home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АВАРИЯ

Сначала Киран не обращал внимания на сигналы тревоги, которые разносились по кораблю, предупреждая об утечке в реакторе. Он мог только смотреть из иллюминатора на «Новый горизонт», который разворачивался, меняя курс. Его мощные двигатели выплевывали синий огонь, и он улетал прочь, растворяясь во мгле туманности. Шаттл Гарварда следовал за ним по пятам. Их единственным шансом было прицепиться к более крупному кораблю, иначе они никогда не смогут их догнать.

Вскоре пространство вокруг корабля стало таким же безмятежным, каким было всегда.

Она ушла. Уэверли… На какой-то безумный миг он вообразил, как бросается сквозь толстое стекло иллюминатора, чтобы последовать за ней. Он мог бы дышать мглой туманности. Он мог бы плыть сквозь пространство, чтобы найти ее.

— Нам нужно что-то делать! — Сет Ардвейл встал в дверях Центрального Совета. Он был без рубашки, и глаза его были налиты кровью. — Не стойте на месте! Бросайтесь за ними в погоню!

— Мы не можем изменить курс, — рявкнул Киран. — Если мы это сделаем, шаттл Гарварда никогда нас не найдет. Они погибнут.

— Мы используем радар!

— Радар приспособлен для работы в вакууме, — сухо ответил Киран. Ему казалось, что часть его сознания парит где-то вне корабля. — У нас недостаточно пространства в этой туманности.

— Шаттлы не могут идти наравне с «Новым горизонтом»!

— Могут, если прикрепятся к нему. У них было время. Я все это видел.

— А что, если они этого не сделали?

— Тогда они вернутся, — просто ответил Киран. — И мы сможем изменить курс.

— Боже! Какой ты… — Сет ударился плечом о металлическую стену, сполз по ней вниз и скрючился возле двери. Для такого человека, как Сет, вынужденное бездействие было подобно смерти.

— Киран! — прокричал кто-то сквозь стиснутые зубы. — Киран Алден! — Мейсон Ардвейл, отец Сета, нахмурившись, смотрел на него с видеоэкрана. Он находился в лифте, который несся вниз к машинному отделению. — Ты должен герметизировать нижние отсеки. Делай!

Киран подбежал к ближайшему пульту управления и ударил по кнопкам меню в поисках контроля отсеков. Он почувствовал, что за спиной у него стоит Сет, наблюдая за каждым его движением. Наконец он нашел папку под названием «Протокол локализации аварии».

Неужели это так просто?

— Подожди, — сказал Сет и протянул руку к клавишам, но Киран ударил его по руке и нажал на кнопку, запустив последовательность автоматических действий.

— Киран! Останови! — Лицо Мейсона Ардвейла, искаженное от ярости, снова возникло на видеоэкране. — Какого черта ты делаешь?

— Вы сказали герметизировать нижние уровни!

— А ты остановил лифты! Мы застряли на втором уровне!

— О боже! — зарычал Сет.

Кирана охватило жуткое предчувствие. Неужели он их всех убил?

— Как мне отменить это?

В этот момент вой сирены изменился. В уши Кирана ворвался пронзительный звук. Видеоэкран стал пустым, и на нем возникли два слова: «Критическое состояние».

— О боже! — услышал он крик Мейсона. — Не беспокойся, Киран. Нам придется силой открыть первый отсек. Но после этого мы уже не сможем его герметизировать.

Киран закрыл лицо руками. Он все испортил. Он не смог сделать даже такую простейшую вещь, как герметизация дверей в машинный отсек. Теперь ему придется потратить вдвое больше времени, чтобы спуститься туда.

— Ты мог убить всех на этом корабле, — прошипел Сет, со злостью уставившись на Кирана. — Ты не слушаешь других.

— Уходи, — отрезал Киран. Ему казалось, что если Сет прямо сейчас не уйдет, то он забьет его до смерти.

Но он не уходил.

— Ты не должен нажимать на кнопки, если не знаешь, за что они отвечают.

— У меня не было времени. Утечка становилась критической. Ты же видел!

— Ты поддался панике, — сказал Сет.

— Убирайся! — рявкнул Киран. — Попроси кого-нибудь осмотреть твою рану на лбу.

Сет рассеянно потянулся рукой к ране и, увидев кровь на своих пальцах, зашатался.

— Иди, — сказал Киран уже спокойнее. — Отсюда мы ничего больше не сможем сделать.

Сет захромал к двери, прижав пальцы к ране.

