home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ИСЛАМСКИЕ ГРУППИРОВКИ

Эти основные характеристики, присущие религиозным террористическим группам всех вероисповеданий, тем не менее наиболее часто ассоциируются с исламскими террористическими группировками, в особенности иранскими. В основе иранской исламской террористической кампании лежит задача расширения движения фундаментализма за счет других стран исламского мира. «Мы должны стремиться к разжиганию революции во всем мире, — заявил в своей речи в канун иранского нового года в марте 1980 года аятолла Хомейни, всего через год после основания Исламской Республики Иран, — и оставить все помыслы об отказе от нее. Так как Иран не только не признает какие-либо различия между мусульманскими странами, но и является заступником всех угнетенных народов. Мы должны сделать понятной нашу позицию относительно держав и сверхдержав и выразить им наш протест, несмотря на трудности, которые мы испытываем. Наше отношение к миру продиктовано нашими верованиями».

Исламская революция в Иране является примером для мусульман всего мира, подвигая их на возврат к фундаментальным принципам Корана и противостояние влиянию Запада, в особенности США, на Ближнем Востоке. Подобная установка отражает верования и историю развития шиизма в исламе в видении Хомейни и записях его последователей в Иране и других странах Ближнего Востока. Начав с представления о том, что шииты много веков являлись меньшинством внутри ислама, преследуемым из-за особых, лишь им одним открытых знаний, они впоследствии заклеймили все светские правительства как не имеющие законности. По этой причине законность может быть обретена лишь путем принятия исламского закона, чтобы ускорить пришествие на землю пророка Мухаммеда, посланника Аллаха. В соответствии с этим, так как лишь Иран приступил к искуплению своей вины перед Всевышним, создав истинное исламское государство, это государство должно стать защитником угнетенных и притесненных народов во всем мире. Насилие и принуждение — не только допустимые меры для распространения исламской веры по всему миру, но являются необходимым средством для достижения этой данной свыше цели.

Чувство отчуждения и необходимости серьезных перемен во всем мировом порядке открыто читается в работах целого ряда теологов-шиитов. «Мир, в котором мы живем сегодня, — творение рук других народов, — писал аятолла Багер аль-Садр. — У нас есть два пути: принять его с покорностью, что означает позволить исламскому миру исчезнуть с лица земли, чтобы мы могли создать новый мир по законам ислама». Мустафа Шарман заявил: «Мы не ведем борьбу по правилам того мира, который существует сегодня. Мы отвергаем эти правила». Хусейн Мусави, бывший лидер ливанского движения «Хезболла», ставший жертвой ракеты, выпущенной в 1992 году с борта израильского вертолета, однажды заметил: «Мы боремся не за то, чтобы враг признал наши требования и дал нам нечто. Мы сражаемся за полное уничтожение нашего врага».

Эти заявления также отражают представления шиитов об их окружении и сопутствующей ему агрессивной обороне. «Мы, сыновья общины «Хезболла» (Воины Всевышнего)[73], — говорилось в официальном сообщении от 1985 года ливанской шиитской террористической группы с одноименным названием, — считаем себя частью мирового исламского сообщества, атакованного одновременно тиранами и самоуверенными правителями Востока и Запада... Наш путь — радикальная борьба против греха». То, что Воины Всевышнего считают, что ведут борьбу с целью самозащиты, да еще и по воле самого Господа, заметно в высказываниях духовного лидера группы, шейха Мухаммеда Хусейна Фадлаллаха. «Мы в исламе не считаем, что насилие является решением всех проблем, а считаем его лишь оперативным вмешательством, которое применяют, когда перепробованы все другие методы, а жизнь индивида все еще находится в опасности, — сказал он в интервью. — Насилие появилось тогда, когда народ, чувствующий себя скованным бессилием, поднялся для того, чтобы положить конец своей беспомощности и добиться свободы». В этой связи, подчеркнул Фадлаллах, нападение Израиля на Ливан в 1982 году явилось олицетворением враждебности Запада по отношению к революционному исламу:

«Этому вторжению противостоял исламский фактор, уходивший корнями в исламскую революцию в Иране. На протяжении всего времени конфликта Америка являлась общим знаменателем. Америка всегда представлялась истинной причиной, стоящей за конфликтом в этом регионе, из-за той поддержки, которую она оказывала Израилю и многим местным реакционным правительствам, а также потому, что закрыла глаза на вопросы прав человека и свободы в этом регионе»[74].

