Book: Не в магии счастье



Не в магии счастье

Михаил Швынденков

Не в магии счастье

Пролог

Я повернулся в сторону часовни и громко сказал:

— Сергей Борисович! К вам пришли!

Мужчина выглянул из часовни, увидел Марию Ивановну и время остановилось. Как это может быть, я не знаю. Это уже не магия, это какие-то процессы, связанные с изменением времени и пространства. Выглядело это следующим образом. Все замерли, и всё замерло. Летящая в небе птица застыла на одном месте и на одном движении, как в стоп-кадре. Даже Роза, очень сильная магесса, замерла, не закончив движения. Только эти двое маленькими шагами приближались друг к другу, не отрывая взгляда от глаз, кого? Врага? Или любимого? И как прикажете понимать, что я не замер как все, и дочка у меня на руках ворочается? И тут произошло следующее: Анюта в очередной раз поймала мой нос, и весело засмеялась, Мария обернулась в мою сторону, всё вокруг снова пришло в движение. Для меня это выразилось в том, что Роза вцепилась в мой локоть и зашептала:

— Это что, тот самый Гудвин? Ты же говорил, что он старик!

Мария и Гудвин дошли друг до друга, и женщина прижалась к мужчине, подняв голову и не отрывая взгляда, от его лица. А до нас добралась моя жена.

— Это кто? — на что я откровенно захохотал.

Лилия и Роза уставились на меня, потом с силой развернули меня в свою сторону и вдвоём воззрились на этого наглеца. Ну как же не наглец, его спрашивают, а он вместо подробного отчёта стоит и смеётся?

— Опять бабу притащил! — произнёс я сквозь смех, и Роза захохотала вместе со мной.

А жена встала в позу «я стою, руки в боки» и с возмущением уставилась на нас.

— Лилия, подожди, я всё объясню.

— Сергей Борисович, Мария Ивановна, вам лучше уединиться! Но дайте мне слово, что через какое-то время вы меня найдёте, я буду дома в Медногорске.

Они оба кивнули и исчезли без всяких порталов.

— Лиличка, жёнушка моя ревнивая, ты видела, как они исчезли? Ты понимаешь, какой это уровень магии? Кто я для той красавицы: муравей, или комар? А ты меня к ней ревнуешь, как к соседней графине, или к горничной. Да никто мне кроме тебя не нужен! Правда, Анюта? Скажи маме: «да».

— Да! — совершенно чётко произнёс ребёнок, после чего был мгновенно забран у бестолкового отца, для немедленного выяснения всех талантов деточки. Тут же прибежала Лиза, и они куда-то умчались.

— И жена одна, и ребёнок один, а всё так же, как у нас. Это вы, Александровичи, себе таких женщин выбираете, или это у вас аура такая, что вокруг вас всё вот так происходит? — Роза пытается поставить диагноз.

— Роза, это просто вы, женщины, существа из другой вселенной, с другими законами мироздания.

Женщина задумалась, потом, что-то решив для себя, мотнула головой.

— Я тебе ещё нужна?

— Нет, спасибо за помощь!

Роза, открыв портал, ушла в него.

А я зашёл в часовню и, глядя на скульптурную композицию, невольно, вспомнил все предшествующие события.

Глава 1. Как же вы живёте без магии?

Я опять гуляю в парке. Недавно отпраздновал юбилей, и понимаю, что я практически старик. Как говорят, душа молодая, а вот тело… Поэтому люблю читать книги про так называемых попаданцев, когда человек из нашего мира попадает или в другое время, или, вообще, в другой мир, с магией или космическими кораблями. Во всех книгах человек или проходит омоложение, или просто попадает в молодое тело. А кому из пожилых не хотелось бы стать молодым?

Три месяца назад встретился здесь в парке с одним разумным, он назвался «господином Кошкиным» и предложил отправить мою информационную матрицу в иной мир. Поскольку отправлять предлагали не меня самого, а только информацию обо мне, я согласился. Потом мне снились сны, как мой двойник живёт в том магическом мире. Они меня так впечатлили, что я даже написал роман «Три шага до магии». Там герой повествования тоже стал «попаданцем» и молодым, здоровым, сильным.

Когда мне снились те сны, и когда я писал трилогию «Три шага до магии», я и сам как бы жил жизнью героя снов и тех книг, Мики Витур. Он прошёл сложный и трудный путь от простого студента магической академии до монарха, главы процветающего государства. И в его судьбе участвовали несколько женщин. У него было три жены, причем первая, Анейра, это его хранительница домашнего очага, верная подруга и в радости, и в горести. Вторая жена, это, скорее, любимая любовница. Такое вот определение. А поскольку в своих снах я, как бы, жил жизнью этого Мики, то и отношение к этой Ирен у меня самого довольно непростое. Это, как в юношеские годы некоторые влюблялись в какую-нибудь героиню фильма (а девушки — в героя фильма), не в живого человека, а в некий образ. Ещё у Мики было жена Ириана, которая была, скорее, деловым партнёром. И были там ещё две женщины: Розалия и Мария Ивановна. Розалия для Мики, это хороший надёжный друг, или товарищ. Умная, красивая, с ней Мики легко понимали друг друга, и помогали друг другу в жизни. А Мария Ивановна, это представительница той высшей цивилизации, из которой был упомянутый выше господин Кошкин. Очень красивая женщина, но с ней отношения, как и с Ирианой, это деловое сотрудничество. У Мики, при трёх-то женах, было много детей. Но, укажу лишь тех, в ком я лично буду заинтересован в ближайшее время. Это его любимые и близкие ему по духу дочери Анюта и Роза, поздний сын Саша, мальчик с выдающимися магическими способностями, и ровесница Саши, внучка Катя, девочка увлекающаяся рисованием.

Но со временем такие сны перестали сниться, а того Кошкина я больше не встречал.

Возвращаюсь в свою жизнь, в осенний парк. В этом году осень очень необычная для нашего края. Уже начался ноябрь, но морозов нет, снега нет, в лесу сыро, тихо, белочки выпрашивают орешки у людей, гуляющих в парке. Я сошёл с тропинки и встал между сосен, смотрю вверх, на кроны деревьев и пролетающий самолёт.

— Михаил Александрович? — слышу приятный женский голос.

Смотрю по сторонам, ко мне подходит женщина, довольно молодая, красивая, с животиком — ждёт ребёнка. Она очень похожа на даму, что я видел в некоторых снах с эпизодами жизни своего двойника в магическом мире.

— Мария Ивановна?

— Узнали? Как много вы о нас знаете?

— Мне снилось, что я Мики Витур, позже — Алекс анд Дрович. Но сны — это такая вещь, неопределённая, что-то пропустил, что-то забыл. Считайте, что я не знаю про вас почти ничего.

— Но общее представление имеете! Я не представляю, как вы тут живёте, в мире без магии? Вы ведь знаете, как это прекрасно, когда она есть! Вот я хотела бы вас омолодить, в качестве благодарности за то, что вы нам помогаете. Но в вашем мире это невозможно, нет отклика астрала, нет магического поля планеты. Ваш организм не откликается на целительские воздействия.

— А вы проведите меня в ваш мир, и там подремонтируйте.

— К моему огромному сожалению это невозможно. Наши порталы не позволяют переносить биологические объекты из вашего мира. И учёные не могут объяснить этот феномен.

Помолчали и пошли по дорожке, на ходу мы меньше привлекаем внимание. А Мария его точно привлекает.

— Я прошу вас ещё раз поучаствовать в наших экспериментах. Ваши двойники очень живучие, а там, куда я хочу отправить матрицу вашего сознания всё очень не просто.

— А почему не прислали господина Кошкина, с которым я общался в прошлый раз. Нам было бы проще найти общий язык.

— Вас смущает то, что я женщина? — и глазками хлоп-хлоп.

Вы только представьте себе, идёт рядом с вами эдакая молодая Джина Лоллобриджида или Мишель Мерсье, и глазками на вас хлоп-хлоп. Эх, где мои 25 лет?

— Мария, я вас умоляю! Давайте без очаровывания и околдовывания! Вы очень красивая женщина, но вы женщина, как в песне Роксаны Бабаян: «Я не для Вас! Я не для Вас!» Поэтому не сбивайтесь с делового тона. Что за мир? Зачем меня туда посылать? Чем вы можете помочь моему двойнику?

— Да, если бы я на вас не смотрела, решила бы, что говорю с князем Алексом анд Дрович.

И рассказала она мне следующее. В определённом секторе галактики, их секторе, преобладают магические миры. У них начала пропадать магия, они считают, что это проделки их врагов — хорхаров. Сейчас они с хорхарами борются, им помогают князь Горный, в которого «господин Кошкин» вселил моё сознание, его очень одарённые дети и местные божества из мира князя. В этом секторе галактики жил один очень сильный маг, он поссорился с власть имущими, ушёл на одну из планет, и закрыл её для других магов. Департамент безопасности данного сектора уверен, что на планете магия есть, но извне ни один маг попасть на планету не может. И что там происходит, информации нет. Может эта планета и является причиной того, что магия в секторе пропадает.

В отличие от большинства наших фантастических романов, у них там межзвёздные и межпланетные перемещения осуществляются не на космических кораблях, а путем пространственных переходов, как у нас пишут — порталов. Так вот, на эту планету порталы не наводятся. Департамент решил переслать на планету информационную матрицу разумного.

— И какой я по счёту? И что произошло с моими предшественниками?

— Вот теперь совсем понятно, почему с князем так трудно разговаривать, и так легко решать деловые вопросы. Но у вас-то это откуда, вы вроде бы не воевали, крутым спецназовцем никогда не были?

— Ну что вы, Мария, это просто жизненный опыт. Печальный факт: молодой, ты многое можешь, но не знаешь как, а через 50 лет ты знаешь как, но можешь уже совсем мало.

Помолчали, пока мимо нас проходили люди.

— Так какой я по счёту, и что с ними стало?

— Мы посылали матрицы наших магов в сознание магов той планеты, но наши доноры сходят с ума, или теряют магические способности. Майкл предложил посылать матрицу неодарённого, но в тело мага. Как вариант, сделать, как было с ним, в тело выгоревшего мага.

— А вы про него всё знаете? Вы готовы дать мне всё то, что ему дал господин Кошкин? И биокомпьютер, и возможность использовать кости скелета как накопители, и кровеносную и лимфатическую систему в качестве энергоканалов. Кроме того, у Майкла был остаток собственного внутреннего источника. Без него он, наверное, не смог бы развиться. А у меня этого источника может не быть совсем. Нужны знания как брать энергию из накопителей, если совсем нет внутреннего источника. И, наконец, предусматриваем, что вы промахнулись и засунули моё сознание в тело неодарённого разумного. Я должен суметь стать магом даже в этом случае.

— И опять, если закрыть глаза, то, кажется, что я говорю с князем. А то, что вы говорите, это всё решаемо.

— Маленький нюанс, Мария. Если вы мою матрицу втиснете в тело женщины, то у вас не будет более целеустремлённого врага, чем я. Это понятно?

— А что вы так настроены против женщин? Или вы женоненавистник? Насколько я знаю, вы женаты, и живёте со своей женой много лет.

— Я как представлю себе, что каждый день нежно делать причёску, маникюр, макияж, и ещё там какие-то педикюры, ну уж нет! Мучайтесь сами!

— Но в женском теле есть и свои преимущества!

— Только не в средневековом обществе, вы же не дадите мне в напарники князя де Дрович!

— Ха-ха-ха! Я представила себе семейную парочку: Майкл в женском теле и Майкл в мужском теле. Вы бы там поубивали друг друга!

Я потупил глазки, руки завёл за спину, ножкой шаркнул по асфальту:

— Зачем же убивать, я ещё и крестиком вышивать умею!

— Ха-ха-ха! Верю, верю Михаил Александрович! Вот только почему князь не бывает таким весёлым?

— Тут всё просто, уважаемая Мария Ивановна. Я вот тихо доживаю свой век, гуляю в парке, веду беседу с красивой женщиной, и мне ничего не угрожает! А он там рвёт жилы, чтобы выжить самому, защитить детей и любимых женщин! Ещё и вы со своим сектором ему проблем добавили. Вы его хоть иногда вытаскивайте куда-нибудь отдохнуть! Привет передавайте. А насчёт женского тела я не шучу! Теперь, что у нас, в данном случае, с пространственно-временным континуумом? Я могу иметь мешок странника, пространственный карман, владеть телепортацией, умением телепортироваться или открывать порталы?

— Нет, все ограничения остаются в силе. Умение брать энергию из накопителей без внутреннего источника я вам вложу в биокомпьютер. Попадание в женское тело исключено.

— А как я смогу что-то сообщить вам с той планеты?

— У вас будет мысленная связь с кем-то из магов. С кем бы вы хотели быть на связи из тех, кого вы знаете по вашим снам?

— С Иреной, княгиней Иреной де Дрович, или её дочерью Розой.

— Хорошо, это будет прописано в протоколах связи.

— Тогда я хочу знать, кроме того, что дал Кошкин моему двойнику, ставшему вашим князем, ещё несколько плетений: «Дубль Ауры», «Затемнение», «Сканер», «Воздушное копьё», «Кольцо саламандры» и «Глоток амёбы». «Кольцо саламандры», это плетение из книги Николая Воронкова «Хочу остаться собой», самоподдерживающийся огненный круг большого диаметра на почве.

— «Дубль Ауры», «Затемнение», «Сканер» и «Воздушное копьё» вы получите. «Кольцо саламандры» — это выдумка ваших фантастов. Не существует таких физических процессов в природе, чтобы подобное кольцо было самоподдерживающимся. А «Глоток амёбы», это что?

— Это то, что Майкл назвал «Домна», только внутри шарового объёма. Плетение окружает объект непроницаемой сферой, а внутри температура 2000 градусов.

— Какой вы кровожадный!

— Мария, давайте пройдём по всему списку, а потом вы мне расскажете, всё, что известно про мир вселения. Сначала повторим «список Кошкина».

Со стороны это смотрелось, наверное, замечательно. По дорожке лесопарка прогуливается парочка, весьма пожилой мужчина и молодая беременная женщина. Очень похоже, что дед выгуливает беременную внучку на свежем воздухе. Они постоянно о чём-то говорят, она заботливо меняет шапку на его голове.

На самом-то деле это мне на голову одевают шлем, считывающий информацию с моего мозга. Именно эту информационную матрицу моего сознания и отправят в другой мир.

Потом рядом с этой парой появляется овал, похожий на большое зеркало, и женщина уходит в него, а мужчина продолжает идти по дорожке, как будто ничего не случилось.

Сначала ничего не происходило, но через неделю мне стали сниться «волшебные» сны. И снова я был молодым, ловким, сильным. С магией получилась промашка, «очепятка», как говорила одна знакомая, вместо «опечатка». Я попал в тело неодарённого. И, если бы не моя предусмотрительность, на этом бы всё хорошее для моего двойника и закончилось бы.



Глава 2. Я вспоминаю всё с начала

Меня тошнило, видимо, и вырвало до этого, так как во рту был неприятный кислый вкус. Я открыл глаза, и долго не мог понять, где же я нахожусь. Я с трудом сел и осмотрелся. Наконец, что-то прояснилось в сознании, и в памяти возникли строчки песни на слова Ваншенкина «Как провожают пароходы»:

— «Я вспоминаю всё с начала:

Уже давно убрали трап».

Видимо очень давно его убрали, так как то плавсредство, на котором я находился, болталось где-то в море, и было то ли разграблено пиратами, то ли сильно потрёпано бурей, но вид имело убогий, да ещё и аварийный. В парусных судах я не разбираюсь, но как-то читал, что лёгкое двухмачтовое судно это бригантина. Возможно, то судно, на остатках которого я находился, раньше было бригантиной или чем-то подобным, так как можно было разглядеть остатки двух мачт. Обе мачты были сломаны. Одна из них, вместе с парусом, болталась за бортом. Не уплыла она только из-за такелажа, то есть тросов и канатов, которые удерживали её. Вторая мачта была сломана на высоте двух метров, и её реи и паруса лежали на палубе. Палуба была довольно сильно наклонена в сторону плавающей за бортом мачты. На палубе лежали два трупа в одеждах дворян, или богатых купцов. Больше со своего места я ничего не видел. На море дул несильный ветер, но даже он поднимал приличную волну и корабль постоянно содрогался от ударов волн.

Меньше всего мне хотелось оказаться в воде посреди то ли моря, то ли океана. Поэтому напрягая все силы, я встал, и, постоянно держась за что-нибудь, начал обходить, а, где-то, обползать своё плавсредство. В кормовой каюте, являющейся камбузом, я нашёл две недопитые бутылки. В одну из них попала морская вода, а во второй было полстакана дрянного вина, типа мадеры. Я выпил это вино. В шкафу обнаружил небольшой кусок солонины, она уже начинала пованивать, но ещё не протухла полностью, пришлось есть эту солонину, мне было необходимо восстановить хотя бы часть сил. В шкафу в туесе была какая-то крупа, попробовал её жевать, но она была слишком твёрдой.

Ладно, идём дальше. Обследовав всё, куда смог проникнуть, сделал следующий вывод.

Корабль не затонул только потому, что в трюме было много пустых деревянных бочек. Судно было ограблено и брошено. Экипаж или увели, или перебили: на борту находилось четыре трупа и я, которого, видимо, тоже посчитали трупом. На затылке кожа была рассечена, как от удара тупым предметом. Вокруг раны большая шишка, голова в крови, но в целом её вытекло немного. Одет я был, как довольно обеспеченный человек 18 века. Правда, камзола на мне не было, видимо на нём были какие-нибудь пуговицы, что прельстило грабителей. И не было одного башмака. По внешнему виду рук, и сравнивая себя с трупами, пришёл к выводу, что я довольно молодой человек среднего роста или чуть выше. Два трупа лежали на палубе, камзолы с них также сняли, с одного сняли и сапоги. Второй лежал ногами в воде, и с мокрыми сапогами грабители возиться не стали. А я стал. Подтащил к мачте этого покойника и стащил с него сапоги, потом носки. В одном сапоге обнаружился засапожный нож, что меня обрадовало. А сапоги мне были малы. Ещё два трупа лежали на лестнице в трюм. Один из них был, видимо рядовым матросом, одет был в лохмотья и босяком, но в руке у него был приличного размера тесак. А когда я вытащил второй труп из трюма, то обнаружил на нём подходящие для меня сапоги. Камзол его был довольно беден, но под ним обнаружился широкий пояс, в котором было отделение, выполняющее функции кошеля. В этом кошеле была пригоршня золотых и серебряных монет и перстень с камнем, который на земле я бы назвал чёрным или кровавым опалом. А поверх камзола у этого разумного был застёгнут совсем простой и дешёвый пояс. На поясе висел небольшой кинжал в ножнах и ножны от шпаги. Шпага упала в низ, под лестницу. Пришлось позже нырять за ней.

В первую очередь, я с помощью тесака перерубил те канаты, которые удерживали сломанную мачту возле борта. После этого моё судно немного выпрямилось, крен уменьшился. Потом из другой сломанной мачты, её рей и паруса соорудил что-то приподнятое над носом судна. Это сооружение играло роль паруса. Судно медленно развернулось по ветру, волны перестали бить в борт кораблика. И он стал куда-то двигаться, медленно, неуправляемо, просто по ветру, но двигаться. Вот теперь я мог осмотреться более дотошно. Раздел и сбросил за борт трупы, они уже начали распухать на жаре. Достал из трюма шпагу. Нырнув несколько раз в трюм, сумел найти непустую бочку. Обвязал её верёвкой и с трудом подтащил к лестнице. А как её вытащить на палубу? Нашёл два блока и соорудил что-то типа полиспаста. После нескольких неудачных попыток всё же вытащил эту бочку на палубу. Отдохнув закатил бочку на камбуз, и только после этого её открыл. В ней оказался разбавленный то ли ром, то ли самогон. Это именно то, что пьют моряки при длительных плаваньях, простая вода за это время протухнет и пить её станет нельзя, даже кипячёную.

Итак, я нашёл жидкость. Теперь бы что-то для желудка найти. С камбуза все продукты видимо забрали те, кто грабил корабль.

Я нашёл вход в ту часть трюма, которая была жилым помещением для рядового состава моряков. Здесь были подвешены шесть гамаков. А вот матросских сундучков я нашёл только четыре. Один из них утонул, а три держались на плаву. Сначала достал плавающие, открыл. В двух, кроме рубах и штанов, были ещё и сухари. Правда, они были немного подмочены морской водой, но я их тут же разложил сушиться в безопасном месте, чтобы и ветром не сдуло, и волной не залило. В третьем не было практически ничего интересного для меня. Потом я несколько раз нырял, и, в конце концов, вытащил утонувший сундучок. В нём оказались те же матросские вещи, только полностью намокшие, а на дне сундучка лежал приличных размеров узелок, в котором я обнаружил странные камни. Они мне были незнакомы совершенно. Такое впечатление, что на Земле таких камней не было. Они были довольно тяжёлые, как медь или свинец. Камни были округлой формы, похожие на приплюснутые шары. Всего их было четыре, два крупнее, а два помельче. Я решил готовиться к тому моменту, когда меня найдут, или мой корабль доплывёт до берега. Конечно, есть вероятность, что он потонет раньше, но готовиться к этому у меня возможности не было: ни спасательных плотов, ни шлюпок здесь не наблюдалось. Из матросской рубахи и верёвки соорудил примитивную котомку. В неё сложил выстиранную одежду. До этого отобрал все вещи, которые посчитал приемлемыми для меня.

Теперь нужно произвести ревизию своих возможностей.

Маги, отправившие моё сознание в это тело, выполнили свои обещания, хотя бы в части того, что я мог быстро проверить. Например, мой предшественник в этом теле не очень усердствовал в тренировках, и владел шпагой на весьма посредственном уровне. Но в моём сознании четко прорисовался план, какими тренировками можно в кротчайшие сроки поднять этот уровень. Я знаю методики тренировок, и биокомпьютер в моей голове готов подсказывать и контролировать мои тренировки. Я сидел и подсчитывал сколько каких денег у меня теперь есть. В это время какая-то птица, похожая на альбатроса, села на палубу, и направилась к моим сухарям. Я выбрал медную монету, и представил себе, что я эту монету швыряю в голову птицы с большой скоростью. Птица начала деловито клевать мои сухари, а монета спокойно лежала у меня на ладони.

— «Грабят, обворовывают!» — полыхнуло в мозгу и я, выдернув засапожный нож, метнул его в птицу. Во-первых, в птицу я не попал, во-вторых, нож, подпрыгнув на деревянном настиле, улетел за борт. Правда, птица всполошилась и взлетела, а я понял, что магией не владею.

Я перебрался поближе к своим сухарям, и стал проводить ревизию своих способностей. Вызвал магический взгляд, это мне удалось, но дальше меня охватила паника, так как внутреннего источника у меня не было, энергетических каналов в своём теле я не наблюдал. Обвёл взглядом весь корабль, всё было лишено магии, только те круглые камешки из трюма, давали слабую засветку. Сухари мои более-менее подсохли, я их собрал и убрал в свою котомку, а её отнёс на камбуз.

То, что ко мне прилетала птица, вызывало надежду, что где-то близко берег, но я ничего не увидел, хотя поднялся на высшую точку на корме и осмотрел весь горизонт. Тогда я ушёл в камбуз, это было единственное помещение с сухим полом, и, усевшись на лавку, стал экспериментировать с магией.

Магесса Мария Ивановна, обещала, что я смогу управлять магией, даже если это тело никогда не было одарённым. И я стал экспериментировать. Три дня ушло на то, чтобы понять, как направить энергию этих камешков в мои кости. В качестве первого накопителя я выбрал бедренную кость, вот в неё я и пытался закачать энергию от тех камней. Зря для начала выбрал большую кость, но раз начал, нужно продолжать. Когда первый раз зарядил кость магической энергией, она магию держала плохо, прямо на глазах стала разряжаться. Тогда я схватил кусок верёвки, расплёл его на составляющие пряди и укрепил эти пряди. Такое умение в мой биологический компьютер вложила Мария. Торопился, чтобы успеть, пока мой «накопитель» не разрядился полностью. У меня нет своего магического источника, и энергетических каналов. Но я могу в качестве энергетических каналов использовать свою кровеносную и лимфатическую системы организма. И у меня проявился ряд умений, именно умений, то есть сделать могу, а как это получилось, сам не знаю. Вот, например, из прядей верёвки получился прочный шнур.

Ещё я могу изменять форму предметов из металла и древесины, а также выращивать кристаллы. Потом я ещё раз зарядил энергией свою бедренную кость, и из найденного гвоздя изготовил три рыболовных крючка разных размеров. Пока всем этим занимался, у меня закончились сухари, и начал ощущаться сильный голод. Последний сухарь я сохранил. Сейчас я его размочил и размял в тестообразную массу. Вылепил два шарика и первый насадил на крючок.

Собрал весь, какой нашёл, мусор и бросил его за борт. Пятно мусора стало отставать от моего корабля, но вот в нём кто-то всплеснулся. Я тут же забросил туда свою снасть. Несильный рывок, и я вытаскиваю рыбу, похожую на земную скумбрию. Наношу удар в голову рыбы кинжалом и кладу её на палубу, а сам, насаживаю второй комок теста и забрасываю поближе к удаляющемуся пятну мусора. Несильный рывок, тяну рыбку к борту, вдруг сильный всплеск, удар по моему шнуру, в воде мелькнула крупная тень, похожая на акулу, и я выдёргиваю на борт голову и небольшую часть туловища такой же «скумбрии». Остальное кто-то сожрал. Так, спокойнее, купаться сразу расхотелось, но речь не о купании, мне нужна еда. Подождав немного, привязываю к шнуру самый маленький из моих крючков, и насаживаю на него глаз «скумбрии». Перехожу на другой борт и долго вглядываюсь в воду. Вот заметил у борта некрупную рыбу, бросаю ей под нос свою снасть, но она испуганно исчезает в глубине. Вытаскиваю свою снасть, жду, и когда появилась ещё одна рыбка, плавно опускаю свою снасть впереди рыбки. Сразу бросок рыбки вперёд, лёгкий удар по шнуру, и я быстро выдёргиваю свою добычу из воды, а за бортом опять мелькнула тень крупной рыбины.

Итак, у меня есть две рыбки. Съедобны ли они? Не ядовиты ли?

Вспоминая, что знал про ядовитых рыб, очень осторожно вычистил все внутренности, потом отрезал головы и снял кожу вместе с подобием чешуи. А как её приготовить? В смятый котелок, что валялся на камбузе, налил воды с ромом, другой у меня нет, и сложил туда куски рыбы. Решил воду вскипятить магией. Оказалось, что я не знаю такого плетения, которое использовалось в мире, куда первый раз переместили матрицу сознания Михаила Александровича. Сел и загрустил.

— Ну что же ты не кипишь, чайник ты мой? — и я почувствовал отток энергии, и вода в котелке закипела.

— «Нет, это не пойдёт, нужно разбираться со своими умениями», — с этой мыслью я потерял сознание.

Очнулся через какое-то время, наверное, минут через тридцать, так как вода в котелке была горячая, но не обжигала. Вонь на камбузе стояла ужасная! А вы попробуйте в закрытом помещении вскипятить разбавленный плохо очищенный самогон!

Попробовал кусочек рыбы. Она ещё не сварилась, но у меня были такие спазмы голода, что я его съел. Потом ещё раз зарядил от своих круглых камешков свою кость, и она вдруг изменила свой цвет в магическом зрении и перестала терять энергию. Очень хорошо, у меня есть первый накопитель, внутренний, в составе моего организма, я теперь почти как одарённый, то есть маг. Единственный минус, мне нужно периодически подзаряжать мой внутренний накопитель, а у мага внутренний источник сам поглощает энергию из внешнего мира.

Стал анализировать свои умения, оказалось, что это не так просто сделать. Мой внутренний биокомпьютер не хранил информации об умениях, которые вложили мне маги.

Я постарался вспомнить, как я довёл воду до кипения, и вспомнил тот давний разговор с «господином Кошкиным». Если моя человеческая память не подводит, то я должен иметь умения вызывать действия, соответствующие следующим плетениям: Зеркальный щит, Чёрный купол, Чехол, Бинокль, Сова, Сумка путешественника, Выстрел, Структура, Пластилин. При последней встрече мне Мария заложила умения: Дубль-аура, Затемнение, Сканер, Воздушное копьё, Глоток амёбы.

А вот это умение, назовём его Чайник, я не мог вспомнить, но, если оно у меня есть, будем пользоваться. Направил своё внимание на котелок.

— Чайник! — и вода в котелке почти сразу закипела.

Я представил себе, что я поворотом ручки на газовой плите, уменьшаю огонь под котелком, и вода в нём кипит слегка, не выплёскиваясь из котелка. У меня всё получилось, вода кипела в соответствии с фразой: «Варить на медленном огне». Минут через десять, я прекратил нагревать воду, и кинжалом вытащил очередной кусок рыбы. Обжигаясь и давясь, быстро съел его, достал следующий, потом ещё один. Наконец, чувство голода слегка отпустило, и я смог обратить внимание на то, что я ем. И понял, что в нормальной жизни я бы это кушать не стал. И рыба была не виновата. Просто я её сварил в разбавленном самогоне. Спирт во время этой процедуры испарился, а вот все продукты брожения, или какие-то там эфирные масла, или ещё что-то, что осталось в этом растворе, придавало бульону противный вкус. Да ещё и сварена эта рыба без соли. Короче говоря, если бы не голод, и осознание того, что организму нужны калории, ни за что есть эту рыбу не стал бы. Но съел всё, что было сварено, а потом, когда «бульон» остыл, выпил и его.

С полным желудком жизнь стала казаться не такой жестокой, и я стал тренироваться. Сначала со шпагой, потом отрабатывал рукопашный бой, потом снова со шпагой, но теперь и с кинжалом. Когда уставал физически садился на палубе и отрабатывал всё, что вспомнил из магии. Умения вспомнил все, только не стал их запускать. Не знаю, что меня ждёт впереди, а сколько энергии запасено в круглых камешках информации нет.

Вот в таком режиме я прожил восемь дней. Сам я их не считал и не отслеживал, но при наличии биокомпьютера в голове учет дней не представлял затруднения. Кстати, в дальнейшем буду называть его — Комп. За это время я найденной иглой пришил карманы ко всей моей одежде и дополнительный карман на пояс. «Заветный карман» у меня был пришит с внутренней стороны подштанников. Я его превратил в Сумку путешественника с максимальным уменьшением массы и объёма предметов, то есть в тысячу раз. Сумку я замаскировал тем, что карман был двойной, второе отделение было просто карманом, и я положил в него две серебряные монеты и одну золотую. Остальные деньги были в кармашке на поясе. А в тайный карман — Сумку путешественника — я убрал матросский тесак и магические круглые камешки. После этого я наложил Затемнение на свои кости, на весь скелет, чтобы потом не забыть, и не пропустить что-то.

Жидкость в бочке уже подходила к концу, и я собрался обследовать более тщательно затопленный трюм, вдруг ещё такую бочку найду. Но с утра задул более сильный ветер, на море поднялась волна, что меня весьма тревожило, если начнётся шторм, моя посудина, скорее всего, развалится. И тут, как по заказу, впереди показался берег.

Берег прямо по курсу движение моего плавсредства представлял собой невысокую скалистую гряду. Что скрывается за ней, было непонятно, может остров, может материк. Между скал просматривались два места, где был спуск к воде, или, наоборот, от воды можно было подняться на берег. Но корабль несло на обрывистые скалы, поэтому я быстро разделся, все нужные вещи сложил в свою котомку, и закрепил её на спине, как рюкзак, тяжёлые шпагу и кинжал тоже спрятал в Сумку путешественника. Когда корабль проносило мимо промежутка в скалах и до столкновения со скалами осталось метров пятьдесят, я спустился с борта в воду, удерживая возле себя деревянный брус. Оказавшись в воде, понял, что брус сильно замедляет моё движение и меня сносит ветром вслед за кораблём на скалы. Тогда я бросил брус, и поплыл к берегу. Плавал я раньше только в реке, а на море — лишь на культурном пляже. А тут приличные волны, а у берега прибой. Так что выбрался я на берег, наглотавшись воды и полностью обессилевший.



Я стоял на четвереньках чуть выше линии прибоя и пытался прокашляться, когда мне прилетело в очередной раз. Сильный удар по затылку, и свет погас.

Приходил в себя я уже не так, как в прошлый раз. Тогда я будто бы всплывал с большой глубины, а сейчас было ощущение, что я сплю, и у меня сильно болит голова. Чувствую, что лежу на животе, открываю глаза, и определяю, что лежу я на лавке, или твёрдой кровати, застеленной шерстяным тканым одеялом, и накрыт я таким же одеялом. Вожу глазами, ага, впереди спинка кровати. Пытаюсь понять, не связан ли я? Вроде бы нет. Тогда есть смысл познакомиться с хозяевами положения. Поворачиваю голову на бок, в затылке сильная боль, и я опять теряю сознание. Потом меня поворачивали на бок и поили каким-то травяным настоем. Делала это женщина, больше ничего сказать не могу, так как был постоянно в состоянии полусна.

Вот я снова прихожу в себя. На этот раз я лежу на спине, мой Комп подсказывает мне, что прошло четыре дня с того момента, как закончилось моё морское путешествие. Открываю глаз, лежу в деревянном доме, потолок из тёсаных досок, стены из круглых брёвен, моя кровать отгорожена занавеской, так что больше ничего не вижу. Откидываю одеяло, подштанники на мне, это радует. Нижняя рубашка тоже на мне, другой одежды нет, в том числе и моего пояса, где были почти все деньги. Пытаюсь встать, но в теле сильная слабость, и меня начинает подташнивать.

— Сильное сотрясение головного мозга, — ставлю себе диагноз, — Или головы? Чтобы мозг сотрясти, он должен быть!

Ладно, шутки шутками, а организм требует справить нужду, я без сил, а подштанники пачкать мне нельзя, их тогда унесут стирать, или выбросят. Сгибаю пальцы и ногтями стучу по краю кровати. За занавеской что-то роняют, и передо мной появляется женщина, судя по всему, это и есть моя сиделка. Женщина среднего возраста, лицо симпатичное, одета в простую одежду, никаких украшений на женщине нет, ткань одежды похожа на домотканую. Показываю жестом, что мне нужно по нужде. Она поворачивает меня на бок, и, достав из-под кровати что-то типа ночного горшка, подставляет его под меня. Жестом показываю, чтобы она вышла. Женщина снисходительно улыбается, но уходит за занавеску. Справив нужду, отваливаюсь на спину.

Через некоторое время женщина приносит какую-то жидкую кашу и начинает меня кормить. При этом она что-то говорит, но я не понимаю не единого слова, хотя звуки речи не вызывают какого-либо протеста в моём сознании. Женщина пытается от меня добиться какой-то реакции на то, что она говорит, но я её не понимаю. Пусть говорит больше, может Комп сможет расшифровать эту речь и составить словарь? Потом, я выпиваю настой и снова засыпаю.

Снова просыпаюсь на следующий день, манипуляции с горшком, кормление, а потом женщина приводит мужчину. Он тоже задаёт мне какие-то вопросы. Поскольку я на них не реагирую, он начинает раздражаться. Тогда пытаюсь жестами пояснить, что я его не понимаю. Он злиться, достаёт из кармана перстень с опалом, что был в кармане, на моём поясе, тычет мне его в лицо и кричит на меня. Снова пытаюсь пояснить, что я его не понимаю. Он хватает меня за рубаху и резко поднимает с кровати. От этого движения меня затошнило, и вырвало. Единственное, что я успел сделать, отвернуться в сторону, чтобы не запачкать кровать. Вбегает женщина, кричит на мужчину и выталкивает его из моего закутка. А я вновь теряю сознание.

Очередное пробуждение. Всё по отработанной схеме. Но теперь ко мне приводят ещё одну женщину. Возраст — слегка за средний, ухоженная, в дорогих одеждах и драгоценных украшениях. Посмотрев магическим взглядом, вижу, что это не столько драгоценности, сколько амулеты, и у женщины довольно сильный внутренний источник. Она берёт в руки мою голову и смотрит мне в глаза. «Менталист!»

— «А зачем нам кузнец? Нет, менталист, нам он зачем? Менталист нам не нужен».

Закатываю глаз, делаю вид, что теряю сознание, а сам усиленно вспоминаю, как я пришёл в себя на корабле, потом как корабль плыл на скалы, а я спрыгнул в воду и плыл к берегу, а потом меня ударили по голове. Вот этот удар представил себе как можно ярче. Женщина резко отталкивает меня, и кричит. А меня опять тошнит. На этого посетителя моя сиделка не кричит, но осуждение высказывает всем своим видом. А рассерженная магесса резко уходит. Потом в течение недели ко мне никто не приходил.

Я начал вставать с постели, при этом голова уже не кружилась, но была общая слабость. Дом, в котором я лежал, судя по всему, принадлежал местной знахарке. В пристрое к дому сушилось множество трав, к хозяйке дома приходили всякие посетители. Я пока не выходил с подворья, так как не ориентировался в этом мире. Мне вернули котомку, в которую засунули мои штаны и камзол, но пояса с карманами там не было. «Ограбили», эта мысль сверлила мозг не хуже вредной жены. Вечерами, когда хозяйка освобождалась от дневных забот, а домашних животных у неё не было, мы могли «поговорить».

Из прочитанных книг жанров фэнтези и «попаданцы» я представляю себе, что нужно делать. Я жестами, или мелом на дощечке что-то изображаю, хозяйка дома говорит, что это, я повторяю до тех пор, пока не произнесу правильно, мой Комп это запоминает. Через неделю мы уже с трудом, но понимаем друг друга в большинстве случаев. Я знал большинство предметов, меня окружавших, части тела, названия некоторых растений. Потом, с большим трудом, но сумел вытащить из хозяйки систему счёта. Слава богу, счёт здесь также был десятичным, правда, названия чисел свыше тысячи хозяйка не знала. Днём я начал делать «мужскую» работу на подворье: забор поправить, грядки вскопать, дров нарубить из хвороста.

Подумав, решил, что в таком положении я буду прозябать очень долго. Поэтому нашёл во дворе кучку песка и, тайком от всех, вырастил несколько аметистов, и ещё достал из Сумки путешественника те монетки, что у меня там были. Положил всё в свою котомку.

Очередным вечером я стал задавать вопросы хозяйке. Первым делом, я спросил, как её зовут. Не узнал, она делала вид, что не понимает вопроса, называлась женщиной, знахаркой, человеком, а имя не назвала.

Ладно, перейдём к деньгам. Я увидел у неё медную монету и выпросил её, потом положил на стол три монеты: медную, серебряную и золотую, — и стал добиваться их сравнения. Хозяйка пришла в такое возбуждение при виде золотой монеты, что дальше говорить не получалось. Но я твёрдо стоял на своём, повторяя одни и те же знаки. Только где-то, через час, женщина начала думать о том, что надо бы меня понять. В результате выяснил следующее. Есть медная монета — «денежка». Пять денежек составляют «медяк». Пять медяков равны по стоимости одной серебряной монете — «купец». Пять купцов составят одну крупную серебряную монету «дворец». Десять дворцов равны одной золотой монете «принц», а золотая монета, равная по весу пяти принцам, это просто Золотой. Счёт, прямо скажем, не очень удобный, не десятичный: в одном золотом 50 серебряных монет «дворец», 250 монет «купец» и 6250 медных денежек. Попробую запомнить (шутка, Комп всё помнит) все переходы пятикратные, только с серебра на золото переход десятикратный.

Я отдал хозяйке все монеты и ушёл спать.

На следующий вечер разговор пошёл более продуктивно, видимо женщина приняла те монеты, как оплату за её труды по выхаживанию меня, болезного. Я пытался ей объяснить, что было бы очень хорошо, если бы мне магически записали знание языка в голову. Хозяйка долго смеялась, потом стала мне объяснять, что это очень дорого, она написала цифры 150 и словами добавила, что это золотые, самые крупные монеты этого мира. И так демонстративно протягивает мне руку, мол, давай 150 золотых. Ну, а я залез в свою котомку, достал пять аметистов и один за другим выложил ей на ладонь. Вы никогда не видели, как у человека глаза становятся квадратными. Я вот увидел.

Хозяйка хотела вырвать у меня котомку, только я не позволил. Мы стояли друг против друга, и она поняла, что хоть я и ослаблен болезнью, и молод ещё, но всё же мужчина, и ей со мной не справиться. Я усадил её за стол, жестами потребовал, чтобы она этими кристаллами оплатила моё лечение по восстановлению знания языка. И тогда ей будет оплата, и я показал ей ещё один кристалл, причём он имел более яркую окраску, чем те пять.

Честно говоря, опасался, что жадность победит, и знахарка попробует меня просто отравить, или продать в какое-нибудь рабство. Я же не знал, что весь посёлок знает, что у знахарки живёт потерпевший кораблекрушение. Он был при смерти, но сейчас выздоровел, только с памятью у него проблемы. Но, если бы я вдруг пропал или умер, это сразу стало бы известно всем в посёлке. Через два дня знахарка привела в дом какого-то мага. Источник его был весьма слаб, но он принёс кристалл, в котором были записаны языки этого мира, так он мне пытался жестами объяснить. Но это кристалл стоит дороже, чем пять моих аметистов. Нужно или доплатить, или подписать какой-то договор. Я попытался жестами задать вопрос, а как происходит заливка языка. Мне объяснили, что нужно кристалл просто приложить к виску. Я пошёл в свой закуток и вышел оттуда одетый, как обедневший дворянин. Практически на мне сейчас была одежда того хозяина шпаги, что лежал на лестнице в трюм на корабле. Только пояс был простой, без карманов, но шпага и кинжал, висевшие на нём были украшены мелкими, но всё же драгоценными камнями.

Пока хозяйка и маг подбирали отпавшие челюсти, я забрал кристалл со стола, всунул хозяйке аметисты и вытолкал их за дверь, причём магу пришлось упереть шпагу в кадык, и когда он начал дёргать руками, я порезал ему горло. Только после этого он выскочил за дверь. Я запер дверь, сундук придвинул к окну и поставил его вертикально, загородив окно. Потом лёг на свой топчан и приложил кристалл к виску. Очнулся я примерно через час. Услышал шум ломаемой двери, подошёл и распахнул её. Во дворе была целая толпа мужиков, которых маг толкал на то, что дверь нужно ломать, а хозяйка просила этого не делать, мол, очнётся постоялец и сам выйдет. Я шагнул за порог с обнажённой шпагой в руке, и толпа отхлынула от двери.

— Я не отказываюсь от оплаты, просто сейчас мы будем уточнять, условия этой оплаты. Я заявляю, что меня хотели обмануть. Кто из вас грамотный и умеет читать?

Ко мне вытолкнули какого-то юношу.

— Этот человек хотел, чтобы я поставил подпись под договором. Давай сюда твой договор, сейчас мы его прочитаем и решим, что делать дальше, — я протянул руку к магу, мол, давай документ.

— Я передумал, оплаты было достаточно, — и он быстро вышел со двора.

— Видите, этот человек задумал что-то плохое, а как я потребовал всё рассказать нам всем, он тут же убежал. Знайте, что это нечестный человек, — сказал я мужикам и пошёл в дом.

Когда хозяйка с большой опаской вошла в свой дом, я сидел за столом и пил чай, точнее травяной взвар.

— Присаживайся хозяюшка, говорить будем.

— Вы дворянин?

— Если я не помнил, ни одного слова, то и того, кто я такой я не помню. Давай будем исходить из того, что раз у меня есть шпага, то я дворянин, или хотя бы воин наёмник. Я не держу на тебя зла. Помоги мне, и я тебя отблагодарю. Сейчас я знаю разговорную речь. Вон у тебя книга лежит, я могу её читать, значит, умею читать и, наверное, писать тоже. Но я по-прежнему не помню, кто я. Я не знаю, где я нахожусь, в каком государстве. Ничего не знаю. У меня есть ещё один кристалл последний. Его нужно продать, но при этом не продешевить. Потом мне нужно купить приличную одежду, получить какой-то документ, что я не преступник. Когда я болел, приходил какой-то мужчина, что-то кричал, у него было какое-то кольцо. Расскажи мне всё, как я к тебе попал, кто это был, что он хотел?

Оказалось тот мужчина живёт в посёлке, он здесь самый богатый, у него есть два корабля, которые возят грузы, и ловят рыбу. Когда его люди увидели, что к берегу несёт неуправляемый корабль, они надеялись поживиться, но корабль несло на скалы, ветер был довольно сильный, и им осталось, как говорят, кусать локти. А ту на берег выбрался полуживой я. Меня ударили по голове веслом, обобрали и хотели выбросить в море. Но хозяин увидел то кольцо, и забеспокоился, не дворянин ли я. Как бы из-за меня не получить кучу неприятностей? Отнесли меня к знахарке, бросили ей мою котомку. Когда я очнулся, он всё пытался выяснить кто я. А кричал тогда он фразы: «Где украл это кольцо? Кто хозяин кольца?» — и поскольку я был невменяемый, он успокоился и ушёл.

— Так всё-таки, как тебя зовут?

— Люди Марфой кличут.

— Марфа, ещё раз говорю, не делай мне зла, и я тебе буду благодарен! Как отблагодарю, ещё не знаю, но добро я помню. Подумай, как продать мой камень. А пока давай рассказывай всё, что знаешь об этом мире.

Потом я сходил на берег, нашёл то место, где разбился о скалы мой корабль. Волнение было очень слабым, и я понырял возле скал. На дне были какие-то предметы, видимо не только с «моего» корабля. Я нашёл пару котлов, большой и малый. Малый поднял, и вынес на берег. Потом нашёл ещё два матросских тесака. На дне лежали две бочки, наверное, с чем-то тяжелым, раз утонули. Потом я нашёл солдатский сундучок. Когда вытащил его на берег, увидел, что ко мне идут местные мужики. Я быстро открыл сундучок, вытряхнул его, в нём были еще два круглых камня, я их спрятал в Сумку путешественника, потом стал не торопясь перебирать всё остальное. Там было ещё шесть серебряных монет, и горсть меди. Пока мужики шли до меня, я оделся, сложил свои находки в котёл и пошёл домой к Марфе. Останавливать меня мужики не рискнули, так как в руке у меня был тесак.

А через два дня к нам пожаловали гости. Во двор вошли вооружённые люди. Они всё осмотрели, поставили нас с Марфой к стене, потом во двор вошли ещё люди. Среди них был тот, который показывал мне кольцо. А главным во всей этой компании был аристократ, лет пятидесяти. Вооруженные, видимо, были его охраной. Один из охранников, толкнул Марфу, чтобы она встала на колени.

— Что, великий воин, привык с женщинами воевать? — это я не утерпел, уж больно по-хамски вёл себя этот «воин».

— Ах, ты! — и он попытался дать мне зуботычину. Только я ушёл от его удара, завёл ему руку назад, и толкнул его под ноги аристократу. При этом его шпага осталась у меня в руке.

— Да я тебя! — далее многоэтажный мат, а сам шарит на поясе в поисках своей шпаги и не находит её.

— Прошка, стоять! — аристократ, одёргивает этого цепного пса, а сам подходит ко мне.

— Представься!

— Не знаю ваших титулов, боюсь не угадать. А представиться не могу, вот пусть Марфа объяснит почему.

— Я тебя спросил! — вижу, что он начинает злиться. Я перехватываю шпагу за конец лезвия и протягиваю рукоятью вперёд Прохору. Тот хватает шпагу и с удивлением смотрит на меня — враг сам отдал оружие.

— Не сердитесь, Ваше Могущество, или Ваша Светлость! Я потерял память. Как мне сказали, я — потерпевший кораблекрушение. Когда выбрался на берег, люди вон того купца ударили меня по голове. Ударили так, что я две недели блевал, и с кровати встать не мог. Сам я не помню ничего, и даже слов никаких не помнил. Вот Марфа нашла кристалл, который мне дал знание языка. Теперь могу свободно говорить, но про себя всё равно ничего не помню.

— А вот этот перстень не твой случайно? — в его руке перстень с опалом.

— Не могу ничего сказать, не помню.

— А что ещё у тебя есть, что могло бы указать на то, кто ты?

Сходил в дом, вынес котомку, шпагу, кинжал, и кристалл, который хотел продавать.

— Откуда это, ничего же не было? — это купец, чьи люди меня ограбили.

— Ты мне пояс верни!

— Какой пояс? — это аристократ и смотрит с подозрением на меня.

— Не могла такая шпага носиться на таком вот ремне. Его люди меня оглушили, и, наверное, ограбили. Я ему должен быть благодарен, что оставил в живых, к Марфе вот определил. Но, если бы не его уроды, я был бы нормальным человеком, а сейчас я умственный инвалид.

— А почему он говорит, что ничего не было?

— Так всё, что было на теле, они видимо содрали и прибрали. А оружие я с собой, наверное, не брал, когда с борта в воду прыгал, оно тяжёлое, а плаваю я не очень хорошо. Уже потом, когда немного поправился, нырял под скалами, где корабль разбился и достал и шпагу, и кинжал.

Аристократ посмотрел на купца:

— Неси сюда пояс.

Через десять минут пояс был у меня в руках. Я закрыл глаза, вспомнил, как на корабле я одевал этот пояс со шпагой и отрабатывал владение этим оружием. И по памяти чётко застегнул пояс на талии, потом поднял со скамьи шпагу и кинжал. Снова закрыл глаза, и пристегнул ножны шпаги и кинжала к поясу.

— Мозги не помнят, а руки помнят, — и посмотрел на аристократа.

Он протянул мне перстень.

— Примерь! — и смотрит с ожиданием.

Я не стал брать перстень в руки, а вытянул руки перед собой с разведёнными пальцами, осмотрел их и сказал:

— Нет, не носили эти пальцы никаких перстней.

— Ладно, со мной поедешь! — сказал аристократ.

Я повернулся к купцу:

— Я разберусь с делами и приеду погостить. Не дай Светлый, если кто Марфу обидит! — взял котомку и пошёл за аристократом.

Пока выходили со двора, я дёрнул за рукав Прохора.

— Я же ничего не знаю, кто это, ну, твой начальник.

— Не начальник, а господин. Магистр Королевской Академии Магии, граф Фридер фон Кластер.

— А я ему зачем?

Прохор лишь плечами пожал. Меня посадили в карету вместе с магистром, и мы поехали. Ехали довольно долго, у меня было время подумать.

Я сейчас выдаю себя за другого человека. Зачем я это делаю? Я хочу втиснуться в общество этого мира. Может быть, это не совсем порядочно, может быть, нужно рассказать, что я обыкновенный мародёр, обобрал покойника. Ну, в лучшем случае, не будут называть мародёром, просто скажут, спасибо, что нашёл вещи нашего родственника, а теперь ты свободен. И я опять без документов, без знакомств, без гроша в кармане. А ещё хуже будет, если эти господа окажутся въедливыми и начнут выяснять, а что я делал на том корабле? Ах, вы там память потеряли? Там вас тоже по голове били? Но если вы вспомнили, что вы были на корабле, может, вспомните, как вы туда попали? И почему владельца шпаги убили, а вас — только веслом по голове?

Правда, менталисты могут покопаться в мозгах, вот пусть они и вытащат всё, что было на том корабле. Стоп, всё нельзя. Нельзя, чтобы кто-то узнал, как я там магией пользовался! А если сейчас во мне магического источника нет, то, как я пользовался магией? Если раскопают, разберут на составные части, и будут изучать! Значит, надо, как с той тёткой, сразу вспоминать, как били по голове.

Приехали мы в дом к магистру. Он не стремился сближаться со мной, заводить душевные разговоры, ну и не надо, нашим легче. В этом доме я прожил два дня. Обстановка в доме, как в нашем мире на земле в начале 19 века. Только техники нет, зато есть магия. Смываемый туалет, душ с горячей водой, писчие принадлежности с металлическими перьями, и так далее. А вот оружие видел только холодное, огнестрела нет, и это к лучшему. Потом меня переодели в более дорогую одежду, и мы снова поехали. Теперь мы ехали три дня, с остановками на ночь в придорожных трактирах. На четвёртый день мы въехали в усадьбу. Вид она имела довольно заброшенный. Ворота настежь, газоны заросли полевой травой, деревья и кусты непрореженные, фонтан стоит без воды.

Подъехали к двухэтажному зданию. Нам навстречу вышел старый дворецкий. И по возрасту он был стар, и одежда на нём была старая, и дверь которую он открывал, была рассохшаяся и скрипучая. А потом вышла женщина, и она была похожа на мою маму, там на Земле. Её давно нет в живых, но вот здесь передо мной стояла её копия, как она выглядела лет в сорок — сорок пять.

— Мики, сынок, ты вернулся! — она бросилась ко мне, обняла меня, стала целовать как маленького, в щёчки, в лобик, мне пришлось наклониться к ней.

Чувствовал я себя очень двояко, с одной стороны я понимал, что это совершенно чужая женщина, а с другой стороны, так хотелось прижаться к родному человеку. И я решил отпустить на волю эту другую сторону. Я искренне радовался встрече с мамой. Меня тут же окружили заботой и семейным теплом. Потом мы посидели за столом, выпили вина, и старая служанка увела маму в спальню. Уходя она потребовала, чтобы я поклялся, что я больше никогда никуда не уеду.

— Мама, ну так нельзя, мне вот в Академии учиться хочется. Я даю тебе слово, что как минимум месяц я проживу дома, и потом надолго уезжать не буду. Иди, отдыхай, я о гостях позабочусь.

— Наконец-то хозяин в доме! — и её увели в спальню.

Мы сидели с магистром напротив друг друга, я жестом подозвал дворецкого и указал ему на стул. Он вскинулся, как, мол, так, не положено!

— Садитесь! Я ведь даже не знаю, как вас зовут! Ваше Могущество, объясните, что происходит? Я не могу быть сыном этой женщины он должен быть лет на десять старше! Я чувствую что-то родственное в ней, но я на неё совсем не похож, — это в доме магистра я себя в зеркало разглядывал.

Граф долго молчал, потом заговорил.

— В молодости я был влюблён в эту женщину, но она вышла замуж за моего друга. Я уехал в столицу, много работал, женился, у меня есть дочь. Мой друг погиб несколько лет назад, а его сын решил попутешествовать по миру, и пропал. Мариса очень любила и мужа и сына, и вот их обоих не стало возле неё. По моему мнению, у неё немного сдвинулся рассудок, она вся поникла от горя, но год назад стала говорить, что её сын скоро вернётся. И вот мне приносят для оценки, на предмет покупки, перстень, имеющий мистический камень вместо кристалла. Это перстень моего друга, я его хорошо запомнил. Потом мне представляют парня, у которого пояс, меч и кинжал моего друга. А он сам утверждает, что ничего не помнит, ни кто он, ни откуда. Я не знал в лицо сына Марисы и Томира, но ты не похож ни на кого из них, и ты слишком молод. Что скажешь Петрис?

Старый дворецкий смотрел на меня и шевелил губами, как бы произнося молитву.

— Я помню Мики шестнадцатилетним юношей. У этого парня общего с ним только рост. Но я не рискну говорить госпоже, что она ошиблась и это не её сын. То, что она приняла его за сына, можно понять. Но то, что он её принял, как близкого человека, этого я не понимаю. И как тут быть я не знаю, уважаемый Фридер фон Кластер.

— А что сам скажешь? — это магистр у меня спрашивает.

И тут я решаю пойти ва-банк.

— Уважаемые господа. Я сейчас плохо ориентируюсь в этом мире. Но понятно, что общество здесь сословное. Очень не хотелось бы попасть в категорию простолюдинов. То, что эта женщина приняла меня за сына, даёт мне шанс как-то закрепиться среди дворянства. Если вы, те, кто заботится о ней, согласитесь оставить меня возле неё, я дам любую клятву, что постараюсь быть для этой женщины нормальным сыном. Как я ей сказал, я не готов всю жизнь просидеть в этой усадьбе, но заботиться о ней, как о родной матери я могу пообещать. Даже когда буду уезжать, буду писать письма, слать приветы и подарки, чтобы не подвергать её таким переживаниям, как пропажа сына на длительный срок. Мне кажется, что так для этой женщины будет хорошо, а для меня — просто замечательно. Решать вам!

— Тогда ты Мики ля Витур! — на это я вздрогнул и поёжился.

— Что? — вскинулись оба мужчины.

— Мне эта фамилия как родная. Вот, как пояс одевал, вроде не помню ни чего, но это, как родное!

— Ну, тем более. Вставай вот сюда, под лик Светлого, клянись, что никогда не причинишь боль Марисе.

— Клянусь, что буду изо всех сил стараться не огорчать матушку Марису ля Витур, не причинять ей боль и заботиться о ней!

И между моей головой и скульптуркой местного божества сверкнул отсвет, получается, и здесь я на постоянном контроле у богов. Опять на виду, опять, как под ярким прожектором! Эх, ну что за жизнь, ни по бабам сходить, ни по кабакам! Ой, это меня не туда занесло!

— Итак, господа, если вы принимаете меня в статусе Мики ля Витура, то, пожалуйста, проинформируйте меня, что я должен знать, как сын? Что я должен знать, как потенциальный владелец имения, или что тут осталось? Что я должен знать, как дворянин этого государства, чтобы не попасть в число государственных преступников, и не подвести мою приёмную матушку?

Далее мне довольно подробно ответили на мои вопросы. Кроме того дворецкий Петрис проинформировал, что матушка очень хочет женить меня, и уже подобрала пару потенциальных невест из числа соседей. Это графиня Ирена ля Противме и баронесса Анна ля Феран. Ирена — вдова, женщина лёгкого нрава и поведения, ровесница настоящего Мики, то есть, ей лет 25. Баронесса Анна — любимая дочь своего отца, поведением больше похожа на парня, одарённая, собирается в этом году поступать в Королевскую Академию Магии в столице. Кстати, отсюда до столицы один день езды в экипаже.

Что касается всего остального. Графство у нас очень небольшое, но раньше было достаточно богатое, потому, что на нашей территории, кроме трёх баронств, занимающихся сельским хозяйством, есть маленький городок Медногорск. Рядом с ним расположены медные шахты. Только в последнее время, они стали почти убыточными. В имении есть управляющий Антон Вортан, он должен сегодня или завтра подъехать сюда, в имение.

Что касается лояльности королевской власти, все дворяне приносят клятву верности действующему королю, следовательно, по определению, ему лояльны. Чтобы не попасть в неприятности, мне следует не вступать ни в какие союзы, гильдии, общества, не хулить короля, королеву, принца, принцессу и всю королевскую власть.

Управляющий в этот день не появился, и я попросил магистра фон Кластера задержаться на денёк. После ужина мы погуляли с матушкой по дорожкам в маленьком парке перед домом. Говорила в основном она, рассказывала, как долго она меня ждала, какие хорошие девушки мои потенциальные невесты, как всё будет хорошо, когда в имении есть твёрдая мужская рука.

Потом я взял у Петриса бутылку самого крепкого вина и пригласил магистра Фридера фон Кластера в кабинет хозяина имения. И мы с ним проговорили очень долго. Главными итогами нашей длительной беседы были два решения. Первое, он мне поможет разобраться с управляющим, а второе, опять же, поможет с поступлением в Академию.

Вначале он не соглашался.

— У тебя нет источника, ты не одарённый.

— У меня был дар, был источник, но после кораблекрушения, я и сам не вижу своего источника, ваш вижу, а свой — нет. Не можете ли вы, в качестве помощи мне, сделать из меня «вставного» мага? Если за полгода я не восстановлюсь, отчислите, и я эту тему больше поднимать не буду.

— Ты видишь мой источник? Ты может, ещё скажешь, какого он цвета?

Понимаю, что если задан такой вопрос, значит, я не должен различать цвета источников, но если я необычный, то я буду интересен для магистра.

— У вас источник голубоватого цвета, видимо, предрасположенность к магии воздуха.

— Сядь в кресло и откинься на спинку.

Я выполнил требования мага и отключился. Пришёл в себя я глубокой ночью. Я был раздет, и лежал в своей кровати, рядом сидела служанка, но она спала. Я покашлял, тут же меня напоили каким-то отваром, и служанка убежала за магом. Фридер пришёл прямо в ночной сорочке.

— Как ты себя чувствуешь? Твой организм не принимает «вставку», я сам чуть не пострадал, пытался надавить сильнее, и получил ответную реакцию. Такое бывает, только если у тебя свой источник очень сильный.

— Ваше Могущество, а вы можете в таком случае, поместить в меня имитатор, просто область с засветкой.

— Ты бы сначала разобрался в том, что происходит с твоим организмом, а уж потом будешь поступать.

— А где ещё разбираться, как не в Академии. Вы мне назовите несколько преподавателей, которые являются порядочными разумными, и я с ними буду работать.

Так мы прозанимались с ним ещё полночи, уже под утро легли спать.

Глава 3. Не хочу жениться, хочу учиться

Просыпаться жутко не хотелось, но когда понял, что меня кто-то целует в щёки, мгновенно проснулся. Ага, это Мариса. Чтобы не промахнуться, и не попасть в затруднительное положение буду называть её только матушкой.

— Всё — всё, матушка, я проснулся.

— Завтрак уже на столе, идём.

— Матушка, я уже взрослый и немного отвык от дома, от твоего внимания. Можно я буду переодеваться один?

— Да-да! Для меня ты всё ещё маленький мальчик. Извини, я ухожу.

Я быстро оделся в ту одежду, которую мне выдал граф, надел пояс со шпагой и кинжалом, и вышел в столовую.

За столом сидели матушка, граф фон Кластер, и ещё один господин, человек, одетый, пожалуй, лучше меня, в более дорогие одежды. На меня он смотрел как бы свысока.

— Матушка, представь нас.

— Мики, это наш управляющий Антон Вортан.

Заканчивая завтрак, наш управляющий встал из-за стола первым.

— Прошу прощения, господа, очень много дел, — и картинно поклонился графу.

Однако, когда он выпрямился, картина перед его глазами была далеко не радужная. Кончик моей шпаги упёрся в его кадык, так, что слегка поранил кожу. Я стоял чуть сбоку, и готов был предпринять и более решительные меры.

— Мики, что ты делаешь, ты же поцарапал Антона?

— Сядь на место, и не дёргайся, пока тебе это не разрешат.

Управляющий уселся на место, на горле у него замерла капелька крови, он судорожно сглатывал и не понимал как ему себя вести. Его взгляд бегал с матушки, на графа, снова на матушку. На меня смотреть он избегал.

Когда все закончили завтрак я произнёс.

— Матушка, пусть нам в кабинет принесут лёгкого вина, а мы там поговорим о делах.

Втроём поднялись в кабинет. Когда нам служанка принесла вино я начал разговор с управляющим.

— Где книги учёта?

— Ваше Сиятельство, я, конечно, виноват, но в прошлом году я взял их с собой в город и попал под сильный дождь, это был настоящий ливень, и книги полностью размокли. Пришлось их выбросить. Я завёл новую книгу, и она храниться в моём кабинете.

— И где находится ваш кабинет?

Управляющий сглотнул, и нехотя произнёс:

— На первом этаже.

Я взял из шкафа книгу учёта двадцати летней давности, и мы пошли в кабинет управляющего. Он долго шарил по карманам, чтобы зря его не искушать попыткой «потерять ключ», я спросил.

— Что нет ключа? Ломаем дверь?

Этот мошенник тяжело вздохнул и достал ключ из кармана, открыл дверь и предложил нам входить.

— Только после вас, господин управляющий.

Антон выложил на стол книгу, в которой велись какие-то записи.

— Я не разбираюсь в вашей бухгалтерии. Отвечайте сами. Чему равен доход от шахты и города за прошлый год? Убыток двадцать пять золотых? А сколько денег вы получили с трёх баронств за прошлый год? Семьдесят пять золотых? И куда они потрачены. На содержание дома графини? А конкретнее, пожалуйста? Ремонт здания: стен и крыши? Мебель покупали? Ну, сейчас мы пойдём, и вы нам конкретно покажете, какая стена отремонтирована, где стоит новая мебель? Почему нет? А вот в этом кабинете новая мебель давно куплена? В этом году? Покажите запись в вашей книге, про эту мебель. Что и этой записи нет? Есть? Ну-ка, здесь записано кровать графа, кресло графа, стол графа. Но в моём кабинете мебель столетней давности. А где же новая, или куда потрачены деньги? — потом я обращаюсь к графу.

— Ваше Могущество! Вот книга, которая велась, когда был жив отец. Шахта давала двести пятьдесят золотых в год. Городок платил налоги пятьдесят золотых в год. Три баронства в общей сложности перечисляли почти сто восемьдесят золотых. В общей сложности граф получал почти пятьсот золотых. Этот вор утверждает, что сейчас доход составляет пятьдесят золотых и за те он отчитаться не может. Этот человек, однозначно, вор. Посмотрите на его одежду, и станет понятно, куда уходили деньги. За последние десять лет он украл у графини не менее пяти тысяч золотых.

— Итак, Антон Вортан, бывший управляющий, ты вор. Воров я всегда сажал на кол, отрубив вначале руки. Но я не могу огорчать твоим видом свою матушку, поэтому я тебя просто повешу. Вот здесь вот на этой балке.

Ударил его «под дых», потом по затылку. Когда он упал, я достал из кармана крепкий шнур и перекинул его через балку перекрытия. На конце сделал петлю, пониже. Приподнял это тело, примерил, бросил тело на пол, стал перевязывать петлю. Антон попытался проскочить мимо меня и выскочить из комнаты. Но тут граф наложил на него паралич, и он рухнул на пол.

— Спасибо Ваше Могущество, а то бегать ещё за ним. Снимите паралич, а то он не почувствует всей прелести процедуры.

— Не надо, я всё верну.

— Все пять тысяч?

— Нет, у меня накоплены три с половиной. Остальные ушли на текущие расходы.

— И где эти три тысячи?

— В банке конечно, не под крылечком же их закапывать.

Я обшарил его камзол, и вытащил чековую книжку.

— Пиши, один чек на три тысячи золотых, и четыре чека по пятьсот золотых.

— Но там всего три пятьсот!

— Пять чеков по пятьсот! Ещё препираться будешь?

Этот жулик выписал, все указанные чеки. По моей просьбе, магистр наложил на него паралич, я запер его в кабинете, а с магистром мы поехали в Медногорск, там было отделение банка. Служащие банка, кстати, гномы, косились на меня, о чём-то перешёптывались, но присутствие графа фон Кластера удержало их от неправильных действий. На моё имя был открыт счёт и переведены все деньги со счетов бывшего управляющего. Как оказалось, не додавил я его, перевели все пять тысяч пятьсот золотых, на которые у меня были чеки. Значит, у него ещё остались деньги. Ну и ладно!

— Ваше сиятельство, подскажите, как нанять охрану в поместье, хотя бы шесть или восемь человек, ну или любых разумных, но чтобы они сами не оказались предателями или ворами.

Граф приказал вознице, и мы заехали в гильдию наёмников, зашли в кабинет главы гильдии, тот морщился, от такого напора, но спорить не рискнул.

— Мне нужна не дружина, а охрана поместья, грубо говоря, квалифицированные сторожа. Им не надо бегать, ходить в походы, но вора должны или убить на месте, или поймать. Поэтому я готов взять ваших ветеранов, кто по ранению уже не может ходить в дальние походы.

Такой подход вызвал полное одобрение в гильдии, и мне предоставили двенадцать кандидатов. Осмотрел всех. Трое наёмников держались довольно развязно, у них было дорогое оружие и все руки-ноги на месте. А вот другие трое с обречённостью на лице жались на левом фланге. У одного нога была на деревянной колодке, у другого была обожжена половина лица, а у третьего не было кисти правой руки. Я взял девять наёмников, всех, кроме первых трёх. Выдал каждому по серебряному «дворцу», указал, куда завтра прибыть. А мы поехали ещё в гильдию плотников и столяров. Заказал бригаду мастеров. Они были все заняты на работах, но мне сказали, что большая бригада освободиться через три дня, и прибудет в имение.

Мы вернулись в имени, матушка уже вся волнуется, куда мы делись. Попросил графа развлечь её, а сам пошёл к управляющему. Действие паралича уже почти закончилось, и он пытался выбраться наружу, а тут пришёл нехороший я и, опять, начал его мучать. Ну, в смысле, я заставил его написать заявление об уходе с должности по собственному желанию. Указать, что претензий не имеет и расчёт получил полный. Тут он хотел возмутиться, мол, вы меня обобрали, тогда я сказал, что пусть он выпишет ещё два чека по пятьсот, я их получу, и тогда он будет прав, что я его обобрал. Поскольку Антон сразу замолчал и быстро всё написал, я сделал вывод, что у него осталось ещё более тысячи золотых. Ну и ладно. Если я выдою его до последней денежки, он станет для меня непримиримым врагом, тогда надо его убивать. Не хочется пока подобного делать.

Через два дня граф уехал. Убедился, что я не шарлатан, что я всерьёз взялся восстанавливать усадьбу имения, к Марисе отношусь по-доброму, даже дворецкий Петрис принял меня, как молодого графа. У меня прибыли охранники. Я заменил мебель в своем кабинете, просто забрал мебель управляющего. Петрис привёл из ближайшей деревни насколько женщин, и они за смешные деньги отдраили всю усадьбу. Теперь у нас везде чистота и порядок. Эта деревня у нас считается «кормовой», то есть они поставляют в усадьбу продукты и предоставляют всякие мелкие услуги.

Потом прибыла бригада плотников, и я их озадачил ремонтом дома. Подновить внешний вид, перекрыть полностью крышу, в доме заменить все двери и оконные рамы, лестницы и грубую мебель: столы для поваров, лавки и столы в столовой для слуг и охраны. Ещё нашёл среди них мастера, который восстановил графскую карету. Пока они работали, я занялся охранниками.

С каждым из них беседовал, заставлял дать клятвы верности на срок, пока не уволится, но не менее пяти лет. Потом подлечивал их, насколько хватало умения. За годы наёмничества, все они накопили кучу болячек в своих телах. Я вспомнил из своих снов, как дети в том, другом магическом мире выполняли плетение Малое Исцеление. И после длительных мучений, оно у меня получилось. Так что я, практически каждому, что-то подправлял в организме. Потерянную руку я, конечно, восстановить не мог, а вот сустав подправить, или застарелую рану залечить, это я им сделал. Надеюсь, что теперь моя охрана предана мне по-настоящему.

Потом вместе с матушкой поехали по гостям, то есть по соседям.

Подчинённые нам бароны принимали нас недоверчиво. А я смотрел им в глаза, оценивал их реакцию на слова матушки, и делал выводы о порядочности этих разумных. Конечно, без Компа, я бы с этим не справился. Он у меня заточен на то, чтобы подготовить из меня бойца, то есть, реакции врага он фиксирует, раскладывает на фрагменты и отправляет информацию в мою «думалку». У первого барона глазки бегали. Поэтому поговорив минут десять, я попросил показать книги учёта.

У барона они назвались расходными книгами. Разные расходы расписаны в различных местах, доходы, вообще, показаны сжато и, опять же, в разных местах. Только мне всё равно, я один раз на страницу глянул, информация ушла в Комп. Потом всё — в единую базу, и вот общие итоги, вот вам расходы по статьям, вот доходы, вот скрытые доходы. Смотрю на барона, он явно нервничает, но на откровенность не идёт.

— Ваше Благородие, за три последних года вы не перечислили в казну графа около 60 золотых. Можете передать их мне сейчас, или добавьте их к перечислениям при осеннем расчёте.

Барон зубами поскрипел, но спорить не стал. У второго барона с денежными расчётами всё было нормально, но мне глаза царапнула одна деталь. Решил проверить, или уточнить и напросился на обед. Матушка была недовольна моим поведением, ведь с первым бароном я говорил очень жёстко. Правда, когда речь зашла о недоплате, она как-то смирилась с моей жёсткостью. А здесь хозяин явно не хотел нас оставлять на обед, а мы остались. Правда я ему сказал, что мы торопимся, поэтому нас устроит лёгкий перекус без вина.

За столом оказались мы с матушкой, барон с женой, трое их детей школьного возраста, как сказали бы на Земле, и ещё одна женщина, лет тридцати. Барон представил её как сестру покойной жены. Одета женщина была чистенько, но очень бедно. Одежда по покрою была дворянской, но выцветшая и старая, я бы сказал ветхая. На лицо не красавица, но и не уродина. У неё были остатки магического источника. Кто другой их бы и не заметил, пятно источника было достаточно крупным, но очень бледным. Это весьма характерный признак.

Я посмотрел ей в глаза и выполнил плетение Малого Исцеления. Увидел изумление в её глазах.

— Девушка, представьтесь, пожалуйста.

Матушка крайне неодобрительно смотрела на меня, а я смотрел на женщину. Она выпрямила спину, подняла подбородок:

— Розана ля Добран, выгоревший маг первой ступени.

