home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой Пэгги и Ричи берут след и идут по нему

Проснувшись рано утром в своем уютном домике, я сладко потянулась, пытаясь удержать в голове сон, который только что видела. В этом приятном мираже я убегала от огромного рыжего кота по бескрайнему зеленому лугу, похожему на экранную заставку компьютера моего двуногого.

Симпатичный кот мчался достаточно резво, но никак не мог меня настигнуть. Я была уверена в том, что он сможет меня догнать только тогда, когда мне самой этого захочется. Во сне так часто бывает.

Воспоминания об этой погоне и молодом преследователе приятно возбуждали меня, задавали легкое и чуть загадочное настроение на все утро. Этот кот мне кого-то напоминал.

Он был похож на одного из двух рыжих братьев из помета тощей беспородной кошки Василисы с первого этажа. Двуногие долго считали ее самым настоящим самцом. Потом она наконец-то опровергла эту явную ошибку, оказалась беременной. Кажется, от Самсона из соседнего подъезда.

Но в том рыжем коте было что-то и от Мурзика. Привет из детства, от едва ли не первой моей любви. Только Мурзик, насколько я его помнила, был довольно коротколапым и неуклюжим. Из-за этого такая погоня по травянистому лугу вряд ли была бы столь напряженной.

Немного поразмыслив, я решила, что мастью рыжий кот был в Мурзика, но вот статью скорее всего походил на Ричарда. Да-да, нечего лукавить, именно на того самого котектива, который занимал мои мысли все последние дни.

Еще раз потянувшись, я встала и бесшумно прошла на кухню, чтобы проверить свою миску. Увы, мои двуногие обычно не отличаются особой дисциплинированностью. Они могут положить мне корм в любое время суток.

На кухне меня ждал сюрприз. Моя прекрасная, очень удобная фарфоровая мисочка со стразиками, всего неделю назад появившаяся в доме, куда-то пропала. На ее месте красовалось что-то хрустальное, прозрачное, с серебряными слонятами по бокам!

Я фыркнула и осторожно понюхала новинку. Почему слонята?

Тут за моей спиной послышалось знакомое шарканье. Я терпеливо стояла и ждала, чем это кончится.

– Как тебе сюрприз? – Двуногой, наверное, казалось, что она подкралась ко мне незаметно. Потом человеческая самка взяла меня на руки и сильно сжала в объятиях.

– Прямо из Парижика, для тебя, моя сладенькая, новая мисочка, чтобы порадовать мое солнышко, мою кисоньку! Старую мисочку наш папочка расколол бутылочкой, так что мы тебе новую заказали!

Я молча терпела этот аттракцион, понимая, что подобные приступы любви к кошачьим являются частью характера двуногих. Мне оставалось только надеяться на то, что объятия скоро закончатся, и после них меня не будет тошнить, как в прошлый раз.

Наконец-то двуногая поставила меня на пол и заявила уже без этого идиотского сюсюканья:

– Ты, наверное, хочешь кушать, Пэгги? Сейчас я положу тебе твой корм, чтобы ты была такой же красивой и здоровой, как твоя хозяйка.

Очень смешное замечание от существа, практически не имеющего шерсти, в одном пушистом халатике с бабочкой, нарисованной на бесхвостом заду. Я не сдержалась и даже фыркнула от этой непрошенной мысли. А двуногая продолжала что-то щебетать, к счастью, параллельно накладывая мне корм.

Глядя на нее, я подумала о том, что люди все-таки с точки зрения эволюции довольно ущербные существа. Ведь даже крысы вполне понимают, что кошка может и сама покормить себя. Она сделает это вовремя, достаточно дать ей доступ к пакету с едой. И откуда только берутся на нашу голову эти двуногие? И было бы лучше жить без них, чтобы не терпеть их выходки? Ведь многие кошки живут без людей, сами обустраивают свой дом и сами добывают пищу… нет, наверное, это не про меня. Такая уж у нас, породистых котов, судьба – когда мне было несколько месяцев, человеки взяли нас с братьями и сестрами у мамы и отнесли по квартирам. У меня оказался большой и просторный дом, да и двуногие тоже ничего – тем более что за несколько лет я их вышколила.

– Люська, тащи вискарь! Сегодня не иду на работу, из дома страну разваливать буду, – донесся из комнаты голос двуногого самца.

