home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14. Нетайная резиденция

А вот император был красив — просто невероятно красив со своими струящимися до плеч серебристыми локонами и темными, пронзительными глазами. На вид ему уже за тридцать, но при этом «мужчиной возрасте» он не выглядел вовсе. Слишком тонкий изящный профиль, который был знаком мне по новым монетам, но чеканка не отражает даже близко это ощущение внешнего совершенства. И самое главное — император, вопреки моей твердой убежденности, абсолютно, в полной мере, ни на полпальца не был глуп. И это осознание потрясло меня посильнее прочего.

Резиденция располагалась посреди буйных лиственных лесов на юго-востоке от столицы. Само здание не выглядело слишком большим — дворец наверняка грандиознее, даже стены не казались слишком высокими и прочными. И степень официоза тут была намного меньше, как я предполагаю: капитана сразу проводили внутрь, и уже через короткое время император в окружении пяти стражников вышел к нам, поражая изяществом движений и очень приятным, спокойным голосом:

— Воительницу Даару проводите в зал, мне очень интересно побеседовать с ней, — он посмотрел на меня внимательно. — Четвертого сына верховного вождя Криита отправьте в подвал, накормите, но охраняйте — не думаю, что такой воин может быть безобидным. Отряд разместите в комнатах до следующих распоряжений.

Меня мягко подтолкнули в спину, я только успела оглянуться на клеть. Криит тоже смотрел на меня. Не тревожься, сын вождя, я постараюсь сохранить жизнь нам обоим. Потому что только мы с тобой способны сохранить тысячи других жизней.

Тронный зал роскошью тоже не поражал. Я сомневалась, что его вообще можно было назвать «тронным», потому что трон на небольшом возвышении представлял собой красивое, но вполне обычное кресло на изящных ножках. Не было вокруг никакой позолоты или особенных предметов, которые подчеркивали бы статус этого места. Наверное, ничего удивительного — тайная резиденция императора служила не для комфорта в первую очередь, а для иных целей. Да и стражи немного — стоят себе в разных углах, будто даже расслаблены.

Из-за спины я расслышала представление:

— Его величество, император Большой земли и прилегающих восточных островов, Корнелий Четырнадцатый.

Да, видимо, совсем без пафоса обойтись невозможно.

Император прошел мимо меня, занял кресло впереди, а недалеко от него встали мужчины, которые хмуро меня разглядывали. Взгляд же Корнелия не был злым — скорее любопытствующим.

— Что сподвигло тебя предать свой народ, Даара? Кстати, не та ли самая Даара, прозванная великой, Тикийской Ящерицей и Несущей Гибель, за отвагу в последнем сражении за Тикийское государство?

Меня не удивило, что я этого не знала. Удивило то, что знает он.

— Я. Надеюсь, хоть это придаст вес моим словам. Я не совершаю предательство против своего народа — наоборот, соблюдаю воинскую честь. Родобесски не должны воевать с женщинами, вооруженными домашней утварью, но вынуждены это делать, поскольку ты выставил против них именно этих женщин.

Император изогнул бровь и махнул рукой, останавливая одного из грузных мужчин справа от комментариев.

— Предположим, что так. Что еще ты думаешь о моих поступках, великая Даара?

Я немного растерялась — не слишком ли перегибаю? Не готовлю ли себе этим быструю и печальную участь? Но говорила, потому что он слушал. Ведь я только затем сюда и шла, чтобы он выслушал:

— Если капитан Хорес уже рассказал тебе, то ты знаешь — грядет война, и предыдущие набеги покажутся тебе…

Сзади кто-то подбежал и зашептал почти в самое ухо:

— К царственным особам обращаются на вы!

Я сбилась с мысли. Вообще-то я об этом знала — да и про другие нормы этикета читала хотя бы в книгах, никогда не примеряя на себя возможность оказаться в подобной ситуации. Однако настолько вжилась в роль Даары, что напрочь забыла… Разве Даара говорила бы сейчас не так? Разве родобесски не говорят «ты» даже сыновьям вождя?

Император как-то устало махнул рукой теперь шептуну за моей спиной:

— Секретарь, оставь это. Иди лучше на кухню, поторопи с обедом.

— Как прикажете, ваше величество.

— Продолжай, великая Даара, — вернулся император к старой теме. — То есть ты так все видишь?