— Я предлагаю вам работу. Моей матушке нужен управляющий в имение, а я собираюсь в Академию. Если согласитесь, будете и управляющей, и компаньонкой для матушки. Я даю слово, что как к женщине, я к вам приставать не буду. Соглашайтесь, отказаться всегда сможете!

— Я согласна! — в глазах женщины светилась надежда.

Когда я это говорил, за столом все замерли. Когда Розана согласилась, жена барона торжествующе улыбнулась, понятно, кто изводил выгоревшую магессу.

— Вы готовы поехать прямо сейчас?

— Пожалуйста, дайте мне десять минут, — и выскочила из-за стола.

Баронесса метнулась за ней, но я попросил хозяйку не покидать нас. Однако дамочка попалась упрямая.

— Я сейчас!

— Баронесса, я настаиваю, посидите с нами за столом, — произнёс громким и жёстким голосом.

Барон вскочил и усадил жену за стол. Я делал вид, что кушаю. Остальные сидели молча, на мои вопросы давали односложные ответы.

Но вот к нам вышла Розана. Одежда на ней была не новая, но она ей очень шла. У неё оказалась отличная фигура, а изменённая причёска сделала лицо весьма привлекательным. Барон судорожно сглотнул, баронесса зашипела, как змея, а я весело рассмеялся:

— О, как опрометчиво я пообещал не приставать! Матушка, придётся тебе срочно искать мне невесту, иначе я слюной захлебнусь.

Матушка и Розана тоже засмеялись, и мы покинули дом барона.

У третьего барона проверить книги, мне было не суждено. Когда мы подъезжали к имению барона, произошло следующее. По дороге шли двое деревенских ребят. Увидев карету, они отошли на обочину, и ждали когда мы проедем. В это же время нас нагнал всадник, который нёсся галопом, и он стал объезжать нашу карету с той же стороны, где стояли дети. Я мгновенно понял, что детей сейчас затопчут, ногой вышиб дверь кареты и прыгнул лошади на шею, схватил её за узду и дернул в сторону, так как на шее не удержался и пролетел дальше. Лошадь повернула голову вслед за моим полётом, и упала на колено, всадник пролетел вперёд и всё-таки сбил ребят с ног, а лошадь, перевернувшись через бок, попыталась меня стряхнуть. Но я держал узду крепко, так как боялся, что она меня затопчет. Карета остановилась, проехав шагов тридцать, и все бросились к нам. Матушка — ко мне, Розана — к ребятам. И только к всаднику никто не спешил.

Я встал на ноги, стал успокаивать хрипящую лошадь.

— Матушка, помоги всаднику, кто там хоть?

Матушка переключилась на новую жертву катаклизма местного масштаба. Это оказалась девица, моего возраста. Судя по тому, как она поднялась и начала двигаться, переломов у неё нет, правда лицо и волосы все в дорожной пыли. Я подвёл лошадь к хозяйке, та бросилась именно к лошади, осмотрела её, потом повернулась ко мне.

— Ты!

— Я!

Попытку дать мне пощёчину, я заблокировал предплечьем, и подал девушке поводья лошади.

— Доведи в поводу, у неё колено ушиблено.

К этому времени Розана отправила ребят подальше от господских разборок, и те задали стрекоча к ближайшим кустам.

Не получилось с пощёчиной, тогда девица покрыла меня матом, рванула повод лошади на себя и повела её в поводу в сторону имения.

Я отряхнул камзол, штаны, долго рассматривал дырку на левом колене. Потом плюнул на всё и полез в карету. Все расселись, и карета двинулась вперёд. Но не проехали мы и ста шагов, как дорогу нам преградили бравые воины, в лёгких доспехах, с мечами и арбалетами. Причём арбалеты все были нацелены на нас, пассажиров кареты.

Я накинул на нас Чёрный купол, это щит, защищающий почти от всех видов плетений и стрел.

— Не останавливайся, — прикрикнул на возницу.

Тот вжал голову в плечи, и попытался ехать вперёд, однако один из охранников барона схватил нашу лошадь за узду, и карета остановилась.

— Всем выйти из кареты! — начал командовать бравый молодец с большими усами.

— Я граф ля Витур, пропустите нас к барону!

— Я сказал, всем выйти из кареты!

— Ты ведь всё равно поведёшь нас туда, так давай мы доедем, и там будем разговаривать. Я хочу говорить с бароном.

— Выйти из кареты, или я стреляю.

— Ты будешь стрелять в графа, сюзерена твоего барона?

— Да мне плевать кто ты, хоть сам король! Вы напали на баронессу!

— Парень опусти арбалет, иначе у твоего барона будут большие неприятности.

— Выходите, или я стреляю!

— Нет!

На такой ответ этот придурок, действительно, выстрелил в меня из своего арбалета. Причём целился он в грудь, то есть хотел попасть наверняка. А доспехов на нас нет, следовательно, он планировал меня убить. И мне плевать, что он в состоянии какого-то аффекта, может, влюблён в баронессу, может, просто дурак. Я в ответ бью воздушным копьём, и голова этого усача разлетается, как арбуз от удара палкой. Все в шоке! Шок — это по-нашему! Чёрт, что-то не к месту меня на юмор потянуло.

— Так кто проводит нас к барону?

— Их благородие в поле поехали, будет не скоро.

— Один человек проводит нас, остальные на коней, и искать барона. Скажите, что граф ля Витур приехал по делу. Чего стоим, бегом!

Стражники убежали, а мы поехали к дому барона. На крыльце стояла та девушка, что встретилась нам так неудачно, и она готовила магический удар. Я решил отвести удар от возницы и лошади, вышел на левую сторону кареты, подал руку матушке. Когда она вышла, подал руку Розане. Та смутилась, покраснела, но вышла, как светская дама, и сделала книксен. Я стоял к баронессе спиной, сделал это специально, неужели ударит в спину? Конечно, нас троих защищал Чёрный купол, но в такой конфигурации он жрёт море энергии, и я скоро останусь с пустым накопителем.

Поворачиваюсь лицом к баронессе, и мы идём к крыльцу дома. Розалия дёрнулась в сторону, но я её вернул и взял под руку. С другой стороны я держал матушку. Подходим к крыльцу, говорю матушке:

— Поговори с девушкой, ты же с ней знакома.

— Анна, как неласково нас здесь встречают! Батюшка дома?

Девица отмирает, рассеивает огненный шар, подготовленный для удара.

— Прошу прощения Ваше Сиятельство, но кто этот тип, который напал на меня?

— Анна, ну что ты говоришь, это просто недоразумение, а это мой сын Мики, про которого я тебе рассказывала.

— Зачем он на меня напал?

— Уважаемая Анна, вы, несомненно, отличный наездник, или наездница, как вам больше нравится. Но сегодня вы нарушили правила безопасности. Если бы я не остановил вашу лошадь, вы сбили бы на смерть двух деревенских детей. Возможно для вас деревенские дети, это даже не предмет для обсуждения, но у меня в этом вопросе своё мнение. Нельзя лошадью сбивать людей и детей, в частности, — кланяюсь барышне, а сам внимательно отслеживаю её мимику, реакцию.

Девушка, несомненно, красивая, фигурка такая, что слюни текут. Но вот эта надменность на физиономии мне совсем не нравится. Я же в душе остался советским человеком, из общества, где считалось, что все люди братья. Или, хотя бы, все равны.

— То есть вы, желая спасти двух деревенских детёнышей, чуть не убили меня, и мою любимую лошадь?

Так, это пришёл северный лис в белой шубке! Дальше говорить бесполезно, если для неё это «детёныши», то есть где-то на уровне кошек или мышей. Дама из породы тех дворян, для которых вполне нормально травить крепостных собаками, чтобы натаскать этих собак на зверя. Охотнички, блин!

— Я приношу вам искренние извинения, что подверг вашу жизнь опасности.

— Я говорю, что вы ещё и мою лошадь покалечили!

— Я думаю, вы ошибаетесь. Пойдёмте на конюшню, покажете мне вашу лошадь.

— Хотите сказать, что я не разбираюсь в лошадях?

— Ваше Благородие! Запомните навсегда! — подпускаю холода в голосе, или надменности, как хотите, — Я говорю именно то, что хочу сказать. Что сказал, то и хотел сказать! Так мы идём к лошади?

Пошли на конюшню всей группой дворян и аристократов. Подходя к лошади, внимательно смотрю на неё. Шкура повреждена на плече и на колене. Провожу правой рукой по плечу, сбрасываю Малое Исцеление, провожу левой рукой по колену, сбрасываю ещё одно малое исцеление. Лошадь очень умная, поняла, что я её лечил, губами прихватывает мою руку, в знак благодарности.

— Лошадь здорова, — и иду обратно, к крыльцу дома.

Девушка побегала вокруг лошади, она, конечно, поняла, что я лошадь исцелял, но когда и как она не заметила, а ведь ей доступна магия, она уже огненными шарами швыряется.

— Розана, если сейчас барон подъедет, я представлю вас как нашего управляющего. Вы готовы вести диалог по вопросу уплаты платежей.

— Да, я все книги учёта вела у зятя. Только вы мне скажите контрольные цифры.

— Барон должен двадцать процентов, или пятую часть прибыли отчислять графу, а тот уже платит налоги в казну короля. Тоже одну пятую, только здесь прибыль труднее подсчитать. Нужно знать структуру расходов. Многие аристократы не заморачиваются и отдают пятую часть дохода. Но это значит, что они все доходы считают прибылью и тратят деньги только на себя.

Мы постояли на крыльце, потом я не выдержал.

— Девушка, а что если гостей пригласить в дом, напоить чаем?

— Я вам не девушка!

— Нашла чем гордиться, — ну, не удержался я от подколки.

Девушка покраснела.

— Я не это имела в виду, я дворянка, у меня есть титул!

— У меня тоже есть титул, как там: «…этот тип, который напал…»

— Вы сами виноваты!

Отворачиваюсь, чтобы не засмеяться в полный голос.

Розана переводит разговор в конструктивное русло:

— Уважаемая баронесса, наш граф попросил у вас чаю, неужели откажете?

При такой формулировке отказать, это прямое оскорбление. Нас приглашают в дом, в гостевую столовую. Служанки быстро разносят всем чай.

Пью, не торопясь, и молча. Матушка пытается разговорить хозяйку, но та тоже не настроена разговаривать, отвечает односложно. Наконец, где-то, через час, появляется барон ля Феран. Дочь выскакивает ему навстречу, и что-то говорит тихо, но эмоционально. Они разговаривают посреди двора минут десять, потом барон направляется к нам.

— Графиня, скажите кто этот молодой человек?

Матушка порывается отвечать, но я останавливаю её, положив руку на её предплечье, а у Розаны брови взлетают вверх, она удивлена таким поведением барона.

— Ваше Благородие, а вам не кажется, что вы нарушаете этикет по отношению к своим сюзеренам?

— А вас, молодой человек, я вообще не знаю!

— Мама, мы уходим! Ваше Благородие, госпожа ля Феран, благодарю за гостеприимство!

— Здесь я хозяин, хотите меня оскорбить?

— Я не собираюсь унижаться дуэлью со своим вассалом! Учитесь себя вести барон!

Мы идём к своей карете, оставляя позади кипящего, словно самовар, барона, слегка ошеломлённую баронессу, и прячущихся от страха слуг. Жаль, я был бы не против сватовства, которое пыталась организовать матушка, но, правда, после более тесного знакомства с баронессой. Вы не то подумали! Тесное, это не прижималочки друг к другу, это — узнать человека получше. Первое впечатление было не очень хорошее.

Когда мы ехали домой, кое-как приладив дверь к карете, я сказал Розане:

— Не знаю, как это тут делается, но нужно к этому барону направить комиссию, для объектовой оценки его деятельности. Может из мэрии города нанять клерков, но как им придать необходимый статус, я не знаю. Если и ты не знаешь, узнавай в мэрии, у судьи, у стряпчих.

Когда через десять дней она представила мне отчёт, я его просмотрел, больших огрехов у барона не было, а к мелочам цепляться я посчитал ниже своего достоинства. Единственная серьёзная зацепка была в том, что доходы барона из года в год снижались, значит он обирает своих крестьян до последней нитки, не оставляя ничего на развитие. Но я не собирался этого хама чему-то учить. На этом я и забыл приключения с бароном ля Феран и несостоявшейся невестой.

Изучая своё имение, нашёл семейный склеп. Тела умерших здесь сжигают, но для установки в усыпальницу делают небольшое каменное подобие гроба, этакую продолговатую чашу, в неё кладут ритуальные предметы и ставят урну с прахом. У воина рядом с урной будет лежать оружие. Всё это лежит открытым, поэтому сам склеп маскируют, и хорошо запирают. Вот такой склеп я и нашёл. И запора на нём не было.

Возле торцевой стены было сделано каменное подобие этажерки, и на ней в три уровня были установлены вот таки «чаши», всего тридцать восемь чаш с урнами. А возле последней чаши лежали меч и длинный кинжал. Я заглянул в последнюю чашу. Она была пустой. Предпоследняя чаша содержала в себе полный набор: урна с прахом, палаш, воинский шлем.

А вот у боковой стены, справа от входа, находилось Место Силы. Выглядело оно весьма своеобразно. Стена была отделана розовым мрамором, или подобным камнем. Возле стены стояла обыкновенная дубовая скамья на трёх человек. Справа и слева от неё располагались столбики из чёрного камня, и между ними пространство светилось в магическом зрении. Причём это энергетическое поле едва заметно пульсировало. Найденный мной меч и кинжал сильно светились в магическом зрении. Я уселся на эту скамью, и мне стало очень комфортно. Чёрт, это же не нормально, мне хорошо среди мёртвых и тревожно среди живых. Я попробовал поглощать энергию этого поля, и оно словно обрадовалось, стало реально пульсирующим. Тогда я наложил Затемнение на это оружие, и оно исчезло из магического видения.

К богам, что ли обратиться? И тут я понял, что я ничего не знаю про местную религию, церковь, обряды. Нужно срочно восполнять этот пробел. Меч и кинжал я забрал, унёс в кабинет, на двери сделал накладной замок. Тот замок, что мне установили мастера, я модернизировал на предмет повышения секретности. Подобный же замок установил на входе в усыпальницу.

На следующий день отловил Розану и привёл в свой кабинет.

— Нам нужно поговорить. Ты видишь проявления магии, внутренние источники?

— Да, вижу.

— Мне нужно поступить в Академию. К чему готовиться, какие там требования?

— В Королевской Академии всё определяет магический шар. Он показывает уровень достигнутого развития магических сил, склонность к виду магии, мощность маг.

— А это что такое?

— Вот два мага с одинаковым объёмом источника. Один из них может вложить в плетение половину этой энергии, а другой только десятую часть, вот это и есть мощность мага.

Видимо так здесь классифицируют пропускную способность энергоканалов. А как узнать я прохожу или нет? Стал выпытывать различные тонкости, разговаривали долго и эмоционально. Так получилось, что я прижал руку к груди Розаны, она посмотрела на мою руку, улыбнулась, и продолжила разговор. А я уже разговор продолжать не мог. Сел на край стола и смотрю в глаза женщине. Она сама приблизилась ко мне, и мы стали целоваться. Руки я уже не контролировал. Потом перебрались в спальню.

Пришёл в себя от того, что женщина плакала лёжа на моей груди, и приговаривала такое, что у меня волосы встали дыбом:

— Мики, милый мой, маленький негодяй, соблазнил старую женщину. А что ты со мной сделал, как ты сумел, этого же никто не может. Милый, как я тебе благодарна!

— Розана, объясни маленькому и тупому, а что я сделал?

— Ты ничего не сделал, ты меня просто соблазнил, а ещё ты вернул мне магию, восстановил мой источник, Мики, я твой должник на всю жизнь!

— Розана, просто время пришло, он и восстановился.

Женщина смотрит мне в глаза, потом трётся носом об мой нос, счастливо смеётся.

— Да-да, конечно, ни у кого никогда не восстанавливался, а у меня взял и восстановился. И единственное отличие от всех остальных, у меня была любовь с тобой. Мики, я никому не скажу, не опасайся, но тебе я должна.

Мы снова целуемся и всё остальное. А когда мы занимаемся любовью, я заставлял энергию в своём накопителе пульсировать, как пульсировала энергия источника в усыпальнице. И этот пульсирующий поток, я направлял в тело женщины, пытаясь ощутить её внутренний источник, и слиться с ним. Уверен, что секрет того, что её источник отозвался, проснулся и набрал силы, то есть, восстановился, именно в этом. Теперь его сразу видно в магическом зрении.

Каждое утро я выходил на тренировку. Разминка, бой с тенью, рукопашный бой, потом шпага для дуэли, потом боевое применение шпаги. Но когда я взял из усыпальницы меч и кинжал я стал тренироваться с ними. Теория двуручного боя в моём Компе прописана в нескольких вариантах. Хотел подобрать методику под этот конкретный меч, но потом решил не себя подгонять под меч, а его под себя. В книге «Три шага до магии. Шаг первый. Обучение» описан очень интересный меч, а мне ведь маги заложили через Комп умения: Структура и Пластилин. И я сел за переделку меча. Но меч из усыпальницы он особенный, я это чувствую. Поэтому для начала взял простой солдатский меч, как у охранников и вылепил из него то, что хочу получить в итоге. Тонкий меч, почти шпага, возле гарды ширина лезвия на два моих пальца, это четыре сантиметра, а на конце клинка ширина в один палец. Клинок обоюдоострый, в сечении это ромб со сторонами, выгнутыми внутрь ромба. Металл укрепил, насколько это возможно для нелегированной стали, кромку лезвия острой делать не стал, пусть это будет учебный меч. Посмотрел, всё у меня получается, и сделал то же самое с мечом из склепа. Только этот сделал очень острым — это боевое оружие. Гарду растянул в виде зауженной чаши, переходящей в дугу, закрывающую пальцы. Рукоять сделал шершавую, удобной для моей ладони ширины и толщины. А у кинжала гарду, имеющую вид перекладины вытянул, сформировав трезубец, как у классической даги. После этого пришлось переделывать ножны для меча.

Кстати от меча остался кусок металла, после моей переделки в клинке металла стало меньше, он стал легче, с ним можно работать как со шпагой. Из оставшегося металла сделал хозяйственный нож, и долго экспериментировал с укреплением металла. Клинок меча должен не гнуться, и не ломаться, будучи согнутым, возвращаться в выпрямленное состояние. При этом желательно, чтобы клинок «держал лезвие», то есть, чтобы при ударах о другие мечи кромка не гнулась, не крошилась, не получала зазубрены, и не тупилась. Металл меча из усыпальницы обеспечивал все эти свойства почти так же хорошо, как тот легендарный меч из книги. Вот только окрасить этот меч как тот из книги не получилось. Этот был просто светло серого цвета, близкого к цвету обычного железа.

Теперь тренируюсь с этими мечами. Когда тренируюсь один — с боевым мечом и дагой, а когда бой с живыми противниками — с учебным мечом, чтобы не поранить партнёра по тренировке. Стражники глядя на меня, тоже тренируются. Иногда я заставляю их нападать на меня вдвоём, втроём, и так далее. Мастерство владения мечом у меня растёт быстрее, чем общефизическое укрепление тела, мышц, сухожилий. Но постепенно и этот вопрос решается.

Розана, понаблюдав за моей тренировкой, спросила:

— Ты к чему готовишься?

— Женщины у меня нет, а хочется, вот и нагружаюсь физически.

— Ах, ты, наглец, — и лупит меня котомкой по спине, пришлось убегать.

А вечером она пришла ко мне в спальню. Ей было почему-то очень неловко, она начала что-то объяснять, но я закрыл ей рот поцелуем.

Через неделю она мне сказала:

— В деревне есть молодая вдова, за небольшие деньги она может согреть твою постель, и тебе отдых и ей ребёнка кормить надо.

— А ты с ней дружишь?

— Нет, но приятельские отношения поддерживаю.

— Вот и передай ей от меня раз в месяц «купца», то есть малый серебряный. А то, что ты предлагаешь, для этого у меня есть женщина. Только если ты сама кого встретишь, и тебе будет нужна свобода, сразу говори, держать не стану. Пока в Академию не уехал, я ничего менять не хочу. Или тебя не устраивает такой любовник? — на этот раз она мне закрыла рот поцелуем.

Так и жили до осени.

По поводу религии я уточнил. Здесь есть одно божество Светлый. Есть храмы, люди туда ходят по выходным, или, чтобы попросить чего у божества. Священники не агрессивные, их обычно содержит или аристократ, или мэрия. В Медногорске храм есть, содержит его мэрия, но обычно пожертвований от прихожан больше, чем содержание от мэрии. С матушкой при поездке в город зашли в храм, сделал пожертвование — пригоршню серебра. Настоятель храма долго благодарил, а я у него спросил, бывают ли случаи, когда боги разговаривают с прихожанами? Он улыбнулся и предложил мне поговорить с божеством самому. Видимо он так пошутил, но я в этих вопросах шуток не понимаю, вот и подошёл к скульптуре божества. Алтаря здесь нет, но есть священный столб или священный камень, в виде столба, установленный прямо перед скульптурой. Смотрю на этот камень и понимаю, что это тоже кристалл, только он непрозрачный. Там где касались тысячи рук, камень отполирован, а остальная поверхность шершавая, да ещё и давно не мытая.

— Немедленно вымыть с мыльным корнем, — по этой команде прибежали две девчушки, и за пять минут отдраили камень от многолетней грязи. После этого я подошел к этому камню и, используя навыки выращивания кристаллов, привёл всю поверхность священного столба в такое состояние, что стало сразу видно — это кристалл.

— «Я тебя долго ждал», — прошелестело под куполом храма.

— Занят был, как освободился, так и пришёл.

— «Учись, готовься», — снова шелест под куполом.

Ну, поговорили, задачи мне поставлены, можно идти домой. Поворачиваюсь, а тут «картина маслом»: настоятель и его служки стоят на коленях и осеняют меня святым кругом. Немногочисленные прихожане стоят на коленях и молятся Светлому. Матушка разрывается между желанием встать на колени и желанием броситься ко мне, своему сыночку.

Беру матушку под руку и говорю, что нам пора, и мы уходим из храма.

В карете матушка долго крепилась, но всё же начала спрашивать:

— Мики, ты что, разговаривал со Светлым?

— Матушка, а ты умеешь хранить тайны?

— А ты, также как и все вокруг, считаешь меня сумасшедшей?

— Нет, но от долгого ожидания ты, в некоторых случаях, стала воспринимать желаемое за действительное.

— Это ты о том, что у тебя другое тело? Мики, я вполне нормальная, но божья мать сказала мне, что приедет молодой человек, с молодым телом, и душой моего сына. И ты приехал, и ты принял меня, как родную мать, могу ли я не принять тебя, как родного сына? Ты не стал одевать перстень моего мужа, значит, ты чувствовал, что этого делать нельзя. А это мог почувствовать только человек, близкий или родной мужу.

— А отец был одарённым?

— Томир был магом запретной магии, ментальной, поэтому он был на учёте в тайной канцелярии. Я думаю, что его кто-то выдал, а враги короны не желают, чтобы у нашего короля были менталисты. Так что да, Мики, я умею хранить тайны. Расскажи мне, как ты попал в это тело.

— Матушка, я действительно не знаю. Я на самом деле потерял память. Очнулся я на корабле, который ограбили пираты, или кто-то ещё. И я ничего не помнил о себе. На лестнице трюма лежал мёртвый человек, у которого я забрал оружие, камзол и пояс. В кармашке пояса лежал перстень и несколько монет. Там были ещё трупы, но они были раздеты пиратами, так что выбора у меня не было, если хочу выжить, нужно было оружие забрать. Раз вы узнали оружие и перстень, значит, это было тело твоего сына, он был старше меня сегодняшнего лет на десять. Перешла ли его душа в меня, я не знаю. Я ничего не помню ни из жизни этого тела, ни из жизни вашего сына.

— А сегодня, твой разговор со Светлым? Как ты это смог сделать?

— Разговор — это уже результат. Сначала мне очень захотелось исправить большой кристалл, который в храме называю священным камнем. Оказалось, что я могу это сделать, а как, и откуда такое умение? Наверное, боги дали такую способность. Узнать бы ещё, зачем? Светлый сказал, учись, значит мне дорога в Академию.

Матушка обняла меня за голову.

— Бедный, сколько же проблем выпало на твою долю! Я хочу считать тебя своим родным сыном, и чтобы ты считал меня своей родной матерью!

Я встал на колени перед женщиной и поцеловал сначала одну её руку, потом вторую. Потом сел рядом с ней, мы обнялись и так и ехали до дома. И я действительно ощущал её как маму. Тем более, что и похожа она была на мою земную маму, как я её помнил из юности.

Розана собирала для меня библиотеку, и сам я тоже везде, где бывал, искал книги и рукописи. Основное направление, это знания об этом мире, о географии, экономике, способах добычи и переработки различных ресурсов. Всё, что мог найти об истории этого мира, нашего королевства, рода ля Витур. Также о тех науках и знаниях, которым обучают детей в семьях аристократов. Я всё это читал, анализировал, сравнивал. Мне ведь учиться в Академии, а там будут те, кто с детства обучался у лучших учителей.

Для поступления в академию мне нужно показать всем, что у меня есть внутренний источник. Может у меня он и есть, но настолько закрыт, что я сам его не вижу. Ну, и что делать?

На груди у человека есть продольная кость, называется грудина. Вот внутри этой кости, в нижней её части я создал область накопителя, зарядил его и разрядил, и так шесть раз подряд. Уже сомневаться начал, правильно ли я это делаю, но на седьмой раз, заряженный энергией кусочек кости перестал отдавать её в окружающее пространство, то есть превратился в накопитель. В магическом зрении он светился как солнечный зайчик на стене. Я наложил на эту область Затемнение, но не сильное. Солнечный зайчик потускнел, теперь он выглядел чуть бледнее, чем источник у Розаны. Замечательно, любой маг глянет на меня, а у меня свечение в области груди. А то, что оно не за грудиной, а в ней самой, кто будет присматриваться? Кроме того, в этом мире каждый вид магии и факультет в Академии характеризуются таким же цветом, как и в некоторых других мирах. Поэтому я подправил Затемнение, и свечение моего источника в магическом зрении приобрело фиолетовый оттенок, что должно говорить о том, что у меня склонность к созданию амулетов.

Предположим, что я поступлю в Королевскую Академию Магии, Розалия сказала, что первый год никого не выпускают за стены Академии. Значит, мне нужно набрать с собой очень много вещей. Я заказал себе кожаный баул, типа спортивной сумки «Адидас», с большим количеством внутренних отделений и карманов. И многие из них превратил в Сумки путешественника. Самый секретный карман был расположен на дне, между двумя тонкими, как фанера, дощечками. Я их укрепил магией, преобразовав их структуру, они стали похожи на листы текстолита. Туда я убрал мой особенный меч, кинжал-дагу, чековую книжку, пригоршню золотых монет, и две пригоршни серебряных.

Свою учебную шпагу превратил в нормальную, боевую, вытянув затупленную кромку до остроты хорошего ножа. И повесил её на пояс. Ту шпагу и кинжал, которые принадлежали сыну Марисы, я оставил дома, в застеклённом шкафу, пусть это будет реликвия рода. Два пояса я заказал вместе с баулом. Один был похож на тот, что был снят на корабле с предполагаемого Мики ля Витура, только я добавил на нём кармашков. А второй был проще исполнением, но более удобный, это был пояс для повседневной носки. Трое штанов, несколько рубах, два камзола, парадный и повседневный, тёплая куртка, тёплые сапоги, башмаки, лёгкие тапочки для тренировок, да много всего можно собрать в дальнюю дорогу, если нет ограничения в объеме и весе багажа. Перед отъездом дал задание Розане выдать замуж мою матушку, а потом самой выйти замуж.

— Через пять лет, когда закончу Академию, тут должны бегать мои сестрёнки и братишки, от матушки — это родные, а твои — это названные.

Глава 4. Поступление в Академию

Вы когда-нибудь поступали в ВУЗ не на платной основе, а на бюджет? Помните все эти страхи волнение, даже если ты полностью уверен, что твои знания выше, чем у большинства твоих одноклассников. Всё равно опасаешься, что удача отвернётся: случайность, память подведёт, злой экзаменатор попадётся, и куча других страхов.

Вот всё это я испытывал, приехав в столицу. Мы с матушкой сняли номер в приличной гостинице, так как дом графов ля Витур, негодяй управляющий сначала довёл до разорения, а потом и вовсе продал. Было это два года назад. Если бы я знал про дом, я бы этого Антона Вотрана вытряс до последнего медяка. Ну, чего уж теперь? Приехали заранее, матушка нанесла ряд визитов, в том числе к преподавателю Королевской Академии Магии, магистру, графу Фридеру фон Кластеру.

— Молодой человек, при нашей прошлой встрече вы выглядели, как неодарённый, у вас не было никаких признаков магического дара. А сейчас налицо наличие внутреннего магического источника. Каких ещё сюрпризов от вас ожидать?

— Ваше Могущество, прошу вас, расскажите мне максимально подробно, как происходит поступление, на что реально реагирует шар, и какие показатели должны быть достигнуты, чтобы гарантированно поступить на факультет амулетостроения.

— Ну что вы молодой человек, это самый непрестижный факультет. Даже если у вас склонность к фиолетовому цвету, нужно стремиться к большему, вы ведь аристократ, граф.

— Хотите сказать, что лучше быть слабым магом огня, чем архимагом амулетостроения?

— А вы собираетесь достичь таких вершин в этом самом амулетостроении? Вы хотите всю жизнь корпеть над рунами и амулетами, чтобы к концу жизни получить такую почётную степень? Неужели вам не хочется попутешествовать, посмотреть на мир?

— Ваше Сиятельство, я один раз попутешествовал, и лишился памяти, может, это путешествие и было увлекательным, только я, единственное, что помню, это удар веслом и сильнейшую головную боль. Я теперь хочу побыть в тихом тёплом месте, желательно у стенки, чтобы можно было облокотиться.

— Ха-ха-ха! Чувство юмора у вас на высоте, вы настоящий ля Витур! Давайте пройдём в мой кабинет, и там я отвечу на ваши вопросы.

Через три дня состоялся приём в Академию.

Территория Королевской Академии была обнесена стеной, высотой метров пять, светившейся в магическом зрении и уходившей влево и вправо, как казалось, за горизонт. Словно какой-то рубеж, разделяющий жизнь на «до» и «после».

Матушка испуганно жалась ко мне.

— Матушка, садитесь в карету, и поезжайте в гостиницу. Завтра зайдёте к графу фон Кластеру, и он вам скажет, поступил ли я. Ну, собственно, если не поступлю, то уже сегодня я сам приеду в гостиницу. Если поступлю, вы можете месяца через два приехать и попросить встречу, а после года обучения я сам приеду на каникулы. И, самое главное, я не пропал, не погиб, но я выхожу во взрослую жизнь и не смогу постоянно быть возле вас. Поэтому, если сложится так, что у вас будет возможность, выходите замуж, не оглядываясь на меня. Я ведь тоже со временем женюсь.

— Мики, скажи, а почему Розана смотрит на тебя такими влюблёнными глазами?

— Матушка, мы её вытащили из той семьи, где её просто травили, унижали, втаптывали в грязь. А перед моим отъездом, у нас с ней были близкие отношения, то есть мы, сначала дали ей возможность ощущать себя свободным человеком, а потом я дал ей возможность почувствовать себя женщиной, которая может заинтересовать мужчину. Она мне просто очень благодарна.

Матушка уехала, а я прошёл за ворота, на территорию Академии.

Сначала нас всех попросили пройти на большую площадь, покрытую каменной брусчаткой, это был плац Академии, здесь проводились общие мероприятия. Потом, усиленным магией голосом, какой-то мужчина сказал, что начинается отбор кандидатов на поступление, кто его не пройдёт, может попробовать в следующем году. Но всего не более двух попыток поступления.

Предварительный отбор происходил следующим образом. На край плаца выставили большое количество столов, за каждым сидели трое разумных. Судя по возрасту, это были два студента старших курсов, и один преподаватель. Кандидаты по одному подходили к столам, там, на кандидата заводили карточку, записывали титул, имя, фамилию. Одновременно с этим просили зарядить маленький накопитель, а потом скачать с него энергию.

Конечно, первыми к столам двинулись аристократы, потом деточки богатых родителей, а уж потом все остальные. Когда кто-то из аристократов не мог выполнить требуемое действие и его просили на выход, некоторые из них начинали скандалить. Но в этом случае подходил патруль из магов преподавателей, и буяна приводили в полусонное состояние, после чего выводили за ворота. Когда к столам пошли одарённые из простолюдинов, я решил, что не стоит ждать до последнего момента, и подошёл к столу комиссии

— Мики ля Витур, граф.

Поскольку сейчас к комиссии подходили представители простого народа, некоторые члены комиссии расслабились и смотрели на кандидатов на поступление, как на мусор, который всё никак не кончается. Один студент из членов комиссии, решил сострить, чего же не поиздеваться над простолюдином, в его голове не укладывалось, что вести себя как я может настоящий граф.

— Ну, графом ты станешь, когда Светлый срать сядет! — это очень грубая форма выражения, означающего, что этого не будет никогда. Сказать такое дворянину, а тем более аристократу, это сильное оскорбление.

Я шагнул вперёд и ударил его раскрытой ладонью в лоб, чуть добавив воздушного кулака. Студент, сидевший на стуле, вместе со стулом опрокинулся назад, ударился затылком о брусчатку, и замер в такой позе. Двое оставшихся членов комиссии вскочили со своих мест. Глядя в глаза преподавателю, я повторил с нажимом:

— Мики ля Витур, граф!

— Ваши документы! — преподаватель, в отличие от студента имел мозги, и подстраховался.

Я протянул ему свои документы.

Глянув в них, он спросил укоризненно:

— Ну, зачем же сразу бить, ну дурной парень, и скучно тут сидеть, но так ведь и убить можно?

— А вы вспомните дословно, что он сказал?

— Ладно, заряжайте амулет, — это мне, а второму студенту, — позови целителей.

Я зажал полученный кристалл в кулаке и пустил в него тонкий пучок энергии. Кристалл почти сразу покраснел.

— Достаточно?

— Да, конечно, теперь разрядите.

В это время прибежали какие-то студенты с носилками и унесли пострадавшего. А я разрядил амулет, но не до конца, так как побоялся, что будет, как с наглым студентом не рассчитаю силы, и кристалл разрушится.

Мне вручили карточку и направили в приёмную комиссию. Я подошёл к указанному месту, а это было на входе в один из подъездов здания, здесь была какая-то неразбериха. Тогда я обратился к девушке, которая вела себя спокойно, и посматривала на толкучку в рядах аристократов, как на детский сад.

— Уважаемая магесса, не подскажите ли, что здесь и куда? Мне дали вот эту карту и указали это место. А что здесь происходит, куда эта очередь, и как попасть на нужный факультет?

— А вы сударь кем будете?

— Кандидат на поступление в Академию граф Мики ля Витур.

— О-о! Простите, подумала, что вы из среднего сословия. Я маркиза Алиса фон Картер. А происходит здесь следующее. Если зайти вот в эту дверь, там сидит комиссия, которая распределяет студентов по факультетам. Там внутри здания сидят комиссии факультетов, которые уже окончательно принимают студентов на конкретный факультет, или не принимают. Эти бизоны, все желают попасть на огненный факультет, и когда их отправляют на другой, начинают скандалить, упрашивать комиссию. Вот поэтому всё движется очень медленно.

— А самому можно выбрать факультет?

— Только не огненный, и у стихийников, это вода и воздух, тоже очень высокие требования.

— А вы сами, Ваше Сиятельство куда поступаете?

— Ой-ой! Очередной ловелас. Я не поступаю, я уже учусь, на втором курсе. А факультет у меня один из непрестижных, это магия земли.

— Судя по вашему голосу, вам нравится.

— Конечно, нравится, это и строительство, и создание оружия, и всякие ирригационные системы. Только вот энергии всё требует очень много.

— Так нужно прокачивать источник!

— Это все знают, только вот у меня украли накопитель, а родители теперь не скоро приедут.

— Алиса, я из провинции, плохо ориентируюсь в правилах этикета. Допустим, я хочу подарить вам накопитель, но не будет ли это нескромным, не будет ли это воспринято, что теперь вы мне что-то должны, или я вам должен? Может это будет расценено, как сватовство?

— Ха-ха-ха! Как сватовство будет воспринято, только если это кольцо с бриллиантом. А накопитель, не считается за обязывающий подарок. Только вот сам факт дорогого подарка девушку обязывает.

— А если я в качестве ответа попрошу вас взять надо мной шефство. Ознакомить меня с порядками в Академии, помочь с учебниками, или конспектами. Разъяснить мне тонкости этикета, а то я в этом плохо ориентируюсь.

Девушка посмотрела на меня с подозрением.

— Дай слово, что приставать не будешь!

— Зубом клянусь, — и я повторил жест блатных с планеты Земля, зацепил ногтем передний зуб и дёрнул его со щелчком.

Девушка весело хохотала, разглядывая меня, как дети рассматривают невиданную зверушку.

— Зубом, ха-ха-ха, ну ладно, давай твой аметист, или у тебя хрусталь?

Я изобразил глубокий поклон, и, дурачась, продолжил:

— Я, Вашему Сиятельству — хрусталь, да никогда в жизни, да ни одной ногой, да ни за какие грехи, нет и нет! К сожалению, у меня, это, ну это, ну, только перстень, но он как раз для мага земли. Алиса, а вы не обидитесь, если я в шутку буду называть вас землеройкой?

Девушка вдруг стала серьёзной.

— Вообще-то это считается оскорблением, если сказано в присутствии официальных лиц. Ты действительно ни черта не смыслишь в этикете. Землеройкой мага земли можно назвать только близкому другу, или в узком кругу друзей.

Я посмотрел по сторонам, на нас никто не обращал внимания.

— Тогда вот, самой красивой землеройке Академии, от чистого сердца. Без каких либо долгов и обязательств, просто подарок, — и я, пошарив в кармане, протянул девушке перстень с дамским размером кольца и кристаллом коричневого рубина.

Огранка у него была выполнена для амулетов и накопителей, то есть имелись две большие грани, параллельные друг другу. Девушка небрежно взяла перстень, поднесла его к лицу, и вдруг резко изменилась. Лицо приняло хищное выражение, глаза сузились, руки напряглись.

— Это не аметист! — как-то с вызовом произнесла она.

— А что это меняет. Я подарил от чистого сердца. Раз подарил, значит, это для меня не является, тем, ради чего люди готовы жизнь отдать. Как и договаривались, тебя это ничему не обязывает. Просто хотелось бы иметь хороших знакомых в академии. Бери, если откажешься, значит, ты не хочешь меня знать вообще. Чем я заслужил такое отношение?

— Просто, когда мужчина делает такие подарки, обычно потом тащит в постель? Ты на это рассчитываешь?

— Алиса, ты красивая, любому мужчине лестно знакомство с такой девушкой, и чем ближе, тем лестней. Но я всегда держу слово! Тебя этот перстень абсолютно ни к чему не обязывает!

— А на какой факультет ты собираешься поступать?

— На амулетостроение, тоже будешь отговаривать?

— Зачем? Каждый по-своему с ума сходит. Хотя если всё переводить на деньги, то может ты и прав.

— А ты почему на земляном факультете?

— Когда поступала, очень хотела помочь родителям. В нашей местности всё время то потопы, то засуха. Поэтому очень важны системы осушения и водоснабжения.

— А мне просто нравится создавать новые руны, а как их проверить, только в амулетах.

— Слушай, Мики, да? Если тебе на факультет амулетчиков, то чего тебе здесь стоять? Пойдём.

Она взяла меня за руку и потащила в помещение. Здесь действительно сидела комиссия, семь разумных слушали какого-то молодого аристократа, который пытался доказать, что если его не направят на огненный факультет, то Академия лишится расположения его папы, и может прекратить своё существование.

Перед комиссией на красивой подставке расположился шар, размером с футбольный мяч, ну, или с человеческую голову, в этом мире нет футбола, так что про мяч местные не поймут. Когда испытуемый клал руки на этот шар, он начинал светиться и звучать. Цвет свечения и частота звука говорили о предрасположенности мага к виду магии: огонь, вода, воздух, земля. Иногда шар начинал мигать и гудеть на низких частотах, это означало, что испытуемый является менталистом. Следующее действие этой комиссии объясняется тем, что те разумные, которые не показали значительного потенциала ни в одном из видов магии, направляются на факультет амулетостроения. Принято считать, что, чтобы стать хорошим амулетчиком, достаточно иметь усидчивость и терпение. Как говорят сами студенты, достаточно иметь чугунный зад. И если кандидат на поступление сам идёт поступать на амулетостроение, значит, ни на какой другой факультет он поступить не рассчитывает.

Мы прошли мимо их стола и направились в дальний конец этого зала. Вслед нам раздалось:

— Вы куда?

— К амулетчикам, — бросила через плечо Алиса, не останавливаясь

В середине зала я увидел дверь с наклеенным листом коричневого цвета, с надписью «Магия ЗЕМЛИ», а в конце зала был вход в другой зал, точнее комнату, на двери которой был наклеен лист фиолетового цвета с надписью «Амулетостроение». Мы туда вошли, и Алиса выдвинула меня вперёд. В комнате стоял стол, около него три стула, но там никто не сидел. А у окна стояли двое мужчин и одна женщина. Мужчины были, судя по всему гномами. Они есть в этом мире. Ростом чуть ниже людей, с характерными чертами лица, я бы сказал, что их черты ближе к арабским. Все черноволосые. А других отличий вроде бы и нет. А женщина была довольно красивой, судя по пронзительному взгляду, возраст её был значительно больше, чем тот, на который она выглядела. А выглядела она лет на двадцать пять.

— Чего тебе, Алиса? — среагировала на наше появление женщина.

— Привела вам амулетчика.

— Вот этого? Представьтесь молодой человек!

— Мики ля Витур, граф.

— И что забыл аристократ на нашем факультете? — это родил один из гномов.

Я молчал, он ведь мне вопрос не задавал, а на риторические вопросы отвечать, это дурной тон. Женщина подошла ко мне, внимательно меня осмотрела, бросила на меня диагностическое плетение.

— «Целительница, и, как минимум, магистр», мне стало страшно, если она начнёт копать, то… Тут я почувствовал, словно ветерок подул в голове. «Комп, закройся. Так, что там надо делать, поём детскую считалку: «Хорошо живёт на свете Вини Пух, оттого поёт он песни эти вслух!» — и эту считалку пускаем по кугу, как застрявшую пластинку. Что, уважаемый читатель не знает, что такое пластинка? Главное то, что застрявшая пластинка это как зацикленная звуковая запись, которая всё время повторяется.

Женщина удивлённо уставилась на меня, а потом подняла какой-то мощный щит. Значит, она меня приняла за врага, это нужно менять!

— Вы не имеете права меня сканировать без моего согласия!

— Да кто ты такой, чтобы твоё согласие спрашивать?

— Марго, ты опять за своё? — это старший гном, — Тебя что, к землеройкам отправить?

— Подумаешь! А ты, красавчик, не боишься со мной ссориться?

— Нет, мне маркиза фон Кламер больше нравится, — и киваю на Алису. Дальше происходит следующее. Гномы начинают смеяться, точнее, ржать, Эта Марго обиженно поджимает губы и смотрит то на меня, то на Алису, а та то ли сильно смущается, то ли просто ничего не понимает, в её взгляде простое удивление, чего это они?

— Парень, ты принят! — гном, что постарше, забирает у меня карточку, мне суёт другую и хлопает по плечу.

— Маркиза фон Кламер, проводите, пожалуйста, вашего друга к мужскому общежитию, и снова буквально покатились со смеха.

Мы с Алисой вышли из этой комнаты, потом вышли на улицу.

— Алиса, я ничего не понял, почему они так смеялись? Кто эта женщина, кто эти мужчины. Почему она так себя вела?

— А я всё это хотела у тебя спросить!

— Говори, кто это были, потом вместе попробуем разобраться.

— Ну, эта женщина, она магистр целитель, её в качестве наказания, перевели к амулетчикам на полгода. А мужчины: тот, что постарше, декан факультета, гранд магистр, а второй магистр, специалист по рунному анализу.

— А имена? — что-то царапнуло в рассказе Алисы.

— Декан это Арон ля Фишер, магистр Исак ля Дробич, а женщина Марго фон Кламер, — сказала и отвернулась.

«Так это её мама» — пришла интересная мысль.

— А вы действительно маркизы?

— Я баронесса, это что-то меняет? Перстень назад заберёшь?

— Для меня, нет, не меняет. И подарки я назад не забираю. Вспомни, как они там ржали, пусть всё это будет шуткой. Давай познакомимся ещё раз. Я, как и говорил, граф Мики ля Витур. Долго жил вдали от дома, поэтому многого не знаю, и мне нужен друг, который подскажет когда нужно, и расскажет всё об Академии. А ты?

— А я Алиса фон Кламер, баронесса, Марго фон Кламер, моя мать. Учусь на втором курсе факультета целительства, и не потому, что мама там работает, а потому что на факультете земли учится мой бывший жених, а я с ним видеться не хочу. А предрасположенность у меня к земле.

— Алиса, я читал одну древнюю рукопись, в переводе. Там говорилось, что есть просто магия, а люди уже сами выбирают и развивают в себе то или иное направление. Никто тебе не мешает развивать и целительство и магию земли. А информацию в библиотеке если сама не достанешь, то мама достанет. Так, что не грусти, прорвёмся!

— Куда прорвёмся.

— Это просто поговорка. Вот представь себе, что нас окружили трудности, проблемы, беды и несчастья. А мы их всех раскидали и вырвались из этого круга, это и значит, что прорвались.

— Интересная поговорка.

Тут мы дошли до мужского общежития. Мы спустились в цокольный этаж, там сидел старый вояка. Алиса подошла к нему, и чмокнула его в щёку.

— Дядя Томас, это мой друг, не ухажёр, а просто товарищ, посели его нормально, — сказала и убежала.

Вояка смотрел на меня с большим подозрением.

— Что значит нормально для вас сударь?

— Идеальный вариант, отдельное жильё с душем, туалетом, большой кухней и маленькой кухаркой. Самый плохой вариант, это общая казарма, сортир в ста метрах, умывальник на улице и с холодной водой.

— Ха-ха-ха! Молодец, договоримся! Есть вариант отдельной комнаты на общем этаже, но со вторым курсом, могут быть эксцессы. Есть вариант: комната с отдельным входом, подведена канализация и вода, но там всё разбито, нужны деньги на ремонт. Ну, и обычные варианты, на общем этаже, комнаты на двух человек, удобства в конце коридора.

— Я бы посмотрел отдельную комнату.

— Смотри, но если девочку обидишь, сам оторву голову, и магия не поможет!

С удивлением смотрю на коменданта общежития, какая взаимосвязь? Потом сообразил, он думает, что отдельная комната мне нужна, чтобы девушек водить. Да я бы и не против, только боюсь не до них мне будет.

К торцу здания приделано крыльцо. С него попадаю в большую комнату. Около торцевой стены проходят трубы канализации и водопровода. Пол грязный, но целый. Прямо на полу черчу линии, где хотел бы установить перегородки. Получается вполне нормально.

Короче говоря, отдал коменданту двенадцать золотых, и три дня пожил на этаже в комнате с одним бароном. Парень не горел желанием знакомиться, а уж тем более дружить. Ну и не надо. На четвёртый день въехал в свою, можно сказать, квартиру. Прихожей нет потому, что будет очень неудобная конфигурация комнаты, если выгородить ещё и прихожую. А мне простор нужен, я тут тренироваться буду. На входе в мою квартиру двойные двери, потом большая комната. В торце помещения размещены: кухня, душевая, туалет, и довольно большая кладовка. Комендант сказал, что нужно доплатить три золотых я отдал пять и сдачу брать не стал. Хотел пригласить Алису на новоселье, но не знаю, как её найти. Ладно, отметим позже. Перетащил в эту квартиру все учебники, тетради, всё, что насобирал за эти три дня подготовки к занятиям. Подумал и через коменданта заказал широкую кровать и всё для неё: тюфяк, одеяло, простыни, подушки, — а также занавески и шторы на окна и ковёр на пол. Денежек Томас содрал с меня прилично, но всё, что через него получено, было отличного качества и удовлетворило меня полностью.

В библиотеке первокурсникам книги выдавали только по списку. Я долго канючил у библиотекаря, чтобы он выдал мне учебники на второй семестр, и на второй год. Отказал. Хорошо, давайте за первый курс, но для землероек. Оказалось учебники те же, только ещё учебник по геометрии и тригонометрии. Ну, хорошо, с собой нельзя, а здесь в библиотеке можно учебники за второй курс. Нельзя. Вижу, что возле стеллажей с книгами прямо на полу лежат два громадных фолианта.

— Ну, хоть вот эти книги почитать можно?

— Ха-ха-ха! Эти можешь почитать, даже можешь взять их в общежитие, но если порвёшь или вином зальёшь, будешь с ректором разбираться.

Я с большим трудом дотащил две огромные книги до выхода из библиотеки, а когда закрыл дверь, осмотревшись, чтобы свидетелей не было, убрал их в Сумку путешественника. Эта сумка была вшита у меня в мою «котомку». А котомка, это сумка, висящая на боку, ремень через плечо. С такими котомками ходит большинство студентов Академии, только у них эти сумки раздутые, так как много чего переносить надо, а меня плоская, так как предметы все уменьшены в сто раз.

Книги эти я не просто так спросил, и был сильно удивлён, когда мне их отдали. То были книги по рунной магии, и написаны они были на языке Верховных Правителей. Лет пятьсот назад, были такие правители на этом материке. Материк очень большой, возможно он единственный на этой планете. То, как он описан в доступной мне литературе, наталкивает на мысли, что материк опоясывает планету на широтах от умеренного климата в одном полушарии до пояса вечно заснеженных территорий в другом полушарии. При этом на самом материке есть несколько крупных морей, занимающих половину площади материка. Наше королевство находится в зоне тёплого климата, близко к экватору. Куда делись эти Правители, я пока не узнал, но оказалось, что я знаю их язык. Что же за кристалл такой был у того мага с побережья?

Ладно, этими книгами я займусь вечером, а пока надо идти на обед. Кормят нас в отдельном двухэтажном здании. Сначала кушают студенты старших курсов, а на час позже — мы, первый и второй курс. Кормят не так чтобы очень хорошо, нам младшим курсам, блюда готовят без всяких разносолов, но достаточно сытно. Я даже при ежедневных тренировках вполне наедаюсь. Правда, на завтрак беру двойные порции. Сначала повара на меня ворчали, но постепенно привыкли, и, поскольку я съедаю всё, что взял, претензий ко мне нет. Сегодня я увидел в столовой Алису, и пригласил её в гости. Когда она узнала, что у меня отдельный вход, ей стало интересно, и она пошла. Мы пришли ко мне после ужина, я вскипятил чайник, заварил здешний чай, достал купленное днём печенье и предложил Алисе присаживаться к столу. В этот момент она увидела один из фолиантов. Она перевернула несколько страниц и спросила:

— А как ты это читаешь?

— А я картинки смотрю, — и показал ей то место в книге, где довольно подробно и поэтапно была разрисована руна Зеркального щита.

— И что это?

— Очень похоже на какую-то защиту, а ты не знаешь, кто-нибудь владеет этим языком?

— Ну, если только ваш декан. Правда у вас на факультете есть один преподаватель, он архимаг, очень старый, преподаёт безопасность конструирования магических структур. Вот он, скорее всего, знает этот язык.

Потом она разглядела мою широкую кровать.

— Ты что, сюда девок водишь?

— Если хочешь, чтобы я ответил, объясни, а чем девки от девушек отличаются? Ты о них очень эмоционально говоришь.

— Девки, это с позволения сказать девушки, которые не девушки, и готовы лечь под любого мужика!

Понятно, жених у неё загулял, вот она с ним и рассталась.

— Алиса, давай на эту тему поговорим спокойно!

— Что, и тебя туда же понесло?

— Алиса, я дал тебе слово, что приставать не буду. И я никогда не буду насиловать девушку или женщину независимо от титула, или его отсутствия. Так что не надо от меня убегать, заподозрив в плохих намерениях. Ещё раз говорю, давай поговорим спокойно, сможешь?

— Нет! Я не хочу говорить об этом. У нас на курсе все девицы только об этом и говорят, а мне это противно!

— Алиса, тебе это противно, потому, что тебя обманули. А если два человека любят друг друга, это очень приятно и дарит радость и счастье. А ваши девицы, они слышали про радость и счастье, и им хочется это почувствовать. Но пока любви нет, это может дать удовольствие для тела, но и только. Кому-то этого достаточно. Ты главное, не зацикливайся на этом, просто однажды тебе сердце подскажет, что вот этого мужчину ты хочешь. А пока просто живи! Вот, можешь со мной дружить. Я, даже если буду очень сильно тебя хотеть, никогда ничего тебе не сделаю без твоего согласия.

— Чай будешь пить? — от такого резкого перехода девушка просто хлопнулась на кровать, рядом с которой стояла.

В это время дверь распахнулась, и в комнату буквально влетел комендант общежития. Увидев, что Алиса сидит на кровати, он в ярости повернулся ко мне.

— Дядя Томас, чай будешь пить? — произнёс я выставляя чайник с кипятком на стол, — Только стульев у меня нет, садись рядом с Алисой на кровать.

В это время в дверь заглянул тот самый студент старшекурсник, которому я дал в лоб при поступлении. Увидев, что его надежды не оправдались, и разврата тут не наблюдается, он тут же исчез.

— Алиса, а вон тот козёл, что в дверь заглядывал, это случайно, не твой бывший жених?

— А ты с ним знаком?

Пока пили чай, я рассказал, где и как столкнулся с этим типом. Оказалось, что его зовут барон Жюлян ля Кампор. Он прибежал к дяде Томасу, и заявил, что его троюродную племянницу в данный момент имеют во всех позах.

— Следует ли мне вызвать его на поединок?

— А ты Алисе кто? — с хитринкой прищурился Томас.

— Алиса, ответь, пожалуйста, на вопрос дяди Томаса.

Девушка покраснела, но ответила твёрдо:

— Я уже говорила, не ухажёр, а просто товарищ.

— Девочка, твой «просто товарищ» — нормальный парень, но твоей мамочке подавай именитых аристократов, боюсь, что она будет против вашей дружбы.

— Да, с мамочкой у нас уже конфликт.

— А что ты успел натворить? — искренне интересуется Томас.

— Да я то ничего, просто она была излишне любопытна.

— Опять, значит, лезет, куда не надо! А ты то, как узнал, ты же первокурсник? — и это простой комендант общежития?

— Просто широту моей души этот мир ещё не познал! — Говоря это, встал в позу гордого оратора и задрал подбородок к потолку.

Алиса повалилась от смеха на кровать, а Томас смеялся так, как будто кашлял. На этой торжественной ноте они и собрались уходить.

— Вы не ответили на мой вопрос, нужно ли мне вызвать этого бывшего жениха? — смотрю на Томаса, пытаясь уловить нюансы реакции на вопрос.

— Вот когда станешь женихом, тогда у тебя будет повод, а сейчас сделай вид, что ничего не произошло, — и они ушли.

Время до сна ещё было, и я решил, разобраться с книгами на древнем языке. Из-за них я могу попасть в неприятности. Поэтому остаток вечера я посвятил тому, что открывал страницу книги, просматривал её сверху донизу, и переворачивал лист на следующую страницу. Мой Комп всё запоминал, теперь я в любое время могу вернуться к содержанию этих книг. Сами книги я убрал в котомку, при удобном случае верну в библиотеку.

Утром уже уходил на завтрак, но заметил вдалеке фигуру барона Жюляна ля Кампора. У старших курсов завтрак уже закончился, и ему нужно было быть на занятиях. Поэтому я вернулся к двери, и мысленно пролистав фолиант, нашёл то, что искал — руну защиты. Три попытки не получились, но на четвёртый раз я вылепил в сознании руну, которую хотел, и дверь оказалась закрыта и защищена магической защитой. И даже на завтрак успел, правда, есть пришлось в спешке.

Потом пошёл на занятия. Занятия здесь по времени почти как в земных институтах, два часа одно занятие, потом пауза — четверть час. До обеда три занятия. После обеда бывают практические занятия. Сегодня первое занятие по истории магии прошло нормально. На втором занятии по кристалловеднию в класс вошли два преподавателя и сотрудник службы безопасности. Они потребовали, чтобы я пошёл с ними. «Хана котёнку, ссать не будет», — это грубая присказка из земного фольклора крутилась у меня в голове. Вот зуб даю, что этот барончик полез ко мне в комнату, и нарвался на неприятности.

Меня привели в помещение охраны Академии, посадили на стул и руки пристегнули магическими наручниками к стулу. Сижу, вспоминаю руну подавителя магии, точнее выискиваю её на страницах фолианта. Сидеть меня заставили довольно долго, я руну нашёл и внедрил в стул, на котором сидел. Стоит подать немного силы и магические наручники перестанут действовать.

Вот в помещение вошли те же трое разумных.

— Кто ставил магическую бомбу на дверь твоей комнаты? — это один из преподавателей, тот, что со знаком огненного факультета.

— Отвечать! — и охранник пытается ударить меня кулаком в челюсть.

Отклоняюсь в сторону, но частично он всё же зацепил своим кулаком моё лицо. Пинаю стоящего передо мной человека сапогом в коленную чашечку, подаю энергию в руну стула, встаю со стула и делаю два шага в сторону.

— Я граф ля Витур, обвиняю этого человека в том, что он нанёс мне оскорбление действием, ударом по лицу, без какой-либо причины. Если он дворянин, я вызываю его, если он простолюдин, то он сейчас умрёт.

Захватываю охранника за волосы, прижимаю обнажённый кинжал к его горлу, и смотрю в глаза второму преподавателя, у которого был знак мага земли. Тот отводит взгляд, но потом всё же поднимает глаза и говорит.

— Молодой человек, не нужно делать резких движений. Это недоразумение. Мы всё уладим.

В это время маг огня пытается создать плетение паралича, только сейчас здесь магия не работает, поэтому он в полном изумлении. Я прижимаю кинжал к горлу захваченного мной заложника, чувствую, что кожу я прорезал, и по лезвию кинжала бежит струйка крови.

— Или вы немедленно вызываете декана факультета амулетчиков, или он сейчас умрёт.

— Щенок, если он умрёт, ты сразу покойник, лучше опусти нож, — ревёт на меня маг «огневик», и пытается схватить меня за руку.

Удар стопой под колено заложнику, тот падает на колени, удар рукоятью кинжала ему под затылок, и он кулём валится на пол, а я делаю полшага к огневику и бью его коленом в промежность. Маг, зажав свои причиндалы, валится на пол.

— Где декан? Или вас тут всех положить, пока нет свидетелей? И всё будет тип-топ!

Маг «стихийник» бегом бросается на выход, а я тихонько выскальзываю наружу. За кустами, за зданиями добегаю до учебного корпуса, и вместе с группой иду на очередные занятия по безопасности магического оперирования.

Ближе к концу занятия в класс входят несколько разумных. Среди них декан нашего факультета, декан факультета земли и даже ректор.

— Кто знает, где студент Мики ля Витур? — спрашивает декан землероек.

Встаю в полный рос.

— Я здесь, а в чём дело?

— Господин барон, как это понимать, — это ректор спрашивает человека со знаком магии земли и в форме охранника.

Тот в недоумении смотрит на меня.

— Как вы тут оказались?

— Я студент Академии, учусь здесь на этом факультете.

— Ты дурачком не прикидывайся!

— Ваше могущество, господин ректор, давайте все пройдём в ваш кабинет, не будем срывать занятия, — кланяюсь и иду к группе вошедших.

— Действительно, все идём ко мне в кабинет. А вы, студент ля Витур, идёте рядом со мной, а то тут про вас такие чудеса рассказывают, что можно в нечистую силу поверить.

Когда пришли в кабинет по команде ректора все кроме меня сели на стулья. Мне сесть не предложили, ну и ладно, у нас в земных вузах студентов тоже не считают равными преподавателям. Тем не менее, первым «взял слово» именно я:

— Ваше Могущество, пусть начальник охраны, или, кто тут главный обвинитель, изложит свою версию событий, а потом я изложу, как это выглядит с моей стороны.

— Ну, что ж, логично. Прошу вас, барон ля Гард, какие у вас претензии к студенту ля Витур.

Барону очень не нравилось, что я дворянин, и он видимо ещё не знает, что я аристократ. Поэтому говорить он начал в весьма пренебрежительной манере.

— Этот разгильдяй, каким-то образом вселился не в общее помещение для всех студентов, а в индивидуальное жилище. Почему-то комендант общежития, вместо того, чтобы призвать студента к порядку, даже организовал ремонт этого помещения, что явно несправедливо, по отношению к другим студентам. Сегодня один из студентов четвёртого курса, просто из любопытства подошёл к двери жилища, этого любимчика коменданта, и получил серьёзную травму, от магического взрыва. То есть кто-то установил на эту дверь магическую мину, что привело к тяжёлому ранению одного из лучших студентов факультета магии земли. Я поручил своему сотруднику выяснить у этого студента, кто совершил такое преступление, как установка магической мины на территории Академии. Тот забрал студента Витур с занятий и привёл его в помещение охраны для конкретного разговора, но студент напал на него, порезал его ножом, избил, и скрылся. А потом мы с вами обнаружили, что этот преступник, как ни в чём не бывало, сидит на занятиях.

— Барон, а почему вы считаете возможным меня графа, называть просто Витур, а не ля Витур? — это я вставил прежде, чем кто-то успел хоть что-то сказать.

— Есть показания свидетелей, что ты липовый аристократ, тебя выдают твои привычки. Ты и на тестирование шёл вместе с простолюдинами, и в столовой сидишь с ними же. Какой ты граф после этого?

Он замолчал, молчу и я, уже встрял пару раз, третий раз расценят как наглость. Все молчат, переваривая полученную информацию.

— Ну вот, давайте с последнего момента и начнём. Вас студент ля Витур обвинили в присвоении звания аристократа, — это ректор взял руководство беседой в свои руки.

— Ваше Могущество! Все документы сданы мной при поступлении в приёмную Академии. Я Мики ля Витур единственный сын графа Томира ля Витур и графини Марисы ля Витур. Все данные о моём рождении зафиксированы в Храме Светлого в городе Медногорске, являющимся нашим вассальным городом. Я действительно часто общаюсь с простолюдинами и отношусь к ним, как к полноценным разумным. Надо объяснять, почему? У меня в охране усадьбы девять ветеранов двух войн. И они много рассказывали, о том, как ведут себя в боевой обстановке простые воины, а как аристократы. Среди аристократов много очень достойных разумных, но есть и такие, кто не достоин называться аристократом или дворянином. Поэтому, я стараюсь сначала составить мнение о разумном, о его порядочности, достоинствах, а уж потом сходиться в дружбе или, хотя бы, становиться товарищами. Вот пока ни с кем не сдружился.

— Так, не одобряю, но хотя бы понятно, что к чему. Теперь о бомбе, что за бомба, кто установил.

— Ваше могущество, позвольте начать с событий чуть раньше, чтобы было понятно. При поступлении на квалификационной комиссии барон Жюлян ля Кампор оскорбил меня в грубой форме, за что я его ударил, он упал, получил травму и был госпитализирован. Присутствовавший преподаватель посчитал мои действия правомерными, и никаких претензий мне не предъявил. Видимо барон ля Кампор посчитал себя обиженным, и стал следить за мной. При устройстве в общежитие я попросил коменданта дать мне отдельную комнату, так как планирую учиться, а не развлекаться в шумных компаниях. Он долго смеялся, потом сказал, что есть помещение, если я оплачу его ремонт, то могу там жить. Я оплатил ремонт этого помещения и теперь у меня отдельное жильё. Барон стал проявлять повышенный интерес к моему жилью. Я считаю, что этот разумный способен на непорядочные поступки, поэтому, решил защитить своё жильё от проникновения нежелательных лиц. В библиотеке мне дали посмотреть древний фолиант. Он написан древним языком, но картинки в нём вполне понятные. Я смог разобраться и выучил три руны. Я им сам дал названия: Зеркальный щит, Замок с секретом, и Воздушное копьё. Замок с секретом я поставил на дверь своей комнаты. Травмировать он мог только преступника, который пытался выломать дверь в моё жилище. Видимо, ля Кампор является родственником начальника охраны Академии, раз он его так выгораживает. Теперь сразу скажу, о пострадавшем охраннике. Сегодня меня вызвали со второго занятия, и привели в помещение охраны. Там был охранник и два мага, «огневик» и «стихийник». Почему маги преподаватели согласились участвовать в противоправных действиях, это не мой вопрос, но это факт. По-моему, в этом помещении должен быть установлен записывающий кристалл, его можно посмотреть. Там охранник попытался меня избивать, ударил по лицу. Ну и огрёб по затылку рукоятью кинжала, а маг «огневик» получил по гениталиям. Я потребовал, чтобы «стихийник» вызвал моего декана, но вместо этого, он просто сбежал, и видимо побежал к начальнику охраны. Я решил досидеть до обеда на занятиях, а потом пойти к декану своего факультета и всё ему рассказать, но не успел. Это всё!

— Барон, покажите нам кристалл из допросной!

— Ваше могущество, он был разряжен и запись не сохранилась.

— А что скажете о родстве с пострадавшим.

— Это очень далее родство, всего лишь двоюродный племянник.

— Арон, есть такие руны в тех книгах?

— Щит и охранная Руна точно есть, а копьё — это мы посмотрим, только, как он смог по картинкам разобраться?

— Ваш студент, вам и разбираться. Барон ля Гард приказываю этого студента оставить в покое, ещё один эксцесс, и вы вместе с племянником вылетите из Академии. Теперь вам, студент ля Витур. Вот эти ваши разговоры, что многие простолюдины лучше, чем некоторые аристократы, они вас доведут до колоды палача. Чтоб я в Академии больше таких вещей не слышал! И заведите себе хотя бы несколько друзей среди дворян и аристократов, иначе я вас отчислю. Мне ту революционеры не нужны. Все свободны, кроме деканов.

— Магистр фон Шеферс, обращаю ваше внимание на плохую воспитательную работу на факультете. Студенту сказал, что революционеры мне не нужны. Но и снобы, для которых свои же товарищи маги, это дерьмо под ногами, это те же враги для нашей Академии, в конечном счете, и для короны. Кто будет воспитывать дух магического братства? Если им вместе идти в бой, они что, своих же товарищей в спину бить будут?

— Теперь вам магистр ля Фишер. Создайте такой режим этому ля Витуру, чтобы он не встречался со всеми этими благородными бездельниками. Парень, несомненно, талантлив, по картинкам выучил три плетения из книги древних. Наши преподаватели не смогли ни одного разобрать, а студент — сразу три. Но у него повышенное чувство гордости и личного достоинства. Может, в армии это было бы хорошо, а для нас он слишком конфликтен. Чуть что, сразу в морду, или в промежность. Воспитывайте! Девку ему, что ли, подсуньте, чтобы агрессивность снизить?

Потом меня пытали в кабинете декана. Неожиданно туда пришли комендант общежития и мать Алисы. И тут мне устроили перекрёстный допрос. Когда вопросы пошли по третьему кругу я опять ощутил ветерок в голове. Тогда я решился на то, что в нормальном состоянии никогда бы не сделал. А тут меня просто уже так разозлили всеми этими придирками и повторяющимися вопросами, что я это сделал. Я как бы засунул руку себе в голову, взял шлейф этого ветерка, намотал его на руку, и резко дёрнул на себя.

Магистр Марго фон Кламер громко вскрикнула, и рухнула на пол. Все уставились на меня, потом комендант высочил в приёмную и, отдав какие-то команды, вернулся в кабинет.

— И что ты сделал? — спросил меня декан.

— А почему вы не спрашиваете, что она сделала?

— Что она сделала, это понятно, не понятно как ты это чувствуешь, и что ты сейчас сделал. Она хоть не пострадала?

— Я не знаю. Вы все меня сильно разозлили, а тут ещё она в голову лезет. Я взял поток энергии, идущий от неё, и дёрнул его, как верёвку. Вот результат, — и показал на лежащую женщину.

— Да конечно, просто взял ментальную энергию и дёрнул её как верёвку, это ведь так просто, правда Томас, — декан тряс головой и тёр виски.

— Парень скажи честно, ты кто? Я тебя даже пытать не буду, просто скажи, таких студентов не бывает

— Это у вас раньше не было, а вот теперь есть.

В это время в кабинет вошла Алиса и бросилась к матери. Начала водить над ней руками, пытаясь сделать диагностику.

— Алиса, ты её просто усыпи, пусть она до вечера поспит, мозг сам восстановится. У неё перегрузка от слишком сильного ментального посыла.

Девушка уставилась на меня, как на приведение.

— Мики, ты откуда слова то такие знаешь?

— Язва ты Алиса, я пытаюсь на тебя впечатление произвести, чтобы ты меня приняла в друзья, а ты меня морально топчешь своими прекрасными ножками. Ваше Могущество! Вот скажите ей, что мне ректор приказал завезти друзей среди дворян, а я никого кроме неё и не знаю.

— Так ты по приказу, да? — и девушка выскочила за дверь.

— Ой, и дурак же ты, парень! — это дядя Томас.

— Ты сам сказал, что голову мне оторвёшь. А если девушка влюбится, она сама в кровать прыгнет. А я, что, железный что ли?

— Ну, это да, это ты прав, только ей пора уже влюбляться, и ты не худший кандидат.

— Уважаемый декан! Пусть уже магессу унесут в лазарет, и пусть спит до утра. А вы меня про руны пытать будете. А то я весь такой талантливый, а никто не ценит, все только спрашивают, ты кто?

— Томас, смотри каков наглец, а?

— Ну, до молодого Арона он ещё не дотягивает! — и они весело рассмеялись, а я тихонечко бочком проскользнул к стулу и сел, надоело стоять.

Томас посмотрел на меня и сказал:

— А может и дотягивает, — и они снова рассмеялись.

— Так какие руны ты запомнил из фолианта? — спросил декан, просмеявшись.

Я молча подал ему три кристалла аметиста с внедрёнными рунами. Он судорожно стал их разглядывать по очереди.

— Да это Зеркало Зомана, а это охранная руна. А это что, как ты её назвал, воздушное копьё? Неужели? Нет. Не может быть? Ты не помнишь, на какой странице это было?

— На двести двенадцатой.

— Тогда это она, Пика Арона. Томас, смотри, как просто он обошёл этот разрыв. Проверял, работает?

Я взял у него амулет, подал в него совсем немного энергии, и от удара слабенького копья бокал со стола улетел в дальний угол комнаты. Бокал был серебряный, так что он лишь чуть помялся.

— А как ты эти руны в кристаллы запаковал?

— Так если есть готовая руна, то чего её в кристалл не засунуть, вроде бы нет ничего сложного?

— Ох-хо-хо-хо! Слышишь Томас, нет ничего проще, зеркало Зомана взять и запаковать в кристалл. А он даже не запаковывает, он их засовывает, как пальцем в одно место. Ох-хо-хо-хо! Парень, ты сейчас опустил ниже коровьей лепёшки половину моих преподавателей, и почти всех студентов факультета!

— Значит так, парень, друзей я тебе сам найду, хоть целый полк, но учиться ты будешь. Помнишь, что ректор говорил про твой язык. Засунь его, куда — сам знаешь. И помалкивай, но будешь учить древний язык, и весь фолиант переписывать от корки до корки.

— А надо?

— Что значит не надо? Это же наследие Древних! Ты что, не понимаешь?

— А если утечка информации? Если тут начальник охраны, такое дерьмо, если преподаватели прикрывают тёмные делишки, как тут секретность обеспечить?

— Арон! Парень прав! Ты не горячись, мы с тобой вместе подумаем, потом решим. Парня конечно в Академии держи двумя руками. А ты помирись с Алисой.

От занятий на сегодня я был освобождён, поэтому быстренько обежал территорию и нашёл оранжерею. Там какие-то студенты пересаживали цветы. Подошёл и честно сказал, что мне нужны цветы для девушки. Тогда один из студентов подал мне букетик из пяти цветков, и сказал, что это очень красивые цветы, и любая девушка будет благодарна, если ей их подарить. И стоят всего один малый золотой. Беря цветы из рук парня, краем глаза заметил, как одна из девушек зажимает рот рукой. Взял цветы, повернулся спиной к парню и посмотрел в стекло стенки оранжереи, а там как в зеркале отражалось, как напарник парня пожимает ему руку и оба довольны от предвкушения будущего развлечения. Теперь я обратил внимание, что оба парня в подобии резиновых перчаток. Я развернулся, шагнул к первому парню, и хлестнул его букетом по лицу. Он закричал, схватился рукой за лицо, а оно покраснело и на коже стали вздуваться волдыри. Парень убежал, а я подошёл к его товарищу, и протянул руку.