Самка наполнила мою новую миску, кинулась к моему домику, пошерудила в нем и упорхнула с бутылкой коричневой жидкости, которая пахла так, словно в ней с полгодика плавала дохлая крыса. Похоже, сегодня мои двуногие опять никуда не пойдут. Да!..

В последнее время это стало нормой. Даже еду им приносили другие двуногие, а сами они носа за порог не высовывали, только лакали свое мерзкое подобие валерьянки, а потом творили совсем странные вещи.

Самец говорит, что это кризис. Не знаю такой болезни, но надеюсь, что она не заразная. По-моему, нет большей скуки, чем целый день нюхать самих себя да лакать вонючую настойку.

Иногда мои двуногие так увлекались этим процессом, что вели себя хуже котов в марте. Как они после этого мучились!.. Самку однажды рвало так, словно она шерсти переела, которой у нее всего-то два пучка, один другого жиже.

– Нефть нам нужна как кровь! – орал двуногий по телефону. – Найдите мне ее! Если наша разведка тормозит, наймите местных! Дайте им денег, пусть только найдут!

Я немного поела, почувствовала, что живот надулся, фыркнула и отошла от новой миски. В последнее время я часто недобирала свою порцию. Видимо, опять пора менять еду, эта наскучила. Может, все от нервов, но переход на новый корм мне в любом случае не помешает.

Заодно и двуногим тренировка, а то они со своими кризисами вообще перестанут меня замечать. Надо сделать как в прошлый раз: навалить сами знаете чего в туфли на двадцатипятисантиметровых шпильках. Тогда двуногая самка быстро догадается, что не так!

После еды мне захотелось устроиться в каком-нибудь тихом, укромном местечке, подальше от посторонних глаз. Я пробралась в гардероб и стала выбирать местечко поудобнее, где уютно, просторно, можно вытянуть лапы, когда проснешься.

Нижние полки были под завязку забиты всяким тряпьем, поэтому мне пришлось карабкаться по одежде. На самом верху самка разложила шляпы, которые очень удобно прогнулись и приняли форму моего тела. Сон был настоящий, кошачий – вполглаза-вполуха, как говаривала моя мамочка. Ты вроде бы спишь, но внимательно оцениваешь обстановку, готовясь в случае опасности убежать, а если появится добыча – броситься на нее. Это у нас, охотников-одиночек, в крови. Потому мы и спим так много – это не сон, а полусон. Молодым кошкам еще удается заснуть полностью, а вот с возрастом эта прекрасная способность теряется. Хорошо что я еще не старая! И я с удовольствием почувствовала, как внимание мое рассеялось и я снова заснула глубоко, без сновидений.

Проснулась я от криков. Двуногая звала меня, искала по всей квартире. Ее голос то приближался, то отдалялся. Я не торопилась выбраться наружу. Пусть поищет, двуногие любят такие игры.

Она шарила руками на нижних полках, а я наблюдала за ней сверху. Вскоре я поняла, что поиски прекратились, выбралась на видное место и сощурилась от света.

– Проказница! Где ты была? – Двуногая снова принялась меня тискать, прижимать к себе и тереться о мой лоб.

После сна мне не хотелось сопротивляться, и я послушной сосиской висела на ее плече.

– Моя хорошенькая, пушистенькая, миленькая! – сюсюкала двуногая.

Когда мне все это надоело, я залезла на подоконник в гостиной, чтобы привести себя в порядок, а заодно поглазеть на двор. Однако окно не только не было открыто, но еще и забрано противными железными жалюзи, похожими цветом и запахом на дохлую рыбу. Мне пришлось прочистить горло и пару раз настойчиво мяукнуть. Двуногая нажала на что-то там в своей комнате и открыла их.

Пока жалюзи с противным скрежетом поднимались, я успела вылизать правую лапу, перейти к левой и подумать про Ричарда. Интересно, где он и какие расследования сегодня нам предстоят? Вроде бы мы поняли, что преступник использовал этот непеталактон, или как там его? Негодяй был на вечеринке.

Так, тут надо хорошенько поразмыслить. Хотя, может быть, Ричи уже сам все давно придумал, осталось только…

Жалюзи поднялись. Черная тень моментально скользнула с соседнего дерева на подоконник. Это, разумеется, был тот самый кот, о котором я только что думала.

