home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

Хантер был в полном восторге.

Он не рассчитывал, что Грейс согласится с его предложением. Возможно, он поступил не совсем красиво, навязав ей свою компанию, когда она совершала прогулку с Реган и мисс Брэмуэлл. Подруг она заводила себе сама, без его помощи. Герцога радовало то, что жены друзей так тепло приняли в свой тесный кружок его будущую супругу, но как знать, чью сторону они примут, если она станет настаивать на расторжении брачного договора. Правда, если уж говорить начистоту, у леди Грейс имелись веские основания быть недовольной герцогом.

Он до конца не сознавал, как сильно запутался, пока она не застала его в весьма двусмысленной ситуации с леди Клифтон. Черт бы побрал Порцию! Да еще она выбрала такое неподходящее место и время! Намерения этой дамы он без труда угадывал, хотя и сделал все возможное, чтобы не дать ей высказаться. Дама несчастлива в браке, а Хантер был некогда в нее влюблен. Так что вывод напрашивался сам собой: она хочет снова завести с ним роман. Он не сомневался в том, что до Порции дошли пересуды о нем, а он выбирал себе возлюбленных самых разнообразных и по цвету волос, и по росту, и по страстности. И все же одно их всех роднило: герцог стремился достичь недостижимого. Гулящих девиц и вдов манили только его деньги, а редкие замужние любовницы хотели главным образом отомстить своим мужьям, взяв в любовники более молодого и сильного мужчину.

Брак Порции не был основан на чувствах, но все же Хантер считал, что у нее безупречная репутация. Много лет назад она и не помышляла о том, чтобы стать его любовницей.

Что же изменилось?

Хантер искоса бросил взгляд на леди Грейс. Она скрылась за занавесом, чтобы портниха сняла с нее мерку. Интересно, станет ли его герцогиня вести себя, как Порция, когда пройдут годы, а титул и состояние станут восприниматься не как привилегия, а как бремя?

Нет. Хотя с ним она говорила резко, ему было ясно, что она девушка добросердечная. Она была бесконечно терпелива с леди Нетерли и очень любезна с его подругами, а со слугами обращалась, будто с родными. Замуж за него она пойдет не из тщеславия и не из жадности — скорее, из-за того, что еще в детские годы их связали словом.

И герцог клялся всем святым для него, что слово, данное не ею, она сдержит!

Реган шепнула что-то на ушко мисс Брэмуэлл, и та рассмеялась. Потом Реган заметила, что Хантер смотрит на них, и дерзко ему улыбнулась. Кокетка! С этой женщиной Дэру забот хватало. Да, надо не забыть преподнести ей какую-нибудь безделушку подороже — за то, что прислала записку, которой известила его о предстоящей прогулке с леди Грейс.

«У нас есть несколько дел», — писала Реган. У этих трех дам был насыщенный денек. Они прошествовали по нескольким оживленным улицам, то и дело заглядывая в модные лавки, к торговцу мануфактурой, в книжный магазин, в магазин трикотажа, к парфюмеру, к меховщику. Невозможно было постичь, откуда у этих дам берется столько сил, чтобы в каждой лавке перебрать весь ассортимент.

Хантеру все это давно наскучило. Он уже часа два назад запросил бы пощады, но надо было кое-что доказать леди Грейс.

Она принадлежит ему.

Он стоял, лениво прислонившись к маленькой колонне торгового зала. Потом оттолкнулся от нее, выпрямился и пошел прямо к портьере, за которой находилась леди Грейс. Реган заметила этот маневр и бросилась ему наперерез.

— Что это ты надумал? — сердито спросила она, скрестив руки на груди. — Тебе туда нельзя.

Можно было просто отодвинуть ее в сторону. Она ведь была не только женой Дэра, но и той юной девицей, к воспитанию которой он приложил руку. Поэтому она и выросла такой самоуверенной проказливой девчонкой, нисколько не уважавшей взрослых.

— Это ведь ты меня пригласила, — напомнил он. — Чего же ты ожидала? — И Хантер обошел ее.

