home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

– Попасть в здание библиотеки Бастиона Содружества сейчас не особо сложно, – размышлял Айландир вслух, глядя на приближающиеся башни Лииры. – После того как оттуда вывезли книги, оно почти не охраняется. Гораздо труднее незаметно до него добраться. Стоит только хоть кому-то засечь диртему, и нас в два счета спеленает стража. А столица сейчас гудит как рассерженный улей, наблюдателей в ней полно.

– И что делать? – Я с надеждой посмотрела на тленника. – Ведь есть же какая-то возможность, не знаю, маскировку поставить? Или что тут у вас, заклинание отвлечения внимания? Существует что-то подобное?

– Существует, – хмуро подтвердил тот. – Но требует большого количества сил. Поставить смогу, а вот удерживать долго – увы. Магический резерв после боя с жизнетворцем еще не восстановился до конца, плюс, надо оставить силы на возможные непредвиденные обстоятельства. Так что в Лииру мы влетим, но большую часть пути до здания Совета придется проделать пешком. Ауры исказить куда проще, чем полностью экранировать диртему.

Вспомнив прошлое путешествие по столице, огромные пустые улицы и длинные дома, я с сомнением поджала губы:

– С вашими расстояниями, мы дня два до здания Совета идти будем. Нет, я, конечно, не против, но нас точно за это время не обнаружат? Ведь мы там, внизу, все это время будем как на ладони.

– Зачем внизу? – Айландир недоуменно изогнул бровь. – По воздушным скоростным дорогам пойдем, как все обычные люди и дархаты.

– Воздушным дорогам? Это те стеклянные переходы между зданиями? – сообразила я.

– Да, – подтвердил он. – С толпой смешаемся, и дашша с два кто нас так просто обнаружит. Только пальто какое-то тебе все же надо купить. И шапку. А то очень уж выделяешься.

С последним даже спорить не стану. Пусть сейчас и праздник, и ряженых людей наверняка разгуливает полно, все же мало кто ходит в дорогущем брендовом платье пешочком по окраинам. И мой цвет волос в этом мире отсутствует как вид. Вообще совсем. Так что план Айландира был полностью одобрен, а вскоре воплощен в жизнь.

Едва мы пересекли границу Лииры, тотчас спикировали вниз, к зданиям складского вида. После чего тленник завернул меня в свое пальто и, набросив заклинание отвода глаз, быстро повел к ближайшему из них. Не прошло и нескольких минут, как мы оказались внутри и поднялись на местном лифте-телепорте наверх.

Просторные коридоры, которыми мы шли, были практически безлюдны. По объяснению Айландира, исключительно благодаря празднику, а иначе здесь было бы полно снующих туда-сюда рабочих и грузовой техники.

Когда же людей стало попадаться больше, а коридоры сменились стеклянными сводами и цепочками первых небольших магазинчиков, словно в торговых центрах, Айландир решился оставить меня одну. Ему необходимо было купить одежду, а для этого предстояло усилить собственную маскировку. Так что меня отправили в попавшуюся по пути общественную дамскую комнату – очень удачно, кстати, ибо потребности организма никто не отменял – и приказали ждать.

Впрочем, ожидание было недолгим. Не прошло и получаса, как меня коснулся осторожный мысленный зов. А выйдя, я обнаружила тленника со всем необходимым и кульком маленьких сладких булочек в придачу.

С таким бонусом дальнейшая прогулка и вовсе стала почти приятной. Я шла, ела сладости и во все глаза смотрела по сторонам на новый, неведомый мир, футуристические, изогнутые тоннели между зданиями и зеркальные витрины с магическими трехмерными образами товаров.

Сквозь прозрачные стены было видно усиливающийся на улице снегопад, скрывающий землю и основания зданий, отчего те казались парящими в воздухе. На моих глазах Лиира превращалась в настоящий парящий город!

– Снегопад – это хорошо. Хоть сверху нас особо видно не будет, когда через площадь пойдем, – констатировал Айландир.

Точно, нам же, хоть и под конец, но все-таки придется по улице идти!

Мысленно я тоже возблагодарила погоду за столь удачную маскировку и, вдвойне приободрившись, ускорила шаг.