– Ричард!..

Я плохо его слышала через полуоткрытое окно, однако прекрасно чуяла запах тревоги и сомнений и еще чего-то такого, что можно было истолковать как радость встречи со мной. Неужели это правда?!

Я не мешкая указала ему лапой налево, на окно кухни, которое было открыто еще со вчерашнего дня. Мой двуногий в течение ночи несколько раз вставал покурить. Потом я сама скользнула следом.

Ричард выглядел слегка усталым и замотанным, как кот, который давно не ловил мышей или не играл с мячиками, весь в делах и заботах. Мне стало его так жалко, что захотелось приласкать.

– Я думаю, твой двуногий вряд ли будет рад, обнаружив меня здесь, Пэгги, – сказал Ричард, осторожно заглянув на кухню, где человеческая самка старательно чистила мой домик, засовывала туда разные бумажки и тряпки. – Когда у человека серьезные проблемы, он обычно начинает верить во всякие дурацкие приметы. Чужой кот, даже если и не совсем черной масти, и все такое. Лучше давай поговорим снаружи. – Котектив поспешно развернулся на подоконнике и одним прыжком перескочил на ветвь березы, росшей поблизости.

– Ричард, но как ты догадался? Я имею в виду проблемы моего человека? – В очередной раз подивившись его интуиции, я выбралась на улицу и последовала за ним.

– Я, конечно, мог бы поводить тебя за нос, тем более такой миленький, – ответил Ричи, поудобнее устраиваясь на ветке. – Но все просто. Я видел новости по ящику моего двуногого. Там говорили про твоего, показывали во всех ипостасях. Кажется, это называется «временно отстранен от дел», но я думаю, что твоему депутату ничего не грозит. Дело не стоит выеденной мыши. Однако ближайшие две-три недели у вас будут тяжелыми. Он много пьет?

– С утра, целый день, а потом и всю ночь. – Я взволнованно забила по ветке хвостом.

– Да, двуногие часто раздувают из мышки слона. Будем думать, что все у вас наладится.

– Как расследование? – Я наконец-то решила перевести разговор на главную тему.

– Своим чередом. Я как раз хотел поговорить с тобой об этом. – Ричард шумно почесался и спросил: – Ты что-нибудь слышала про научные труды Оккама?

Надо сказать, что научная литература меня никогда не интересовала. Когда-то я даже стыдилась этого, но потом решила, что излишний ум для красивой кошки – досадная помеха.

– Нет. А кто это? Он из современных?

Ричи даже не обратил внимания на мою некомпетентность, махнул лапой и пояснил:

– Этот кот жил еще в те времена, когда можно было добраться до края света, ни разу не спускаясь с деревьев на землю. В общем, Оккам тоже был кем-то вроде котектива. Он вывел формулу идеального расследования, которая никогда, ни при каких обстоятельствах меня еще не подводила. Кроме этого случая!

– Ты про похищение Мурчеллы?

– Именно.

– А что за формула?

– Она предельно проста и приводит к преступнику так же верно, как мышиный помет – к мыши. За сотню лет до наших с тобой бабушек и дедушек великий Оккам сказал: «Мышей ровно столько, сколько ты видишь, не больше и не меньше! А если вдруг появилась ненужная мышь, то надо ее отсечь!»

– Мышей? А при чем здесь они? – Я почти поняла мысль, которую хотел донести до меня Ричард, но мне никак не удавалось схватить ее за хвост, если можно так выразиться. – И как ее отсечь? Съесть, что ли?

– Мыши действительно ни при чем, Пэгги. Решение, а в данном случае даже ответ на вопрос о том, кто же преступник, все это время находится прямо у нас перед глазами. Нас водили за нос, хотя и делали это довольно небрежно. – Ричард фыркнул, тряхнул головой и спросил: – Скажи, вот ты побежишь искать мышиную нору, если мышь уже копошится перед тобой?

– Видишь ли, у меня диета. Советы человечьего ветеринара, понятное дело, не в счет. – Тут мы оба хихикнули. – Но наш доктор Овик сказал, что свежих мышей мне рекомендуется есть не чаще, чем раз в неделю. Однако мне кажется, что я начинаю понимать твою мысль. Надо хватать то, что лежит рядом, а не гоняться за бесплотной идеей, так?