Еще в 1996 году Фадлаллах оправдал исламский терроризм, назвав его средством самозащиты. «Мы не проповедуем насилие, — заявил он. — Священный джихад в исламе — оборонительное движение, направленное против тех, кто творит насилие».

Одобрение террористических операций духовными наставниками всегда играло важную роль в шиитских организациях. Фетва, приговаривающая к смерти писателя Салмана Рушди, принятая в 1989 году аятоллой Хомейни, как раз подтверждает этот факт. Точно так же суннитские экстремисты, которые причастны к взрывам в нью-йоркском Центре международной торговли в 1993 году, получили фетву от шейха Омара Абделя Рахмана[75] (в настоящее время содержащегося под стражей в США), прежде чем начать планировать теракт. Мусульманские священнослужители оказывали поддержку и давали свое благословение даже на самоубийство при исполнении теракта, несмотря на то, что самоубийство запрещено в исламе. К примеру, сразу после терактов в штаб-квартирах морской пехоты США и десантных войск Франции в 1983 году Хусейн Мусави заявил: «Я объявляю громко и открыто, что двойной теракт, произошедший в воскресенье, являлся правомерным действием. У врат смерти я отдаю должное героизму воинов-камикадзе, каковыми они и являются; теперь они под защитой Всевышнего и его ангелов».

Подобные настроения существуют не только у радикально настроенных шиитов. Вооруженные организации суннитских фундаменталистов изображают свою борьбу в подобных же непреклонных терминах. По словам Антара Зураби, одного из лидеров алжирской Вооруженной исламской группы, борющейся за основание исламской республики в Алжире, в борьбе этой организации против незаконного светского правительства Алжира не может быть ни мирного диалога, ни минуты перемирия. Слово Всевышнего, продолжает он, неизменно в отношении этой борьбы. Всевышний, объяснил Зураби в своем интервью, не торгуется и не вступает в дискуссии. Зураби обозначил кампанию как тотальную войну. Первостепенной задачей организации он назвал «основание истинно исламского государства». Если при выполнении этого божественного долга погибнут невинные граждане, то, значит, так тому и быть. Прежде всего, пояснил Зураби, убийство отступников и тех, кто не является частью исламского движения, является долгом для него и его сторонников. При любом стечении обстоятельств пророк Мухаммед простит гибель невинных, как это указано в одном из стихов Корана, зачитанном Зураби: «Я невиновен в гибели людей, потому как они имели связь с теми, кто должен погибнуть».

Борьба, которую ведут против Израиля члены Движения исламского сопротивления, известного под арабским названием «Хамас» (Усердие)[76], также проходит в условиях «тотальной войны», не терпящей передышек до тех пор, пока враг не будет окончательно и бесповоротно повержен. Завет «Хамаса» гласит: «Израиль будет существовать до тех пор, пока ислам не уничтожит его, как уничтожил многих до этого». Подобные взгляды разделяет и лидер политического крыла группы Имад Салуджи, который заявил американскому ученому Марку Юргенсмейеру, что «Палестина не полностью свободна, — не в смысле ограниченности суверенитета, осуществляемого над семью палестинскими городскими центрами Палестинской национальной автономией[77] во главе с Ясиром Арафатом, — пока она не стала исламским государством». Более того, в 7-й главе Завета этой организации совершенно четко угадывается милленаристский[78] контекст: «Время искупления грехов не придет до тех пор, пока мусульмане будут сражаться с евреями и убивать их, и до тех пор, пока евреи будут прятаться за камнями и деревьями от крика: «Эй, мусульманин, здесь скрывается еврей! Приди и убей его!» Пример озабоченности религиозных террористов уничтожением практически несметных полчищ врагов можно найти и в проповеди, которую прочитал в мечети города Газа в 1987 году основатель и духовный лидер «Хамаса» имам шейх Ахмед Ибрагим Яссин. Внедряя в сознание слушателей мысль о том, что «Хамас» ведет войну не только против Израиля, но против всех евреев, Яссин неоднократно заявлял: «Шесть миллионов обезьяньих отродий (то есть евреев) правят всеми народами мира, но настанет и их черед. Аллах! Погуби их всех, не пощади ни одного!»