Кстати, как и говорил тленник, пешком здесь ходить было не обязательно. По обеим сторонам коридоров тянулись полосы скоростных дорожек. Мы по ним, конечно, все равно шли, поскольку так было быстрее, но при желании можно было просто встать и ждать, когда дорожка сама доедет до нужного места. Ну а если же кому-то предстояло, как нам, перемещаться на дальнее расстояние, можно было использовать систему линейных стационарных порталов.

К одному из них Айландир нас и вывел. Располагался портал в огроменном зале. Точнее, портал и был залом: переместиться можно было из любого места в нем, главное – сообщить конечную точку. Список возможных точек выхода был вывешен здесь же, на грязно-желтых стенах, повторяясь каждые несколько метров.

Нам, правда, сверяться со списком не потребовалось – Айландир маршрут знал и так.

– Ближайшая к зданию Совета точка перехода находится у Площади Изначальных, – произнес он. – Так что сейчас сосредоточься и четко, внятно произнеси: «Переместиться на Площадь Изначальных».

Сказав это, тленник исчез.

Тотчас повторив сказанное Айлом, я на миг ощутила легкий зуд, а затем оказалась точно в таком же зале, только со стенами бледно-голубого цвета. И с тленником, стоящим неподалеку.

– Куда дальше? – приблизившись, уточнила я.

– А дальше будем спускаться.

Айландир подхватил меня под руку и повел к выходу из зала. Мы миновали очередной стеклянный переход и свернули в тянущийся спиралью вокруг яркого столба света тоннель, который привел нас к местному «лифту». Очередное перемещение, на этот раз вниз, и мы вышли на заснеженную улицу.

Впереди раскинулась знакомая Площадь Изначальных с удивительной «ледяной» брусчаткой, которая все еще кое-где виднелась из-под снега. А вдалеке высилась конечная цель нашего пути – монументальный беломраморный комплекс Совета Содружества. Несмотря на то что большую его часть было плохо видно из-за снегопада и начинающих сгущаться вечерних сумерек, купол и башни-шпили подсвечивались, позволяя вновь восхититься удивительной архитектурой этого места.

«И все-таки интересно, почему лед?» – когда мы ступили на брусчатку, задумалась я.

Помнится, лорд Донатан говорил, что иной брусчатка быть не может, и что подробнее нам расскажут об этом в академии. Но зачем ждать, если рядом Айландир?

– Площадь создана в память о Черном озере – месте, где зародилась магия, – пояснил тленник в ответ на вопрос. – Это как раз там, где мы недавно были. Сходство улавливаешь?

О, да, я улавливала, и еще как! Имитация скованного льдом озера местным мастерам удалась на славу.

– Здание Бастиона Совета Содружества находится в правой части комплекса. Там, – Айландир указал на одну из дальних башен.

– Башня? – Я удивилась. – Разве полусфера Родега не подразумевает наличие купола?

– Только наличие большой глубокой ямы, – поправил он. – А над ней построили башню, где сейчас находится исторический музей оружия и арсенал Памяти.

– Музей сейчас работает? – обеспокоенно уточнила я.

– Нет. После того как стало известно о возможных проблемах с заклинанием Родега, и музей, и арсенал временно закрыли, – успокоил Айландир. – В общем, как я и говорил, главное добраться до здания. А уж в библиотеку мы попадем.

– Доберемся. – Я тряхнула головой и решительно двинулась по направлению к башне. – И метель нам в помощь.

– Не метель. Стужа, – поравнявшись со мной, со странной улыбкой поправил Айландир. – Чувствуешь себя сейчас как дома, детка?

– По крайней мере, дискомфорта точно не испытываю, – заверила я.

Это действительно было так. Вьюжный ветер кружил вокруг меня, но не морозил, а будто ласкал. И я больше не удивлялась. Я воспринимала это как должное. Шла через метель уверенным шагом, каким-то удивительным образом чувствуя биение мира вокруг. И точно зная, на нашем пути никого нет.

Так и оказалось. До башни мы добрались беспрепятственно. Правда через главный вход – высокие арочные двери – Айландир все же входить не стал, выбрал служебный, чуть поодаль. Чуть задержался, выплетая какое-то заклинание, а затем приглашающе распахнул дверь.