– Вот именно, Пэгги!

– И кто преступник? Ричи, не томи! – У меня даже кончик хвоста задрожал от волнения.

– Посуди сама! Какую цель преследуют улики, подброшенные нам, вроде переписки Мурчеллы с котом Франкенштейном или ее надуманной связи с этим жутким Хураем, будь он неладен?

– Они уводят нас от мыши, не так ли?

– Точно! Только на сей раз не от мыши, а от толстого старого кота, который возомнил себя умнее других! Он настолько бесчестен, что не верит совершенно никому, даже своей будущей жене!

– Байрам?

– Да!

– Не может быть. Как? Байрам?.. – Я с недоумением посмотрела на котектива.

До чего же красив он был сейчас, в тот самый момент, когда его озарила идея! Глаза сверкают, усы топорщатся, когти выпущены!

– Я тоже не мог поверить в это, пока не отсек лишние хвосты по методу Оккама. Все было на поверхности! Жаль, что я смотрел в самую глубь аквариума, если ты понимаешь суть этих слов. Байрам сам мне в этом помог.

– Но как?

– Когтеточка!.. Я задал себе вопрос, как поступил бы нормальный кот, подозревающий молодого красавца в интрижке с собственной невестой, если он сам еще достаточно силен, чтобы накрутить хвост кому угодно? А этот колбасник набросился не на соперника, а на свою деревяшку.

– Но слезы. Ведь он плакал! Байрам до сих пор любит Мурчелку! Не верю! Нет!

– В этом-то все и дело. Сентиментальность в такие годы и при его профессии? Это игра на публику. Ничего более.

– Погоди, Ричард. Неужели он хоть на секунду мог поверить, что молодая киска закрутила с ним роман из любви к его обвисшим усам? Все вокруг прекрасно знали, что это брак по расчету! Киска за миску, как говорится.

Ричи фыркнул и заявил:

– Нет! Байраму нужен был не брак! В его голове уже давно созрел куда более серьезный план. Он собрался вовсе не жениться, именно для этого придумал дурацкие конкурсы. Все вы смеялись над Байрамом, а на самом деле он потешался над вами! Для этого жених и настоял на похищении невесты. Байрам горел желанием свершить акт возмездия, за что-то наказать Мурчеллу, а вместе с ней и всех тех кошек, которые прошли мимо его подвала за эти годы. – Ричард походил по ветке, словно пытаясь успокоить себя, и продолжил: – Я вовсе не собираюсь идеализировать Мурчеллу. Мы не знаем, что послужило наживкой в этой дьявольской мышеловке. Красавица могла выдать себя. Знаешь, нечаянный флирт, неосторожный взгляд, слишком откровенное обнюхивание. Байрам мог, например, поймать ее на какой-нибудь легкой интрижке с молодым котом. Все это нам еще предстоит выяснить! Клянусь своими усами, я это сделаю!

Я с восхищением посмотрела на Ричи и осведомилась:

– Как ты думаешь поступить дальше?

– К сожалению, пока это все догадки. Нужны доказательства, факты, улики, чтобы припереть Байрама к стенке. Ведь мы с тобой убедились в том, что он прекрасный актер. Однако у нас есть чем заняться. Это жених невольно сам подтолкнул нас к разгадке именно в тот момент, когда могло показаться, что следствие зашло в тупик.

– Что ты имеешь в виду?

– Смотри! Байрам хочет, чтобы мы подозревали Франкенштейна и Хурая, тратили время на бесплодные и опасные поиски следов Мурчеллы на Птичке и в институте крови! – Детектив гневно фыркнул. – Отлично! Значит, он сам связан с негодяями из этих жутких мест. Что же, восхитительно! Нам всего лишь осталось засечь эти контакты. Предлагаю установить наблюдение за магазином «Раз-колбас». Давай не будем терять времени. – Произнося эту тираду, Ричард весь словно светился.

Может, его воодушевляла возможность общих со мной действий, а не только разгадка тайны? Договорив, он распушил шерсть на хвосте и решительно ринулся вниз, увлекая меня за собой. Куда? Прочь от теплого гнездышка и миски со слонятами, полной вкусного корма. Неужто мне и в самом деле стало это нравиться?!