— Что?

— Деньги, один малый золотой. Вы за одно, поэтому отдашь ты, а с ним сам разбирайся. Иначе я иду в деканат целительства и пишу на вас докладную, ну?

Деньги мне вернули, и я пошёл в парк. Там нашёл простые полевые цветы, типа ромашки, собрал маленький букетик, и пошёл в корпус целительского факультета. Госпиталь находился там же. После долгих препирательств и угроз дойти до ректора, мне удалось попасть в комнату, или палату, где лежала магистр целительского факультета Марго фон Кламер. Магистр видимо спала или была без сознания. Рядом с ней на стуле сидела Алиса и листала конспект. Я встал перед девушкой на одно колено и начал говорить негромко, чтобы не разбудить её мать, но твёрдо, не давая ей перебить меня. Рассказал, что я сегодня совершил две ошибки. Первую, когда не вовремя и не к месту сказал про слова ректора. Ректор имел в виду совсем не то, что она подумала, но я должен был подумать, что и когда можно говорить. Я прошу простить меня, за то, что огорчил её и заставил переживать. А вторую ошибку я совершил, когда попросил у студентов старших курсов помочь мне помириться с девушкой и продать мне красивый букет. И подробно рассказал весь эпизод с цветами в оранжерее.

— Вот, уроды! Это только Глеб с Каином могли такое сделать. Сейчас пойдём в приёмную, и увидим, кто там у нас пострадавший.

— Алиса, Светлый с ним, не ходи, — и взял её за руку.

А дальше, как какое-то наваждение, мы целовались, обнимались и потом делали всё остальное, что делают любовники, не обращая внимания на мать Алисы, которая спала рядом. Хорошо хоть не кричали и не разбудили её.

Через некоторое время Алиса выпроводила меня, а сама снова взялась за конспект, только уроки в голову не шли. Она сидела и улыбалась. Вдруг её мать заговорила с ней:

— Ты доченька держись за него. Это настоящий мужик. Ты прости, что я подглядывала, просто мне в жизни такого не попалось или я его просмотрела, пропустила. Обрати внимание, он всё сделал, чтобы и тебе было хорошо, и он сам удовольствие получил. И главное, он исключил для тебя возможность забеременеть. То есть, он заботится о тебе, ты ему не безразлична, держись за него.

А Алиса сидела красная от смущения, удивлённая откровениями матери, которая никогда не была с ней откровенной, а, вспоминая некоторые эпизоды встречи с мужчиной, краснела ещё больше.

Через два дня меня вызвали к декану, мы с ним пошли в библиотеку, и декан сам договорился с библиотекарем, что меня будут пускать в зал для преподавателей, и выдавать мне эти два фолианта. Меня в этом порадовал тот факт, что в зале для преподавателей были учебники для всех курсов и для всех факультетов, и я их мог просто брать со стеллажей и просматривать. Вот теперь учиться стало интересно.

С преподавателями у меня установились интересные отношения. Вначале ко мне относились как ко всем остальным, типа, все вы бездельники, учиться вы не хотите, но пока вот это мне не ответите, зачёт не получите. А я отвечал на любые вопросы по ранее пройденному материалу. Меня начали проверять на знание материала второго и даже третьего года обучения. Я понял, что слишком выпячиваться не стоит, и скромно говорил, что это мы ещё не проходили.

А потом декан натравил на меня своего друга.

Глава 5. Архимаги бывают разные

Архимаг Луи ля Робершар был достопримечательностью Академии. Он преподавал на старших курсах предмет Безопасность магического конструирования. На младших курсах преподают Безопасность магического оперирования, то есть, как самому не пострадать от своей же магии. А магическое конструирование, это то, что далеко не все маги рискуют делать, многие это даже изучать не хотят, есть известные плетения, с ними и работаем, а новое что-то изобретать, это опасно для жизни, и времени нужно очень много.

А я подумал, такой бы предмет, да детям князя Алекса де Дровича, про которых написано в трилогии «Три шага до магии». Они там запросто новые плетения создавали. А мы ту только те, что нам подсказали. Обидно!

И декан факультета амулетостроения натравил этого страшного архимага, на бедного меня.

— И что вы от меня хотите, молодой человек, — смотрит с прищуром, как добрый дедушка.

Он действительно очень старый, уже и ходит с трудом.

— Чтобы вы посетили целителей.

— Ха-ха-ха! Нет, молодой человек, уже ни один целитель мне не поможет! Всё, что можно было выжать из этого организма, уже выжато! Так что, скоро встречусь со Светлым.

— Ну, тогда привет передавайте от Мики Витура по прозвищу Странник.

— Вот даже как? И чего же тебя к нам занесло Странник?

— Пока не знаю, сказали: учись, готовься. Вот учусь.

— Да чему они могут научить?

— Пока азы не освою, как дальше двигаться?

— А что ты знаешь, что можешь?

— Давайте вы будете задавать вопросы, а я буду говорить, знаю или нет, только мне не нужно, чтобы обо мне знали все подряд.

Проговорили мы с ним целый день, потом ещё день.

— Ты иди, мне нужно подумать, — сказал старый архимаг.

Через два дня меня снова вызвали к архимагу, и мы с ним начали штудировать книгу на древнем языке. Получалось, что у древних магия была более развита, чем сейчас. Но и в старой магии, и в новой не было ничего из раздела пространственных перемещений. Простейший телекинез был, а телепортации не было, и порталов не было.

— Говорят, что много лет назад в других мирах жил сильный маг. Чем-то его обидели, он ушёл на эту планету, и закрыл её от всех остальных. С тех пор никто другой на эту планету попасть не может, и отсюда уйти тоже не может.

— Да есть такая легенда о хозяине мира. Только никто не знает, где он живёт, как к нему попасть, и что будет с теми, кто к нему попадёт. Может и не стоит его искать?

— А я и не ищу, живу, как живётся, тянусь к новым знаниям, а как дальше будет, только Светлый знает.

— Ну, из твоих слов получается, что и он не главный режиссер.

В очередной раз я иду с ужина, дорогу перегораживают три лица, нет, три морды. Это два студента четвёртого курса с факультета огненной магии, которые не очень удачно продали мне цветы в оранжереи, и третий, это студент четвёртого курса с факультета магии земли, наш незабвенный барон Жюлян ля Кампор, бывший жених Алисы. Почти как в песне Высоцкого: «Они стояли дружно в ряд». Подошёл к ним вплотную и когда бывший жених потянулся ко мне своей клешнёй, я наложил на них Паралич. Это плетение я подсмотрел у магистра фон Кластера, когда он останавливал убегающего управляющего у нас в имении. Этот паралич не сказывается на мышцах дыхательных и сердечных, и находится, под таким параличом, можно довольно долго. При этом парализованный всё слышит, а видит, то, что прямо перед ним. А в фолианте Древних есть плетение паралича, его я называю Полный Паралич, это плетение парализует все мышцы в организме разумного, кроме сердечной. Если этот паралич не снять через одну или две минуты, парализованный умрёт от удушья. На этих рыцарей тёмных переулков я наложил лёгкую форму паралича, так что они меня прекрасно слышали.

— Парни, я не имею ничего против вас. Вы сами начали делать мне гадости. Я вам немного отомстил. Мы на этом можем закончить противостояние. Если у вас есть хоть немного мозгов, то вы со мной согласитесь и на этом всё закончится. Допустим, вы хотели меня просто напугать, это у вас не получилось, я вас не боюсь. Допустим, вы хотели вызвать меня на магический поединок, значит, вы ни разу не читали Устав Академии. Там написано, что если разница два курса и более, дуэли запрещены. Вы с четвёртого, а я с первого, считать умеете? Допустим, вы хотите меня вызвать на поединок на мечах. Вызываете вы, значит, у вас замена на бретёра уже невозможна, придётся драться самим. И представляете, какой позор будет, если кто-то из вас мне, первокурснику, проиграет. А я знаю, с какого конца за шпагу нужно держаться. Давайте просто разойдёмся, и вы больше меня не преследуете. Я снял с них паралич.

— Ты у меня девушку увёл! — это мудрый ля Компор выдал.

— Ты самому себе не лги, вы расстались задолго до моего появления. Она из-за этого даже не пошла на ваш факультет, хотя очень хотела. Но с тобой случай вообще другой. Ректор сказал твоему дяде, что если он или ты будете меня задирать, оба вылетите из Академии. Это было сказано при мне и при вашем декане, спроси у него или у дяди. Поэтому, мужики, видите, сколько свидетелей вокруг ждут, чем наш разговор закончится. Давайте, вы уйдёте первыми, а я останусь тут, как бы запуганный вами, и все будут довольны!

У парней аж пар из ушей пошёл от интенсивного думанья. Но ума всё же хватило развернуться и уйти. Даже оглядывались, что я делаю?

А я постоял и собрался идти к себе, но тут на меня налетела Алиса с какой-то девушкой. Шквал вопросов: что они хотели, что ему от тебя надо было, они тебе что, угрожали? Пригласил девушек к себе на чай:

— Милые барышни, позвольте пригласить вас на чашку чая в мои скромные апартаменты, — это заставило их замолчать.

Пока девушки осматривались, налил воды в чайник, поставил на стол на специальную подставку, и чайник весело кипел, с подпрыгиванием крышки, чем привёл девушек в состояние умиления. Алиса сначала немного напряглась, но увидев, что теперь у меня в комнате четыре стула, поняла, что на кровати сидеть не придётся. А вот её подруга вела себя совсем наоборот. Она обошла всю комнату, повалялась на моей кровати, потом заявила, что будет пить чай на кровати, ей так удобнее. Проще говоря, девушка откровенно намекала, что она не против обновить эту кровать.

— Алиса, ты нас так и не познакомила.

— Это Элиза фон Шайдер, дочь маркиза фон Шайдер, — сказала Алиса и погрустнела, поняла сама, что запустила козу в огород.

— Девушки, у меня полчаса свободного времени, потом я должен быть у наставника.

— Ну, неужели скучные дела с наставником могут отвлечь настоящего мужчину от таких женщин как мы.

— Ах, прелестная маркиза, на «таких женщин» вы пока не тянете. Максимум, на красивых девушек, и из вас двоих красивых, я выбирать не буду, так как выбрал раньше. У солдат есть грубая поговорка, для нашего случая она грубая, но я всё же её произнесу: коней на переправе не меняют. Понимаете, я выбрал себе девушку, не прошло и двух недель, а вы хотите, чтобы я её уже поменял. Я так не умею и не хочу, и прошу на нас с Алисой не обижаться за наше провинциальное воспитание.

— Ну, уж действительно, провинциальное, что такого, уступить подруге парня на ночку, это вполне нормально, на старших курсах все так живут.

Алиса вскочила и рванула к двери, но я её перехватил.

— Нет девушки, вы вдвоём пришли, и вдвоём уйдёте, и ни как иначе. Алиса, твоя подруга всё делает специально, не думаю, что она такая развращённая девушка, просто она зачем-то проверяет или тебя, или меня. Твоя подруга, ты и разбирайся.

— Я не хочу здесь находиться! — и смотрит на меня со злостью, а я-то тут, в чём провинился?

— Ну, хоть чаю попей!

— Нет! Пусти меня! — и когда я отпустил её руку, выскочила за дверь.

Смотрю на Элизу, та разлеглась на кровати, и потягивается как кошка.

— Госпожа графиня, покиньте моё жилище.

— Парень, ты что, сбрендил, ты думаешь, к тебе каждый день такие девушки приходить будут?

— Встаёшь и выходишь, иначе я тебя вышвырну, как шелудивую кошку! — говорю негромко, но голос звенит от ярости.

— Ты пожалеешь, и девка твоя пожалеет! — и выходит за дверь, изображая дикую ярость, но я почему-то чётко вижу, что она эту ярость только изображает.

Запираю дверь, зашториваю окна, стоп! Вот оно что! Если бы я, грубо говоря, полез на эту девицу, в незашторенное окно это можно было увидеть, и тут же объявить, что я барышню насилую, броситься её на помощь. Значит графиня Элиза фон Шайдер, дочь маркиза фон Шайдера, мой враг, или пособник моих врагов, что одно и то же.

Дальше я выматывал себя в длительной тренировке, пока вся злость не ушла через физическую усталость. Потом лёг спать, и долго не мог уснуть. Начал обдумывать, что и как у меня получается в этом мире. Получается вроде бы и не плохо. Титул уже есть, в Академии уже учусь. Плетений уже знаю много: и из фолиантов, и из учебников в учительской, и Алиса мне показала многое из того, что сама знает. Все плетения перевожу в рунную форму и вкладываю в амулеты в виде чёток. Четки у меня изначально были деревянные, но я преобразовал их структуру, и теперь они похожи на пластмассовые бусы. Причём, каждая бусинка имеет свою форму, облегчающую поиск нужной руны. Это всё хорошее.

Теперь о плохом. Как-то очень быстро обрастаю недругами. А давай-ка милый друг, проведём параллель между путешествием в другие миры твоей первой матрицы, и вот этой, второй. Там ты тоже был Мики Витур, и только через год до тебя начало доходить, что это не компьютерная игра, где можно переиграть, начать сначала. Давай-ка, милый друг, на этот раз, становись реалистом сразу, прямо сейчас. Здесь всё по-взрослому, и убивать, и умирать надо будет вполне по-настоящему. Вот с такой мудрой мыслью я и уснул.

На следующий день пошёл в деканат факультета и записался на консультацию к преподавателю истории магии магессе Марго фон Кламер. Получилось по времени ближе к ужину. Ну ладно, я пока на занятиях. На Кристалловедении преподаватель попытался мне доказать, что я его невнимательно слушаю. Но я повтори слово в слово то, что он говорил в течение последних двух минут, чем явно настроил его против себя. Плохой преподаватель. Сам зазубрил учебник, не вникая в какую-то суть. И требует это же от учеников. Ну, например, утверждение, что для накопителей необходимо применять кристаллы алмаза без огранки, только в отшлифованном виде, это полная чепуха. Просто для накопителей нельзя применять алмазы с ювелирной огранкой, то есть бриллианты. Для использования любого кристалла в качестве накопителя нужно огранить его так, чтобы в нём были две параллельные грани. И, чем больше площадь этих граней, тем лучше. А ещё, если вы хотите получить максимальный эффект от кристалла как накопителя, то отношение ширины более узкой грани, из двух параллельных, к толщине кристалла должно быть девять к пяти. При большей толщине емкость накопителя не увеличится, то есть, материал кристалла будет использоваться менее эффективно. Мне это известно, благодаря знаниям, вложенным магами высшей цивилизации.

Я не говорю, что в этом мире маги должны это тоже знать, но они хотя бы какие-то исследования должны были провести. Этому преподавателю это не дано. Кроме того, что нет исследовательской жилки, он ещё и любит издеваться над студентами, раз остался недоволен тем, что не смог меня «подловить».

На Безопасности магического оперирования, я решил не нарываться и всё занятие изображал внимательного слушателя. Кстати, часть утверждений этого преподавателя была очень даже правильной и здравой. Конечно, он перестраховывался. Ну и правильно, если сапёра не учить, что ему нельзя расслабляться на работе, то он может допустить ошибку. А сапёр ошибается только один раз! Потом была общая теория магии, это наука ни о чём. Хотел спросить, а что такое астрал, потом подумал, а зачем от нечего делать врагов себе плодить? Промолчал.

После обеда было занятие по боевой подготовке. До этого у нас на «боёвке» шло общефизическое развитие: бег, подтягивания, отжимания, и так далее. А тут начинались занятия с оружием. Соответственно, оделись все в брюки и куртки, даже девушки, что для женского пола вне стен Академии считалось моветон, то есть неприемлемо с точки зрения морали, хотя разврат среди аристократии очень даже имел место быть. Была тёплая погода, поэтому я был в брюках и рубашке.

Выдали нам учебные мечи, и поставили в одну шеренгу. Затем стали показывать стойки, выпады, отбивы и уклонения. Преподаватель, наверное, отставной сержант, не сильно напрягался, исходя из того, что дворян с детства учили держать шпагу в руках, а не дворян всё равно за несколько часов ничему не научить. В середине занятия в зал вошли два каких-то вельможи, по крайней мере, одеты они были как вельможи. Наш преподаватель начал им кланяться и замер у стеночки. Этого мне вообще не понять, ты бывший военный, и не умеешь начальству доложить, как положено, что идут занятия по такому-то предмету, и так далее?

— Кто здесь Мики ля Витур? — это вельможа постарше возрастом.

— Я! — делаю шаг вперёд и замираю в строевой стойке, как учили в Советской Армии.

Старший аристократ обходит меня по кругу, разглядывая, как что-то мерзкое.

— Сержант, сейчас капитан примет зачёт у вашего ученика.

— Капитан, я думаю, что мальчику можно выдать нормальное оружие, а не эти тупые железки, — это он своему спутнику и тот вытаскивает из свёртка боевые шпаги.

Так, затевается что-то подлое и грязное, и против меня. Разбираться будем потом, сейчас нужно выжить. Кто из них маг, я не знаю. Поэтому лучше, чтобы магии не было, они ведь точно в спину магией ударят. Какой-нибудь замедлитель движения, или сонливость, или просто на мгновение наложат паралич, а когда тебя проткнут насквозь, потом доказывай, что это было не честно сделано. Поэтому готовлю очень мощное заклинание по блокированию магии.

— Держи! — это псевдо капитан мне.

Ага, бегу и падаю, брать для боя неизвестное оружие.

— Мы не представлены!

— Сейчас представлюсь! — и пытается ударить меня кулаком в лицо.

Ну, рукопашник из него так себе, может боксом занимался? По крайней мере, подготовку плеча и начало движения я видел чётко. Не стал встревать в драку, просто ушёл влево на два шага.

— Что струсил?

— Вы сударь, дерьмово воспитаны! Я Мики ля Витур, честь имею!

— Да клал я на твою честь, бери шпагу¸ или я тебя просто проткну.

— В таком случае, одну минуту!

Захожу в раздевалку, и достаю свой боевой меч и кинжал-дагу. Они у меня всегда с собой в Сумке путешественника, что в ученической котомке.

Выхожу в общий зал, и видя, что ситуация не поменялась, запускаю на максимум руну подавления магии.

— Я дерусь только своим оружием, — и смотрю в глаза этому бретёру, и вижу в его глазах страх.

Он не может знать мой меч, я его сам сделал, значит, он узнал кинжал, это очень странно, очень интересно, но сейчас главное выжить. Он берёт в руки обе шпаги, они обе длинные, но мой меч чуть длиннее. И тут, как говорят, возможны варианты. И вот ведь удача, я несколько раз отрабатывал именно такой вариант боя, хотя считается, что в жизни аристократа он встретиться не может, они ведь дерутся только на дуэлях, где всё честно и всё по правилам. Ну-ну! Вот пришли два аристократа, и где тут по правилам, где тут честно?

Он медленно, движется по кругу, разворачивая меня спиной, ко второму аристократу, но мне это совсем не нужно, поэтому я смещаюсь параллельно ему, и когда приближаюсь к стене, бросаю нашему преподавателю:

— Брысь! — тот быстренько исчезает за рядами учеников.

Дальше моему противнику смещаться некуда, и мы замираем напротив друг друга. В зале полная тишина, кажется, что-то шепчет и пытается создать какое-то плетение старший из пришедших вельмож. А мы замерли неподвижно, догадываюсь, что бретёр ждёт, что его напарник сейчас что-то сделает, что должно меня отвлечь, поэтому мне нельзя отвлекаться. Жду этого отвлечения, чтобы самому взорваться каскадом движений, я же их отрабатывал. У меня вся надежда на то, что мой меч чуть длиннее, чем его шпаги, значит надо порезать ему руки, тогда должно получиться выбить оружие из рук, и, возможно всё закончится без смертоубийства.

Мы оба напряжены до предела, кончики его шпаг подрагивают, это нервы, или он специально меня отвлекает, мне всё равно. Я жду, я привык ждать, это всё есть в методиках подготовки мастера мечника, которыми снабдила меня Мария Ивановна.

Грохот! Треск! Шум! Мой противник бросается в атаку.

— Немедленно прекратить! Всем стоять! — громоподобный крик, но он опоздал, да и никто из нас не стал бы выполнять эти приказы.

Мы были смертельными врагами, и просто словами нас не остановить. Пока эти команды гремели под сводами спортивного зала, обе шпаги моего врага устремились к моему телу. Правая в горло, а левая в печень, такие удары почти невозможно отразить дагой, она короткая, а расстояние между шпагами большое. Меня спасает только то, что шпаги тонкие, и они гнутся. Клинок шпаги в правой руке противника изгибается дугой и уходит под мою правую руку. Зацеп на даге не позволяет моему противнику изменить траекторию движения клинка. А вот шпагу в левой руке врага я успел отклонить лишь чуть-чуть, она не попала мне в печень, но бок всё же зацепила, распарывая мышцы на моём боку. В этот же момент мой клинок вошёл в грудь моего врага, рассекая его сердце. Входил он туда со скрипом это значит, что на бретёре была одета кольчуга, наверное, ещё и амулетов была куча, только магия вот не работает в этом зале.

— Проклятый Серый, — прошептал мой враг и упал на пол.

Я выдернул свой меч, повернув его перед этим на четверть оборота, лишая шанса выжить этого непорядочного разумного. После этого я смог зажать свой бок, а между пальцев закапала кровь, я то ведь был в одной рубахе, без всяких кольчуг. Несмотря на боль в боку, пытаюсь оценить, что это за грохот был здесь. А это в зал ворвались декан факультета амулетостроения, декан факультета магии земли, магесса Марго фон Кламер и несколько охранников Академии. Так, надо тут чуть-чуть схитрить, убираю своё оружие в ножны и валюсь на пол, весь такой израненный, рядом с мёртвым врагом. Подбежавший охранник только намерился отбирать у меня оружие, а я раз, и стёк на пол. Тут уже ко мне подбежала Магесса фон Кламер и рявкнула на охранника, который с упорством, достойным лучшего применения, пытался выкрутить из моих рук ножны с оружием.

— Господин маркиз, потрудитесь объяснить, что здесь происходит? — это декан «землероек».

— Вас это не касается, — заявляет вельможа и выходит из зала.

Ну, вот теперь можно и сознание потерять, и я плавненько ухожу в нирвану, и не то чтобы по собственному желанию, а просто сам себе сказал, что врагов по близости больше нет, и сознание уплыло куда-то.

Прихожу в себя в лазарете, точнее в госпитале на факультете Целительства. По-моему, в той же палате, где лежала мама Алисы. Скосил глаза и вижу Алису, которая сидит на стуле рядом с кроватью и читает конспект.

Я придумал коварный план. Закрываю глаза и начинаю шептать, словно в бреду: «Нет, нет. Алиса самая лучшая, только вот она не ценит меня, считает, что я её не достоин». Мой голос всё тише и тише. Девушка склоняется к самым моим губам, пытаясь услышать. А я захватываю её голову левой рукой, и припадаю в поцелуе к её губам. Девушка отбивается от меня и наносит мне удары по животу и по правому боку. Ох, как больно! Девушка отскакивает в сторону, а я зажимаю бок, и шиплю, сквозь сжатые зубы.

— Ты сам виноват, нечего меня пугать!

— А ты сразу испугалась?

— Можно подумать, что я каждый день со всякими целуюсь!

— А придётся, ты меня покалечила, пока не поцелуешь, не прощу!

— Ну и не надо! — и девушка вышла из комнаты.

Да, что-то в этом мире у меня не получается ладить с девушками. И тут меня словно палкой по голове стукнули. Вот ведь именно об этом я ночью и думал. Я переношу на отношения с Алисой какие-то шаблоны из прошлой жизни, или из мира другого Мики Витура. А она просто другая, к ней не нужно с шаблоном.

Начинаю громко стонать, но вместо Алисы входит магесса Марго фон Кламер. Чтобы не демонстрировать удивление, прикрываю глаза.

— Ну, что, покойничек, успеваешь к честным девушкам приставать?

— Будете меня обижать, я вас мамой называть буду!

Магистр целительства вначале опешила от такого заявления, а потом весело расхохоталась.

— Ты у невесты сначала согласие получи, зятёк! Лучше расскажи, что там было, в вашем спортзале?

— Уважаемая магесса, вы меня залатайте, чтоб я ходить мог, потом пойдём к декану, или сразу к ректору, а то мне шесть раз одно и то же рассказывать придётся.

— Да мы, что могли, уже сделали. Клинок был отравлен, пришлось вырезать приличный кусок мяса, теперь вот ждём, когда нарастёт.

— А покажите мне Малое Исцеление.

— Да тут малым не обойдёшься.

— Так вы на мне применили Среднее Исцеление?

— А как ты хотел?

— Как у вас тут всё запущено! Давайте, я вам потом расскажу, как можно иначе лечить такие раны. А сейчас давайте поговорим о том, зачем я к вам на консультацию записывался.

— А разве не свататься?

— Для этого не надо записываться на консультацию, а мне нужен был приватный разговор.

— Ну-ну! Давай, рассказывай.

— Я живу в отдельном помещении. Думаю, что дядя Томас вас уже просветил, где и что. Вчера Алиса вместе со своей, как она сказала, подругой согласились зайти ко мне на чай. Но как только они зашли в мою комнату, подруга начала вести себя как опытная развратница, при этом нарочно провоцируя Алису на скандал. Алиса психанула, и сбежала. Во-первых, она эту развратницу привела сама, во-вторых, можно подумать, это я виноват, что её подруга стала себя так вести. То есть, я считаю, что Алиса повела себя не правильно, но вопрос в другом. Я не могу понять, зачем её знакомой, ясно, что это никакая не подруга, нужно было нас поссорить, или просто выставить Алису за дверь. Это была явная провокация, но против кого, меня или Алисы? А зовут эту дамочку Элиза фон Шайдер. Можете хоть что-нибудь про неё сказать? Я-то её увидел в первый раз.

— Даже так, — и магесса глубоко задумалась, потом спросила:.

— Ты знаешь, кто тебя убивал позавчера?

— Так что, два дня уже прошло?

— Это не важно, важно, что убивать тебя поставили опытнейшего бретёра гвардии короля капитана фон Мюлерта. А привёл его маркиз фон Шайдер, главный королевский маг. Так, ты лежи, а я схожу к нужным людям.

— Магесса, умоляю, покажите мне Малое Исцеление, прежде чем уйдёте.

— И сколько раз тебе его показать, чтобы ты хоть что-нибудь понял?

— Два раза, с одного бока, и с другого.

— Ну-ну! Вот так, и вот так. Ещё?

— Нет спасибо, достаточно.

— Для чего достаточно?

— Я понял, что я знаю другое плетение под тем же названием.

— Очень интересно, но это подождёт, не вздумай умереть, пока не покажешь свой вариант!

— А пришлите ко мне Алису?

— Это уж как она сама решит!

Алиса не пришла, лежу в печали, от нечего делать наложил на свою рану Малое Исцеление, в том варианте, в котором я его знал. Теперь надо как-то отмазываться, откуда я его знаю. В фолиантах…, так, стоп! В фолиантах есть похожее плетение, похожее на то, что я знаю. Тут я почувствовал зверский голод. Нужно кого-то найти и съесть, или хотя бы за едой послать. Смотрю, стоит кружка на стуле, запустил в дверь и, чудо, нарисовалась какая-то барышня в мантии целительницы.

— Девушка, не знаю, как вас учат на вашем факультете, но у меня идёт процесс восстановления тканей, мне нужно много еды, чтобы компенсировать потери организма. Пожалуйста, найдите для меня чего-нибудь покушать.

Барышня молча удалилась, но минут через двадцать женщина, работник нашей столовой, принесла мне большой поднос всякой еды.

— Это тебе одному столько заказали?

— Они тут на мне эксперимент ставят, заставляют съесть двенадцать порций, а вы только шесть принесли, потом вас ещё вызовут.

— Ты, главное не лопни, юморист!

А я накинулся на еду и три порции у меня пролетели «со свистом».

Потом я отработал то целительское плетение, что было во втором фолианте, долго крутил его со всех сторон, наконец, решился, и применил его к себе. Это было что-то среднее между Малым и Средним исцелением из другого мира, но намного эффективнее Малого Исцеления этого мира. Ну и замечательно, два раза его применил на себя, тут же захотелось есть, доел всё, что оставалось на подносе и лёг на кровать. Почти сразу же уснул.

А в это время в кабинете декана факультета амулетостроения состоялся серьёзный разговор.

— Не понимаю, зачем магу короля, архимагу фон Шайдеру убивать простого студента? Кто он против архимага?

— Есть подозрение, что его дочь менталист со специализацией — суккуб. То есть она может очень сильно влиять на мужчин, а этот парень выставил её за дверь. Не знаю, что ей от него было нужно, но по её самолюбию он прошёлся грязными сапогами.

— Надо докладывать королю. Давайте мне всю информацию, и я пойду к ректору. Иначе фон Шайдер устроит здесь войну.

Разбудила меня Магесса фон Кламер, рядом с ней стояли декан нашего факультета, дядя Томас, и ещё один человек. Судя по цепкому взгляду, этот новенький был каким-то работником, так называемых спецслужб. Встретившись со мной взглядом, он вдруг заулыбался, и начал мне подмигивать. Ох, не к добру это.

Чувствовал я себя вполне здоровым, немного тянуло в боку, но несущественно. Однако, не будем проявлять инициативу, поскольку есть неучтённый фактор в виде этого «особиста».

После всяких расшаркиваний, типа как ты себя чувствуешь и тому подобного, вопрос задал «особист»:

— Этот господин, с которым, ты сражался, наверное, остановился по команде ректора. А ты его тут и подловил?

— Мы не представлены.

— Давай, без этих формальностей.

— Ну, давай, без формальностей. Ты кто такой, почему тебя сюда впустили?

Дядя Томас отвернулся и зажал рот рукой. Декан посуровел, но молчал. Магесса фон Кламер решила наставить меня на путь истинный.

— Мики, этот господин имеет очень большие полномочия, так что не стоит вести себя вызывающе.

— Вчера, вернее три дня назад, у нас было простое занятие по боевой подготовке. Потом пришли два господина с большими полномочиями, и стали меня убивать, один магией, второй — железом, отравленным железом. Сегодня приходит третий господин с большими полномочиями, и пытается всем доказать, что я нарушил правила поединка, что я человек без чести и совести. И ты мамуля хочешь, чтобы я его в попку целовал? Кроме жены никого в попку не целую.

Дядя Томас выбежал из помещения. Декан сел в кресло в позе «А, уже терять больше нечего!». Магесса раздулась в праведном гневе, собираясь спустить на меня всех собак, а проще говоря, наорать. В это время «особист» стал хлопать в ладоши.

— Если я тебе скажу, что я сюзерен вашего ректора, этого будет достаточно?

— Ваше Величество, что ли?

— Гхы! Нет, только Высочество.

— Сказали бы сразу. Спрашивайте, отвечу, только и у меня есть вопрос?

— Ну, сначала, мои вопросы. В какой момент, ты нанёс удар. До команды прекратить поединок, или позже.

— Вы, Ваше Высочество, искажаете ситуацию, и я сразу становлюсь виноватым, но это не так. Моим противником был бретёр. У них отработан такой приём, подельники сильным шумом отвлекают противника, и он в это время наносит удар. Мы стояли и ждали этого шума, его коллега почему-то не выполнил свою сторону сделки, не отвлёк меня ни шумом, ни магией, но сильный шум произвели наши начальники, врываясь в зал. И на этот шум мы оба бросились в атаку, он наносил мне удары в горло и в печень. От горла я шпагу увёл полностью, а от печени только частично, бок он мне разрезал. Причём шпага была отравлена, попал бы в печень, меня бы уже не спасли. Я свой удар наносил одновременно с ним. Были ли какие-то команды, я ничего не слышал. Ожидание атаки, шум, одновременно с ним атака на меня, мой встречный удар. И на этом всё закончилось. Согласитесь, заявлять, что мне дали команду прекратить схватку, а я всё равно нанёс удар, это очень сильно искажать истину.

Все присутствующие молчали больше минуты.

Потом Величество встал и пошёл на выход.

— А мой вопрос?

Магесса зажала рот рукой в ужасе, декан нахмурился, хотя куда уж дальше, а дядя Томас за спиной Его Высочества показал мне большой палец.

— Ну, спрашивай.

— Я простой провинциальный граф. Что было нужно от меня дочери маркиза, и зачем он хотел меня убить?

— Завтра сам у него спросишь, — и ушёл.

Декан бросился его провожать. Марго жестом велела мне встать, а когда я сел на кровати, она влепила мне пощёчину, я рухнул на кровать, а дядя Томас в очередной раз хохотал, вытирая слёзы на щеках. Тут в комнату вбежала Алиса и бросилась ко мне, стала поправлять подушку, подтыкать покрывало. Магесса фон Кламер махнула рукой и пошла на выход.

— Марго, а плетение показывать?

— Ты, ты! Алиса я его убью раньше, чем ты за него замуж выйдешь.

— А какое плетение? — это Томас вносит конструктивные мысли.

— Малое Исцеление из фолианта Древних.

Тут женщины забыли все обиды, и пока обе дамы не выучили это плетение из палаты не ушли. Нам даже ужин сюда принесли.

На следующий день с утра началась мелкая суета. Оказывается, меня вызывают в королевский дворец. Ну, не меня одного, конечно. Едут ректор, деканы факультетов магии земли, магии огня (этот то здесь причём?), наш декан амулетостроения, дядя Томас (комендант общежития к королю?), ну, и меня зачем-то взяли с собой.

Дворца я не увидел. Ехали в закрытой карете, остановились, нас завели в какое-то помещение, где на стенах висели портреты. Я проскользнул к дяде Томасу.

— Знаете как противно, ощущать себя полным дураком? Хоть вы расскажите, кто это был вчера, кто у нас королевский маг, чего им от меня надо? Этот убитый был чьим-то любимчиком?

— Поражаюсь я тебе парень, умеешь ты спрашивать. Вчера был старший сын короля, наследник престола. А нападал на тебя Королевский маг, маркиз фон Шайдер, архимаг огня. Чем ты ему насолил, я не знаю. А убитый был его любимчиком, по-моему, он планировался в зятья, если так, то, значит, вся заварушка с тобой из-за его дочери.

Минут через сорок нас пригласили в гостевой зал, здесь стоял довольно помпезный трон, слева и справа от него стояло по два кресла, но сидел в кресле только наследник престола, наш вчерашний гость. Церемониймейстер расставил нас полукругом, затем в зал вошёл тот самый вельможа, маркиз фон Шайдер, и сел рядом с принцем. Потом объявили о выходе короля, все низко склонились в поклоне.

После того как король взошёл на трон и разрешил нам выпрямиться, начался непонятный для меня разговор. Принц совершенно откровенно поливал грязью декана факультета огня, говоря, что в Академии совершенно очевидно упал уровень подготовки выпускников этого факультета. А это основа огневой мощи армии королевства. Я с ним совсем не согласен, но молчу, просто пытаюсь не слишком демонстративно рассматривать всё вокруг.

— А вы граф с чем-то не согласны? — и смотрит, паразит, именно на меня.

— Молчи, — это дядя Томас, спасибо за заботу, но не тот случай.

— Ваше Величество, Ваше Высочество, если вас заинтересовало моё мнение, то скажу следующее. Очевидно, что при подготовке к сражению, важнейшую роль играют маги Земли и, так называемые, амулетчики, хотя потом, в ходе боя, их роль второстепенна. Непосредственно в ходе боя перевес будет на той стороне, где имеется сбалансированная команда огневиков, водников и воздушников. Сбалансированная, сыгранная и под единым руководством.

— А в личном поединке, кто победит?

— Если маги хорошо подготовлены и условия обычные, то всё зависти от места боя. В болотистой местности победит водник, в горах, скорее всего, маг земли. А если убрать ограничение на амулеты, то победит амулетчик.

— Но ведь и другие маги могут пользоваться амулетами?

— Они любители, а этот — профессионал.

— Неожиданная позиция! Вильям, пусть Артур и Мия возьмут этого мальчика в свою компанию. А что скажете вы мэтр? — это король обратился к королевскому магу.

— Бред избалованного ребёнка. Почему-то в Академии с этим дитём слишком нянчатся?

Тут вмешался принц.

— Мэтр, а чем вам-то помешал этот избалованный ребёнок. За что вы хотели его убить?

— Никто его убивать не собирался, так слегка проучить!

— И как проучили, слегка, или до смерти вашего несостоявшегося зятя?

— Я и не спорю, что капитан пошёл в разнос. Дочка ему пожаловалась на недостойное поведение этого студента, он и рассвирепел.

Я терплю изо всех сил, чтобы не сорваться. Томас встаёт сапогом мне на ногу, что меня отвлекает, и я немного успокаиваюсь. Но манипуляции моего защитника не остаются без внимания.

— Магистр Томас, а что вам известно об этой истории.

— У молодого человека есть невеста. Дочь уважаемого королевского мага почему-то решила их рассорить. Молодой человек ответил ей довольно грубо, но и она тоже была не права.

— Вильям, и эту невесту пусть тоже введут в свой круг.

— Она всего лишь баронесса, даже не аристократка, — это королевский маг до конца пытается гадить.

— Ваше Величество! Мать девочки — Марго фон Камер. Два года назад, по требованию королевского мага, она была разжалована из маркизы в баронессу. По нашему мнению, это наказание сыграло свою положительную роль и теперь можно вернуть ей титул маркизы.

— Хорошо, завтра указ будет подписан, поздравите её от нашего имени. Итак, господа, даю вам один год, если уровень выпускников не будет повышен, я сделаю свои выводы.

— Ваше Величество! Я не хотел бы, как говорят, выносить сор из дома, но всю нашу воспитательную работу среди студентов аристократов сводит на нет постоянное вмешательство королевского мага. Для него главное, это титул, а не магические умения. Он не позволяет наказывать детей высших аристократов, он вмешивается в распределение выпускников. Это вызывает у этих деточек чувство вседозволенности и убивает всякое желание трудиться. Если эта ситуация не будет изменена, можете сразу снимать меня с должности, потому, что с каждым годом качество выпускников будет только хуже.

— Что скажете, мэтр?

— Я сегодня же заберу свою дочь из этого гадюшника, и пусть творят, что хотят.

Тут уже вмешался наследник престола:

— Мэтр, мне всё равно, будет ли ваша дочь учиться в Королевской Академии. Но я искренне огорчён тем, что Королевский Маг не способствует повышению уровня подготовки в Королевской Академии, а своими действиями способствует разложению наших студентов. Не формированию у них чувств гордости или чести, а развитию зазнайства и снобизма. Давайте договоримся, что вы просто не будете никак влиять на работу Академии, просто забудете о её существовании. У вас что, другой работы мало. У нас на восточных склонах гор все крепости в полуразрушенном состоянии. Это ваша сфера деятельности.

— Я маг огня!

— Вы Королевский Маг, руководитель, организатор. Если хотите заняться чем-то другим, вы скажите.

— А у вас, Ваше Высочество, есть другие архимаги?

— А вы знаете, есть!

— Отлично, пригласите на эту роботу вашего любимого ветерана, эту развалину, — и маркиз фон Шайдер вышел из зала.

На этом наша аудиенция быстренько завершилась, когда мы уже уходили, принц в след спросил:

— Граф, надеюсь, вы получили ответы на ваши вопросы.

Я резко развернулся, вырвал руку свою у Томаса и подошёл к принцу.

— Ваше Высочество, а что означают слова того капитана: «Проклятый Серый!» — тихо спросил я у принца.

Глаза наследника резко расширились, а потом прищурились.

— А почему он мог так сказать?

— Его поведение сильно изменилось после того, как я достал своё оружие, а я его взял в семейной усыпальнице, думаю, что это оружие отца.

— А ваш отец?

— Магистр ментальной магии Томир ля Витур, убит несколько лет назад.

— И говоришь, будущий зять маркиза сказал: «Проклятый Серый»? Граф об этом молчите пуще всего. У меня были претензии к Королевскому Магу, но тут дело гораздо серьёзней. Вам с невестой нужно будет войти в компанию моих детей. Они в Академии под чужими именами: Артур и Мия ля Ришат. Пока иди.

И я почти бегом бросился догонять своих учителей и начальников. А король потребовал к себе в кабинет вызвать Королевского Мага.

— Слушай Шайдер, без всякого официоза, мы же друг друга много лет знаем, зачем тебе было нужно убивать этого мальчишку.

— Да не собирался я его убивать! Хотел проучить, чтобы проявлял почтительность к высшим аристократам, а то ему там слишком много позволяют! У него и жилище отдельное, и старый архимаг с ним лично занимается! С чего бы вдруг?

— Ректор говорит, что парень очень талантлив. А ты, получается, против талантов, если это не сын герцога или маркиза?

— Таланты талантами, а на место поставить выскочку нужно было. Хотел просто припугнуть. А капитан фон Мюлерт почему-то пошёл в разнос. Я бы его остановил, но там вдруг, кто-то включил мощный подавитель магии. Я даже не знал, что у них в академии такие есть. И включают их, только когда дерутся очень именитые особы. А ту вдруг включили, и сам ректор прибежал. Непонятно. Отчёта с ректора я потребовать не мог, так как сам правила нарушил.

— Парня оставь в покое. За него такие разумные поручились, что можно позавидовать.

— Что ли эта старая развалина, ля Робершар?

— И он в том числе. Я тебе серьёзно говорю, не лезь к парню, иначе я буду думать, что ты замешан в смерти его отца, магистра ля Витура.

После очередных уроков на следующий день я пришёл на занятия к своему наставнику архимагу. Он был в состоянии полного душевного смятения, у него всё валилось из рук. Догадываюсь в чём дело, но чем помочь не знаю. Машинально просто спрашиваю:

— Чем вам помочь?

— Найди мне сердце виверны.

Кто не знает, это такая мифологическая зверюшка, похожая на дракона. Крылья у неё небольшие, поэтому считается, что летает она за счёт магии.

— А где его искать, и что это такое?

— Реально, это не сердце, и даже не орган, это кристалл типа камня, с безграничным запасом энергии.

— А зачем он вам?

— С таким камешком, я легко протяну ещё лет сто, и смогу выполнить просьбу принца.

— А его можно вживить в организм человека?

— Именно это я сделал бы, если бы он у меня был.

— А в чём сложность?

— Да сложностей-то всего две: первая — организм человека отторгает такой камень, а вторая — просто нет его, этого сердца виверны.

— Учитель, подождите, я сбегаю в общежитие, и принесу пару штук.

Сбегал к своему баулу, залез в потайное отделение, взял два камешка из того узелка, где лежала именно пара камней, сложил в свою котомку и побежал обратно. Наставника я поймал уже на выходе из здания. С огромным трудом мне удалось его затащить обратно, у него была полная апатия, и заинтересовать его было невозможно ничем. Пришлось давить авторитетом принца. Когда он злой и раздражённый вошёл в комнату, где мы с ним занимались, я его просто спросил:

— Это они или нет?

— Ты что издеваешься? — потом его взгляд прикипел к этим камешкам.

— Нет, нет! Не может быть! Где ты это взял!

Он тряс меня за плечи и кричал:

— Где ты это взял!

Когда он устал кричать, я сказал:

— Наставник, вы внедряете этот камень в мой организм так, чтобы не было отторжения. В качестве оплаты за эту услугу забираете себе второй камень.

— Ты понимаешь, что это не соизмеримые вещи?

— Наставник, человек в пустыне за глоток воды отдаст кучу бриллиантов, и даже не будет сожалеть, Правда?

— Зачем тебе этот глоток воды, у тебя ведь всё хорошо?

— Пусть это останется моим секретом.

— Я просто не хочу, чтобы однажды ты сказал, что я тебя обманул, слишком неравный обмен!

— Я ведь его сам предлагаю, значит мне это нужно. Могу дополнительным условием выдвинуть, что вы не просто мне камень установите, но и научите это делать.

— Значит, у тебя ещё есть камни! Могу ли я к тебе обратиться, если например, от этого будет зависеть судьба государства.

— Вы сейчас делите сало не зарезанной свиньи.

— Да, ты прав, так человек устроен, что ему всегда мало. Я принимаю твои условия!

Для вживления нужны были два плетения, и оба они были в фолиантах.

Старый архимаг честно выполнил свою часть сделки, вживил мне магический камень под ключицу. Уже через два дня не было никаких следов этой операции, и никаких ощущений, что что-то лишнее в организме. А лёгкое свечение камня в магическом взгляде я закрыл Затемнением. Когда наставник увидел, что мой камень полностью скрыт, он попросил и ему сделать так же. Мне не трудно, я сделал.

На следующий день архимаг Луи ля Робершар уезжал на службу к принцу. Ко мне он зашёл до завтрака, попрощаться. Осмотрел моё жилище, долго молчал, потом выдал:

— Ты всё делаешь правильно, Странник, я всю жизнь прожил аскетом, а кому от этого польза? На организацию нормального быта, как у тебя, не нужно много денег, а за роскошью ты не гонишься. Ты только не забрасывай науку, у тебя очень своеобразный подход ко многим вопросам, сколоти команду таких же, как ты, любопытных ребят, и, может быть, вам удастся вернуть магии прежнее величие.

Он уехал, а я пошёл на завтрак, и на занятия.

Когда наставник уехал, декан решил выполнить своё обещание, что он найдёт мне много друзей, и привёл меня в группу, в которой занимались студенты разных курсов, но общим у них было то, что они изучали материал сверх программы. Когда меня знакомили с этой группой, у всех участников этой группы выражение лиц было строго в соответствии с фразой: «Зачем нам первокурсник, у нас не детский сад?» А сами они, как я вскоре выяснил, делились на две подгруппы: карьеристы и ботаники. Карьеристы четко знали, зачем они здесь: чтобы обогнать остальных студентов в жизненной гонке за сладкими пирогами. А ботаникам нравился процесс изучения хоть чего-нибудь, результата они не предвидели, и он их не привлекал. Я бы лучше сидел в библиотеке, но декан сказал заниматься здесь, вот сижу среди этих «вундеркиндов».

Когда я сравнивал несколько рун, на предмет определения общих блоков, ко мне подошёл один из «карьеристов».

— И чем тут занимается зелень пузатая?

— Хочу сделать единую руну для всех огненных плетений, — я решил «приколоться», то есть, едко пошутить.

— Ну-ка расскажи, что у тебя получается?

— Пока получается только общие блоки выделить, — и смотрю на него.

С учётом того, как здесь преподают магию мои слова, как откровения гуру. Они тупо заучивают каждое плетение. И ни один преподаватель не скажет:

— В этом плетении первая половина такая же, как и вот в том.

Знаете, почему не скажет, потому, что королевство уже лет пятьдесят не вело больших войн, все привыкли к мирной жизни. Маги зарабатывают деньги своей магией. Следовательно, любой, кто может делать то же, что и ты — твой конкурент. Кто же хочет плодить конкурентов?

Этот «карьерист» не увидел в моих словах ничего ценного и пошёл дальше. А я выделил уже два блока: блок питания, или поддержания плетения в рабочем состоянии, и блок стабилизации, что не позволяет распасться магической структуре, например, в полёте. У ряда структур есть блоки, задающие размеры, но я их ещё точно не выделил. Вроде похожие, но чуть-чуть различаются, значит, захватываются необязательные элементы.

Зачем это мне? А вот я абсолютно уверен, что такой подход может существенно облегчить изучение магии, а значит, будет больше сильных магов. Мне то, чего конкуренции бояться, я всегда могу вырастить кучку кристаллов и продать их за серьёзные деньги. А когда мне надоедает искать эти общие блоки, я издеваюсь над плетениями из фолиантов Древних. Как издеваюсь? Приведу примеры.

У Древних было бытовое плетение по утилизации мусора. Любая куча мусора превращается в небольшую кучку черного пепла, который можно использовать в качестве удобрения на полях. Это плетение накладывается, при непосредственном контакте, на большие объёмы мусора, и потребляет, соответственно, много энергии. Мне удалось прилепить к нему блок стабилизации от Ледяной Стрелы. Теперь это плетение работает бесконтактно, и я могу его запустить метров на шестьдесят. А результат будет почти как от Чёрного праха, любая органика превращается в кучку минеральных удобрений. Назвал его Чёрный пепел.

Ещё у них было плетение для обеззараживания территории, где распространилась какая-то инфекция. Это очень похоже на плетение «Домна» из мира барона де Дрон, только накрывает огромную площадь, и потребляет просто ужасное количество энергии. Указанная площадь накрывается полусферой, внутри которой температура до 2000 градусов. Я его даже преобразовывать не стал, просто научился накрывать территорию малой площади. Моё умение, реализующее плетение Глоток амёбы, позволяет делать это же, но с меньшими для меня затратами и значительно быстрее. А этому плетению оставил название «Домна», может в металлургии пригодиться.

Так что я, находясь в этой группе, существую тут сам по себе.

Глава 6. Нас все учили понемногу, чему-нибудь и как-нибудь

Студенты нашей Академии учебников почти не читают. Учатся по конспектам, и не потому, что они сами все такие ленивые. Просто многие преподаватели этого учебного заведения ведут себя как наш преподаватель Кристалловедения, требуют ответов строго по их конспекту. Ни о каких дискуссиях речь не идёт вообще. Многие преподаватели материал буквально дают под диктовку, а потом требуют, чтобы ответ студента повторял всё вплоть до запятой.

Такой подход, что это, собственная лень, или тупость, или это такая политика сверху? Если вспомнить, что ректор говорил о Королевском Маге на приёме у короля, получается, что этот ля Фишер — один из тех, кто прикладывает максимум усилий, чтобы магия в этом мире не развивалась. И тогда выходит, что мы с ним непримиримые враги. Ну, ничего себе, вводные для меня, молодого и неопытного. А что, в этом мире я и молодой, и неопытный!

Теперь о конкретных преподавателях. Самый закостенелый, или может, самый тупой, это наш преподаватель дисциплины Кристалловедение. Я имел неосторожность сказать, что кристаллы для амулетов и накопителей можно подвергать огранке. Преподаватель, маг барон ля Буржен, очень долго орал на меня, и в конце заявил, что я могу не ходить на его занятия и не приходить на экзамен, всё равно не сдам, и выгнал с занятия. Через неделю, когда я думал, что он успокоился, он просто не пустил меня на занятия. Тогда я пошёл в кабинет декана нашего факультета и написал два заявления, первое на имя декана, а копию — на имя ректора Академии. А в заявлении я написал, что этот преподаватель сознательно и с непонятными целями, искажает информацию по кристалловедению. Но, такие действия, однозначно, ведут к снижению уровня подготовки будущих магов и подрыву обороноспособности королевской армии. И отдал заявления секретарям декана и ректора. А сам пошёл сначала в библиотеку для преподавателей, где выискал книгу по кристалловедению, изданную более ста лет назад. Информация из этой книги полностью подтверждала мои слова, что те сведения, которые даёт преподаватель ля Буржен, являются лишь частным случаем, а дальше как я и сказал: есть огранка кристаллов ювелирная, а есть — для использования в магических целях. В книге она называлась как «плоская огранка». Далее я взял и сделал два кристалла из бледного, почти прозрачного, сапфира. Один кристалл сформировал так, как они иногда встречаются в природе, в виде наклонного параллелепипеда. А второй, по форме такой, как я обычно делаю алмазные накопители. Представьте себе бриллиант в перстне. У него сверху плоская грань, боковые грани сначала расходятся к самой широкой части кристалла, а потом сходятся внизу конусом. Так вот, если снизу кристалл обрезать так, чтобы получилась плоская грань параллельная верхней грани, то это и будет такая огранка, какую я делаю для своих накопителей и амулетов.

Причём, я не ювелир, я не стачиваю и не скалываю частички кристалла. Благодаря заложенным в меня магическим умениям я эти кристаллы формирую, передвигая частички вещества на новые места. Так я в храме Светлого в Медногорске поправлял кристалл, играющий роль алтаря.

Итак, подготовившись к встрече с деканом или ректором, я пошёл в столовую на обед. Иду, размышляю. В этом мире у магов другие магически звания, по сравнению с миром князя де Дровича. Здесь есть мы, студенты, а не адепты, после окончания Академии студенты присваивается магическое звание «Маг» и присваивается титул безземельного барона, если ранее титула не было. При значительном росте магических знаний и силы можно получить магическое звание «Гранд маг», потом «Магистр», «Гранд магистр» и «Архимаг» — это уже высшее магическое звание. Как поставили преподавателем простого мага, даже не гранд мага, я не понимаю. Ничего, сейчас мне будут всё объяснять. С этими глубокими мыслями прохожу в столовую, беру на раздаче какую-то еду, прохожу к дальнему столику, я всегда за него сажусь, и начинаю кушать. Не заметив ни вкуса, ни объёма проглотил и первое, и второе блюдо.

— Молодой человек, вижу, вы не наелись, не изволите ли запеканку. Свежая, творожная.

Поднимаю голову, передо мной в полупоклоне стоит студентка в голубой мантии с подносом в руках, и совершенно мне незнакомая. Тут уже включаются все сторожевые рефлексы, бросаю взгляд по сторонам, и понимаю, что я среди незнакомых студентов, то есть, я припёрся в столовую, когда обедают старшекурсники. В зале стоит необычная тишина, и все с интересом смотрят, чем закончится «обслуживание» меня этой студенткой.

За соседним столом группа студентов, это явно самая высшая аристократия, хотя одеты все довольно скромно, как принято, например, для графов. Но, перстни на пальцах, посадка головы, поворот тела полны такой надменности, что мама не горюй! Показываю пальцами жест, который принц показывал своей охране, у девушки глазки стали большие — большие.

— Присядьте, скажите, как вас зовут? — произношу тихо, она слышит, а другие уже вряд ли.

Девушка ещё не успела вернуться в свою игру и машинально произносит: «Мия».

— А там, наверное, Артур, да?

Видя согласительный кивок, продолжаю, ещё тише, чуть наклонившись к девушке.

— Дедушка и папа велели мне с невестой войти в вашу компанию, а где и когда вас можно найти?

— Вечером мы собираемся возле фонтана, справа от женского общежития.

— Как только я смогу, мы с Алисой обязательно придём.

Встаю из-за стола и громко произношу:

— О, прекраснейшая из незнакомок, я не могу принять ваш дар. Целители сказали, что от сладкого я буду бросаться на девушек, как бешеный бизон. Я не могу подвергать такой опасности вас и ваших подруг, — низко кланяюсь и иду на выход, а вслед мне несётся дружный хохот студентов.

Только вышел, ко мне подбежал секретарь декана.

— Где ты ходишь, немедленно к гранд-магистру ля Фишер.

— А кто там, кроме самого декана?

— Два преподавателя с нашего факультета и два огневика.

— А этим то, что нужно, они же у нас ещё ничего не ведут?

— Вот там и узнаешь.

Дошли до приёмной, и меня с ходу втолкнули в кабинет декана.

— Здравствуйте, Ваше Могущество! — делаю вид, что поздоровался со всеми присутствующими.

А в кабинете полный аншлаг: ректор, декан, дядя Томас, магистр Марго фон Кламер, маг барон ля Буржен, наш преподаватель Кристалловедения, барон ля Гард, начальник охраны Академии, и те два преподавателя, с которыми меня пытался прессовать охранник.

— Ну, что красавец ты наш, проходи, встань вот сюда, чтобы тебя все видели. Расскажите мне, граф, как вы собираетесь учиться в нашей Академии, если вы преподавателей избиваете, игнорируете, подрываете их авторитет? Чему вы у них собираетесь учиться?

— Ваше Могущество, ещё одного преподавателя не хватает, по Боевой подготовке.

— А старый сержант тут причём? — удивляется дядя Томас.

— А он тоже никчёмный преподаватель.

— А ты у нас, значит, кчёмный! Ну, и чему ты у нас желаешь учиться, если тебе все преподаватели не по нраву?

— Ваше Могущество, вы мне сразу объявите взыскание и отправьте в карцер, или улицы подметать. А то я тут такого наговорю, что вам придётся кое-кого из преподавателей просто выгонять из Академии.

— Вот видите, Ваше Могущество, абсолютно не управляемый и беспримерно наглый молодой человек. Он конечно аристократ, но должны же быть границы?

— Я могу простить некоторую наглость, если она обусловлена обстоятельствами. Попробуй сейчас объяснить, чем обусловлена твоя наглость.

— А в чём вы увидели наглость, господин ректор? Я в своём заявлении указал, что преподаватель маг ля Буржен даёт студентам неправильную информацию, которая сильно снижает действенность амулетов и магических накопителей. Я это подтверждаю, и готов доказать. Вариантов, как всегда два. Ладно, промолчу, — это я сказал, видя, что Томас мне показывает кулак.

— Я был готов примирить вас здесь, а теперь или вы студент, или обвиняемый вами преподаватель вылетит из Академии. Ну давайте, докажите нам, что вы правы, а преподаватель — нет, — ректор буквально в бешенстве, но сдерживается.

— Господин преподаватель, неделю назад у нас было контрольное занятие. Вы поставили мне оценку «удовлетворительно». Я стал настаивать на необъективности оценки, а вы меня навсегда выгнали со своих занятий. Скажите, пожалуйста, ректору и всем, почему мой ответ был оценён так низко.

— Наглец, ты даже конспект не читал. Это прямая обязанность студента, добросовестно выучить, то, что у него есть в конспекте.

— Вот, уважаемые господа маги. Этот преподаватель надиктовал нам текст, и отличные оценки он ставит только тем, кто этот текст выучил наизусть.

— А что в этом плохого, — это уже наш декан удивлён и пока не понимает, куда я клоню.

— Вот мой конспект, записано дословно: «для магического применения используются исключительно не огранённые кристаллы. Для повышения ёмкости накопителя рекомендуется полировка граней кристалла, но не огранка». А вот старый учебник из библиотеки: «Применяемые для магического использования кристаллы, не подвергаются огранке, или подвергаются плоской огранке, принципиально отличающейся, от огранки ювелирной». И на другой странице: «Главное качество кристалла для магического применения, это наличие двух параллельных граней. Чем точнее соблюдена параллельность граней, тем выше ёмкость магического накопителя. Поэтому рекомендуется полировка этих граней». Согласитесь Ваши Могущества, что это совсем другое, по сравнению с тем, что преподаёт барон ля Буржен. Я был готов ему это подсказать, но был с руганью изгнан с занятий. А его позиция, что все студенты должны только зазубривать материал, она сама по себе несёт большой вред Академии. Вот для примера два кристалла. Вот этот природный кристалл аметиста, только отполирован, его энергическая емкость порядка 120 единиц. А вот на этом кристалле сделана энергетическая огранка. Его масса примерно в два раза меньше, а энергетическая емкость в два раза больше, чем у первого кристалла. Поэтому я имею наглость утверждать, что своим неправильным изложением материала, и нетерпимостью к тому, чтобы студенты думали, этот преподаватель наносит вред нашей Академии.

Пока я всё это говорил ректор сначала начал ещё больше злиться, потом внимательно слушал, потом взял эти два кристалла и быстро зарядил и разрядил каждый.

В это время маг барон ля Буржен, брызгая слюной, почти кричал, что это всё фальсификация, подстроено, чтобы опорочить его. А он сил не жалеет на благо родной Академии.

Ректор взял у меня из рук книгу.

— Где ты её взял?

— В библиотеке в зале для преподавателей, в общем доступе. Вынес незаконно, но как бы я вам иначе что-то доказал? Верните мне книгу, я её сегодня же положу на место.

— Ля Буржен, а когда вы последний раз были в библиотеке?

Барон замер, не зная, что сказать. Его взгляд метался с ректора на декана. Он боялся врать, так как все посещения в библиотеке фиксируются, и проверить очень просто.

Так и не дождавшись ответа, ректор повернулся ко мне:

— Из-за тебя Академия лишилась преподавателя. Пойдёшь преподавать первому курсу Кристалловедение, вижу, ты в этом вопросе весьма подкован.

— Я отказываюсь господин ректор. Поставьте любого преподавателя, хотя бы, вот, дядю Томаса. Я обязуюсь ему написать тексты всех лекций, но я преподавать не буду.

— Это почему же?

— Моё преподавание закончится драками, дуэлями, смертоубийством.

— Не понимаю, поясни почему?

— Потому, что аристократы на моих занятиях воспримут меня, как оскорбление их личного достоинства. А я ведь не буду смотреть, кто у них папа. Пока не сдадут зачёт, оценку не получат. А там встанет вопрос об отчислении. Далее вызовы, дуэли, ну и так далее.

— Кстати…, нет, это не при всех. Все свободны. Студент, а вы останьтесь!

Остались ректор, декан, дядя Томас и ваш покорный слуга.

— Господин граф, когда у вас был поединок… Впрочем, спрошу иначе. В книге, что вы изучали с Луи, было плетение блокиратора магии?

Говорю себе: «Мики соображай быстро, врать сейчас нельзя! Ладно, амулет отдам, потом себе ещё сделаю!»

— Да Ваше Могущество, архимаг ля Робершар, на его основе сделал амулет. Точнее говоря, два амулета.

— Давай сюда, — на лице ректора торжествующая улыбка, обдурил и «расколол» строптивого студента.

Вот и ладушки, чем бы ректор ни тешился…

Как бы нехотя, через силу достаю и отдаю ректору «глушилку». Так вот чего они все примчались в зал боевой подготовки! Они почувствовали сработавший блокиратор. Вот и хорошо, одной загадкой меньше.

Что-то вымотали меня все эти приключения. Зашёл на кухню общей столовой, купил кусок мяса, каравай хлеба и кувшин кваса, и пошёл к себе. Сейчас наемся и лягу спать! Сижу у стола, держу плетение Чайник на своей сковороде, на ней жарится порезанное и залитое квасом мясо. Тут открывается дверь, и в моё жилище проникает Алиса. Не вставая, протягиваю к ней руки, она меня обнимает, взлохмачивает мои волосы.

— Мама сказала, что она такого зятя не вынесет. Говорит, если поженитесь, живите отдельно.

— Так ведь нельзя до окончания Академии замуж выходить и жениться?

— А мы никому не скажем, — тихо смеётся девушка, и садиться ко мне на колени.

Потом, посреди ночи я дожаривал мясо, и мы его дружно съели, так же как и весь каравай хлеба. Ещё я рассказал Алисе, что нас пригласили познакомиться внуки короля, от чего она пришла в сильное возбуждение. Нет, не в то возбуждение! Она бегала по комнате, что-то шептала.

— Алиса, давай я коротко обрисую твою проблему.

— Ну, попробуй.

— В шкаф уже ничего не влезает, а на завтрашнюю встречу одеть нечего!

— Ах, ты! — и меня опять повалили на кровать.

Утром договорились, что сегодня пойдём знакомиться. Я в перерыве подошёл к Марго, и сказал, чтобы она правильно оценила ситуацию, и помогла одеться дочери. Принц и принцесса здесь как бы инкогнито, наверное, представляются графами, а мы разоденемся, как на приём к королю, не комильфо, однако. Сам я надел белую рубашку, брюки, и камзол, который был куплен перед поездкой в Академию. Здесь принято, что в таких случаях надевают сапоги, но погода стояла тёплая, и потеть я не захотел, поэтому одел башмаки, которые были сшиты по моим рисункам: чуть зауженный носок, кожаные шнурки, никаких блях или пряжек. За время занятий и при подготовке к выходу успел создать две серёжки, для Алисы. Они имели ажурную конструкцию, создающую объём, но без камней и они были очень лёгкие, хотя и выполнены из золота. Когда перед ужином девушка пришла ко мне, мы съели по бутерброду, запили компотом и были готовы выдвигаться.

— Алиса, подожди, давай оденем вот эти серёжки. Они оригинальные, будет тема для разговора.

Стал одевать ей серьги, это перешло в поцелуи, и мы чуть не опоздали на встречу. Когда вышли на улицу, девушка всё порывалась броситься вперёд, но я взял её под руку, накинул ей на плечи свой камзол, и медленно, прогулочным шагом мы двинулись к предполагаемому месту встречи. Однако королевских родственников в указанном месте не обнаружилось, там была лишь группа ребят со второго и третьего курсов. Две девушки и два парня слушали третьего, который вымучивал что-то из струнного инструмента, похожего корпусом на балалайку, но на ней было шесть струн, как на гитаре. Мы поздоровались и просто постояли рядом.

— С вас по два золотых, — это музыкант нам.

— Только если сможешь сыграть то, что я напою, — и я спел песенку про медведей из кинофильма «Кавказская пленница»:

— «Где-то на белом свете, там, где всегда мороз,

Трутся спиной медведи о земную ось.

Мимо плывут столетия, спят подо льдом моря,

Трутся об ось медведи, вертится земля.

Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,

Вертится быстрей земля.

Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,

Вертится быстрей земля».

Пока музыкант пытался подобрать мелодию, ещё один парень начал требовать, чтобы я ему рассказал перевод песни. А мне что, трудно, что ли? Заменил медведей на виверну, а всё остальное для любого мира и народа подходит. Здесь знают, что планета круглая и вращается вокруг своей оси. Ребята оказались очень энергичные, или им было очень скучно, и довольно талантливые, поэтому через полчаса, они исполнили эту песню уже в переводе, причём Алиса пела наравне со всеми, и очень даже неплохо.

— Так, молодые люди, за мелодию два золотых, а за сюжет песни — четыре.

Музыкант растерянно полез в карман, но тут мы с Алисой захохотали, и нас поддержали все остальные. В этот момент и появились Мия и Артур ля Ришат. Их нам представили как очень хороших ребят, брата и сестру из графской семьи. Я представился сам, Алису представил как графиню, дочь маркизы фон Кламер. Мия и Артур переглянулись, но ничего не сказали. Я потребовал, чтобы вновь прибывшие тоже выучили песню. И тут выяснилось, что от резкого перехода к встрече с Мией и Артуром, почти все забыли слова. Но мой Комп помнит всё, так что увильнуть им не удалось. И мы эту песню пели раз десять, пока все не заявили, что запомнили слова на всю оставшуюся жизнь. Время было позднее, пора было расходиться, но с меня потребовали ещё одну песню. Я им спел песню из того же кинофильма: «Если б я был султан». Рассказал перевод текста песни. У них тут были степные жители, кочевники, у которых тоже было многожёнство, как у султана, так что перевести было реально. И на этой весёлой ноте мы и расстались. Проводил Алису домой, в женское общежитие, и пошёл к себе.

Преподаватели факультета известие о том, что их коллегу, кристалловеда, выгнали с работы из-за студента ля Витура, встретили по-разному. Кто-то соглашался с тем, что так преподавать нельзя, а для кого-то честь мундира была выше здравого смысла, или сами были близки по уровню знаний к барону ля Буржен. Поэтому совершенно не удивил ехидный вопрос преподавателя общей магии в конце его лекции, а что нового или отличного от изложенного материала может сообщить студент ля Витур. Промолчать, значит, он и дальше будет меня постоянно подначивать и подкалывать.

— Уважаемый преподаватель, уважаемые коллеги студенты. Кроме тех конспектов, которые многие из вас выучили наизусть, в библиотеке Академии имеется много других источников информации. Если верить им, раньше маги проводили многочисленные исследования во всех областях магических знаний. Конечно, не стоит начинать самим экспериментировать без присмотра более опытных товарищей. Но, если соблюдать меры безопасности, то подобные исследования это нужное и интересное занятие. Вот пример, берём кристалл, например кубической формы. Он имеет объём, вес, и ёмкость магической энергии. Начнём уменьшать его высоту, и отслеживать все эти параметры. Оказывается, объём и вес строго пропорциональны высоте кристалла. А вот его ёмкость, вначале практически не изменяется, и только, когда мы уменьшим его высоту более, чем на одну треть, тогда ёмкость кристалла тоже начнёт снижаться. Можно было бы определить оптимальные размеры кристалла, чтобы сэкономить ценный материал накопителей без снижения их ёмкости. Также влияет и форма кристалла. Например, если кристалл имеет форму наклонного параллелепипеда, то, чем сильнее его наклон, тем меньше ёмкость накопителя. И ещё много различных тем можно исследовать без нарушения мер безопасности.

— А что самое опасное? — это один из наших дворян не может промолчать, так ведь про него и забыть могут.

— Самое опасное, это эксперименты со структурами плетений: разработка новых плетений, попытки изменить существующие плетения, соединение нескольких плетений в одно, или, наоборот, выделение более простых плетений, из состава сложных. Тут неверные действия могут приводить к взрывам или нанесению увечий кому-либо.

— Ну, взрыв, это понятно, а какие такие увечья могут быть?

— У тебя есть ненужная вещь, брось её вот сюда на пол.

Студент демонстративно снимает камзол, и бросает его на пол. Я поднимаю камзол и выкладываю на стол преподавателя все вещи из карманов: деньги, ключи, какие-то записки, и два перстня. Камзол снова бросаю на пол.

— Представь себе, что это не камзол, а ты сам. А твой товарищ экспериментирует с незнакомым плетением. И у него получается вот такая штука.

Вокруг моей руки появляется дымчатый шар, который я сбрасываю на камзол. Шар расползается по полу, скрывает почти полностью этот элемент одежды, потом темнеет до чёрного цвета и оседает на пол помещения черным порошком. От камзола остались только два кусочка, что не попали в зону действия плетения.

— Вот что бы стало с твоим телом! Что при этом происходит с душой, я не знаю, магия об этом молчит.

На лицах студентов сначала ужас, а после слов о душе, все облегчённо смеются. Я кланяюсь преподавателю и сажусь на своё место. Он, судорожно сглотнув, кивком отпускает меня, а сам начинает заканчивать занятие: напоминает тему, даёт задание на повторение материала.

Часом позже в кабинете у ректора.

— Я требую, чтобы этого монстра призвали к ответу. Как это можно, в помещении, где сидят студенты, в том числе в группе есть несколько дворян, а он там применяет плетения, уничтожающие предметы до состояния чёрного порошка, — наш преподаватель близок к истерике.

— Я уже один раз очень сильно обжёгся с этим студентом. Понимаете, он всегда всё делает очень продуманно. Вот я уверен, что он нам докажет, что риска не было, или был минимальный. Расскажите подробно, с малейшими деталями, что и как происходило в классе.

После рассказа преподавателя, ректор задумался.

— Значит, достал из карманов вещи, то есть они должны были пропасть, но пол не повредился. Непонятно, может просто перестраховался с вещами? И сказал, что с телом было бы то же самое? Вот, я вспомнил. Луи говорил, что у Древних было плетение по утилизации отходов. Значит, они его раскопали в книге Древних. А что если это плетение использовать как боевое? Я шестьдесят лет на этой должности, и ни одного нового плетения мы не предложили королю. Позорище! Есть, за что критиковать Академию. Но Луи тоже хорош, пацана научил, а мне даже ни слова.

— Ладно, пока пусть учится, а вы за ним присматривайте. Если что, сразу мне сигнал.

Я этого всего не знал, просто сходил на обед и пошёл на очередные занятия по Боевой подготовке. Там был другой преподаватель. Судя по манерам, дворянин, наверное, отставной офицер. Этот хорошо знал, чему нужно обучить будущих дворян и аристократов, но он никак не мог войти в ситуацию, когда в одной группе обучаемые с очень различным уровнем подготовки. Я долго это терпел, потом не выдержал. Подошёл к преподавателю и представился. Он как нормальный разумный представился в ответ.

— Виконт фон Брамер, в чём дело граф?

— Мне кажется было бы правильно разделить нас на две группы: новичков, и тех, кого уже учили держать шпагу в руках. Новичкам нужен второй преподаватель, возможно нужны дополнительные занятия.

— И где я тебе возьму второго преподавателя?

— В нашей группе есть барон фон Штольц. У него отличная классическая подготовка, если он согласится, он мог бы быть вашим помощником на занятиях.

— А ты сам?

— У меня очень специфическая подготовка, я их буду учить неправильно.

— Да? Ну-ка, встань в стойку. Укол! Защита! Восьмёрка! Сзади! Да, где же тебя так готовили? Барон фон Штольц, выйти из строя! Назначаю вас младшим преподавателем, на занятиях в вашей группе. Постройте этих бизонов в одну шеренгу, и отработайте два элемента: прямая стойка и прямой укол. А вы граф свободны, зачёт вы уже получили, и на моих занятиях вам делать нечего.

Тут я удачно подсуетился, и товарищу сделал приятное, и себе время освободил. А барон аж светится от гордости, он хоть и младший, но преподаватель. Пойду-ка я в библиотеку.

Сижу, читаю учебники за третий курс по магии земли. Ищу знакомые плетения. Вот, что-то похожее, проверим. Да, так и есть. Плетение эти мудрецы назвали Каменная связка, а в моей памяти это Бетон. Просматриваю плетение, что-то цепляет взгляд. Почти полчаса потратил на то, чтобы понять, что в плетение внесён разрыв, и без связки в этом месте, плетение не сработает. Но это же учебник, как же по нему учиться? Смотрим на титульный лист. Учебник издан восемь лет назад, для этого неторопливого мира, совсем новый. Так, три автора, под редакцией — затёрто. Неужели Королевский Маг руку приложил? Так, мне нужно понять эту ситуацию, и как вести себя в подобных случаях. Поэтому иду к коменданту общежития. На прошлой неделе заплатил деньги одному работнику столовой, теперь у меня есть три бутылки вина. Одну прихватываю с собой и вваливаюсь в комнату коменданта. А они там с Марго о чём-то мило беседуют. Нет, ни чего такого, просто разговаривают.