Я переступила порог. Едва метель осталась позади, странное чувство отстраненного «всезнания» исчезло, возвращая разум в реальность и только теперь позволяя осознать, что произошло. А еще понять, какова та самая уникальная способность Домена Стужи. Ведь я буквально стала всевидящей, не затратив на это практически никаких сил! Силы давала мне сама стихия!

Теперь меня не удивляло, что родовой замок Домена Стужи находился на севере. Если здесь моя способность была ограничена капризами погоды, то у Черного Озера метель бушевала постоянно. А в те редкие мгновения, когда выходило солнце, можно было использовать заклинание коррекции погоды.

– Ты вернулась ко мне или все еще находишься там? – полюбопытствовал Айландир.

– Вернулась, – откликнулась я и потерла виски. – Но это был весьма занятный опыт. Я будто в транс впала.

– Так оно со стороны и выглядело, – подтвердил тленник. – Ладно, пойдем. Если память мне не изменяет, нам налево по коридору. Правая сторона уводит наверх, в арсенал.

Айландир не ошибся, буквально за первым же поворотом мы оказались в просторном темном холле, который спиралью огибал здоровый, затянутый знакомым туманом провал. Только вместо купола над нами был ровный потолок.

– И это все? Так просто? Тут даже сторожа не оставили? – оглядываясь, недоверчиво уточнила я.

– Ну почему, сторожевое заклинание здесь висит, – не согласился Айландир. – Но я его обошел. Заклинание не сложное, сигналка, не более того. Охранять-то тут больше нечего. Как я уже говорил, все книги вывезли. Ну а если даже наше эхо где-то случайно останется, тоже не страшно. Всем, что касается полусфер Родега, занимается Тайная Канцелярия, а это, если ты помнишь, ведомство моего отца. Максимум, что меня ждет, – нудная лекция о том, что нельзя на режимных объектах устраивать свидания с девушками.

Я одобрительно хмыкнула:

– Удачно, однако. Значит, все куда проще, чем я думала. Пойдем.

Спуск по лестнице был недолгим, однако все это время я никак не могла отделаться от чувства дежавю. Вокруг туман, тишина, с каждым витком все усиливающееся сияние внизу… я словно переместилась на месяц назад.

Эх, если бы на самом деле существовала такая возможность! Пары серьезных ошибок я точно смогла бы избежать.

С другой стороны, стало бы от этого лучше? Был бы тогда сейчас со мной Айландир или объявлял о помолвке с невестой, подчиняясь решению отца? Пожалуй, второе.

Так что, окажись я в прошлом, для себя вряд ли что-то изменила. Только других о смертельном проклятии предупредила бы.

Проклятие… пусть с сокурсниками я общалась мало, сама мысль о том, что большая их часть мертва, по-прежнему заставляла сердце сжиматься от страха. Кто мог это сделать?! Ведь среди погибших были члены абсолютно всех доменов! В любом другом случае я бы подумала на Домен Бури, однако именно сейчас Буре от такого количества жертв нет никакой выгоды. А рисковать лишний раз без надобности они не станут.

Но в таком случае кто еще оказался настолько радикально настроен, чтобы даже пожертвовать своими?

Радикально…

«…на принятие решения мы даем тебе срок до праздника Первого Дня. Если согласишься, мы окажем тебе всю возможную поддержку. Если нет… что ж, тогда примем твой выбор и будем скорбеть о столь значимой потере».

Я споткнулась на лестнице и, схватившись за перила, пораженно охнула:

– Нет, не может этого быть!

– Что? – тотчас напрягся шедший следом Айландир.

– Айл, кажется, я поняла, кто мог убить наш курс! – выпалила я. – Помнишь, я упоминала, меня радикалисты приходили вербовать? Так вот срок для ответа мне дали именно до праздника Первого Дня! И если я все же откажусь, обещали скорбеть о потере. Понимаешь? Скорбеть о потере! Фраза тебе двусмысленной не кажется?

– Хм. – Тленник нахмурился. – Пожалуй, кажется. Покажи сам разговор.

Я заученно поделилась воспоминанием, после чего Айландир нахмурился еще больше.