Думала ли я еще недавно, что окажусь втянута в такую авантюру? Если бы еще месяц назад мне кто-нибудь сказал что-то подобное, то я фыркнула бы ему в морду и попросила не пить натощак столько валерьянки! Ах, Ричард, во что ты меня впутал?!

Несколько дней мне казалось, что наш план не сработает. Мы сутками торчали в кроне тополя, стоявшего напротив магазина, и наблюдали за бесконечной чередой двуногих, входящих в магазин и покидающих его с пакетами, набитыми колбасой, сосисками и прочими вкусностями. Погода была теплая и располагала к неспешным и откровенным разговорам: о любви, об отношениях между самцом и самкой и о людях – куда же от них деться.

Когда мы увидели двуногого, несущего букет цветов, Ричард улыбнулся и рассказал мне забавную историю.

Это было давно. Писатель жил в роскошном доме со своей самкой, а сам Ричи был еще юн и глуп. Двуногий принес домой букет и поставил его в вазу. Цветы сразу вызвали у котенка интерес. Они напоминали о лете и источали приятные запахи.

Ему было любопытно попробовать их на вкус. Стебли оказались очень сочными. Ричи с удовольствием вгрызался в их зеленую мякоть и жевал ее. На полное изучение букета у него ушло не более десяти минут. Когда цветок отваливался, жевать дальше было не интересно.

Двуногий даже никак не отреагировал, увидев Ричарда на столе. Поэтому котенку было совершенно непонятно, почему потом, когда к нему пришла самка, они принялись вместе отчитывать его за плохое поведение.

Я тоже вспомнила один странный случай.

– Как-то ранней весной мы поехали на дачу к одной знакомой моих двуногих. У нее был большой дом, и места, чтобы разгуляться, вполне хватало. Запаха чужой кошки я не уловила, поэтому преспокойно изучала все углы и закоулки. И вот на втором этаже в самой светлой комнате я обнаружила ящики с молодыми растениями. Их было очень много! Они занимали все столы и подоконники. Представляешь! Целую зиму не видеть растений, а здесь просто клондайк! Я начала тщательно их обнюхивать и изучать. Мне очень захотелось свежей травки. – Тут Ричард понимающе уркнул. – Помню еще, что земля в ящиках была очень сырая и прилипала к лапам, поэтому мне приходилось постоянно их отряхивать. Но я побывала в каждом ящике, а потом остановила свой выбор на одном, самом большом. Какие вкусные верхушки были у тех растений! У меня даже сейчас слюнки текут. Но мои двуногие устроили настоящий цирк! Они зашли в комнату вместе с хозяйкой и начали грубо со мной разговаривать. Мне пришлось принять виноватый вид, поджать хвост и жалобно мяукать. Хозяйка дома была в ярости. Я решила ей сделать приятное, хотела потереться о ее ногу. Она отпрыгнула, кричала про какую-то аллергию, вдобавок начала громко чихать. Я разозлись и зашипела на нее. Мой двуногий пытался успокоить хозяйку, а его самка – меня. Но моя шерсть уже встала дыбом. Я не хотела, чтобы меня трогали! Короче, когда я выбегала из этого дома, то слышала, как хозяйка моих двуногих велела не приезжать к ней больше с этим чудовищем.

– Да, в жизни встречается много неадекватных людей, – заметил Ричи, но вдруг зашипел и подал мне знак спрятаться. Я затаилась за крупной веткой и осторожно посмотрела вниз. Ничего необычного вроде бы не происходило. Несколько человек выходили из магазина. Из их пакетов вкусно пахло.

Я вспомнила, что обеденное время вот-вот наступит, и как раз в этот момент заметила странного облезлого котяру, лавирующего между ног людей. Одно ухо этого серого зверя торчало вверх, другое, давно сломанное, безвольно висело, отчего вид у кота был довольно залихватский. Ничуть не пугаясь человеческой толпы, он ловко проскочил сквозь нее и шмыгнул в приоткрытую дверь подвала.

– Это Ухо, – весело сказал Ричард. – Известный жулик и проходимец с Птички.

Я чуть с ветки не свалилась от этих его слов.

– Серьезно? Этот облезлый кот? А на вид – обычный помоечник!

– Я знаю, что он курьер у крупных шишек с рынка. На серьезные преступления такой не способен, но со всякой мелкой дрянью вполне справляется. – Ричард еще раз посмотрел вниз. – Пэгги, да там еще пара!