— Уж не того, что ты станешь себя вести, как последняя зад…

Хантер обернулся и увидел, что мисс Брэмуэлл зажала кузине рот и помешала ей произнести ругательство полностью. Похоже, она тоже заслужила маленький подарок. Мало кому удавалось безнаказанно закрыть Реган рот.

С усмешкой на губах он сделал оставшуюся пару шагов и проскользнул внутрь.

Леди Грейс была там одна. Она резко обернулась и тихонько вскрикнула.

— Что вы делаете? Вам нельзя здесь находиться!

Хантер не обратил внимания на возмущение дамы — он целиком был поглощен созерцанием ее в полуодетом виде. Чтобы снять мерку, портниха освободила ее от верхнего платья, и на леди Грейс остались лишь корсет, рубашка и нижняя юбка. Герцог оказался прав: у Грейс были великолепные формы. Он любовался тонкими руками и длинными стройными ногами, шелковистой на вид бледной кожей, не знавшей загара. В данный момент своими красивыми руками она прикрывала нежные округлости грудей.

— Выйдите вон!

Хантер вздохнул, в душе посмеиваясь над ее женственным гневом. Он мог бы сказать, что видел множество женщин, на которых одежд было еще меньше, но не был уверен, что это успокоит Грейс.

— Прошу прощения, леди Грейс, но в данном случае я не расположен поступать по-джентльменски.

— Почему же, черт вас побери?

— Если я сейчас уйду, у вас будет лишний повод избегать встреч со мной. А так мы можем побеседовать и ближе познакомиться.

В углу примерочной стоял простенький стул. Хантер подхватил его и подтащил ближе. Удовлетворившись найденной позицией, сел. Стул жалобно заскрипел, но вес герцога выдержал.

Леди Грейс обежала помещение сердитым взглядом, увидела свое сброшенное платье, подхватила его и прижала к груди.

— А если я позову на помощь?

— Не советую, — предостерег ее Хантер, наблюдая, как она старается закрыться платьем от его жадного взора.

Он едва не сказал ей, что поздно что-либо предпринимать: он увидел уже достаточно, и аппетит у него разгорелся. Будь она уже его любовницей, он сейчас прижал бы ее к стене, расстегнул брюки и быстренько овладел ею. Крепко целовал бы ее, упиваясь стонами страсти и заглушая собственный удовлетворенный хрип. Стоящая перед ним дама должна была испытывать невыносимый стыд и покраснеть до самых пяток.

— Назовите хотя бы одну причину, по которой я не должна закричать.

— Ну, во-первых… на крик сбегутся все, кто находится в этом почтенном заведении, — захотят увидеть причину переполоха. Увидят они меня. — Он ткнул пальцем себя в грудь. — К вечеру весь свет только и будет говорить о скандальном поведении леди Грейс Киэрли. Я так и слышу, с каким удовольствием они смакуют эти сплетни. Леди Грейс прелюбодействует прямо в примерочной с одним из «порочных лордов»? Ах, какой ужас!

Леди Грейс обмозговала этот аргумент и досадливо прикусила губу.

Много лет назад он и его друзья создали себе скандальную славу, поэтому высший свет не так-то просто удивить слухами о похождениях «порочных лордов». А вот если приплести к этой истории и ее имя, тема станет пикантной.

«Если она возбудит меня еще сильнее, то, даже будучи невинной, не сможет не заметить, как оттопыриваются спереди мои брюки».

— Тем более вы должны уйти.

— Что вы сказали, простите? — Погруженный в сладострастные мечты, он не сумел уловить ее мысль.

Леди Грейс облизнула губы. Если они пересохли, он с превеликой охотой увлажнил бы их своим языком. Его дружок предостерегающе дернулся, и Хантер с трудом удержался от того, чтобы поправить брюки.

— Вы должны выйти отсюда, пока вас здесь не увидели, — вполголоса произнесла Грейс, указывая глазами на задернутую портьеру.

