home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЗНАКОМСТВО

Мы с Финном направились к холлу, он пропустил меня вперед, а сам отстал на пару шагов. В холле Элора беседовала с гостями. Должно быть, Кронеры. Все взгляды тут же устремились на меня. У меня даже перехватило дыхание, было и страшно и любопытно одновременно: как-никак мой первый выход в свет.

Кронеры прибыли втроем: ошеломляюще красивая дама в темно-зеленом платье до пят, привлекательный господин во фрачной паре и милый парень примерно моего возраста. Элора же выглядела еще сногсшибательнее обычного, если такое вообще возможно.

Ощущая оценивающие взгляды, я старалась двигаться медленно, плавно и грациозно. От волнения кружилась голова, и я всерьез боялась, как бы не упасть.

— Это моя дочь. — Элора протянула мне руку и почти ласково улыбнулась. — Принцесса, познакомься с нашими друзьями. Аврора, Ной и Туве Кронер.

Я улыбнулась и сделала легкий реверанс. И тут же сообразила, что, должно быть, это передо мной должны расшаркиваться, но гости приветливо улыбнулись в ответ.

— Рады познакомиться! — Голос Авроры был медовым до приторности, и не поймешь, чего в нем больше — искренности, обычной вежливости или даже скрытой враждебности.

Ее блестящие темные волосы были собраны в аккуратный узел, лишь по бокам ниспадало несколько безупречно завитых локонов; огромные карие глаза притягивали.

Здороваясь, Ной и Туве удостоили меня легкими полупоклонами. С Элорой старшие Кронеры держались почтительно, а вот Туве даже не пытался скрыть, насколько ему скучно. Я поймала взгляд его болотно-зеленых глаз, но он тут же их отвел, как будто ему было неловко на меня смотреть. Почему это, скажите на милость?

Элора пригласила всех в гостиную. Компания перебрасывалась учтивыми банальностями, но мне чудилось, что за светской болтовней скрываются непонятные мне недомолвки. В основном говорили Элора с Авророй, Ной лишь изредка вставлял слово. Туве помалкивал и прятал глаза.

Финн держался незаметно и отвечал, только если обращались непосредственно к нему. Он был сдержан и учтив, но Аврора посматривала на него с нескрываемым раздражением. То ли ей не нравилось присутствие «простолюдина», то ли у нее имелись личные счеты с Финном.

Финн успел мне немного рассказать про семейства Стромов и Кронеров, и, судя по всему, их неприязнь с Авророй была взаимной. О Стромах Финн отзывался куда теплее. Он даже предсказал с точностью до минуты, на сколько они опоздают на ужин.

Как искатель Финн в свое время вернул Виллу, так что и с ней, и с ее отцом Гарретом он был хорошо знаком. Мать Виллы несколько лет назад умерла. Финн рассказал, что Гаррет очень добродушен, а Вилла — девушка приятная во всех отношениях, но слегка капризная. Ей исполнился двадцать один год, и до переезда во Фьоренинг она жила в невероятной роскоши.

Когда гонг у входной двери перебил скучную беседу Авроры и Элоры, Финн вскочил и отправился встречать новых гостей.

Гаррет оказался красивым мужчиной за сорок, всклокоченная шевелюра делала его слегка похожим на чокнутого профессора. Взглянув на его воронье гнездо, я перестала тревожиться из-за собственной прически. Он пожал мне руку и тепло улыбнулся, тотчас расположив к себе. Вилла оказалась не столь добродушна. Лицо ее выражало неизбывное утомление. Но когда она пожала мне руку, было видно, что она старается улыбаться от всей души, а потому я тут же простила ей капризно-кислую мину. На щиколотке у Виллы сверкал усыпанный бриллиантами браслет.

После того как все обменялись приветствиями, нас пригласили к столу, и мы направилась в столовую. Вилла по дороге пыталась разговорить Туве, но тот по-прежнему отмалчивался.

Финн подвинул мне стул, дождался, пока все сядут, и только потом сел сам. В таком духе он вел себя весь вечер. Если хоть кто-то стоял, он тоже не садился и всегда вскакивал первым. Хотя нам прислуживали два лакея, Финн тоже норовил всем помочь.