Я проследила за его взглядом и увидела, как в узкую щель протиснулись два кота. Один из них был черен почти так же, как Ричард, но раза в полтора мельче. Второй же оказался огромным сибиряком, пушистым и полосатым. Пролезая между косяком и едва приотворенной дверью, этот здоровяк обернулся. Мне на секунду показалось, что тяжелый взгляд желтых глаз пронзил насквозь листву дерева, на котором притаились мы с Ричардом.

– Что и требовалось доказать, Пэгги! – нарочито радостным тоном сказал Ричи. – Ненавижу, когда оказываюсь прав именно в таких вещах, и вынужден терять веру в котов.

Я горько вздохнула. Мне было жалко Байрама, его любовь и надежду на ответные чувства Мурчеллы, веру в их счастливое будущее. Все это оказалось враньем. Увы.

– Эти двое тоже с Птичьего рынка. По крайней мере, я их видел у его ворот. Значит, связь Байрама с самыми опасными котами нашего города можно считать доказанной.

– Бедная Мурчелла! – мяукнула я. – Мне так страшно за ее жизнь! Ричи, скажи, что с ней все в порядке. Это очень важно и нужно для меня. Пожалуйста!

Ричард помрачнел.

– Не буду врать, Пэгги, эти ребята не склонны к сантиментам. Для Мурчеллы было бы лучше находиться за тысячи кошачьих шагов от того места, где они обитают. Более того, я опасаюсь, как бы наше участие в этой истории не заставило Байрама и его сообщников действовать активнее. Но на нашей стороне тот факт, что мы уже про них знаем, а они о нас – еще нет! Так что держи хвост пистолетом! Ведь у тебя есть я. – Он улыбнулся очень ласково, хотя и немного неуверенно.

Я потупила взгляд, старалась даже не дышать, хотя от его слов на душе у меня потеплело.

Вскоре дверь черного хода снова отворилась. Троица бандитов, заметно потолстевшая и слегка потерявшая координацию от валерьянки, вывалилась из подвала. В зубах они держали кто связку сосисок, кто колбасу. В темном проеме я успела разглядеть морду Байрама. Что это? Уж не испуг ли отпечатался на ней?

Почти сразу же дверь захлопнулась, и разобрать у меня не получилось.

– Пэгги, живо, нельзя терять ни минуты! – Ричи тенью соскользнул с тополя.

Чуть помедлив, я последовала за ним.

Как же все это было страшно! Я старалась не подавать виду, но всю меня колотило. Ричард следовал за котами, я – за ним. Мы крались, перебегали из тени в тень то по земле, то по веткам деревьев, стараясь, чтобы нас не выдал запах. Мне начинало казаться, что головорезы мчатся прямо к заброшенному Птичьему рынку!

Внезапно Ричард остановился так резко, словно окаменел на месте. Я зажмурила глаза, подозревая худшее.

– Пэгги, малышка, что с тобой? – Он заботливо ткнулся носом мне в бок.

Я открыла сначала один глаз, а потом другой. Передо мной стоял котектив. Улица пуста, котов не видно. Дул холодный ночной ветер.

– Они ушли недалеко. Все, что нам было нужно, мы уже выяснили. Так. Дальше по улице будет подход к Птичке. У меня нет никаких сомнений в том, что они идут туда. Будет опасно. Знаешь, если тебе страшно, то можешь остаться здесь. Дальше я справлюсь сам.

– Один с тремя?

– Ты меня плохо знаешь, Пэгги. Но я надеюсь, у нас будет время это исправить! – Ричард улыбнулся, показав мне свои прекрасные клыки. – У меня в запасе есть парочка трюков для таких оборванцев.

– Тогда я с тобой. – Даже не знаю, как у меня вырвались эти слова.

Понимаете, их словно сказала какая-то другая кошка, намного более смелая, чем я.

Ричард с сомнением смерил меня взглядом.

– Смотри!.. Только держись в паре шагов и ничего не говори. В этом танце вести буду я.


в которой Пэгги становится понятно, что на правильный след, оставленный наверху, могут навести даже обитатели дна | КОТнеппинг. Помеченная территория | в которой выясняется, что наслаждение может приносить не только радость, но еще и страдания