— Заходи, заходи, о тебе как раз и говорим. Садись вопросы к тебе есть.

Выставляю на стол бутылку, сажусь на стул через стол от Марго, а то взяла барышня моду, по морде меня лупцевать.

— Буду отвечать на вопросы, если вы представитесь полным званием и титулом, дядя Томас, с которым король вежливо разговаривает.

— Вот паршивец, заметил всё же. Что скажешь, Марго?

— Да всё равно он раскопает!

— Ну, ладно. Ты прав, комендантом, это я просто от безделья. Раньше был деканом факультета магии Земли. Гранд магистр Томас фон Кламер, двоюродный дядя Марго, а твоей Алисе, получается двоюродный дедушка.

— Это я удачно зашёл! — удивлённые глаза мне ответом.

— Я в библиотеке нашёл учебник магии земли, а там плетения нерабочие, причём это сделано специально. Как так можно, в учебнике, и нерабочие?

— Что за плетение?

Достаю учебник из сумки, и по закладке открываю нужную страницу.

— Вот здесь не описана связка.

Достаю рисунок руны и выделяю на ней соответствующий участок.

— Это то же самое, что в этой руне вот здесь убрать эти две линии, — показываю на рисунке.

В ответ мне немая тишина, потом Марго отмирает и выдаёт фразу:

— Дядя Томас! Вот зачем тебе внучка — вдова? Он же и года не проживёт, его прикончат. Если не сам фон Шайдер, то его сторонники.

— Так вы меня научите, как себя вести, с кем общаться. У нас в Медногорске всё было гораздо проще: враг — это враг, друг — это друг. А у вас ближайшее к королю лицо — враг королевства, это как?

— Точно, не проживёт! — Марго сильно переживает.

— Понимаешь парень, чем выше уровень, тем больше разумных, тем сложнее система взаимоотношений. Это только в сказках, король сказал, и все побежали выполнять. А на деле, каждое решение короля это столкновение больших групп разумных, у которых разные, а иногда, прямо противоположные интересы. Вот простой пример с этим учебником. Если каждый студент, начнёт сам, как ты, изучать магию, то преподавателям останется роль консультантов, они потеряют влияние, уважение, деньги. А так студент потыкается, и придёт к преподавателю, и тот, если сочтёт нужным, расскажет ему, где неточность в учебнике. А формально, это сделано по требованию консультанта, чтобы повысить безопасность обучения в академии. Поэтому я и ушёл с должности, не захотел биться лбом в каменную стену.

— Марго сказала, «…или его сторонники». Это кто?

— Это большая группа высших аристократов не заинтересованных в развитии магии в королевстве, по разным причинам.

— А в соседних королевствах с магией такой же бардак, или они нас уже обогнали?

— Я же говорю, и года не проживёт! — Марго торопится меня похоронить.

— В соседних королевствах всё направлено на развитие магии. Да, они нас опережают по многим направлениям.

— Значит скоро война. Блин, что же так не везёт, опять война!

— Ну, наши аристократы уверены, что они договорятся, будут развивать экономические связи, культурные.

— Бред! Договариваются тогда, когда боятся получить такой сдачи, что нет и смысла нападать. А экономические связи…, ага, все готовы платить нам огромные деньги. Имеют возможность просто всё отобрать, но они будут тупо платить. Ага!

— Парень, ты всё говоришь правильно, только научись молчать и не высовываться. Иначе внучка станет вдовой ещё до свадьбы.

— Вот вы все и домолчались! Поуходили с должностей, спрятались. Ждёте, что само рассосётся? Только это, как беременность, не рассасывается.

— Ты, язык придержи! — пожилой мужчина хватает меня за грудки.

Смотрю ему в глаза, говорю тихо, но очень жёстко.

— Если вы не фанатик, и не идиот, готовьтесь спасать свою семью. Готовьте пути ухода из этого королевства, и уйти нужно раньше, чем начнётся война. Если захотите остаться, то про Алису забудьте, я вам её не отдам!

Томас грузно опускается в кресло.

— Уходи, потом будем говорить.

А я вышел, подумал и пошёл в приёмную ректора. Тут были посетители, в том числе преподаватель Боевой подготовки. Он подсел ко мне:

— Ты был полностью прав. Только вот таких помощников как барон фон Штольц в других группах не оказалось. Вот пришёл просить второго преподавателя. А ты что хочешь?

— Нашёл в учебнике по магии ошибку, а мне говорят, это сделано специально, а то студенты слишком много знать будут. Хочу понять, если ректор тоже так считает, значит, буду сидеть и только свои дела делать. А если руководитель скажет, что необходимо устранять такие вещи, то пусть указывает, к кому обращаться в следующий раз. Не ходить же к ректору с каждой неточностью в учебниках.

Тут подошла его очередь, но этот виконт взял меня за плечо.

— Ну-ка пойдём вместе, — и мы зашли в кабинет.

— Карл, я тут к тебе не один. Знаешь этого молодого человека?

— Да, уж, знаю! Каждый день по нему доклады идут.

— Давайте, граф, докладывайте ректору, а я посмотрю, как мой старый друг будет реагировать на твой доклад.

— Я нашёл в учебнике по магии земли, что в описании плетения пропущен или специально изъят кусок описания. В результате такое плетение не опасно, но работать не будет. Мне сказали, что такое делалось специально. Учебник издан восемь лет назад. Я не понимаю, как можно, чтобы в учебнике были сделаны преднамеренные ошибки. Я бы понял, если бы там была сноска, что пропущен фрагмент, за которым следует обратиться к преподавателю. Так ведь нет. Из текста следует, что это готовое плетение. Я хочу, чтобы вы определили, как я должен поступать. Или, как мне сказали, засунуть своё любопытство и язык в непопулярное место, или вы, например, скажите, что с подобными вопросами я должен обращаться к кому-то.

— И к кому я должен тебя послать?

— А вы это как воспринимаете? Если считать, что это вредительство, значит надо сообщать в службу безопасности. Если считать, что это небрежность то нужно предупреждать деканов соответствующих факультетов. Только вот огневик не захочет меня слушать, у них там честь мундира гипертрофирована. А может быть есть смысл создать в академии группу, которая проверила бы все относительно новые учебники на предмет их адекватности.

— Всё?

— Так точно!

— Пока иди, моё решение до тебя доведут секретари.

— Ну, и что ты от меня хочешь Жюль ля Портос? Или тебя называть виконт фон Брамер?

— Ты Карл задницей-то не верти! Ты просил проверить, что там было в зале боевой подготовки? Так вот, было всё, как парень и доложил. Его вынудили участвовать в поединке под угрозой смерти. Их двое, один — сильный маг, второй — неизвестно кто. Парень включил глушилку, и вытащил откуда-то своё фамильное оружие. После этого капитан начал действовать как убийца. А привёл его королевский маг. Вот туда и уходят следы убийства магистра Томира ля Витура. Теперь по парню. У него подготовка наёмного убийцы, и полевого диверсанта. Как-то всё в кучу. Как будто ему всё это показали, а он сам это осваивал. Но, главное, Карл, у парня чистая душа, словно он воспитывался в каком-нибудь монастыре. Все эти аристократические заморочки ему чужды, хотя он старается следовать канонам этикета. Если ты его не поддержишь, я перестану тебя уважать. У тебя, конечно, дипломатическая должность, но должно же быть что-то святое, что-то незыблемое, через что нельзя переступать.

Два старых знакомых ещё долго беседовали о проблемах королевства, о чести и долге, о жизни.

Через день ко мне подошёл молодой преподаватель магии воды представился и сказал, что он входит в состав комиссии по проверке учебников, и ему сказали, что у меня можно консультироваться. То есть не я должен консультироваться у старших товарищей, а я их должен консультировать. Упасть, не встать! Ну ладно, что делать, если тут всё с ног на голову поставлено.

— Господин барон. Мне видится, что проверять нужно учебники за последние двадцать лет. Ранее было другое отношение к тому, что студент может изучать сам. Поэтому и учебники писали по-другому. Вот вы водник, смотрите учебники по магии воды. Если описано плетение, и вы видите, что всё правильно, выходите на полигон и проверяете, на всякий случай. Причем плетение выполняете не по памяти, а по учебнику. Если появились сомнение, находите такое плетение в старых учебниках и сравниваете всё, прямо по буквам. А чего вы улыбаетесь? Если вы собираетесь делать эту работу спустя рукава, лучше сразу откажитесь. Представляете после вашей проверки, кто-то найдёт неработающее плетение. Какой же вы преподаватель, если вас носом ткнули, ищи здесь, а вы не можете в плетениях найти ошибки?

— Ты ведь, на первом курсе, будешь меня учить?

— А чего вы тогда ко мне подошли? Скажите мне, пожалуйста, а кто у вас старший в комиссии?

— На каждом факультете старший — декан.

— Бедные огневики!

Когда этот преподаватель просмотрел те учебники по своей специальности, что лежали в преподавательской, и ушёл, я взял эти книги. В плетении тумана не хватало целых двух связок, а плетение Ледяная Стрела было расписано правильно. Странно! Смотрим подробнее: блок питания, часть, ответственная за сбор влаги из атмосферы, часть, ответственная за заморозку, вроде бы всё на месте. Подошёл к открытому окну и попытался выполнить такое плетение. Всё сработало, но стрела, или, просто говоря, сосулька, распалась, отлетев от меня на три метра. Так вот в чём дело. Из плетения удалён целый блок стабилизации!

Не мучаясь сомнениями, пошёл к декану факультета магии воды. Свой рассказ начал с того, что прошу наш разговор оставить в тайне, так как получается, что я закладываю, сдаю, подставляю преподавателя, который не воспринял всерьёз порученную работу. Мне бы очень не хотелось противостояния с преподавателями, а это произойдёт, если он, декан будет им в нос тыкать, что студент нашёл то, что они пропустили.

— То есть вы граф пришли, чтобы, как вы сказали, заложить мне нашего преподавателя, но при этом он не должен знать, кто его заложил?

Я развернулся и молча вышел из кабинета. За мной метнулся секретарь, но я его обошёл и иду дальше. Он начал хватать меня за рукав.

— Ещё раз ко мне прикоснёшься, я тебя ударю!

— Да как вы смеете, я выполняю приказ декана!

— И что же он вам приказал?

— Вернуть графа ля Витура!

— А я-то тут при чём, граф уже ушёл. Идите на факультет амулетостроения и там ищите!

Обалдевший от такой вводной секретарь, куда-то пошёл. А я нырнул в кусты, потом на задворки здания, и — в столовую. Там ужинали старшие курсы. Я, сделав лицо в соответствии с выражением «морду кирпичом», ну, то есть, очень независимое выражение лица, набрал поднос еды и подошёл к дальнему столику.

— Эй, поэт, давай к нам, — о, знакомые ребята из окружения принца.

Сел с ними, едим, подошли Мия и Артур, поздоровались, едим дальше.

В столовую забежал секретарь декана факультета воды, увидев, что пищу принимают старшие курсы, побежал дальше. А я, закончив кушать и поболтав ни о чём с этой компанией, пошёл в общагу, но не к себе, а к коменданту. Рассказав предысторию разговора с деканом «водников», сказал, что до сути разговора не дошёл, и если меня отловят, то я говорить про ошибки в книгах ничего не буду. На меня будут давить, могут наказать, в карцер посадить или ещё куда. Если я нужен декану нашего факультета, то пусть меня прикроет. Если прикрывать не будет, то и на нашем факультете я ошибки в учебниках раскрывать не буду.

— Парень, а ты не слишком много о себе думать стал?

— А вы не поняли, что произошло у «водников»?

— Почему же, понял, молодой преподаватель схалтурил, а ты это обнаружил. Пришёл и сказал, я хочу его заложить, но только вы не говорите, что это я заложил.

— Вот сейчас вы меня оскорбили. Я промолчу, но запомню. А у «водников» произошло следующее. Декану, как оказалось, ничего менять не хочется. Ему плевать, на эти ошибки в учебниках. Но ему приказали это делать. Если он выполнит мою просьбу, то ему нужно самому этого преподавателя тыкать носом, разбираться вместе с ним в этом учебнике. Проще сказать: «Вон тот студент что-то накопал, чего ты не увидел. Идите с ним разбирайтесь!»

— Так вот, уважаемый дядя Томас, я не прошу делать мою работу, выполнять то, что мне поручено. Но садиться мне на шею я тоже не позволю! И стравливать меня со всем преподавательским составом, как это делает ректор, тоже не надо! — развернулся и ушёл.

На следующий день на занятия не пошёл. Купил в лавке, на территории Академии, музыкальный инструмент, как у приятеля принца, сделал карманы на своей одежде, и наложил на них руны Сумки путешественника. Спрятал в эти сумки много разных вещей, в том числе целую пачку свечей, тетради, карандаши, сухари, две оставшиеся бутылки вина, две бутылки с водой, сухари и сухое печенье, типа галет. Теперь, если в карцер посадят, у меня есть чем заняться и голодать не буду.

В отдельный карман на подштанниках убрал оружие и камешки из потайного кармана своего баула, предполагая, что в комнате будут делать обыск. Собрал все учебники и отнёс их в библиотеку. Накупил продуктов и пошёл к себе готовить королевский обед. Каким-то образом о моих бедах узнала Алиса, и она, встретив Мию, что-то ей рассказала. После обеда они с Артуром, то есть, втроём, пришли ко мне в комнату, и потребовали, чтобы я рассказал о своих бедах. Мне жалко, что ли, рассказал. Пояснил, что пока против меня ничего не предпринимается, но я стал слишком неудобным, для некоторых начальников. Могу просто наказать, а могут и из Академии выгнать. Девчонки все изошли на эмоции, а Артур молчал.

Когда я наготовил еды, и мы все сидели и кушали, в незапертую дверь ворвались так, как будто они идут на штурм, четверо охранников. Влетели в комнату, дико озираясь, увидели меня, набросились, стали закручивать руки за спину. Потом надели антимагические браслеты, а руки связали за спиной, и поволокли меня к выходу. Однако выход оказался закрыт стеной льда. Охранники начали орать на Артура и девушек, чтобы те не препятствовали задержанию преступника. В это время ледяная стена разлетелась осколками и в комнату вошли два декана, факультета огня и факультета воды.

— Всё обыскать! — это «огневик».

Вошедшие вслед за ними трое преподавателей, двое из которых уже встречались мне в подобных ситуациях, начали проводить обыск, выкидывая всё из кладовки. Там было то всего, немного одежды, обувь, посуда. Всё это было выброшено в комнату на пол.

В какой-то момент, Артур встал в полный рост:

— Магистр ля Мишель, потрудитесь объяснить, что здесь происходит? Вы испортили нам приём пищи, ваши люди топчут и ломают вещи моего приятеля, а дуболомы из охраны нацепили на него магические браслеты, как на преступника. Так в чём дело?

— Ваше э-э-э… Господин граф, этот разумный скрывается от правосудия, его необходимо задержать.

— И в чём его обвиняют? — голос Артура способен заморозить воду в бокале.

— Он второй день скрывается от вызова к декану водного факультета.

— Вы сами понимаете, что это бред? Неприбытие к декану, это скрывается от правосудия? Вы магистр фон Кляйн, оказывается у нас судья. Студент другого факультета, не прибыв к вам, уже преступник? А его декан знает, что вы вызываете этого студента? Ах, не знает! Прикажите отпустить графа ля Витур, снять с него всякую гадость и все обвинения. От охраны Академии принести ему письменные извинения. А вы господа будете лично объяснять наследнику, что вы тут только что творили. Я вас не задерживаю.

С меня сняли браслеты, верёвки, и вся гоп-компания растворилась в сумерках.

— Вы спасли меня от побоев, как минимум, от смерти, как максимум. Как мне с вами рассчитываться, граф Артур ля Ришат?

— С тебя новая песня.

— О! Как говорили в нашей местности, «их у нас есть»!

Я зашёл в кладовую, извлёк из Сумки свой музыкальный инструмент, вышел, и, приняв удобное положение на стуле, играл я пока очень посредственно, тем не менее, сыграл и спел переведённую на местный язык песню Марка Фрадкина «Тонкий шрам на любимой попе». Получилось не очень, но всех зацепило необычностью и юмором в стихах данной песни. Артур и Мия буквально катались по кровати, а Алиса улыбалась и краснела. Короче говоря, не смотря на всю нервотрёпку, вечер закончился весьма позитивно.

Артур увёл Мию в общежитие, а Алиса осталась у меня. Она очень мило краснела, когда прощалась с принцем и принцессой. Все понимали, что мы будем не только целоваться. Я попросил девушку наложить на себя плетение, чтобы предупредить беременность, но когда она стала его создавать, я почувствовал, что это что-то иное.

— Откуда ты знаешь это плетение?

— Меня Элиза научила, — на эти слова, я чуть не упал.

— Алиса, милая моя девочка, Элиза тебе делала только гадости, зачем же ты повторяешь то, что она тебе показывала без проверки?

— А как это проверить? — Алиса стала цветом, как спелый помидор.

Мы оделись и пошли к её маме, она жила в пристрое к зданию целительского корпуса. Когда мы постучали и вошли, Марго была в домашнем халате, сначала смутилась, а потом с вызовом на меня посмотрела. Алиса никак не решалась начать разговор. Тогда начал я.

— Уважаемая Марго, у вас замечательная дочь. Но дети всегда вырастают и уходят во взрослую жизнь. Вы можете быть против меня лично, но рано или поздно у Алисы будет любовник или муж. И ей нужно знать плетение, обеспечивающее безопасный интим.

— Ты же сказала, что знаешь?

— Её чему-то обучала Элиза фон Шайдер, но у меня большие подозрения, что это не то, что реально нужно. Алиса, покажи плетение, только не наполняй его энергией.

Девушка так волновалась, что у неё получилось только с третьего раза создать плетение и задержать его исполнение.

— Немедленно развей это! — Марго зарылась в какие-то конспекты.

— Вот ведь дрянь, ну как таких гадин земля терпит?

— Это то, что я подумал?

— Я не знаю, что ты подумал, но если бы девочка наложила на себя это плетение, она бы залезла под любого мужика.

Я задумался.

— Знаете магесса, похоже, что след тянется к отвергнутому жениху. Если Элиза с ним в хороших отношениях, то напрашивается вариант. Она научила Алису этому плетению, подстроила, чтобы Алиса привела её ко мне, потом, рассорила нас. Дальше она говорит Алисе, это была ошибка, тебе надо простить Мики, наложи на себя это плетение и иди к нему в гости. По дороге Алису перехватывает барон, а она уже на всё согласна. Это всё не точно, но такой вариант возможен.

— Наверное, мне надо благодарить судьбу, что Алиса встретила тебя?

— Только ревность не даёт, да? Я вот как представлю себе, что у меня красивая дочь, и её какой-то мужик лапает, убил бы!

Обе женщины весело смеются.

— Ладно, сбили нам весь любовный пыл. Алиса, с мамой останешься? Магесса, а покажите мне плетение «Безопасный интим».

— Как красиво ты его называешь! У нас оно называется «Чаша блудницы Яиры». Смотри, запомнил?

И я машинально сказал:

— Да! А плетение, делающее тело чистым, как будто хорошо помылся?

— Это «Омовение Сятого Патрика», смотри, — и показала ещё одно плетение.

— Покажи, как запомнил?

Тут я сел на кровать и начал хохотать, потом обратился к Алисе, чтобы она нас чаем напоила. Девушка умчалась на кухню, а я тихо произнёс:

— Да, тёща, подловила ты меня! Да, могу запоминать почти сразу! Только Алисе не говори, она может где-то проговориться, так как не понимает опасности для меня и для вас. Для вас, не сейчас, а когда дети будут.

Марго сидела на кровати, зажав рот ладошкой, и с ужасом смотрела на меня. Тут Алиса принесла на доске чашки с чаем и блюдо с печеньем. Я, выпив чай, убыл в своё жилище, а там до половины ночи всё мыл и чистил. Было ощущение, что эти нехорошие люди своим присутствием опоганили это помещение.

А мать разучивала с дочерью два новых плетения.

— Мам, а как он понял, что это не то плетение?

— Ну откуда же я знаю? Такое впечатление, что он видит структуру плетения, и замечает их неправильность. У меня был один знакомый, он говорил, что видит плетение, как цветное пятно, и по цвету сразу чувствует, если плетение сформировано неправильно. Наверно, у Мики что-то подобное проявилось. Это или наследственность, или он где-то побывал, что его организм стал такой чувствительный.

Глава 7. Аристократы тоже разные

Закончив отмывать свою комнату, я ещё некоторое время побренчал на гитаре, буду свой инструмент так называть, чтобы меньше мучиться, и всё же лёг спать, но с утра был злой и не выспавшийся. Поэтому, увидев, что мне заступают дорогу три четверокурсника, был готов броситься в драку. Но они просто заговорили со мной.

— Граф ля Витур, вы вызываетесь на заседание Совета Аристократов Академии.

— А что есть такой Совет?

— Да есть, первокурснику простительно не знать. Послезавтра, сразу после ужина старших курсов в мужском общежитии комната 33, без опозданий.

Только тем, что сильно хотелось спать, могу объяснить то, что я их не послал сразу.

Но, может оно и к лучшему. После занятий быстренько побежал к столовой, и успел перехватить Артура. Он как раз рассказывал своим приятелям о песне, про шрам на любимой попе. Меня обступили, и наперебой стали спрашивать. Но я стойко молчал. Парни быстро поняли, что что-то не так. Я рассказал, что меня вызвали на Совет, попросил объяснить, что это такое. Оказалось, что в этом мире тоже есть «демократическая» общественность, которая очень хочет «порулить», не имея на то официальных полномочий. Несколько высших аристократов, из числа студентов, назвали себя Советом Аристократов, и требуют, чтобы все остальные студенты аристократы выполняли их указания.

— А как к этому относится руководство Академии.

— Они этого якобы не видят, значит, и спроса с них нет за художества этого Совета.

— Вопрос. Мы будем их давить, или вам тоже всё равно?

— Надо давить!

— Тогда со мной должен пойти ты, а с тобой ещё несколько аристократов, тех которые поддержат тебя, а не этих «демократов».

Так и договорились, и я пошёл на обед вместе с младшими курсами. А поскольку я шёл со стороны женского общежития, где раньше никогда не ходил, я попал в группу идущих на обед «огневиков». Слышу разговор:

— Этот что ли?

— Да, это он, вы осторожней, он сильный маг.

— Первокурсник, а у нас двое с пятого курса, трое с четвёртого, так что всё будет как надо.

Я постепенно смещаюсь в сторону и выхожу из этой группы движущейся плотной кучкой. Задерживаюсь как бы случайно и замечаю знакомое девичье лицо. Это же баронесса Анна ля Феран, моя несостоявшаяся невеста.

На обеде я очень быстро кушаю, и иду к входу, в который заходят вторые курсы. Дождавшись Алису, увлекаю её в сторонку и спрашиваю, как встретится с Мией. Получается ближайший вариант это перед ужином старших курсов. Ладно, договариваемся пробовать два варианта. Сработал первый вариант. Я опять с наглой рожей прошёл на раздачу во время ужина старших курсов, заказал на себя и на девушку, потом прошёл на любимый дальний столик и стал ждать. Вот показались знакомые ребята, девушки пошли к столу, а парни на раздачу.

— О, прекрасная незнакомка, позвольте сегодня мне за вами поухаживать, — и жестом приглашаю за свой стол.

Вокруг шутки и комментарии, но принцесса грациозным движением присаживается к моему столику. Я начинаю ей рекламировать различные блюда до тех пор, пока не подходит её брат.

— Господа, мне крайне неудобно, наверное, я становлюсь для вас навязчивым, но проявились новые обстоятельства, и я не знаю, как себя вести.

— Мики, ты не начинай комплексовать. Во-первых, за тебя просили дед и папа, во-вторых, рядом с тобой интересно, в-третьих, ты почти всегда прав, поддерживая тебя не надо хитрить, изворачиваться. Есть и в четвёртых, — Артур задумался.

— Артур, если о перспективах королевства, то это не здесь.

— Вот, ты опять прав.

Быстренько докладываю информацию, что в деле замешана девушка, и она юридически мой вассал, точнее её отец.

— Подозреваю, что здесь ситуация похожая с той, что была с Элизой фон Шайдер. Девушка красивая, привыкла к всеобщему преклонению, а я не преклонился, и её это задело. Теперь она натравливает на меня тех мужчин, которые преклонились.

— А тебе трудно было преклониться перед девушкой? — это Мия меня подначивает.

— Скажи, Мия, а тебе хочется, чтобы я перед тобой преклонялся?

— Конечно, хочется, ты не красавец, но в тебе есть своеобразная привлекательность, некоторый шарм, я бы сказала — харизма.

— Вот в этом главное отличие между вами! Тебе сказали, что у меня есть невеста, и ты не лезешь в чужой огород. А те девицы прут напролом, не обращая внимания ни на что, кроме своих желаний!

— Да, моя сестрёнка умница и молодец!

— Никто и не спорит!

А вечером я опять жарил мясо. Приобрёл в торговой лавке магическую плиту, и теперь мне не нужно сидеть рядом со сковородкой, и поддерживать нужную температуру. Потом мы с Алисой съели это мясо и начали отрабатывать те плетения, что она с мамой изучала вчера. Утром она убежала в общежитие переодеться, сменить платье на мантию. А я сразу пошёл в столовую, а потом на занятия.

У нас начались вводные лекции по другим факультетам. Сегодня была лекция по магии воды. Магистр «водник» пытался нас убедить, что без магии воды жизнь в королевстве давно прекратилась бы. Ему задавали всякие каверзные вопросы, он довольно легко от них отбивался. Неожиданно он задал вопрос:

— А студент ля Витур присутствует сегодня?

Я поднялся и представился.

— Говорят, вы нашли в наших учебниках множество ошибок. Вы не могли бы о них рассказать. Не все преподаватели нашего факультета болезненно самолюбивы, мы были бы вам благодарны.

— Вопросы взаимодействия между факультетами теперь не могут решаться иначе, как через декана нашего факультета.

— Вы говорите «теперь», а что изменилось.

— Это нужно спрашивать у декана вашего факультета.

Магистр поджал губы и больше вопросов не задавал.

После обеда у нас снова Боевая подготовка, и опять новый преподаватель. Он сразу пришёл с помощником, разделил группу на две подгруппы: «начинающих» и «продолжающих». Сам он начал тренировать подгруппу «продолжающих», в которую попал и я. Преподаватель раздал занятия, а сам вызывал нас по очереди для учебного спарринга. Когда очередь дошла до меня, я отбивался от него, не переходя к атакам, хотя он прямым текстом командовал: «Атакуй».

— В чём дело, студент?

— А что вы от меня хотите?

— Я хочу выяснить реальный уровень вашей подготовки.

— Поставьте мне «удовлетворительно», и мы на этом закончим.

— Вы будете мне указывать?

— Ну что вы, господин преподаватель, это лишь нижайшая просьба.

— У вас большой потенциал, но фехтуете вы совершенно неправильно, вы как будто всё время ждете подвоха, считаете, что ваш соперник совершенно непорядочный разумный, и обязательно применит какой-нибудь подлый приём. Аристократ не должен так себя вести!

— Лично мне это неправильное поведение уже дважды спасало жизнь, так что ставьте «удовлетворительно» и оставьте меня в покое, — развернулся и ушёл из зала.

Время шло к ужину, и я опять пошёл не в нашу смену. На этот раз просто сел за дальний стол и машинально поглощал пищу, думая о предстоящей встрече с баронессой Анной ля Феран. Аристократы за соседним столом переглядывались, но меня не трогали. Когда ужин закончился, принц кивнул мне, и мы группой из четырёх человек и двух гномов направились в мужское общежитие. Меня уже ждали, один из маркизов с четвёртого курса жестом показал мне входить в комнату № 33. Однако я пропустил вперёд всю нашу компанию и вошёл последним. Здесь всё было приготовлено для судилища. Стол, четыре стула, все занятые, для меня было выделено место напротив стола, обведённое мелом, чтобы я не ошибся, где мне стоять. Поскольку присутствующие четверо аристократов за столом просто растерялись от нашего многочисленного появления, я спокойно прошёл в соседнюю комнату, там находились ещё четверо аристократов и баронесса ля Феран. Я поздоровался, набрал четыре стула, и вынес их в первую комнату. Вернулся и взял ещё два стула. Теперь вся наша компания уселась напротив «судей» и уставилась на них. Поёрзав на стульях они всё же выставили «жертву» в роли председателя заседания Совета. Он именно так и представился.

— Я герцог фон Мюлэр, председатель Совета аристократов Академии буду вести дело о недостойном поведении графа ля Витура.

— А что, ваш батюшка уже умер? — скромно так спросил принц Артур называемый здесь графом.

— Это вас не касается!

— Просто, если батюшка жив, то вы маркиз, а это немного другой статус, — вставил я.

— Вот видите, каков наглец?! — это ворвалась в комнату баронесса.

— Вот именно, но наглость вам не поможет, граф. Итак, вы обвиняетесь в недостойном для аристократа поведении по отношению к даме. С сегодняшнего дня ни один аристократ не подаст вам руки, пока вы не принесёте глубокие и искренние извинения присутствующей здесь баронессе.

— Это всё?

— Если вам этого не достаточно, мы представим ваше поведение в таком свете, что каждый, уважающий себя дворянин, будет считать своим долгом, вызвать вас на поединок.

— Вы позволите мне встать вот в этот круг?

— Для вас и нарисовано!

— Я буду говорить, и прошу меня не перебивать, это и вас баронесса касается. Всё, что здесь происходит, я хочу разделить на три разных вопроса. Первый вопрос о невежливости. Мне заявили, что меня вызывают на Совет. Не приглашают, не просят прибыть, а вызывают, словно я ваш вассал. Прошу назвать того, то додумался до такой формулировки, я его сам вызову, но не Совет, а на поединок. Второй вопрос о присутствующей здесь даме. Баронесса Анна ля Феран при нашей предыдущей встрече угрожала мне и моей матушке, графине ля Витур файрболом, её стражник пытался меня убить, стрелял в меня из арбалета, её отец, барон ля Феран, грубил своему сюзерену. И за всё это не было принесено никаких извинений. Баронесса несомненно очень красивая девушка, привыкла к всеобщему преклонению. А я не преклонился, и она этим не довольна. Теперь она вас натравливает на меня, и вы господа аристократы, пляшете под её дудочку, как комнатные собачки. Это ваши дела и проблемы, но извиняться должна она передо мной, а не наоборот. И третий вопрос господа. Вопрос о вашем Совете. Возможно, кто-то скажет, что это, мол, детишки развлекаются, играют в демократию. Но вы присваиваете себе право, указывать другим, и пытаетесь требовать, чтобы ваши решения исполнялись. При этом реально вас никто не избирал, вы сами себя назначили. То есть, вы создали орган власти неподотчётный королевской власти. А это, господа, называется попытка мятежа или бунта. Вы господа — бунтовщики с демократическими лозунгами. И если вы не хотите, чтобы вами занялась королевская служба безопасности, будьте добры, немедленно прекратить эти ваши игры в какой-то там Совет.

Парни нашей компании встали, и мы вышли из комнаты, а потом и из общежития.

— Мики, как ты их! Я тебя уважаю! — это Артур выдал комплимент.

— Хорошо, хоть не сказал: «Я тебя люблю».

— А что так? — насторожился один из приятелей принца.

— Ну, мужская любовь мне не по карману…

Дальше мы не смеялись, нет! Мы ржали, в шесть молодых глоток! С соседних аллеек студенты заглядывали на нашу, что, мол, здесь так весело.

— Ну, бывай, покоритель женских сердец, — это ещё один из приятелей принца.

— Да куда уж нам, до вас, музыкантов, — и, весело смеясь, мы расстались.

Несколько дней прошли спокойно. Потом ко мне приехала матушка. Я отпросился у декана на три дня от занятия, с обещанием всё наверстать. Два дня я провёл в обществе близких мне людей: матушки и виконтессы Розаны ля Добран. Женщина за это время преобразилась. Молодая, чуть полноватая, как говорят «в самом соку», она производила на взрослых мужчин неотразимое впечатление. Да и матушка в этом плане недалеко от неё ушла. Я с первого дня начал к ним приставать, как у них дела на любовном фронте. Обе сначала отшучивались, потом отнекивались, потом признались, что на пару познакомились с весьма приятными мужчинами. И хотели немного подождать прежде, чем говорить об этом мне, так как не уверены в этих мужчинах.

— Кто такие, аристократы, маги, или просто хорошие люди?

— Ну, не совсем люди…

— Как это?

— Они гномы.

— Девушки, вы главное смотрите, чтобы это не были проходимцы, как наш бывший управляющий. А остальное меня лично не интересует. Вот вы, Розана, был момент, когда вы были бедны и всеми отвергнуты. Но вы хороший человек, и я счастлив, что смог вам помочь. Так же и с этими мужчинами, если только они не охотники за вашими деньгами, то совет вам да любовь.

Матушка обняла меня.

— Ах, Мики, я так боялась тебе это говорить. Розана мне говорит, меня граф может приревновать, и всё равно я считаю, что ему нужно сказать. Ну, вот сказали, и на душе легче стало.

— Мама, тогда я попробую завтра привести свою девушку, познакомлю вас, чтобы Розане не казалось, что она со мной поступает нехорошо.

На другой день матушка и Розана должны были ждать нас после завтрака у входа в Академию. И вот выходим мы из калитки для пешеходов, а возле больших ворот стоят матушка, Розана, декан амулетостроения гранд-магистр Арон ля Фишер и комендант общежития гранд-магистр Томас фон Кламер. Стоят рядышком и мило так щебечут, ну, прямо как влюблённые студенты. Алиса пытается вырваться и убежать, а меня начинает пробирать смех.

— Студенты, а вы, почему не на занятиях, — это наш декан, весь такой строгий.

А я, сдерживая смех, жестами пытаюсь у Розаны выяснить, кто из них с кем дружит. Получается, что у матушки симпатия с дядей Томасом.

— Алиса! Ты здесь что делаешь? — это Томас включается в «беседу».

Тут уже я не выдержал.

— Ха-ха-ха! Матушка, это моя девушка, Алиса. Ха-ха-ха! Он двоюродная внучка твоего кавалера. Ха-ха-ха! Розана, а твой кавалер — мой начальник. Ха-ха-ха!

Сначала женщины, а потом все начинают смеяться.

— Уважаемые мужчины! Может быть, вы позволите сегодня женщинам побыть с нами. У меня последний день выходной, а Алису вообще только на день отпустили. А матушка и Розана потом задержатся в столице, и вы с ними побудете уже без нас.

Все согласились с этой мыслью, и мы вчетвером поехали в центр города. Гуляли по улицам, заходили в магазины, кушали в ресторанах и трактирах. В какой-то момент мы шли мимо банка. И я вспомнил, что в этом мире многое решают деньги

— Мама, Розана, а поведайте-ка мне, как у нас дела с финансами.

— Да, хорошо, что ты вспомнил, мы хотели зайти в банк, и выписать тебе чековую книжку. Не таскать же тебе кучу монет в карманах. У нас на счёте уже более трёхсот золотых, мы вполне можем половину перевести тебе.

Наверное, я в этот момент очень сильно покраснел, потому что Алиса тут же забеспокоилась.

— Мики, что с тобой?

— Мне очень стыдно! Давайте, действительно, зайдём в банк.

В банке служащий долго метался взглядом между мной, Розаной и матушкой, пытаясь понять, кто же будет его клиентом. Я пальцем показал на себя, что вызвало вздох облегчения у служащего банка. Я потребовал уточнить расчётный счёт нашего имения, его искали довольно долго. Оказалось, что им никто не пользовался уже три года. С удивлением посмотрел на Розану.

— Я все деньги перевожу на счёт графини ля Витур, — поспешила она внести ясность.

— На расчётный счёт имения положить тысячу золотых. На счёт графини ля Витур тоже тысячу золотых. На личный счёт виконтессы Розаны ля Добран положить пятьсот золотых. Завести счёт графине Алисе фон Кламер, дочери маркизы Марго фон Кламер, и положить на него пятьсот золотых.

Служащий банка смотрит на меня с недоумением, мол, командуешь красиво, а где деньги?

— Мне нужен приватный кабинет.

— Прошу вас, — клерк с недоверием смотрит на меня.

Я захожу в комнату, закрываю дверь, достаю из Сумки путешественника свою чековую книжку, оформленную в Медногорске, приглашаю клерка в эту комнаты и выписываю чек на три тысячи золотых. Суета, беготня в банке. Женщины в недоумении смотрят на меня, на бегающих клерков. Наконец всё успокаивается, к нам выходит директор банка, раскланивается, выдаёт всем женщинам чековые книжки, приглашает заходить чаще, нам тут всегда рады. Выходим на улицу, и тут Розана спохватывается.

— Мики, а тебе книжку так и не выписали? — я начинаю хохотать, и женщины меня поддерживают

— Сын, ты такой самостоятельный, я горжусь тобой. Алиса, ты только смотри за ним. Эти мужчины, они со своими делами то покушать забудут…

— То из дома без штанов уйдут, — вклиниваюсь я в речь матушки.

Все смотрят на меня в недоумении. Потом начинают смеяться.

— Мики, ты Алисе подарок не купил, а вам скоро в Академию, — матушка проявляет заботу, видимо, Алиса ей понравилась.

— Нет, нет, уважаемая Мариса. Вот видите на мне серьги, это подарок Мики, больше ничего не нужно.

На этом наш выходной и закончился. Как проводили время близкие мне люди и мои начальники, я не знаю. Нужно будет, сами расскажут.

Я решил, что у хороших людей поучиться чему-то хорошему, это совсем не плохо. А кто у нас самый хороший, это, конечно, я сам. А что я делал в другом мире, в обличии другого разумного? Я там нашёл себе тренера. И я начал приставать ко всем знакомым с такими вопросами. В конце концов, поняв бесполезность этих расспросов, решился на рискованный шаг.

— Артур, ты хорошо владеешь шпагой? — это мы сидим на «своём» месте и разучиваем ещё пару песен.

Я спел на стихи Есенина «Отговорила роща золотая» и «Не жалею, не зову, не плачу», теперь друзья принца поэты, мучаются с переводом.

— Да уж получше некоторых первокурсников! — это в мой огород?

— Я, вообще-то, таких фехтовальщиков обычно штабелями складываю.

— Артур, проучи зазнайку!

— Да лень вставать, хорошо ведь сидим.

— Артур, а давай пари, если ты выиграешь у меня дружеский поединок на шпагах, с меня ещё две песни. А вот если я выиграю…

— Ну что тебе, золотую шпагу, покрытую бриллиантами.

— Это ты легко отделаться хочешь! — сейчас зацепим парня!

— Ну?

— Ты найдёшь мне тренера, который меня легко победит. И потом он нас обоих будет тренировать.

— Ну, уж нет, опять этот граф Жюль ля Портос, который называет себя виконтом фон Брамер, будет надо мной издеваться! Не хочу.

— Я не уверен, что виконт фон Брамер со мной справится.

— Ты это серьёзно? Давай вставай в стойку.

— Ну, нет, Артур, ты всё упрощаешь, а я сейчас серьёзно. Меня убивал капитан гвардейцев, и я хочу в подобной ситуации быть на высоте. И тебе тоже это не помешает. А ещё я не умею ездить на лошади. От слова совсем. И тут мне нужен хороший тренер. Поможешь?

— Это нужен выход за территорию Академии. Первокурсников не выпускают.

— А ты расскажи о моих «хотелках» своему папе. Может он что-то посоветует?

— Парень, а ты не слишком высокого о себе мнения? — это один из товарищей Артура, он явно знает, кто у нас папа.

— Двумя песнями не отделаешься! — начинает «созревать» Артур.

— Ладно, буду неделю Мию в столовую на руках носить.

— Да, я согласна! Эй, а меня? — это одновременно Мия с восторгом, а Алиса с возмущением.

На этом разговор угас, но на следующий день после ужина Артур пригласил меня в зал боевой подготовки. Как ни странно, но там оказалось некоторое количество зрителей.

— Я не дерусь учебным оружием, — мрачно произнёс Артур.

— Тогда давай сюда пару целителей.

— Они уже здесь.

Действительно среди зрителей я разглядел Марго и магессу декана факультета целительства. Около них крутилась Алиса.

Я ушёл в раздевалку, переоделся в тренировочные штаны, рубаху и лёгкие туфли. Открыл Сумку путешественника, достал меч и дагу, сделанные из меча и кинжала из склепа. Почему-то я подумал, что мне нужны именно они. Когда мы с принцем встали в боевую стойку, напротив друг друга, в зал начали входить разумные в форме охраны.

— Подожди Артур, ты этих звал?

— Нет, конечно, что им тут делать?

— Тихонько подзови к себе своих приятелей.

Принц махнул рукой, подзывая к себе своих товарищей. Пока они перешёптывались, пытались понять, что Артур от них хочет, эти «охранники» бросились к нам.

— Артур¸ спиной к стене, плечом к плечу, выполнять! — и мы встретили нападающих, ощетинившись четырьмя клинками.

Они попытались просто навалиться на нас, но я накрыл нас Чёрным куполом, и нас никто не смог достать. В нас полетели различные плетения, они начали рубить защиту шпагами и купол начал проседать.

Товарищи принца, увидев реальное нападение на нас, достали оружие и атаковали нападавших с тыла. Четверо нападавших на нас «охранников» отвлеклись на них.

— По моей команде бьём крайних магией, и со средними — на мечах, готов?

— Да!

Дальше всё произошло почти одновременно, я снял купол и начал бить по врагам плетением Воздушное копьё, которые декан называл Пикой Арона.

— Копьё! Копьё! Копьё! — отличное плетения, враги падают сразу, хотя я уверен, на них есть защитные амулеты.

По своему противнику принц ударил трижды Ледяной стрелой, и она тоже пробила защиту, противник упал. А мы бросились на помощь приятелям принца. Но тут оказались очень достойные противники. Один из товарищей Артура уже лежал на земле, и его противник поднял меч, чтобы нанести добивающий удар.

— Бух! — это я вспомнил о своих умениях отправлять в полёт любые небольшие предметы, и моя дага пробила затылок этому «добивальщику».

Дальше наш бой распался на три индивидуальных схватки. Из приятелей Артура лишь один мог ещё полноценно вести бой. Вот он, Артур и я, а против нас три опытных воина в форме охранников Академии. С начала схватки прошло всего полтора десятка секунд. Но тут уже оживились наши целители. Они ведь тоже магистры магии. В спину противника Артура ударила Ледяная стрела, она не прошла его защиту, но сбила его с шага, и принц умело этим воспользовался. Ох, не простая шпага у принца, вошла в шею врага, несмотря на все защиты. Я, уклоняясь от очередного выпада врага, успеваю левой рукой отстегнуть ножны даги.

— Бух! — и ножны бьют концом в глаз противника.

Они бы не пробили защиту, но это безусловный рефлекс, резко уклониться или закрыт глаза, когда в глаза что-то летит. Мой противник попытался уклониться и нарвался на мой меч.

Против нас троих остался один враг. У него в левой руке длинный кинжал, а в правой боевая шпага. Я делаю широкий шаг, приближаясь к нему со спины, и отрубаю ему руку с кинжалом. Кричу:

— Брать живым!

Ребята меня услышали, Артур заплетает во вращении его шпагу, но не наносит удара. Сейчас враг должен упасть от потери крови. В это время в зал вбегает декан факультета огня. Видит полный разгром команды нападавших, последнего из них в окружении наших клинков, и бьёт в него мощным шаром плазмы. Взрыв такой, что нас раскидывает в стороны. Эх, нету под рукой ничего лёгкого, сейчас бы этот урод получил «подарочек»! Целители бросаются к нам, я говорю Марго:

— Забери мой кинжал, это очень важно!

Она подходит к убитому, и, выдернув мою дагу из его головы, идёт обратно ко мне. Очень вовремя. Декан «огневиков» развернул бурную деятельность. Какие-то разумные быстренько утаскивают куда-то трупы нападавших. Я убираю оружие в ножны, лёжа на полу. У меня только лёгкое сотрясение мозга, ну и динамический удар по всему телу.

— Оставь меня Алисе, лечи Артура, — и на эту команду Марго реагирует адекватно, начинает заниматься принцем.

Ему, кажется, досталось сильнее. По крайней мере, его уносят в госпиталь на носилках. С ним уходит декан факультета целителей. А я успел доковылять до его тела и забрать шпагу. Третий из нас пострадал меньше всех. На него отбросило остатки тела того охранника, он был весь в крови, но сам был цел. Я отдал ему шпагу принца. Мы отошли к стене. Всё это время Алиса поддерживала мою ослабевшую тушку.

— Алиса, бегом Томаса сюда, иначе нас засунут в тюрьму, бегом! — и Алиса умчалась за подмогой.

— Может, пойдём? — это товарищ Артура.

— Марго! Не давайте нас увести людям «огневиков». Там что-то не чисто! Куда это они все трупы утащили не дожидаясь следователя?

И точно, магистр ля Мишель направился к нам, и с ним четыре его помощника. Я накрыл нас и Марго Чёрным куполом, в который они и упёрлись.

— Граф, уже всё закончилось, все враги мертвы. Убирайте защиту, сейчас мои люди отведут вас в лазарет, а потом в общежитие, или где вы там живёте, — на лице магистра радость от возможности спасти нас, утешить и придушить.

Я-то ведь отлично помню его поведение в моей комнате. Если бы там не было принца, со мной расправились бы уже тогда. Поэтому у меня даже помыслов нет снимать защиту. Декан огневиков ещё что-то говорит, говорит, говорит.

«Блин! Это же гипноз! Отвлечься! Так, что я обещал принцу? Мия весит килограмм пятьдесят. До столовой от женского общежития метров двести. Я же её не донесу! А что делать, может от библиотеки носить?»

Тут мои рассуждения прервало появления Алисы, Томаса и декана нашего факультета.

Гранд-магистр ля Фишер кивнул и произнёс:

— Благодарю вас ля Мишель, дальше мы сами, — и «огневику» ничего другого не оставалось, как забрать своих исполнителей и уйти.

— Он убил свидетеля, и они утащили все трупы. Наверняка их уже сожгли. Это тоже ему сойдёт с рук?

— Заткнись и молчи! — гранд-магистр просто рассвирепел.

Марго подошла и закрыла мне ладонью рот.

— Марго, лучше поцелуй.

— Перебьёшься, пусть тебя молодые дурочки целуют!

Так шутливо переругиваясь, мы проводили графа ля Моро до мужского общежития, а потом Алису до женского, меня до моего жилища и я лёг спать, заперев дверь на все запоры.

А провожавшие меня взрослые пошли в кабинет декана.

— Мальчик прав, неужели и это сойдёт им с рук? — Марго искренне возмущена.

— Вот ещё ты сунься в это дело! — декан по-настоящему зол.

— Знаешь Арон, по-моему, они правы. Если мы все опять утрёмся, для них не будет препятствий, они пойдут напролом, и просто скинут твоего любимого короля — Томас согласен с племянницей.

— И ты туда же! И что вы предлагаете!

— Я думаю надо вызывать людей наследника, пусть расследуют этот случай.

— Мне девочки рассказали, что Мики вызывали на какой-то Совет Аристократов. Парни, когда вышли очень смеялись. Артур сказал сестре, что Мики объявил этих членов Совета бунтовщиками, и предложил немедленно Совет распустить. Я думаю, что те детки нажаловались папочкам, и вот реакция. Покушение на принца, это совсем не шутки. Пора тебе Артур определиться, ты действительно за короля, или, как говорит Мики, в сторонке постоишь?

— Вот ведь проклятие Игуса! Ладно, сейчас схожу к ректору, если что, Томас пойдёт к принцу.

Проснулся я как от толчка. Что-то было тревожно.

Просчитав быстро все варианты тревоги, собрал всё своё оружие, одел тёмную одежду, лицо завязал платком под глаза, как ковбои в американских вестернах и, не зажигая светильников, выскользнул на улицу. До госпиталя я добежал быстро, на входе никого не было, на первом этаже лежала девушка в зелёной мантии, наверняка дежурная студентка со старших курсов. Стараясь двигаться бесшумно, спешу на второй этаж, но, слышу шум, и отступаю под лестницу. Со второго этажа спускаются четверо. Один ведёт второго, тот как будто ранен, и двое несут какой-то свёрток. Для такой ситуации у меня есть отличное умение и заготовлено соответствующее оружие. Накрываюсь Чёрным куполом.

— Бух! — и первый метательный нож с наложенной руной на проникновение через защитные амулеты входит в затылок врага номер один.

— Бух! — второй нож входит под лопатку «инвалиду», так как его затылок мне не видно.

Двое последних сориентировались мгновенно, они уронили свёрток и повернулись ко мне, у одного в руке уже взведённый дамский арбалет, а второй выхватывает кинжал и собирается проткнуть свёрток.

— Бух! — тот, что с кинжалом валится на пол.

Арбалетчик стреляет, но его стрела не пробивает Чёрный купол.

— Бух! — и арбалетчик получает украшение в глаз.

Подбегаю к куче тел. Мне бы пленного! Первый и четвёртый однозначно мертвы. Второй тоже, нож, видимо, достал до сердца. А третий ещё дышит, нож вошёл в бок, и в сердце не попал. Накладываю на него два Малых исцеления, потом Паралич. Отбегаю к пульту дежурной и нажимаю сигнальную кнопку, где-то что-то звенит, что-то падает. Но я уже бегу к свёртку и разрезаю ножом связывающие верёвки. Потом быстро освобождаю голову принца. Он дышит, но глаза закрыты. Осторожно переворачивая тело, освобождаю его от одеяла, в которое он был замотан. Подтаскиваю к дивану и кладу на диван. Магическую диагностику делать пока не умею, но Артур дышит, пульс есть, правда, на голове кровоподтёк, но кровь я остановил Малым исцелением. Затаскиваю тело пленника за диван и связываю его верёвками. Накладываю ещё два Малых исцеления и оставляю на месте. Иду к девушке, она мертва, кинжал под лопаткой.

Слышен шум на входе. Поэтому я готовлю метательные ножи, всего два осталось, и есть ещё два кинжала, но они без плетения на преодоление магической защиты. Первым в помещение врывается, как вы думаете, кто? Правильно, декан факультета огненной магии магистр Габриэль ля Мишель. Увидев меня, он кричит:

— Что ты здесь делаешь? Ты убил принца! — это он увидел Артура лежащего на диване.

— Бух! — первый метательный нож едва прошёл защиту мага, но всё же прошёл и на пару сантиметров вошёл ему в правый глаз.

— Бух! — защита уже сбита, и второй нож входит в левый глаз магистра по самую гарду.

Тело магистра продолжает движение вперёд, но ноги подкашиваются, и тело громко падает на пол. Я готов продолжать бой, но в помещение вбегает Марго, за ней ещё двое целителей. Потом два сторожа госпиталя и с некоторой задержкой неразлучная парочка: наш декан и дядя Томас. Все начинают говорить, страшный шум, полный бардак. Встаю рядом с диваном и ору, что есть силы:

— Молчать! Все заткнулись! — и далее спокойным голосом, так как все действительно заткнулись.

— Была произведена попытка похищения Артура. Он жив, но без сознания. Вон три трупа похитителей. Один жив вот тут, за диваном. То есть, есть живой свидетель, или преступник. Если и этого у вас убьют, я с вами даже здороваться не буду. Декан огневиков, пришёл проверить, почему задержка у похитителей. Увидел меня, пытался убить. Потом он убил бы и Артура, это настолько очевидно, что даже вы, господин ля Фишер не можете этого отрицать. Девушку дежурную по этажу они убили в самом начале. Целители! На вас Артур, и преступник, он нужен живой, но неподвижный. Томас, надеюсь у вас хватит ума, не оставлять госпиталь без охраны ещё раз, — смотрю в глаза Томасу, тот виновато отводит взгляд.

— Марго, если без тебя здесь обойдутся, проводи меня домой.

— Не надо тебе домой, с Артуром в одной палате поспите до утра.

Когда принца привели в сознание и нас разместили в палате, он первым делом потребовал, чтобы нашли и принесли его шпагу. Потом пришла Марго, осмотрела принца, подошла ко мне.

— Что ты хотел?

— Ты только что делала диагностику принцу. А я этого плетения не знаю, вот понадобилось сегодня, а у меня его нет! Покажи!

— Мики, даже с твоими талантами это бесполезно. Тут нужно знать анатомию человека. Ты хотя бы слово такое знаешь?

— Я ещё и крестиком вышивать могу, и слово физиология знаю.

Марго набрала воздуха, чтобы обругать меня за крестики, а на слове физиология сдулась как воздушный шарик без завязки.

— Так что ты знаешь о строении тела человека?

— Ну, у человека есть голова. У некоторых в голове есть мозги. Дальше, есть уши, и всё что внутри ушей, глаза и всё это завязано на мозги. Ещё есть нос и рот, а во рту два горла, или две трубки. Через одну разумный дышит, и воздух попадает в лёгкие, которые находятся в верхней части тела, или в груди. Через другую трубку то, что мы едим и пьём, попадает в желудок, который находится чуть ниже лёгких. Между лёгкими расположено сердце, но оно не всегда там. У влюблённых оно опускается до самого низа живота, а от страха может уйти в пятки. Ниже желудка справа находится печень, слева селезёнка, а ближе к спине — две почки. Дальше идут кишки, переходящие в задницу, а между кишок спряталось то, что позволяет детей рожать. Чтобы голова не проваливалась в задницу, служит позвоночник, к которому крепятся кости, образующие самое красивое место у женщины, а уже оттуда растут ноги, а у некоторых и руки. Марго, а зачем знать анатомию, чтобы сделать диагностику. При диагностике поражённый орган просто подсвечивается красным цветом или нет?

— Это где ты видел такую диагностику? При диагностике целитель как бы сливается сознанием с пациентом, и чувствует, где и что болит. Если правильно всё сделать, то ощущения целителя слабее, чем у больного, иначе можно самому сознание потерять.

— Уважаемая магесса фон Кламер, прекращайте кормить нас сказками, показывайте плетение!

— Ну, смотри, умник! Вот с этого боку, вот так. А с этого боку вот так. Доволен?

— А какой элемент влияет на э-э-э, силу ощущений целителя?

«Чёрт, чуть не сказал, на «коэффициент связи», и сказал бы я это по-русски, так как здесь нет этих слов!»

— Вот здесь, если вот этот палец отвести дальше, будет больнее. Поэтому многие целители не рискуют выполнять эту диагностику.

— Марго, а если сделать такой амулет?

— Мики, если ты сделаешь такой амулет, степень Магистра у тебя в кармане. Я тебе гарантирую.

— Нет, магистра не надо, пусть идёт, как защита диплома, заранее, так сказать.

— Ну, ну! Фантазёр ты наш!

— Благодарю вас, Ваше Сиятельство! Это всё, что я хотел узнать.

— Ну, наконец-то, а я уж думала, тут и ночевать меня оставишь!

— О, женщина, неужели вы желаете втроём… Одно только слово, и мы у ваших ног!

— Тьфу, на тебя, поганец, — и магесса хлопнула дверью.

А мы с Артуром немного посмеялись, потом я достал чистый кристалл корунда зеленоватого цвета и начал вписывать в него руну нового для меня плетения. Комп её, руну, уже составил.

— Мики, а что ты делаешь?

— Пять минут, Артур.

Через некоторое время я закончил создание амулета, и облегчённо откинулся на спинку кровати.

— Уф, да этот последний блок действительно очень не простой. Но я его всё же упростил, и всё получилось! Вот, амулет диагностики.

— Мики, я тебя не понимаю. Ты хочешь сказать, что то, что показывала магистр Марго фон Крамер, ты упаковал в амулет, и сделал это за десять минут?

— Артур, будь моя воля, я бы половину наших преподавателей перевешал бы на воротах Академии. Они специально учат нас так, чтобы мы, знали меньше их. Король, наверное, надеется, что выпускники Академии будут двигать магию вперёд и вверх. А что и куда вы можете подвинуть, если всё обучение строиться по принципу, не создать себе конкурента.

— А ты можешь подвинуть, тебя что, другие преподаватели учат?

— Да Артур, мне повезло, что основы мне заложили другие учителя. А сейчас я на лекциях просто сижу и анализирую, что я знаю сверх того, что говорит преподаватель. А учусь я по книгам, или от старших товарищей. Вот Марго показала мне плетение, уверен, его если и дают студентам, то только на старших курсах. Если его учить без всякой основы, с нуля, то, конечно, будешь учить несколько дней, а то и недель. А теперь главное, Артур, чего не дают в этой Академии! Все плетения состоят из блоков. Есть блоки одинаковые, а есть присущие только данному плетению. Вот, это плетение диагностики, в нём все блоки стандартные, кроме последнего, который устанавливает связь между чувствами Целителя и организмом, точнее мозгом пациента. Это достаточно близко к ментальной магии. Но не это главное. Главное, если ты этот блок выучишь, то остальное ты уже знаешь, изучив другие плетения: это блок питания, блок стабилизации, блок связи с другим организмом.

— Как это связи с другим организмом.

— Артур, это я дал такое название, в книгах блок, наверное, называется по-другому. Но это распространённый блок. Вот накладываю я Малое исцеление на себя, есть такое плетение. А если Малое исцеление я буду накладывать на тебя, то там немного другое плетение. Вот это различие, это и есть блок связи с другим организмом. И он будет присутствовать каждый раз, когда я хочу какое-то плетение наложить на другого разумного. Если бы всем студентам, это рассказывали, то процесс изучения плетений ускорился бы в разы. И чем больше плетений ты знаешь, тем быстрее изучишь следующее.

— Но это же преступление!

— И главный преступник Королевский маг маркиз фон Шайдер. Но если твой отец начнёт прямо сейчас их всех арестовывать, то его просто убьют. Есть открытые враги развития магии в королевстве, а есть противники, или враги, скрытые. И они могут ударить в спину. Мы с тобой разогнали Совет деток высших аристократов, и их папочки тут же ударили по нам. Поэтому, Артур, я хочу хорошего тренера, и поэтому нельзя быть одному. Даже тебе, точнее, в первую очередь тебе, нельзя быть одному. Но друзей выбирай осторожно. Если разумный клянётся тебе в вечной дружбе, а сам, например, бесчестно поступает с женщиной, или мелким клерком, или даже простолюдином, значит это непорядочный разумный, и тебе он врёт, его клятва ничего не стоит.

На следующий день к нам пришла Алиса, и изображала из себя заботливую сиделку. И если со мной она общалась запросто, то перед Артуром бледнела и краснела. Он, в свою очередь вёл себя почти официально. Потом Артур настоял на том, чтобы я и Алисе рассказал про блочную структуру плетений. Рассказал, потом целый день брали различные плетения, кто какие знал, и я их раскладывал на составляющие блоки. Про плетения, в которых присутствовали части, которые я еще не успел разложить на отдельные блоки, я так и говорил. Это вызывало искренне огорчение моих «слушателей». Вечером я ушёл к себе. А Артуру ещё два дня лежать в госпитале.

На занятиях по кристалловедению был новый преподаватель, который тоже просто пересказывал учебник. Ну, хоть учебник он взял старый, в котором не было тех упрощений, что вносились по указанию «консультанта», чью фамилию вымарывали со страниц учебника. Тем не менее, и этот преподаватель почему-то попытался меня цеплять.

— Студент Витур, почему вы не пишите конспект?

— Я пишу, просто у меня письмо быстрое, я успеваю записывать быстрее других ребят, и жду, когда вы будете диктовать следующую часть текста.

— Я не диктую, а объясняю материал!

— Как вам будет угодно, Ваше Могущество.

— Если вам нужно больше материала, будьте добры написать реферат к следующему занятию.

— И на какую же тему мне писать реферат?

— По теме сегодняшнего занятия, естественно!

А тема занятия была «Подготовка кристаллов к использованию в магических практиках».

Ладно, суметь бы понять, что ты за фрукт, новый преподаватель. Я пошёл в библиотеку и добросовестно переписал несколько страниц текста из учебника двухсотлетней давности. Работе придал вид, как учили когда-то в Советском Союзе: Введение, Актуальность темы, Уровень разработки данной темы в современном мире, Отличия подходов к теме в работах древних авторов, Заключение. А в заключении я написал крамольные вещи, но, чтобы это понять, нужно было читать внимательно.

Примерно такой текст: «Таким образом, развитие магической науки показывает явное преимущество современных подходов к проблемам данной темы. Так современные специалисты по кристаллам легко находят кристаллы с заданными параметрами. Например, в наличии имеется кристалл, который при весе 12,4 карата обеспечивает емкость накопителя 238 единиц, то есть почти 20 единиц на карат веса. В то время, как амулеты, изготовленные десять лет назад в мастерской Гофра в столице, включают в себя накопители с емкостью 160 единиц, при весе кристалла 10,2 карата что составляет 16 единиц на карат».

Вы поняли, в чём прикол? В словах «легко находят». То есть, не создают, и не берут из новых, а легко находят из числа когда-то созданных. И где же тогда «преимущество современных подходов»?

— Студент Витур, я давал вам задание написать реферат, по теме прошлого занятия. И где же ваша работа.

— Ваше Могущество, я подготовил реферат только в рукописном виде, а где сделать переплёт, тем более бесплатно, ума не приложу.

— Никто не требует от вас оформлять переплёт, сдайте работу в рукописном виде, — магистр уверен, что поймал меня на том, что я тяну время, и не готов сдать работу.

— Ну, тогда вот, пожалуйста, Ваше Могущество, — передаю ему работу и вижу явное неудовольствие на его лице.

В дальнейшем со стороны этого преподавателя ко мне претензий не было, зачёт был выставлен по текущим оценкам на «хорошо», я оспаривать не стал, и все остались довольны.

А я опять закопался в книги. Почему-то в этом мире не было очень многих плетений, которые были в том мире, где живёт мой тёзка. Так, например, для прокладки траншеи, канала, канавы, здесь использовалось плетение с диким названием «Нора большого крота». Это плетение, по сути его исполнения, я назвал просто «Отвал». Оно именно это и делало, просто, как гигантским плугом, вырезало и отваливало в сторону часть грунта. Я потратил две недели, но смог создать руну Траншея. Всё, как положено: задаём длину, глубину, ширину в основании, запускаем руну, — и траншея готова, если у вас хватило на это энергии. В отличие от того, что было раньше, я сделал стенки с наклоном градусов в десять — пятнадцать, как говорят моряки на один румб. Только, вот беда, мой Комп легко переводит вербальную форму плетений в рунную, проще говоря, в руны. А вот обратно — такой программы в нём нет. Уставший и злой я иду домой, на крыльце меня дожидается Алиса.

— Мики, нам нужно серьёзно поговорить.

— Алиса, я очень устал, и на серьёзные разговоры не настроен. Давай отложим до завтра.

Обиженная девушка убегает, а я падаю на кровать и мгновенно засыпаю. На другой день уже сам пытаюсь поймать свою невесту, но она становится неуловимой.

Подошёл к группе Артура. Ребята оживлённо беседовали, но никто не пел. Поговорили ни о чём. Артура нет, спросить про тренировки некого. Вдруг гитарист группы, граф ля Малиниш, сам поднимает эту тему.

— Мики, ты просил Артура найти тебе тренера. Завтра после обеда подходи сюда же.

На следующий день меня представили графу Вернеру фон Вольфу. Он повёл меня в хозяйственную зону Академии. К своему стыду, я так и не обследовал всю территорию Академии. После того как архимаг Луи ля Робершар вживил мне в тело «сердце Виверны» у меня не стало нужды искать природные источники магии, и я успокоился. Там мы сели в коляску и выехали за территорию академии. Карета была закрытой, куда везут непонятно, хотя мой Комп, отслеживая скорость движения и углы поворотов, высчитал, что мы остановились где-то недалеко от королевского дворца. Вышли мы в парке. Прошли через небольшую рощу, и оказались недалеко от каких-то конюшен.

— Граф, вы позволите называть вас по имени? Здесь не желательно светить титулы и фамилии.

— Тогда называйте меня Майкл.

— Майкл, каждый день, за вами будет приезжать карета, и привозить вас вот сюда. Здесь вас будут обучать верховой езде. А вон в том здании мы будем с вами работать над навыками мечника и фехтовальщика. Готовьтесь к напряжённой работе.

Мне, конечно, хотелось спросить, почему со мной не будет тренироваться принц, но это было бы очень не скромно. Я свои пожелания высказал, и их удовлетворили. А принц о своих решениях отчитываться не обязан.

И свободного времени у меня не стало совсем. После конной подготовки болело всё тело, и, внутренние поверхности бёдер. Приходилось несколько раз за занятие накладывать на себя Малые исцеления. А это всё ресурсы организма. Потом фехтование, тоже приличные физические нагрузки. Потом тренер задавал тренировку на развитие мышц и сухожилий. Когда карета привозила меня домой, я доползал до столовой, съедал три порции, и шёл спать. Если нужно было учить уроки, я вставал за два часа до завтрака, и штудировал учебники. В таком режиме я и не заметил, как прошли всякие контрольные и зачёты, и закончился учебный год. Я ринулся искать Алису, но она уже уехала домой. В паршивом настроении и я поехал домой.

Глава 8. Не всё коту масленица

Когда я приехал домой меня встретили очень сердечно, но без огонька. Что бы это могло значить выяснилось очень скоро. У матушки и Розаны роман с моими начальниками не получился. Мужчины желали постельных отношений, но никаких обязательств брать на себя не хотели. А женщины без обещания жениться в койку не спешили. Так и расстались обе стороны неудовлетворённые этим знакомством.

На меня женщины посмотрели, посмотрели, усадили за стол и начали вести всякие разговоры, и про то, что без мужской руки, тут у них всё идёт ни шатко ни валко, и про то, что скучно им без меня, и съездить в город надо бы. А сами всё подливали мне вина. Так ведь и напоили. И мой жизненный опыт не помог, окосел, натуральным образом.

А хитрые женщины всё-всё у меня выспросили, и уложили меня спать. А утром смотрят на меня так хитренько.

— Садисты, изверги, у меня же похмелье. Дайте кофе, или огуречного рассола.

— Мики, а ты, что сейчас сказал?

И тут до меня доходит, что я говорил по-русски. «Ещё никогда Штирлиц не был так близок к провалу» — цитата из «Семнадцати мгновений весны» характеризует ситуацию очень точно.

— Я говорю, что я тяжело болен, мне бы попить чего-нибудь остренького или солёненького. Не щадите вы меня, для моего детского организма такая доза алкоголя была смертельной, — и картинно падаю на диван.

У матушки в глазах сначала ужас, потом сомнения, потом они вместе с Розаной начинают смеяться. Сжалились, на завтрак дали мне много солёных блюд и кислый морс. Ковыряя вилкой и ножом кусочек копчёного бараньего ребра, я порезал палец. Матушка подпрыгнула за бинтиком, или повязкой, а я наложил Малое исцеление и произнёс:

— Да чего там, до свадьбы заживёт.

— Мики, а что ты думаешь про свадьбу?

— Ну, раз вас замуж выдать не удалось, придётся самому жениться, — пытаюсь шутками отделаться от скользкого вопроса.

— И срок свадьбы уже назначен?

— Нет, я же вам говорил вчера, мы поссорились, и я её давно не видел.

— А, её, это — кого?

— Алису, конечно, кого же ещё.

— Сынок, из того что ты вчера рассказал, следует, что с Алисой вы расстались навсегда. Ты это понимаешь?

— Мики, когда тебе говорят, «Нам нужно серьёзно поговорить», нужно отодвигать все дела и проблемы, и говорить с этим разумным. Понимаешь?

— Теперь понимаю, и что же делать?

— Теперь уже ничего, надо просто отвлечься.

— Почему?

— Судя по твоим рассказам, девушка к тебе охладела. Она хотела это тебе сказать сама, глядя в глаза, чтобы не было шепотков и пересудов за спиной у тебя, ничего не подозревающего. Ей было очень не просто решиться на этот разговор, а ты проявил небрежность по отношению к ней. Тем самым, ты дал ей моральное право считать, что ты сам виноват. Ты не захотел выяснить отношения. Конечно, для тебя это всё выглядит иначе, а для неё вот так. Может, мы с Марисой и ошибаемся, но вряд ли. Ты сейчас не кипятись, не предпринимай никаких шагов. Приедешь из отпуска в Академию и поговоришь спокойно. Тут ведь кричать и требовать бесполезно, если у кого-то из вас любовь ушла, то она ушла, и её уже не вернуть, — Розана смотрит на меня с сожалением, но и что-то ещё есть в её взгляде.

Будучи в состоянии уныния, я забрёл в угол парка и увидел дверь в семейный склеп. Сходил за ключом и зашел внутрь. Здесь ничего не изменилось. Я сел на скамейку у стены в поток энергетического поля и почувствовал состояние умиротворения. Мне не нужно никуда бежать, сегодня можно не спешить и безболезненно отложить все дела. Близкие мне люди меня любят, я люблю их. Девушка ушла? Может быть, это пока не точно. Но, как в песне на слова Войновича: «Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло», — если разлюбила, значит, некрепкой была любовь. А я сам, крепко ли я любил Алису. О, как! Я уже сам об этой любви говорю в прошедшем времени. К Алисе у меня претензий нет, я сам последние два месяца ни разу не выбрал времени увидеться с ней. Выходит, у меня у самого к ней нет любви? И наше чувство, это была не любовь, а что тогда? Когда-то, ещё там, на Земле, одна девушка мне сказала: «Нравишься и люблю, это ведь не одно и то же!» Выходит Алиса мне просто нравилась? И я ей, видимо, тоже.

Ладно, будем жить дальше.

У нас в усадьбе теперь есть конюх, соответственно, есть конюшня и две лошади. Вот к конюху я и подошёл, попросил оседлать лошадь. За два месяца напряженных занятий я довольно неплохо освоился с верховой ездой. И когда прокатился на этой лошадке, понял, что это лошадь, для телеги. Потребовал, чтобы конюх съездил со мной в город для покупки верховой лошади.

На конном базаре в первый день мне не понравилась ни одна лошадь. На второй день — аналогично. Огорчённый, отпустил конюха в гостиницу, а сам зашёл в трактир возле конного круга. Это что-то типа нашего ипподрома, здесь тоже иногда устраивают скачки, но сейчас здесь просто лошадиный базар. Сидел, кушал, присматривался к посетителям. Недалеко за столиком выпивали двое мужчин и вели разговор. Один из них был сильно опечален, и говорил со злостью.

— Понимаешь, замкнутый круг, подлечить его — нет денег, а хромого никто не купит. Конь-то ведь отличный, и надо же было ему на эту колючку встать!

Я подозвал официанта, и подошёл к их столу.

— Прошу прощенья, мне показалось, что вы разбираетесь в лошадях, а мне как раз нужен совет. Можно сделать так, я вас угощаю, а вы мне этот совет даёте?

— Я пойду, — это тот человек, что говорил про коня.

— Нет, я прошу вас задержаться. Не хотите пить моё угощение, не пейте, я не обижусь. Просто я услышал, что у вас есть хороший конь, но он получил ранение. Этот вопрос я тоже хотел бы обсудить.

— А что тут обсуждать вы готовы купить хромого коня?

— Я должен его сначала увидеть!

— Так пойдём, посмотришь! — мужчина явно не верил, что я буду покупать этого коня, и был недоволен тем, что нужно проводить «экскурсию».

Я посмотрел на второго мужчину, тот поднялся из-за стола, и без всякого сожаления зашагал рядом с нами. Мне очень понравилось то, что он даже не оглянулся на оставленную бутылку. Мы зашли в здание конюшни, прошли в дальний угол, там стояли два коня, один из них поджимал заднюю ногу. Мне очень понравились оба коня.

— Вы продаёте одного или и второго тоже?

— А вы готовы купить обоих?

— Хотел бы, но пока я ничего не знаю ни о вас, ни о лошадях.

— Я барон Луи ля Мартен, а это мой друг виконт Арнольд ля Артанан. Я служил в войсках, лейтенант королевской конницы. Служил в пограничной страже на юге. Вот эти два коня, это из трофеев. Тут пришло письмо, что отец умер, нужно принимать баронство. Пока уволился, пока доехал, прошло два месяца. В мэрии мне заявили, что у меня осталось два дня, если я не внесу пятьсот золотых залога, то моё баронство будет выставлено на торги, и его купит тот, кто больше заплатит. Арнольд готов дать мне ссуду в двести золотых, а где взять ещё триста. Эти кони, это скаковая порода от степняков. Они стоят по двести пятьдесят золотых каждый, но здесь этих денег никто не даст, а времени нет. Еще и захромал один так не вовремя.

