home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



КРИЗИС СПРОВОЦИРОВАЛИ ПОЛИТИКИ

Сервер в Нацбанке мог остановиться еще пять раз. Состоялись бы еще десять встреч с персоналом, после которых в окнах регулятора вывешивались бы оранжевые или бело-синие флаги. Ушел бы в отставку весь состав правления НБУ Однако даже все эти факты не вызвали бы того кризиса, который произошел в конце ноября.

Во второй декаде того месяца Нацбанку удалось преодолеть ажиотаж на валютном рынке, и затем пришлось бы решать лишь тактические задачи по удержанию ситуации под контролем. Но внезапно люди бросились снимать деньги со своих депозитов в банках. Произошло это после резких заявлений политиков и публикаций мрачных пророчеств в газетах.

Подозреваю, что и те, и другие преследовали светлые идеалы: политики стремились победить на выборах, а СМИ всего лишь поднимали свой рейтинг. Очевидно, что никто из них даже не задумывался, насколько хрупкими являются банки. К тому моменту, когда политики и пресса образумились и замолчали, финансовая система уже неумолимо разрушалась.

21 ноября состоялся второй тур голосования на выборах Президента Украины. В тот же вечер Центризбирком предварительно назвал Виктора Януковича победителем. Одновременно начались массовые акции протеста сторонников Виктора Ющенко.

Страна раскололась на два лагеря. Западные области выступили в поддержку Виктора Ющенко и созданного им Комитета национального спасения. Горсоветы Львова, Тернополя, Ивано-Франковска и Винницы отказались признать победу Виктора Януковича и присягнули на верность лидеру оппозиции. Другой лагерь представляли восточные и южные области страны. Вполне добровольно выходили на демонстрации жители Донецка, Харькова, Луганска, Запорожья, Днепропетровска, Николаева.

Соответственно, на два лагеря разделились и международные наблюдатели. Делегаты от ОБСЕ заявили, что выборы прошли с нарушениями, и отказались признать их результаты. Евросоюз, Британия, Канада и США призвали пересмотреть итоги голосования. Напротив, наблюдатели от стран СНГ заявили, что выборы прошли честно и без нарушений. Потом, как известно, последовали многократные поздравления президента России Владимира Путина, адресованные Виктору Януковичу.

К счастью, за все время противостояния почти не было насилия, хотя только об этом и говорили. По Киеву ходили ужасные рассказы о попойках людей, живших в железнодорожных составах на окраинах города. Были лишь единичные случаи, когда ситуация выходила из-под контроля. Например, произошел инцидент с избиением «оранжевых» демонстрантов молотками возле здания Центр-избиркома.

Раскол в стране имел неприятные последствия для банковской системы. После 21 ноября в пылу предвыборной борьбы прозвучали предложения снимать деньги с депозитов. Похожие заявления делали обе стороны — и «оранжевые», и «бело-синие». Первым опубликовал призыв забирать средства из банков «бело-синих» оппозиционный сайт «Обозреватель», принадлежащий Михаилу Бродскому. Сторонники Виктора Януковича сделали аналогичные предложения по отношению к банкам «оранжевых». Призывы не прошли бесследно. Население самых политизированных регионов потянулось забирать деньги с депозитов. Сильно пострадали банки группы «ТАС», принадлежащие Сергею Тигипко. Потерпел «Аваль», но уже не от заявлений политиков, а из-за большой сети и слухов.

Откровенным преступлением против банковской системы стало решение Луганского областного совета, который на внеочередной сессии 26 ноября утвердил создание Автономной юго-восточной республики в составе Украины. Своим решением он чуть-ли не приостановил работу банков. В область едва смогли попасть бронированные грузовики, которые везли из Национального банка наличную валюту.

В Донецкой области до создания автономии немного не дошли. Зато в воскресенье, 28 ноября, сессия областного совета назначила на 5 декабря референдум по предоставлению Донецкой области статуса республики в составе украинской федерации.

