home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Помещений в просторной башне оказалось не так много. В основном преобладали хозяйственные. Здесь хранилась различная утварь для дома, мебель и даже кое-какие предметы роскоши. Все это хоть давно и вышло из моды, но Хоук заботливо следил за вещами, сохранив их в образцовом состоянии.

Несколько просто обставленных комнаток, которые когда-то занимала прислуга. Зачем селить челядь так далеко от хозяев? Быть может, они обслуживали портал? Вряд ли. Для поддержания артефакта в рабочем состоянии требовалось нечто более действенное, чем уборка. Тут нужен был маг с определенным, достаточно редким даром. И что-то мне подсказывало, что ни один из слуг подобной магией не обладал.

– Странное место, – озвучил мои мысли маркиз.

Но дальше нас ждала еще более загадочная комната. Мы оказались в просторном помещении со стенами, обитыми светлым дорогим шелком. Потолок украшала искусная роспись. Высокие окна закрывали роскошные бархатные шторы. Наверняка в дневное время здесь хватает естественного света. Восхитительный паркет, выложенный затейливым орнаментом из разных пород дерева, блестел так, что казалось, будто его совсем недавно натерли. И посреди этого великолепия стоял единственный предмет мебели – огромная кровать с резной высокой спинкой и тяжелым темным балдахином, выполненным из того же бархата, что и занавеси.

– Сэмми, взгляни сюда, – позвал Терион.

Мне стало любопытно, что мог обнаружить маркиз на кровати, застеленной парчовым покрывалом, подбитым мехом горностая. Разве что россыпь высоких пуховых подушек, небрежно примостившихся в изголовье. Но как же я ошиблась! В массивную спинку были вмонтированы два толстых металлических кольца. Точно такие же кольца ввинтили в толстые столбы у изножья. От колец тянулись цепи, заканчивающиеся надежными, подбитыми несколькими слоями мягкой ткани наручниками.

– Что это? – хрипло спросила я, смутно догадываясь, для чего предназначена подобная конструкция. – Похоже на оковы.

– К этой кровати кого-то приковывали, Сэм. Кого-то очень важного. Судя по меху на покрывале, в этой комнате держали особу королевских кровей.

– Но почему? – удивилась я. – Приковывают лишь больных падучей болезнью, чтобы они не навредили себе во время приступов, и сумасшедших…

– Вы сами ответили на свой вопрос, миледи. – Терри криво усмехнулся. – Только падучая хворь отпадает. Больных не изолируют от общества, ибо они не опасны. Не держат их под надежным замком. И уж тем более не нанимают им целый штат постоянной прислуги. Здесь держали сумасшедшего. Точнее, сумасшедшую, если учитывать, насколько тонкие браслеты у наручников.

Я сразу обернулась и внимательно посмотрела на дверь, проверяя слова Териона. Действительно, створки были снабжены не одним, а двумя замками. Кроме того, снаружи двери запирались на тяжелый засов, словно обитатели башни старались оградиться от той, которую держали в этой комнате. Боги! Но кто это мог быть?

Наверное, я подошла слишком близко к кровати. Подошва на домашних тапочках была настолько мягкой и тонкой, что ступнями чувствовала все выемки пола. Вот и сейчас наступила на что-то твердое. Неприятные ощущения заставили поморщиться и наклониться, чтобы взглянуть на предмет, причинивший неудобство. Под ногами заметила что-то блестящее. Это оказался конец золотой цепочки.

Я потянула находку на себя и выдвинула из-под кровати шкатулку, крышка которой и зажала цепь.

– Кажется, мы нашли чье-то сокровище, – улыбнулся Терион.

– Похоже на то, – согласилась с ним я.

Шкатулка оказалась совсем простая, деревянная, с вырезанными на ней цветами, листьями и бабочками. Выполнена довольно искусно. Такие незатейливые ларцы очень часто дарят девочкам, чтобы они хранили в них свои секреты. У меня тоже когда-то была похожая шкатулка. Откинув крышку, мы заглянули внутрь. Пара костяных заколок, черепаховый гребень, потрепанная тетрадка и кулон на той самой цепочке, на которую мне посчастливилось наступить.

– Негусто для особы королевских кровей, – изрек маркиз, окидывая взглядом найденные сокровища.

Я же промолчала, ощущая какое-то предвкушение, азарт, словно перед нами вот-вот раскроется древняя тайна. А ключ от этой тайны я сейчас держала в руках.

– Ты не прав! – Голос дрогнул, и получилось сказать лишь шепотом. – Посмотри на этот кулон. Он украшен изумрудами и небольшими розовыми бриллиантами. Такая вещица стоит недешево.

Потянув за цепочку, вытащила украшение. С оборотной стороны кулона увидела фамильный вензель Аталанов и имя, выгравированные на золотой поверхности.

– Каролина Аталан, – прочитала я и вопросительно посмотрела на Териона.

– Я тщательно изучал летописи, уделяя особое внимание родословной Аталанов, но мне не встречалось это имя, – произнес маркиз, забирая из моих рук кулон, чтобы тщательнее его рассмотреть. – Удивительно! Действительно, Каролина Аталан.

– А если посмотреть не общие летописи, а семейные записи? Должно же быть у Аталанов родовое древо?

