нашей свадьбе. Сегодня придворный маг проверял их на наличие скрытой магии и яды, но уже завтра к утру вы сможете их увидеть. За вас? — поднял он бокал.

— Благодарю, — мягко улыбнулась я, делая вид, что пью. Вино лишь прокатилось по губам, коснулось языка, неба, но вернулось обратно в бокал. — Цветы за вашей спиной. Никогда раньше не видела таких причудливых листьев.

Дамиан обернулся лишь на мгновение, а я одним взмахом вылила половину бокала себе за спину — туда, где находился бассейн с красной водой. Сделав вид, что только что пила, медленно поставила бокал обратно.

— Это остролистный гаорг. Несколько раз в году он приносит плоды — красные цитрусы с белой мякотью и горьковато-кислым вкусом. В основном кусочки плодов гаорга добавляют в чай, — терпеливо объяснял мужчина, внимательно наблюдая за мной.

Я чувствовала изменения. Одновременно испытывала ужас и какое-то ненормальное бесстрашие. Дыхание заметно учащалось, а кожа начинала гореть, как если бы рядом вдруг разгоралось пламя. В неверии смотрела на Дамиана. Он что-то подмешал в вино — была уверена в этом на девяносто процентов, но могла ошибаться.

— С тобой все в порядке? — довольно промурлыкал император, поднимаясь.

Я была в себе. Все понимала и все ощущала. Отмечала его поведение, которое изменилось в единый миг. Он снова говорил со мной фривольно. Его глаза заволокло туманом желания. Он больше не скрывал своих намерений, а я топила в себе все возникающие чувства и ощущения, что совершенно точно мне не принадлежали. Они были вызваны искусственно.

— Не сопротивляйся, — погладил он мою щеку и надавил большим пальцем на нижнюю губу.

Судорожный вздох сдержать не удалось. Вся моя суть, абсолютно вся я тянулась к нему. Безумно хотелось, чтобы не прекращал ласку, чтобы не останавливался, обнимал. Губы горели. Они жаждали поцелуя. Я пребывала словно в дурмане, но все еще сопротивлялась наваждению. Пальцы мои до боли впивались в сиденье стула, но, едва Дамиан склонился надо мной, опалил дыханием, я потеряла себя.

Все понимала, все чувствовала, все ощущала, но больше не могла себя контролировать. Он покрывал поцелуями мое тело, освобождал меня от платья, чтобы вместе со мной погрузиться в бассейн с красной водой. Плакала. Страстно отвечала на его поцелуи и плакала, а он даже не замечал этого, полностью погруженный в экстаз.

Я видела золотое сияние, что в единый миг окутало мое тело. Оно тянулось к нему, обнимало, как и мои руки. Бесследно исчезало, впитывалось в его кожу, а я понимала, что вижу то самое действие живого артефакта. Но почему именно я? За что?


Глава 17. Над пропастью во лжи | Неправильная Золушка | Глава 19. Каждая дорога ведет туда, куда ты рано или поздно должен прийти