Ужин тянулся и тянулся. Опасаясь испачкать свое роскошное белое платье, я почти не притрагивалась к еде. Еще никогда в жизни меня не разглядывали так пристально. Аврора с Элорой караулили каждое мое движение, будто только и ждали, когда же я оступлюсь, чтобы накинуться и растерзать. Непонятно только, какая им выгода от моих оплошностей? Гаррет несколько раз пытался разрядить атмосферу какой-нибудь шуткой, но тщетно. Так что помалкивали все, кроме Авроры и Элоры, которые поддерживали непрерывную светскую болтовню.

Туве в задумчивости монотонно помешивал суп, и я чуть в транс не вошла от его однообразных движений. В какой-то момент он отпускал ложку, но она продолжала крутиться в тарелке. Я, должно быть, вытаращилась, потому что Финн слегка пихнул меня ногой под столом, и я быстро уставилась в свою тарелку.

— Хорошо, что вы здесь! — сказал мне Гаррет. — И как вам нравится во дворце, ваше высочество?

— Ну какой же это дворец, Гаррет! — Элора неестественно рассмеялась.

Аврора тоже залилась журчащим смехом, и Элора тут же замолчала.

— Ты права, это лучше, чем дворец, — заметил Гаррет, и Элора с притворным смущением улыбнулась.

— Спасибо, мне нравится, здесь очень мило, — вежливо ответила я.

— Привыкаете потихоньку?

— Я здесь лишь второй день.

— Не все сразу, не все сразу…

Гаррет нежно посмотрел на дочь. Потом снова добродушно улыбнулся мне:

— Ничего, Финн вам поможет. Он настоящий профессионал во всем, что касается подкидышей.

— Я просто стараюсь как можно лучше делать свою работу.

Аврора тем временем щебетала:

— Вы уже выбрали портного для дочери? У принцессы миленькое платье, но, я так понимаю, сшито оно было не для нее.

— Портной придет завтра, — сухо ответила Элора.

До этого «комплимента» я полагала, что красивее платья просто не бывает, однако, похоже, в нарядах для принцесс я мало что смыслю.

— До субботы совсем мало времени. Успеете ли?

Элора просияла улыбкой, но я догадалась, что она все себя от ярости.

— Разумеется, успеем. Это же Фредрик фон Элсин, он шил платье Вилле. Он очень быстро работает, и его платья всегда безупречны.

— Мне он сшил просто божественное платье! — подхватила Вилла.

Аврора снизошла до одобрения:

— О да, чудесное! А мы с Фредриком уже договорились на следующую весну, когда вернется наша дочь. Ведь в сезон, когда возвращаются все дети, он нарасхват.

Она особо выделила «все», словно я совершила нечто предосудительное, вернувшись раньше срока. Сияющая улыбка примерзла к лицу Элоры. Аврора же продолжала чирикать, прыская ядом:

— Хоть какое-то преимущество в том, что принцесса вернулась домой осенью. Никаких проблем с портными. Когда Туве вернулся в прошлый сезон, я с ног сбилась, готовя его. Ах, думаю, бал в этом году будет великолепен.

Во мне нарастало беспокойство. Они обсуждали нас с Туве так, будто нас вообще здесь не было. Правда, он, похоже, ничего не замечал. И что это еще за бал в ближайшую субботу, для которого мне будут шить платье, а я об этом ничего не знаю. Впрочем, стоит ли удивляться? Меня здесь никто ни о чем в известность не ставит. Так что впереди ждет очередной сюрприз.

— Увы, я лишена такой роскоши, как планирование на год вперед, ведь принцесса вернулась домой неожиданно.

Элора улыбнулась, и Аврора расцвела в ответ, сочтя за лучшее пропустить мимо ушей королевскую шпильку.

— Я могла бы вам помочь. Я только что занималась Туве, а вскоре предстоит возвращение дочери, — предложила Аврора.

— Это было бы восхитительно! — И Элора пригубила вино.

Ужин продолжался в том же духе. Элора с Авророй обменивались сладко-ядовитыми репликами. Ной говорил мало, но и скуки не выказывал. Мы с Виллой не сводили глаз с Туве, но по совершенно разным причинам. Она смотрела на него с нескрываемым вожделением. Я же с интересом наблюдала, как он перемещает предметы, не прикасаясь к ним.

После ужина Кронеры распрощались, зато Стромы остались. Элора явно симпатизировала Гаррету и Вилле.

Мы с Элорой и Финном проводили Кронеров до дверей, причем Финн нас сопровождал только для того, чтобы открыть им двери. Попрощавшись, Аврора и Ной поклонились. Мне это показалось нелепым. До сих пор мне никто не кланялся, и ничего, как-то обходились. А Туве, к величайшему моему изумлению, нежно взял мою руку и поцеловал. Когда он выпрямился, наши глаза встретились, и он вдруг очень серьезно сказал:

— С нетерпением буду ждать новой встречи, ваше высочество.