– Должно, – согласился со мной Терри. – Но в королевской библиотеке его нет.

– Хоук, – позвала хранителя.

– Я здесь, хозяйка Сэмми, – отозвался дух.

– Ты знаешь, где нужная нам книга?

– Знаю. Она в сокровищнице вашего рода, – ответил он.

– А почему ты его не спросишь прямо о том, кто такая Каролина Аталан? – удивился маркиз.

– Пробовала, но на подобные вопросы Хоук не может ответить. Он только помогает отыскать ответы, – улыбнулась я.

На кровать плавно опустился огромный фолиант. «Летопись рода Аталан» – гласила витиеватая надпись на тисненом кожаном переплете. Углы тома закованы в золотые наконечники и украшены драгоценными камнями. К книге прилагался свиток с искусным разветвленным древом, где каждая веточка означала чью-то жизнь, судьбу. И не все они имели продолжение, многие обрывались, так и не продолжившись. Но куда бы мы ни смотрели, за какой бы ветвью ни следили, загадочной Каролины Аталан так и не нашли.

– Странно… – вздохнул маркиз.

– Возможно, ответ найдется в тетрадке? – с надеждой спросила я.

Ответ нашелся, но не в тетради, а под ней. Стоило ее поднять, как на дне шкатулки обнаружилось еще одно сокровище – искусно выполненная миниатюра, на которой художник очень реалистично изобразил двух девочек лет десяти, как две капли воды похожих друг на друга. В пышных одинаковых платьицах, с одинаковыми лентами в золотых волосах, с одинаковыми синими глазами и очень похожими кулонами на тонких шейках. «Каролина и Катарина Аталан» – подписал неизвестный мастер.

– Боги! Их две! – воскликнул Тарион.

– Близнецы! – прошептала я.

Не сговариваясь, мы снова склонились над схемой родового древа. От ветви короля Кайлега и королевы Антель вела лишь одна веточка – Катарина Аталан. Это если не приглядываться, не знать, где и что искать. Но теперь мы тщательно изучили каждую частицу родительской ветви. Определенно, когда-то от нее отходило два побега, но один из них был основательно и весьма умело удален. Полагаю, не без помощи магии.

– Значит, у проклявшей мир королевы была сестра-близнец, похожая на нее, словно зеркальное отражение, – устало выдохнул Терри и сел на кровать.

А у меня в голове вертелись слова из летописи, где описывались события, произошедшие после смерти мужа Катарины – Ривсента Карра. «С последним ударом его сердца осиротел весь Саатар. Королева осталась жива, но ее душа ушла вслед за супругом…» Душа ушла вслед… Ушла… И Терри, он говорил, что после смерти супруга королеву словно подменили. Подменили! И загадочная смерть короля…

– Терри! – закричала я так внезапно, что он вздрогнул. – Я знаю, что произошло тогда!

– Рассказывай!

Маркиз не просил, он приказывал. Я же хмыкнула и уселась рядом, поджав под себя ноги. Разорванная и изрядно укороченная юбка некогда шикарного платья больше не стесняла движений.

– Каролина убила свою сестру, чтобы занять ее место!

Терион был шокирован.

– Почему ты так думаешь? – тихо спросил он.

– Ты мне сам говорил, что дракон уходит вслед за своей парой. А Ривсент Карр умер внезапно, во сне, будучи молодым и здоровым. Причина может быть только одна – его супруга Катарина погибла, а ее место заняла самозванка Каролина. Это не душа королевы ушла вслед за мужем, это дракон покинул этот мир вслед за возлюбленной! Есть еще один факт, натолкнувший меня на подобную мысль. Райлен, брат покойного короля Ривсента, тоже почувствовал в королеве свою истинную пару. А ты сам сказал, что подобного не случалось ни до, ни после. Значит, парой Райлена была вовсе не Катарина, а ее сумасшедшая сестра-близнец Каролина.

Маркиз задумался. Он молчал долго, прежде чем произнес:

– Я склонен согласиться с тобой, Сэм. При подобном раскладе мозаика складывается, все сходится, но остаются вопросы. Много-много вопросов…

– В истории, особенно такой древней, как эта, всегда остается много вопросов, Терри, ибо все участники событий давно мертвы. Но что-то мне подсказывает, что большинство ответов мы найдем вот здесь. – И я указала на тетрадь.

– Почему ты так думаешь? – оживился он.

– Потому что это не что иное, как обычный девичий дневник. Именно ему одинокие девочки доверяют свои тайные мысли и мечты, а Каролина Аталан была очень одинока. Даже семья от нее отказалась, когда выяснилось, что принцесса больна. Думаю, что по приказу короля ее имя удалили с родового древа. А чтобы скрыть правду, бросающую тень на весь род, удалили и часть летописи, где есть упоминания о второй королевской дочери. В книге отсутствует период с рождения королевы Катарины до ее совершеннолетия. Значит, признаки сумасшествия проявились у Каролины к шестнадцати годам, и родители были вынуждены спешно ее изолировать.

– Что ж, нам остается лишь прочесть ее дневник, – ответил маркиз и протянул руку, в которую я вложила тетрадь.


Саманта | (Не)счастье дракона | Саманта