— Знаете, Луи, ваш рассказ меня заинтересовал. Я куплю у вас этого коня, но дело не в этом. Арнольд, если баронство выставят на продажу, кто его купит, скорее всего.

— Скорее всего, купит сосед барон ля Феран.

— О, как! Это интересно. Мужчины, я обещаю, что если мы решим вопрос с баронством Луи в его пользу, а куплю этого хромого коня. Он, кстати ни на что не наступал.

Я подошёл к коню погладил его, послал успокаивающее плетение, потом взял его за заднюю ногу и наложил диагностику. Перебирая пальцами по ноге, нашёл болевую точку, потрогал это место. Есть! Зацепив ногтями, вытащил из ноги маленькую заточку, кусок заострённой проволоки.

— Вот было воткнуто выше копыта, это не колючка, это диверсия, вредительство. Арнольд, дай команду, чтобы вызвали хозяина конюшни. Разрешаю бить морды и отрезать уши.

Пока Арнольд вызывал через конюхов хозяина конюшни, я наложил на ногу коня Малое исцеление. Погладил его по ноге, потом погладил его холку, и, наконец, погладил морду. Конь — умное животное. Он сразу понял, что я убрал боль из его ноги, и сам потянулся ко мне.

В конюшню ворвался жирный обрюзгший гном, он начал кричать, что у лейтенанта больная лошадь, пусть немедленно её продаёт, или убирается из конюшни вместе со своими друзьями и лошадьми. Потом он начал подталкивать нас к выходу. Когда он толкнул меня, я врезал ему под дых, но там столько сала, что он почти не почувствовал удара, и потянул к моему лицу свои хваталки. Взмах дагой, и на пару пальцев на его левой руке стало меньше. Толстяк с диким визгом и очень быстро скрылся за дверью.

Через минуту в помещение вошёл ещё один гном, в полной экипировке городского стражника.

— Всем стоять! Оружие в ножны! Городская стража! — Голос у него такой, что хочется подчиниться.

Из-за спины его выглядывает хозяин конюшни, прижимая раненую руку к груди. Я, на всякий случай, накрываюсь Чёрным куполом и подхожу к стражнику.

— Представьтесь полностью!

— А ты кто такой?

— Или сейчас вы оба здесь сдохните, за нападение на аристократа!

— Сержант городской стражи Гарон Дован!

— Я граф ля Витур. Мой приятель разместил на этой конюшне лошадей, и вот что я нашёл в ноге лошади, — я сунул заточку под нос сержанту.

Тот отшатнулся, и оглянулся на толстяка.

— Я вижу, вам знакома эта штучка. Мне всё равно, кем этот толстяк приходится вам. Но у него только два пути. Первый, он говорит, кто и сколько ему заплатил за это преступление. Второй путь, я ему сейчас отрубаю голову. Можно довести дело до суда и повесить его, но мне нужно возвращаться в Академию, поэтому мне проще решить всё на месте.

— Да, Ваше Сиятельство, вы в своём праве. Рассказывай, — это сержант толстяку.

— Пять золотых мне заплатил барон ля Феран. Велел сделать так, чтобы лошадей никто не купил. Только второй жеребец не подпускает к себе никого.

— Ладно, живи, но ещё что-то подобное будет происходить на твоих конюшнях, повешу. А всяких баронов отправляй ко мне. Луи, Арнольд, нам ещё в одно место заглянуть надо, пошли.

Пока мы добирались на извозчике до мэрии, я проинструктировал этих дворян, и в кабинет клерка Земельного комитета мэрии первым входил Луи. Здесь сидел такой же толстяк, только на этот раз человек.

— Ну, вы принесли деньги!

— Нет, но я прошу дать мне отсрочку.

— Никаких отсрочек не будет! Завтра здесь в этом кабинете, будут проведены торги в десять часов утра. Можете прийти поторговаться.

— Уважаемый, а вы не могли бы назвать документ, на основании которого вы эти торги назначаете.

— А это кто такие? Такие же нищеброды? Вон отсюда, здесь мэрия, а не проходной двор!

Дождавшись, когда он схватит меня за рукав и начнёт выталкивать из кабинета, ударил снова в солнечное сплетение, вложив больше силы. И когда он согнулся, зажав живот, я открыл окно и выбросил его в окно. Хотя конечно не выбросил, а с трудом перевалил через подоконник.

Отсюда мы пошли в кабинет мэра. Секретарь мэра узнал меня и залебезил, мол, присядьте на минуточку, я доложу, чтобы мэр мог подготовиться…

Я не стал выяснять, к чему должен готовиться мэр, а открыл дверь и вошёл. А мэр зажимал на столе молоденькую девчонку.

— Арнольд, девочку не отпускай, задержи.

— Ваше Сиятельство, это не то, что вы подумали…

— Заткнись! Сколько тебе заплатил барон ля Феран за то, чтобы лейтенант королевской армии не смог вступить в наследство?

Видя неподдельное изумление на лице мэра, понимаю, что он не в теме.

— Луи, расскажи ещё раз свою историю.

После рассказа офицера спрашиваю:

— А теперь уважаемый мэр скажите, зачем мне вас оставлять на этой должности. У вас клерки творят, что хотят, наплевав на законы, дискредитируя мою власть и законы королевства. Для них законы, это бумажка для туалета. Ты сам занимаешься вымогательством, только берёшь не деньгами, а вот этими услугами, — и показываю на девицу.

— Нет, Ваше Сиятельство, нет, это не я у неё вымогаю, это моя любовница, требует, чтобы я ей очередное колечко купил.

Смотрю на девицу, та потупила глазки:

— А что, замуж не берёт, пусть хоть драгоценности подарит.

— Мэр, толстяка из земельного комитета в тюрьму, провести расследование, всё, полученное нечестным путём, изъять, потом с позором выгнать со службы. Барону ля Феран направите предупреждение, что в следующий раз он будет привлечен к суду королевских дознавателей, за неоднократное попрание законов королевства. Сейчас берёшь всех кого нужно, и чтобы к завтрашнему утру барон Луи ля Мартен был оформлен, как законный владелец своего баронства. Если не будешь контролировать работу своих подчиненных, будете позорить моё имя, выгоню из графства.

Когда мы вышли из мэрии я повернулся к мужчинам.

— Барон, вот чек на двести золотых, это за коня. Господа, дней через пять, когда осмотритесь, приезжайте ко мне в усадьбу. Приведёте моего коня. Я заказываю степное седло, которое на нём и было. Рассчитывайте погостить у меня дня три. Научу вас ловить рыбу. Это не ради еды, это просто очень увлекательно, вот увидите. Ну, до встречи, — и я пошёл в гостиницу, а потом мы поехали домой.

— Арнольд, я не сплю?

— Луи, ну, должна же быть в жизни справедливость. Ты живота не щадил на королевской службе. Ну, почему бы аристократу не проявить о тебе заботу?

— А ты где-нибудь видел аристократов, проявлявших заботу о подданных? Он же совсем ещё пацан, а как дела решает. Мы даже не сообразили, что тот клерк в сговоре с кем-то, и нарушает законы. Действительно, кто имеет право лишить наследства? Только суд или король. И мзду за вступление в наследство брать не должны.

Когда через пять дней два дворянина приехали к нам в усадьбу, их встретили, как дорогих гостей.

— Уважаемая виконтесса, а почему нас встречают как почётных гостей.

— Понимает, Арнольд, наш Мики учится в Академии в столице. У него там любовная драма случилась, он был весь такой убитый горем. А от вас приехал, прямо ожил. Мы решили, что это вы на него так хорошо повлияли.

— Уважаемая Розана, это не мы его от хандры лечили, это он нас из дерьма вытаскивал.

— И как же это он делал?

— Как? Он одному подонку отрубил два или три пальца, другого подонка выбросил в окно, запугал мэра города до полусмерти, и купил у моего друга коня, которого никто не хотел покупать.

— А почему?

В это время, мы вместе с Луи оседлали моего коня. Я сам проверил все подпруги и ремни, потом вскочил в седло. Конь загарцевал подо мной, словно приглашая к веселью. «Почему бы и нет? Меня же учили!»

— Ай! Ай! И-а-а-а!

Во дворе усадьбы прекрасный степной конь взвился на дыбы, рванул в галоп, и, перемахнув через полутораметровый забор, умчался в поле.

— Вот поэтому и не брали, кто ещё так сможет?

А Луи стоял и счастливо улыбался, теперь у него есть знакомый, с кем можно посоревноваться в езде на этих степных красавцах.

Помните пословицу про козу или козла в огороде. Кто-то его туда пустил. Это я, пригласил мужиков в гости, а о последствиях не подумал. Я, конечно, планировал, что пребывание мужчин в усадьбе развлечёт женщин, но что оно ещё и увлечёт их, это я не мог, точнее, не сумел предвидеть. А итог был такой. Я изготовил три удочки, и повёл мужчин на рыбалку. На ближайшей речке клевала рыба, похожая на карася, но мужчины сидели как на иголках. Поймав по пять — шесть рыбин, пошли домой. Пока я объяснял на кухне, как эту рыбу пожарить в сметане, «взрослые», как они себя называют, разбились на парочки, и ушли гулять в парк. На обед они не пришли, и карасей в сметане я ел в одиночестве.

Эх, ну что за невезуха? Матушка отвлеклась от повседневности, это ладно, но я ведь рассчитывал на некоторое внимание со стороны Розаны! Думал, мужики погостят и уедут, а мы тут останемся, и всё будет по-прежнему. А вот облом, причём полный! Матушка «уговорила» мужчин погостить у нас недельку.

Тогда я поехал в город, нашёл школу фехтования, объяснил им ситуацию: нужен тренер, мастер, на два месяца, желательно с выездом к нам в усадьбу. В школе со мной даже говорить не стали, зачем им куда-то ехать, чтобы тренировать единственного ученика. У них тут группы, разумных по десять — двенадцать, это совсем другие доходы. Усмехаясь, мне посоветовали сходить по одному адресу, мол, там живёт мастер, только он редко берёт учеников.

Дом, к которому я подошёл, был не виден из-за высокого забора, но табличка с адресом «имела место быть». Постучал, мне открыл старик, видимо привратник. Взаимно поздоровались, я объяснил цель прибытия, а старичок всё выпытывал, кто я, что мне нужно, зачем мне тренер, именно, мастер. Сам не знаю почему, но разоткровенничался с ним, рассказал, что со шпагой меня неплохо потренировали, но мне бы ещё с другими видами оружия научиться обращаться: полуторный меч, двуручный, пика, топор.

— Не бывает мастеров, преуспевших во всех видах оружия. В лучшем случае, хорошее владение, и только в каком-то одном виде можно достигнуть вершин мастерства.

— Пусть так, только мне бы хотелось, чтобы мастер поехал к нам в усадьбу на полтора месяца, а потом я вернусь в Академию.

— Проходи, выбери себе оружие, посмотрим, что ты умеешь.

Прибежали помощники мастера и разложили на столе несколько колюще-режущих предметов. Мечи и шпаги были затуплены, то есть учебные.

Я выбрал себе тонкий меч и короткую шпагу. Меч был тяжелее, чем я привык, но лучше ничего не было.

— Что морщишься?

— Это не совсем то, к чему я привык.

— Дай мне твой меч.

Я протянул ему свой боевой меч в ножнах. Матер извлёк меч из ножен, и завис над ним минут на пять.

— Витас, принеси Серую молнию, — дал он команду одному из учеников или помощников.

— Отец, ты же сам говорил… — и замолчал под суровым взглядом, как оказалось отца.

То, что принёс сын мастера, было точной копией меча Мики Витура из другого мира. Как так может быть?

Я осторожно взял в руки этот меч. Рука привычно вписалась в пространство под защитной дугой. Я провёл левой рукой по срединному гребню клинка.

— Здравствуй, Сумрак! — и по мечу пробежала волна цветных всполохов.

Я с недоумением уставился на мастера.

— Он давно тебя ждёт. Свой меч верни туда, где взял. Ко мне больше не приходи, тренировать тебя будет Витас, он поедет с тобой. У тебя ровно месяц. Остальное оружие купите на рынке, Витас знает, где и у кого.

Через десять минут два всадника выехал из ворот. На рынке мы набрали целую гору всяческого оружия. Я заплатил, чтобы его завтра доставили в усадьбу, а сами поехали ко мне домой. Витаса разместили в одной из комнат для гостей. Я сразу установил порядок, что кушает он вместе с нами. Потом я его сводил на рыбалку, и тут парень пропал, он так влюбился в это занятие, что я вынужден был подарить ему все свои удочки.

Так и повелось, с утра мы с ним отрабатывали бой с каким-нибудь видом оружия, потом мылись и шли на обед. После обеда Витас забирал все рыболовные принадлежности и уходил к реке. А я или занимался магией, или проводил время с матушкой. Розана всерьёз увлеклась Арнольдом, и тот наведывался к нам через каждые пять — шесть дней. А через месяц, разобравшись с делами, к нам зачастил и Луи. Витас уехал. При расставании я отдал ему все рыболовные снасти, а он сказал мне, что я должен беречь меч Серую молнию для особого случая, но всегда иметь его при себе.

Луи оказался мастером во владении пикой и мечом бастардом. Это полутораручный обоюдоострый прямой меч.

И оставшиеся две недели он гонял меня то с пикой, то с бастардом. А потом матушка объясняла ему, что он загонял бедного мальчика. Чем заканчивались эти объяснения, я мог только догадываться. Но провожали меня в Академию не две женщины, а две пары. А я по примеру героев некоторых романов, сделал себе чересседельные сумки с встроенными Сумками путешественника, и набрал с собой кучу всяких вещей, так что и путешествовать могу с комфортом и в свою комнату везу приличную мебель и посуду. Кстати коня я назвал как монгольского витязя — Батыр. Назвать его «Ужасом, летящим на крыльях ночи» моя душа воспротивилась. Вечером я уже был в Академии, и поместил Батыра в конюшню для лошадей студентов. Заплатил старшему конюху сверх обязательного платежа, и сам выбрал место для своего любимца. Договорился, что буду доплачивать по «дворцу», то есть большой серебряной монете в месяц, за эту плату коня будут ежедневно выгуливать. А сам пошёл обустраивать свою комнату. Здесь всё было в цельности и сохранности, и я добавил кресло у окна, маленький кухонный стол и табурет к нему, узкий застеклённый шкаф для посуды, и наполнил этот шкаф посудой.

На следующий день я подошёл к месту сбора группы принца. Вся группа была в сборе, они что-то оживлённо обсуждали, и Алиса была среди них. Когда я подошёл, все резко замолчали и уставились на меня. Два близких друга принца сдвинулись к нему, а Алиса покраснела, и отпустила глаза.

— Привет всем! Я привёз две новые песни, но сначала хочу решить один вопрос. Алиса, я приношу самые искренние извинения за то, что в прошлый раз был невнимательным и черствым. Если твоё сердце выбрало другого друга, в этом нет какой-то твоей вины. Просто сейчас я прошу тебя вслух при всех сказать, ты со мной, или нет.

— Нет! — в образовавшейся тишине голос девушки прозвучал очень громко.

— Сейчас я уйду, но мне бы хотелось вернуться в вашу компанию. Если Алиса и её избранник смогут принять меня обратно в вашу компанию, прошу завтра мне об этом сообщить. Или «да», или «нет».

— Мики, конечно «да», пойдём, я тебя провожу, — это Мия неожиданно решила принять участие в моей судьбе.

Мы шли в сторону моего жилья и болтали о том, как провели каникулы.

— Мия, это я, парень, должен тебя провожать и успокаивать, а не ты меня.

— Мики, ты никому ничего не должен.

— Нет, всё равно, идём, я доведу тебя до женского общежития, а до своего жилья доберусь сам.

— А в гости не пригласишь?

— Это будет выглядеть, как будто, это сделано назло Алисе и Артуру.

— Ну, пожалуй, да, тогда до завтра.

Следующий день был последним, перед началом занятий. С утра было построение. Ректор поздравлял первокурсников, потом все разошлись по своим делам. Я предложил использовать последние жаркие летние дни и съездить искупаться. До этого парни хвастались, что знают отличное место. Народ немного напрягся. Здесь обычно мужчины и женщины купаются отдельно, но в среде магов отношения менее пуританские. Уже сам факт, что многие девушки встречаются со своими парнями, и это никем не осуждается, говорит о многом. Поэтому, в конце концов, все согласились. Девушек везли в коляске, а парни поехали верхом. Я, седлая Батыра, закинул на него чересседельные сумки, чем вызвал недоумение у остальной группы.

Всего нас набралось восемь разумных, три девушки и пять парней. Мы выехали из столицы. И ехали ещё почти час, зато место тут было действительно чудесное. Небольшое озеро, вокруг посевные поля, так что коров и прочую скотину сюда не пускали. На берегу были реденькие кусты, а берег представлял собой песчаный пляж. Вот тут встал вопрос, а как девушкам переодеваться.

Я завёл коня за коляску, и как бы из коляски вытащил трёхместный шатёр. Мы его быстро установили, и девушки скрылись в нём. Парни же просто сняли рубашки и брюки, оставшись в трусах с удлинёнными штанинами почти до колен. У меня были такие же, так как я не готов, вводить здесь бикини, плавки и так далее. У девушек купальники состояли из шортиков до колен и кофточек с короткими рукавами.

Купались, пели песни, потом я вытащил «из коляски» свёрток с пирожками, и их мгновенно съели. Мне стало скучно, и я позвал одного из парней, мы сцепили руки, заставили подругу Мии, Лизу сесть нам на руки и на счёт «три» подкинули её в воздух, а сами отошли. Девушка плюхнулась в воду и погрузилась с головой, выскочила из воды и начала за нами гоняться, чтобы наказать. Потом так же подкидывали Мию, только её я заставил вставать на наши сцепленные руки. А когда мы её подкинули, она, неожиданно сделала сальто в воздухе, как акробатка, но немного не докрутила его и в воду шлёпнулась на спину. Ой, сколько было визга и смеха! Когда дошла очередь подкидывать вверх Алису, я предложил напарнику взять в партнёры Артура и тот с радостью согласился.

— Так, Мики, почему это других девушек подкидывают из положения сидя, а меня только из положения стоя на ногах, где справедливость?

— Мия, что тут непонятного. Вот мы подкидывали Лизу. Мы с Малинишем подержались за её прекрасную попу, и она обещала нам оторвать головы, но не смогла догнать.

— Так вы за мою попу держались? Ну, всё, сейчас я вас буду убивать, — взяв какую-то палку, Лиза стала гоняться за нами по пляжу.

Мы с Малинишем убежали в воду, где ей нас было не догнать. Когда я вылез из воды, передо мной стояла делающая «разъярённый» вид Мия.

— Ты не ответил на мой вопрос!

— Мия, ну это же очевидно, если я подержусь за твою попу, твой брат заставит меня жениться на тебе, а я ещё молодой!

В это время ко мне подкралась Лиза, и так шарахнула по мягкому месту своей палкой, что та разлетелась на части.

— А-а-а! Убили! — и я рухнул на песок.

Вместо того, чтобы пожалеть моё ушибленное место, Мия и Лиза уселись на меня сверху, и стали подпрыгивать. Хохотали до упаду.

Устав бегать и плавать, просто лежали на песке. Что-то на меня нашло, и я стал сочинять:

— Может, вы знаете, у меня проблемы с памятью, не помню детство и юность. Но иногда мне сняться очень интересные сны. А в тех снах сняться интересные девушки, нет, вы-то красивее их, — это я увидел, как Мия подбирает палку, — Но там совсем другие одежды. Вот, например купальники. Лиза, встань вот здесь, я на тебе показывать буду.

Заставил девушку раскинуть руки и ноги.

— Нижняя часть купальника прикрывает только самое интимное место и живот. Я не решился показывать бикини, решил очертить силуэт закрытого купальника середины 20 века.

— Если на Лизином купальнике обрезать нижнюю часть вот по этой линии, то…

Бамс! — это Лиза влепила мне пощёчину, после того, как я провёл пальцем линию от её паха по бедру в сторону ягодицы. Девушка фыркнула и отошла в сторону.

— Ну, и не буду рассказывать, — сказал я, потирая щеку.

Тогда на место Лизы встала Мия:

— Показывай на мне!

— Ну, нижнюю часть я уже показал, показываю верхнюю, — сказал я под разочарованные вздохи парней.

— На плечах лямочки с большим вырезом, рукавов нет вообще, здесь тоже вырез, но он не должен быть большим потому, что, если девушка наклонится, — я, нажав на спину, принудил Мию наклониться и опустить руки к ногам, — то вот здесь в вырезе будет видно титьки.

— Ах, ты, гад! — теперь уже Мия бегала за мной, а я от неё убегал.

Когда она побежала за мной в воду, она запнулась и упала лицом вниз, хлебнув воды. Я сразу поднял её, дал ей откашляться, потом поднял на руки и понёс на берег.

— Всё, ты меня опозорил, теперь женись!

— Ага, и твой папа прикажет мне отрубить «женилку»!

— Это какая же «женилка», если её топором рубить надо, — это язва Лиза. Все долго хохотали, а потом, неожиданно, Малиниш произнёс:

— Так ведь волосы видно будет?

Все уставились на него в недоумении, а я подумал: «Сильно его зацепила идея купальника!»

— Для этого случая есть у мужчин замечательное плетение. В учебниках его называют «Борода ангела», а я называю его Бритва. Оно временно убирает волосы с части тела. Вот я убираю волосы с лица именно этим плетением. Целители этим плетением убирают волосы, если у пациента рана на таком месте, где есть волосы. У мужчин часто волосы бывают и на груди и на животе. Это плетение хорошо тем, что если не понравилось, то через некоторое время новые волосы сами вырастут, или их можно быстро вырастить, только я этого плетения уже не знаю. Говорят, его знают парикмахеры.

Парни стали бурно фантазировать на эту тему, а девушки как-то притихли. И в это время вдалеке показалась группа всадников.

— Бинокль! — вижу, что это вооружённые люди, одетые в разные одежды, но с одинаковым вооружением, то есть «ряженые» из дружины кого-то из аристократов.

— Парни тревога, всем быстро одеться. Девушки бегом в шатер и через минуту0,вы все здесь. Батыр! Ай-яа-а-ай! — а сам быстро натягиваю штаны и сапоги.

Ко мне подскакивает мой конь, я сбрасываю с него свои чересседельные сумки,

— Пошёл, — и конь убегает в поле.

А я начинаю вываливать из сумок оружие: четыре шпаги, две из них короткие, для левой руки, два меча одноручных, два бастарда, три пики, два малых щита и два средних.

— Парни быстрее, разобрать оружие, кто, в чём силён! И в круг, девушек в середину! Девчонки, держите защиты, какие умеете.

Мы ощетинились оружием, парни, кстати, разобрали бастарды и щиты.

Всадники приблизившись, выстроились полукругом, прижимая нас к воде, спешились и двинулись к нам. Я накрыл всю группу Чёрным куполом, и вовремя, из середины строя прилетело сильное плетение паралича. Увидев, кто бросил плетение, направил в него два арбалетных болта с антимагическим плетением.

— Бух! Бух! — и магу просто вышибло мозги.

— Бух! Бух! Бух! Бух! Копьё! Копьё!

— Мия вызывай охрану принца!

— Копьё! Копьё! Копьё! — на этом мой магический бой закончился, кто-то включил «глушилку» — подавитель магии.

Парни тоже лупили боевыми плетениями, и явно не теми, что изучают на втором и третьем курсе Академии. Нам удалось сократить число нападавших до восьми разумных, но и это много на пятерых. Поэтому я решился на отчаянный шаг, приметив самого медлительного среди нападавших, метнулся ему под ноги, прокатившись под его левой рукой, вставая, полоснул противника по бедренным мышцам, и тут же напал со спины на следующего воина, потом на следующего, и ещё на следующего. Вот на этом вышел облом! Предыдущих трёх противников я вывел из строя, хотя бы на время. А этот отскочил назад и мы с ним встретились лицом к лицу. Это был мастер! Нет, не так, это был МАСТЕР! И дрался он двумя руками, длинной и короткой шпагами. Только то, что меня заставляли до автоматизма отрабатывать защиту на всевозможные варианты нападения, и то, что мой Комп мгновенно определял начало любой связки движений, и даже переходы на другую связку в процессе выполнения предыдущей только это и позволяло мне оставаться в живых. Но он явно теснил меня, и я не мог разорвать паутину его атак, чтобы сделать свой выпад, пусть даже ценой жизни.

И тут на моего противника набросился Артур, но тут же получил глубокий укол в правую часть груди. Артур ещё падал назад, но за это время уже произошло несколько событий.

Когда мастер фехтования отвлёкся на Артура и нанёс ему укол, я в глубоком выпаде дотянулся и резанул концом меча по предплечью противника, разрезая мышцы руки. Его пальцы разжались, и шпага осталась в теле Артура. Он повернулся ко мне и попытался достать меня короткой шпагой. Мой меч преградил ему путь, хотя я ещё не полностью выпрямился после длинного выпада, но руки у меня работали обе, в отличие от него. Он отклонился от моего меча, а потом вонзил свою короткую шпагу себе под нижнюю челюсть, доставая клинком до мозга. Он ещё падал, а я уже схватился со следующим противником, который пытался добить Артура. На этого мне хватило двух движений, и я рассёк ему горло. Ударив его ногой, чтобы он, падая не смог кого-то зацепить шпагой, я бросился дальше, помогать товарищам. Враги остались в меньшинстве, и вскоре мы их добили. Ни один из них не сдался живым. Раненные, убивали сами себя. Лично мне это говорило о многом.

Осматриваю поле боя, ранены все наши парни, и даже у меня по груди течёт кровь. Но все кроме Артура на ногах. А над Артуром голубицей сизокрылой бьётся в истерике Алиса. Подхожу, вижу, что жив.

— Парни, обыскивайте всех врагов. У кого-то подавитель магии. Статуэтка, или большой амулет. Без отключения этого подавителя целительская магия не работает.

Сам обыскиваю мастера. Забираю оружие, и в кошеле на поясе нахожу статуэтку виверны с растопыренными небольшими крылышками. Прижимаю эти крылышки к телу статуэтки, и появляется магия. Беру Алису за волосы и поднимаю ей голову.

— Кончай истерику! Ты же целитель, лечи его, исцеляй, ну! — вроде подействовало, начала лечить.

— Девушки, Лиза, Мия, если знаете хоть что-нибудь целительское, подлатайте парней. Я минутку отдохну, и смогу сам лечить, — просто опускаюсь на песок.

Мысленно ощупываю себя. Нашёл! Разрезана щека. Малое исцеление на неё! Ещё что-нибудь есть? Ага, разрезы на обеих руках, но небольшие, ещё по Малому исцелению. Ну вот, кровопотери больше нет. Смотрим что у нас вокруг. Ага, парней девушки лечат, никто умирать не собирается.

— Мия! Ты охрану вызвала?

— Да, ещё полчаса назад!

Это что, уже полчаса прошло? Надо срочно прибраться, убрать лишнее оружие, всё, что не должны видеть посторонние разумные, спрятать или уничтожить. Хожу среди трупов и раненых, собираю, что посчитал нужным, и убираю в Сумку путешественника. Всё своё оружие собрал, всё, что снял с Мастера. Парни смотрят на меня с изумлением, но молчат. Смотрю на шатёр, возится с ним, явно нет сил.

— Глоток амёбы! — на месте шатра ослепительно белый шар, а через пять секунд, лишь кучка пепла, который разносится лёгким ветерком.

Подзываю своего коня, закидываю на него сумки, закрепляю их, и снова отправляю его в поле, а сам сажусь рядом с парнями на песок.

— Всем внимание, Алиса, и ты слушай, Артур, если слышишь, тоже слушай. Нападала команда из чьей-то дружины, или отряд какой-то службы. Видите, у них оружие у всех одинаковое, амулеты тоже одинаковые. Один из нападавших был мастером, такой никогда не будет служить в банде простых бандитов. Охраны уже полчаса нет. А должны были быть в пяти минутах от нас. Это опять предательство. Поэтому не нужно никому говорить, что я откуда-то доставал оружие, шатёр, что было что-то необычное. Даже про то, что у них был подавитель магии, говорить не нужно. Если кто-то знает, что подавитель был, сразу будет ясно, что он с ними заодно. И ещё одно, самое опасное для всех нас, ни один из раненых не сдался живым. Все убивали себя сами. Это значит, что их начальник сидит так высоко, что от него защиты нет. Или другой вариант, их всех обработал сильный менталист. Сейчас приедет охрана, если они нас похвалят, начнут собирать свидетельства, вызовут следователей, значит охрана за нас, за принца. А если они нас сразу увезут, а тела уничтожат, как тогда в спортзале, помнишь Артур, значит охрана с ними заодно, а принц для охраны — пустое место, если бы его убили, для них было бы лучше. Это вот, расклад на этом месте, а дальше начинается большая политика, а в ней я не разбираюсь.

О, вот и «кавалерия из-за холмов»! Показались всадники охраны, они нахлёстывали лошадей, как будто сильно торопились. Пока они приближались, я и своё оружие снял с пояса, и убрал в Сумку путешественника, вшитую в карман.

Приблизившись к нам вплотную, отряд из двадцати воинов в форме королевской охраны, спешился. Вперёд вышли два человека, один из них маг, а второй, судя по форме, полковник королевской охраны. Маг включил подавитель магии.

— Взять их, оружие изъять! Где принц? А, вон он, ранен. Нападение на принца! Всех сначала допросить, потом повесить.

На нас на каждого навалились по несколько мужиков, скрутили всех, даже раненного принца связали. Особое удовольствие некоторым доставило связывать девушек, успевая похватать их за все места. Меня особо не мяли, так как оружия у меня не было, и я не сопротивлялся. Несколько раз пнули, довольно болезненно, потом связали.

— Все связаны? Теперь давайте трупы в кучу, — командует маг и пытается сжечь трупы каким-то незнакомым мне плетением.

Но включен подавитель магии, и он не может воплотить в жизнь свои фантазии. Убедившись, что мы все связаны, он отключает подавитель, и начинает создавать то же плетение. Я быстро осматриваю охранников, вроде бы сильных амулетов на них нет. Накладываю широким веером паралич. На мага паралич не подействовал, видимо на нём амулеты защиты и я на мага набрасываю Чехол, это перевёрнутый вовнутрь Черный купол, резко его сжимаю. В это время маг запускает своё плетение, и внутри чехла всё скрывается в черном тумане. На всякий случай, сжимаю Чехол ещё раз, и он сжимается практически в точку. Там где был маг, только чёрное пятно на земле, и в нём валяется несколько предметов.

Дальше я плетением преобразования структур разрушаю верёвку на руках, и освобождаю из плена свои руки. Достаю из Сумки странника свой нож, и разрезаю верёвки на ногах. Подхожу к тому месту, где осталось пятно вместо мага. Ветерок уже унёс часть чёрного порошка, что остался от этого разумного. Я палкой вытаскиваю из кучки пепла, или что там осталось, все предметы неорганического происхождения. Несколько амулетов и накопителей, шпага, кинжал, статуэтка виверны — подавитель магии, кучка золотых и серебряных монет. Собираю всё это. Мелкие предметы заворачиваю в носовой платок и всё убираю в Сумку путешественника, а из неё достаю и вешаю на пояс своё оружие. Потом подхожу к Полковнику и с максимальной силой бью его кулаком в лицо. Он падает столбом, паралич то я не снял, лицо в крови, но жив. Потом я иду и снимаю паралич со своих товарищей и разрезаю верёвки, связывающие их. Когда освободил девушек, Алиса и Лиза стали плакать.

— Алиса, потом поплачешь, Артура исцеляй, они его почти добили. Алиса, работай, ну!

Последней освободил Мию.

— Дай мне кинжал!

— Вон на поясе у каждого, бери любой.

Но ей не надо любой, она подходит к конкретному бандиту, а как их ещё называть, достает из ножен на поясе нож и втыкает его в гениталии этого бывшего разумного. Почему бывшего? Потому, что через минуту он умирает, действие паралича спадает, и труп валится на землю.

— Парни, надо решать, что делаем. Вариант первый, оставляем здесь двух человек для охраны кладбища. Раненного и предателя полковника везём прямо во дворец короля.

— Мия, а у отца есть в городе какая-нибудь тайная квартира, или усадьба?

— Я не знаю.

— Тогда во дворец. Вариант второй. Собираем всё в кучу, я всё сжигаю, и мы едем домой, как бы с купания. Артур нырял с берега, и упал на камни, повредился, везём к целителям. Мия вызывает отца в Академию и там уже всё рассказывает, если надо нас всех вызовут и расспросят. Сам я за второй вариант, так как доказательства конечно важны, но разделяться мне не хочется. Мы все вместе еле отбились в первый раз. А по второму разу скажу так. Если это охрана, сразу будет известно, кто исчез. А если это тоже «ряженые», то и концов будет не найти, окажется, что им приказы отдавали люди, которых уже нет, или никогда не было.

— Как это так? — удивляется Малиниш.

— Да очень просто, я говорю, что я виконт фон Балбес, вот вам записка, от ректора Академии. Но ректор говорит, что никаких записок не писал, а виконта Балбеса будет искать только барон Дурак. Поэтому, я предлагаю: девушки, вы идите вон за те кусты, искупайтесь или вымойтесь. Купайтесь без одежды, честное слово, нам не до того, чтобы за вами подсматривать.

Когда девушки отошли, я сказал:

— Этих парализованных предлагаю обыскать. Сложить две кучки, трофеи от первого боя и имущество бандитов, напавших позже. Сложим всё в мешки и в коляску. Но безопаснее, если я уберу всё в свои секретные сумки, а в академии выгружу всё в вашей комнате. Мои сумки потом не вмешивать, про них никому не рассказывать! Но так перевозить безопаснее, никто не придерётся.

Так и решили. Собрали всё, что могло хоть как-то характеризовать нападавших. С полковника я снял китель с погонами, оружие, пояс с кошельками и перстни с пальцев. Сложили всё в одну кучу, и я убрал это в одно отделение Сумки странника, а трофеи от боя — во вторую сумку. Потом все тела стащил в одну кучу, и я их сжёг «Глотком амёбы». А тут уже и девушки подошли. Я подозвал своего коня, он согнал к озеру остальных коней, запрягли коляску, и поехали в Академию. Мия ехала рядом со мной на коне Артура, я дал ей запасные брюки. Они ей были, конечно, велики, но не с голыми же ногами верхом девушке ехать. А в коляске везли Артура. Он был вполне в сознании и болезненно морщился, когда коляску подбрасывало на неровностях.

Часа за два мы доехали до Академии. Уже был поздний вечер, на город опускались сумерки, и наша группа всадников никого не заинтересовала. Девушки и один из парней, в роли возницы, повезли, Артура в госпиталь, а мы погнали лошадей в конюшню. Разместив Батыра и коня Артура, я направился домой. Конюшни расположены на удалении от жилой зоны, и домой я попал только через полчаса. У входа меня ждала Мия. Пропустил её в дом, поставил на стол кипящий чайник, а ей предложил сесть в кресло.

— Поздно уже, у меня нет ничего покушать, только чай с мёдом.

— А вино есть?

— Ты же напьёшься, приставать будешь, а я от девушек отбиваться не умею, — попытался я прошутить.

— Мики, ты иногда такой умный, а вот сейчас — такой дурак. Ты меня ещё выгонять начни!

— Ну, сначала я с тебя мои штаны сниму, — я попытался продолжить шутку.

— Снимешь. И штаны, и платье, и всё остальное. А потом ещё и побреешь.

— Мия, а ты уверена, что твоей любви хватит на нас двоих? Как оказалось, я не умею любить. Дружить умею, преданным могу быть, надёжным, а любить не умею.

— А почему ты так думаешь? — Мия разговаривает со мной, а сама подталкивает меня к кровати.

— Вот думал, что люблю Алису, а она ушла, и я не заболел, не умер, погрустил и всё.

— А без меня и заболеешь, и умрёшь, — она повалила меня на кровать и легла сверху.

— Ой, какая ты тёпленькая. Мия, а давай вот так и уснём.

— Ты, чурбан бесчувственный, я тебе что, грелка или одеяло? Я живая, понимаешь, живая! — и девушка заплакала.

И утешить её мне удалось совсем не скоро.

Разговор в кабинете короля. Присутствуют трое мужчин: дед, отец, внук.

— Понимаете, он настолько странный, что я не могу его понять. Раз не понимаю, как я могу с ним дружить?

— Внук, а может, ты просто ему завидуешь, его возможностям, умениям.

— И это тоже. Как он мог того мага завалить, когда мы все связанные были?

— А он готовился к чему-то подобному. Убрал оружие, не сопротивлялся, поэтому на него было меньше внимания. А он ждал, когда маг снимет подавление магии. Конечно, он рисковал, но в другом случае, вас бы уже не было в живых.

— Получается, он уже дважды мне жизнь спасал.

— Трижды, Артур, трижды. Но ты не тот счёт ведёшь. Он для королевства сделал больше, чем ты со всеми своими друзьями. А ведь он появился всего год назад. Растряс эту гнилую Академию так, что завоняло на всё королевство. Казалось бы, что такого, нашёл несколько ошибок в учебниках, а он всё так вывернул, что пришлось менять двух деканов, и столько всякого дерьма всплыло, что пришлось и королевскому магу уходить. Вильям, а как там твой дед архимаг, жив ещё?

— А дед сказал, что, благодаря Мики, он теперь спокойно лет пятьдесят может поработать на благо королевства. Не знаю, что он сделал для деда, но тот о нём говорит, как о святом ангеле.

— Артур, этот Мики, говорят очень умелый амулетчик. Он здесь нам говорил, что умелый амулетчик победит в единоборстве любого другого мага. Может с ним нужно не просто дружить, а поучиться вместе с ним. Ты вот не захотел фехтовать вместе с ним. Так в том вашем бою он завалил мастера, а мастер тебя. Выходит Мики сейчас как мечник тебя превосходит. И по конной подготовке тоже его хвалили. Сам говоришь, конь его с полуслова понимает, а это много стоит, поверь. Вильям, а какой магический потенциал у парня?

— Удивишься, но никто не знает. Когда он поступал, сказал, что хочет быть амулетчиком, его и пропустили без проверки на магическом шаре.

— Вот дед, я и говорю подозрительный он. Вроде бы всё по мелочам, а в целом выходит, что весь не такой, как все нормальные аристократы и маги.

— Так, я понял, куда вы клоните. Конечно, можно засунуть его в тюрьму, и там пытать, пока он что-то не расскажет. Только при этом у вас больше не будет Мики ля Витура. Можно отдать его в лапы сильного менталиста, но узнаете ли вы что-нибудь, это ещё вопрос, но у вас точно не будет больше Мики ля Витура. Можете просто изгнать его из королевства, тогда он будет у наших врагов, а у вас его больше не будет. Не будет парня, который ничего не требуя от вас, уже трижды спас принца, существенно проредил ряды наших врагов, поставил на уши всех наших закостенелых академиков. Да, в конце концов, просто парня, который очень нравится моей внучке, а вашей дочери и сестре.

— Да, с Мией та ещё история.

— Ты о чём, Вильям?

— Т-с-с-с. Этот Мики, когда они с Артуром и Мией купаться ездили, рассказал, что якобы во сне видел, что женщины кое-где на теле волосы сбривают. Ну, Мия, конечно, сбрила. Жена узнала, устроила дочери скандал, орали друг на друга так, что мне пришлось прислугу с этажа удалять. Потом Мия как-то уговорила мать самой так сделать. Жена сделала. И нам с ней обоим понравилось.

— Так что, Мия с этим Мики в близких отношениях?

— Да уж, родственничек будет!

Глава 9. К вершинам знаний

Как ни странно, но меня «не таскали», то есть не вызывали ни в какие спецслужбы по тем событиям, что произошли в первый день нового учебного года. Видимо того, что рассказали товарищи принца, оказалось достаточно для следователей. Тем более, что в комнате у Малиниша из своих Сумок путешественника я выложил всё, что касалось двух нападение на принца и лиц, его сопровождающих, оставил себе только шпагу и кинжал того полковника. Не ради их украшений, нет, просто мне подумалось, что могут быть ситуации, когда нужно будет отдать «своё» оружие. Тогда я это отдам. А сверху положил обе статуэтки Виверны, и пояснил, что это такое, и что за владение такой штукой можно лишиться головы. Пусть кому положено это всё контролировать, считают, что я открыт и честен. И им совсем не надо знать, что у меня есть руна советующего плетения, и я, без всякой статуэтки, могу включить подавление магии.

Мне, конечно, очень интересно, кто же стоит за двумя этими нападениями? Но узнать, видимо, не удастся. Артур как-то отдалился, держит дистанцию. Так что с их компанией я поддерживаю только приятельские отношения. Мия меня вытаскивает на вечерние посиделки, где мы поём разные песни. Я тоже освоил свой музыкальный инструмент, правда, на уровне дворовых пацанов, играющих на гитаре «боем», без перебора струн. Для аккомпанемента к тем песням, что я знал, этого было достаточно.

Аристократы из команды принца ко мне относились нормально, тот же Малиниш был не против сближения, но позиция принца их останавливала. Я думал, Артур так относится ко мне из-за Алисы, но потом понял, что он ревнует меня к моим успехам. Парень, а кто тебе мешает поработать над собой? Пока ты у меня уводил Алису, я существенно поднялся во владении мечом и в конной подготовке.

Девушек в компании по-прежнему было три. Алиса прикипела к Артуру. Лиза как-то не делала различия между парнями компании, но иногда начинала мне строить глазки, что сильно раздражало Мию, и веселило саму Лизу. Я пришёл к выводу, что Лиза или старше нас всех, или она работает на какую-то спецслужбу. Ну, не может девушка «на выданье» быть ко всем одинаково безразлично доброжелательной! Где-то, через месяц, ко мне в гости пришли Мия и Лиза и стали мне демонстрировать купальники, сшитые по моему рассказу. Я походил вокруг, повосхищался тем, какие они красивые. Про себя отметил, что под мышками обе девушки волосы удаляют. Подсказал где нужно ушить, чтобы чётче выделялась грудь. Потом заставил их одеться и как раз вовремя, в дверь постучали, и когда я открыл её в комнату, оттолкнув меня, ворвался Артур.

— Мия, давай срочно, отец приехал, что-то важное!

Они втроём умчались, а я сел и задумался. Если, при моей дружбе с Алисой, её родственники воспринимали меня с юмором, но по-доброму, то здесь явно чувствуется неодобрительное отношение брата. А оттолкнуть Мию я не могу и не хочу. Я бы напросился на знакомство с родителями, но не в этом случае. Так ничего и, не решив, по привычке пошёл в библиотеку. А там, листая один из старых учебников, наткнулся на упоминание о полных магах. Имеются в виду не толстые маги, а маги, практикующие полную магию, то есть для них одинаковы все направления магии.

Через день, я сам позвал Мию в свою комнату.

— Садись, и слушай меня очень внимательно. Сейчас никто даже не заикается о том, что всегда существовали полные маги. А раньше считалось, что нормальный маг, это именно полный маг. И это считалось нормой, считалось, что магия, это просто магия, а у неё есть области применения. Разделение на виды магии, это уже придумки современных преподавателей. У разумного может быть склонность к той или иной области применения магии, но это совсем не значит, что ему недоступны другие области, или как сейчас говорят виды магии. Тебя определили как «водника», но когда парни были ранены, вы все трое работали Малыми исцелениями, и разницы не было, у всех они работали одинаково. У тебя внутренний источник энергии почти белый. Ты могла пойти на любой факультет. Я тебе предлагаю изучить несколько плетений из различных областей магии. Ты сама расспроси разных знакомых и попробуй составить своё мнение, какие плетения могут тебе понадобиться в жизни. А потом мы их разучим.

Потом мы провели с ней несколько занятий по теме «Блочное строение магических плетений».

— А на каком курсе мы будем это изучать?

— Ни на каком. Только если полностью сменится система преподавания магии в Академии.

— Ну как же так, ведь по блокам изучать намного легче!

— А ты видела в Академии хоть одного преподавателя, который стремился бы дать студентам больше знаний, чем прописано в программе? А хочешь посмотреть программы двадцать лет назад, пятьдесят лет назад. Они есть в библиотеке. В нашем королевстве магия не развивается, а деградирует.

— Ну, нужно же что-то делать?

— Мия, если твои родственники ничего не предпринимают для этого, что ты от меня хочешь?

— Я поеду к отцу и всё ему расскажу.

— Подожди. Один умный человек сказал, что задавать вопросы — много ума не надо! Ты сейчас задаёшь вопросы. Я не знаю ответов на эти вопросы, но я их ищу. Хочешь, будем искать вместе? У отца ты можешь спросить, при случае, но в спокойной обстановке и без свидетелей.

В течение двух недель по вечерам мы разучивали основные блоки и правила их соединения. Мии это уже надоело, она рвалась изучить несколько плетений целиком.

— Хорошо, нетерпеливая ты моя. Давай разучим пару плетений из раздела магии воздуха.

— Мики, ты издеваешься? За один вечер изучить пару плетений?

— Вот, опять ты мне не веришь! Становись рядом. Изучаем Воздушный кулак. Повторяй за мной блоки, которые изучили: блок питания, блок стабилизации, связка, блок концентрации, связка, блок параметров концентрации, связка. Продолжай плетение: блок среды, связка, блок направления — сюда на стул, связка, задаём параметры концентрации, размером с мой кулак, накачиваем энергией, несильно, мы в помещении, запуск.

Плетение приводит в движение мощный поток воздуха, удар, стул улетает в дальний угол.

— Ты молодец, всё сделала правильно. Запомнила?

— А сейчас мы сделаем другое плетение из тех же блоков, только будет другая концентрация. Концентрацию делаем вот такую. Делай! Повтори! Нет, не так. Смотри внимательно, повтори. Да.

— Теперь выходим за дверь. Смотри Мия, вон стоит доска у стены, направление будешь задавать на тот большой сучок, видишь? Начали формировать плетение: блок питания, блок стабилизации, связка, блок концентрации, связка, блок параметров концентрации, связка, блок среды, связка, блок направления — на сучок, связка, параметры новой концентрации, накачиваем энергией, ещё, ещё, запуск.

Плетение срабатывает, слышен треск, и в том месте, где на доске был большой сучок, там сейчас дыра, размером с кулачок Мии.

— Вот, это было плетение Воздушного копья. По сравнению с кулаком, просто концентрация воздуха сильнее, то есть воздействие на меньшую площадь, и подача энергии больше. Кстати, твой источник почти пуст, пойдём в комнату, будем тебя заряжать энергией.

Потом, лёжа на моём плече, девушка возмущённо выговаривала непонятно кому.

— Ну как же так можно. Блоки, конечно, было учить нудно и противно, но ведь теперь за один вечер выучила два плетения. А обычным способом я Ледяную стрелу учила целую неделю. Почему нас нормально не учат?

— Я ведь тебя учу!

— Ну, ты учишь кое-чему другому! — девушка изгибается словно кошка.

— Тебе не стыдно? Ну-ка сама, просмотри плетение Ледяной стрелы. Какие там блоки.

Принцесса сосредоточенно шепчет губами, делает движения имитирующие подготовку к запуску плетения Ледяной стрелы, потом возмущённо соскакивает с постели.

— Там же всего три блока других! А я его целую неделю учила! Нет, ну какие уроды!

— Два блока других, два, Мия. Ты берёшь воду, концентрируешь её и замораживаешь. Другая среда, и блок среды другой. И концентрация другая, ещё более плотная. А блок заморозки, он просто добавляется, в магии воздуха его не было. Пойдём, я провожу тебя до общежития, а то мне Лиза уже выговаривала, что я тебя дискредитирую. И вот ещё, возьми вот этот кулон, надень его на шею, и ежедневно прокачивай энергию. Знаешь как?

— Да знаю, знаю! Что ты со мной как с маленькой? Я хочу здесь ночевать!

— Мия, про тебя кое-кто знает, что ты принцесса, и на тебе постоянно чьё-то внимание. Что допустимо для простой баронессы, недопустимо для тебя. Не сердись, такая вот сложная эта штука, которая называется — жизнь!

Когда мы подошли к женскому общежитию, там была в сборе вся «музыкальная» компания.

— Вижу, вам музыка уже надоела, — Артур начинает разговор неприятным тоном с едкими интонациями.

— Артур, у меня ведь нет такой компании друзей, я вынужден сам жилы рвать, чтобы постоянно получать новые знания. Ты не захотел заниматься в конце прошлого учебного года, а я вкалывал так, что даже девушку потерял из-за этого. А теперь ты дуешься, что я тебя в чём-то обошёл. Ты только захоти работать над собой, папа тебе любых тренеров найдёт. А Мию не трогай, мы с ней магией занимаемся.

— И много плетений выучили.

— Да так, по мелочи, Воздушный кулак, Воздушное копьё, — это девушка хвастается.

— Какое копьё?

— Воздушное, ты что братец, оглох? Воздушное копьё.

Глаза принца ехидно прищурились:

— Покажи!

Я увидел серебряный поднос, на котором лежали бутерброды. Сложил их прямо на стол, а поднос поставил к стене, зажав двумя камнями.

— Мия, диаметр сожми до размера большой монеты, а силы приложи в два раза меньше, чем тогда, по доске, — даю советы и отхожу к столу.

Кстати вкусные бутерброды.

— Эй, он сейчас всё сожрёт, — это Лиза проявляет заботу о парнях из своей компании. Пока она отбирала у меня бутерброды, сзади раздался звон прыгающего по дорожке подноса. Малиниш принёс поднос, в середине которого красовалась дыра, размером с кулак девушки.

— Ну вот, хорошую вещь испортили.

— Лиза, уводи Мию, она без сил, выложилась полностью, — тихо говорю девушке, вынимая бутерброд из её руки.

Пока парни оценивали, как это можно, воздухом пробить насквозь металлический предмет, Лиза быстро увела Мию в общежитие. Всё-таки девушка приставлена к детям наследника в качестве телохранителя. А значит подготовка у неё — будь здоров.

— Господа, бутерброды уже заканчиваются, но я не виноват, просто они очень вкусные.

Короткая битва за оставшиеся бутерброды. Последний бутерброд Малиниш благородно разделил с принцем.

— Мики, что это было за плетение. Такого нет в магии воздуха.

— Артур, такого нет в учебниках, по которым учат наших студентов. А в библиотеке оно есть. Я его сам нашёл в старой книге. Там вообще много интересного есть. Я считаю, что запрет студентам заниматься с иными книгами, кроме учебников, это придумал кто-то из врагов королевства. Не думаю, что вы, как я, сидели бы каждый день в библиотеке, но вот я вам сказал про что-то интересное, думаю, что каждый из вас захотел бы сам это увидеть в старых книгах. Но вас не пускают в зал для преподавателей. Меня начали пускать только тогда, когда я учебники вычитывал на предмет ошибок.

— А ты и учебники вычитывал? — удивляется Малиниш.

— Ладно, пойду отдыхать, иногда спать тоже нужно! — это я попытался пошутить, но, после слов про учебники, шутка не выглядит шуткой.

— Эй, а кто за поднос платить будет, — этот Малиш явно хочет помирить нас с Артуром, только у меня настроение что-то упало совсем низко, как говорят в этом мире — ниже коровьей лепёшки.

Молча беру у Малиша поднос, накрываю дыру рукой, шепчу заклинания:

— Пластилин! Ровнять! Структура! — и возвращаю поднос парню, а сам иду к себе в комнату.

— Парни, а как это он сделал, тут же была дыра?

— А ты удивляешься, что он учебники вычитывал!

— Артур, вот, даю золотой — за медный, он из какой-то спецслужбы. Только не пойму, он то ли тебя должен охранять, то ли просто пытается вытащить на глаза Светлого всякую шваль и врагов королевства!

— А я хочу знать, как он дыру в подносе заделал. Это же наверняка магия земли, причём высший класс, провёл рукой, и дыры нет! Я тоже так хочу!

— Алиса, ты же интересуешься магией земли, знаешь, как это можно сделать?

Девушка отрицательно качает головой. Через час в комнате матери у Алисы буквально истерика:

— Мама, ну скажи, как это возможно, провёл рукой, и дыру в металлическом подносе заделал? Я специально поднос осматривала. Там, где он заделал, дно подноса ровное, без всякой гравировки, то есть, он не просто выпрямил края дыры, он сделал новую поверхность!

После того эпизода с подносом уже вся команда Артура стала меня сторониться, и я перестал к ним ходить. Занятия, чтение книг в библиотеке, занятия с Мией, редкие встречи с ней же в интимной обстановке, тренировки с оружием и без него. Вот и всё, чем я жил этот учебный год.

В выходной день Мы с Мией выезжали покататься на лошадях. Я нашёл одно место на берегу реки, где почти не было травы, потому, что с весны её выедал скот из ближайшей деревни. Мы доезжали до того места, нас обычно сопровождала Лиза и пятёрка гвардейцев, переодетых в гражданское платье. Девушки садились на берегу, готовили лёгкий перекус, гвардейцы делали вид, что просто отдыхают, я мы с Батыром отрывались по полной программе. Скачки по кругу с максимальной скоростью, прыжки через канаву, кое-что из джигитовки. На Земле я только термин такой знал, а тут кое-что мне преподали, и эти элементы джигитовки мы и отрабатывали: соскок с седла и заскок в седло на ходу, «казачий вис», когда тело всадника расположено сбоку лошади ниже уровня седла, «рубка лозы». Другие упражнения я посчитал излишними навыками для меня, я ведь не собираюсь служить в конной армии.

Мия уже знала по несколько плетений из каждого вида магии: огня, воды, воздуха, земли. Но был ещё ряд плетений, которые трудно отнести к конкретному виду магии. Это все целительские плетения, и плетения типа «Орлиный глаз», «Совиный глаз». Я их называл Бинокль и Сова, причём произносил это по-русски. Девушке пришлось давать плетения с названиями из книг. Некоторые плетения они отрабатывали вместе с Лизой. Та делала вид, что в этом нет ничего особенного. Но я, всё же, заставил обеих девушек поклясться собственной магией пред ликом Светлого, что они никому не будут об этом рассказывать. Потом без свидетелей сказал Мие, что если она что-то расскажет деду или отцу, это не будет нарушением клятвы. Этот разговор имел продолжение, но об этом чуть позже.

Гвардейцы из охраны принцессы терпели два месяца, но потом всё же начали спрашивать, зачем мне всё это: скачки, джигитовка.

— Вы бы ещё спросили, зачем заниматься фехтованием? Это просто воинское мастерство, а где и когда оно может понадобиться, только нечистый знает. И дай Светлый, чтобы оно не понадобилось!

— А зачем тогда так упираться?

— Исключительно ради того случая, если оно понадобится. У меня уже два таких случая было, и оба раза я был ранен. Вот поэтому, к третьему разу готовлюсь очень тщательно!

Однажды, мы возвращались с такой вот конной прогулки, и увидели, что дорогу нам преграждают шестеро мужчин с вилами и топорами.

— Ай! Ай! И-а-а-а! — и, высоко подняв обнажённый меч, я помчался на разбойников.

Чуть задержавшись, гвардейцы устремились за мной.

— Степняки! — и неудачливые разбойники задали стрекоча через кусты, побросав своё оружие.

— Кто-то знает, чьи здесь владения?

— Барона ля Феран, — как вы думаете, кто у нас такой осведомлённый?

— Спасибо, Лиза! Мия, ты не будешь против, если мы заедем навестить одну барышню со второго курса «огневиков»?

— И наверняка красивая?

— Мия, ты меня не позорь, когда это я имел дело с некрасивыми девушками?

— Вот и я о том же, — сказала принцесса, и надулась «как мышь на крупу».

Вот никогда не понимал, почему мышь должна дуться на крупу, мыши же едят крупу? Но девушка меня есть не собирается, и даже разговаривать со мной не хочет.

— Девушки, вы только мне подыграйте. Хорошо?

При приближении к дому барона нас опять встретили вооруженные дружинники, но на этот раз никто из них останавливать нас не стал. Мы подъехали к самому крыльцу, но никто нас не встречал. Я спешился сам, помог девушкам сойти с лошадей, и кивнул гвардейцам осмотреть дом на предмет засады. Из дома раздался мат, и крики, потом гвардейцы вывели на крыльцо барона, с вывернутыми руками. И, нажав ему на плечи, заставили поклониться нам. Следом с криками, что это нарушение закона, что гвардейцы — бандиты, выскочила Анна ля Феран, моя несостоявшаяся невеста. Увидев меня, она собралась поливать меня грязными словами, но тут она узнала принцессу и, замолчав, низко поклонилась. Кстати, это говорило о том, что инкогнито принцессы в Академии — это фикция, сынки тех знатных аристократов, кому по должности положено было знать эту тайну, разболтали всем, даже какая-то баронесса знает, что Мия не графиня, а принцесса.

— Лиза, видишь, никакой тайны уже нет.

— Вижу, сама бы перевешала этих уродов из Совета.

— Барон ля Феран! У меня есть все основания отрубить вам голову. Ваших грехов уже достаточно. Последнее, это то, что ваши мужики вышли на большую дорогу, то есть занялись грабежом проезжающих путников. Вам лично, выношу последнее предупреждение и назначаю виру. И это только потому, что ваша дочь учится в нашей Академии. Вира с вас — двести золотых.

— Пощадите, ваше Сиятельство, нет у меня таких денег. Мужики совсем обленились, никакого дохода нет!

— По результатам прошлогодней проверки, ты обобрал своих мужиков до последней нитки, сделал их нищими. То-то они у тебя и пошли на большую дорогу, детей-то кормить надо. Как вы, Анна, их называли «деревенские детёныши», да? Вы их лошадьми давите, собаками травите, ваши стражники их грабят. Откуда же у них будет желание работать на вас? Мне не нужны такие владетели. Или платите виру, или королевские дознаватели будут разбираться, как вы благополучное баронство довели до такого состояния?

Скосил глаз в сторону, Лиза смотрит на меня с одобрением, а Мия с изумлением. По моей команде гвардейцы отпустили барона, и он что-то тихо шепчет дочери.

— Ах, Ваше Сиятельство, может быть можно как-то иначе разрешить эти недоразумения, — произносит баронесса, принимая эротичную, по её мнению, позу.

— Ты, курица, глазки не закатывай, а то вылетишь из Академии со свистом, вместе со своими дружками из бывшего Совета, — Мия явно злится, а может, решила подыграть, как я просил.

— Нет, нет! Ваше Высочество! Я всего лишь хотела предложить графу вместо денег свою лошадь. Три года назад её покупали, примерно, за такую же сумму.

Смотрю на Лизу, и она кивает в знак согласия. Может и правильно. Тут надо или вешать, или прощать.

— Сначала покажи лошадь, может ты её за этот год уже покалечила всю.

— Нет, нет, она в полном здравии! — девушка сама бежит на конюшню и выводит лошадь, которую я уронил, а потом лечил в прошлом году. Лошадка и правда хороша, мой жеребец, сразу как-то заелозил и потянулся к ней.

— Барон, вира принята. Но вы уже идёте по краю. Я вам очень советую прекратить всякие тёмные делишки, и просто заняться своим баронством. Не обдирать своих крестьян, а помочь им наладить товарное производство сельскохозяйственной продукции. Чтобы у них было, что пахать, чем пахать, что сеять. Тогда и отдача от них будет. А следующей осенью будут видны результаты вашей деятельности.

И мы уехали. Лошадь привязал поводом к седлу один из гвардейцев.

Когда мы приехали в академию, лошадей разместили в конюшне, мой Батыр стал усердно изображать жениха, перед этой кобылой, и у меня возникла мысль озадачить барона Луи ля Мартена разведением лошадей. Я написал ему письмо, и он приехал уже через неделю. Посмотрел Луи на поведение моего Батыра и лошади Анны и сказал:

— Жеребец вам не простит, если вы их разлучите сейчас. Потом можно, а сейчас — нет.

— Тогда забирай их обоих к себе в баронство, или к нам в усадьбу. И вообще, Луи, женился бы ты на моей матушке, красивая женщина и без мужчины, ну куда это годиться? — Луи сглотнул ком в горле на эти слова.

— Ваше Сиятельство, а разве вы не будете против? Вы сейчас полновластный граф, а так станете виконтом, и не совсем хозяином в своём графстве.

— Луи, если ты матушку сделаешь счастливой, я на всё это наплюю с высокой башни. Мне тут ещё три года учиться, кто знает, что за это время произойдёт? Может, я потом в столице останусь? Так что, если у вас сладится, я только рад буду. Матушке я это в письме напишу, а дальше всё от тебя зависит.

Попрощался я с Батыром, и они уехали. Стал я безлошадным. Ещё два раза съездили на природу, я был на казённой лошади, а потом погода стала осенняя, и мы поездки заменили занятиями на полигоне Академии.

В Академии был священник и небольшая церквушка, как-то это не афишировалось и вроде бы никого туда насильно не загоняли, но перед очередными выходными ко мне подошла Лиза.

— Мики, а как ты относишься к Светлому?

— Лиза, мы же с тобой вроде бы понимаем друг друга. Говори прямым текстом, почему такие вопросы?

— На тебя написан донос, что ты совсем не посещаешь храм, и тебя нужно проверить, не сторонник ли ты врагов Светлого.

— Скажи, а как Светлый относится к магии?

— Считается, что он сам очень сильный маг.

— А чтобы вот такие доносы прекратились, что нужно сделать? Если мы втроём сходим в наш академический храм, этого будет достаточно?

— Лучше сегодня сходить в наш, а в выходные — в городской храм.

— Хорошо, только в городе много храмов, а в какой лучше Мию повести.

— Правильный вопрос задаёшь граф! Мию нужно вести в тот храм, что находится на Королевском спуске, недалеко от дворца. Там можно заранее предупредить и посторонних не будет.

— Спасибо тебе, Лиза!

— Ты только девочку не обидь, чтобы у тебя с ней не получилось, как с Алисой. Мы все тебе не простим, если Мию несчастной сделаешь.

После обед и у меня, и Мии были занятия, поэтому встретились мы уже ближе к ужину, но в Академии посещение храма в вечернее время, это норма. Когда мы втроём пришли в храм, здесь было много других студентов, поэтому ничего необычного я делать не стал. Но, когда мы уже уходили, я подошёл к священнику, протянул ему большую серебряную монету и сказал:

— Я приду через неделю. Чтобы к моему приходу алтарный камень был отмыт до блеска, иначе прокляну.

Вышли мы из храма, идём в сторону столовой, и девушки меня спрашивают:

— Мики, а это нормально, что прихожанин грозится проклясть священника? Мы такое первый раз слышим.

— А это нормально, когда его главная святыня покрыта слоем грязи? Прихожане обращаются к Светлому, прикасаясь к алтарному столбу. А он покрыт слоем грязи, к нему прикасаться-то противно! Через неделю сходим, проверим, не наведёт порядок, сменим священника.

Девушки смотрят на меня с изумлением. Но тут мы дошли до столовой, и их внимание переключилось на другие проблемы.

А вот в выходные мы с утра пошли в храм, который обычно посещают коронованные особы, их родственники и приближенные к ним. В этом храме всё было иначе, Всё очень богатое, золотое или позолоченное, картины и иконы в дорогих рамках. Когда мы вошли, кроме нас посетителей не было, но присутствовали три служки и священник. Священник был очень важный, одет в очень дорогие одежды. Он видимо знал принцессу в лицо, так как шагнул к нам и осенил Мию святым кругом.

— Уважаемый священнослужитель, позвольте поинтересоваться, а почему вы приветствовали и освятили только принцессу, вы нас за прихожан не считаете?

— Вот когда вы, молодой человек будете принадлежать к королевскому роду, тогда я и вас буду приветствовать.

— Лиза, нас тут не уважают!

— А ты его прокляни! — и смотрит так хитренько, мол, языком то болтать ты молодец, а что на деле?

Подхожу к скульптуре Светлого и останавливаюсь в шоке, здесь в храме для королевской семьи алтарный столб ещё грязнее, чем в храме в нашей Академии.

— Эй, служки, немедленно отмыть этот алтарный столб, чтобы сиял как у кота одно место! — по этой команде служки бросились за водой и тряпками, но их остановил этот толстый священник, который считает себя здесь главным.

Ну, мне отступать нельзя, Лиза меня уважать перестанет. Мия, может быть, тоже что-нибудь скажет, но Лиза сейчас важнее в плане моего авторитета.

Подхожу к алтарю и накрываю его целой серией плетений «Очищение», какими целители чистят рассечения и полостные раны. А потом встаю на колени и начинаю править поверхность алтарного камня, как это делал уже в храме в городе Медногорске.

Священник кинулся ко мне с воплем:

— Уберите от алтаря этого чернокнижника! — но я накрылся Черным куполом, и он ничего не мог сделать.

В конце моих трудов алтарный столб имел вид чётко выраженного кристалла, с большим количеством граней. Я влил в него приличное количество энергии, и он чуть светился изнутри, а на гранях играли блики световых лучей.

Я снял купол и встал от алтаря. Все мои действия заняли, наверное, минут двадцать. Девушки смотрели на меня как на пришельца из палат Светлого. А вот толстый священник попытался меня ударить. Движения его были медленными и неловкими, я мог положить его на пол, но бить в храме священника, это полный пердимонокль. Поэтому я просто отошёл за Мию, священник задёргался: и меня достать хочется, и принцессу оттолкнут в сторону — моветон.

— Светлый, как ты терпишь этого урода? — я произнёс громко, глядя на скульптуру божества.

— «Да не терплю я его, надоел как колючка под хвостом! Только сказать об этом было некому. Ты девочка скажи деду, чтобы выгнал этого толстяка, иначе уйду из этого храма!» — раздался тихий как раскаты далёкого грома голос под куполом храма.

— Нет! Светлый, это ошибка, я всё сделаю! Алтарь будет сиять как солнце! — у толстяка от страха слёзы потекли по щекам.

Служки бились лбами о пол, попеременно осеняя, то нас, то себя, то скульптуру Светлого, святыми кругами. А я взял девушек под руки и повёл из храма. Они шли безропотно, боясь что-то сказать.

— Девушки, я не святой и не пособник нечистых сил. Просто я умею поправлять алтари. За это бог удостаивает меня вот такими короткими беседами. Не надо на меня так смотреть, я тот же самый Мики, с которым вы ездили на природу, купались, примеряли купальники. Кстати, в купальниках вы выглядели изумительно, но для спокойствия твоих родителей, Мия, вы к ним всё же пришейте шортики. Очень коротенькие, но вот эти места надо прикрыть, и я показал на Мии, какие места надо прикрыть шортиками. Конечно, она была в платье, но когда я провёл рукой по её ягодице, она взвизгнула, а потом бросилась за мной пытаясь дать подзатыльник.

Лиза смотрела на нашу суету и тихонько смеялась. Вот и славненько, конечно, она, куда надо доложит, но для меня главное, что она сама перестала считать меня монстром.

Мия рассказывала отцу и деду, что произошло в храме.

— Деда, вот, дословно: «Ты девочка скажи деду, чтобы выгнал этого толстяка, иначе уйду из этого храма!»

— А что ему ваш Мики говорил?

— Как, — говорит, — ты этого урода терпишь? А под куполом: «Да я его не терплю, только некому об этом сказать».

— А нам, значит, сказать не мог?

— Вильям, а тебе ни разу не докладывали, что наш священник ведёт себя по-хамски со всеми, кроме нашей семьи?

— Ну, это же другое.

— Вильям, а подумать? Вот поэтому, Светлый с тем пареньком и разговаривает, что для парня нет вот этого, другого. Он со всеми одинаковый, и с принцессой, и с подавальщицей в столовой. Я специально интересовался. Как положено аристократу, он там на «ты» разговаривает, но никогда не кричит, не требует. Если что-то не нравится, может просто попросить. Так себя в столовой ведут только он, и парни из окружения Артура. Даже его девушка, Алиса, может прикрикнуть на подавальщиц или уборщиц. Глядя на этого Мики, и наша Мия, с Лизой вместе, стали себя по-другому вести.

— Пойми, Вильям, это росток нового поведения, точнее хорошо забытого старого. Когда аристократу есть чем гордиться, кроме того, что он имеет титул, доставшийся от предков. У последнего титул не завоёванный, не заслуженный, а доставшийся по факту рождения. А сам по себе пустышка, вот и пытается выделиться гонором, надменностью. А это парень уже почти мастер мечник. Как маг, любого преподавателя в академии за пояс заткнёт. Дай ему сейчас диплом мага, ему и делать в Академии больше нечего. Ну-ка внучка расскажи, чему он тебя учит. Каким магом ты себя чувствуешь?

— Я, ну, это, магом полной магии, вот!

— Какой?!

— Полной, такой маг одинаково владеет всеми стихиями.

— Ну и чем ты владеешь из магии земли? — это папа с ехидцей спрашивает, зная, что аристократы ниже магов земли считают только «амулетчиков».

— В этой магии выучила плетений, как раз, больше других: «Щебень», «Бетон», «Кирпич», «Траншея», «Стенка», «Туннель». Только с последним какие-то сложности, Мики обещал показать, как делать туннель в скалистом грунте.

— Ты хочешь сказать, что есть плетения, с помощью которых можно сделать подкоп в любую крепость?

— Это надо у Мики спрашивать. Я только плетения выучила, а как их применять на практике пока плохо представляю.

— Ладно, внученька иди. И поговори с мамой. Ты девочка умная, но чтобы мужчину держать в таком состоянии, когда он сам дорожит твоей любовью, это нужно поговорить с опытной женщиной. А мама она и есть мама, и поругает, и подскажет, и пожалеет. Она тебя любит, только боится избаловать. Ты на неё не сердись, будь мудрее.

В храм Академии я пришёл, как и обещал, через неделю, но рано утром ещё до завтрака. Тут никого не было, от слова — совсем. А вот алтарь был хорошо отмыт. Я поправил его кристаллическую структуру, так же, как и в предыдущем случае, подал в него приличный заряд энергии, и, уже уходя, спросил:

— Ну что, поменял король того толстого священника?

— «А куда он денется. Это только ты пытаешься с богами спорить, хотя и уважаешь. А другие просто боятся. Хо-хо-хо!», — прошелестело под куполом.

В копилку на выходе высыпал горсть серебра и пошёл на завтрак. Вечером в храме было паломничество, все друг другу пересказывали какие-то небылицы, и стремились туда попасть, но храм маленький, человек на пятьдесят всего, образовалась натуральная давка. Мия, а потом и Лиза тянули меня туда, ведь интересно же.

— Девушки, а подумать?

— Говорят там необыкновенный алтарь и све… и светится, — пока говорила Мия начала соображать.

— Ну да, неделя же прошла, и ты сходил в храм. Также, как в королевский, да? — у Лизы и сообразительность, и память на высоте.

— А почему нас не взял?

— Девушки, я ходил рано утором. Только алтарь поправил, и пошёл на завтрак. Это видимо священник от счастья, что его не прокляли, такую бучу поднял. Вы обо мне никому не говорите!

— А я отцу и деду рассказала…

— Ну и молодец. Он же тебе это и велел сделать. И там священника уже поменяли. Светлый сам сказал.

— Ну почему ты нас не взял? В следующий раз пойдём вместе.

— Мия, давай раз в месяц будем ходить в храм. Но чудес пока больше не будет. Мы в двух храмах порядок навели, нашу норму выполнили. В остальных пусть порядок наводят службы твоего отца. Чтобы алтари держали в чистоте ведь никакой магии не надо. Зато сразу видно, как священники к своим обязанностям относятся.

В следующий выходной поехали к скалам, это в трёх часах езды от столицы. Для разнообразия девушек посадили в карету. Карету Мии выделили из служб отца, без каких либо гербов, но прочную и тёплую. Девушки заставили меня сесть к ним в карету, и Мия задремала у меня на плече.

— Лиза, а у тебя любовник есть?

— Зачем это тебе? Тебе Мии мало что ли?

— Я знаю точно, что женщине нужно иногда быть с мужчиной. Я занят, на меня не рассчитывай, но если нужно, ты скажи, кто тебе нравится, а я парня подтолкну к нужным мыслям. А то может он и не догадывается, что к чему?

— И откуда ты такой умный?

— Тебе лучше не знать!

— Почему?

— Будешь разрываться между двумя чувствами.

— Это, какими, же? Между чем я буду разрываться?

— Между долгом и порядочностью.

— Сволочь ты, Мики! Я же теперь ночей спать не буду, буду копать под тебя, и мучатся этой самой порядочностью.