В тот же день в Северодонецке собрался всеукраинский съезд народных депутатов и депутатов местных советов. На него приехали три с половиной тысячи делегатов из пятнадцати областей востока и юга страны — регионов, в которых большее число голосов набрал Виктор Янукович. На повестке дня стояло решение о превращении Украины из унитарного государства в конфедерацию, а возможно, и в федерацию. Съезд в Северодонецке не стал принимать конкретного решения. Делегаты утвердили резолюцию о том, что в случае кризиса инициируют проведение референдума с целью изменения административно-территориального устройства Украины. С трибуны председатель Донецкого облсовета Борис Колесников предположил, что может быть образовано Юго-восточное государство в форме федеративной республики, столицей которого объявят город Харьков.

Оппозиция, в свою очередь, потребовала от Президента возбудить уголовные дела против должностных лиц, призывающих к расколу страны. У меня было стойкое ощущение театра абсурда. Казалось, что удержать страну от раскола не могло уже ничто. Каждый политический лидер руководил своим сектором — Кучма, Янукович, Ющенко, Медведчук, Тимошенко. Единовластие в стране отсутствовало, не было даже единства в кругах оппозиции и власти. Тем не менее, Леонид Кучма срочно вызвал к себе на совещание руководителей Луганской, Николаевской, Донецкой, Сумской и Харьковской областей. Неизвестно, как именно воздействовал на них Президент, но после совещания «федералисты» резко успокоились.

Со своей стороны Нацбанк также пытался остановить политические процессы, которые угрожали жизни финансовой системы. Ведь мало того, что региональные власти захотели создать новые государства. Они решили параллельно создавать собственную банковскую систему в каждом регионе. Такие пункты были в решениях двух облсоветов — Харьковского и Луганского. Мыслили они невероятно примитивно: сначала «откусить» свою пропорциональную долю гривны, потом поменять ее на доллары, чтобы потом перевести их в российские рубли.

Я решил: никакого федерализма за наши деньги. Во избежание подобных случаев был специально разработан проект тайного постановления, которое мы готовы были ввести в действие. Правление Нацбанка даже обсудило его и согласовало. К тому моменту были специально рассчитаны сальдо всех областей Украины, определено нахождение всех вагонов, посчитаны потребности в наличных. Если бы пришлось действовать, Нацбанк делал бы это с хирургической точностью.

Согласно этому документу, Нацбанк закрывал все расчеты в тех областях, которые начинали отделяться, прекращал в них всю инкассацию, останавливал все вагоны по подвозке гривны. То есть мы бы заморозили их желания экономическими инструментами. На реализацию постановления нам требовалось не больше получаса. Железнодорожники бы мгновенно остановили и отсоединили все вагоны. В крайнем случае, купюры в хранилищах были бы порезаны или сожжены. За три дня при отсутствии наличных и безналичных денег регион был бы парализован. К счастью, до абсурда не дошло.

Помню, как я лично звонил нескольким губернаторам. В аппарате губернатора Луганщины собеседник отказался слушать какие-либо доводы, и я откровенно выругался в трубку. Самый предметный разговор состоялся с руководителем Харьковской обладминистрации, покойным ныне Евгением Кушнаревым. Я объяснил ему истинные последствия сепаратизма и сказал, что в случае кризиса губернатор станет заложником ситуации — именно его сделают виновным в том, что люди потеряют сбережения. Кушнарев оказался адекватным. Он пообещал стабилизировать ситуацию. Вдвоем с руководителем областного управления НБУ они собрали банкиров, чтобы успокоить их. К сожалению, тогда это было уже бесполезно.

Граждане уже успели испугаться раскола страны, и крах банковской системы стал неизбежен. Жители регионов стремились снять гривну с депозитов и перевести ее в валюту. В первую очередь, кризис ударил по восточным областям — Луганской, Донецкой, Харьковской. Там были наиболее сильны сепаратистские настроения. Именно в восточных областях был зафиксирован самый высокий курс продажи наличных долларов — до 711 гривен за единицу.