— А как еще это можно увидеть? — изумилась я. — Тебе ли не знать, что родобесски идут даже не с войной, а с местью. Это намного, намного страшнее. Потому что им не нужны рабы, не нужны ресурсы, незачем сохранять стены городов, чтобы в них поселиться… каждый из моего народа готов умереть только ради того, чтобы ты ответил за обман! Это мир создан не для трусов! Так говорят в моем народе.

— Ваше величество, — не выдержал грузный мужчина, — может, заткнуть ей рот?

Император поморщился:

— Генерал Литос, побереги нервы. Успеешь ты ей еще рот заткнуть, если будет необходимость. Или тоже хочешь отправиться на кухню, чтобы поторопить с обедом?

Мужчина покраснел от сдерживаемой ярости, но возражать не стал. Тогда император встал и направился к мне ближе. Стражники тут же отлипли от стен и напряженно шагнули вперед.

— Ты про обещание военной помощи? Но посуди сама, великая Даара, хоть ты и предвзята, чтобы судить. Каковы были шансы, что родобесски все-таки устоят? Нулевые! Тогда я думал, что сделал беспроигрышную ставку, но просчитался. До сих пор не понимаю, как вам удалось взять Тикийскую территорию… наверное, ваши шаманы сожгли сотню красавиц, чтобы привлечь такую удачу? Если добрый капитан Хорес от ужаса не преувеличил.

Очень даже может быть. Таких подробностей я попросту не знала.

— То есть ты обманул вождя специально? В надежде, что тикийцы победят?

— Специально. Моя земля тысячу лет не знала войн, но твой народ на юге пугает уже давно. И ваша территория слишком богата, чтобы не привлечь и мое внимание. Да, я был уверен, что ваша армия падет, и тогда я приду со своей на Родобесские острова. Мои люди не так сильны, как родобесски или тикийцы. Единственным способом выиграть главный приз — столкнуть их лбами, до полного истощения сил. Тогда и Большая земля способна была бы многое противопоставить ослабевшим противникам.

Я захлебнулась воздухом, кое-как укладывая в голове услышанное.

— Это… подло!

— Подло, великая Даара. Но я политик. Назови мне хоть одного политика в истории, который не совершил подлости.

Я не ответила. Мне просто нечего было ответить. Тогда император с мягкой белозубой улыбкой продолжил:

— А теперь подумай, ради чего я это делал, если не ради могущества своего народа в будущем? Иногда нужно пережить потрясение, чтобы обеспечить еще тысячу лет мира.

Я переводила растерянный взгляд с его лица на стражника, на до сих пор красного генерала, и никак не могла собрать мысли воедино. У каждого своя правда! У каждого она обоснованная! Невозможно выбрать сторону, когда ты начинаешь видеть за поступками злейшего из врагов обоснованную правду! Но все же один факт сказанному противоречил:

— И именно поэтому ты спрятался здесь, посреди лесов? В опаске, что с тебя спросят за предательство? Так принимай последствия своего решения — собери армию, иди и отбивай хотя бы свою землю!

— А кто тебе сказал, что я не собираю? Про эту резиденцию знает каждый простой солдат — по-твоему, так прячутся, если хотят спрятаться? Я уехал из столицы, чтобы высвободить время и силы для решения этой задачи. Там… там какая-то бесконечная рутина из текучки, императрица сама справится. Здесь же легче проводить военные советы, принимать донесения с разных концов страны и разрабатывать стратегию. Кто тебе сказал, что я не собираю армию, великая Даара? Побережье мы бы все равно не отбили — вы напали слишком неожиданно. И те храбрые люди, что выходили к вам, вооружившись бытовой утварью, положили жизнь именно на то, чтобы дать нам время. Благодаря их жертве Большая земля получила шанс не пасть целиком. Да, я ошибся, и за последствия моей ошибки пришлось ответить простым людям. Но это не значит, что мне надо опустить руки.

Прозвучало цинично и жестоко… И тем не менее даже в этом был смысл. Подлый, трусливый и глупый император вблизи оказался подлым, расчетливым и хитрым. Он сам вырвал меня из задумчивости:

— Ты до сих пор хочешь помогать, Даара?

— Хочу… нет! Я просто хочу мира.

— Думаешь, я смогу обменять жизнь четвертого сына вождя на мир?