— А ты просто поверь мне, что как бы ты не копала, единственное, что выкопаешь, что я два года назад полностью потерял память. Меня нашли на берегу, в деревне рыбаков. Сначала чуть не убили, ударили по голове и ограбили. Но потом нашли кольцо отца, поняли, что я дворянин, решили не связываться и оттащили к знахарке. Но память я потерял. Потом мне залили знание языка с какого-то кристалла. Насколько я понимаю, кристалл был ворованный, и его свойств сам хозяин не знал. А я с тех пор знаю язык на уровне аристократа, и ещё я могу читать книги на языке Древних. Это мой большой секрет! Он позволяет мне читать некоторые книги в библиотеке, которые никто другой читать не может. Об этом можешь сообщить только непосредственно королю. Даже наследнику не нужно этого знать. Он обязательно попытается меня привлечь к работе своих служб. А это не то, что мне поручил Светлый.

— И что же он тебе поручил?

— Сказал: «Учись, готовься», а к чему готовится, не сказал. Вот я и учусь изо всех сил. За Мию вот только боюсь! Поэтому тебе и рассказываю, если я куда-нибудь влезу, где очень опасно, ты её удержи. И рисковать ей не нужно, и одному мне легче выкрутиться.

— Бывает так, что плечо друзей лишним не будет.

— Плечо друзей, это да. Только плечо друзей и любимая девушка на плече, это не одно и то же.

В это время карету тряхнуло, Мия проснулась и разговор угас.

Когда мы приехали к скалам, стал накрапывать дождь. Я подошел к ближайшей скале, и, задав параметры на вертикальную поверхность, запустил руну «Зыбун» три раза подряд. В скале образовалась приличных размеров пещера, метров шесть в глубину, и такой же ширины и высоты, но перед ней и внутри неё была куча камня, превращенного в мелкую пыль, похожую на порошкообразный цемент.

— Мия, сделай «Торнадо» так, чтобы всю эту пыль унесло вон туда по ветру, — девушка запустила изученное плетение, и небольшой по размерам смерч всосал в себя и унёс вдаль всю эту пыль.

— Воины, сами все укрывайтесь от дождя в пещере, что делать с лошадьми — смотрите сами.

С девушками пошли к ближайшему холму. Над головами повесил плетение «Зонтик». Я его не люблю, но сейчас оно было нужно.

— Девушки, какие плетения мы использовали, чтобы сделать пещеру и укрыть наших помощников?

— Наверное, «Зыбун», а потом «Торнадо» я сама делала.

— Всё правильно. Сюда я вас привёз, чтобы объяснить очевидные для профессионального строителя вещи, которые часто забывают специалисты другого профиля. Вот перед нами холм. Мия сделай так, чтобы склон был срезан ступенькой высотой метра в два.

Девушка думала довольно долго, потом всё-таки сообразила, прошла по склону, повернулась вдоль склона и запустила плетение «Траншея». Получилась траншея вдоль склона, то есть, стенка, под ней горизонтальная площадка, и напротив стенка, большая часть которой свалилась вниз по склону.

— Почти правильно, нужно было ширину траншеи задать в два раза больше, и тогда слева весь грунт салился бы под откос. Но для наших целей и так сойдёт. Теперь встаём лицом к этой стенке, и делаем туннель. Для начала задай туннель, круглый по форме, два метра глубиной и два в диаметре.

Девушка справилась и с этой задачей.

— Мия всё отлично! Смотрите, грунт из центра создаваемого туннеля уплотнялся до состояния камня и раздвигался в стороны. Видите, какие толстые и прочные стены получились. Это хорошо, если нужна большая прочность туннеля. Но Мия истратила много энергии. Я тебя сейчас подзаряжу.

Я подсунул руки под одежду девушки. Правую разместил на её теле между грудей, и вторую на спине, между лопаток. И начал волнами гнать энергию из одной руки в другую и обратно, пропуская энергию и через внутренний источник девушки. Она закрыла глаза и отдалась приятным ощущениям. Хорошо, хоть я догадался посадить её пред этим, а то ноги бы у неё подогнулись, и пришлось бы держать тело на весу. Коварная Лиза внимательно наблюдала эту картину и делала какие-то умозаключения. Десять минут, и источник Мии полон.

— Мия давай вставай, хватит удовольствие получать! Смотри, сейчас ты задашь туннель минимальный, чтобы человеку пройти. Высота — чуть выше меня, ширина — чуть шире, чем мои плечи. Для простоты делаем туннель прямоугольный, глубиной те же два метра.

С этой задачей девушка справилась ещё быстрее.

— Вот видите, в этом случае понадобилось раздвигать грунта значительно меньше, энергии потрачено тоже меньше. Такой тоннель менее прочен, но часто бывает, что его прочности вполне достаточно. Теперь мы пойдём к скалам.

— Мия. Ни в коем случае не нарушай то, что я скажу. Сейчас ты задашь параметры тоннеля прямоугольного, как делала только что, но глубиной всего полметра. Если почувствуешь, что тяжело, что не хватает сил, бросай плетение, я закрою нас щитом, ничего страшного не будет.

И всё-таки упрямая девушка, не выполнила мои указания. Она давила плетением на скалу на пределе своих сил и этих сил не хватило, девушка потеряла сознание.

Я тут же положил её на свой камзол, повернул на бок и стал делать так же, как и двадцать минут назад. Её источник долго не отзывался, я уже беспокоится начал, но минут через двадцать ответное движение энергии проявило себя и её источник начал наполняться. Накачал её источник, так сказать, с перевыполнением, но потом взял и откачал половину энергии. Лиза сидела бледная, видимо представила, что с ней будет за то, что не уберегла принцессу. Мия пришла в себя, но чувствовала себя не очень хорошо. Я повернул её на живот и сильно шлёпнул ладонью по ягодицам.

— Ай! Больно же! Ты, ты поднял руку на особу королевской крови? Как ты посмел?

— Ваше Высочество! Вы это о чём?

— Ты меня ударил по мягкому месту!

— Не может быть, Ваше Высочество, вас, по мягкому месту, я не мог, ну никак не мог, вот спросите у Лизы.

Лиза глядя на принцессу честными глазами трясла головой, мол, нет, не мог, не бил, вам почудилось!

Мия смотрела то на неё, то на меня потом сказала, потирая попу:

— Дурачками прикидываетесь, и ты его прикрываешь, да?

— Мия! Я ведь тебе доверял, а ты поставила нас под удар. Просто, на минуту, подумай не о своём самолюбии, а о том, что с нами сделал бы твой папа, если бы ты выгорела как маг? Подумала? А ради чего? Когда маги выгорали в бою, спасая своих товарищей, это понятно, это подвиг. А сейчас была просто дурость! Тебе говорят, так не делай, а ты делаешь. Это что избыток ума? Тебя за это надо бить не ладошкой по мягкому месту, а розгами по заднице. Может в мозгах просветлеет?

Девушка надулась. А мы свернули все дела и поехали домой. На обратном пути не разговаривали до самой Академии.

— Ну, не права была. Больше такого не будет, ну, хватит вам дуться, — не выдержала Мия.

— Ладно, поверим. Но настроения всё равно нет, поэтому я домой, встретимся на ужине.

На следующий день я прочитал девушкам целую лекцию по технике безопасности магических практик. И, в отличие от преподавателей упор делал именно на опасность выгорания собственного источника мага.

— А теперь девушки, я вам скажу то, чего не скажет ни один маг, который боится конкуренции. А такие у нас в Академии — все. Так вот, чтобы такого больше не повторялось, мы не будем больше учить плетения, пока вы не научитесь запускать эти плетения в работу не от своего источника, а от внешнего накопителя. Если даже этот накопитель рассыплется от полного разряда, это всего лишь потеря накопителя.

На освоение этого навыка мы потратили почти месяц. Причём с Лизой я занимался наравне с Мией. Когда, через месяц, они, отработав этот навык до автоматизма, спокойно запускали любое известное им плетение от внешнего накопителя, я подарил им по два накопителя.

Камни были одинаковой огранки. Сверху огранка как у бриллианта, большая плоскость, а по краям мелкие наклонные грани. А теперь перевернём кристалл, и с этой стороны сделаем такую же огранку: плоскость и мелкие наклонные боковые грани. Получается, что по краям кристалла блики света играют почти как на бриллианте, а в середине он как прозрачное стёклышко. Поэтому я кристаллы делаю окрашенные. И такой кристалл может быть отличным накопителем. Вот такие камни я и вырастил для девушек. Для Лизы вырастил алмазы с голубоватой окраской. А для Мии создал рубины сочного красного цвета. Она брюнетка, и ей красный цвет подходит больше. Закрепил камни в золотых оправах. Я, а точнее, мой информационный двойник, уже однажды придумывал такую оправу, и я решил её повторить. Включаем воображение. Две длинные змеи переплелись телами, а головы у них направлены в разные стороны. И эти переплетённые тела, образуют нижнюю часть перстня, то есть кольцо на палец. Соприкоснувшись с камнем перстня, эти тела с разных сторон оплетают камень, а достигнув противоположной стороны, как бы захватывают камень пастью. Получается перстень, в котором камень держат две змеи, оплетающие своими телами камень и палец, на который одет перстень. А второй накопитель с таким же камнем, крупнее первого, выполнен в виде кулона. Те же змеи, но они не образуют кольца перстня, а только удерживают камень.

— Девушки, ваше упорство в освоении магии должно быть вознаграждено. Позвольте преподнести вам эти перстни и кулоны. Они могут служить и как украшения, но основное назначение, это накопители большой ёмкости. Сейчас они заряжены, перстни надевайте и пользуйтесь. А для кулонов нужны цепочки или нитки, или ещё что-то. Решите сами, что вам подходит. Отказов я не принимаю. И передаривать не советую, других таких вы не найдёте.

Девушки были в восторге от подарка, и Мия, выгнав Лизу тут же принялась меня благодарить. А на следующий день меня отловила Лиза.

— Мики, ты можешь мне сделать так, как ты делал Мие, там у скал?

— Ты ведь поняла там, что это почти интимные ощущения.

— Но ведь всё-таки не интим, ты Мии не изменяешь, а мне так никто другой не сделает.

Я не стал говорить, что так не только ей, но и никому не сделает вообще никто, кроме меня. Просто наложил руки ей на грудь и спину и стал прокачивать энергию волнами, с нарастанием и убыванием. А на другой день я имел приватный разговор с Малинишем.

— Почему никто из вас не обращает внимания на Лизу, как на женщину?

— Ты не знаешь, кто она, мы её просто опасаемся.

— А вы не делайте ей гадостей, и опасаться не надо будет. Но она молодая красивая женщина, и она тоже хочет мужского внимания к себе как к женщине. Я вполне догадываюсь, какого профиля она специалист. Но если бы я не был с Мией, я обязательно обратил бы внимание на такую замечательную женщину. Она ведь тебе нравится. Ты просто сразу объяснись, что о женитьбе речь не идёт, а всё остальное очень желательно.

И, мне кажется, у них сладилось, по крайней мере, Лиза стала похожа на сытую, вальяжную пантеру, по-прежнему готовую к прыжку, но смотрящую на мир именно сытым взглядом.

В кабинете Короля.

— Ну, внучка, что на этот раз тебя тревожит?

— Деда, я могу запускать плетения, не нагружая внутренний источник. Понимаешь, не нагружая внутренний источник, то есть от внешнего накопителя. Если накопитель большой ёмкости, то возможности боевого мага повышаются многократно. Почему этому не учат в Академии? Стоит научить этому наших армейских магов, и мощь нашей армии возрастёт. Почему мы этого не делаем, деда?

— Ты это никому не рассказывала?

— Нет, Мики запретил. А почему, деда?

— Потому, что он очень умный мальчик. Я бы даже сказал, мудрый, хотя про молодых так не говорят. Понимаешь, внучка, чем выше положение у разумного, тем с большим количеством других разумных ему приходится сталкиваться. Королю приходится иметь дело с многими группами и группировками разумных, у которых интересы могут быть противоположными, а могут и совпадать. У нас есть много аристократов, которые вроде бы любят свою родину, наше королевство, но они искренне верят, что нам нужно дружить с другими королевствами. А с друзьями можно делиться любыми секретами. Как только мы начнём учить многих магов тому, что ты рассказала, это сразу станет известно нашим недругам. У них маги уже сильнее наших, а с такими знаниями, они будут уверены в победе, и тут же начнут войну против нас. Поэтому гордись, что ты сильный маг, но ни с кем не делись этими знаниями.

— Деда, а где же выход?

— Выход, он очень жестокий. Нужно перевешать половину высшей аристократии, и установить в королевстве жёсткую военную дисциплину. Всех несогласных вешать сразу, без промедления. А остальным готовиться к войне с внешним врагом. Тогда он не рискнёт напасть. А внутренние враги не рискнут поднимать голову. Через двадцать лет, когда вырастет поколение современных детей, можно будет слегка отпустить поводья. Но тогда, через сорок лет, нужно всё повторять. Я не готов так действовать, не готов вводить террор. Твой отец сейчас собирает информацию. Он хотя бы будет знать, кого надо вешать, но рискнёт ли он это делать, я не знаю. Это ведь надо казнить тех, с кем в детстве играл, с кем дружил, позже — пил вино, ухаживал за дамами. А теперь, они нашли других друзей и стали врагами.

И это были уже последние интересные события второго года обучения в Королевской Академии магии. А там — контрольные, зачёты, экзамены и очередные каникулы.

Глава 10. О пользе и вреде старых легенд

Первый месяц очередных каникул решил провести дома, с матушкой и Розаной. Тут меня ждал сюрприз: обе женщины числились в невестах, и дело шло к двум свадьбам.

— Мики, нам крайне неловко. Хоть ты и дал согласие на этот брак, но ты вполне успешно стал владетелем, настоящим владетелем графства, навёл порядок во всех делах. А теперь ты лишаешься титула, власти, доходов.

— Матушка, не переживай, я учусь в Академии, мне будет спокойнее, если я буду знать, что у тебя всё хорошо. Титул виконта, это всё равно аристократ. Если бы батюшка был жив, я ведь именно виконтом и был бы. Что касается власти, она предполагает, что делами нужно заниматься постоянно, а мне сейчас некогда. Теперь про деньги. У меня на счёте в банке больше тысячи золотых. Получив диплом мага, я смогу зарабатывать не меньше, чем доходы от графства. Так что тебе совершенно не нужно за меня переживать, и подчинять свою жизнь обслуживанию интересов сына. Выходи замуж, и будь счастлива. Даже если ты надумаешь родить ребёнка, это меня нисколько не огорчит, наоборот, у меня появится брат или сестра, это значит, что родных станет больше.

Мой Батыр, тоже весь из себя жених, точнее, уже будущий отец. Лошадка от Анны жеребая, и Луи с нетерпением ждёт приплод. Я ему посоветовал не ждать единственную кобылу, а прикупить ещё несколько. А каких именно, пусть сам смотрит, он лучше меня разбирается. Он заявил, что породистые кобылы стоят до двухсот золотых. Тогда я повёз его в город, мы прошлись по ювелирным и магическим лавкам, и я продал несколько заранее сделанных перстней на полторы тысячи золотых.

— Луи, ты будешь моим отчимом, почти отцом. Давай мы не будем заводить счёт между нами. Я отдаю эти деньги тебе, а ты купленных лошадей приписывай к имению графини ля Витур. А после свадьбы ты сам станешь всем этим командовать.

Потом, сидя в источнике, что расположен в семейном склепе, я пытался пообщаться с предками настоящего Мики ля Витура. Но, то ли я делал что-то не правильно, то ли предки отзываются только на зов родной крови, а я им ни с какого боку не родной, словом, так и не смог с ними поговорить.

Кстати меч, что я нашёл здесь, я здесь и оставил, только не на виду, а убрал его за последнюю чашу, а вот дагу, сделанную из кинжала Серого мага, я оставлять не стал, так как у меня нет другой даги такого же качества.

Теперь, пару слов про Серого мага.

Будучи в Медногорске попытался найти мастера, помощник которого меня тренировал в прошлом году. Но никаких следов пребывания мастера в этом городе я обнаружить не смог. В том доме жили другие люди, которые про мастера ничего не знали. В той школе фехтования, откуда я начинал поиски в прошлом году, на меня смотрели с удивлением и не понимали, о ком я говорю.

Полностью обескураженный этой ситуацией я рассказал всё Луи и Арнольду. Вот что рассказал Арнольд.

Существует «байка», причём слово легенда он употреблять отказался, что где-то есть мастер, который живёт уже много веков, и которого никто никогда не побеждал. Он не живёт как обычные разумные, а непрерывно путешествует, иногда знакомится с кем-нибудь из молодых воинов. И совсем редко бывает, что он берёт себе учеников, которые потом становятся мастерами оружейного боя. И оружие это может быть различным, вот я стал мастером боя на мечах. Однажды этот мастер взял к себе в ученики мага. Того мага в легендах называют Серым магом. Это был очень искусный маг, и он стал ещё и мечником мастером. По окончании обучения маг изготовил два зачарованных клинка: меч — Серую молнию, и кинжал — Серый ветер. Иногда мастер награждает своих учеников этим оружием, но после смерти ученика оружие возвращается к мастеру. Поэтому это оружие невозможно получить, например, в наследство.

Если эту байку принять как основание для реальных событий, непонятно, почему, в моём случае, Серая молния и Серый ветер оказались в разных местах и попали ко мне разными путями? Какое отношение к этой байке имеет отец Мики, граф Томир ля Витур, и почему бретёр, пытавшийся меня убить, сказал: «Проклятый Серый»? Откуда он мог знать этот клинок — Серый ветер? Множество вопросов и ни одного ответа. Помню, наследник престола сказал, что это большой секрет, про который надо молчать. Ну, не у наследника же спрашивать?

Месяц каникул пролетел очень быстро. Мы много занимались с Луи. Отрабатывали владение бастардом и пикой, гоняли по полям на своих скакунах. Часто всей компанией выезжали в город, или в гости к соседям, познакомиться.

Когда мы попали в гости к нашей соседке графине Ирене ля Противме, чуть не получился некоторый конфуз. Хозяйка дома так откровенно строила мне глазки, так зазывно улыбалась, что я сдерживался с большим трудом, чтобы не увести её в спальню. Матушка, видя мои мучения, завершила визит, и мы откланялись. А я подумал: «Нужно ехать к Мие». На следующей неделе сыграли две скромные свадьбы, и, оставив «молодых» развлекать друг друга, я уехал в столицу.

Поселился в гостинице, недалеко от королевского дворца, и, подежурив полдня недалеко от дворца, увидел парней из компании Артура. Я попросил их сообщить Лизе, или Мие, что я в городе, и весь следующий день буду вот в этом сквере, недалеко от павильона со скоморохами.

Мия прибежала сразу после завтрака. Прыгнула на меня, обняв и руками и ногами.

— Я говорила, а они не верили, говорили, что у тебя там графство, куча дел. А я говорила, что ты приедешь, чтобы побыть со мной, — и стала меня целовать.

— Кхе-кхе! Ваше Величество, вы бы слезли с него, а то уже толпа собирается посмотреть на жениха принцессы, — Лиза блюдёт безопасность и авторитет принцессы.

И это правильно. Далее мы чинно гуляем по аллеям парка, кушаем в дорогом ресторане, и рассказываем друг другу новости. Со стороны это выглядит очень официально, и даже чопорно. А при этом разговор идёт на весьма фривольные темы.

— А знаете ли вы граф, что устроила эта молодая особа?

— Я за это лето умудрился стать виконтом, откуда же мне знать, что натворила эта прекрасная девушка.

— Вот, правильно, я прекрасная девушка, а не молодая особа!

— И как же вы молодой человек умудрились стать виконтом.

— Знаете, нет ничего проще! Выдал замуж свою вдовую матушку, признал её мужа приёмным отцом, и сразу из графа превратился в виконта. Правда в Академию, наверное, никто сообщать не будет, но опасаюсь, как бы не обвинили в присвоении неположенного титула.

— Лучше, конечно, самому написать обращение в канцелярию.

— О горе мне, горе! Меня теперь девушка бросит, зачем ей какой-то виконт.

— А что, этот вариант надо обдумать, у нас ту даже маркизы есть, а уж «графьёв» — просто немерено, зачем же нам виконт, — это Мия надо мной издевается.

— Ах, милые барышни, обсуждать мужчин, это так скучно, давайте поговорим о вас, женщины! И о том, что они устраивают?

— Да что мы можем устроить, нам бы только быть рядом с хорошим мужчиной! — это Мия пытается избежать дальнейшего обсуждения её персоны.

— Эта молодая особа поделилась с матушкой своим богатым жизненным опытом, а матушка поделилась с батюшкой. Папа два дня бегал по дворцу и грозился кастрировать столь опытного учителя юной особы. Но после общения с матушкой, он сменил гнев на просто сердитое лицо, и обещал кастрировать вышеупомянутого учителя только в случае, если одна молодая особа понесёт до окончания Академии. А посему матушка рекомендовала срочно изучить плетение со срамным названием.

— Ну что вы девушка, мы будем изучать плетение с очень благозвучным названием «Безопасный интим».

— О, как! Ради такого названия и я готова «Чашу блудницы Яиры» изучить ещё раз.

— Лиза, ну я его давно знаю, там на три блока меньше, чем в малом исцелении, и два блока других, а так ничего особенного.

— Виконт, вы отвратительно влияете на эту молодую особу. Вы только послушайте, какая она стала зазнайка. Раньше ходила бы и стонала: две недели учу, никак не запоминается. А теперь у неё «…всего два блока другие».

— Лиза, подскажи, если нам с Мией захочется побыть вдвоём, куда лучше пойти, в гостиницу, или в мою комнату в Академии.

— Идите уж сразу во дворец, в опочивальню наследника.

— Ой, не вредничай. Скоро и твой кавалер приедет.

— Тс-с-с! Вы меня подставить хотите? — потом всё же ответила:

— Мики, представь себе, вы в номере в гостинице. Под дверью пять гвардейцев. Из комнат слева и справа постояльцев выселяют. Я дежурю на этаже с двумя посыльными. А вокруг гостиницы толпа обывателей, мечтающих увидеть развратную принцессу.

— Да! Картина просто эпическая!

— Поэтому, ребята, потерпели бы вы до начала занятий. В Академии к вашим чудачествам все привыкли, ни для кого ничего нового не будет.

— Тогда пошли, сходим в Королевский храм, уже больше месяца не были.

И мы пошли. В храме был новый настоятель. Он встретил нас ровно, не выделяя Мию. Мы прошли к алтарю, и он засиял, словно радовался встречи. Ну, раз нас так встречают, я положил две ладони на верхние грани алтарного кристалла и подкачал его своей магической энергией. При этом, видимо, божеству захотелось поразвлечься, и он покопался в моих мозгах. А как иначе объяснить, что в далёком магическом мире под сводами храма Светлого зазвучала мелодия вальса Свиридова из кинофильма «Метель»?

Мы стояли перед алтарём и скульптурой Светлого, пока не закончилась музыка. Девушки просто таяли от этой музыки, а у меня на глазах наворачивались слёзы. Так реально почувствовал себя дома, на Земле, что просто не хотелось возвращаться сюда, в этот мир. А потом увидел перед собой встревоженное лицо Мии, и сразу вернулся в действительность. Мия вытерла платочком мои глаза, и мы пошли из храма. У девушек хватило ума и такта ни о чём меня не спрашивать.

А про настоятеля говорили, что он, после нашего посещения, женился на молодой служке. Связано ли это с музыкой, никто не знает, но, известно точно, когда ему предложили повышение в их иерархии, он отказался, сказав, что здесь он реально близок душой к Светлому.

Наши каникулы подходили к концу. Принцессе Мие зачем-то понадобилось повидаться с бабушкой, и мы пришли во дворец. Она оставила меня в зале с красивыми картинами на стенах, и большими окнами. По случаю жаркой погоды все окна были открыты, и я стоял возле одного из них, наблюдая, как в сквере под окном молодые придворные пытаются «убалтывать» и «охмурять» молодых девиц. Девушки, скорее всего, были из свиты королевы, или жены наследника.

— И что делает молодой маг в стенах этого дворца? — раздалось у меня за спиной.

Глядя на развлечения молодёжи, я и сам поддался игривому настроению, поэтому, не оборачиваясь, ответил:

— Я не маг, я волшебник.

— А имя у великого волшебника есть?

— Я Гудвин, Великий и Ужасный! — продолжая шутить я повернулся к говорившему.

Эту шутку я не сам придумал, так шутил главный герой в книге Николая Воронкова «Хочу остаться собой». Он потом стал очень крутым магом, но ведь и я к тому же стремлюсь.

Передо мной стоял старичок: небольшого роста, очень пожилой мужчина в одежде придворного, но множество амулетов говорили, что это маг, скорее всего, целитель. После моих слов, дедушка посерел лицом. Взгляд его стал недоверчивым и обшаривал меня, словно ища подтверждение чему-то. Потом он поклонился и, пятясь, вышел из зала. Я понял, что со своим Земным юмором опять сделал что-то не то. Тут появилась Мия в компании с какими-то девушками, спрашивать было невозможно, и мы пошли на выход.

В кабинете королевы старый целитель с поклоном спрашивал жену монарха:

— Ваше Величество, а кто тот молодой человек, что стоит у окна в зале перед вашей приёмной.

— Подозреваю, что это кавалер моей внучки.

— А вы знаете, кто такой Гудвин, Великий и Ужасный?

— Нет, а кто это?

— Вот, даже ваше поколение его не знает, а откуда может знать этот молодой человек?

— Да что случилось, уважаемый Джулиан?

— Молодой человек представился этим именем. Это имя великого волшебника, то есть, необыкновенно сильного мага. Он боролся с проявлениями злых сил в нашем мире. Ему противостояли жуткие чудовища, которые могли подчинять разумных. Им, почему-то, помогали красивые и гордые разумные, которых в наших легендах называют эльфами. Однажды Гудвин исчез, а вместе с ним исчезли те чудовища и эльфы. Легенды говорят, что Гудвин увёл их в глубокую пещеру и завалил там, но и сам остался там же. Откуда этот мальчик может знать эти легенды. И ещё один момент, он не читается как маг. У него явно есть дар, но ни силу дара, ни мощность его каналов я определить не мог. Такое впервые в моей практике.

А мы продолжали веселиться, ведь стояли теплые деньки, которые были последними днями наших каникул. Один раз мы даже съездили искупаться на то же место, что и в прошлом году. Но все никак не могли переключиться на беззаботный отдых, слишком сильные были воспоминания о тех нападениях. Даже то, что девушки были в новых купальниках, закрытых и весьма скромных по меркам Земли, и довольно вызывающих по меркам этого мира, не смогло снять общий тревожный настрой. Так и уехали, толком не повеселившись.

Но вот и каникулы закончились. На общем построении мы стояли на месте третьего курса, и теперь мы считались старшекурсниками. Кстати, теперь нам разрешены магические, и не только, дуэли на специально оборудованном полигоне.

По рекомендации Лизы, сходил в администрацию Академии и написал заявление о том, что у меня изменился титул, указал причину. Почему-то все смотрели на меня с сочувствием, кто-то — с искренним, кто-то — с притворным, а кто-то и — со злорадством. А мне было совсем всё равно.

Неожиданно мне предложили прийти в ректорат, а там какой-то служащий, или, как мы их называем, клерк, предложил мне пройти обследование на магическом шаре.

— А с чего баня-то упала, — не удержался я от земного юмора.

— Какая такая баня? Я вам нормальным языком говорю, вы обязаны пройти обследование на магическом шаре! — клерк пытается брать «на горло», то есть повышает голос, усиливая психологическое давление на студента.

Ага, студента! Ты против меня — щегол, у меня за спиной более двадцати лет педагогического стажа. Мне твои потуги, как выступление клоуна.

— Вы не представились!

— Я исполняю обязанности секретаря ректора, вам что, этого не достаточно?

— Конечно, нет, господин без имени. Будьте добры представьте документ, на основании которого вы пытаетесь отправить меня на какие-то обследования.

— У вас изменился дворянский титул, это достаточная причина, для проведения полного обследования.

— На основании какого документа, вы это заявляете? Прошу показать мне этот документ.

— Студент вам что, указания ректора не достаточно.

— Ради Светлого, что вы так нервничаете. Покажите мне указание, или указ ректора. И всё встанет на свои места.

— Как я вам покажу устное указание ректора.

— А вот сейчас я уверен, что вы нагло лжёте. Наш ректор вполне опытный бюрократ, он такое указание не мог отдать в устной форме. Теперь я настаиваю, чтобы сюда вызвали ректора, или нашего декана. Надеюсь, вы знаете с какого я факультета.

— Мне больше делать нечего, как знать про каждого наглого студента.

— И опять вы врёте. Я вынужден сам сходить за деканом, — и иду к двери.

Этот умник пытается на меня наложить плетение паралича, но я накрыт Чёрным куполом, выхожу из приёмной ректора и сталкиваюсь с самим ректором.

— Ваше Могущество! Сейчас от вашего имени меня пытались отправить на обследование. Назваться этот господин отказался. Я прошу пояснить мне, что происходит, или наказать того, кто пытался за вашей спиной проворачивать какие-то мутные дела.

— Я разберусь, и вас проинформируют, — и пошёл дальше.

Ректор явно в курсе, но на себя брать не хочет, пошёл уточнять диспозицию. Скорее всего, это спецслужбы. Надо уточнить у Лизы.

После ужина пригласил девушек ко мне в комнату.

— Уважаемые графини и… Лиза, извини, но я до сих пор не знаю ни твоей фамилии, ни титула. Если можно, просвети меня!

— Виконтесса Елизавета фон Мюлер. Только не нужно об этом рассказывать на каждом углу.

— Я понял. Так вот, уважаемые графини и виконтессы, не могли бы вы меня проинформировать, если знаете, или тихонечко, без излишнего шума узнать, с чего это вдруг спецслужбы захотели проверить мои магические способности?

— А откуда такая информация, — встречно интересуется виконтесса.

Я рассказал, о вызове меня в приёмную ректора. Особо подчеркнул, как среагировал ректор.

— Да, сильно похоже на Мииного папочку. А ты против того, чтобы пройти такое обследование?

— Да, против, от такого обследования я не жду ничего хорошего.

— Почему, — это уже обе девушки интересуются.

— Посмотрите внимательно на мой источник.

Девушки в упор меня разглядывают, потом обходят меня по кругу.

— Да вроде бы нормальный источник, слабенький, и близко к грудине, а так ничего осо…

— Мия, а как у него может быть слабый источник? Ты вспомни, что он творил на той поляне, где на нас нападали! Паралич веером на всю поляну, это уровень магистра. Мики, ты давай сразу колись. Мы-то, может быть, и простим все твои прегрешения, а вот службы наследника будет копать от языка, до копчика.

— Так что, сможете узнать, почему под меня начали копать, кто, и зачем?

— Попробуем, только как бы хуже не сделать?

— Если ректор мне ничего не говорит, значит, ещё ничего не закончилось.

На этом мы и остановились. Через два дня сидим тем же составом на том же месте.

— Мики, все твои проблемы от твоего языка. Ты зачем назвался каким-то Гудиным, да ещё и Ужасным.

— Это была шутка. Гудвин, Великий и Ужасный. Это был такой мошенник, он всем говорил, что он волшебник, то есть очень умелый маг. А сам просто делал качественные иллюзии.

— А вот и нет! — и Мия пересказала мне ту историю, что её бабушке рассказал старый маг целитель.

Я кивал, улыбался, делал вид, что раскаиваюсь. А мозг сверлила очень яркая мысль: «Горячо, совсем горячо, разгадка этого мира где-то здесь!»

На другой день, встретив одну Лизу, сказал ей:

— Мне очень нужно узнать, где в какой стороне жили эти эльфы и их чудовища, или куда их увёл Гудвин.

Лиза долго молча смотрела на меня, потом сказала:

— А ты о ней подумал? Что с ней будет, если ты сдохнешь?

— Знаешь Лиза, я не вру, я, правда, потерял память, но чувствую, что если я кое-что не сделаю, плохо будет не только Мии, но и всем остальным. Поэтому и тренируюсь, не останавливаясь ни на день. Помоги! Я думаю, кое-кому даже интересно должно быть, а что же я раскопаю, если помочь мне с информацией.

Девушка только осуждающе покачала головой, и ничего не сказала.

На следующий день меня снова пригласили к ректору. На этот раз секретарь сидел обычный, и меня пропустили в кабинет ректора. А там сидели сам ректор, декан нашего факультета, дядя Томас, или правильнее сказать, гранд-магистр Томас фон Кламер, и наследник престола принц Вильям ля Валуан.

— Студент виконт Мики ля Витур, при поступлении в Академию, в результате небрежности некоторых должностных лиц вы не прошли обязательную процедуру проверки ваших способностей на магическом шаре. Мы не можем выпустить вас из Академии, не оформив все документы надлежащим образом. В том числе документ о проверке ваших способностей. Поэтому будьте добры, подойдите вот к этому шару и положите на него руки.

— Ваше могущество! А если эта штука сломается? Вы ведь будете очень огорчены?

Все присутствующие весело рассмеялись и смеялись около минуты, только дядя Томас вдруг оборвал свой смех, и внимательно смотрел на меня. Когда все отсмеялись, он сказал:

— Мики, ты же можешь дозированно подавать силу в плетения. Вот и убавь подаваемую силу вполовину.

— Всё равно это будет неправильно. Когда я поступал, у меня была одна емкость источника и мощность энергетических каналов. В Академии я два года тренировался, не жалея на это времени, теперь эти параметры возросли в несколько раз. Если вы их измерите, и запишите как проверку при поступлении, это будет совершенно неправильно.

— Вы нас учить будете? У студента за время обучения емкость источника возрастает в полтора — два раза за пять лет обучения. Что вы нам тут рассказываете? — это наш декан свою «ложку дёгтя» в мою «бочку с мёдом».

— Вы, Ваше Могущество судите по самым ленивым студентам. Я дружу с графиней Мией ля Ришат. За год нашего знакомства она увеличила ёмкость своего источника со 160 до 350 единиц, то есть больше чем в два раза. Подчёркиваю, за один год. А я занимаюсь упорно все два года, и не только по увеличению ёмкости, но и мощность каналов усиливаю. Поэтому я и опасаюсь за ваш прибор.

— Хватит нам головы морочить, подходи к шару, — это уже наследник престола начинает давить, а я считал его умнее.

Подхожу, как приказано к шару, накладываю руки на него и начинаю потихонечку подавать энергию в шар. В зале появляется звук, похожий на шум водопада, сначала далёкого, негромкий, но довольно быстро он переходит в громкий шум. При этом по шару пробежали разноцветные сполохи, а потом он засветился ровным белым светом, и когда свет стал слепящим, а звук водопада превратился в рёв, я просто прекратил подачу энергии в шар. Потом убрал руки с шара и, глядя на принца, спросил:

— Достаточно?

У принца в нервном тике подёргивалась левая щека. Дядя Томас, который по моему представлению является начальником службы безопасности то ли факультета, то ли всей Академии, схватился руками за голову, и так и застыл. Декан и ректор смотрели то на принца, то друг на друга. Наконец ректор вернулся в действительность.

— Так, студент, подождите в приёмной.

Я вышел, и включил своё умение Слухач. Кое-что удалось услышать, но разобрал не все звуки, так как в коридоре шумели сильнее, чем было слышно из кабинета.

— Ваше Высочество! Достаточно ли такой проверки студента ля Витур?

— Да уж, более чем достаточно. Насколько я понял, у него развиты все направления, то есть он — полный маг. Вы можете сказать, он всю свою мощность подал на шар, или там ещё есть резерв.

— Можно его самого спросить. Проверять его максимальную мощность на шаре я не рискну. Тут он был прав, так можно сломать наш магический шар. Чем мы тогда студентов проверять будем?

— Уважаемые маги! А вы до конца осознаёте, что он тут сказал?

Гранд-магистр Томас фон Кламер ещё ниже опустил голову, не убирая рук от головы. Весь его вид как бы говорил: «Полный капец!»

— Насколько я помню, студенты принимаются в Академию, если их внутренний источник имеет ёмкость не ниже 60 единиц. А выпускаете вы магов и даёте диплом, при условии, что этот параметр не ниже 100 единиц. За пять лет ваш студент обязан поднять емкость источника не менее чем до 100 единиц, то есть менее чем в два раза. А девочка подняла ёмкость источника более чем в два раза за один год. Про себя студент сказал, что за два года поднял ёмкость в несколько раз. Вопрос к вам уважаемые маги: а почему все ваши студенты — бездельники? Почему у вас нет никаких стимулов, чтобы они, как этот парень, рвали жилы, чтобы повысить своё могущество? Кстати, кто у вас специалист и можете сказать, чему равна ёмкость источника у студента ля Витур?

— Ваше Высочество! Шар определяет этот параметр в диапазоне от 50 до 500 единиц. У данного студента параметр выше 500 единиц, точнее сказать невозможно.

— И что будем делать? Ко мне поступает просто куча предложений, начиная от того, чтобы этого студента изгнать из Академии и из королевства, и заканчивая тем, чтобы запереть его в камере, и проводить над ним опыты! Ваши предложения, господа?

— Позвольте, Ваше Высочество! — гранд-магистр Томас фон Кламер решил взять слово, — Парень уникум, равнять по нему других не стоит. Вопрос о том, что наши студенты выпускаются слабыми магами, это предмет отдельного и подробного разговора. Кстати, именно у студента ля Витур есть очень критические мысли по этому поводу, но это, потом. О его судьбе. На сегодняшний день он ни разу не дал повода сомневаться в его преданности короне. Кроме того, у него есть матушка, которую он очень любит, и живёт она недалеко от столицы. Это ещё один якорь, который его удержит от попыток навредить королевству. Первый якорь, это та девушка, у которой источник увеличился в два раза. Я не берусь ничего советовать Вашему Высочеству, но, по моему мнению, мы имеем очень сильного мага, пусть пока не полностью обученного, но уже очень сильного, и преданного королевству. Я вообще не вижу смысла даже обсуждать те ваши предложения. Пусть тот, кто предлагает, сделает хоть что-то полезное для короны, прежде чем желать вреда тому, кто это полезное реально делает. Могу добавить, что все студенты, которые дружат с этим парнем, начинают обгонять в своём развитии других студентов. Наверное, это нужно рассматривать и брать на вооружение. И получается, что авторы всех предложений, которые вы озвучили, на самом деле желают ослабления нашего королевства.

— Эх, как вы развернули вопрос?! Все согласны с гранд магистром фон Кламер? Тогда позвольте пока откланяться, а через неделю, уважаемый ректор, давайте проведём совещание на тему, как повысить уровень подготовки студентов Академии. Привлекайте кого хотите, но мне нужны здравые мысли, дающие реальный результат.

Я вскочил с места при выходе принца из комнаты, развеял плетение Слухач и низко поклонился. А принц встал напротив меня и стал смотреть мне в глаза. Я встал по армейской стойке «смирно», и уставился ему в переносицу.

— Дурачком прикидываешься?

— Так точно! Подчинённый перед начальником должен иметь вид лихой и придурковатый, чтобы начальник не подумал, что подчинённый слишком умный.

— Что-что! Ну-ка повтори!

Пришлось повторит трижды, пока принц запомнил. Секретарь еле сдерживался, чтобы не засмеяться в полный голос. Потом меня отпустили на занятия. Когда я вошёл в класс, преподаватель магии огня, который вёл в данный момент занятия, решил поиздеваться надо мной.

— О, наконец-то Виконт ля Витур, соизволил прибыть на занятия. Ему ведь не обязательно приходить к началу занятия, он и так всё знает.

— Ваше Могущество! Меня только что воспитывал наследник престола. Можете ему сами сказать, чтобы он меня в следующий раз не задерживал.

— А по мне хоть король! Вы пропустили полтора занятия. Мы тут между прочим, уже изучили плетение файрбола. Если вы не сможете его продемонстрировать на следующем занятии, зачёт вы не сдадите.

— Ваше Могущество! Вы, пожалуйста, уточните, файрбол это огненный шар, — и я создал на ладони огненный шар размером с апельсин, затем развеял его, точнее поглотил энергию обратно, — Или это плазменный шар, — и я создал на ладони плазменный шар, размером поменьше, затем и его развеял.

А сам смотрю на преподавателя такими честными глазками, и ресничками хлоп-хлоп, как девочка. Его бедного перекосило всего, хотел поиздеваться и сам стал посмешищем, потому, что я его, получается, носом ткнул в неправильную терминологию, да ещё и продемонстрировал плетение, которое будет изучаться только в следующем учебном году.

Мне позволили сесть на своё учебное место и больше не доставали.

На занятиях мне было совершенно не интересно. Я выпросил у студентов нашего факультета конспекты за третий, четвёртый и пятый курс. Пролистал их все, мой Комп всё запомнил, и, приходя на занятия, я лишь слегка отслеживал, что дают преподаватели в этом году. Большинство давали тот же материал с точностью до запятой. И только по Кристалловедению материал отличался, так как сменился преподаватель. Но Кристалловедение закончилось на втором курсе, что, по моему мнению, для амулетостроителей совершенно неправильно.

По магии воды занятия в этом полугодии вёл тот самый преподаватель, на безответственность которого, я чуть было не пожаловался в прошлом учебном году. Он очень настороженно отнёсся к моему присутствию, но я молчал, на занятиях делал то же, что и остальные студенты, и всё нормализовалось. Кстати плетение Водяная стрела, он нам преподал правильно, видимо, когда готовился сам проводить занятие, всё же разобрался и выявил неточность в новом учебнике.

Так и шли занятия, я на занятиях успевал просматривать записанные в Комп учебники, книги, а поле обеда работал на полигоне в составе группы или индивидуально. От боевой подготовки на мечах меня освободили, но я иногда ходил на пятый курс водников. Там были два студента, с которыми мне было интересно сражаться. Их подготовка так же значительно превосходила общий уровень других студентов.

Тем удивительнее было, что меня вызвали на поединок. По совершенно надуманному предлогу, якобы я оскорбил его девушку, которую я вообще не знал, меня вызвал на поединок маркиз ля Мюлэр, сын герцога Мюлэра, владетеля большой провинции на границе королевства. При этом он сделал всё, чтобы поединок был магический, он называл меня трусом, дутым магом, несчастным амулетчиком, который умеет только зад просиживать, и так далее. Я смотрел на него, как на злую маленькую собачонку, пнуть — хозяйку обидишь, промолчать и уйти, собачонка будет уверена, что ты её боишься, и может даже попробовать укусить.

— Сталь! Поединок на шпагах, через три дня, — и ушёл.

Сам я был очень обеспокоен этим вызовом. Маркиз не мог не знать, что как мечник, он мне не соперник. Да, он вроде бы пытался свести дело к магическому поединку, но это было как-то очень нарочито, как будто специально, чтобы я выбрал сталь.

Я пошёл к девушкам, рассказал им о своих сомнениях, попросил поговорить Мию с отцом, а Лизу с кем она сочтёт нужным. А сам занялся тем, что стал разрабатывать для себя защиту на основе Чёрного купола, но которая была бы не широким куполом, а рядом с телом. Предварительно создал себе рубашку, не пробиваемую никакими механическими предметами. Помню, читал у кого-то, как один главный герой сделал себе такую рубаху, но сделал её свободной. Когда в него попал арбалетный болт, этот болт не смог пробить рубашку, но вмял ткань рубахи глубоко в тело, нанеся серьёзную рану. Поэтому рубах на мне будет две, одна, это как бы исподнее, плотно обтягивающая тело, а вторая, сверху, красивая и свободная.

Черный купол совсем близко к телу подогнать не удалось. Но тогда я сделал сторожевую систему, при приближении ко мне предмета со скоростью файрбола или стрелы, мгновенно возникает Чёрный купол, диаметром около двух метров, то есть по метру от меня в каждую сторону. Получился комплекс рун, который я внедрил в кости своего скелета и замаскировал от обнаружения их, как амулета. В день поединка меня вызвали к ректору, и наш уважаемый ректор стал меня запугивать тем, что если я нанесу серьёзные травмы сыну герцога, то мне уже не жить.

— Ваше Могущество! Правильно ли я вас понял, что этому маркизу вполне разрешается меня убить, а мне это запрещено?

— Да, господин виконт, вы совершенно правильно сформулировали проблему. Именно так!

— А вам самому не противно?

— Ты, щенок, поживи с моё, покрутись среди высших аристократов, научись видеть интересы короны. Тогда и вопросы задавать будешь!

Я развернулся и вышел из кабинета.

Вот наступило послеобеденное время. Все собрались на трибунах возле площадки для поединков. Маркиз уже вышел на поле, или арену, приветливо помахивает своим знакомым. На трибунах слева и справа от того края площадки, куда должен выходить я, сидят незнакомые маги. Они явно не из Академии, как их сюда пропустили? На последнем ряду наверху трибуны собралась кучка каких-то разумных, тоже не имеющих отношения к Академии.

— Бинокль! — смотрю на них, и вижу, что они своими телами закрывают двух арбалетчиков.

Всё очень плохо, если я во время поединка закроюсь магическим щитом, будет считаться, что я нарушил правила. Тот факт, что в этот момент мне в спину прилетели арбалетные болты, во внимание приниматься не будет. Ректор не на моей стороне! Думай, голова, думай!

Меня уже поторапливают, чтобы я выходил на площадку. Вышел, но перед этим я спрятал свои меч и дагу, а на пояс повесил шпагу и кинжал того полковника, который участвовал в нападении на нас «псевдо охраны» принца и принцессы.

— Не желают ли противники примириться, — это традиционный вопрос, но даже здесь нарушены традиции и правила, что говорит о том, что судейство будет не в мою пользу.

Судья должен был обратиться к каждому из нас персонально. Этого не сделано, то есть, они пытаются скомкать процедуру начала поединка, сделать всё быстрее, как бы что не сорвалось в их планах. Мне надо успеть. Мой противник выкрикивает, что он не желает примирения. А я усиливаю голос магией, и он гремит на весь амфитеатр, тут уже никто не сможет сказать, что не услышал меня:

— Я виконт ля Витур, признаю своё поражение в этом поединке! — пока говорил, снял с себя шпагу и кинжал и бросил их к ногам маркиза.

Сам я развернулся и пошёл на выход с площадки, а почувствовав движение на трибунах, как раз в опасных для меня участках, накрыл себя Чёрным куполом. Через секунду, в купол ударили два чёрных арбалетных болта, а следом в него уткнулись два плетения: Чёрный прах и Серая гниль. На трибунах визг, крики.

Я могу сейчас убить тех магов, которые меня атаковали, арбалетные болты в обратную сторону свободно проходят через Чёрный купол, а чёрные болты пройдут через защиту полигона, но это будет явной ошибкой. Получится, что на меня напали какие-то маги, я их убил, инцидент исчерпан. Зачем мне это? Пусть будет скандал! По всем правилам, сейчас охрана Академии должна арестовать этих магов и арбалетчиков. Вот пусть попробуют их задержать. Вариантов как всегда два. Первый, маги и арбалетчики скроются безнаказанно, значит охрана с ними заодно, или, второй вариант, их перебьют, за оказание сопротивления. Вот во втором случае, опять два варианта: ими пожертвовали, и охрана всё равно в доле, или охрана действовала, как ей положено, тогда в охране должны быть потери.

Я максимально усиливаю голос:

— На площадку никому не выходить, здесь Серая гниль. Лиза, ты слышишь, сюда нельзя, удержи!

Вижу борьбу возле выхода на площадку, это Лиза удерживает Мию, заканчивается борьба тем, что телохранительница оглушает свою подопечную и уносит её на плече, как куль.

Как только прозвучало про Серую гниль, маги судейской коллегии подняли защитные щиты такой силы, что вся арена стала, как за мутной стеной.

Через несколько секунд мои размышления уже не актуальны. На трибунах все перемешались, где кто уже не понять. Все ломятся на выход, так как представляют себе, что такое Серая гниль. Судьи держат площадку полигона в защитном поле, но при этом мы с маркизом изолированы, и выйти не сможем. Маркиз начинает психовать и метаться по площадке. Снова усиливаю голос.

— Уважаемый маркиз фон Мюлэр! Вам нельзя приближаться к этому краю площадки! Просто сядьте и подождите, когда маги ректора разберутся со всем этим. Они снимут защиту, и вы просто выйдете в другую сторону. А в этой стороне Серая гниль, попадёте в неё и будете умирать в страшных мучениях.

Парень послушался и отошёл к другой стенке полигона. А я сел на землю и стал думать, а что же мне делать? Если я дождусь магов ректора, то мне нужно будет всё им объяснять. Они начнут требовать, чтобы я выдал им все свои секреты. Смотрю, маркиз сел на землю, и вроде как задремал. Остальные там, за барьером защиты, мечутся и носятся. Я взял и выпустил в противоположную сторону Глоток амёбы. Сначала это был туманный шар. Я его прижал к земле, и он приобрёл форму полусферы. Я накрыл им часть территории, заражённой серой гнилью. Плетение сработало, и в пятне земли, накрытом этой полусферой, выгорела всякая дрань. Всё-таки 2000 градусов это не шутка. Теперь на этой площадке из раскалённого грунта надо сделать дорожку для себя. Запускаю плетение «Ледяной мост» в виде узкого эллипса, и получаю для себя выход из этой ловушки. Снимаю Чёрный купол, выскакиваю с площадки окруженной Серой гнилью.

— За что ты хотел меня убить? — сажусь на землю рядом с маркизом.

— Да ты-то тут при чём? — машинально отвечает уставший от ожидания маркиз, и ту до него доходит, что он сболтнул лишнего.

— Знаешь, я в отличие от тебя всегда держу слово. Даю слово, что не скажу никому, от кого узнал, но ты мне скажешь, против кого это всё было задумано.

— С чего ты взял, что я тебе что-то скажу?

— Видите ли, Ваше Сиятельство, я могу попросить наследника, или Суд Чести аристократов столицы признать наш поединок несостоявшимся. Тогда получается, что вы меня вызвали, а поединка ещё не было. Поединок будет повторён, и поединок будет не магический, и таких подстав, с магами и арбалетами, уже не будет. А на шпагах, ты против меня — никто, я не буду тебя убивать, просто нанесу сильный порез в паховую область. И ты больше никогда не сможешь удовлетворить женщину. Поэтому, лучше скажи. Я же дал слово, что про тебя никто не узнает.

— Тебя должны были подстрелить, и я бы стал тебя медленно добивать, прибежала бы принцесса, и тогда бы её застрелили.

— А зачем, какой толк, убивать принцессу.

— Тогда наследник начал бы террор.

Услышав всё это, я ударил его в висок, а потом подволок к пятну Серой гнили и закинул его в это пятно. Скажете, нечестно? Мне наплевать, что вы скажете, но дышать стало чуточку легче, на одну мразь стало меньше.

Посмотрел на место, где меня чуть не убили. Имеем прекрасный натюрморт. Пятно Серой гнили похожее на силуэт человека, потом полоса Чёрного праха, потом кольцо Серой гнили. В этом кольце есть разрыв, но вряд ли это сразу заметят. Очень похоже, что меня здесь всё же убили. Или не меня?

Потом я отошёл к боковой стенке и, используя плетение «Туннель», проложил проход под ограждением и вылез из замкнутого пространства арены. На то место, где был туннель запустил плетение «Зыбун», туннеля не стало, всё превратилось в мелкую пыль. Плетение «Бетон», и вся эта пыль стала монолитом. Теперь не найти и не доказать, что был подкоп под защитное поле арены.

Я подобрал брошенные кем-то и затоптанные толпой шляпу и накидку от дождя, типа пелерины. Я их расправил, очистил плетением «Очистка одежды», надел на себя и тихонечко пошёл на выход.

— Вы что тут ходите, все уже ушли — это охранник, выставленный для недопущения посторонних.

— В туалете задержался, — стараюсь вести себя, как перепуганный обыватель.

— Обделался, значит! Ха-ха-ха! — и довольный собой охранник отвернулся от меня.

А я заспешил к женскому общежитию. На выходе поймал первую попавшуюся девицу. И потребовал, чтобы она позвала Лизу. Та возмутилась, но когда я отдал ей большой серебряный, сменила гнев на милость. Через пару минут крайне недовольная Лиза спустилась со второго этажа, а увидев меня, потребовала, чтобы я немедленно ушёл к себе, что я и сделал. Через двадцать минут ко мне в комнату пришли Лиза, Мия, Малиниш, и ещё пара парней из компании Артура. Сидели мы тихо, пили чай. Через два часа в комнату постучали, на пороге стояли Артур и его отец, наследник престола.

— Рассказывай!

Я глазами показал, что народу слишком много.

— Ребята, огромное спасибо, но дальше тут сплошная политика, вам лучше пойти отдыхать.

Остались наследник, его сын и дочь, Лиза и я. Я выложил всё. О своих подозрениях, как готовился, о том, что мои приготовления не сработали. Как увидел на трибунах посторонних, что и как делал.

— Ты что, знаешь запрещённые плетения? — это Артур выдал перл.

— Ваше Высочество, мне отвечать, или вы сами сыну поясните?

— Тебя спросили.

— Понимаешь Артур, есть такие разумные — шулеры. Это профессиональные обманщики. Профессиональные! Понимаешь? Если ты с ними будешь играть честно, ты всегда проиграешь. Представь себе, тебя вызывают на честный поединок, на шпагах. И когда ты начинаешь выигрывать, приятель твоего противника просто стреляет в тебя из арбалета, и ты труп. Ты всё делал по законам чести, но восторжествовало бесчестие, и несправедливость. Так и тут. У нас в Академии нам говорят, что это запрещённые плетения, что тот, кто их применяет — преступник. А в меня сегодня запустили два из этих запрещённых плетений. И кто это сделал? Маги, находящиеся на службе у аристократов. Эти конкретные аристократы являются врагами твоих отца и деда. Но это ведь аристократы! Да, я знаю эти плетения, но я их не применял, даже когда против меня играли совсем бесчестно. Но если бы кто-то покусился на жизнь Мии, я бы ударил Чёрным прахом, не задумываясь. Если ты считаешь себя умным человеком, то ты должен это понять. Не надо первым начинать делать бесчестные поступки, и ты можешь считать себя честным человеком. Но при встрече с шулерами, или подонками, надо быть готовым на их удары ответить так же, или ещё сильнее.

— Ваше Высочество! Там, на арене, сейчас паника. Была два человека на поле боя. На одного бросили серую гниль, и он растворился, а где второй? И если я сейчас вылезу, меня тут же обвинят даже в том, что в прошлом веке была война и погибли сотни тысяч разумных. И там же на месте убьют, на всякий случай, надо ведь как-то перед герцогом фон Мюлэром оправдываться. Может, вы нас всех заберёте на время из Академии. Я вам надоедать не буду, уеду к матушке. А Артур и Мия пусть побудут дома. Вас хотят подтолкнуть к террору, а может маленький террор всё же надо сделать? Проредить этих толкателей. Причём я бы ответил в их же духе. Вот пошёл герцог вечером в спальню, споткнулся и упал раз восемь, и всё время падал на нож, или кинжал. А другой вельможа три раза подряд выпил смертельный яд. А кого-то может надо казнить за казнокрадство, или предательство интересов короны, но это уже не из высшей аристократии. Но сигнал будет всем. Правда, потом и на вас могут быть покушения. И тут уже надо думать, кто вас будет охранять.

— Кстати, не скажете ли, чем закончилось расследование нападения на принца в конце прошлого лета? Кто назначил принцу охрану, которая его пыталась убить? Эти разумные, они всё ещё занимают важные посты?

— Молчите, Ваше Высочество? Вот Артур, ты возмущён тем, что я знаю запретные плетения. Не применяю, нет, просто знаю, и ты этим возмущен. А те, очень знатные разумные, которые посылали по твою душу убийц, они всё ещё не наказаны. И вы с папой не видите в этом ничего страшного! Вот поэтому мы и не стали с тобой друзьями. Потому, что для меня подлец — это подлец и враг. А для вас есть подлец — враг, а есть подлец, но он из наших, его надо простить.

— Вы забываетесь, виконт!

— Ладно, Ваше Высочество, я вам всё сказал про ваших детей, а о себе я сам позабочусь. До свидания.

— Подожди. У меня к тебе были серьёзные вопросы по преобразованию Академии. Нам надо серьёзно и спокойно поговорить.

— Я вам напомню, ректор мне сказал, что маркизу вполне разрешается меня убить, а мне это запрещено. Это на дуэли между двумя аристократами!? А вы мне после этого говорите, мол, пойдём к ректору, будем решать, как улучшить работу академии, когда сынков высшей аристократии нельзя трогать ни преподавателям, ни другим аристократам. Высшая аристократия обнаглела, они сами считают, что им всё дозволено, и их деткам всё дозволено. В Академии считается, вотрись в команду высшего аристократа, и можешь плевать на всех, включая преподавателей. А преподаватели просто не хотят учить студентов чему-то сверх обязательного, чтобы их ученики, не дай Светлый, не стали бы знать больше учителя. Как вы тут собираетесь что-то улучшить, не ломая вот этих двух стержней? Больше я вам ничего не скажу, и не нужны нам никакие разговоры.

— Значит, не хочешь помочь?

— Ваше Величество, а из того, что я уже наговорил, вы что-то собираетесь реализовывать?

— Не понял, что реализовывать?

— Вот ответ на ваш вопрос, хочу ли я вам помогать. Я вам сказал, детей забрать, аристократов проредить, ректора взять за горло, или он перестаёт лебезить перед высшей аристократией, или вы его меняете. Преподавателям приказать пересмотреть программы в сторону расширения. Сделать их, если не шире, то хотя бы не меньше, чем были пятьдесят лет назад. И со всех студентов спрос одинаковый, не зависимо от титула. А вы спрашиваете, а что тут реализовывать? Или вы считаете, что я щелкну пальцами, и ваши проблемы все разрешаться?

— Да, поговорили.

Когда они все вышли, я задержал Лизу.

— Скажи, чтобы не вздумала меня ревновать, придумывать что-то. Она мне дорога, но сейчас против меня и руководство Академии, и руководство королевства. Мне нужно просто на время спрятаться. Успокоится всё, я на вас выйду.

Лиза ушла, а я собрал все свои вещи, сложил их в Сумки путешественника и в баул и вышел из Академии. Поймал пролётку, сел и сказал ехать к восточным воротам. Перед воротами сошёл, поймал другую пролётку.

— Слушай, возница, меня ловит отец девицы, хочет заставить жениться, а мне нравится другая девушка, и я хочу спрятаться. Давай, ты меня покатаешь, я заплачу.

— Деньги покажи.

— Вот пять малых серебряных есть. Два тебе заплачу. Выезжаем за ворота и по деревенским дорогам объезжаем город до деревни Красная речка. Два серебряных. Договорились?

Поехали, полпути проехали нормально. А потом возница решил меня ограбить. Остановился, вроде как в туалет. Я на всякий случай накинул Чёрный купол. Он взял какую-то палку и как даст мне по голове. Ну, это он хотел. А палка сломалась, не причинив мне вреда. Он понял, что я маг, и бросился наутёк.

— Бур! — и голова неудавшегося разбойника раскололась. Проверил багажник пролётки, и обнаружил там полную сбрую для верховой езды. Оседлал лошадку, сжёг тело бандита и саму пролётку, сел верхом и поехал потихонечку обходными дорогами в сторону дома. Ехал три дня. На четвёртый день заехал в деревню, которая была кормовой для нашей усадьбы, нашёл ту вдову, что Розана мне «сватала», оставил у неё лошадь. А её послал за Розаной.

Та приехала в карете. Рассказала, что к ним дважды приезжали меня спрашивали. Позавчера это были люди охраны из Академии, а вчера вроде бы королевские гвардейцы. Договорились, что матушка и Луи завтра поедут к Луи в баронство. На третьем километре в приметном месте я подсяду к ним в карету. Так и сделали. И я прожил почти месяц в баронстве Луи. Был назван молодым бароном, и в полной мере там командовал. Кстати, организовал школу для ребят из трёх деревень. Задача — научить всех детей читать, считать и писать. Мне сюда пригнали моего коня Батыра, и я на нём гонял по полям.

В дальней деревне жила бабка знахарка, очень старая. Попал я сюда случайно, почти заблудился, но раз уж попал, решил посмотреть, как тут народ живёт. Вот с этой бабкой разговорился, и как-то проскользнуло что-то про эльфов, про Гудвина. И бабушка рассказала, что её прабабушка слышала… Короче говоря, указали мне направление. Отсюда на север, в горах, есть такое место, куда войти можно, а выйти обратно нельзя. Наслушался этих баек, и потянуло меня туда, словно магнитом. Вредно слушать всякие байки и легенды, как пить дать, вредно.

Глава 11. Поиски следов Гудвина

От нашего графства горы были на северо-северо-западе. Проще говоря — на севере, и чуть-чуть к западу. И путь туда был не близкий, но меня путь не пугал. Хуже было то, что я надолго исчезал из поля зрения моих родных и Мии, но зато и врагам до меня будет не добраться. Порасспросив про дорогу, решил ехать через город Вальдбург, что означало на одном из местных наречий «Лесная крепость». Название давали давно, теперь это довольно большой город.

Заехал я в этот город из любопытства и чтобы прикупить кое-какие товары и продукты в дальнюю дорогу. На въезде спросил у стражников, где можно пожить без пьянок и шума. Меня направили в трактир «Старый Топор». То, что Топор пишется с заглавной буквы, то есть это имя, я увидел, только подъехав к самому трактиру. Спешился возле входа. Входная дверь распахнулась, и оттуда вылетел, кувыркаясь, какой-то наёмник. Поднявшись, он куда-то побрёл, ругая всех на свете. Я закрепил повод так, чтобы никто чужой не мог за него схватить, и вошёл в зал. По внешнему виду это был обычный трактир. Довольно чистый и светлый зал контрастировал с массивными столами и скамейками возле столов. В зале было три группы посетителей.

Одна из них, в составе пяти разумных сидела у окна. Это были наёмники среднего уровня, это когда одежда почти новая, оружие так себе, самоуверенности много, но не через край. Судя по пустующему месту у стола, это их коллега только что покинул зал. Они были явно недовольны, но бурчали себе под нос, не рискуя устраивать скандал.

Вторая группа посетителей, это были явно дворяне. Пожилая пара, две молодые пары, и двое детей, мальчик лет пяти и девочка лет трёх. Эти дворяне были явно напуганы, старались не подавать вида, но постоянно озирались на наёмников.

Третья группа, это три молодых воина. Небогатые дворяне, или обеспеченные наёмники, хорошо вооружённые и довольные собой.

В зале ещё присутствовал гном, судя по всему, вышибала, а может и сам трактирщик. Это был очень примечательный гном. С меня ростом, в полтора раза шире в плечах, на удивление, гладко выбрит, одет в обычную, гражданскую одежду, поверх которой были одеты нагрудник и наручи. На поясе весел боевой топор, казавшийся совсем небольшим, на этой могучей фигуре.

Когда я вошёл, все повернулись в мою сторону.

— Пожить пару дней. Коня на конюшню, и чистую комнату, — обратился я к гному с топором.

— Два малых серебряных, за помывку и питание плата отдельно.

— Хорошо, — не стал ни спорить, ни торговаться, хотя плата считалась довольно высокой.

Гном удивлённо уставился на меня, осмотрел с ног до головы, что-то для себя решил и рыкнул что-то понятное только ему. Из кухни выскочил паренёк лет четырнадцати и побежал на улицу, видимо, отвести коня на конюшню. Я вышел следом, посмотрел, как паренёк пытается поймать моего коня за повод или узду, а тот клацает зубами и парень отскакивает в сторону.

— Стоять! — и они оба замерли, косясь на меня.

Я подошел, погладил Батыра.

— Это не лошадь, это боевой конь. Пойдём, показывай дорогу.

Сам махнул коню рукой и пошёл за парнем, а Батыр за мной. Краем глаза заметив, что в дверях стоит трактирщик и наблюдает за нами. В конюшне я сам снял с коня седло и всю сбрую, поставил его в стойло.

— Неси воды, чистой, из колодца.

— Так она холодная!

— Ты, неси! — а сам обтёр коня пуком сена, и накрыл плетением «Чистое тело». По шкуре коня пробежала нервная дрожь, потом он потёрся щекой о моё плечо. К этому времени паренёк притащил большое ведро с водой. Я запустил своё умение кипятить воду в чайнике, и подогрел воду в ведре, до температуры «чуть прохладная». Когда Батыр выпил полведра, насыпал ему в кормушку крупы и пошёл кушать сам.

В зале были все те же персонажи, только теперь молодые парни сидели рядом с дворянами и о чём-то живо разговаривали. Я сел в угол зала за отдельный стол и заказал овощной салат, мясное блюдо, и морс из местных ягод типа малины или ежевики. Я ещё не осилил салат, как ко мне подошёл один из трёх, довольных собой.

— Парень, ты кто будешь?

— Хочешь поговорить, будь добр представиться!

— Фу ты, ну ты! Даже если ты дворянин, здесь не столица, здесь всё по-простому, — и ждёт, что я скажу.

А я ведь уже сказал. Что одно и то же повторять? Сижу, молча ем, замечаю, что за мной наблюдает весь зал. Когда я доел салат, и девушка подавальщица принесла мне мясное блюдо, мужчина не выдержал и снова заговорил.

— Мы местные дворяне, у нас есть свободное время, а вон те господа просят проводить их до их поместья. Они наняли наёмников, а сегодня наёмники затребовали плату вперёд. Старый барон считает, что если заплатит вперёд, то они просто сбегут, бросив их без охраны. Мы готовы их сопроводить, но наёмников шестеро, а нас всего трое. Поехали с нами, тогда наёмники не рискнут напасть. Из денег за охрану тебе отдадим пятую часть.

— Не интересует, — и продолжаю кушать.

— А если наёмники решать тебя пощипать? Оружие у тебя неплохое, конь вообще отличный. Перстеньки вон на пальцах блестят. Очень даже интересный объект, и путешествует в одиночестве. До вечера подумай, завтра будет поздно.

Закончив обед, поднялся к себе в комнату, посмотрел, меня всё устроило. Оставив сумки, пошёл в город. Рынок был недалеко. Центральная улица с магазинами — чуть дальше, но тоже недалеко. Я накупил довольно много вещей, цены здесь были значительно ниже, чем в столице. Подумав о том, что в горах будет холодно, накупил себе тёплых вещей и накидки на лошадь от дождя и от холода. Всё велел доставить в трактир «Старый Топор». Продавцы уважительно кивали, видимо, здесь, это было весьма престижное заведение. Когда я уже возвращался в трактир, мне навстречу метнулась девушка, одна из той компании дворян, что сидели в обед в трактире. На её неожиданное появление я мгновенно укрылся Чёрным куполом. Оглядевшись и, поняв, что она одна, убрал защиту и шагнул к ней. Девушка была вся в слезах, её била нервная дрожь и она даже говорить не могла. Отвёл её к стене, надел на неё свой камзол и, прижав всем телом к стене, стал шептать ей на ухо, что сейчас уже можно успокоиться, что основные беды уже позади, пусть она мне всё расскажет по порядку. Через несколько минут её перестала бить дрожь, и она начала успокаиваться. Из её сбивчивого рассказа я понял следующее.

Она, в компании своих двоюродных родственников возвращается в имение родителей. До этого она и её двоюродный брат учились в местном колледже, их обучали вести дела в роли управляющего имением. Учились они два года. За это время девушка вышла замуж, а через месяц её мужа убили на дуэли. Таким образом, она — молодая вдова. Её двоюродный брат, как только она овдовела, стал к ней приставать, мол, раз ты уже не девственница, ничего с тобой не будет, если родственнику удовольствие доставишь. Когда они закончили обучение, за ней должны были приехать родители, но раз двоюродный брат матери поехал за своим сыном, родители попросили забрать и её тоже. Город этот не очень благополучный, здесь совершается много преступлений, поэтому оставаться одной в городе ей было невозможно. В этом трактире они должны были встретиться с наёмниками, которые подрядились сопроводить их до дома, а завтра тронуться в дорогу. Наёмники, когда уже всё было договорено, начали требовать плату вперёд. Дядя отказался от их услуг, и заключил соглашение с теми молодыми людьми, что сидели в обед в трактире. Вроде бы всё было решено, завтра выезд, но тут её кузен начал ломиться к ней в комнату, чтобы удовлетворить свою похоть. А когда она пожаловалась дяде, тот пренебрежительно заявил, что от неё не убудет. А если будет ломаться, он её отдаст этим трём дворянам, в качестве оплаты, за сопровождение. Из остальных родственников никто не встал на её защиту.

— Помогите мне, я вижу, вы благородный дворянин. Мои родители оплатят ваши услуги очень высоко. Сейчас у меня мало денег, но помогите мне добраться до дома, и я найду средства для оплаты.

Я подумал: «Девочка, какая же ты наивная! «Благородный дворянин» — это, наверное, ругательство такое? Где ты их видела, благородных дворян? Ты красивая, за это и убили твоего мужа! Благородные дворяне и убили».

— А хоть в какую сторону вы едете?

Оказалось, что её дом почти в той стороне, куда и мне нужно.

— Ты умеешь ездить верхом?

— Я же в деревне выросла, конечно, умею.

— А денег у тебя хватит, купить лошадь.

— В нашем обозе у меня две лошади.

— Пойдём на конюшню. Отводи своих лошадей в сторону и ставь рядом с моим конём, в один загон. Сейчас идём в трактир, ты все свои вещи складываешь в сумки, или увязываешь в узлы, и переносишь в мою комнату.

— Они меня не отпустят!

— Тогда идём к трактирщику. Ты в его присутствии официально нанимаешь меня себе в охрану за один золотой. Вот держи. Ты мне его передашь в присутствии официального лица, и мы напишем договор на бумаге.

Мы это всё проделали, я теперь официальный наёмник, исполняю обязанности по охране нанимателя, защите его прав и личного достоинства. Ух, как! Пусть кто теперь сунется. Я буду не просто за хамство морду бить, а защищать нанимателя! После этого, я заплатил трактирщику большой серебряный за то, что с нашими лошадьми ничего до утра не случится, точнее до нашего отъезда. Объяснил ему ситуацию, и сказал про ожидаемые попытки навредить. Потом пошли в комнату, где были вещи девушки. Я встал у открытой двери, и не позволял её закрывать до тех пор, пока Эльза, так звали девушку, не вынесла все свои вещи. Сколько словесных помоев было вылито на девушку и на меня! Уходя, я посмотрел в глаза сыночку «дядюшки» и произнёс:

— А ты меня вызови на поединок! — отчего тот сразу заткнулся и спрятался за спину старшего брата.

— Ты поступаешь непорядочно, — это мне заявил один из трёх дворян, взявшихся сопровождать эту компанию.

— Или ты мне объяснишь, в чём моя непорядочность, или я тебя вызову.

— Ты, наверное, сильный мечник, и ты мог бы усилить нашу команду, а ты её наоборот, ослабил.

— Именно поэтому вы предложили целую пятую часть от общей оплаты! Но дело не в этом. Чем же я ослабил вашу команду?

— Раз ты с нами не поехал, значит, ты что-то знаешь, а это нам могло помочь!

— Слушай, что я знаю. Сынок барона, которого вы сопровождаете, полное дерьмо, принуждал свою родственницу к сожительству, пользуясь тем, что она от них зависит. Папочка тоже не далеко ушёл. Возможно, наёмники были правы, что требовали оплату вперёд. Смотрите, как бы они вас не обманули. Теперь почему я не поехал с вами. Я никогда не доверю незнакомым людям прикрывать свою спину. Поэтому до сих пор жив! А вас я вижу в первый раз.

Как сказал мне трактирщик, ночью младший барон пытался подойти к лошадям девушки, но сначала его укусил Батыр, а потом его попинали сторожа. Закончив завтрак, я купил на кухне маленькую корзинку пирожков и яблок. Мы с Эльзой оседлали своих лошадей, угостили их яблоками, вторую лошадь девушка привязала как вьючную, и мы выехали из трактира. Семейство её родственников, переругиваясь, разбиралось с лошадьми и повозками.

Дорогу девушка знала, и мы пришпорили коней. Видя, что она действительно хорошо управляется с лошадью, я приказал замедлить ход, а найдя подходящее, на мой взгляд, место, свернул в сторону. Эльза остановила своих лошадей, и с подозрением уставилась на меня. Я наложил на девушку лёгкий паралич, взял её лошадь за повод и тихонько поехал в сторону от дороги. Перед этим я ей сказал.

— Ты вчера мне полностью доверилась, ты спала в одной комнате со мной. Чего же ты теперь надумала во мне сомневаться. Вот сейчас отъедем в сторонку, и я тебе всё объясню, но не здесь.

Потом мы заехали за небольшой холм. Я лошадей отправил пастись, а девушку занёс на холм, положил рядышком, лёг сам и начал рассказывать ей свой замысел. Потом снял с неё паралич.

— Нельзя было сразу объяснить?

— Смотри, — ниже холма по дороге ехали её родственник в сопровождении тех трёх дворян.

Пропустив их вперёд, мы спустились с холма и тоже поехали по той же дороге, но не торопясь. Я предполагал, что на этой дороге хозяйничают грабители, не просто так те наёмники требовали плату вперёд. Вот пусть нехорошие родственники Эльзы и расчищают нам дорогу.