Кровавая террористическая кампания, проведенная террористами-камикадзе против Израиля, является достаточным свидетельством демонстрации скрытого подтекста подобных рассуждений и преданности террористов своему делу. Более 150 человек были убиты в ходе 14 терактов, совершенных террористами «Хамаса» и еще одной палестинской группы — «Исламского джихада Палестины» — между апрелем 1994 и июлем 1997 года. Смысл этих операций пояснил один из главных мусульманских активистов в интервью израильскому телевидению в 1994 году. Он четко сформулировал логику или стратегию терроризма как единственного оружия, доступного слабым и беззащитным в борьбе с сильным и могущественным противником. «Нам не хватает оружия, которым располагает наш враг, — заявил он. — У нас нет ни авиации, ни ракет, ни даже артиллерии, чтобы бороться со злом. Этот тип операций представляет собой наиболее эффективный способ причинения вреда врагу с минимальными потерями. Этот прием разрешен религией и приравнен к мученичеству. Совершая подобное действие, мученик обретает право попасть в рай и освободить себя от боли и страданий земного мира».

Манера изложения и терминология напоминают средневековое учение ассасинов, в котором говорилось о рае, ожидавшем священных воинов. Описание этого рая остается сегодня таким же, как и было семь столетий назад. Это место, где текут «реки молока и вина, а озера наполнены медом, и где мученика ожидают 72 прекрасные гурии». Там мученик предстанет перед ликом Аллаха, и позже к нему присоединятся его семьдесят избранных родственников. В этом небесном мире, где не действуют законы шариата (исламского закона), мученику доступны радости потребления крепких напитков, которые при жизни мусульманину пить запрещено, и любви прекрасных девственниц. Не удивительно, что с первых терактов, совершенных исламскими террористами-камикадзе в начале 1980-х, свидетели и выжившие жертвы часто вспоминали, что террористы улыбались, прежде чем взорвать себя и окружающих. Капрал морской пехоты, стоявший на посту у казарм в бейрутском международном аэропорту утром 23 октября 1983 года, вспоминает, как водитель грузовика, начиненного взрывчаткой, молодой человек с густыми черными волосами и усами, «посмотрел мне в глаза и улыбнулся». Эта улыбка называется бассамат алъ-фарах, «улыбка радости», и является традицией в шиизме, выказывающей радость мученичества. Среди суннитских террористов это явление также распространено. Заявление, сделанное «Хамасом» вслед за убийством главного подрывника группы, Яхья Айяш, получившего прозвище Инженер, подтвердило преимущества самопожертвования[79]. «Доблестный палестинский народ, — объявлялось в нем, — военизированное движение "Хамас", принося вам радостную весть о том, что его лидер, герой Яхья Айяш, вознесся на небеса, поздравляет его с возложенной на него честью стать мучеником во славу Всевышнего и всегда будет помнить жертвы, отданные во славу Всевышнего

И ради свободы своей родины и народа. Пасть смертью мученика было давним желанием Яхья. К этой цели стремятся все герои "Хамаса"».

Подобные настроения были поддержаны отцом Айяша, который сказал: «Если он погиб, то пусть Всевышний благословит его. Если он погиб как мученик, то я могу его поздравить».


ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РЕЛИГИОЗНОГО ТЕРРОРИЗМА | Терроризм - взгляд изнутри | ЕВРЕЙСКИЙ ТЕРРОРИЗМ