– Отцу надо будет об этом обязательно сообщить, – решил он. – Раньше никто не воспринимал мелкую кучку вечно кричащих странные лозунги ребят чем-то заслуживающим внимания. Но если это действительно они, все может оказаться куда более серьезным. Тем более в разговоре тебе обещали оказать всяческую поддержку, и слова не выглядели пустым бахвальством. А для подобных обещаний нужны ресурсы и влияние. Большое влияние, учитывая, что противостоять пришлось бы Домену Пепла и КаН в частности. В общем, подумать есть над чем.

– Да уж, – я поежилась. – Интересно, кстати, как они отреагируют, что я еще жива? Ведь могут тоже попытаться убить… блин, меня, кажется, хотят убить все!

– Не убьют. – Горячая рука Айландира уверенно сжала мое плечо, успокаивая. – Никто не убьет, обещал же. Просто надо как можно быстрее оказаться в Грейв-холле.

Нервно кивнув, я вновь поспешила вниз по лестнице.

Несколько пролетов, и мы, наконец, достигли дна. Не мешкая, я уверенно потянула Айландира к источнику света, и вскоре мы оказались в небольшом круглом зале, точно таком же, какой был в нашей академической библиотеке. И с точно такой же здоровой чашей, наполненной мягким сиянием, из которой бело-серыми струями тяжело стекал туман.

– Вот мы и на месте, – пробормотала я, подходя к чаше вплотную.

В ней, живые и неугомонные, сновали светлячки-искариты.

– И что дальше? – полюбопытствовал Айландир, заглядывая через мое плечо. – Знаешь, сколько раз на них смотрел, а так и не смог разгадать принцип заклинания Родега.

– Потому что это не просто заклинание, – сказала я. – Это, как бы тебе объяснить, одновременно и заклинание и симбионт. В общем, ты поймешь, когда почувствуешь сам. Если у меня получится. Надеюсь, что получится. Ты, главное, стой и ничему не сопротивляйся, даже если ощутишь что-нибудь не очень приятное. Хорошо?

– Понял, – кивнул он.

Сосредоточившись, я решительно коснулась тумана. Отреагировал тот мгновенно, скрутившись спиралями и принимая отчетливую форму ладони. Принимая приглашение, я приложила к ней руку и уже не удивилась знакомому шелестящему голосу:

«Проверка доступа эфирной оболочки. Леди Ариэтта, доступ в полусферу Родега подтвержден».

Прошлый наш диалог с голосом я помнила прекрасно, поэтому, не позволяя себе ни одной лишней мысли, четко произнесла:

– Произвести портацию искаритов в данное тело.

И со всей четкостью воспроизвела перед мысленным взором лицо Айландира.

«Требуется проверка на совместимость», – прошелестело в ответ и рядом возникла новая «туманная ладонь».

Не мешкая, я быстро ухватила руку Айландира и приложила к туману. Тот слегка вздрогнул, но противиться, как я и просила, не стал. А затем голос из ниоткуда сообщил:

«Уровень совместимости удовлетворительный. Внимание! Для союзного Домена требуется дополнительная калибровка. Произвести калибровку?»

– Да.

Подтвердила, даже не сомневаясь: явно ведь что-то нужное. С Тленом-то искариты вряд ли когда-нибудь дело имели.

Правда, когда туман, сгустившийся вокруг Айландира, на миг воссиял, а затем, наоборот, стал почти черным, как копоть, сердце испуганно екнуло. Однако все быстро развеялось, а шелестящий голос произнес:

«Калибровка завершена. Портация искаритов начата».

И летающие по чаше «светлячки» в одно мгновение скрутились в плотный рой и рванулись вверх, устремляясь к ладони Айландира.

А затем я смогла со стороны пронаблюдать за тем, что когда-то происходило со мной. И выглядело это весьма впечатляюще! Тленника тряхнуло и с силой отшвырнуло от чаши аж за пределы круга, к книжному стеллажу.

Я мгновенно бросилась к нему.

– Айл? Ты как?

Ответный взгляд Айландира был мутным. Пару мгновений он хмурился, пытаясь сосредоточиться, и лишь потом хрипло произнес:

– Жив. Хотя знатно приложился затылком. Да и магическим эхом вдарило неслабо. Как я понимаю, это и было то самое «что-нибудь не очень приятное»?

– Ну-у… да, – я виновато улыбнулась. – Извини. Я просто не хотела заранее тебя на плохое настраивать.