— И лишить себя удовольствия немного побеседовать с вами? Ну уж нет! — сказал Хантер, глядя на девушку с ухмылкой. — Если бы вы приехали в Лондон раньше, мы бы успели разослать приглашения на свадьбу. Впрочем, не все еще потеряно. Я обращусь за специальным разрешением[7], тогда мы успеем пожениться до вашего дня рождения и таким образом выполним условие договора.

Не помня себя от гнева, Грейс шагнула вперед:

— Сколько мне раз нужно повторять? У вас была возможность жениться на мне, ваша светлость. А теперь я осознала, что более не заинтересована в выполнении условий этого давнего договора. Да, мне нужно выйти замуж до своего дня рождения, но для этого я отыщу более подходящего мужчину.

— А почему муж необходим вам до дня рождения? — отрывисто спросил Хантер, которого удивило это странное замечание. — Если срок договора истечет, вы станете свободной женщиной, разве нет?

— Вам-то что за дело? — с горячностью воскликнула Грейс, делая еще один шаг вперед. — Вам нужды не будет обо мне заботиться. Став свободной, свои дела я буду решать, как сочту нужным.

Хантеру понадобилась всего пара секунд, чтобы догадаться, отчего это леди Грейс так не терпится выскочить замуж за первого встречного.

— Это все ваш дядюшка!

— Оставьте моего дядю в покое!

Хантер сцепил руки и оперся на них подбородком, размышляя о причинах ее негодования.

— Ну конечно! Тогда все становится понятным. Вы богатая наследница, к тому же и титулованная. Если вам так не хочется выйти замуж за меня, то я не в силах постичь, отчего же вы торопитесь обвенчаться с каким-нибудь мелким дворянчиком и уложить его в постель. Значит, на горизонте маячит другая опасность.

— За мелкого дворянчика? — Грейс фыркнула.

Не то чтобы ее возмущение возбуждало Хантера, но ему был по душе такой живой характер, пусть это и сулило множество столкновений в будущем.

— Ваше высокомерие не имеет границ!

— Вот именно! — Хантер встал со стула, немного напугав Грейс.

Легкий стул от резкого движения упал. Грейс попятилась, но герцог был уже рядом. Он вырвал из ее рук смятое платье и крепко сжал пальцами запястья. Поскольку Грейс продолжала пятиться, вскоре она оказалась прижатой к стене.

В точности, как он представлял себе несколько минут назад.

— Отпустите… пожалуйста.

Ее зеленые глаза потемнели, но явно не от страха. Вот и хорошо. Он и не хотел, чтобы она его боялась, — во всяком случае, она не должна пугаться его прикосновений.

— Вы провели слишком много времени в окружении слуг, леди Грейс. — Она задохнулась, когда он неожиданно рванул ее руки кверху и пригвоздил их к стене. — Скоро вы увидите, что супруг далеко не так послушен, как они.

— У вас же нет желания на мне жениться.

— Почему вы так решили? — Он прижался к ней всем телом. Его стержень стал еще тверже и все пытался нащупать то место, где сходились ее бедра, — там была увлажнившаяся, готовая сдаться вульва. — Мое тело говорит вам: я вполне способен выполнить супружеские обязанности, если вы и дальше станете меня к этому подталкивать.

— Вы рискуете навлечь неприятности на головы нас обоих. Неужели не боитесь скандала? — проговорила Грейс. Теперь ее глаза расширились от ужаса.

— Моя драгоценная невинная леди, я был героем множества скандалов еще тогда, когда вы учились писать буковки. Вам предстоит убедиться в том, что джентльмен, за которого вы выйдете замуж, не боится ничего.

Беспомощное положение не помешало Грейс горячо возразить ему:

— Вы безумны или просто слишком тупоголовы, чтобы понять простую вещь: я не желаю выходить за вас замуж.

— Иной раз, герцогиня, жизнь складывается так, что возможности выбирать просто нет, — пробормотал Хантер, блуждая взглядом по ее пухлым губам. Вопреки обыкновению, в его голосе не прозвучала горечь, какую испытывает человек, загнанный обстоятельствами в угол.