Киран закрыл глаза. В голове его замелькали картинки: Уэверли, отворачивающаяся от него к шаттлу, друзья и соседи, застреленные и рухнувшие на пол, разгерметизация, его мама, пытающаяся прорваться в шаттл.

Мама.

Он кое-как активировал систему связи и поискал сигнал от второго шаттла, того, на котором была его мама, но связи не было вообще. Он отключил все частоты и голосом, хриплым от напряжения, прокричал в микрофон:

— Шаттлы «Эмпиреи», прошу, выйдите на связь. Где вы?

Он остановился, прислушиваясь, но в ответ услышал только тишину.

Куда полетел шаттл его мамы? И когда? Киран попытался сообразить, прокручивая в голове недавние события. Этот шаттл должен был стартовать, когда они с Гарвардом пытались освободить девочек. Те, кто был в шаттле, должно быть, пытались застать «Новый горизонт» врасплох, приблизившись к нему незаметно и неслышно.

Или же шаттл мог болтаться в пространстве с людьми, пострадавшими от разгерметизации и неспособными выйти на связь. Возможно, уже мертвыми. И узнать это не было никакой возможности.

Его мама. Его мама могла быть мертва.

А отец погиб почти наверняка.

Киран в прострации побрел к центральному бункеру, где собрались остальные мальчики. Многие из них свернулись в клубочки на своих койках. Малыши сосали большие пальцы. Артур Дитрих ходил по кругу в углу комнаты, бормоча себе что-то под нос. Его светлые волосы были спутаны, очки перекосились. Судя по его виду, он либо решал в уме хитрую задачу, либо был в бреду.

Артуру нужно было время, чтобы успокоиться, Киран понимал это. Артур был самоуверенным умным мальчиком тринадцати лет с круглым веснушчатым лицом и большими голубыми глазами. Когда он говорил, создавалось ощущение, что у него заложен нос, поэтому его необычные яркие наблюдения всегда заставали людей врасплох. Центральный Совет назначил его на должность главного инженера корабля, и эта работа ему подходила. Артур был очень ответственным, разум в нем всегда преобладал над чувствами. Сейчас он размышлял над чем-то, и Киран решил ему не мешать.

Сет и несколько старших мальчиков собрались в углу спальни, и Сет им что-то нашептывал. Голова у него была забинтована марлей, на которой расползалось пятно крови, глаза были остекленевшие. Видимо, он принял таблетку. Киран не слышал, что он говорил мальчикам, но догадаться было нетрудно. Сет рассказывал им о том, как Киран заблокировал лифты в самый ответственный момент. Он настраивал их против него.

Киран понимал, что ему нужно поговорить с Сетом, чтобы разрешить недоразумение, но сейчас у него не было на это сил.

Сет всегда раздражал Кирана, еще до того, как его интерес к Уэверли стал очевидным. Как два старших мальчика с самыми высокими показателями умственных способностей, Сет и Киран всегда соперничали друг с другом. Но если Киран был покладист и легко сходился с учителями, то Сет был угрюмым, вечно бунтовал на уроках и насмехался над учителями, если они не могли ответить на все его вопросы. И хотя официально Центральный Совет об этом не заявлял, Киран был предполагаемым преемником Капитана Джонса, и это сводило Сета с ума.

Киран вспомнил, как однажды шел вместе с Капитаном на передачу в студии и сказал ему что-то, отчего тот засмеялся и дружески хлопнул его по плечу. В этот момент в коридор вышел Сет, и, когда они прошли мимо него, он покачал головой, презрительно глядя на Кирана. С тех самых пор Киран замечал, что чем ближе он становится к Капитану, тем с большей неприязнью на него смотрит Сет.

Но Киран знал, что на самом деле Сета интересует главным образом Уэверли. Сет с вечно унылым видом следил за ней взглядом, испуганно отводя глаза, как только она смотрела на него. Кирану всегда казалось, что Уэверли не обращает внимания на его чувства, но теперь он уже не был в этом уверен. Тот последний взгляд, который она бросила назад, поднимаясь на шаттл, предназначался Сету.

Сет был симпатичнее его. Янтарные глаза Кирана были хороши, но разве они могли сравниться с пронзительными синими глазами Сета? Сет был выше и шире в плечах, а от его движений веяло силой. Кирана тоже нельзя было назвать коротышкой, и для своего роста он был ловким и сильным. Но телосложение у него было хрупким, и он не обладал той жестокой мужественной силой, которая заставляла девочек подглядывать за работающим в саду Сетом, перешептываясь и хихикая.