— Я тоже.

Обрадовавшись, что вовремя нашла верный ответ, я широко улыбнулась. Даже слишком широко.

Когда гости растворились в темноте, Элора облегченно выдохнула, а Финн на миг прижался лбом к входной двери, словно лишившись сил. Значит, не меня одну утомил этот вечер.

— Ох уж эта женщина! — Элора потерла виски, затем наставила на меня обвиняющий перст: — Ты! Запомни! Раз и навсегда! Ты никому и никогда не должна кланяться. Никому! Особенно этой особе. Ты не представляешь, как ты ее повеселила, будет теперь всем рассказывать анекдоты о безмозглой принцессе, которая не знает, что не надо кланяться маркизе.

Я потупилась и покраснела. Ну вот, а я уже хотела поздравить себя с удачным дебютом в свете.

— Ты даже мне не должна кланяться, ясно?

— Да, — прошептала я.

— Ты принцесса. Выше тебя никого нет. Ясно?

— Да.

— Тогда будь любезна вести себя соответственно. Ты должна повелевать! Они явились сюда, чтобы оценить твою силу, и ты должна ее показать! Они должны быть уверены, что ты сможешь ими руководить, когда меня не станет!

Я боялась, что вот-вот расплачусь.

— Сидела как кукла, глазами хлопала! Ох… Эта особа явно наслаждалась! А как ты таращилась на этого мальчишку…

Она вдруг оборвала себя, устало покачала головой, развернулась и направилась в гостиную. Я осталась стоять на месте, опустив голову и с трудом сдерживая слезы. Финн ласково коснулся моей руки:

— Ты вела себя прекрасно. Она злится на Аврору Кронер, а не на тебя.

— Ага, оно и видно, — всхлипнула я.

— Не принимай все так близко к сердцу. — Он сжал мою ладонь, отчего по спине снова побежали мурашки. — Пойдем. Пора к гостям.

Атмосфера в гостиной после ухода Авроры стала гораздо непринужденней. Финн даже ослабил галстук. Элора, похоже, успела весь свой гнев уже выплеснуть. Устроившись в кресле рядом с Гарретом, она сосредоточила все внимание на нем. Про меня она словно забыла. И чудесно.

Финна точно подменили. Он растерял всю свою чопорность, сидел, закинув ногу на ногу, и весело болтал. Он был по-прежнему любезен и почтителен, но уже не держался как лакей. Я помалкивала, дабы не ляпнуть еще чего-нибудь неподобающего, но беседа и без моих усилий текла свободно и раскованно. Гаррет с Элорой разговаривали о политике. Вскоре в беседу вклинился и Финн. Я узнала, что через полгода Элоре предстоит утвердить нового канцлера. Спрашивать, что за канцлер такой, я побоялась, не хватало снова выставить себя кретинкой неотесанной.

Примерно через час Элора собралась нас покинуть, пожаловавшись на мигрень. Гаррет и Финн выразили неподдельное сочувствие и вызвались помочь, но беспокойства не выказали. Похоже, мигрени у Элоры не редкость. После ее ухода они снова завели разговор о канцлере, и Вилла совсем заскучала. Ну хоть не одну меня от этого переливания из пустого в порожнее на зевоту тянет. Она сказала, что хочет прогуляться, и предложила составить ей компанию. Я, разумеется, не стала отказываться.

Мы прошли в дальний конец гостиной, где в нише прятались узкие двери, выходившие на балкон, тот самый, что тянулся во всю длину дома. Я переступила порог и замерла. Вот оно! Тот самый мраморный балкон, на котором я должна лежать, простерев в пустоту руку, в платье, испачканном кровью… Все в точности как на картине Элоры. Вздрогнув, я быстро оглядела себя. Белое платье! Но нет, на картине я была в другом.

Вилла оглянулась:

— Пройдем подальше?

— Хорошо, — отозвалась я и поспешила за ней.

Мы сделали несколько шагов вдоль балкона. Вилла остановилась и облокотилась о перила. Отсюда открывался прекрасный и пугающий вид. Балкон нависал над пропастью. Внизу шелестели невидимые в темноте деревья. Тайного сада отсюда было не увидеть, как я и предполагала. Внезапно из-за облаков выплыла луна, я увидела светлую ленту дороги, спускающуюся к подножию склона. Свежий ветерок холодил обнаженные руки. Вилла неожиданно сказала:

— Прекрати!