Айландир с трудом принял сидячее положение и откинулся на стеллаж.

– В следующий раз все же лучше предупреждай, – хмыкнув, попросил он. – Я б хоть под другим углом встал. Глядишь, и без лишнего удара обошелся бы.

– Хорошо, – заверила я и вновь покаялась: – Извини.

– Детка, извиняться тебе точно не за что, – заверил тленник и неожиданно нежно провел пальцами по моей щеке. – После того, что ты для меня сделала.

Сердце дрогнуло, застучало сильнее. Теплый, лучистый, притягивающий взгляд. Четко очерченные губы, которые так близко…

Нет, для поцелуев сейчас вот совсем не время!

– То, что ты делаешь для меня, намного ценнее. Я мало чем могу отблагодарить, поэтому отдаю то, что могу, – смущенно пробормотала я и поспешила сменить тему: – Встать сможешь? А то, помнится, когда это случилось со мной, я до лестницы на четвереньках ползла.

На лице Айландира проскользнула мимолетная понимающая улыбка. Нам действительно надо было как можно быстрее отсюда уходить. Какая бы ни была простая сейчас здесь сигнализация, не отреагировать на исчезновение заклинания Родега она не могла. Поэтому тленник лишь сообщил:

– Ползать – точно не мой вариант. – И медленно, держась рукой за стеллаж, поднялся. Потом вдруг с прищуром взглянул на меня: – Говоришь, с тобой это тоже случилось? Уж не в академической ли библиотеке?

– Ну-у… – я потупилась.

– М-да-а, – протянул Айландир. – Да ты оказывается архивандалка, детка. Представляешь хоть, насколько огромный и ценный архив уничтожила? Если об этом узнают, до вопроса о том, из какого ты Домена, и дело не дойдет. Тебя библиотекари и архивариусы раньше на ленты порвут.

– Не докажут! – буркнула я. – А сама я фиг кому признаюсь. И вообще, это случайность была! И я имела полное право забрать то, что мне принадлежит. А библиотекарям охранять надо лучше такие важные объекты, а не доверять свои тайны вражеским артефактам. Вот.

Айландир тихонько рассмеялся.

– Лично я даже спорить не буду, не ворчи, – заверил он. – Скажи лучше, что с твоей головой случилось?

– В смысле? – не поняла я, тотчас себя ощупав, но ничего не ощутив.

– Узорная татуировка. Иллюзия какая-то, заменяющая украшение?

– Э-э?

Вместо ответа Айландир заснял меня на свой кейлор, а потом вывел проекцию.

Я сглотнула. Потому что татуировка на лбу действительно была! И выглядела она точь-в-точь как надетая мной недавно диадема!

– Твою же дивизию! – ошарашенно выдохнула я. – Да как так-то? Это как теперь скрываться, когда на лбу такое «клеймо»?

– Так ты знаешь, что это такое? – нетерпеливо повторил вопрос Айландир.

– Угу. – Я принялась со злостью тереть кожу. – Я нашла диадему в Зазеркальном зале. Ну и примерила, просто так, из интереса. А она возьми и исчезни. Я уж думала, насовсем, ан нет, как видишь. Эта долбаная диадема решила мне жизнь усложнить. Да исчезни же ты, сволочь!

– Она исчезает, – успокоил тленник. – Так что не переживай, артефакт подчиняется твоим приказам. Просто, как и твои глаза, реагирует на сильные эмоции и магию.

– Ну хоть на том спасибо, – проворчала я и, подойдя к лестнице, начала спешно подниматься.

Туман вокруг уже начал таять.

Однако, несмотря на спешку, мысли все равно то и дело возвращались к странной диадеме. Интересно, для чего нужен этот артефакт? Ведь наверняка это не простое украшение для символической демонстрации власти.

В своем слове Уходящего в Вечность Ариэтта называла ее диадемой Влияния. А на что или на кого она может повлиять? И есть ли возможность ее все-таки снять? А то так забудешь об осторожности, проявишь лишние эмоции и получишь татуировку на весь лоб.

– И почему у меня эта фигня на самом видном месте? Вот у тебя татуировки куда более удачно расположены, мне бы так, – вслух порассуждала я. – Кстати, они даже чем-то по стилю похожи. Или на тебе тоже какие-то артефакты надеты?