29 ноября в унисон прозвучали неосторожные слова ведущих политиков. Сразу три руководителя страны, а также лидер оппозиции заявили, что скоро банковской системе придет конец.

«Еще несколько дней, и финансовая система может рассыпаться как карточный домик. Ответственность за это не могут взять на себя ни Президент, ни правительство», — заявил Леонид Кучма утром после совещания Совета национальной безопасности и обороны. Оно состоялось ночью на загородной даче главы государства. Удивительно, но именно эти слова услышала вся страна. К банкоматам и в кассы банков поспешили даже те, кто до этого хранил спокойствие.

Вечером того же дня я послал Президенту телеграмму. В ней я описал, какой опасности он подверг финансовую систему страны. Я попросил Леонида Даниловича навести порядок в регионах, которые собрались создавать отдельные банковские системы. Зная, что обычная телеграмма может не дойти вовремя или вовсе попадет в корзину, я отправил документ по специальному каналу. Для этого пришлось его засекретить.

На следующее утро первый вице-премьер Николай Азаров сказал: «Ну и телеграммы ты шлешь». Из этих слов я понял, что Леониду Даниловичу было, мягко говоря, неприятно читать мое послание. Помню, как ответил Азарову, что я юрист со стажем, и понимаю, что ответственность наступает не только за преступное действие, но и за бездействие. Нужно признать, что с тех пор Президент ни единым словом не коснулся банковской системы.

Кстати, когда Владимир Стельмах вернулся на пост руководителя Национального банка, он сопровождал мой уход словами: «Если бы я узнал раньше (об этих решениях), уволил бы за полторы минуты». Владимир Семенович не уточнил тогда, но я понял, что речь шла о той самой секретной телеграмме.

Вторым нарушителем спокойствия стал руководитель парламента Владимир Литвин, который играл в предвыборном конфликте роль разводящей стороны. После того же заседания СНБО он со всей нейтральностью заявил, что складывается «угрожающая обстановка, особенно в банковской сфере». Его слова прозвучали на фоне рассказа Николая Азарова о том, что «потери доходов госбюджета ставят под сомнение возможность правительства выполнить все свои обязательства».

Третий голос принадлежал премьер-министру Виктору Януковичу. Он во всеуслышание заявил, что финансовая система Украины находится на грани развала.

Четвертым стал будущий Президент и бывший Глава НБУ Виктор Ющенко. 29 ноября он сказал, что «вследствие непрофессиональной деятельности команды Януковича — Тигипко в экономике и банковской системе страны несколько месяцев назад наметились опасные тенденции», которые вскоре могут привести к обвалу гривны. Ющенко, как профессиональный экономист, добавил, что его команда «неоднократно указывала на эти угрозы».

Я уверен, что Леонид Кучма, Владимир Литвин, Виктор Янукович и Виктор Ющенко не стремились подорвать доверие народа к банкам. Возможно даже, что кто-то из них спутал банковскую систему с бюджетной сферой. Бюджетный кризис действительно был налицо — регионы перестали перечислять деньги в центральную казну, и Николаю Азарову стоило огромных усилий держать ситуацию под контролем.

Однако эффект от резких заявлений оказался потрясающе быстрым и однозначным. Стало ясно, что финансового кризиса избежать не удастся. Население бросилось спасать свои вклады. А когда люди услышали заявление о возможном обвале гривны из уст бывшего руководителя Национального банка, у них уже не осталось сомнений в том, что впереди самое худшее. Появились огромные очереди перед банками, люди стали на недели вперед формировать списки очередников на досрочное расторжение депозитных договоров.