С укором, точно непослушному ребенку. Я растерянно посмотрела на нее. Вилла подняла руку, легонько провела пальцами в воздухе, и в следующий миг волосы, которые растрепал ветер, улеглись на плечи послушной волной. Ветер стих.

— Это ты сделала? — спросила я, не в силах сдержать восхищения.

— Конечно. Только это и умею. Так себе дар, да? — Вилла поморщилась.

— А по-моему, очень классно!

Вот это да! Она управляет ветром! Просто пальчиками повела — и стихия угомонилась. Самое настоящее волшебство.

Вилла пожала плечами.

— Я надеялась, что когда-нибудь у меня проявится настоящий дар, но напрасно, похоже. Мама умела только облаками управлять. А я ветром. Когда у тебя начнут проявляться способности, сама все поймешь. Обычно надеются на телекинез или хотя бы на дар убеждения, но большинству подвластны лишь банальные стихии, и то если повезет. В прежние времена способности были гораздо сильнее.

— А до того, как ты сюда вернулась, ты знала, что не такая, как все? — спросила я.

Она развернулась спиной к парапету, прислонилась к нему, откинувшись назад, роскошные волосы будто стекали в бездну.

— О да! Я всегда знала, что я лучше остальных.

Вилла прикрыла глаза и снова взмахнула пальцами, заставив легкий ветерок играть волосами.

— А ты?

— Я… Ну вроде.

Другая — да. Лучше — вовсе нет.

— А ты младше большинства из нас, — отметила Вилла. — Ты же еще в школе учишься, правильно?

— Училась.

Никто здесь даже не заикался про школу, так что я понятия не имела, что будет с моим образованием.

— Все равно школа — отстой.

Вилла выпрямилась и серьезно на меня посмотрела:

— А почему тебя так рано забрали? Это все витра, да?

— Что ты имеешь в виду?

Разумеется, я догадывалась, что она имеет в виду, но хотела выяснить, что ей известно. Никто ведь так толком не объяснил, кто такие витра. Только Элора туманно заметила, что это другие тролли, враждующие с нашим племенем. А Финн и вовсе ни разу не упоминал об их нападении с тех пор, как мы сюда приехали. Хотелось верить, что в общине мне ничто не угрожает, но вдруг они продолжают охотиться на меня.

— Я слышала, что в последнее время витра рыщут повсюду, разыскивая подкидышей, — сказала Вилла. — И ты наверняка для них лакомый кусочек. Ты же принцесса. — Она помолчала, потом задумчиво продолжила: — Интересно, а я насколько ценной у них считаюсь? Мы тоже королевского рода. Кто там идет после королевы? Герцоги?

Я пожала плечами:

— Откуда мне знать.

Вот уж в чем я совсем не разбиралась, так это в титулах.

— Да, наверное, я вроде герцогини. Мой официальный титул — маркиза, а мой папа — маркиз. Но мы такие не одни. Во Фьоренинге, должно быть, еще шесть или семь семей с таким же титулом. Кронеры, кстати, были бы следующими претендентами на престол, если бы ты не вернулась. Они очень влиятельные, а их Туве — и вовсе особенный.

Туве, конечно, вполне привлекателен, но что в нем особенного? Разве что телекинез. И странно, что Элора зазывает в гости людей, претендующих на ее трон, да еще ведет с ними учтивые беседы.

— Впрочем, меня все это не слишком волнует. — Вилла громко зевнула. — Ох, прости. Такая скука. Ну что, вернемся к нашим политикам?

В гостиной Вилла клубочком свернулась на диване и вскоре задремала. Я же старательно слушала рассуждения Гаррета и Финна о текущей политике в королевстве трилле. Но мало что поняла. Наконец Гаррет встал, заметив, что они засиделись. Он поднялся в покои Элоры попрощаться, а потом мы с Финном проводили его и Виллу до машины.

Когда вернулись в гостиную, дворецкий уже наводил там порядок. Я сказала, что очень устала, и Финн предложил проводить меня до моей комнаты. Не спеша мы направились в северное крыло.

— Финн, ты не хочешь мне объяснить, что происходит? Что еще за бал в субботу? И почему мне никто ничего не сказал? Я поняла, что мне придется в нем участвовать.