– Ты о чем? – удивился Айландир. – Артефакт у меня только один – родовой перстень. А татуировок я вообще никогда не делал.

– Да? – теперь и я удивленно посмотрела на него. – А как тогда назвать то, что изображено у тебя на предплечьях?

– Детка, там ничего нет.

– Как нет, если я видела их, когда мы… блин, да каждый раз, когда мы спали!

Айландир нахмурился. Остановился. Потом молча вытащил руку из рукава пальто, закатал рукав рубашки и продемонстрировал свое предплечье. Кожа действительно была чистой, без единого намека на татуировку, лишь с легким налетом загара.

– Вторую руку показывать?

– Нет, но… но как же… я ведь видела! Не понимаю, – растерянно пробормотала я, начиная сомневаться в собственном рассудке, и неуверенно провела пальцами по рельефу мышц. Там, где, как я помнила, находилась та самая мифическая татуировка.

А в следующий миг ахнула и вытаращилась на руку Айландира.

Потому что татуировка проявилась! Не полностью и блекло, но под моими пальцами узор все же проступил!

– Вот!!! Видишь?!

– Твою же мать, – обалдело ругнулся тленник, уставившись на собственное предплечье как на змею. – Это еще что за хрень, дашш ее дери?!

– Она! Татуировка! – торжествующе сообщила я.

– Но откуда она вообще взялась?.. – Айландир вдруг осекся. Лицо его вытянулось, а глаза потемнели, словно тленник что-то понял, но осознание оказалось слишком невероятным и поразило его до глубины души.

– Айл? – забеспокоилась я.

– Браслеты, – выдавил он.

– Какие браслеты?

– Браслеты, которые я взял из библиотеки как раз в тот день, когда погиб Артес, – тихо ответил Айландир. – Из-за меня погиб. И из-за них.

Ничего себе новость! Я знала, конечно, что брат Айландира погиб, но чтобы виной тому был Айл? И вот эти штуки? Для чего они вообще нужны были?

– Кабы я знал! – Айландир сокрушенно покачал головой. – Ларец с браслетами всегда хранился у отца в кабинете, опутанный целым клубком мощных защитных заклинаний. Мне всегда было интересно, что это за артефакты такие, раз их так оберегают. А в то утро я увидел, что отец понес ларец в библиотеку. Они с Артесом хотели испытать какое-то заклинание и браслеты как-то должны были в этом помочь. Разумеется, я не мог пропустить такое зрелище и под маскировкой забрался в библиотеку тоже. В какой-то момент отец и Артес отвлеклись на расчеты, оставив ларец без присмотра. Ларец, с которого уже сняли все защитные заклинания! Кто бы на моем месте устоял? Вот и я не смог. Подкрался с желанием хоть на миг прикоснуться к таинственным и столь важным артефактам. Дашш, меня к ним словно магнитом тянуло! Взял браслеты в руки… и тут словно помутнение нашло. До безумия захотелось их примерить. Я и опомниться не успел, как надел оба. Вот только… только едва артефакты коснулись кожи, как пропали! Растаяли оба, будто и не было их никогда! – Айландир нервно дернул рукой и оправил рукав рубашки. – В общем, перепугался я тогда сильно. О том, чтобы признаться во всем отцу, не было и речи, так что я просто спрятался снова и стал молиться, чтобы меня не нашли и не заподозрили. В том, что поиски виноватого будут, я не сомневался. Ведь ценнейшие артефакты пропали! Однако мне повезло дважды. Во-первых, меня не обнаружили. А во-вторых, артефакты тоже искать не стали.

– Почему? – не поняла я.

– Отец хоть и сильно расстроился, но сказал, что браслеты, видимо, пропали из-за того, что он снял защитные заклинания. Эти заклинания удерживали их в ларце, а без них артефакты, судя по всему, вернулись в какое-то родовое безвременье, как должны были сделать уже давно. В общем, он корил исключительно себя и свою недальновидность. Ну а я немного успокоился, когда узнал, что ничего не испортил, и исчезновение браслетов было неизбежным.