Киран потряс головой. После всего, что случилось, как он мог позволить себе думать об этом? Что с ним не так?

«Мне нужно отвлечься, — сказал он себе. — Я не хочу думать о том, что происходит на самом деле. Гораздо больше мне сейчас хочется выдумывать нелепые любовные треугольники».

Он бесцельно побрел по спальне мимо коек, на которых лежали дрожащие мальчики, плачущие мальчики, потрясенные мальчики. Киран едва различал то, что находилось у него перед глазами. Он понимал, что есть тысяча дел, которые ему нужно сделать, но он был не в состоянии совершить ни одного осмысленного действия. Пока не дошел до бортовой кухни.

Всегда, когда что-то шло не так, мама Кирана делала какао.

Он сделает какао. И тогда он снова будет в состоянии соображать.

Он достал кружку из длинного ряда шкафов, наполнил ее кипящей водой и, порывшись в аварийных запасах, запрятанных в глубоких стенных шкафах, нашел коробку, набитую пачками какао. Он насыпал коричневого порошка в дымящуюся кружку и уселся на один из привинченных к полу металлических табуретов, машинально помешивая какао. Он тянул горячую жидкость, обжигающую губы и язык, пока не почувствовал, что кто-то стоит за его спиной. Резкий голос Сета спросил:

— Кто в Центральном Совете?

— Никого, — ответил Киран. Услышав свои слова, он осознал вдруг, как это звучало. — Я как раз собирался обратно.

— Нет, ты не собирался, — возразил Сет. Киран услышал смешок и, обернувшись, увидел четырех мальчиков, вошедших вместе с Сетом. — Ты тут просто сидишь без дела.

— Если ты считаешь, что это так важно, то иди сам, — сказал Киран.

— И пойду, — бросил Сет через плечо, выходя из кухни. Другие мальчики последовали за ним. Сили Арндт взглянул на Кирана и с отвращением покачал своей бугристой головой. Этим измученным мальчикам необходим был человек, который возьмет на себя ответственность. И если это будет не Киран, то они будут вполне довольны и Сетом.

Киран взял с собой кружку и по мрачному, как гроб, коридору побрел к Центральному Совету, где обнаружил Сета с несколькими мальчиками, глядящими в монитор. Киран наклонился к монитору, надеясь увидеть изображение потерянного шаттла своей матери. Но нет. Они смотрели на команду Мейсона Ардвейла, лихорадочно работающую в машинном отсеке. На некоторых из них были радиационно-защитные костюмы, но большинство работали в повседневной одежде. Они сновали туда-сюда, ударяли по рычагам панелей управления, наблюдали за циферблатами приборов, настраивали клапаны. Пробежала женщина с коробкой инструментов в руках. Она споткнулась в грубых ботинках от радиационно-защитного костюма и упала, растянувшись на полу, и все инструменты из коробки рассыпались. Никто не остановился, чтобы помочь ей.

Все были в каком-то исступлении.

— Они пытаются исправить то, что ты натворил, — сказал Сет.

— Не я был причиной взрыва, Сет.

— Ты отнял у них время. Если бы они сразу попали в машинный отсек…

— Если бы я не герметизировал двери, весь корабль заполнила бы радиация, — перебил Киран.

— Да ты герой, — презрительно бросил Сет. — Им пришлось взломать двери, чтобы пробраться в машинный отсек, и теперь они повреждены и их нельзя будет снова герметизировать. Весь первый уровень загрязнен радиацией. Ты должен был герметизировать сразу все уровни.

— Это отняло бы больше времени, — сказал Киран, но он уже понимал, что в глазах остальных мальчиков проиграл спор. Все они смотрели сейчас на него. Взгляд Сета был колючим, словно засохшая глина. Макс оглядывал Кирана с головы до ног, словно выбирая, куда его ударить, но, когда Киран встретился с ним взглядом, он неловко усмехнулся и отвел глаза.

— Я сделал все, что мог.

— Это оказалось недостаточно, — ответил Сет.

Киран понимал, что уже не сможет остановить волну неприязни, которая распространялась по центральному бункеру, словно раковая опухоль. Он был слишком измучен и подавлен, чтобы волноваться о том, что о нем подумают другие. Он побрел к видеоэкрану Капитана, зная, как это разозлит Сета. Сев на капитанское место, он нашел канал машинного отсека. Беспомощный, он смотрел, как несколько оставшихся на борту «Эмпиреи» взрослых отчаянно борются за спасение корабля.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ МАНЕВРЫ | Похищение | НЕВЕСОМОСТЬ