— Да, это будет твой первый бал. А рассказать тебе просто не успели, ведь ты здесь всего второй день. Кроме того, не хотелось пугать тебя еще больше

— И как там себя вести? — вздохнула я. — Светские правила для меня — темный лес. Сам сегодня убедился. Так что придется тебе все объяснить в деталях.

— По случаю твоего дебюта в свете устраивают торжественный прием, на котором тебя представят высшему обществу. Подкидышей ведь никто не знает. Поэтому по возвращении, после того как подкидыш чуть привыкнет к местной жизни, его знакомят с обществом. Прием устраивают в честь каждого подкидыша. Как правило, это довольно скромная вечеринка. Но не в твоем случае. Ты принцесса, наследница трона, и к тебе в гости съедутся все трилле. Будет нелегко.

— А я-то думала, что сегодня было тяжелое испытание. Не готова я к такому, — пожаловалась я.

— Ничего, выдержишь.

Дальше мы шли в молчании. О чем думал Финн, наверняка не сказали бы даже окрестные телепаты, а я, разумеется, уныло размышляла о грядущем приеме. Несколько дней назад я после долгих колебаний дебютировала на школьном балу, а тут предстоит блистать на сборище всех самых важных вельмож этого странного места. Нет, не справлюсь, ни за что. Я сегодня-то опростоволосилась, на скромном ужине.

Финн открыл передо мной дверь моей спальни:

— Полагаю, бессонница тебе не грозит, день выдался тяжелый. Спокойной ночи.

— Не уходи. — Я очень вовремя вспомнила о молнии на платье. — Без тебя я эту штуку не расстегну.

— Разумеется.

Финн вошел, пропустив меня вперед, и включил свет. На улице было черным-черно, и в стеклянной стене комната отражалась, как в зеркале. Я с удивлением обнаружила, что выгляжу прекрасно, совсем не хуже, чем несколько часов назад.

— Сильно я опозорилась, да? — грустно спросила я, поворачиваясь к Финну спиной.

— Разумеется, нет.

Его теплая рука лежала у меня на спине, я почувствовала, как ослабла молния. Придерживая платье руками, я повернулась и посмотрела Финну в глаза. Ситуация настраивала на романтический лад: мы одни, наши лица совсем рядом, платье с меня того и гляди соскользнет, а его темные бездонные глаза пристально смотрят в мои.

— Ты все сделала правильно. Если кто и виноват, так это я. Но вечер прошел хорошо. Элора всегда слишком остро реагирует на Кронеров.

— Но почему? Она же королева.

— Королеву можно свергнуть, — невозмутимо ответил Финн. — Если ты дашь слабину, может начаться борьба за трон, а Аврора первая в очереди за короной.

И Вилла о том же говорила. А вдруг я окажусь ужасной принцессой, все решат, что я никуда не гожусь, и это станет причиной дворцового переворота… Только такой ответственности мне не хватало.

Наверное, Финн прочитал мои мысли.

— Не переживай раньше времени, — улыбнулся он. — Не сомневаюсь, что прекрасно со всем справишься. — И тихо добавил: — У Элоры есть идея, как их усмирить.

— Какая?

Финн не стал объяснять. Его взгляд устремился куда-то вдаль, лицо окаменело, сделалось отсутствующим. Он тряхнул головой и быстро проговорил:

— Извини, я должен тебя покинуть. Элора просит проводить ее в покои.

— Так ты обслуживаешь Элору?

Мне была неприятна мысль, что Финн сопровождает мою мать в спальню. Может, я неправильно понимаю их отношения, но со стороны они кажутся странными.

— У нее сильная мигрень, ей нужна моя помощь.

— Ну и ладно, — проворчала я в спину Финну.

Дверь за ним тихо закрылась. Я стянула платье и сняла украшения, легла, однако, вопреки прогнозу Финна, заснуть никак не удавалось. Слишком напугала меня новость о скором бале. Совершенно не представляю, как справиться со всем, что от меня ожидают.

Я здесь такая же чужая, какой была и среди людей. Я ничего не знаю ни об этом мире, ни о его обитателях. А ведь предполагается, что когда-нибудь я стану их королевой. Какая нелепая мысль. И уже менее чем через неделю мне придется убедить своих будущих подданных в том, что гожусь на роль правительницы. А если не справлюсь, то… Элору я полюбить не успела, но Аврора вызывала у меня откровенную неприязнь.


ТАЙНЫЙ САД | Подкидыш | ТРИЛЛЕ И МАНСКЛИГИ