Айландир замолчал и вновь начал подниматься по лестнице. Видимо, посчитал рассказ оконченным. Однако для меня он таковым не являлся. Ведь Айл почему-то винил себя в смерти брата! Поэтому я напряженно уточнила:

– А что случилось потом?

– Потом? Потом отец и Артес, немного посовещавшись, решили продолжить испытание без браслетов, – не оборачиваясь, откликнулся он. – Артес активировал заклинание и погиб. Сгорел в зеленом пламени как обычный дашшев призрак.

– Господи…

– Это выглядело жутко. Да, – бесцветно произнес Айландир. – Но еще более жутко выглядел отец. Побелел весь, разом, стоял и бормотал что-то себе под нос, а когда прибежала в истерике мать, лишь нес что-то невнятное про забытое проклятие. В общем, чуть умом не тронулся. А мать… она тронулась окончательно. И тем же вечером попыталась заблокировать мои магические способности. Отец ее еле остановил, и с той поры мать сидит взаперти. Ну а мне запрещен доступ к библиотеке ради моей собственной безопасности.

– Какой ужас, – прошептала я. – Мне очень жаль. Прости, что спросила.

– Ничего. Давние события. – Айландир мотнул головой. – И вспомнить все равно пришлось бы, раз браслеты, как оказалось, никуда не исчезли, а все это время были на мне. Кто бы мог подумать…

– Но почему они не проявлялись раньше?

– Я не так часто испытываю настолько сильные эмоции, а такие, как с тобой, – и вовсе ни разу. В других же случаях я обычно одет, – отметил Айландир, и послышался тихий смешок.

Мысленно я с облегчением вздохнула. Не хотелось, чтобы настроение Айландира, и без того не слишком хорошее, портили еще и давние печальные воспоминания. История с браслетами, конечно, оказалась интересной, но к ней можно будет вернуться и позже. Когда разберемся с насущными делами. И первое из них – покинуть уже практически полностью утратившую туман библиотеку.

– Сейчас быстро возвращаемся обратно к порталу, а там прыгнем к одной из станций найма диртем, – выходя, наконец, с лестницы в холл, на ходу начал планировать наши дальнейшие действия Айландир. – К моей возвращаться не будем. Долго, да и найти ее уже могли.

Я согласно кивнула и, вслед за тленником ускорила шаг. Все внутри аж дрожало от напряжения и желания покинуть это место.

Мы завернули в памятный, ведущий к выходу коридор…

И одновременно, словно на стену налетев, остановились.

Перед нами стоял мрачный как сотня демонов лорд Кантор Грейв.

– Отец? – с запинкой, не сумев сдержать растерянность, выдохнул Айландир. – Откуда?

– Здание Совета, в котором я по твоей милости сижу уже битый час, отсюда в двух шагах находится. Полагаешь, я не могу на таком расстоянии почувствовать своего сына? – прорычал лорд Грейв в ответ. – Почему ты весь день игнорируешь мои вызовы? Какого дашша тут делаешь? Нет, какого дашша вы тут делаете оба? И почему находитесь здесь именно в тот момент, когда рассеялось заклинание Родега?

– Я тебе все объясню, обещаю, – ответил Айландир. – Только давай сначала домой вернемся, а? Здесь все-таки место неудачное и…

И тут взгляд лорда Кантора Грейва буквально впился в меня, чернея от ненависти.

– Лиловая тварь! – процедил он. – Так вот кто на самом деле уничтожил обе полусферы. Ну конечно! Ведь это так очевидно! И внешность, и способности, и изменчивость. Я должен был догадаться сразу, просто не мог предположить, что кто-то из вас мог выжить!

Я перепуганно сглотнула. В логике мужику не откажешь. Но почему этой логике именно сейчас сработать надо было?!

– Послушайте, я могу все объяснить! – залепетала я. – Я не специально, наоборот, помочь хочу! Я не причиняю вреда, я хочу мира…

– Молчать! – рявкнул лорд Грейв так, что я аж язык прикусила. – Не сметь лить мне в уши вашу любимую песню о мире после того, как убила столько народа! Хорошая месть получилась, да? И столько сильных кланов наследников лишила, и сына моего подставила, и до войны Доменов всех почти довела!