— Вы говорите о долге, — стояла на своем Грейс.

Большими пальцами он погладил нежную кожу на ее запястьях. Кровь бешено пульсировала в ее жилах.

— Угу. Много лет я думал только о себе и о том, что бабушка приняла решение за меня. О ваших же чувствах я вовсе не задумывался.

— А если бы задумались, вышло бы по-другому?

— Нет, — сказал Хантер, почувствовав, что отвечать надо честно. — Я был эгоистичным ребенком, который вырос и стал законченным эгоистом. Увы, это большой недостаток, но я хочу исправиться. И это действительно так.

Леди Грейс часто заморгала, словно сдерживая слезы.

— Насчет меня можете не беспокоиться. Я в вас более не нуждаюсь, — заявила она.

Она вознамерилась заменить его кем-то другим! Нет, так не пойдет.

— А вот в этом вы не правы, герцогиня.

Ее лицо было совсем рядом, но она сумела вскинуть голову и метнуть на него сердитый взгляд.

— Я не ваша герцогиня.

— В этом вы тоже не правы.

Поначалу Хантер не собирался заходить так далеко, но леди Грейс оказалась чертовски упрямой. Надо было показать ей, что от ее желания ничего не зависит.

— Вас когда-нибудь целовали?

— Разумеется.

Ответ заставил его призадуматься. Неужели его даму целовал какой-нибудь деревенский парень? Он крепче сжал ее руки и скрипнул зубами.

— Кто?

— А! — Зеленые глаза видели его насквозь. — Вам не нравится думать, что меня кто-то целовал, тогда как мне точно известно, что вы перецеловали не одну сотню женщин.

Ну да, лицемерно с его стороны расспрашивать ее о дерзких поклонниках, когда на нем самом столько грехов. И все же в нем кипел гнев на других мужчин, которые целовали ее. Не требуя больше называть имена, он попробовал зайти с другой стороны:

— И нравится вам, когда мужчины вас целуют?

— А если да?

Бог свидетель, эта женщина обожает доводить его до бешенства!

Терпение Хантера могло вот-вот лопнуть. Если бы она не попалась так удачно в расставленные им словесные ловушки, он вряд ли переборол бы искушение перегнуть ее через колено и выпороть за дерзость. К счастью для Грейс, герцог знал куда более приятные способы выразить свое негодование.

— В таком случае я намерен заставить вас позабыть обо всех джентльменах, которым удалось сорвать поцелуи с ваших уст, — им же остается лишь надеяться на нечто большее, чем невинное лобзанье.

Грейс хотела было ответить, что до сих пор поцелуи мужчин мало волновали ее, ибо это были поцелуи родственников, но она все же передумала.

Ну что ж, девушка уже кое-что о нем узнала, пора начинать учить ее всерьез.

Неожиданно она сказала:

— Можете попытаться.

Хантер никогда не отказывался принять такого рода вызов. Он наклонился и приблизил свое лицо почти вплотную к лицу Грейс.

— Я добьюсь успеха, герцогиня.

Он завладел ее губами прежде, чем она успела отвернуться. Их уста слились, Грейс закрыла глаза. Он быстро провел кончиком языка по ее верхней губе, пробуя ее на вкус. Уста леди Грейс были сладчайшие, что подчеркивал ее острый язычок. Он скользнул губами по губам, мечтая о том, чтобы она ответила ему.

Невинность.

Нечто такое, чего он прежде не стремился отведать.

— Открой ротик, Грейс. Попробуй меня, — попросил он, поглаживая ее запястья.

Очень хотелось обнять ее, но герцог не рисковал отпустить ее руки. Скорее всего, леди Грейс закатит ему пощечину, если дать ей такую возможность. Вполне заслуженную пощечину, кстати. Мало кто из аристократок наслаждается мужскими ласками прямо в примерочной.