Особое «спасибо» следует сказать некоторым средствам массовой информации. Мало того, что они мгновенно донесли до населения резкие высказывания политиков. Вдобавок СМИ от своего имени распространяли мрачные предсказания, а также давали рекомендации о том, как лучше сохранить последние деньги в сложной ситуации. Одни журналисты советовали от неграмотности, другие — от желания поднять рейтинг изданий. В основном, рекомендации сводились к тому, что деньги следует забрать из банков и перевести в доллары. То, что в конце ноября пожилые люди стали мешками скупать крупы, макароны, сахар и масло «на черный день», я считаю исключительной «заслугой» прессы.

Приведу несколько примеров статей конца ноября. Газета «Киевский телеграф» опубликовала материал под названием «Послезавтра. Украинская экономика накануне поствыборного кризиса?» В статье было много замечательных фраз, но самая выдающаяся звучала так: «За несколько дней до выборов стало известно, что щедрость последнего месяца обошлась вроде бы в 15–20 % золотовалютных запасов. Понятно, что вываливать для поддержания курса по 3 млрд. долл. ежемесячно НБУ не сможет. И тогда гривна в обменном пункте приравняется к ней же на «черном рынке». Нацбанк поймет, что «тройка понеслась», и запустит в действие наделавшее столь много шума постановление об особом положении в банках».

Российские «Ведомости» 29 ноября опубликовали статью «Украина готовится к кризису». В ней значилось: «Из-за политического кризиса деловая активность пошла на спад, банкиры готовятся к отражению набега вкладчиков, а бюджет потерял более 100 млн. долл.». Текст из российского издания охотно опубликовали несколько местных интернет-сайтов. Все эти факты почти соответствовали действительности, однако материал невольно провоцировал волнение среди граждан Украины.

Наибольшим разжигателем кризиса я считаю журнал «Бизнес». В конце ноября издание опубликовало несколько материалов, которые наверняка привели в банки не одну тысячу вкладчиков. Один из самых рейтинговых журналов страны написал: «Комментарий «Бизнеса». Мы рекомендуем клиентам банков максимально быстро провести все значимые платежи. Кроме того, мы рекомендуем «выйти» из гривны в любую другую твердую валюту».

Еще один «шедевр» от «Бизнеса» назывался «Нацбанк кормит оппозицию пирожками и дешевым рефинансированием». Приведу несколько особенно запоминающихся цитат. «Люди в оранжевом, окружившие Администрацию Президента на улице Банковой, любят сотрудников НБУ Отсюда им носят пищу, теплые вещи и кипяток из местной столовой. «Мы записываемся в очередь, чтобы купить им пирожки… Повара не успевают их лепить», — хвастается один из ветеранов Нацбанка». «Покупатели крупных сумм — бизнесмены и теневые дельцы — вынуждены обращаться за валютой в «негро-банк». На «черном рынке» можно купить доллары по 5,44-5,45 гривни (в Киеве) и по 5,45-5,46 (в регионах). По мнению опрошенных «Бизнесом» банкиров, политический кризис в стране и угроза массовых забастовок, скорее всего, вызовут повышенный ажиотаж на потребительском финансовом рынке».

Помню, как испытывал буквально личную неприязнь к одному из журналистов «Бизнеса», который использовал любую возможность, чтобы выдать сенсацию. Именно он в свое время активно раздувал скандал вокруг вступления в силу постановления о действиях финансовой системы в особый период. Он же был одним из немногих журналистов, который, вопреки просьбам «не раскачивать» систему, активно рассказывал, кто из банкиров поддерживает оппозицию. Возможно, он видел в таких фразах возможность изящно выразить свою гражданскую позицию, но на практике получалось лишь разжигать ажиотаж.


ШВЕЙЦАРСКИЕ ЧАСЫ С УКРАИНСКИМ МЕХАНИЗМОМ | Банковская тайна времен Оранжевой революции | ВОЗОБНОВЛЕНИЕ КРИЗИСА