– Но это не она, – вступился Айландир. – Ева…

– И ты молчи! Ты ничего о ней не знаешь! – перебил лорд Грейв и его. – Впрочем, это я виноват. Я сам отдал тебя в руки этой твари, заставив ей помогать. Но сейчас все исправлю.

На скулах главы Домена Тлена заиграли желваки. Перед лордом Грейвом вспыхнуло, быстро выплетаясь, болотное пламя какого-то мощного проклятия.

«Какого-то?! Тюремного, какого же еще! – панически взвизгнул внутренний голос. – Такого, каким нас и убивали! Только более современного!»

– Отойди от нее, сын, – приказал лорд Грейв.

Я сжалась.

Айландир тотчас успокаивающе обнял меня и отрицательно качнул головой.

– Нет.

– Айландир!

– Ты не причинишь ей вреда.

– Ты думаешь, что что-то чувствуешь к ней, и она отвечает тебе взаимностью? Но это не так! Лиловая – худшая из всех тварей. В тебе говорит ее яд, он отравляет твой разум. Она питается тобой, сын! Вытягивает жизненные силы и все!

– Ты не прав! – опроверг Айландир. – И я хочу, чтобы ты выслушал, что я скажу…

– Выслушаю! Но только после того, как избавлю тебя от нее, и ты поймешь, что я был прав. Из-за проклятых Доменов я уже потерял Артеса. Тебя им забрать не позволю, – припечатал лорд Грейв и проклятие рванулось на волю.

Ко мне.

Но ровно в тот же миг меня отшвырнуло к стене и накрыло искажающим пологом, от которого заклинание прицельно срикошетило на Айландира!

Я и опомниться не успела, как тленника охватила ядовитая зелень проклятия.

Мгновенный, брошенный им на отца взгляд… запоздалый, наполненный страхом вскрик лорда Грейва, пытавшегося нейтрализовать собственное заклинание…

А затем зелень смешалась с сизым туманом, и Айландира не стало.

Проклятие буквально стерло его из этого мира!

И только лорд Грейв почерневшим, словно выгоревшим взглядом смотрел на место, где еще мгновение назад стоял его сын. Сын, которого он сам уничтожил.

Уничтожил…

Айландира…

И тут на меня обрушилось осознание. Мир перед глазами пошатнулся от захлестнувшего отчаяния и дикой, разрывающей сердце и душу боли, заставляющей забыть, как дышать. Впервые я поняла, каждой клеточкой своего естества ощутила, насколько жизненно важен был для меня Айландир, и что теперь его нет. Нет!

А тот, кто его убил, стоит прямо передо мной!

– Вы убили его! Ненавижу! Ненавижу! – коротко взвыв, я дернулась вперед с единственным желанием вцепиться убийце в горло.

Но в этот момент между нами вновь сгустился сизый туман.

Я замерла. Сердце на миг остановилось, а затем застучало как безумное в дикой, сумасшедшей надежде на чудо. Неужели?!..

Не отрывая взгляда, я смотрела, как туманные струи переплетаются, обретая знакомые очертания, становятся плотнее, еще и еще… и на пол падает Айландир!

Не медля, я стрелой рванулась к нему и упала рядом на колени. Обхватила за плечи и прижалась, прислушиваясь. Без сознания, но дышит. Жив!!!

От облегчения я всхлипнула, и вдруг краем глаза заметила, что лорд Грейв качнулся в нашу сторону.

Опасность!

Ярость вновь вскипела в крови, но теперь усиленная во сто крат. Еще раз ощутить разрывающую боль потери я просто не могла! От одной мысли об этом рассудок окончательно отступил, открывая дорогу чему-то темному, древнему и разрушительному. Тело отреагировало мгновенно, рефлекторно выставляя защиту, ощерившуюся на врага тысячами тонких ледяных игл. Из горла вырвался звенящий, чужой, нечеловеческий шелест:

– Не подходи, тленнииик. Это нашшше. Нашшеее!

И глава Домена Тлена отшатнулся. В глазах его промелькнул страх, заставляя ощутить торжество. Враг был слабее нас! Он нас боялся!

Но внезапно силы иссякли и в глазах потемнело.

«Резерв… его слишком мало», – мелькнула короткая мысль, прежде чем я упала на грудь Айландира и сознание отключилось.


Глава 16 | Факультет проклятых | Глава 18