Но в жизни не всегда бывает так, как задумал. Услышав топот копыт сзади нас, запустил «Сканер», нас нагоняли шесть всадников, и мы не успеваем спрятаться, слева и справа от дороги — поля.

Тогда мы просто съехали с дороги шагов на двадцать и стали ждать. Вот всадник поравнялись с нами и остановились. Я накинул на нас Чёрный купол, и как раз во время, в нас полетели два арбалетных болта. Вот так, молча, ничего не спрашивая, эти «наёмники» начали убивать тех, кто им ничего не сделал, и даже не выглядел, как богатая добыча. Ну что же, мы вас не звали, мы не нападали, вы могли бы и мимо проехать.

— Бух! Бух! Бух! Бух! Бух! Бух! — и шесть арбалетных болтов пробили шесть буйных головушек.

То, что их убивают, разбойники поняли, когда их осталось всего двое, но они даже коней развернуть не успели. Я подошёл к дороге, и начал собирать трофеи. Все собранные деньги, это медь и серебро в общей сложности на два золотых, я отдел Эльзе. Пришлось прикрикнуть, так как она не хотела брать. Нашлось несколько перстней, колец, и даже дамские серьги.

— Эльза, я могу это тебе отдать, но это снято с убитых людей. Нужно с этим или сразу идти к судье, или переделывать, чтобы тебя не связали с бандитами.

Девушка сразу же отказалась от таких «трофеев». Оружие разбойников я убрал в Сумку путешественника. Туда же отправил всё, что нашёл из доспехов: нагрудники, наручи, шлемы. У одного из бандитов было что-то похожее на кольчугу, это тоже забрал. А вот коней поймал только четырёх. Два коня видимо любили своих хозяев, и чужим людям в руки не дались. Долго здесь сидеть я не собирался, свалил все тела в кучу, накрыл их Чёрным пеплом, и мы поехали дальше. Теперь за мной тянулись ещё три лошади, а за Эльзой две. Ночевать я предполагал в лесу, так как не хотел встречаться с родственниками Эльзы. Когда впереди замаячила деревня, мы свернули в лес, и, найдя небольшой ручеёк, остановились на ночёвку. Я поставил шатёр, достал спальный мешок, отдал его Эльзе, себе достал два шерстяных одеяла. Лошадей всех протёр пучками травы и тряпками. Батыра и лошадь Эльзы очистил плетением Чистое тело. Почему не всех лошадей, потому что для этого с лошади надо снять узду, а чужие лошади всё время норовят убежать. Поэтому я их всех стреножил кроме Батыра и лошади Эльзы.

Я уже засыпал, когда Эльза нырнула ко мне под одеяло.

— Майкл, так ты маг?

— Эльза, ты очень красивая девушка, и ты уже была с мужчиной. Мне очень хочется близости с тобой. Но у меня есть невеста, я ей пообещал, что пока мы не расстанемся, я ей изменять не буду. Если ты не уйдёшь в спальный мешок, то я вряд ли удержусь, но получается, что ты меня толкаешь на предательство.

Девушка молча выскользнула обратно, и до утра меня больше никто не тревожил. На следующий день, пока позавтракали, пока коней напоили, накормили, поэтому тронулись в путь, когда солнышко уже поднялось достаточно высоко. Эльза делала вид, что я её обидел.

— Эльза, не будь жадной. Я тебя вытащил из беды, довезу до родителей, теперь тебе этого мало, ты меня ещё и в мужья захотела. Это перебор. Убавь свои аппетиты и не жадничай!

А через два часа мы увидели на дороге результаты побоища. Караван родственников Эльзы всё же попал в засаду разбойников. Те три дворянина бились очень достойно. Они перебили почти всех нападавших. Дядя и старший кузен Эльзы погибли как мужчины, с оружием в руках. А главный притеснитель девушки забился под повозку, там его и нашла стрела лучника. Женщина, взяв детей на руки, пыталась убежать в лес, но и её догнала стрела. А ребятишки были живы. Придавленные телом матери, они уже охрипли от крика и только тихо поскуливали. Но Батыр услышал их, и я принёс малышей, к коляске. Начав обшаривать всех убитых, неожиданно обнаружил, что тот парень, который подходил ко мне в трактире, ещё жив. Использовав весь свой арсенал целительских плетений, я смог поставить его на ноги. От интенсивного лечения он сильно похудел, еле стоял на ногах, но уже стоял сам и был формально здоров.

Эльза занималась с детьми, это отвлекло её от созерцания жутких ран и обилия трупов. Нападавшие были бывшими деревенскими мужиками, но судя по вооружению, они уже давно промышляют подобным образом. Поэтому, если мне попадался ещё дышащий разбойник, я их просто добивал кинжалом, взятым у их главаря. Этот был из наёмников, или дворян, так как на поясе носил шпагу. Лошадей у нападавших не было, или уцелевшие бандиты лошадей увели. Они обшарили пояса дворян, забрали драгоценности, и скрылись. У старого барона был отрезан палец, видимо кольцо не снималось. Лошади каравана все были убиты.

Провозился я здесь почти до вечера. Пока собрал трофеи, потом собрал в одну кучу тела всех нападавших. Отдельно положил тела членов семьи дяди Эльзы. Пояснил ей свою мысль, она согласилась. Я эти тела обработал плетением Чёрный пепел, останки собрал в один узел, нашёл сундучок из-под драгоценностей и положил пепел в него. Теперь есть, что захоронить. Тело женщины, по просьбе Эльзы, превращал в пепел отдельно, и положил в отдельный узелок.

Тела бандитов тоже превратил в чёрный порошок, а потом развеял его лёгким торнадо. На месте, где лежали тела бандитов, осталось несколько предметов, видимо были у кого в сапогах, а у кого я пропустил на поясе. Из интересного здесь были два перстня, один ювелирный, а один магический, и пять больших золотых монет. Перстни я убрал к другим драгоценностям, а золотые отдал баронету Питеру ля Ласену, единственному выжившему взрослому из этого каравана. Потом ещё возился с тем, чтобы поправить оглобли повозки, запрячь в неё лошадей. Наконец мы тронулись в путь. До следующей деревни мы даже и не планировали доехать, нашли место, приемлемое для ночлега и стали обустраиваться на ночь.

Эльза принялась усиленно заботиться о Питере. Сначала меня это даже задело, а потом до меня дошло, что это лучше, чем, если девушка воспылает ко мне страстью. Я пытался общаться с детьми, но они были испуганны и настороженны. Ограничился тем, что мы их покормили, и на ночь хорошо укрыли. Всё необходимое для этого в повозке было.

Через два дня мы добрались до имения родителей Эльзы. Это были пожилые мужчина и женщина. С ними жил молодой мужчина, их сын, наследник. Он был старше Эльзы, но вёл себя как подросток, видимо всегда был за папиной спиной, а самостоятельной жизни и не хотел.

Утром я, как всегда вышел, во двор и стал заниматься с оружием и без него. Через какое-то время во двор вышел отец семейства и стал смотреть, как я занимаюсь. Потом он не выдержал и спросил:

— Что у Эльзы с этим парнем?

— Давайте на завтрак соберёмся все за одним столом и поговорим.

На завтраке собрались все, кроме сына хозяев.

— А где ваш сын?

— Мальчик ещё спит, — это мамочка заботу проявляет.

— Барон, вы глава семейства, неужели вы не видите или не понимаете, что ваша жена уже изуродовала вашего наследника. Вот случись что-то с вами прямо сейчас, он ведь не способен к самостоятельной жизни!

— И что вы предлагаете?

— Я через день — два уеду, мне-то всё равно. Это всё только ваши дела, но если хотите совет, то, для начала, необходимо пинками выгнать его из постели, посадить вместе со всеми за стол, и чтобы это было каждый день. После завтрака дать ему самостоятельное поручение, и не пускать на обед, пока он не выполнит это поручение.

— Да как так можно? — это опять мамочка.

Тем не менее, барон послал служанку, и к концу общего завтрака недовольный отпрыск семейства вышел к общему столу.

Я же вёл разговор, не обращая внимания на этого взрослого балбеса.

— Эльза, расскажи родителям о замужестве, и как мы сюда ехали.

Девушка сильно тушевалась, но постепенно разговорилась и, видя одобрительные взгляды от меня и Питера, заканчивала рассказ вполне уверенно. Из её рассказа было совершенно непонятно, как я перебил шестерых бандитов при первом нападении, и как я вылечил Питера, но всё объясняли слова, что я, видимо, маг. Мамочка шипела сквозь зубы о развратнице. Что-то эта мамочка мне совсем не нравится. Над столом повисла какая-то зловещая тишина.

— Питер, ты хотел бы жениться на Эльзе?

— Конечно, кто же не захочет такую красивую жену.

Дурачок ты парень, в жене красота — далеко не главное.

— Эльза, а ты хотела бы выйти замуж за Питера?

Девушка ответила не сразу, она всё пыталась поймать мой взгляд, а я спокойно попивал морс. Нет уж девушка, мне ваши зазывные взгляды, ни с какого боку, не нужны!

— Уважаемый барон! То, что я сейчас скажу, продиктовано, в первую очередь заботой о детях сиротах. Но и для всего вашего семейства это было бы хорошо, на мой взгляд. Итак, нужно немедленно обвенчать Эльзу и Питера. Вот прямо сегодня или завтра. Пойти к священнику и объяснить всё как есть, тогда он не будет возражать. Как только по документам они станут мужем и женой, сразу же подать прошение об усыновлении сирот, ваших родственников. И тоже просить сделать это немедленно. Как только по документам эти дети станут детьми Эльзы и Питера, подать документы на перерегистрацию соседнего баронства. Дети — наследники, а у них появились родители, значит теперь это их баронство. Кто-то будет требовать оформлять опекунство, но вы стали родителями, и ни на какое опекунство не соглашайтесь. И оформить всё это нужно за два — три дня. Потом налетят всякие дальние родственники, и вот они-то будут требовать, чтобы детей отдали им, и их назначили опекунами. Судя по тому, какими нехорошими разумными были барон и его младший сын, родственники там будут не лучше. Их будут интересовать только деньги, а дети там — только инструмент. Поэтому я и говорю, что всё это продиктовано заботой о детях.

Моё предложение приняли, но священник потребовал моё присутствие, как свидетеля, и на спешном заключении брака, и на усыновлении детей, а потом меня попросили съездить в соседний городок в мэрию, на оформление документов на баронство. А после всего этого ещё и свадьбу сыграли, скромную, но всё равно женщине было важно, чтобы была свадьба. Через четыре дня я уже собирался уезжать, но к барону примчался посыльный, который сообщил, что к нам едут наследники погибшего барона.

— Питер, ты конечно мужчина и воин, но ты ещё очень слаб, после ранений. Если ты не хочешь Эльзу второй раз оставить вдовой, терпи, и не отвечай ни на какие выпады. Даже если будет прямой вызов на дуэль, переводи всё на меня. Поклянись, что не будешь делать глупости!

Вынудил парня дать такую клятву и не зря. Вот, как предчувствовал!

Гостей была целая делегация. Это был троюродный племянник погибшего барона, с ним представитель графа, владетеля здешних земель и ещё два мутных типа. Один из них был явным бретёром. По пластике движений, по жёсткому внимательному взгляду я уже отличал таких персонажей безошибочно. А второй был гномом и больше походил на бандита городских трущоб, эдакий «урка в законе».

Был разыгран целый спектакль, тут и удивление той поспешностью, с которой были оформлены все документы, и требование, пересмотреть это всё с учётом указаний графа, владетеля этих земель.

Всё семейство барона то краснело, то бледнело и дрожало от страха, но, когда претендент на опекунство и управление баронством погибшего семейства, позволил себе сказать про Эльзу, что она как шлюха, выскочила замуж за первого встречного, и даже оттолкнул её от детей, я подошёл, и врезал ему в челюсть. Только сапоги сверкнули!

Тут на меня налетел представитель графа, заявив, что я ударил дворянина, он меня арестовывает. Я спокойно показал ему кукиш, отчего этот клерк впал в ступор. А я спокойно достал документ, о том, что Эльза нанимает меня в качестве телохранителя.

— Вы уважаемый, будете отрицать, что этот, с позволения сказать дворянин, словесно оскорбил, а потом и физически воздействовал на охраняемую мной дворянку, баронессу ля Ласен. Я всего лишь исполняю свои обязанности.

— Ты, простолюдин ударил дворянина!

— Я, с вашего позволения, аристократ. Могу предъявить документы, но пока не вижу в этом необходимости. Если этот господин дворянин, он может вызвать меня на поединок.

Вот, даю золотой — за медный, что этот тип сам никого вызывать не будет, он будет добиваться, чтобы вызвали его, а он выставит бретёра на замену. Но эти ребята тоже не лаптем щи хлебали, они быстренько переглянулись, и меня стал вызывать этот бретёр.

— Вы ударили моего друга, я воспринимаю это как личное оскорбление, и вызываю вас! — вроде бы всё правильно, но меня такая формулировка не устраивает.

— Ваш друг приехал, якобы, чтобы позаботиться о детях. При этом он оскорбляет и толкает женщину, которая их усыновила и удочерила, то есть их мать. Получается, что он приехал не помогать детям, а забрать их баронство. То есть он подлец и негодяй, что проявляется и в том, что вместо него драться будете вы. Поэтому я объявляю всё происходящее оскорбляющим честь и достоинство дворянского сословия. И то, что здесь будет происходить, это поединок чести. Если вы проиграете, то следующим ответчиком будет он, ваш, так называемый, друг.

Поворачиваюсь к «представителю графа».

— Вы подтверждаете, что я в своём праве?

Тот смотрит удивлённо на меня, потом на этого племянника, тот кивает согласно, и «представитель» заявляет.

— Да, конечно, вы в своём праве.

Ах, как я их «раскрутил»! Всё, что я наговорил, это как бы, неписанный кодекс чести, но ни в одном законе такое не прописано. И они запросто могли отказаться, но не теперь, когда представитель графа подтвердил правильность моих утверждений. Племянник уверен, что до него очередь не дойдёт, у них ведь такой боец выставляется!

Стоп! Что-то я слишком самоуверен! А если как тогда на арене, магией ударят, или арбалетными болтами в спину? Надо подготовиться!

— Господин барон! Организуйте дуэльный круг, охрану, от вмешательства в поединок. Через тридцать минут начало.

А сам иду на конюшню, требую войлок, что используют как потник под седлом, и выкраиваю толстый войлочный щит на всю спину. Одеваю рубашку, которая не пробивается стрелой и туго обтягивает тело. Потом на спину привязываю этот щит, сверху — чистовую рубашку. На голову надеваю широкополую шляпу, как у ковбоев в земных вестернах, и сдвигаю её на затылок. Она не защитит от арбалетной стрелы или стрелы из лука, но стрелку будет не видно где моя голова, где шея и он будет стрелять в туловище.

Выходя в круг для поединка, запускаю руну подавителя магии, и как раз вовремя.

Прозвучала команда: «Бой!», но противник чего-то ждёт, в это время «племянник» делает два шага в мою сторону:

— Пусть он снимет шляпу, — а сам наставил на меня какой-то амулет и нажимает на нём что-то.

Охрана тут же выталкивает его за пределы круга, а бретёр уверенно бросается на меня. Но я спокойно отбиваю его атаки, что его явно выбивает из колеи. Мы продолжаем фехтование, и в это момент мне в спину ударяет арбалетный болт. Я получаю сильный толчок в спину, и невольно делаю шаг вперёд. Тут же мой противник пытается воткнуть шпагу мне в сердце, да ещё и пнуть меня между ног. Я увожу его шпагу вправо для меня, она изгибается и её конец уходит мне под правую руку. Я сдвигаю тело влево, и его нога бьёт мне в правое бедро, больно, но я успеваю направить конец своего меча в его горло и сделать сильный укол. Серая молния входит в череп врага на всю его глубину, и он мёртвым падает на спину. Я тут же снимаю блокировку магии, накрываюсь Чёрным куполом и достаю из кармана маленькую арбалетную стрелку.

Тот «урка в законе» убегал, бросив свой арбалет. Я с разбега запрыгнул на какую-то повозку, и мне стала видна его спина.

— Бух! — и бегущий гном упал.

Подхожу к «племяннику», он опускается на колени, пытается схватить меня за ноги:

— Нет! Нет! Не убивай, я не умею сражаться.

— Амулет! — протягиваю к нему руку.

Он в ужасе отпрянул от меня, и пытается на четвереньках уползти, под ноги зрителям. Наступаю ему на ногу, он верещит, но упорствует. Тогда я втыкаю шпагу ему в ягодицу, он переворачивается на спину, закрывается руками.

— Что вы делаете? — это «представитель графа».

— Вы всё видели! Когда начался поединок, этот человек пытался применить против меня магию. У него есть какой-то амулет, я требую этот амулет! Потом мне в спину стреляли из арбалета. Вон болт, до сих пор, на спине висит. И это всё на поединке чести. И вы, господин представитель графа, в этом участвуете. Что вам скажет граф, если до него довести всю эту информацию.

«Представитель графа» слегка побледнел, извлёк из ножен шпагу и рубанул племянника по горлу. Голову не отрубил, но убил почти мгновенно.

— У графа нет к вам претензий, — и уехал.

А я всё же нашёл амулет на теле покойника, и это был «Замедлитель». При воздействии этого плетения на живое существо оно становится вялым, медлительным, обессилевшим. Да, у гнусного семейства были ещё более гнусные родственники! Хорошо, если мальчик не успел нахвататься этого у родственников.

Потом я нашёл местного травника. Для разнообразия, видимо, это был мужчина, точнее дряхлый старик. Я долго с ним разговаривал, и потом двинулся в путь. С его слов было известно, что к северу от этих мест в горах иногда пропадают люди, чаще других это бывают охотники. Но причин никто не знает, кто пропал, он уже не расскажет. Значит мне — в ту сторону, может там, ближе к этому месту что-то проясниться.

Через два дня пути начались предгорья. На горизонте видны были высокие и крутые горы. Я пока двигался по дороге, значит, впереди должен был быть населённый пункт. Неожиданно мой сканер обнаружил прямо по пути следования скопление крупных организмов. Через сто метров стало ясно, что это две группы живых существ. Одна стояла неподвижно, а вторая крутилась вокруг. Ещё метров через сто я определил, что неподвижная группа — это люди и лошади, а подвижная — это какие-то животные. Вроде бы надо рвануть вперёд, помогать разумным отбиваться от хищников. Но я продолжал двигаться в том же темпе. Когда до этих групп осталось метров сто пятьдесят, дорога стала поворачивать за скальный выступ, и, если я за него проеду, то окажусь на виду у этих существ.

Спешился, Батыра отправил немного назад, а сам набросил на плечо котомку с вшитой Сумкой путешественника с оружием, прошёл по краю склона и взобрался на гребень скального выступа. Выглянул и увидел следующее. На небольшой площадке на краю дороги над обрывом в кольцо поставлены подводы. Между ними лошади, дети и женщины. Перед телегами и на них стоят несколько мужчин с оружием в руках. Часть из них вооружены мечами, часть топорами и вилами, наверное, это возницы встали в общий строй защитников. А вокруг крутятся звери похожие одновременно на волков, с удлинёнными челюстями, и кошек. Зверей чуть больше, чем защитников, и если они все разом бросятся, то прорвутся внутрь защищаемого пространства.

Вот звери сгруппировались на одном краю, и делают вид, что пытаются нападать. Сверху это отлично видно. Защитники невольно стянулись в это место, оставив почти без защиты противоположную сторону. Вот результат, из кустов выскакивают сразу три зверя и прыжками несутся к месту, где защитников всего двое.

Для меня сомнений не было с того момента, как увидел, что в защищаемом круге находятся дети и женщины.

— Бух! Бух! Бух! — арбалетные болты с антимагическими рунами провожал взглядом до точки попадания.

Поэтому первый зверь упал ещё на дистанции, второй под ноги молодого парня с мечом бастардом, а третий получил болт уже в прыжке через повозки. Тут его встретил крепкий мужчина с вилами. Получилось одновременно, вилы и мой болт вошли в тело зверя. У мужчины хватило сил остановить полёт животного, и его труп упал не в круг, а на повозку, рядом с мужчиной. Возница видимо из старых солдат. Увидев, что из уха зверя торчит арбалетный болт, и зверь не шевелится, он выдернул вилы и приготовился отражать следующую атаку. А вот молодой парень, начал оглядываться, крутиться, пытаясь понять, откуда подстрелили зверя, который хотел прыгнуть на него, и чуть не пропустил следующую атаку.

Выпускаемые мной арбалетные болты летят не так, как при выстреле из арбалета. Там максимальная скорость болта на срезе арбалета и полёт неуправляемый. Я же запускаю болты магией, разгоняю их своей магической энергией. Поэтому максимальную скорость мои стрелы набирают уже на расстоянии метров пятьдесят от меня. Набрав скорость, выпущенные мной стрелы (арбалетные болты, это тоже стрелы, только короткие) летят быстрее, чем выпущенные из лука или арбалета. А энергия удара и пробивное действие стрелы хоть из лука, хоть из арбалета пропорционально квадрату скорости. Расстояние от меня до места боя было метров семьдесят, вполне достаточно для полного разгона моих арбалетных болтов. Поэтому они пробивали шкуру этих животных, с которой мечи защитников соскальзывали, не принося большого урона. А копий у защитников каравана не было. Зато железные вилы в руках возниц при удачном попадании вполне пробивали эти шкуры. Но, как я уже указал, зверей было больше, чем защитников, и медлить было нельзя.

Быстро выбирая тех зверей, которые уже готовились к броску, я начал пускать в них свои снаряды, стараясь попадать в затылок, или в ухо, если зверь оказывался ко мне боком. Десять болтов ушли к цели и звери, поняв, что им тут как-то не везёт, попрыгали вниз по склону, который был очень крутой, почти обрыв. Животных это видимо не смущало. Защитники каравана ещё некоторое крутили головами, поняв, что враг бежал, пошли по площадке, добивая всех зверей, которые производили впечатление не умерших.

Я спустился назад на дорогу, подозвал коня и выехал из-за поворота. На меня тут же наставили вилы и мечи. Не сходя с коня, я показал им черный арбалетный болт и показал на ближайшего зверя, у которого из затылка торчал такой же. Все поняли, что я имею отношение к тем, кто перебил почти всех зверей. Но дружелюбия это как-то не добавило.

— Кто старший, или хозяин каравана?

— Купец Ферор Долина, а ты кто такой?

— Зовите меня Майкл.

— Дворянин? — и все вилы оказались направлены мне в живот или грудь.

Светлый их знает, какие тут у них заморочки, поэтому накрыл себя и коня Чёрным куполом, а уже потом ответил.

— Да, дворянин, и даже аристократ. Несмотря на это, я вам помог, а вы в меня вилами тычете. Как-то не по-доброму это, а?

— Что вы хотите от нас?

— Я вас в первый раз вижу. Хотел бы познакомиться, если нам по пути, могли бы поговорить, может даже вместе поехать.

— Я настаиваю, что как минимум четырёх зверей мы убили сами!

Это он о чём? Думай голова! Наверное, шкуры этих зверей очень ценятся, и купец хочет получить максимальную выгоду?

— А сколько их всего, я убил штук десять или двенадцать. Можно по моим стрелам посчитать. А можно и не считать, можем и по-другому договориться. Как-то мне не очень хочется возиться с этими шкурами, снимать, выделывать. Вы, со своими, что планируете сделать?

Глазки у купца забегали. Он так и не назвал общего числа убитых зверей. Их было пятнадцать, и в тринадцати сидели мои болты.

— Так это магические шкуры, мы обязаны их сдавать по два золотых за шкуру.

— Так давайте я у вас куплю их все. Сам я убил тринадцать, два убили вы. Ты утверждаешь, что вы убили четырёх, пусть даже пять. Я отдаю вам десять золотых и все шкуры мои!

— Нет, уважаемый господин Майкл! Я пошутил. Если вы отдали нам пять шкур, то пять, это наши!

— Ферор, тебе не стыдно? Я вам жизни спас. А ты начинаешь меня обманывать из-за вшивых денег. Поэтому сейчас, при свидетелях, даёшь клятву, что выполнишь условия договора. Всего шкур будет пятнадцать. Пять считаются убитыми вами. Ещё три я вам отдаю за то, что снимете все шкуры, и выделаете их. После этого я выберу семь, которые мне понравятся. Восемь шкур останутся у вас. Клянись!

— Клянусь, что мы выделаем все шкуры и отдадим господину Майклу семь, по его выбору.

— Парень, собери все мои стрелы, отмой от крови и принеси мне. Теперь решаем, а куда вы едете, по пути ли нам.

Общее напряжение спало, уже никто на меня вилы не наставлял, но расслабляться мне пока рано.

— Мы едем в Серебрянск.

Это город в предгорьях, уже практически в горах, там добывают серебряную руду, и чеканят деньги. Поэтому там есть серьёзные королевские службы. Не очень хочется в такое место ехать, но нельзя показывать, что мне нежелательно с королевскими службами встречаться.

— Отлично, теперь о шкурах. Кто и как их будет снимать, чтобы не испортить, кто и как их будет выделывать, и наконец, сколько это всё займёт времени?

— Снимать будем до вечера, ночевать придётся здесь.

— Почему так долго?

— Это очень прочные шкуры, нож тупится после двух резов.

— Ферор, пусть твои люди начинают снимать первую шкуру прямо сейчас. Кроме того ты мне ничего не сказал про внутренности, наверное там есть и ценные вещи, а ты опять пытаешься меня обманывать. Вот как тебе верить, и как можно с тобой дела вести?

— Внутренности трудно сохранить, зачем они вам?

— Тогда я забираю свои десять тушь. Это я ведь три шкуры обещал отдать дополнительно. А зверей за мной числится десять.

— Что вы хотите?

— На тех же условиях, всё ценное вырезаете, делаете так, чтобы оно хранилось, а потом я заберу внутренности семи животных. Клянись, что не обманешь, и сделаешь всё, как для себя.

— Клянусь.

Потом я подошёл к двум мужчинам, которые пытались сделать надрезы на шкуре, чтобы снять её чулком. Есть такой термин у охотников.

Я понаблюдал, как после каждого реза, мужики точили свои ножи. Забрал у них ножи, и изобразил какие-то шаманские движения, как будто я делаю какой-то наговор. А сам, поводив рукой вдоль лезвия из дрянного железа, превратил их в лезвия из углеродистой стали, правильной структуры и закалки для ножа. Тут главное, чтобы он не тупился. Отдал мужикам ножи и сказал:

— Осторожно, не порежьтесь сами, и шкуру не испортите.

Мужики похихикали. И тут же один из них порезал себе палец. А у второго рез шкуры пошёл в сторону. Они долго матерились, но не в мой адрес, а на свою косорукость. Через полчаса к ним присоединились ещё четверо мужчин, им я тоже поправил ножи и через два часа шкуры были сняты, все полезные ингредиенты вырезаны, и мы двинулись в путь, чтобы до темноты добраться до какого-нибудь водоёма.

Спать мне приходилось в полглаза. Я ставил себе отдельный шатёр, и ставил рядом своего коня. Через три дня пути мы достигли города Серебрянска.

— Ферор! Ты ведь будешь ингредиенты сдавать алхимикам? Я готов получить свою долю деньгами, при условии, что сдавать ты будешь в моём присутствии. А шкуры я желаю забрать прямо сейчас.

— Майкл, вы с ума сошли. Если вы засветите на постоялом дворе, что у вас есть семь шкур зурганов, вы не проживёте и дня.

— Ферор, ты беспокойся за себя, ты во всех своих людях уверен? А я за себя сам побеспокоюсь. Давай шкуры.

Я забрал семь шкур, которые были лучше выделаны и затолкал их в большие мешки. Мешки занесли в мою комнату в трактире, где мы остановились. Когда все вышли, я убрал шкуры в свои Сумки путешественника.

— Ферор, когда идём к алхимикам?

— После обеда.

После обеда мы пошли на улицу магов. В одном из домов на этой улице жил главный алхимик города. Но Ферор повёл меня к одному из второстепенных специалистов, чем сразу насторожил. С нами шли ещё два работника Ферора, они несли в мешках законсервированные ингредиенты.

Когда мы зашли в помещение, я сказал:

— Ферор, я передумал, ты продавай свою долю, а я свою буду продавать сам, — от такого заявления купец опешил, потом перемолвился парой фраз с потенциальным покупателем и тоже отказался продавать.

— Давайте пойдём продавать завтра.

Перед сном на кладовку с ингредиентами я поставил сторожевую печать, и спать лёг не раздеваясь. Когда среди ночи сработала сигнализация, меня это не удивило. Я быстро выскользнул из своей комнаты, и проследил за помощником купца, который вынес один мешок с ингредиентами, и спрятал его под лестницей. Дождавшись, когда он уйдёт я забрал этот мешок и тоже убрал его в Сумку путешественника, но не ту, что была в чересседельных суках, а в котомку, которую таскал на боку. После завтрака мы пошли снова продавать ценное алхимическое сырьё. На этот раз купец повёл меня в дом главного алхимика. Здесь нас встретили не очень приветливо, но когда Ферор озвучил цель нашего прибытия, нас провели к главному алхимику города.

Это был мужчина зрелого возраста довольно неприятного поведения. Он был очень высокомерен, и не снизошёл до общения с нами. Товар у нас принимала в его присутствии довольно милая женщина среднего возраста. Не знаю, кем она приходится этому высокомерному магу, но она себя вела совсем по-другому. Она посмотрела все упаковки, развернув каждую.

— За это по семьдесят золотых, за каждый комплект. А где печень?

— Уверяю вас, всё, что мы смогли извлечь и сохранить, мы вам предоставили, — голос купца сочился елеем, или сладкой патокой.

— Ферор, я свою долю, за семь комплектов, получу сам. Ты получай чек и иди, а я желаю пообщаться с коллегами, — от этих слов брови надменного алхимика взлетели вверх, но он промолчал.

Когда купец вышел, а женщина выписала мне чек на четыреста девяносто золотых, и маг его подписал, я начал свой рассказ.

Рассказал всю историю своего знакомства с купцом и его командой, выложил тот мешок, что от меня прятали, и спросил, сколько это стоит. Женщина выложила все пятнадцать комплектов, в каждом из которых были печень и какая-то железа зургана, осмотрела их и сказала, что не все комплекты сохранены правильно, но тысячу семьсот золотых они мне готовы выплатить за этот товар.

— Скажите, это у вас Мешок Странника?

— Нет, это Сумка путешественника. Уменьшает объём и вес, но сохранность не обеспечивает.

— Жаль, всегда хотел посмотреть на это чудо, — выражение надменности даже сошло с лица алхимика.

— А кто вы? — спросила меня женщина.

— Я работаю в Академии в столице. Вот путешествую в поисках некоторых артефактов. Я отзываюсь на имя Майкл. Фамилия моя ля Витур, виконт, — потом стал сам задавать вопросы.

— Не могли бы вы, немного просветит меня о местных реалиях. Что это за звери, которых мы убили на дороге? Почему о них ничего не известно в столице? И ещё, знакомые в Вальдбурге меня предупреждали, что в горах есть места, откуда никто не возвращается. Известно ли что-нибудь в ваших краях о таких местах?

Оказывается то заветное место известно местным охотникам, а от них и магам. В двух днях пути от города имеется чашеобразная долина. Она накрыта каким-то магическим куполом и, просто так, увидеть, что там происходит, невозможно. С большого расстояния видно только то, что в этой долине очень красивая природа, и кто-то там живёт. Но если кто-то пытается приблизиться к этой долине, то потом он уже не останавливается, так и уходит туда и исчезает под этим куполом.

— Если кто-то исчезает, пройдя под купол, значит купол непрозрачный, а то, что видно со стороны, это иллюзия. Неужели никто из магов не пытался снять её или посмотреть, что под ней?

— Пытались многие, но никто не вернулся. Вы молодой человек нам симпатичны, поэтому даю вам совет, выбросьте из головы эту долину. Славы вы не сыщите, а голову и жизнь потеряете.

— А животные?

— Такие, магически изменённые животные, охотники называют их зурганами, живут около этой долины. Обычно они не отходят далеко. То, что они напали на караван в нескольких днях пути от места их проживания, вызывает удивление и настораживает. Считается, что их создают те маги или колдуны, которые живут в долине. Звери, это охрана от любопытных. Вы говорите, звери нападали на караван, и стремились добраться до детей, это непонятно, и поэтому очень тревожно. Для питания им вполне хватает дичи в здешних лесах. Значит, колдунам зачем-то понадобились дети.

После этого разговора, я ещё больше уверился, что приближаюсь к тому месту, где должна быть разгадка феномена закрытой планеты.

Поэтому я провёл ревизию всего своего багажа, продал всё лишнее, в том числе и трофеи с разбойников. Накупил большое количество арбалетных болтов, обычных и облегчённых, для дамских арбалетов. Последние буду называть стрелками, так как это реально боевые стрелы, только короткие и легче обычных болтов в два раза. Правда и стоят они в три раза дороже, чем обычные болты, но в деньгах я сейчас абсолютно не стеснён. Переехал в другую гостиницу, так как не хочу видеть рожи Ферора и его подручных, и готовлюсь к походу.

Все драгоценности разобрал на камни и металл. Камни все переделал, выращивая такую форму, которая соответствовала бы магической огранке кристаллов. Там были даже несколько изумрудов. Выращивать изумруды я не умею, не дано мне такого умения. Но исправить форму имеющегося кристалла, не создавая новых молекул, это я могу. Готовился я целую неделю. За это время мне из шкур зурганов сшили меховой плащ с рукавами и капюшоном. Его не пробивали никакие магические плетения, из известных мне. На плащ хватило трёх шкур. Ещё мне сшили рюкзак, по типу тактического рюкзаки с Земли начала 21 века. Дополнительными ремнями он плотно притягивается к спине и почти не мешает бегать и прыгать. Наложил на него соответствующую руну, и теперь это — Сумка путешественника.

Я распределил своё имущество на то, которое может мне понадобиться в бою, или для лазанья по скалам и для ночёвки в скалах, эту часть я сложил в рюкзак, и на всё остальное, которое у меня сложено в чересседельных сумках.

Оседлал Батыра и тронулся в горы.

Глава 12. А горы всё круче

Как писал Корней Чуковский: «А горы всё выше, а горы всё круче». И я сейчас, почти как доктор Айболит, карабкаюсь по скалам всё выше и выше. До этого мы с Батыром два дня приближались к этим горам. Казалось, что они вот уже почти рядом, но я ехал и ехал, а горы становились выше, заслоняя горизонт, но ближе не становились. И всё же доехал до гор, не предгорий, а самих гор. Мы остановились в долине, которая вдавалась в склон этих гор огромным треугольником. Сканирование долины не выявило в ней крупных животных, что было для меня очень удивительно. Ведь основание этого треугольника было не менее трёх километров, а боковые стороны были, наверное, километров по шесть. Огромная территория, поросшая травами, кустарниками, небольшими рощами деревьев. Поскольку я собирался оставить здесь своего коня, я тщательно обследовал эту территорию на наличие хищников.

Почти в конце долины нашёл приметную скалу, похожую на поднятый кулак и подъехал к её основанию. Отсчитал сто шагов, и в вертикальной стенке сделал магией небольшую пещерку. Сложил туда всю упряжь с коня и чересседельные сумки, и завалил крупными камнями. А коня отпустил гулять только с шарфиком на шее. Шарфик приметный, полосатый, это чтобы никто не подумал, что конь дикий.

Посидел, покушал сухари, сыр, пару яблок. Скормил три яблока Батыру, и полез в гору. Горы поднимались уступами. Вот лезешь почти как скалолаз, поднялся на гребень, дальше будет ландшафт примерно на одном уровне. Не ровная дорожка и не лужайки, нет. Будут валуны, небольшие расщелины, острые камни, но всё это более — менее на одном уровне. Потом будет снова крутой подъём, и снова за гребнем труднопроходимая местность, но на том же уровне, что и гребень.

А вот когда я поднялся на пятый гребень, передо мной раскинулась небольшая равнина с озером в середине и густым лесом в расщелине по всей длине равнины. Такая пасторальная картинка, что хочется бежать к этому озеру, не обращая внимания ни на что.

Только вот где-то здесь есть место, откуда никто не возвращается. Поэтому я укрылся за камнями и, запустив руну «Бинокль», стал осматривать всю эту местность. И саму зелёную равнину, и прилегающие каменные склоны, и ту расщелину, в которой рос густой лес. Конечно, первое желание — и самому перебраться в этот лес. И спрятаться от всех можно, и наверняка в лесу есть и вода, и пища.

Но вот вижу что-то настораживающее, так и есть, возле леса чьи-то кости, из травы видны только рёбра. Трудно сказать, это человеческие кости, или среднего по размерам животного, но лежат они практически под деревьями. Возникает вопрос, там я спрячусь от опасности, или опасность скрывается от меня?

Ладно, полежим, понаблюдаем, на всякий случай, проведём сканирование местности.

— Сканер! — ух, ты, это уже интересно!

В двухстах метрах от меня три взрослых животных похожих на горных баранов и два детёныша пробираются по краю каменной осыпи в обход того леса, да и всей зелёной равнины. Это конечно их привычное место обитания, скалы и осыпи, но едят-то они травку. А вот к сочной и зелёной траве эти звери не спешат. И мой сканер показывает, что к ним кто-то подкрадывается, ага, мой Комп сравнил засветки сканера, и идентифицирует этих охотников, как зурганов. Расстояние для меня предельное, почти триста метров, но как пел Владимир Высоцкий, хоть и не наш расклад, «…но мы будем играть!»

Достаю малые стрелки с антимагическими рунами. Кстати звучит странно — руны и антимагические. Ну, главное, чтобы они пробили крепкую шкуру зверей, не поддающуюся магии.

— Бух! Бух! Бух! — выскочившие из леса зурганы попадали, не добежав до каменой осыпи.

Горные бараны, или кто они там, убежали, правда, не очень быстро, малыши их задерживали. И что делать? Вон там лежат почти шестьсот золотых, правда, потенциальных золотых. А поскольку я не буду заниматься съёмом шкур, заготовкой алхимических ингредиентов, то эти золотые никогда не станут материальными. Жалко?

Да я, даже, и не задумываюсь об этом. Мне нужно выжить, а не заработать. То, что уменьшил поголовье зурганов, это благо. Они и на коня напасть могут, и мне за спину зайти. Так что, чем меньше их останется, тем лучше.

Обход этой злосчастной зелёной долины, «ловушки для неосторожных», занял целый день. Горные бараны прошли бы этот путь часа за три, а я вот пробираюсь здесь часов восемь. То есть я или не баран, или, просто, не горный. В конце дня забрался по склону повыше и нашёл между обломков скал место, где на меня никто сверху не спрыгнет. А на входе в эту расщелину установил защитное плетение, покушал и лёг спать.

С утра продолжил восхождение и, преодолев ещё три гребня, вышел к подножью горного пика. Вот, кажется, я и нашёл то, что искал!

Представьте себе огромного сфинкса, между лап у которого расположилась зелёная цветущая долина. Здесь не было скульптуры сфинкса, но ассоциации возникали именно такие. Остроконечный горный пик с вечными снегами на вершине. На его склонах выделяются два отрога, которые как лапы у сфинкса выдвинуты далеко вперёд, и между ними та самая долина. Очень красочное зрелище, достойное кисти самых выдающихся живописцев.

Но, поскольку дело к вечеру, и вспоминая жуткие рассказы, о подавлении воли всех, кто приближался к этому месту, решил не торопиться. Нашёл удобное для наблюдения место, при этом защищённое со спины и сверху, и, запустив своё умение «Бинокль», занялся разглядыванием долины с максимального расстояния. Сначала пришёл в полный восторг от увиденной картины. Там в долине был цветущий сад. Деревья и кустарники, лужайки, всё было покрыто прекрасными цветами. Если бы я любил цветы, как моя жена там, на Земле, я бы тут слюной захлебнулся. Но я-то к ним достаточно спокойно отношусь, поэтому царапнуло сознание каким-то несоответствием. Думай голова, целее будешь! Начнём с того, что сейчас не сезон для цветения деревьев. Конечно, декоративные цветы бывают и летние и осенние, но деревья… Они же должны отцвести, и потом на них должны вызреть плоды. Вне зависимости от вида плодов, это яблоки, или шишки на ёлке, к концу лета должны быть плоды, а сейчас осень! А тут на деревьях крупные красивые цветы. И вся долина накрыта лёгким прозрачным куполом. Настолько прозрачным, что я бы мог и внимания не обратить, но мне же про него говорили, и взгляд сам искал этот купол. А что он лёгкий, ну он так выгладит!

Чем дольше я смотрю на эту долину, тем больше каких-то непонятных сомнений. Ладно, от греха подальше перебрался на обратную сторону горного гребня, так, что мне долину стало не видно, но и от долины меня не видно. Отдохнул, утром, перекусив, вернулся на свой наблюдательный пост. Солнце всходило из-за горы. Пока ещё долина была в тени, почти во тьме, но вот первые лучи солнца коснулись купола, и стало понятно, что он непрозрачный, а вся та красота, которой я так восторгался, она, упрощенно говоря, нарисована на этом куполе.

Реально это всё не нарисовано, а наложено как иллюзия, но она наложена на поверхность купола. Для проверки такого открытия я сделал следующее. А «зарисовал» несколько картинок, точнее говоря, их запомнил мой Комп. Главным в этих картинках было то, что предметы располагались с перспективой. Представьте себе, смотрите вы на деревенский пейзаж. Вот дом, а за ним, в отдалении, большой сарай, а ещё дальше, почти на одной линии с сараем, стоит большое дерево. Теперь пройдите шагов двадцать в сторону и посмотрите на эти же предметы. Они сместятся относительно друг друга. Чем дальше вы пройдёте, тем сильнее они сместятся.

Я прошёл по гребню на километр. Это заняло у меня часа два. Но теперь я точно знал, это иллюзия. А вот что делать я не знал. Сделал себе новую «лёжку», приготовил покушать, и лёжа так, чтобы было видно этот купол, стал думать, но ни одной толковой мысли мою «думалку» не посетило.

— «Эх, Гудвин, Великий и Ужасный, ну куда же ты запропал?» — Видимо очень «громко» я подумал эту мысль.

— «Ты кто?» — возникло что-то, как будто глухой голос в моей голове.

— «Да вот, послали меня спасать планету, а как спасать не сказали!»

— «Кто ты?» — уже более чётко, так, как звучало, когда я разговаривал со Светлым в храме.

— «Меня зовут Майкл, и я не волшебник, я ещё только учусь», — опять меня потащило на земной юмор, а цитата из фильма «Золушка» сейчас совсем не к месту.

— «А где ты сейчас?»

— «На склоне горы, смотрю на купол, что накрыл долину».

— «Ты сказал, что тебя послали, а кто послал?»

— «Представители цивилизации, в которой ты был когда-то».

— «Ты можешь с ними связаться?»

— «Нет, ты же закрыл эту планету от внешних связей!»

— «Балбес! Я закрыл эту планету изнутри, чтобы хорхары не могли покинуть её! Знаешь, кто такие хорхары?».

— «Знаю. Мой родственник уничтожал их и, даже, Архорхара убил».

— «Архорхар уничтожен? Хоть одна хорошая новость за пятьсот лет! А остальных я держу здесь, но моё время на исходе, скоро меня не станет, и они вырвутся во вселенную».

— «Но получилось так, что извне на планету тоже невозможно попасть. Наверное, если снять твоё поле, то связь появится, но боюсь, что эти твари успеют разбежаться».

— «Если ты мне не сможешь помочь, они всё равно разбегутся, мне осталось совсем немного, у меня уже почти нет энергии».

— «Гудвин, а как я мог бы тебе помочь?»

— «Хе-хе-хе-хе! Если бы у тебя было штук пять — шесть сердец Виверны, тогда да, ты бы мне помог!»

— «У меня есть четыре сердца, а как их тебе предать?»

— «Врёшь!»

— «А зачем мне врать? Они у меня или есть, или их нет, но зачем мне врать?»

— «Поклянись самой страшной клятвой, что не врёшь!»

— «Не знаю, какая клятва считалась самой страшной у вас, а у нас для мага самая страшная такая: «Я клянусь своей магической силой перед лицом Светлого, что не вру, и у меня есть четыре камня, которые мой наставник назвал сердцами Виверны».

Гудвин затих и молчал довольно долго. Потом наш диалог возобновился.

— «Надо пробовать, другого выхода нет! Ты должен донести до меня эти камни!» — в голосе старого волшебника звучали истерические нотки.

— «Гудвин, ты успокойся. Первое, я никому ничего не должен! Второе, меня попросили помочь этой планете, и я согласился, то есть взял на себя определённые обязательства. Я делаю всё, что могу, но я не волшебник и не супергерой. Поэтому ты успокойся, сам хорошо подумай и меня проинструктируй, что и как нужно сделать. Я буду тебе помогать, но если я сам при этом сдохну, это будет свинством с твоей стороны. У меня невеста останется вдовой. Так что ты, думай!»

— «Хе-хе-хе-хе! Невеста — вдовой. Ну, ты и клоун! Тебе нужно зайти под купол и дойти до моего склепа. Ты хоть что-нибудь можешь?»

— «По меркам этого мира я неплохой мечник, и довольно сильный маг, но не самый сильный, конечно».

— «А что у тебя есть из артефактов?»

— «Амулетов?»

— «Нет, артефактов, ну там шкура Виверны, меч Серая молния, или ещё что-то?»

— «Есть плащ из шкур Зурганов, его магия не берёт, и Серая молния есть вместе с Серым ветром».

— «Парень, ты точно не волшебник?»

— «Нет, только учусь», — теперь уже и не скажешь что это шутка.

— «Слушай меня внимательно. Когда ты подойдёшь к куполу, они обрушат на тебя ментальный удар. Эх, была бы у тебя хорошая «глушилка»…

— «Подавитель магии тоже есть».

— «Да? Видимо, хорошо учишься? Ладно, слушай дальше. Заряди «глушилку» полным зарядом. Как только почувствуешь давление на твоё сознание, сразу включай, и положи так, чтобы случайно не выронить. Дальше просто идёшь, купол в эту сторону пропускает всех, но как только ты зайдёшь под купол, Хорхары попытаются тебя оседлать. Не давай сесть тебе на плечи, или на голову. Руби, коли, убивай, но доберись до хрустальной клетки или башни в центре долины. Как подойдёшь вплотную, они от тебя отстанут, ко мне они не приближаются. Все эльфы уже очень старые, как и я, но сюда приходили молодые охотники, хорхары их оседлали. Это конечно не эльфы, у них взаимодействие с хорхарами хуже, но всё равно, они молодые, сильные, и их больше десятка. Тебе нужно пройти сквозь них. Главное, чтобы они не догадались, что ты несёшь важный груз, иначе накинутся все сразу. У тебя сердца как упакованы?»

— «Лежат в рюкзаке в Сумке путешественника».

— «Да, продвинутые нынче ученики магов».

Ещё помолчали.

— «Вот, собственно, и всё, что я тебе мог сказать. Отдохни, и завтра с утра пробуй прорваться»

— «А хорхары ночью хорошо видят?»

— «Лучше, чем люди, а что ты хочешь? Ты сам, если воспользуешься магией, а потом включишь подавитель, сразу ослепнешь».

— «А если мне дали умение Совиного глаза?»

— «Это не важно, умение, оно на основе плетения. Только ты его не делаешь, но это всё равно магия, так что не мудри, иди днём!»

Ну, вот, проинструктирован до слёз, выбрит до синевы, пьян до… это опять меня на хи-хи потянуло. Нервы, однако. Пошёл ужинать и спать.

Ночь прошла спокойно, и утром я тронулся к куполу. Правда, сделал три амулета с подавителями магии. Проверил, не повлияют ли они друг на друга. Нет, не влияют. Тут нужно будет разбираться. Подавитель магии это тоже магический амулет, как так получается, что он сам на себя не влияет. Он магическим действием подавляет магию. Абсурд, или нет? Ладно, это не сейчас.

Плащ у меня длинный с капюшоном и с рукавами. С капюшоном не очень удобно, при повороте головы он обзор закрывает. Поэтому я его перевязал плотной лентой на лбу и на шее, теперь не заслоняет обзор. Рюкзак у меня снаружи плаща, и у него есть два кармана, которые не Сумки путешественника, а просто карманы из ткани. Туда я положил два подавителя магии. Один включил сразу при спуске в долину, второй — когда подошёл к куполу.

Задержался на два вдоха, приготовил и меч, и дагу, и шагнув в поверхность купола, сразу ушел в кувырок вправо. Так одного знакомого учил учитель фехтования, все ожидают, что, если ты уходишь от удара шагами, ты будешь уходить вправо, а, если уходишь кувырком, то кувырок будешь делать влево. А мы делаем наоборот.

Сразу за куполом меня ждали несколько разумных. Знаете, что меня спасло? Сам я это понял уже позже. Дело в том, что хорхары всегда были наездниками эльфов, а те всегда хорошие мечники. Гудвин их тут держит больше пятисот лет, и многие эльфы — носители умерли от старости. Когда хорхары пересели на тех охотников, которые сюда забредали, они пытались по-прежнему в качестве личного оружия использовать шпаги. А охотники ими владеют неважно.

Вот по этой причине мне удалось вырваться из кольца встречающих. Правда, пару раз меня достали, но шкуры зурганов меня спасли. А дальше начался «цирк с акробатами». Я убегал от старых эльфов, которые еле ходили, но, при этом, всё ещё прекрасно фехтовали. Потом меня догоняли молодые охотники, которые были налегке, но фехтовали очень слабо. Я ранил, выводил из строя двух — трёх охотников, остальные отбегали, а я бежал в сторону центра долины. Довольно скоро враги поняли, что я стремлюсь попасть к Гудвину, и их действия стали более обдуманными. Мне приходилось отступать, забегать с другой стороны. Через достаточно большой промежуток времени оказалось, что я вывел из строя практически всех молодых врагов, кто мог быстро бегать. Тогда оставшиеся на ногах старые эльфы заняли круговую оборону вокруг хрустальной башни, в которой находился Гудвин.

Я остановился передохнуть, наступила патовая ситуация. Они стоят на месте, за мной никто не гонится, но мне, чтобы прорваться, надо вступить в поединок на мечах, а тут они на меня навалятся толпой. И вдруг мне на затылок кто-то прыгнул. Оказалось, что пара стариков, которые уже и в общую шеренгу не вставали, придумали следующее. Они брали на руки свободного от носителя хорхара, и бросали его на меня, в надежде, что он сумеет зацепиться и внедриться в меня. Но плотная шкура зурганов не оставила шансов этим летунам, они скатывались с меня на землю и замирали там беспомощные. Ходили они с большим трудом на своих рудиментарных ножках, да ещё после падения с высоты моего тела, им было не сладко. А этих маленьких уродцев вокруг было много.

И тут я решился на то, чего в других условиях не сделал бы. Я быстро убрал оружие. Потом начал хватать хорхаров с земли, скамеек, из любых мест, где видел их, и стал с силой швырять их в тех эльфов, которые преграждали мне путь. Наверное, от такого обращения хорхары умирали или калечились. Все вокруг заголосили, мне некогда было слушать, что там они кричат. А я с силой швырял эти маленькие тельца в стоящих передо мной эльфов и орал:

— С дороги! Я их всех поубиваю! С дороги!

Не хочу представлять себя на месте этих существ. В данный момент я по отношению к ним был как палач, как дикий варвар, стремящийся убить многих их соплеменников! Наверное! Но, всего несколько минут назад, эти их соплеменники пытались внедриться в мой затылок и стать моим наездником. Они паразиты, в самом мерзком значении этого слова. Поэтому жалости от меня они не дождутся.

Но вот несколько эльфов отошли в стороны, и я рванул сквозь их строй, меня при этом попытались достать, но от уколов я увернулся, а резы мне были не страшны, шкуры магически изменённых зверей меня защитили.

Я прорвался!

Подбежал к хрустальной башне, в стене открылся проход, и я туда нырнул.

— Парень, ты молодец, я и предположить не мог, что тебе окажут столь мощное сопротивление. Но ты прорвался, это главное! Расскажи о себе. Кто ты, откуда.

— Уважаемый Гудвин, или Ваше Могущество, я жутко устал, даже языком тяжело ворочать. Вы ведь великий волшебник. Просто посмотрите мою память.

— Ты отключи подавители магии.

Я это сделал, старик наложил руки мне на голову, и через несколько минут тяжело вздохнул.

— Странник, значит. Из мира без магии, а как прекрасно приспособился! Просто молодец! А теперь, давай вместе со мной геройски погибнем!

— Если можно, я пешком постою. Это у нас так говорят, в ответ на глупость. Я мечтал сделать всё возможное, чтобы Мия была счастлива. А после смерти уже ничего не сделаешь.

— Действительно жаль невесту вдовой оставлять! Но тут всё очень обострилось. Видишь? — он повёл рукой и стены башни стали прозрачными.

А за стенами творились страшные вещи. Все, кто мог ходить, таскали тельца хорхаров, и их было очень много, наверное, несколько тысяч. Их всех размещали вокруг башни.

— Блин, в вулкан бы их всех сбросить! — это я размечтался.

— Хорошо, что они раньше не додумались до такого. Если они все ударят одновременно, они меня убьют. Я уже слаб, а они сильные менталисты. У нас с тобой единственный шанс, это убить их всех прямо сейчас, пока они ещё не образовали замкнутый круг. Но мне четырёх камней не хватит, извини парень, но раз уж взялся планету спасать, надо идти до конца.

Жаль, много чего жаль, жаль, что мало пожил и мало сделал, жаль коня, который остался в предгорьях и, наверное, без меня погибнет, жаль матушку, очень жаль, что Мия будет переживать.

Я подал Старому волшебнику узелок с четырьмя камнями, расстегнул камзол и рубашку, заголил правую сторону груди.

— Вот здесь, под ключицей.

— А как же ты без магии жить будешь? Да, достойные ученики растут, — произнёс старый маг, и дикая боль пронзила моё тело.

Что-то мокрое и тёплое ползало по моему лицу. С огромным трудом открыл глаза. Это Батыр лижет моё лицо, чем и привёл меня в сознание. А я умираю, я вижу огромную дыру или яму в моём теле. Крови, правда, нет, но торчат кости, какие-то жилы, куски мяса. Больно ли мне? Представьте себе, что вам какой-нибудь орган вырвали, не вырезали, а просто вырвали и без всякого наркоза. Боль такая, что сознание просто куда-то отодвинулось, иначе я бы сошёл с ума.

И ради чего всё это? Ах, да меня попросила красивая женщина, всё из-за них, женщин. Внутри своего сознания кричу:

— «Мария! Ты меня слышишь!»

— «Я не Мария, я Роза».

— «Мне уже всё равно. Планету освободили. Дед погиб, я тоже сейчас сдохну!»

— «Нет! Нет! Где вы? Кто-нибудь рядом есть?»

— «Рядом Батыр, мой конь и мы в предгорьях, в зелёной долине треугольником», — и я отключился.

Сознание выплывало из тумана, сильно болела голова. Блин, кость, а так болит! А если были бы мозги, наверное, воспаление было бы?

Кто-то обтирает мне лицо, опять Батыр? Пытаюсь открыть глаза. С трудом их приоткрываю, они сами закрываются и слезятся от яркого света.

— Больной, вставайте, вам пора на укол! — молодой звонкий голос.

— Какой укол он еле живой? — это матушка в панике.

— Не бойтесь, это у нас с ним свой разговор, он меня отлично понял!

— Здравствуйте Роза, — еле слышно шепчу, весело и громко не получается.

Но меня услышали. Начинается какая-то суета. Обтирание, меня поят какой-то кислятиной, притеняют окно, и я могу приоткрыть глаза.

— А как вы узнали, что это я, вы ведь не видели меня раньше?

— У нас в семье никто не язвит, никто и никогда, ага!

На это утверждение Роза весело смеётся, настолько заразительно, что и матушка улыбается, хотя шутки не поняла.

— Роза, а Гудвин точно умер? — видя непонимание на лицах присутствующих, добавляю.

— Тот старый волшебник, маг, который закрыл планету.

— Недалеко от того места, где тебя нашли в горах была обнаружена странная аномалия. Целая долина превратилась в озеро расплавленного камня. Когда оно остыло, на каменной стене над озером была обнаружена надпись большими буквами: «ГВУ». Что это значит?

— Гудвин, Великий и Ужасный. Разумный, который спас мир от хорхаров и, ради этого, сидел с ними вместе в той долине пятьсот лет, представляешь? Это великий подвиг. Я требую, чтобы ему там поставили памятник. Образ старика возьми из моей памяти, а сюжет памятника придумаете с сестрой.

— Всё-то вы знаете, Михаил Александрович.

— Нет, я всего лишь ученик Гудвина, Мики ля Витур, который остался без магии.

— Я уверена, что вы поправитесь.

— Эх, Роза, я был почти волшебником, а теперь, в лучшем случае, маг с заёмным источником.

— Ой, Михаил Александрович, вы не прибедняйтесь, а то я своего папу не знаю! Ещё всю планету на уши поставите. Вы только в Марию не влюбляйтесь, у вас замечательная невеста, её и любите. А то, знаю я вас, Александровичей!

— Тогда пусть ваша мама сюда не приезжает.

— Даже так? Ох, как у вас всё сложно!

— Вещие сны, это такая штука, непредсказуемая.

— Ладно, мне пора. У вас, конечно, повреждены энергоканалы, они же все были завязаны на то, что удалили. Нужно время, чтобы они снова проросли и соединились в единую систему. Просто нужно подождать полгода, год. Поживите без подвигов, или тоже не умеете?

— Да мы, даже, крестиком …

— Знаю, знаю, но мне действительно пора, выздоравливайте.

Она целует меня в щеку и уходит. Матушка поит меня каким-то травяным настоем, и я снова засыпаю.

Постельный режим я соблюдал целую неделю. Я, конечно, пытался вставать, но была такая сильная слабость, что сразу кружилась голова, и, чтобы не упасть, приходилось ложиться обратно на кровать.

Если даже магия целителей той высокоразвитой цивилизации, от которой приходила Роза, не может меня быстро восстановить, значит, повреждения организма имеют глубинный характер. Роза сказала подождать полгода. И что же будет через полгода? Я полностью восстановлюсь, за исключением того, что во мне не будет Сердца Виверны? Или я буду просто физически здоров?

Через неделю я стал вставать с кровати, и тихонечко выходить в парк перед домом. Как старый и больной дед. Даже на Земле, в свои семьдесят лет, я не чувствовал себя таким немощным!

Ни о каком магическом оперировании речь вообще не шла! Я абсолютно не имел магических сил, магическое зрение отсутствовало, Комп не отзывался, ни каких умений, переданных мне Марией, я не ощущал, и не мог ими пользоваться. Проще говоря, я перестал быть одарённым. Обыкновенный неодарённый человек. Конечно, миллионы разумных так и живут, но кто уже вкусил возможность повелевать магическими энергиями, для него это как смерть. Это хуже, чем здоровому человеку ослепнуть.

Тем не менее, говорят, что надежда умирает последней, вот только на надежду и все мои упования. Всё, что я знаю про Розу, а она не только сильный маг, но и немного ясновидящая, позволяет мне надеяться, что через полгода что-то для меня изменится. Мои раздумья прерываются самым неожиданным образом. Что-то мокрое и горячее коснулось моего уха. Рефлексы сработали, и я попытался кувырком уйти в сторону. Но реально, я просто свалился со скамейки, на которой сидел. А над скамейкой вижу головы Батыра, который никак не поймёт, что с его хозяином, почему он не седлает его, Батыра, и не несётся навстречу новым проблемам.

Наверно, слугам для разговоров хватаем тем, ведь каждый день сын хозяйки, молодой виконт, гуляет по парку вместе со своим конём, что-то рассказывает ему, иногда жестикулируя при этом. Конь без всякой узды идёт рядом с хозяином, кажется, что он внимательно слушает хозяина, кивает на его слова. Потом я начал седлать коня и делать пробные выезды.

Матушка охала и ахала, просила подождать ещё месяц, не спешить, а у меня уже всякое терпение заканчивалось, и я почти украдкой, пробовал выезжать на коне в поле. Батыр рвался в галоп, но мне такая тряска была пока противопоказана. Поэтому вначале ездил только шагом, потом потихоньку стал переходить на рысь. Одним словом, выздоравливал и возвращал себе физическую форму я очень медленно. Параллельно с началом конных выездов, начал брать в руки тренировочную шпагу.

Серая Молния и Серый Ветер, мои меч и дага, остались при мне, когда Гудвин телепортировал меня к моему коню. Теперь они лежали на столе в моей комнате. Пока я не буду в состоянии нормально фехтовать, таскать их на поясе, это только народ смешить.

В таких попытках постепенного наращивания интенсивности занятия, в том числе и тренировок по рукопашному бою, правда, только как бой с тенью, прошёл ещё один месяц. Вот теперь я уже уверенно скачу на коне, сражаюсь на мечах, и, даже на полуторных мечах — бастардах. Попросил Луи вызвать Арнольда и рассказал им, как я добирался до места встречи с древним магом. Попросил сопроводить меня в те края.

Мы заказали специальные пики, с очень острыми четырёхгранными наконечниками. Я ведь помню, что мечи воинов не могли проколоть шкуру зурганов, а мужицкие вилы с тонкими штырями — пробивали. Наконечники заканчивались небольшой перекладиной с небольшим крюком, чтобы пику можно было использовать как багор. А перекладина не даст зверю насадиться на пику слишком далеко и дотянуться до охотника.

И вот мы в пути. На этот раз у меня нет моих магических Сумок путешественника, поэтому у нас две лошади под вьюками, и их ведут в поводу Луи и Арнольд. Снова заехали в Вальдбург и остановились в трактире «Старый Топор». Узнал ли меня трактирщик или нет, но виду он не подал, а мне от него ничего не было нужно, поэтому, демонстрировать наше знакомство я тоже не стал. Через четыре дня мы были в деревне, принадлежащей молодому барону Питеру ля Ласену. Спросил у хозяина постоялого двора, как дела у барона. У него было всё хорошо. У них с женой двое детей, я-то знаю, что это приёмные дети, она в положении, ждут третьего. Ну и славненько. Показываться им на глаза я посчитал неразумным, и утром мы поехали дальше. Ещё через четыре дня мы были в Серебрянске. Переночевали в трактире, запаслись продуктами и двинулись в сторону гор. Ещё два дня дороги и мы в треугольной долине, где я оставлял Батыра. Нашли удобное место для стоянки: есть ручеёк, много зелёной травы, и, за лесочком, это место не видно из других мест долины. Как и было договорено ранее, Арнольда оставили здесь с лошадьми, а сами двинулись в горы.

В этот раз, а чётко представлял себе, куда нам надо попасть, и выбирал наиболее легкопроходимую и безопасную дорогу. Долину, ловушку с зурганами, мы обошли стороной и на второй день вышли к бывшей долине под куполом.

Старый маг очень рационально использовал энергию тех пяти сердец Виверны, что взял у меня. Очевидно, он использовал то плетение, которое я теперь называю «Домна», а древние использовали для обеззараживания инфицированной местности. Он накрыл этим плетением территорию чуть больше, чем занимала долина под куполом, тем самым исключил возможность, для кого-либо, выскочить за пределы действия этой «бактерицидной лампы». То, что он сам остался в этой зоне, у меня иногда вызывало сомнения. Нет, я не сомневаюсь в мужестве старого мага, и его способности пойти на самопожертвование. Так наши бойцы подрывали себя вместе с окружившими их фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной Войны, так поступали наши ребята в Афганистане и Чечне. Дед запросто мог пойти на такой шаг. Но у меня есть одно сомнение. Держать эту «Домну» необходимо некоторое время, чтобы быть уверенным, что там, внутри, никто не сумел защититься магией, или закопаться в землю, нырнуть под воду. Две тысячи градусов, это аргумент, но он действует не мгновенно. Вспомните фильм «Терминатор» со Шварценеггером в главной роли, как он сам себя убивал, погружаясь в расплавленный металл. Это ведь не мгновенно происходило.

Так и здесь, вот смотрю я на то, что стало с этой долиной. Камни скал расплавились и заполнили чашу долины, а потом застыли ровной площадкой площадью в несколько квадратных километров. Вот чтобы камни так расплавились, что потекли потоком, как вода, нужно было эту температуру держать довольно долго, не одну — две минуты. А как старый маг мог удерживать такую температуру, находясь внутри этой зоны?

Мы с Луи вышли на этот «плац». Огромная площадь, ровная, словно она заасфальтирована, но это не асфальт, а застывшие камни, как будто сюда излился вулкан. Кстати, а что я знаю про умения Гудвина? Может он и не «Домну» использовал, а вызвал извержение вулканической лавы на ограниченной площади?

Да, в общем-то, и неважно, что он использовал, просто мне очень хочется, чтобы он остался жив. Только вот вряд ли.

Мы поднялись на один край этой площади, а в противоположной стороне, под скалой виднеется какое-то сооружение. На самой скале крупными буквами, высотой метров по шесть, были выплавлены три буквы: «ГВУ». А под скалой стояла хрустальная часовня. По крайней мере, она выглядела, как хрустальная. На четырёх колоннах был установлен купол с остроконечным шпилем. Внутри этой часовни стояли две скульптуры. Молодой воин, в разорванной на груди рубахе, вырвал собственное сердце, и протянул его старцу. Старец, в одеждах древнего мага, держал в поднятой руке четыре сияющих шара, и протягивал руку за пылающим сердцем молодого воина. На мемориальной доске, закреплённой рядом, на языке Древних было написано: «Здесь приняли последний бой с врагами всех разумных — хорхарами — волшебник Гудвин, Великий и Ужасный, и его ученик Мики ля Витур». Ниже тот же текст был написан мелким шрифтом на современном языке этого мира. Я постарался загородить от Луи нижнюю часть текста, перевёл ему ту часть, где говорилось про древнего мага, и мы пошли в обратный путь. Уже уходя, я, поддавшись какому-то интуитивному позыву, погладил рукой часть скульптуры, изображавшую сердце молодого воина. При этом меня словно пронзила какая-то молния, и мне стало как-то нехорошо, головокружение, и тошнота, как будто у меня опять сотрясение мозга. Не чему там сотрясаться! Был бы мозг, не стал бы я хвататься за неизвестно что! Пока дошли до края площади, меня отпустило, снова стал чувствовать себя нормально. Мы постояли на краю, стараясь запечатлеть в памяти, всё то, что мы тут видели, и мы стали спускаться в долину. В середине следующего дня мы попали в объятия Арнольда. Он накормил нас кашей, и потребовал подробный рассказ. Я предложил Луи отдуваться за двоих, а сам забрался в шатёр и проспал до следующего утра. Утром мы выдвинулись вверх по долине к той скале, где я прятал свои вещи. Они были в целостности, и, загрузив откопанные чересседельные сумки на Батыра, я скомандовал возвращение. Через неделю мы въезжали в нашу усадьбу. Поскольку перед отъездом Арнольд привёз жену сюда, нас встречали матушка и Розана. И только тут я заметил, что они обе в положении, то есть ждут детей.

Будучи в состоянии некоторого абстрагирования от всех своих проблем, но, радуясь тому, что мои близкие люди устроили свою жизнь, и скоро будут совсем счастливы в своих семьях, я вытащил из своей чересседельной сумки две шкуры зурганов и протянул их женщинам.

— Матушка, Розана, правильно ли я понимаю, что в обеих семьях ожидается пополнение.

Обе женщины мило покраснели. Ну ладно матушка краснеет, она старше, обычно в таком возрасте уже ждут внуков, а не детей, а Розане что краснеть?

— Мы вам привезли гостинцы от старого мага. От всей души поздравляю вас, и желаю здоровья вам, и будущим детям. Примите от меня в подарок вот эти шкурки, сшейте из них тёплые накидки с учётом того, что к наступлению холодной погоды вы обе ещё поправитесь, пополнеете. А эти шкуры они хорошо влияют на здоровье, так что не храните их в сундуках, а обязательно носите.

Что тут началось! Арнольд понял, что это за шкуры, и описал их свойства, а заодно и цену в двести золотых за каждую. Женщины начали отказываться, мол, у тебя будет невеста, вот ей и подаришь! Я стоял, улыбался и просто смотрел на них. Да, это не купец Ферор Долина, тот бы отказываться не стал! Как хорошо, среди родных и близких!

— Мики, ты нас не слушаешь! Ты хоть слышишь, что мы тебе говорим?

— Матушка, конечно, я слышу, а вы слышали, что я сказал? Я сказал, что это подарок вам и будущим детям. Давайте накрывайте на стол только не сразу, через час. Мы с мужчинами, поставим коней, умоемся с дороги, приведём себя в порядок, и выйдем к столу. А там вы нас будете пытать и мучать расспросами. А пока готовьте еду, вино, и свои вопросы.

В усадьбе был конюх, но мы ему отдали только вьючных лошадей, а своих коней мыли и ставили в конюшню сами. После этого, мы все трое помылись в моечной. Это здесь что-то типа бани, только, без парилки. И, наконец, чистые, довольные, хотя и уставшие, мы вышли к столу. Женщины расстарались, и стол был накрыт, как к большому празднику.

— Мужики, вам напиваться нельзя, у вас жены, они ждут нежности и ласки, а вот я могу нажраться до состояния «встречаемся под столом»!

Все дружно посмеялись, и действительно, мужчины «притормаживали» употребление вина, а мне добросовестно подливали в мой бокал. Я уже основательно захмелел, и меня отправили спать. А за столом, Луи живописно рассказывал о том, что мы видели на Площади Великого Гудвина. А что, мне это название тоже понравилось. Теперь везде буду говорить эту фразу, а если придётся, то и напишу. Пусть это название закрепится в умах людей, что Гудвин был Великим. И не надо напоминать, что для кое-кого он был ещё и Ужасным.

Когда я стал уже засыпать, меня пронзила мысль. Как там я раньше говорил: «Мысль ударила в голову. От удара я потерял сознание». На это раз от такого удара я протрезвел. Дело в том, что я достал шкуры из Сумки путешественника. Человек, полностью лишённый магического дара, этого сделать не может по определению, потому, что, при преобразовании размеров и массы предметов при извлечении их из Сумки, нужно потратить магическую энергию.

Попытался увидеть свой источник, нет, не вижу. Внутренние накопители, тоже не вижу. Встал, достал из студенческой котомки накопитель в виде перстня, нет, не вижу я в нём магическую энергию. Стоп! А как я его достал, моя студенческая котомка, это же тоже Сумка путешественника? Нет не понятно!

В мире Земли была такая шутка: «Сам себя не похвалишь, никто не похвалит. Так и ходишь, как оплёванный». А ещё я был «не совсем трезв», поэтому я очень уверенно признал за собой всякие выдающиеся заслуги, и решил их обсудить с достойным человеком. А кто у нас достойный, это только богини! Ну, или те, кто к ним приближается.

Короче говоря, лёг я на кровать и мысленно обратился в астрал. Эх, как меня пьяного понесло. Я ведь и значения этого слова толком не знаю, а туда же.

— «Уважаемая Роза! Если вы сейчас не спите, и не очень заняты, не могли бы вы пообщаться с нетрезвым героем?»

— «Не люблю нетрезвых! Но пока кормлю ребёнка, могу и пообщаться», — потом добавила.

— «А с чего вдруг вы напились, что за причина? Князь, вот, у нас никогда не напивается!»

— «Да, много тут всего, но это не попытка от проблем спрятаться, нет! Просто трезвый я бы постеснялся вас беспокоить! Понимаете, Роза я видел памятник, на Площади Великого Гудвина»

— «Как вы сказали, где?»

— «Занесите во все каталоги, это официальное название: Площадь Великого Гудвина. Я так решил!»

— «Ага! Вот, уже чувствую родную кровь!»

— «Роза, а человек может жить с вырванным сердцем?»

— «Нет, конечно, а к чему вопрос?»

— «Вы на памятнике вырвали сердце у Мики ля Витура. Он умер! Герой, не герой, но умер! Значит мне нужно другое имя. Например, Майкл фон Гудвин, или фон Штирлиц. Или, скажите, а как будет великий на вашем языке?»

— «Вас устроит имя Майкл ля Грандук? С одного из языков, это вроде как великий князь или великий герцог».

— «Устроит, конечно. Только как мне это имя закрепить? Не хотелось бы с таким именем стать простолюдином. Лучше графом или маркизом, пусть и безземельным. Роза, я шучу! Вполне готов остаться виконтом».

— «Это я Марию попрошу, она с вашими королями запросто общается».

Полежал, я полежал, и мой пьяный мозг родил интересную мысль. Попытался воззвать к Светлому, но он на связь не вышел.