Обреченно покачала головой:

— Вряд ли… Возможно, на какую-то уступку. Например, выторгуй возможность встретиться с верховным вождем… попытайся договориться. Даже если все это время ты собирал силы, чтобы отбить атаку, жертв будет много. Может быть, получится откупиться… Они… то есть мы и правда истощены войной с тикийцами, но продолжать готовы. Совсем не так, как вы.

Он вдруг рассмеялся — будто зазвенели серебряные колокольчики, обернутые в бархат.

— Великая Даара! И как ты себе представляешь нашу встречу? Сколько вашему верховному вождю лет? Сто? Сто двадцать? Насколько я знаю, он уже и дом свой не покидает, не то что остров. Или предлагаешь мне отправиться к нему? Интересно, я хотя бы по трапу корабля смогу взойти живым?

Я качала головой и оттого даже сама немного покачивалось — теперь стало неважным, насколько уверенной я выгляжу со стороны.

— Тогда… — рассуждала вслух, но сомневалась в каждом слове, — можно отправить сообщение вместе с сыном вождя. Пусть доставит отцу… Предложи ему мир и компенсацию.

— Идея неплоха, и великий вождь наверняка примет, если предложить очень большой откуп. Но обиды не забудет. И тогда вы, как только восстановите силы, нападете снова. Какова должна быть компенсация, чтобы мне захотелось войну просто ненадолго отложить?

— Не знаю… на самом деле не знаю, но сейчас перевес на стороне родобессков.

— Не обманывай, великая Даара. Если перевес и есть, то не решающий. У нас такие же шансы остаться победителями.

Я непонимающе уставилась на него:

— На берегу уже около шести сотен воинов, каждый из которых равен трем или десяти вашим. А основные силы только на подходе!

— Да, — легко согласился император и направился обратно к своему креслу. — Всего около трех тысяч. А ты говоришь так, будто нас захлестнет стотысячная волна, которой они брали Тикийское государство.

А ведь меня удивило, что он первым делом не начал расспрашивать о численности! И теперь утверждал так уверенно… Я поежилась. Было сто тысяч, а осталось три? Вот такими жертвами они заплатили за предательство императора? И кто после этого обвинил бы великого вождя в мстительности?

— Откуда ты знаешь?

Вопрос не праздный. Шпионов посреди родобесских отрядов представить себе невозможно. Их не купишь… вообще ничем не купишь. А наши соплеменники все-таки внешне немного отличались.

— Так ведь мои знахари работают день и ночь. Смотрят в своих зеркалах, ищут, и если трое говорят одно и то же, значит, правда. Что, Даара, удивлена? Магии в наших знахарях намного меньше, чем в ваших шаманах. А может, магия эта другая… светлая, не требующая человеческих жертв. Но и они на что-то годятся. Все, Даара, теперь отдыхай. Поскольку ты сама пришла к нам с желанием мира, то и мы не станем относится к тебе как к врагу. Но вопросов у меня к тебе еще будет много, не сомневайся. Но для моего спокойствия поклянись, что не попытаешься убить меня или кого-то из моих людей.

— Клянусь перерождением, что не убью никого из вас!

Он вдруг посмотрел на одного из людей справа, тот коротко кивнул. Вот ведь, а я и не знала, что некоторые из наших знахарей умеют отличать ложь, как бесовские шаманы. Хотя ведь это та же самая магия, пусть и… светлая.

— Тогда отдыхай, Даара. И можешь уйти, когда пожелаешь. Если ты хочешь мира, то сама не захочешь сбежать. А если хочешь войны… война началась бы и без тебя. Советник, напомните всем слугам и стражникам, что к великой Дааре стоит относиться как к гостье.

Служанка проводила меня в комнату. Никаких особенных изысков, но обстановка богаче, чем была в родном доме. Подошла к окну, потом дернула дверь — отперта. Если захочу сбежать, то сумею. Да вот только куда теперь бежать? Надеюсь, мои слова все же осели в голове императора, и теперь он со своими генералами обсуждает иные, менее кровавые, выходы. Хотя он готов рисковать своими людьми — даже теми, кто понятия не имеет, из-за чего началась война. Это заметно. И хитер, как черные лисицы с очень ценным мехом, но почти неуловимые. Сложный человек. Кажется, было бы проще, если бы он был туп, как морской краб.


Глава 13. Его императорское величество | Стать последней | Глава 15. Фаворитки и воительницы