Грейс слегка раскрыла губы, чем удивила Хантера. Впрочем, возможно, она хотела обругать его за чрезмерные вольности. «Не важно», — решил Хантер, проникая языком поглубже. Из горла его вырвался стон.

Боже! Выпирающий из брюк член налился и стал, как железный. Хантер прижался к девушке, желая только одного: задрать ей юбку и войти в нее как можно глубже. Он не думал в ту минуту ни о том, что это рискованно, ни о такой мелочи, как ее невинность. Важно было одно: удовлетворить свое острое желание. Ему необходимо было войти в эту женщину и тем самым закрепить свои права на нее.

Хантер почти потерял голову. Он прижался бедрами к ее бедрам, представляя себе, как тугие мускулистые стенки сожмут напряженный член. От одной этой мысли он едва не излил семя.

Но что за нужда сдерживаться долее? Одним из условий, которые бабушка включила в этот клятый договор, было зачатие ребенка с новоявленной герцогиней сразу после свадьбы.

В этот момент Хантер смотрел на данное условие весьма благосклонно. Наверное, если они будут вести себя тихо, никто и не догадается…

— Боже правый, что вы делаете с этой девушкой?

Леди Грейс застыла, глаза ее от неожиданности широко распахнулись.

Негодование, звеневшее в голосе швеи, произвело такое же действие, как ведро ледяной воды, которым окатывают зимой. Хантер еще раз поцеловал леди Грейс в безвольно раскрытые губы, повернул голову и посмотрел через плечо. Он закрывал собой будущую супругу от любопытных взоров, а кроме того не хотел демонстрировать посторонним овладевшее им телесное возбуждение.

Явно назревал скандал.

Он-то мог снести это с небрежной ухмылкой, но леди Грейс готова была провалиться сквозь землю от такого унижения.

— А вы сами как думаете? — прорычал он, надеясь, что свирепый тон заставит женщину ретироваться.

— Вам здесь делать совершенно нечего, — заявила та.

Хантер выругался про себя. Положительно, сегодня ему встречаются только упрямые женщины.

— Я вам сказала то же самое, когда вы вошли, — пробормотала леди Грейс.

— Тихо! — Хантер смягчил повелительный тон поцелуем в щеку, а негодующей швее сказал: — Так как вы сами думаете? Я ухаживаю за своей женой.

— Я вам не жена, — прошептала леди Грейс.

— Пока, — произнес он так, чтобы никто, кроме нее, не услышал.

Грейс дернулась, и Хантер запоздало сообразил, что все еще удерживает ее за руки. Он отпустил запястья и быстро наклонился, чтобы поднять брошенное на пол платье. Однако он не предложил его леди Грейс, а держал перед собой, закрывая брюки: возбуждение не улеглось даже теперь, когда его застали в столь щекотливом положении.

— Знаете, ваше сиятельство, таким ухаживанием лучше заниматься у себя в спальне, — резко произнесла портниха. — У нас приличное заведение. Таких глупостей мы здесь не потерпим.

До Хантера донесся приглушенный смех. Реган. Ему она в такой ситуации ни за что не позволила бы выйти сухим из воды, но он надеялся, что к своей подруге она будет добрее. Он бросил взгляд на Грейс: ее щеки все еще заливал румянец.

— Ну, тогда… я… — Он откашлялся. — Подожду снаружи, пока вы закончите с моей женой.

Он специально подчеркнул последнее слово, чтобы все это не выглядело так унизительно. Кто знает, не станет ли портниха упрекать ее, когда они останутся в примерочной вдвоем? К счастью, упрямая невеста на сей раз не стала ему перечить.

— Так-то оно и лучше, — проворчала портниха, забирая у Хантера смятое платье. Она выразительно посмотрела на его брюки, и Хантер впервые ощутил, что его щеки запылали от смущения. — Если будете подальше от своей леди, вам, глядишь, и полегчает.

Не сумев придумать достойной отповеди, Хантер последовал ее совету и вышел из примерочной.


Глава тринадцатая | Искушение герцога | Глава пятнадцатая