Утром я сидел на кухне, кухарка отпаивала меня какой-то кислятиной, то ли соком квашеной капусты, хотя её здесь нет в таком виде как на Земле, то ли ещё чем-то подобным. Хорошо быть аристократом все о тебе заботятся! Пью я эту кислятину, и вспоминаю ночной разговор, и неудавшийся контакт со Светлым. Надо ехать в город, ближайший храм там. Матушка меня одного не отпустила, деточка ещё не выздоровел, поэтому поехали всей компанией. Коней и кареты оставили на постоялом дворе, и все пошли в храм Светлого, так как все давненько не были в нём.

Как там родственники общаются с божеством, я не знаю, а я подошёл к алтарному камню, и когда он освободился, положил на него обе ладони.

— «О, Светлый, ответь недостойному, давно ты не снисходил до беседы со мной несчастным».

— «Ну, чего тебе, опять ты священниками недоволен?»

— «Нет! На этот раз просто хочу проинформировать. Я помогал одному древнему магу уничтожить хорхаров. Он, кажется, совсем погиб, и я пострадал. Я там магию потерял. Вот маги из одной вышей цивилизации, мне немного помогают, они для нашего мира, почти как боги. Должна прибыть одна дама, очень красивая. Просто предупредить хочу, дама очень красивая и гордая, зовут Мария Ивановна. Чтобы ты в курсе был».

— «А в горах катаклизм был, это вы там хулиганили?»

— «Так я только источники энергии принёс. А ту Площадь Великого Гудвина он и сделал, а всех хорхаров, можно сказать, в асфальт закатал».

— «Да уж, даже меня напугали, я думал, что вулкан просмотрел!» — и добавил:

— «Так что ты от меня-то хочешь?»

— «Я ведь не знаю, как вы с ними общаетесь! Информацию дал, а советы давать не могу».

— «О, великий Мики, неужели в тебе скромность прорезалась?»

— «Я вот, уже скоро, и не Мики буду!»

— «Ну-ка, ну-ка? Дай-ка я к тебе в голову загляну. Ух, ты. Да, хорошо, что предупредил. А ты у нас ещё и Странник, оказывается?»

— «Вы всем-то не рассказывайте, тем более что я магию потерял!»

— «А-а, найдётся. Слышь, Странник, если случиться такое, встретишь Сияющего, привет передавай!»

Сияющий, это божество на той планете, где живёт мой информационный или духовный родственник, князь, и его жены и дети. Вышел я из храма, и решил, что больше напиваться не буду. Вот второй раз в этом мире напиваюсь, и оба раза последствия близки к катастрофическим.

Примерно в это же время во дворце короля.

— Ваше Величество! Жуткие новости!

— Джулиан, ну чего ты опять панику разводишь? Опять какого-нибудь Гудвина встретил во дворце? — королева изволит шутить.

— Ваше величество, мне передали информацию из Серебрянска, который на севере в горах. Там была жуткая битва волшебников. Камни плавились и текли как вода. Потом там застыло огромное каменное поле, ровное, гладкое, как замёрзшее озеро. А на том поле кто-то построил хрустальную часовню, и в ней памятник Великому Древнему Магу, и молодому охотнику, который вырвал своё сердце, и отдал его магу, как источник магической силы. Получается, легенда о Гудвине, Великом и Ужасном получила своё завершение. Только как бы узнать, кто тот парень? Не этого ли молодого человека я встретил в вашем дворце?

— Джулиан, я поговорю с мужем и сыном, может им что известно?

— Очень Вас прошу, Ваше Величество, если что-то станет известно, расскажите мне. Для меня это важно!

Королева беседует с мужем и сыном.

— А почему вы, уважаемые государственные мужи, не соизволите меня, глупую женщину, проинформировать, что за мифические битвы происходят в нашем королевстве?

— Мама, ну это всё не стоит вашего внимания. Да, была битва сильных магов, остались какие-то непонятные следы. То, что рассказывают местные охотники, похоже на бред. Я послал экспедицию, приедут — доложат подробно. Я представлю доклад королю, а он уж поделится с вами. Ладно, побегу, что-то из Академии опять тревожные новости, ещё и моя дочь там как-то отметилась. Надо разбираться.

После ухода наследника король помолчал, потом сказал.

— То, что рассказывают охотники, это не бред. Просто, наш сын не хочет верить в то, что Древние Маги были во много раз сильнее нынешних. То, что тебе рассказал Джулиан подтверждено и по моим каналам. И там всплыло имя друга нашей Мии. Может совпадение, а может, и нет. Он ведь пропал, после того, как его пытались убить на дуэли. Помнишь ту историю, когда герцог фон Мюлэр пытался в чём-то обвинять, то нашего сына, то ректора Академии. А когда ректор представил полный отчёт о том, что происходило во время дуэли, он сразу уехал к себе в замок в свою провинцию.

— Мне никто не рассказывал подробностей, а что там случилось?

— На этого парня устроили тройное покушение. По нему стреляли из арбалетов, это во время поединка! А он не стал сражаться и попытался выйти с арены. Тогда по нему применили два запрещённых плетения, причем одно было просто смертельное, а второе, мерзость страшная, это Серая Гниль. Наша внучка бросилась к нему на помощь, а он дал команду Лизе, чтобы она её не пустила. Та команду выполнила, теперь Мия с Лизой разговаривать не хочет. Когда он крикнул, что у них на арене Серая Гниль, судьи закрыли арену полным куполом. И что там происходило, никто не видел. Когда открыли арену, там были остатки какого-то тела. А второго тела или живого дуэлянта так и не нашли. Вот герцог и взбесился, это ведь его сын вызвал парня на поединок, и этого сына больше никто не видел. А с парнем беседовал наш сын, и пришёл страшно злой. Парень ему прямым текстом заявил, что мы, королевская власть, не хотим наводить порядок в королевстве, а отделываемся мелкими улучшениями на отдельных участках. А потом он просто исчез. А сейчас на памятнике, там, в горах, написано его имя. Я внучке пока не говорил, и боюсь говорить.

Глава 13. Любовь и магия

Этого разговора я также не мог слышать.

В королевском храме Светлого открылся портал. Из него вышла ослепительно красивая женщина, и, подойдя к портальному камню, влила в него много магической энергии.

— Уважаемый Светлый, не могли бы вы проявить себя, не очень удобно разговаривать с каменным истуканом.

Из скульптуры Светлого выплыл туманный силуэт, повторяющий общие обводы скульптуры. Только у этого призрака двигались и руки, и ноги, и голос звучал не из-под потолка, а непосредственно от него.

— Здравствуйте, уважаемая Мария Ивановна. Чем могу быть полезен столь прекрасной магессе?

— Что, он у вас уже побывал, и всё разболтал?

— У меня действительно был Мики ля Витур. И он предупредил, что возможен ваш визит. А что он должен был разболтать?

— Может, и не разболтал? Понимаете, у нас перед этим человеком долг, и мы хотели бы ему помочь!

— Позвольте уточнить, у вас, это у кого? И перед кем долг, перед Странником, или его местным воплощением?

— Вы умеете спрашивать! Долг у нашей цивилизации. А перед кем? Странник, это житель очень далёкого не магического мира. Мы вышли на него чисто случайно. Но он уже дважды нам помог. Местное воплощение, это его сознание в теле местного жителя, то есть, можно считать, что это он сам.

— Получается что целая могучая цивилизация в долгу перед простым смертным?

— Да, так и получается. Он оказался наделён такими качествами, что другие не справились, а он справился.

— И что же вы хотите от меня?

— Я хочу вас попросить сделать следующее.

Они обсудили план совместных действий.

— Огромное спасибо вам, Светлый, за содействие. В качестве благодарности выдам вам секрет Сияющего. Они с дочерью проделали такую хитрость. Его дочь в нужный момент вселилась в тело женщины, жены нашего помощника, и энергетическая сущность божества попала в зачатого ребёнка. Теперь ребёнок уже подрос, и Сияющий, когда ему скучно, смотрит на мир глазами этого ребёнка. А скоро мальчик станет мужчиной, и тогда Сияющий будет развлекаться по полной программе.

— У меня нет дочери, но посыл я принял, подумаю. Спасибо за идею!

Мария Ивановна вошла в портал, и он закрылся.

Когда через неделю в храм пришла молодая принцесса, и привычно произнесла слова молитвы, чтобы Мики был жив, чтобы ему повезло, чтобы он вернулся к ней, её молитву вдруг прервал голос под потолком.

— Всё будет нормально с твоим парнем, он пострадал, потерял магию, но по-прежнему тебя любит. Ты помирись со своей подругой телохранительницей, ко мне пришли своего деда, а вскоре и с парнем увидишься.

Сказать, что Мия была в шоке, этого явно мало. С тех пор как пропал Мики, она ходила в храм просто по инерции. И вот Светлый сам обратился к ней.

— Деда, он так и сказал, ко мне пришли своего деда. Пойдём, сходим. Он сказал, что с Мики всё будет нормально, только он магию потерял.

— Магию? Так он не сердце вырвал из груди, а источник магии!

— Деда, ты это о чём? Как это вырвал из груди?

И дед рассказал внучке всё, что знал о виконте Мики ля Витур, о легендах, о памятнике, на каменном поле в горах. В храм он пошёл один, без внучки. И пришёл оттуда, весь озадаченный и озабоченный. Потом во дворце началась суета. Итогом суеты стало издание нескольких королевских указов и одного приказа.

А Мия стояла перед Лизой с опущенными глазами.

— Мне Светлый приказал помириться с тобой.

— А ты сама хочешь этого?

— Я понимаю, что была неправа, но не могу простить то, что ты не пустила меня к нему, когда ему нужна была помощь.

— Понимаешь, Мия, был такой момент, когда я была на твоей стороне, я считала, что мы должны быть рядом с ним, если у него проблемы. Я ему сказала, что это хорошо, когда рядом есть плечо друга. Знаешь, что он сказал? Говорит, плечо друга, это здорово, а любимая девушка на плече, это немного другое. И я поняла его мысль, когда уносила тебя от арены, на которую нельзя было заходить, там была Серая Гниль. А потом, когда он сумел оттуда выбраться, я подумала, а смог бы он это сделать, если бы ещё и тебя на плече тащить надо было? Понимаешь, сочувствие, это хорошо, а вот вмешиваться в дела другого человека, когда он этого не хочет, это недопустимо. Даже если тебе кажется, что ты сто раз права. Если он действительно потерял магию, вот тут, возможно, ему и понадобится наша помощь. Но только не нужно её навязывать против его желания. Будешь так делать, ты его потеряешь.

Потом Лизу вызвали к королю и долго инструктировали.

— Мия, я еду к родителям Мики. Я везу им указ короля.

— Я с тобой, может, хоть что-то узнаю.

Уже позже в пути, в карете, Лиз заявила.

— Я не стала тебя отговаривать от этой поездки. Но сейчас ты мне дашь клятву, что сделаешь всё, как я тебе скажу. Если нет, мы поворачиваем назад. Главное условие клятвы, ты не будешь бросаться Мики в объятия, а будешь вести себя важно, и даже чопорно, как и подобает принцессе. И в начале встречи, не пожирай его глазами. Потом у вас будет возможность объясниться, это я тебе обещаю.

К нам в усадьбы приехала какая-то важная делегация. Я даже не пошёл их встречать, есть граф, пусть он и встречает. Но потом меня вызвали в зал приёмов, так нашу гостиную называл наш новый мажордом. Когда я вошёл туда, я чуть не упал, в прямом смысле этого слова. За столом сидели Лиза и Мия. Обе были ужасно официальны, и не смотрели на меня. Неужели арест? И для этого прислали тех, кому я не буду оказывать сопротивления?

На негнущихся ногах подошёл к столу, сел, чуть не уронив стул. Матушка тут же захлопотала вокруг меня, объясняя гостям, что я ещё не вполне поправился после тяжёлого ранения.

Потом Лиза зачитывала какие-то указы короля, я их не слушал, в голове шумело всё сильнее, и билась одна единственная мысль, как они так обработали Мию, что она на меня даже смотреть не хочет. И не хватило ума задать себе простую мысль: «Какой идиот будет посылать принцессу, чтобы арестовать какого-то виконта?»

На этот раз в мою бедную головушку даже мысль не ударяла, потерял сознание без всяких ударов.

Когда я пришёл в себя, я лежал в своей постели, около меня сидела Розана, которая напоила меня травяным отваром и пошла за кем-то.

В комнату вошла Лиза.

— Уважаемый маркиз, вы сидели за столом, когда я зачитывала указ короля, но вид у вас был не очень хороший, поэтому позвольте я зачитаю его ещё раз.

И зачитала указ, согласно которому я становлюсь маркизом с именем Майкл ля Грандук. Маркизат включает три графства, наше, графство Противме, и ещё одно, графство Волтер, расположенное восточнее нашего. Эти два графства исключаются из герцогства Мюлэр, а наш маркизат включается в королевские владения.

Графство матушки и Луи награждается землями двух баронств. Это бывшее баронство Луи и баронство Арнольда. На усадьбе закрепляется мемориальная доска, на которой указывается, что граф магистр магии Томир ля Витур и виконт Мики ля Витур являются героями королевства. Я, как маркиз ля Грандук к этому отношения не имею, или имею только как сюзерен героев.

Это конечно просто замечательно для меня, ведь маркиз, это уже высшая аристократия. Даже если у меня не восстановится магия, я могу претендовать на руку принцессы. Только вот отношения с её папой у меня не очень хорошие.

— Лиза, всё это прекрасно, хотя я уверен, что маркизом быть ещё хуже, чем графом, и во много раз хуже, чем виконтом, у которого нет никаких владений. А ту ещё и работать надо. Вот, мудрая мысль, найди мне управляющего. Пусть Малиниш, рассорится с Артуром и идёт ко мне управляющим. Они же в этом году выпускаются.

— А если он согласится, ты не передумаешь.

— Зуб даю, это у меня самая страшная клятва!

— И ещё, Лиза, я попал в жуткое положение. Я был очень перспективным магом, графом, я считал, что любовь Мии ко мне, хотя бы её не унижает. А теперь я выжженный маг. Перспектив у меня никаких. Конечно, теперь я маркиз, но, можно считать, что без магии. Мия станет выдающейся магессой и она дочь будущего короля. Зачем я ей, у неё такие перспективы.

И вдруг слышу знакомый голос:

— Какой же ты идиот! На какого нечистого мне твои перспективы, мне нужен ты сам, понимаешь, сам!

И в моё поле зрения вплывает Мия.

— И кто эта Мария, в которую тебе не надо влюбляться.

Оп-па! Капец! Кто заложил? Если я тут пролежал сутки, то эти две магессы из матушки вытрясли каждую запятую и каждую буковку, кто что говорил, и так далее. И ещё один момент, если это сцена ревности, то, как всегда, два варианта. Или Мия готова меня оставить, и нужен просто повод для ссоры. Или же девушка продолжает меня любить несмотря ни на что, в этом случае нагрубить, оттолкнуть — это свинство.

— Да так, ещё одна богиня. Очень красивая, но она уже имеет троих детей и ей не до меня.

— Как детей? У богини, какие дети?

— Такие, которые писают и какают, которые и у нас с тобой будут.

— Я вот уже не уверена!

— Если ты меня не любишь, то конечно, детей заводить ни к чему. А если ты меня ревновать будешь к каждой богине, к каждой служанке, к каждой коллеге по работе, разве это любовь?

— Мики, твоё счастье, что ты болен, а то получил бы сейчас по физиономии.

— Ваше Высочество! А вы с кем сейчас разговариваете. Нам только что посланница короля зачитала, что Мики ля Витур погиб там, на Площади Великого Гудвина. А болеет здесь молодой маркиз Майкл ля Грандук. Он влюблён в вас, но только заочно. Ведь он вам даже не представлен!

— Лиза, забери меня отсюда, а то я его убью, а потом свадьбу не с кем играть будет.

— Я уверен, что у меня, Майкла ля Грандук, нет родителей. Сирота я. Приютившая меня графиня ля Витур, не стала бы возражать против моей женитьбы на такой красивой девушке. Но у девушки есть строгие родители, они вряд ли захотят связывать свою кровиночку с каким-то безвестным маркизом. Придётся вам Ваше Высочество ждать, пока я выздоровею, и приеду сватать вас, с вашего позволения.

— Это что предложение? Нет, я такое предложение не приемлю. Желаю, чтобы жених стоял на коленях, целовал мои руки и уговаривал меня, а я ещё подумаю.

— Вы, Ваше Величество, приходите ближе к ночи. Я и на колени встану, и ещё как-нибудь.

— Вы, маркиз, пошляк! Но не думайте, что вы так от меня отделаетесь. Я приду, так что не забудьте принять ванну! — и принцесса удалилась, гордо подняв голову.

— Лиза, что тебе говорит твой опыт и твоя интуиция? Этот маркизат, это попытка откупиться, чтобы я забыл про Мию, или же наоборот, меня поднимают, чтобы не было стыдно за нищего зятя?

— Король, Миин дедушка, тот не против тебя. Он доверяет Мии, считает, что если она тебя выбрала, то пусть так и будет. Бабушка, наверное, с ним заодно. А вот наследник морщится каждый раз, когда о тебе речь заходит. Его жена в политику не лезет, что дочери хорошо, то и ладно. А самый главный противник того, чтобы вы с Мией поженились, это, как ни странно, Артур.

— А тебе это кажется странным?

— Да! Это же элементарная неблагодарность!

— Лиза, вот скажи, как ты на такой работе сумела сохранить столь чистую душу? Понимаешь, именно поэтому! Артур, как и все дети высших аристократов с детства получал всё, что хочет, ему всегда все должны! А тут вдруг, долг у него. Короли страшно не любят быть в долгу. Те, кому они должны, долго не живут. Это общее правило во всех королевствах. Поэтому, не вздумай напоминать наследнику или Артуру, что я его спасал. И Мии объясни, что этого делать не надо. Причины придумай другие, но напоминать не надо.

Вечером Мия действительно пришла ко мне в комнату. Я встал передней на одно колено и торжественно просил её руки. Она дала согласие, потом свалила меня на кровать и потребовала доказать серьёзность моих намерений. Встали поздно, но нас никто не беспокоил. Когда мы вышли из спальни, нам тут же предложили завтрак, а когда мы сели за стол пришли Лиза и матушка.

— Дети, то, что вы вытворяли ночью, слышала вся прислуга. Мия, ты девушка уже взрослая, сама решаешь, что делать и кого любить. Тем более, что про вас, магесс, говорят, что вы на эти вопросы имеете другой взгляд, не как простые девушки. Я только прошу не забывать что Мики, то есть, Майкл, ещё не совсем здоров.

Мия густо покраснела. А я укоризненно сказал:

— Матушка, а нельзя было пропустить первую часть? Да, мы с Мией живём как муж и жена. И это не потому, что мы маги, а потому, что мы любим друг друга. До окончания Академии мы не можем официально заключить брак, такие правила в Академии. Руководству Академии просто так удобнее, зачем им возиться с беременными студентками? Проще запретить. А потом распускать слухи, что магессы все развратные, — потом добавил.

— Ты мне вот что скажи. Теперь по документам мы даже не родственники. Кстати, это значит, что тебе нужно не просто родить, а родить наследника! Но я не об этом. Скажи, а как мне свататься, если у меня родственников нет?

— У тебя есть хорошие знакомые с высокими титулами? Вот их и проси. Конечно, им потом нужно хорошие подарки сделать, они ведь должны за тебя поручиться. Но это обычная практика, когда у жениха титул ниже, чем у невесты.

— Да, проблема! Лиза, ты у нас аналитик, и круг моих знакомых знаешь хорошо, подумай, потом подскажешь.

Ещё две ночи мы провели вместе с Мией, а потом они уехали. Утром, при их отъезде Матушка и Розана вышли их провожать, накинув на плечи накидки из шкур зурганов. Увидев это, я попросил девушек подождать минутку, сбегал к себе в комнату и вынес ещё две шкуры.

— Милые девушки! Мия — моя невеста, этим всё сказано. А ты, Лиза, и друг, и телохранитель, и мудрый советник. Поэтому отказы не принимаются, вот две шкуры, сделаете из них такие же накидки, как у мамы и Розаны. Покрой — на ваше усмотрение, но носите всегда, если погода позволяет, они защищают и от холода, и от магии, и от удара стрелы.

Уже в дороге Лиза долго молчала, а потом буквально подскочила на месте.

— Какая же я глупая, он же сразу сказал, от магии, о боже, Светлый, неужели это они! — и рассказала подруге кто такие зурганы, сколько нужно приложить сил, и сложить жизней охотников, чтобы добыть хотя бы одну шкуру зургана, сколько она стоит.

А девушка зарылась лицом в довольно жёсткий мех выделанной шкуры и тихо улыбалась. У неё была тайна, которую не знал никто, и это было важнее шкур, пусть, даже, таких удивительных зверей.

В нашей усадьбе наступило затишье. Я тренировками восстанавливал своё физическое состояние, а в свободное время частенько сидел в семейной усыпальнице. Я ту навёл порядок, а потом и внешний вид входа облагородил. Так что называть это место склепом язык не поворачивается. Вот сижу в очередной раз на скамье в источнике магической силы в этом помещении, и пытаюсь разглядеть свой внутренний источник а сам от скуки разговариваю с несуществующими собеседниками. Рассказываю им как дела в графстве. И вдруг в голове голос:

— «Упорный ты парень, но тупой. Ты не на источник пялься, а просто попробуй что-нибудь сделать, руну, там, или плетение какое».

Я и попробовал, зажег под потолком маленький светлячок, и уставился на него.

— «Погаси свет!» — я светлячка развеял, и сижу огорошенный.

— «Ты всё правильно оценил, в тебе нет нашей крови, и говорить, как с родственником, мы не можем. Но ты много делаешь того, что должен был бы сделать кровный родственник. Поэтому я с тобой говорю. Я дух магистра Томира ля Витура. Я благодарен тебе, что не дал угаснуть роду, и хотя будущий наследник не мой сын, но это сын моей жены, половина крови в нём наша. Это лучше чем ничего. Что касается тебя: сердце Виверны сильно преобразовало твой организм, и когда его удалили, ты должен был умереть. Только вмешательство богов сохранило тебе жизнь. Но теперь у тебя магия не такая как у остальных магов. Источник в тебе есть, но он полностью невидим. Он пока слаб, и каналы у тебя очень слабые, но ты развивайся, ты ведь начинал почти с пустого места, и стал нормальным магом сам по себе. Не знаю, найдёшь ли ты ещё раз сердце Виверны, но все маги живут и без него. Больше мы не будем с тобой разговаривать, но ты всегда можешь приходить к этому энергетическому источнику».

И я стал заниматься не только физическими упражнениями, но и магией. Отгородил часть парка, упирающуюся в склон холма, если промахнусь, чтобы магические снаряды не улетали слишком далеко. Два месяца прошли очень быстро, а потом мне пришло приглашение в Академию на торжества, посвященные очередному выпуску студентов. Матушка должна была рожать в ближайшие дни, поэтому ни она, ни Луи со мной поехать не могли. Но за мной неожиданно приехал гранд-магистр Томас фон Кламер, тот самый, который комендант студенческого общежития. Поехали мы в карете, ему было не по возрасту скакать на резвом коне.

— Ты знаешь, что у молодой принцессы проблемы со здоровьем?

— Нет! А что с ней?

— Тошнота, слабость, раздражительность.

— Токсикоз, что ли? Откуда, она же предохранялась?

— Знаешь, иногда женщины у серьёзных мужчин делают так. Они говорят, он в любой момент может погибнуть, пусть у меня хоть ребёнок останется!

— Посоветуете что-нибудь? Просто боюсь, если пойду к наследнику свататься, он меня просто прибьёт. Потом, когда Мия ему этого не простит, он будет сожалеть, только ничего нельзя будет вернуть назад.

— Поэтому сам не ходи. Кого можно сватами послать?

— Только вас, да наставника, архимага Луи ля Робершара.

— Да, негусто.

— А как ко мне относится несостоявшаяся тёща.

— Маркиза Марго фон Кламер, а знаешь, я у неё спрошу. Я ни разу не слышал от неё плохих слов в твой адрес.

А в это время во дворце наследник рвал и метал:

— Как она могла, ты же говорила, что научила её нужной магии?

— Я говорила с ней, она это сделала намеренно. Мы с ней долго говорили на эту тему. Знаешь, какой у неё аргумент? Она говорит, что у этого парня настолько опасная жизнь, что он может погибнуть в любой день. И тогда у неё останется ребёнок от любимого мужчины. И я с ней согласна.

— Что, и ты против меня?

— Милый, любимый мой муж! Я всегда за тебя. Но сейчас ты просто ревнуешь свою взрослую дочь к чужому мужчине. Пойми, дочери всегда уходят к чужому мужчине. Я когда-то ушла к тебе. А наша Мия уходит к этому парню. Кстати, твои родители, сделали его маркизом и поменяли ему имя. Не знаешь, в чём причина?

— Маркизом?

В это время в комнату постучал секретарь и доложил, что прибыла экспедиция с севера, и они готовы доложить результаты.

— Организуйте доклад в приёмной короля, доложите ему и королеве. Мы тоже подойдём.

Через полчаса в приёмной короля группа офицеров и магов докладывали результаты экспедиции в то загадочное место, породившее столько слухов и небылиц.

Докладывал моложавый, но седой полковник.

— Ваши Величества, Ваши Высочества. Я буду говорить только о том, что видел своими глазами. Я не маг, если они заметили, что-то по своей линии они скажут сами. Итак, мы достигли места назначения. Попасть туда очень не просто. Гора поднимается как бы большими ступенями, но эти ступени, это почти неприступные скалы и крутые склоны. Всё густо усыпано крупными камнями. Про коней том даже говорить не приходится, только если строить специальную дорогу. Мы поднимались по одному из склонов, где можно пройти хотя бы без специального снаряжения. Когда мы поднялись на восьмую ступень, перед нами открылось огромное поле, точнее, каменная площадка. Первое впечатление, что это замёрзшее озеро, настолько ровная поверхность. Но на самом деле, вся эта площадь, это огромная каменная плита, совершенно ровная, как будто камень расплавили до жидкого состояния, а потом он застыл. Мы остановились для того, чтобы осмотреться. Вот рисунок нашего художника с этой точки, где мы находились. Вот на противоположной стороне скала, на которой видны три буквы «ГВУ». Мы уже хотели двинуться вперёд, но тут на краю площадки, гораздо ближе к скале возникли какие-то люди. Мы задержались, чтобы понаблюдать. Это была такая же группа, как наша, только, судя по одежде и оружию, они были из западного королевства. Они сразу направились к подножью скалы, и мы теперь увидели, что там находится сооружение, похожее на часовню. Эти «западники» сразу попытались разрушить это сооружение. Они рубили его мечами, и били большими молотами. Но тут над полем открылось большое окно, и из него вышли две женщины и ребёнок, мальчик лет десяти. При этом «западники» замерли в тех позах, как их застали эти, я думаю, богини. Потом одна богиня ушла в это окно, и быстро вернулась уже с девочкой, примерно такого же возраста или чуть меньше, чем у мальчика.

Остановим этого докладчика и узнаем, что же там происходило.

Шпионы доложили королю западного королевства, что недалеко от границы, высоко в горах, у местного королевства появилась святыня, священное место. Группа диверсантов из соседнего королевства прибыла по заданию департамента разведки. Нужно было посеять страх и недовольство среди населения этого королевства, а для этого разрушить так любовно построенное культовое сооружение, святыню. В ход пошли принесённые с собой молоты и солдатские мечи. Но хрустальная часовня оказалась необычайно крепкой. Им не удалось отколоть ни одного кусочка этого удивительного материала.

А тут открылся портал, и всех их сковал паралич.

Из портала вышли магесса Роза с мальчиком Сашей, и магесса Ирена. Ирена бросила паралич на команду мародёров и прошла в часовню. Осмотрев скульптурную группу из мага и молодого воина, она произнесла.

— А на нашего Мики и не похож. Говоришь, боится со мной встречаться? А может наоборот встретиться, пусть сам убедится, любит ли он свою невесту?

— Роза, а давай сделаем из них хорхаров.

— Саша, да что ты такое говоришь

— Не настоящих, а таких маленьких, злобных, каменных. Только нужно


Катьку привести, у неё очень ловко получается их рисовать, она все комнаты нам изрисовала.

— А зачем? Что в них хорошего?

— Ну, она всегда рисует, как папа, когда ещё не был её дедушкой, их там убивал. Роза, она очень хорошо рисует, давай её сюда.

Роза ушла в портал и вернулась со своей племянницей Катей.

Кто хочет разобраться во взаимоотношениях этих людей, кто чей папа, дедушка, сестра, мама, племянница — читайте трилогию «Три шага до магии».

Девочка Катя сразу поняла замысел Саши. Но она не стала биологические тела этих нехороших разумных во что-то превращать, а просто сделала из камня скульптурную композицию: группа злобных карликов хотела напасть на часовню. Однако свет сердца молодого воина, вырванного им из груди, убивал их, они закрывались руками, отворачивались, но всё равно падали и умирали. А лица у этих карликов, были копиями лиц диверсантов, которые покусились на святыню.

— Роза, одного отпусти, пусть донесёт до тех, кто его послал, что им здесь не рады, — с этими словами Ирена превратила всех диверсантов, кроме самого молодого, в чёрный прах, который тут же унесло свежим ветерком.

С диверсанта сняли паралич, и он в ужасе бросился бежать. А женщины и дети вошли в портал и исчезли из этого мира.

А в королевском дворце полковник продолжал докладывать.

— Когда богини ушли, мы приблизились к тому сооружению. Вот его рисунки. Это вид снаружи, это скульптуры внутри хрустальной часовни. А эта группа каменных карликов, это то, что осталось от тех диверсантов. Одного из них богини отпустили, видимо специально, чтобы он предостерёг своих командиров от таких неосторожных шагов, как покушение на святыни. А это рисунок надписи. Подозреваю, что верхняя надпись это то же, что и нижняя, только на другом языке. Мне осталось сказать, что площадь той площадки — около десяти квадратных километров. Она почти круглая и в поперечнике составляет почти четыре километра.

А наследник престола не мог оторвать взгляд от надписи, которую срисовал старательный художник: «Здесь приняли последний бой с врагами всех разумных — хорхарами — волшебник Гудвин, Великий и Ужасный, и его ученик Мики ля Витур».

Когда участников экспедиции отпустили, старший принц со злостью произнёс:

— Лучше бы он там реально сдох.

— Вильям, извини меня, но ты сейчас не просто не прав. Ты сейчас делаешь большую ошибку. Я не буду тебе её разжёвывать. Если ты сам не поймёшь в чём она, значит, ты не готов руководить королевством. А сейчас запомни: Мики ля Витур, наш национальный герой. Он погиб там, на этом плато, в жестокой схватке с порождениями тьмы. Да, он был на подхвате у древнего мага, но это не отменяет его подвига. Наша внучка, впечатлённая этими событиями, вдолбила себе в голову, что и её избранник может погибнуть, поэтому решила обзавестись ребёнком от любимого мужчины, пусть хоть ребёнок будет от него, если самого мужчины не станет. Её избранник, маркиз Майкл ля Грандук был ранен, сейчас выздоравливает. Он давно сделал предложение руки и сердца нашей внучке, твоей дочери, но пока она не окончила Академию, он не считал возможным присылать сватов. Про беременность он не знает. Думаю, как только узнает, сразу придёт свататься. Он вполне порядочный молодой человек, имеет достойный титул, и не беден. Просто он сирота, и возможно, плохо ориентируется в традициях высшей аристократии. Ты уж будь в этом вопросе к нему снисходителен. Я дал команду, привезти его в столицу. Запомни сын, этот парень похож на Мики ля Витура, но это маркиз Майкл ля Грандук. И я считаю его достойной партией для нашей внучки. Такова наша монаршая воля. И если ты ещё способен хоть чуть-чуть соображать, то подумай о том, кто поставил такой памятник, который десять солдат мечами и тяжёлыми молотами даже поцарапать не смогли. А потом вспомни, кому поставлен этот памятник.

После приезда в столицу меня хотели поселить в городскую гостиницу, но я настоял на своём и заселился в свою комнату на первом этаже общежития. Здесь всё было, как и раньше, никто ничего не разломал, но везде лежал слой пыли. И я полдня наводил порядок в своём жилье, а потом просто уснул. Утром, как все студенты, пошёл в столовую. Прошёл к тому же дальнему столику, за который всегда садился. Я за время болезни сильно похудел, в волосах появилась седина, и они стали пепельного цвета. Прическу я сделал до плеч, что не принято в Академии, но и не запрещено.

— Эй, парень, пересядь, пожалуйста, — это ко мне подошёл Малиниш, и ещё двое музыкантов.

— У меня информация для графини Мии ля Ришат. Мне сказали, что она сидит за этим столом. Я поговорю с ней и уйду.

— Нет, парень! Графиня не желает видеть особей мужского пола. Понимаешь?

— Парни, ну а как же я ей передам информацию? — это я просто тяну время.

— Нас это не касается, — один из парней берёт меня за рукав и тянет от стола.

Я демонстративно смотрю на его руку, на свою шпагу, затем ему в глаза, и произношу:

— Я готов поклясться Светлым, что Лиза будет недовольна вашими действиями.

— А причём здесь Лиза, — с вызовом произносит Малиниш.

— Она мне сказала садиться за этот стол.

— Врёшь, она не могла так сказать!

— А тебя не удивляет, что я её знаю? Давайте не будем ссориться, я могу и постоять, если сидеть нельзя, но я желаю дождаться графиню.

Малиниш что-то заподозрил, или интуиция у парня сработала.

— Ладно, подождём девушек.

Вот и они появились. Реакция у них была совершенно разная. Лиза просто расцвела, как говорят, рот до ушей:

— Майкл, сколько лет, сколько дождей, где же ты пропадал?

А Мия вся сжалась как воробушек на морозе, и застыла, не дойдя три шага до стола. Ага! Не хватало, чтобы она начала убегать. Быстро приближаюсь к ней, беру за руку и начинаю нести откровенную чушь.

— Уважаемая графиня, как я рад вас видеть. Вы так надолго исчезли, в наших краях все просто с ума сходят от жутких известий. Говорят, что у вас здоровье пошатнулась, давайте садитесь за стол, вам обязательно нужно покушать. Вы просто не представляете себе, как это важно для вас и всех нас, а особенно для меня. У меня есть один знакомый, ему невеста не говорила, что у неё плохо со здоровьем, и он всё время попадал в нелепые ситуации. Ей плохо, а он зовёт её на конную прогулку, или по магазинам. Она отказывается и даже обижается, а он же не знает, что ей плохо. Он хочет её развлечь, и с каждым разом эта ситуация всё сильнее обостряется. Вы женщины, напридумываете себе всяких проблем, их потом и Светлый разрешить не сможет. А ведь нужно-то совсем немного, нужно верить своему избраннику, доверять и верить. Если окажется, что мужчина негодяй, то нужно просто уходить навсегда, но перед этим нужно обязательно убедиться, что это не оговор, что это действительно его подлость или нечестность, ну и так далее. А у вас-то ситуация совсем простая. Разве трудно было сообщить, что вам нездоровится. А правильнее всего было бы заранее сказать, что вы собираетесь заболеть.

Смотрю на лицо любимой, она тоже сильно похудела, и видно, что много нервничает.

— Графиня, поверьте, теперь всё будет хорошо! Меня поселили в помещение, где жил ваш герой, Мики ля Витур. Пожалуйста, посетите меня сегодня вместе с вашей подругой, — кланяюсь в сторону Лизы, — У меня для вас важная информация. Все знакомые передают вам кучу поцелуев и обнимашек.

— Маркиз, а вы сейчас заняты?

— До пятницы я совершенно свободен, — боже, что я опять несу, я ведь это сказал по-русски.

— Уважаема Лиза, даже если бы, то ради графини и вас, вот прямо сейчас, если только вы пожелаете? — надеюсь, что этот бред похож на шутку.

— Мы пожелаем, — говорит Мия, и встаёт.

Я как старый ловелас, кручусь вокруг неё, и увожу их с Лизой из столовой. Парни обескураженно смотрят нам вслед. Когда мы заходим в мою комнату, а бросаю:

— Лиза, присаживайся. Если сумеешь, кипяти чайник, — а сам поднимаю Мию на руки и несу её на кровать, боже, какая она лёгкая, как исхудала.

Целую её лицо, руки, глажу по плечам, а она рыдает не останавливаясь. Пусть поплачет, это нервное напряжение из неё выходит. Постепенно девушка затихает, прижавшись ко мне. Я сажусь на кровати, она обнимает меня и укладывается у меня на руках. Почти мгновенно она засыпает. Я жестами свободной руки показываю Лизе, где у меня чай, печенье, мёд. Она всё это выставляет на стол. Приносит магическую плитку, и кипятит чайник. Я внимательно слежу за её источником. Молодец девочка, хорошо прокачалась. Чайник вскипятила, а энергия во внутреннем источнике не убыла, значит, берёт из накопителя.

Дверь резко распахивается, на пороге разгневанный Артур, а за ним Малиниш. Пальцем показываю, что не надо шуметь, но принц не реагирует на мои жесты.

— Что здесь происходит? Кто ты такой? Как ты посмел прикоснуться к моей сестре, — он побегает к нам, хватает Мию за руку и сдёргивает её с кровати.

Мия падает на пол, ударившись плечом и боком. Я встаю с кровати и бью Артура в челюсть, бью так, что он летит на пол, и замирает оглушённый. Малиниш и Лиза в ступоре. Я поднимаю Мию на руки, прижимаю к себе, снова сажусь на кровать и накрываю нас Чёрным куполом. Как сказал мне призрак магистра Томира ля Витура, источник у меня слабый, но, прежде, чем уехать из усадьбы, я зарядил в источнике все свои накопители, а напитать руну, или как в данном случае моё умение, энергией от накопителя, это я умел с первой недели пребывания в этом мире.

Артур поднимается с пола, взгляд его полон бешенства, по моему мнению, он сейчас уж перешёл черту, когда какие-то аргументы могут воздействовать на сознание разумного. Он выхватывает шпагу и пытается меня проткнуть, а когда шпага не проходит через защиту, начинает в бешенстве рубить чуть заметный купол, который накрывает нас. При этом он выкрикивает всякие оскорбления в мой адрес и ругательства в адрес сестры, то есть Мии. Когда он употребил наиболее грязное ругательство, к нему приблизилась Лиза, и дала ему пощёчину.

— Ты, грязная подстилка, ударила меня, принца?! Ты сейчас сдохнешь!

Я рукой показываю Малинишу, и он толкает Лизу в нашу сторону, я на мгновение снимаю защиту, и когда девушка падает на кровать, рядом с Мией, я восстанавливаю Чёрный купол.

Вся эта возня отвлекла меня, и я непростительно проворонил, когда безопасник и комендант общежития, в одном лице, зашёл в комнату. Заметил я его только тогда, когда он наложил паралич на Артура. Они о чём-то шепчутся с Малинишем, и тот убегает. Гранд-магистр Томас фон Кламер показывает мне жестами, что защиту можно убрать.

Ага, сейчас! Только шнурки поглажу. Я конечно купол всё-таки снял, но перед этим наложил свой паралич на тушку принца. Потом я положил скованное параличом тело принца на кресло. Снял свой паралич, и предложил «дяде Томасу» на мгновение снять паралич с тела принца. Тот так и сделал, как только тело принца провалилось в кресло, он снова наложил на него паралич. Пусть посидит, я добавил свой паралич на тело Артура, и предложил девушкам присесть к столу.

— Мия, милая, вас сейчас двое, тебе и кушать нужно за двоих. Если обычная пища в тебе не держится, значит нужно выбрать то, что не вызывает отторжения. И кушать это. Потом будут моменты, когда тебе захочется чего-нибудь необычного, это нужно исполнять. У нас соседка, когда была беременная, грызла мел. Это значит, ребёнку для роста косточек не хватало того, что есть в этом меловом камне. Другая женщина ела много солёных овощей. Не просто много соли в пищу клала, нет, ей были нужны именно солёные овощи. Не нужно такие желания в себе подавлять и сдерживаться, ты тем самым навредишь ребёнку. Если он чего-то хочет, дай ему это. Вот чего ты сейчас хочешь?

Мия покраснела и молчала.

— Я имею в виду — из того, что можно кушать.

Тут у девушки мысли переключились, и она протянула руку к банке с мёдом. Лиза хотела было сказать, что много мёда есть нельзя, но под моим взглядом стушевалась и промолчала. А я только налил девушке большую кружку чая и положил перед ней половину печенья. Вторую половину положил перед Лизой.

— Ешьте печенье, вы сегодня без обеда, и, неизвестно, попадёте ли на ужин.

Себе и Томасу налил просто крепкого чая. Сидим, попиваем чай, вот дверь открывается и входят наследник престола и Малиниш.

Наследник удивлён тем, что мы так чинно сидим, потом он замечает, что младший принц находится под действием паралича. Я увожу девушек на кровать и укрываюсь вместе с ними Чёрным куполом. Старший принц подходит и трогает нашу защиту, затем бросает на нас какое-то плетение, но Чёрному куполу оно не повредило. Принц удивлён, но отходит от нас и кивает безопаснику, тот снимает с младшего принца паралич, и Артур вскакивает с кресла.

— Ты, мразь, тебе не жить! Он выхватывает шпагу и бросается на Лизу, но она под куполом, и он опять беснуется перед нами.

— Ваше Высочество! Будьте добры, успокойтесь и доложите, что произошло, — голос наследника способен заморозить кипящий чайник, только принцу Артуру, этого недостаточно.

— Подожди, отец, сначала я прикончу эту … — и далее грязные ругательства, — Он посмела дать мне пощёчину, мне наследному принцу!

Я внимательно смотрю на старшего принца. Тот дёрнулся, когда услышал про наследного принца. А чего тут дёргаться, сам такого сына вырастил.

Лиза также внимательно наблюдает за всем происходящим и делает определённые выводы. Малиниш весь подобрался, по-моему, он готов защищать девушку, но годами вбитое в мозги подчинение любым прихотям младшего принца давит на него непосильным грузом. Тут, парень, тебе самому решать, куда в этой жизни двигаться. Ясно одно, компания их распалась, не дожив до окончания Академии пару недель.

— Артур, сядь вот сюда и посиди спокойно.

— Отец, ты не понял, пока я не прикончу эту…

— Молчать! Оружие на стол! Быстро, я сказал! Садись в кресло и молчи. Молчать! Для тебя мои приказы уже не обязательны, да? Ты что творишь? Я кому дома объяснял целый час? Отречения захотел? Так нарвёшься, вылетишь из списка наследников со свистом! Молчать!

Наконец Артур сдался под напором отца, отдал ему оружие и уселся в глубокое кресло и надулся на весть белый свет.

— И что здесь происходи, кто мне объяснит? Лиза?

— Ваше Величество, это моё жилище, позвольте я и буду объяснять.

— С вами, маркиз, я вообще разговаривать не желаю. Вы на свободе, только потому, что король не велел вас трогать, но малейшая ваша ошибка, и вы загремите кандалами в тюрьме для магов.

— А теперь ты послушай, папаша! Сына ты уже потерял, по крайней мере, страх ещё есть, но уважения нет ни к тебе, ни к королю. Что ещё хуже, он всю семью в медяк не ставит. Два года назад, он о сестре хоть немного заботился. А сегодня он сбросил её на пол с кровати, и собирался пнуть ногой. Это беременную женщину, он ударил об пол, и собирался пинать ногами. Я не буду комментировать это, только потому, что, если я выскажу своё мнение, или ему или вам придётся меня вызвать. Я защищал свою невесту. Поэтому, я ударил нападавшего. Ударил так, чтобы он на время был выведен из строя, и не мог атаковать. Я поднял Вашу дочь на кровать, закрылся той самой защитой, которую вы не смогли проломить. Тогда он стал рубить эту защиту, непрерывно выкрикивая угрозы в мой адрес. Но этого ему показалось мало, и он стал обзывать свою сестру. Когда он выдал наиболее грязное ругательство, телохранитель вашей дочери, дала ему пощёчину. Тем самым она его спасала, потому, что иначе я должен был вызвать его на поединок. Он бы сразу бросился в атаку, может быть он бы и победил. Одним словом, или бы ваш сын тут умер, или бы ваша дочь осталась вдовой не успев выйти замуж. Так, что Лиза, переключив внимание на себя, как то изменила эту ситуацию. Тогда ваш сын попытался убить Лизу. Я не знаю, какой статус она имеет у вас во дворце. Но она пять лет была в их компании, она вашему сыну, образно выражаясь сопельки подтирала, а он сильно хочет её убить. Я не знаю, что так сильно повлияло на Артура за последний год, но сейчас я с ним не то, чтобы дружить, в одной компании быть не хотел бы. Это не считая сегодняшней ссоры. Я планировал в ближайшее время засылать к вам сватов. Но после того, что вы сказали в мой адрес, я не вижу такой возможности. Если вы не хотите поломать жизнь своей дочери, просто отпустите её из семьи. Можете лишить её наследства, можете, вообще, отречься от неё. Это всё равно для неё будет лучше, чем жить под одной крышей с таким братом. А после выпуска из Академии я её заберу, и мы обвенчаемся.

— И ты думаешь, получил маркизат, и стал независимым и полностью свободным?

— Если вы будете нам мешать жить, мы просто уйдём в другой мир.

— В Палаты Светлого, что ли?

— Нет, в другой мир, где живут разумные, есть другие боги. Мне очень жаль Ваше Величество, что у нас с вами вот такой разговор. Я мог бы приносить пользу. Нет! Мы вместе с Мией могли бы приносить пользу королевству. А вы нас поставили в число врагов, а из-за чего? Да просто вашему сыну, как нож в сердце, когда он вспоминает, что я ему чем-то помог. У вас, у королей, есть такое качество, вы терпеть не можете, чтобы считать себя перед кем-то в долгу. Артуру ещё далеко до трона, но чувство, что он никому ничего не должен, а ему все должны, кто-то в нём специально взращивает, а вы этого не видите.

— Всё сказал?

— Так точно, Ваше Величество!

— Ваше Величество, позвольте с вами поговорить, но не здесь, — это гранд-магистр фон Кламер, решил всё же вмешаться в мою судьбу.

Спасибо тебе «дядя Томас»! Не первый раз ты мне помогаешь, даже не знаю, как рассчитываться с тобой.

И они ушли, наследник, принц и гранд магистр.

— Лиза, тебе может сегодня с нами переночевать. Завтра что-то проясниться, или всех казнят или всех простят.

— Я провожу её до общежития, а туда даже принцев не пускают! — это Малиниш, хочет побыть со своей девушкой.

Они тоже ушли, а я стал говорить всякие глупые слова, которые обычно говорят друг другу молодые влюблённые. Даже не стал её упрекать, что решила ребёнка завести без согласования со мной. Ей и так столько отрицательных эмоций уже досталось, пусть хоть рядом со мной их будет минимум!

Начиная со следующего дня про нас словно забыли. Мия даже стала ходить на занятия. Я нагло приходил вместе с ней в класс, садился рядом и слушал преподавателей и ответы студентов, и вся эта информация потихоньку всплывала в моей памяти. Значит, мой Комп жив, просто связей с ним мало. Как там Роза говорила про восстановление, полгода или год? Да, видимо, не меньше. Ведь уже три месяца прошло. Преподаватели сначала пытались меня выставить за дверь, но потом смирились. Я представлялся телохранителем графини, и всюду следовал за ней. Постепенно все привыкли, я стал «деталью интерьера», и на меня перестали обращать внимание. Так мы прошли все контрольные мероприятия. Мии нужно было сделать выпускную работу. Так как она училась на факультете магии воздуха, я предложил ей сдать приёмной комиссии плетение воздушного копья, которое в книге древних магов называлось пика Арона.

— Мия, мы не будем присваивать себе славу древних магов, или показывать знание древнего языка. Пиши, и будешь так же говорить, руну из книги древних магов показал архимаг Луи ля Робершар, руну воздушного кулака тебе представили с факультета амулетостроения. Если кто попробует насмехаться, скажешь руны и та, и другая многократно проверены. А твоя работа заключается в том, что ты провела очень тщательное сравнение рун. И выявила все отличия. Эти отличия и представишь, как отчёт. А вывод из работы такой: если в руну воздушного кулака ввести параметры, увеличенные в сторону приближения к руне Пика Арона, то получается промежуточная руна. Её можно назвать Воздушный молот. Она бьёт сильнее, чем воздушный кулак, но не так концентрированно, как Пика Арона, но и энергии потребляет значительно меньше, чем Пика Арона.

Защита выпускной работы прошла просто на «Ура!». Практически не было работ с созданием новых рун или плетений, а тут и меры безопасности не нарушены, просто меняем настройки параметров руны, и фактически по результатам получена новая руна.

А вот при проведении квалификационной комиссии получился неприятный инцидент. В квалификационную комиссию включили несколько магов со стороны, причем это были маги с громкими титулами. И вот один из таких титулованных — гранд магистр магии воздуха сидел во главе комиссии, которая признавала, что маг достоин квалификации — маг воздуха. Перед самой комиссией меня отловила Лиза и сообщила, что глава этой комиссии будет Мию топить. Это потому, что Мия где-то неосторожно обронила, что она, вообще-то, маг универсал, или полный маг. Подумали мы вместе с Лизой, и пошли к целителям. Поговорили с маркизой и магистром Марго фон Кламер, а потом выловили Целителя королевы гранд магистр Целительства Джулиана. Фамилии его никто не помнил, а он никогда не напоминал. Я договорился с ними, и они согласились.

Когда подошла очередь Мии получать квалификационную карту, председатель комиссии магии воздуха задал неожиданный вопрос:

— А правда ли, что вы являетесь полным магом и владеете всеми стихиями?

Мия от неожиданности сказала:

— Да!

— Вот как, тогда наша комиссия не компетентна, оценивать вашу квалификацию, среди нас нет полных магов, — с издёвкой заявил этот председатель комиссии.

— Но я не претендую на такую квалификацию. Я училась на этом факультете, защищала здесь выпускную работу. Меня вполне устраивает квалификация мага воздуха.

— А вот комиссию не устраивает, что на почётное звание мага воздуха претендуют всякие шарлатаны, распространяющие лживые слухи о каких-то полных магах. Вы свободны, студентка.

Это было особым издевательством. Так как после посещения квалификационной комиссии студента должны были именовать магом. А у неё не стали даже проверять навыки, просто выгнали. И это после блестящей защиты выпускной работы!? Может они предполагали, что ей придётся унижаться, выпрашивать эту квалификацию? Хотя мы и готовили Мию к чему-то подобному, но она была очень расстроена.

Я тут же отвёл её к целителям. Здесь приём квалификационных навыков уже закачивался, поэтому мы встали в конец очереди, а я подсказал Марго, что нужно подготовить карточку с данными Мии. Обучение заканчивалось, секретность можно было снимать, и в карточку записали настоящие данные Мии, как и Артура на факультете «водников». После прохождения квалификации прошла выдача дипломов. Это не картонные корки, как в мире Земли, а большой лист пергамента, с красивой записью и магической печатью. Поскольку диплом на Мию ля Валуан был уже выписан, но квалификация у неё изменилась, ректор приказал просто дописать квалификацию целителя, и получилось, что в дипломе Мии указаны две квалификации. У декана факультета магии воздуха хватило ума не устраивать разборки по этому поводу.

Вечером намечался бал выпускников.

— Девушки, наверное, вам очень хочется пойти на бал, но я уверен, что там нам обязательно устроят провокации. Я прошу вас, не доставлять такой радости нашим врагам. Лиза, зови Малиниша и, если он согласен, давайте прямо сейчас уедем к матушке в имение. Там рядом город Медногорск, в их храме и обвенчаемся. Удивительно, но и девушки, и Малиниш согласились, и мы уехали из столицы.

Как потом, значительно позднее, мы узнали, на этом балу против нас действительно готовили провокации. Меня должны были вызвать на несколько поединков, с расчётом на слабость после болезни, меня надеялись победить. Причем, по условиям все поединки планировались до первой крови, но, если я подставлюсь, меня должны были убить. А Мии должны были устроить скандал по поводу неправомерной записи в дипломе, что она имеет две квалификации. Специально это сделал ректор, или уже позже враги догадались, что к этому факту можно прицепиться, но подстава была серьёзная. Чтобы нормально исправить ситуацию, нужно было выписывать новый диплом. А магическую печать на него ставят в службах наследника престола. И это мероприятие могут затянуть очень надолго. А Лизу должны были просто убить кинжалом в спину. Для этого её должны были окружить бывшие сокурсницы, как бы посплетничать. В такой обстановке и навыки телохранителя не сработают. Малиниш пока никого не интересовал, так как он не успел поссориться с Артуром. Официальных договоров он не заключал. А в устных договорённостях он соглашался быть телохранителем принца до окончания учёбы. Учёба закончилась, его договорённость тоже.

Обнаружив, что мы избежали его ловушек, младший принц напился, прогнал от себя Алису, всем хамил, и, в конце концов, подрался с такими же пьяными аристократами. Ему набили морду, он применил магию, и покалечил детишек двух герцогов. Теперь у них вражда, и ему есть чем заняться.

Разговор в кабинете короля.

— Как у нас дела, Вильям?

— Всё нормально!

— А где мой внук?

— Ну, у целителей он! Отец, ну что ты мне душу мотаешь? У тебя же везде осведомители, что ты мне вопросы задаёшь?

— А вот нравится мне, сынок, вопросы тебе задавать. Скажи, после нашего последнего разговора, что ты решил делать с маркизом ля Грандук?

— Да пошёл он знаешь куда. Сопляк, меня всё время поучает. Я, видите ли, сына неправильно воспитываю. На него, влияют плохо, а я и не вижу.

— Вильям, а ты видишь?

— А что тут видеть? Парень стал магом, взрослеет. Поручу ему какую-нибудь провинцию, пусть потренируется в управлении.

— А что он собирался сделать на балу в Академии, ты знаешь?

— Я не вникал. Наверняка хотел посчитаться с этим Майклом, но я ему запретил участвовать в поединках.

— Именно поэтому он истратил более двухсот золотых, не знаешь, на что?

— Да на что тратят деньги в его возрасте? Это же понятно.

— Нет, Вильям! Наш внук не тратил деньги на девок и дорогую выпивку. Напился он весьма дешёвым пойлом. А деньги он истратил на бретёров, которые должны были убить маркиза ля Грандук. А девок он нанял не для утех, а чтобы убить телохранителя твоей дочери, Лизу. А вот самой дочери неприятности устроить, это уже твоя работа, папаша! Скажи, а зачем? Чтобы твоя дочь тебя ненавидела? Ты понимаешь, что это так мелко, что не достойно наследника престола.

Король долго молчал, собираясь с мыслями. Потом снова заговорил.

— Смотри, Вильям! Этот парень не мог выжить на том каменном поле, значит, древний маг его оттуда выбросил. Он не мог выжить, когда ему вырвали вросшее в организм сердце Виверны. А он выжил, наверное, ему помогли те богини, которые поставили мемориал в честь Древнего мага и нашего парня. Когда этот мемориал попытались осквернить, они наказали этих осквернителей, наказали так, что западное королевство убрало все войска с наших границ. Угроза войны отодвинулась на несколько лет. А благодаря кому? Почему эти богини не безразличны к жениху твоей дочери?

— Жениху? А вот ему! Пока не приползёт на брюхе, не дам родительского благословения, а храмы без этого не регистрируют брак.

— Подумай, ему боги помогают, а вы с сыном ему гадите. Артур вообще мечтает его убить. Что тогда станет с нашим королевством, с твоим королевством. Ты ведь считаешь, что я неправильно руковожу государством. Я тебе не говорил, наверное, зря. Титул маркиза я дал этому парню по указанию Светлого. Вызвал он меня в храм и поставил задачу помочь этому парню вжиться в наш мир. Не сделаем, он уйдёт от нас, а вместе с ним и доброе отношение богов. Ты не особо веришь в богов. Так вот, те, которые помогают парню, это не совсем боги, или совсем не боги, это настолько сильные маги, что даже Светлый готов выполнять все их просьбы. При этом, ты гадишь моей внучке, которую парень берёт в жёны. А внук пытается убить самого парня. Вот и вопрос у меня к вам. Кто лишил вас разума? Под чьим влиянием вы находитесь, что не видите очевидного, и не хотите блага для своего королевства?

Глава 14 Скандал в благородном семействе

Приехали мы к матушке в усадьбу, а потом в баронство к Луи. Пожили там неделю и решили, что прятаться, это себя унижать. На территории моего маркизата самый крупный город это Медногорск. Вот здесь и сделаем резиденцию маркиза.

А заодно, решим проблему будущего для нашего ребёнка. Мы с Лизой долго головы свои мучали, в конце концов, что-то придумали.

В королевстве отыскался очень старый закон, которым много лет никто не пользовался. Суть закона такая: благородный дворянин и даже аристократ может отказаться от своего титула. Чтобы оградить от подобных действий «юношей со взором горящим» в законе введено такое условие. Решение об отказе от титула должны поддержать и подтвердить не менее трёх особ дворянского сословия с титулами не ниже отрекающегося. Может быть, во времена Древних и были такие принципиальные дворяне, что, нарушив законы чести, или по иной причине, они считали себя недостойными носить дворянское звание и отрекались от него. А может, всё было иначе, и это был такой механизм принуждения? Главное для нас, что такой закон был. Клерку мэрии, который раскопал такой закон в старых архивах, я отсыпал горсть золотых монет, а сам пошёл думать дальше и ничего другого не придумал, кроме как воззвать к богам, или тем, кто на них похож. Предварительно вызвал в город Розану с Арнольдом и дочерью. Кстати ребёнок у Розаны — девочка, придётся ей рожать опять, мужу ведь наследника нужно. А матушка родила мальчика, назвали его в честь покойного графа — Томир.

— «Роза, если не очень занята, ответь несчастному смертному, потерявшему своё героическое прошлое».

— «Ой, Михаил Александрович, что это вы там потеряли? Не иначе молодая жена что-нибудь сотворила?»

— «Бесстыдница, что за намёки дальнему родственнику?»

Собеседница задумалась, потом всё-таки ответила.

— «Пожалуй, вы правы, мы с вами, как бы родственники, по крайней мере, в духовном плане! Так что случилось? Что потеряли, какое героическое прошлое?»

— «Про потерю, это шутка. Благодаря вам, Мики ля Витур объявлен героем королевства. А мне имя сменили, я теперь не Мики, а значит, и не герой. А обратился в связи с тем, что моему семейному счастью нужно содействие», — и рассказал о нашей ситуации и планах по её разрешению.

Роза обещала помочь.

В назначенный час мы всей нашей компанией пришли в храм. Предупреждённые настоятель, граф Луи ля Витур и мэр города тоже присутствовали здесь. Естественно, что больше всех нервничала Мия. Представьте себе, ты принцесса, входишь в семью монарха, соответствующее отношение всех окружающих, доходы и почести, это всё тебе гарантировано самим фактом рождения. А тут предстоит стать простолюдинкой. Любимый мужчина уверяет, что это очень временно, что он всё сделает для твоего счастья. Допустим, ты ему полностью доверяешь, но ведь бывает и форс-мажор, всякие случайности. И что тогда?

Вот в храме открывается портал и из него выходят мои знакомые: маркиза Роза, княгиня Анейра, княжич Серж, княжна Катерина и, вишенка на торте, княгиня Ирена.

Кто не знает, когда мне снились сны про моего тёзку, Мики Витура, который, в конце концов, стал главой государства, князем Горным, и главой клана Алексом анд Дровичем, мне очень нравилась эта женщина, Ирена де Ляфер, ставшая княгиней де Дрович.

Сердце непроизвольно забилось, и я прижал к себе Мию, а заметив насмешливый взгляд Ирены, закопался лицом в волосы своей невесты. Лиза тревожно посматривала на меня, она почувствовала, что что-то идёт не по плану. Интересно, сумели бы мы с Мией пройти все эти испытания без этой славной девушки, тайного агента короля?

Посмотрев на моё смущение, растерянность Мии, тревожный взгляд Лизы, Роза уверенно взяла бразды правления в свои милые ручки. Она подвела настоятеля храма к алтарю, влила в него магическую энергию и обратилась к божеству.

— О, Светлый, видишь ли ты нас, признаёшь ли ты, что четверо присутствующих имеют титулы аристократов не ниже, чем у принцессы данного королевства Мии ля Валуан?

— Вижу и признаю! — раскатами далёкого грома прозвучало под куполом храма.

— Уважаемый настоятель храма, вы признаёте, что свидетельства присутствующих будет достаточно, для снятия дворянского титула с аристократки принцессы Мии ля Валуан? Что все нормы древнего закона будут соблюдены?

Ну, что мог возразить настоятель храма, когда только что божество подтвердило, что нормы закона соблюдены. Конечно, ему было страшно, ведь он прекрасно понимал, что гнев королевской семьи его не минует, но он держался. Он провёл устную часть процедуры, потом заполнил необходимым образом книгу записи родившихся и умерших, и попросил соответствующих лиц расписаться в книге. Запись получилась солидная. Правда, двое из княжеского рода были ещё подростками, почти детьми, но этот вопрос в законе никак не оговаривался. Но сама Роза задумалась над этим фактом, потом как-то сосредоточилась, и в храме открылось окно портала. Из портала вышла ещё одна княгиня, Розалия анд Дрович.

— Как у вас тут мрачно! А кто здесь божество? Светлый, ты бы хоть музыку включил, наверняка ведь в голове у нашего парня покопался!

Светлый не стал сопротивляться, и в стенах священного храма зазвучало танго «Кумпарсита», не виданное и не слыханное в этом мире.

— Ну вот, давайте подпишу, — она расписалась в книге, осмотрела нас всех.

— Княгиня, тебе не стыдно? — глядя на Ирену произнесла красивая и умная женщина, почти богиня, Розалия.

— Да! Ты права, — Ирена подошла к нам с Мией, посмотрела на неё, на меня и произнесла:

— Мне будет приятно, если ты меня будешь помнить, просто помнить, а люби свою жену, она у тебя замечательная, — поцеловала Мию в щеку, меня шлёпнула пальцем по носу, и все пришельцы из другого мира исчезли в зеркале открывшегося портала.

Я наконец-то пришёл в себя.

— Розана, Арнольд, подойдите сюда. Уважаемый Настоятель, ваше Преосвященство, вот эти милые люди, виконты ля Артанат, хотят удочерить вот эту девушку Мию Валуан. При этом она желает сменить имя на Лилию, и станет она баронессой Лилией ля Артанат, дочерью виконтов. Прошу вас, приступайте!

Когда Настоятель храма провёл духовную часть удочерения, мэр города извлёк приготовленные бумаги, и оформил всё документально. Свидетелями, на этот раз, выступали граф ля Витур и Граф фон Варнер, то есть Малиниш и виконтесса Лиза.

Вид у настоятеля и мэра был такой, как будто их ведут на эшафот. Но их мучения ещё не закончились.

Следующей процедурой, которую им пришлось оформлять, было бракосочетание маркиза Майкла ля Грандук и баронессы Лилии ля Артанат.

После подписания всех бумаг нас поздравили мой бывший приемный отец, Луи, и приёмный отец Мии, Арнольд.

А Розана плавненько подкатилась к Малинишу и Лизе.

— А когда вы молодые люди будете венчаться.

— Да я хоть сейчас, — горячится Малиниш.

— Ну а вы девушка, желаете?

— Да, желаю!

— Майкл, у тебя не завалялась пара лишних колец?

Я сразу понял, что делает Розана, и полностью её поддерживаю.

— Вот пара перстней с накопителями. Для официальной процедуры сойдут?

— Я знала, что на тебя всегда можно положиться!

— Нет и нет! Положиться на меня может только моя законная жена!

— Вот поганец, такой момент в хохму переводит! Молодые люди вот кольца, вот священник, вот мэр, мы свидетели, что-то ещё нужно?

— Малиниш, ты руку у девушки просил? — я желаю, чтобы у Лизы всё было по высшему разряду.

— Нет, — и растерянно смотрит на меня.

— Становись на колено и проси.

Парень так и поступил. Заикаясь от волнения, он попросил Лизу стать его женой. Девушка обводила нас всех растерянным взглядом, она же, как бы, при исполнении служебных обязанностей?

— Лиза, если ты сейчас скажешь что-нибудь другое, кроме, «Я согласна», я заберу эти прекрасные накопители, и ты их больше никогда не увидишь! — я постарался сделать сердитое лицо.

Лиза сначала рассмеялась, потом расплакалась. Я подтолкнул Мию — Лилию к подруге, и она принялась утешать Лизу. Не знаю, что она ей сказал, но девушка вдруг перестала плакать, гордо выпрямилась и, приняв позу королевы, разрешающей пасть к её ногам, произнесла:

— Да, Малиниш, да! — вот хитрюга, вроде бы не сказала, то, что я требовал, но и согласие дала, умница.

Пришлось настоятелю храма и мэру проводить ещё одну процедуру. Потом мы поехали в гостиницу, и я уложил Лилию спать. Буду теперь жену называть этим именем.

Потом мы разговаривали на предмет поиска природного источника магии. Малиниш не видел магических полей, но Лиза их видела, и я дал им задание, вместо свадебного путешествия поколесить по окрестностям и по самому городу. Предупредил, что это дело опасное, и без охраны ездить не разрешаю. Я кстати забрал шесть охранников из имения, договорившись с Луи, что он сам себе укомплектует дружину.

И ребята нашли источник. Был он не очень мощным и находился в пригороде, в трущобах, где жила самая беднота. Я приказал мэру в срочном порядке строить десяток многокомнатных домов, типа бараков. За месяц это указание выполнили, и началось выселение трущоб. Как и ожидалось, это мероприятие вызвало радость у большей части населения этих самых трущоб и яростное сопротивление главарей преступных банд, которые в этих трущобах окапались.

К этому времени я уже провёл чистку в городской Страже. Удивительно, но глава стражи не был коррумпированным негодяем. Они с мэром даже пытались как-то навести порядок в городе, только это не получалось, так как управление верхушкой преступного айсберга осуществлялось из «чистой» части города. Под давлением некоторых влиятельных лиц мэр вынужден был уменьшать численность Стражи, и у начальника стражи не хватало стражников, чтоб патрулировать весь город. Требование об усиленном патрулировании «чистых» кварталов он игнорировать не мог, так как ему грозили увольнением и выселением из города.

Сказал бы, что мне стыдно, ведь всё это было в моём графстве, только мне не разорваться, я ведь учился в Академии. А у нашего управляющего Розаны не было той хватки, которая необходима для борьбы с преступным миром.

Дальше я пошёл проторенным путём. Через мэра, настоятеля храма и своих охранников отыскал три десятка разумных, которые были знакомы с оружием не понаслышке, но имели травмы, не совестимые с военной службой или службой в Страже. Лиза и Лилия две недели приводили их в порядок. Потом с ними занялся Милиниш, загрузив их тренировками, с целью восстановления боевых навыков. Среди них нашлось трое выжженных магов. С этими я беседовал с каждым отдельно и подробно выяснял всю их подноготную, как говорят в спецслужбах, составил на каждого полное досье. Одному из них я объявил, что помочь не смогу, его травма для моих способностей непреодолима. На самом деле этот разумный просто не вызывал у меня доверия. Я не захотел включать его в свою команду. А двух оставшихся заставил дать клятву верности и неразглашения моих секретов. А потом, в течении недели Лилия обучала их запускать плетения на заёмной магической энергии, то есть, не от внутреннего источника, а за счёт энергии из накопителя. Таким образом, к концу месяца у меня на службе были два гранд мага, и двадцать пять бойцов, давших клятву личной верности маркизу ля Грандуку. Я объявил о создании дружины маркиза Грандука, назначил командира, десятников, выдал им деньги на покупку оружия и снаряжения.

Обнаружив то самое яростное сопротивление процедуре расселения трущоб, я потребовал от мэра города собрать в мэрии наиболее влиятельных людей города. Не тех, у кого громкие титулы и степени магистров, а тех, кто реально влияет на процессы, происходящие в городе. Были и такие, кто не пожелал исполнить пожелание владетеля города и прилегающих территорий и приглашение мэра города. Когда за этими господами послали стражников, часть «бунтарей» они привели, но в двух богатых домах стражников встретила вооружённая охрана, и угрозы.

Я попросил графа ля Витур занять разумных в мэрии до моего возвращения, а сам с командой преданных людей направился к этим «бунтовщикам». В первом доме, когда я представился, ко мне выскочил растрёпанный мужчина, который стал кричать, что у него жена рожает, и ему не до меня. Отодвинув в сторону охранника, я подошёл к мужчине.

— Я маг, понимаю в целительстве, веди.

Когда мы вошли в комнату с роженицей, там находился какой-то разумный, по дороге хозяин дома, местный купец, сказал что у жены маг целитель. Этот целитель водил руками, вызывая всё новые спазмы у роженицы. Но ребёнок не выходил. Я оттолкнул этого «целителя» и наложил на пего паралич, а сам сделал диагностику, как её делали древние. Как делают современные целители, я диагностировать не собирался, зачем мне испытывать ощущения роженицы, пусть и ослабленные.

Ребёнок выходил правильно, головой вперёд, но пуповина захлестнула его за шею и не позволяла плоду двигаться. Не буду описывать свои действия как акушера, но петлю я снял, и женщина благополучно родила. Я снял паралич с целителя.

— Вы, уважаемый, плохо учились в Академии. Вот, ребёнок родился, надеюсь, что дальше делать, вы знаете. Если папа ребёнка пожалуется на вас, я вышвырну вас из города. Так что работайте добросовестно.

Поехали ко второму «бунтовщику». А вот здесь всё было серьёзно. Дом был не очень большим, но с тыльной стороны имел большую пристройку непонятного назначения. И находился этот дом на довольно большом участке. Моих сопровождающих встретили арбалетными болтами. Я тут же накрыл нашу группу Чёрным куполом. Когда мой представитель прокричал, что маркиз ля Грандук желает говорить с владельцем дома, в защиту ударило плетение Серой Гнили. А потом прилетело насколько антимагических болтов. Приказал зафиксировать попытку убить меня, владетеля данной территории. После этого я отвёл всех от здания и накрыл его плетением «Глоток амёбы» Подержал его около минуты и потом развеял. Магических сил я истратил прилично, но оно того стоило. На месте данного строения остался остов первого этажа, выполненного из камня, глубокая яма подвала, в которой ещё дымилась груда пепла, а на том месте, где был пристрой, обнаружилось разноцветное свечение. Это был мощный магический источник. Я выполнил обеззараживание того места, где имелись следы Серой гнили, приказал выставить охрану, и поехал в мэрию.

В мэрии шёл разговор на повышенных тонах. Точнее говоря, граф выдвигал свои требования, а из зала выкрикивали всевозможные протесты. Я прошёл к столу, где сидел мэр и попытался выяснить, чей это был дом, который я сжёг. Оказалось, одного из четырёх магов, которые, по мнению мэра, были связаны с криминальными авторитетами. Базар в зале быстро надоел, я вышел к графу, и предложил ему уступить мне место.

— Господа! Среди вас есть аристократы и торговцы, маги и руководители гильдий. Все вы авторитетные, уважаемые люди, у вас у всех есть подчинённые. Скажите, вы допускаете, чтобы ваши подчинённые вели себя в вашем присутствии так, как вы в зале себя ведёте. Нет? А с чего вы решили, что мы будем такое допускать.

— А ты кто такой? — выкрик из зала.

— Кто кричал, кто я такой, встаньте! Не встанете? Ну вот, а вам рассказываю, что вы авторитетные люди, а вы, оказывается мелкая, трусливая шпана. Шпана, привыкшая унижать, обирать, грабить тех, кто слабее вас, — и продолжил:

— Так вот, эти времена закончились. Теперь будем жить по закону. Я не призываю совершать какие-то революции, отбирать у богатых, раздавать бедным. Нет, это как раз было бы не по закону. А мы будем жить именно по законам королевства. Но есть момент, очень неприятный для многих из вас, закон будет одинаков для всех. Пусть в других местах королевства что-то по-другому. Можете туда и переехать. Законы устанавливает король, а мы с графом, мэром города и начальником Стражи должны обеспечить, чтобы эти законы выполнялись на нашей территории. Ты считаешь, что лично для тебя должны быть другие законы, или что тебе их можно не выполнять, тогда переезжай куда-нибудь в другое место.

— А может, ты переедешь? — это заявляет магистр, скорее всего, водной магии.

— Вы все слышали наше главное требование. За один разговор все вопросы не решить, поэтому сейчас для дальнейшего разговора остаются маги, а остальные пока свободны.

Стою и внимательно слежу за магами. Их в зале восемь разумных, трое сильных, уровня магистра, остальные маги и гранд маги. И вот эти трое встают и пытаются выйти из зала. Прицельно направляю на них паралич, и они застывают в нелепых позах. Один делал шаг, и, будучи парализованным в такой позе, валится на пол.

Когда неодарённые покинули зал, я снял паралич, с этих троих.

— Ах ты, щенок! — кричит тот, упавш