Book: На границе империй. Том 7. Часть 4



На границе империй. Том 7. Часть 4

На границе империй. Том 7. Часть 4

ГЛАВА 1

— Мила, на связь! — вызвал её.

— Слушаю.

— Ты ведь должна уже уметь управлять глайдером?

— Да. База разучилась.

— Тогда вылетай к дому клана и посмотри, что около него творится.

— Как скажешь.

— Не расстраивайся, всё будет хорошо.

— Как увидишь падающий флаер, вылетай в пустыню и начинай искать эту консервную банку со мной.

— Поняла.

— Не задерживайся, может нам повезёт, и мы сможем перехватить его бот.

— Постараюсь.

Ещё раз проверил этот цилиндр. С ним вроде всё было в порядке. Когда я занял место пилота, Мила уже улетела. Пока флаер набирал высоту, я написал ей короткое письмо и указал в нем адрес своей закладки и пароль от неё, а также как нужно снять защиту. Письмо должно было отправиться автоматически к ней завтра. Когда закончил, флаер уже набрал высоту. Большую высоту не было смысла набирать. Проложил маршрут точно через дом клана и сместил поверхность планеты гораздо ниже. Отключил радар и включил автопилот. Искин как-то неохотно повернулся и начал разгоняться по указанному маршруту. Как будто понимал, что это его последний полёт. При этом искин всячески сопротивлялся мне и не хотел выполнять мои приказы. Когда закончил с этим, понял, что у меня совсем мало времени осталось. Схватил рюкзак и побежал к трюмному шлюзу. Заскочил в цилиндр и сразу начал открытие наружной двери шлюза, одновременно загерметизировал дверь цилиндра. Цилиндр как-то нехотя вывалился из шлюза наружу. Его сразу стало мотать и крутить, а меня внутри него колотить об стены. Наконец, мне удалось сесть и застегнуть один из ремней безопасности у ног. Когда я уже начал закреплять второй, меня сильно приложило о стенку цилиндра, и я на какое-то время потерял сознание. Пришёл в себя от сильной перегрузки. Меня вдавило в кресло, как будто сверху опустили огромную плиту. После чего последовал сильный удар о землю, и я снова отключился.

— Алекс, ответь мне, ну, пожалуйста, — услышал в ухе.

— Слушаю.

— Алекс, ты жив! Где ты находишься?

— В консервной банке. Меня здорово приложило при посадке.

— Это ерунда. Главное, что ты живой.

— Сейчас попытаюсь открыть её и посмотреть, где нахожусь.

Нашёл большую красную кнопку открытия дверей и нажал на неё. Створки дверей разъехались в разные стороны. На коленях выполз из этого цилиндра, и меня вырвало. Рядом находилась небольшая скала, похоже, я об неё в начале приложился. Недалеко торчала почти такая же.

— Мила, здесь две скалы, и я между ними. Это всё, что я могу тебе сказать.

— Я уже лечу к тебе.

Бросил взгляд на свой цилиндр. Он получил несколько серьёзных вмятин на корпусе. Рядом с ним лежал небольшой парашют. Убить мало того, кто придумал эту консервную банку. Голова гудела — не передать. Мне второй раз за день по ней досталось. Подполз к рюкзаку и достал планшеты. Один оказался разбит, два других работали. Включил у одного геолокацию, и он показал, где я нахожусь, отправил эти данные Миле.

— Мила, видишь данные, где я нахожусь?

— Данные получила, я уже рядом и скоро буду у тебя.

Действительно, скоро она подлетела ко мне и чуть не задушила от радости. После чего приложила аптечку к шее, и я получил три укола.

— Ты псих!

— Я знаю, наверно, за это ты меня любишь.

— Сама не знаю за что. Просто люблю.

— Я тоже тебя люблю.

— Знаешь, что ты мне никогда не говорил об этом.

— Знаю. Просто не было такой возможности. Как обстановка у дома клана?

— Ты не представляешь, что там твориться.

— Полетели туда, по дороге всё расскажешь.

— Здесь лететь недалеко. Я улетела дальше, думала, ты там упадёшь.

Она подобрала мой рюкзак и помогла мне добраться и сесть на глайдер. После чего вылетела обратно к дому клана.

— Рассказывай, как там обстановка.

— Около дома собралось много местных, и все требуют возврата их родных. Пока не стреляли, но почти все вооружены. Полиция подогнала два броневика и перекрыла подходы к дому.

— Ты видела? Флаер долетел до дома?

— Не видела, я раньше улетела, но хорошо видела, как в него стреляли. Похоже, полиция с броневиков пыталась его сбить.

— Нет, это не они. У клана на крыше два спаренных зенитных орудия установлены. Это с них стреляли. Про них я совсем забыл, нужно было их отключить.


Когда мы прилетели к дому, нам открылась интересная картина. Флаер, похоже, клановые всё-таки сбили. Он упал около дома и прокопал глубокую борозду при падении, но часть его фюзеляжа, или двигатели по инерции полетели дальше и пробили как защитное ограждение вокруг дома, так и стену дома в нескольких местах. В эти проходы уже на штурм дома шла толпа, что раньше собралась около него. дома. Полиция уже никого не пыталась остановить и вместе с напавшими шла на штурм. Из дома пытались отстреливаться, но в ответ стреляли гораздо больше, и внутри дома уже находились первые штурмующие.

— Алекс, ты, похоже, уничтожил этот клан. — Мила оторвалась от бинокля и посмотрела на меня.

— Удачно получилось. Нужно глайдер переставить. Думаю, скоро у нас появятся гости.

— Думаешь, им удалось уйти от такой толпы?

— О подземном ходе толпа не знает. Могли уйти. Вопрос только в том, сколько их ушло. К сожалению, я пока совсем не в форме.

— Что, совсем плохо?

— Тошнит постоянно. Два раза за день головой приложился. Как ты думаешь?

— Думаю, что тебе плохо. У тебя на лице это написано.

— Это точно.

Мила оторвалась от просмотра, переставила глайдер и снова вернулась к просмотру. Сам я лег на горячий песочек рядом с глайдером и лежал. Мне так было легче. Меня как-то совсем не волновало, что там происходит.

— Полиция выводит из дома и сажает в броневики тех, что остались в живых, — сообщила мне Мила. — Все в крови и избиты жутко.

— Удивительно, что они живы. Думал, их толпа не пощадит.

— У мертвых не спросишь, где близких и родных искать.

— Видимо, поэтому пощадили.

— Интересно как. Несколько разумных вышло из дома и пошли осматривать остатки флаера. Алекс, они тебя пошли искать.

— Не найдут однозначно.

— Их полиция прогнала и сама пошла осматривать остатки флаера.

— Там нет ничего интересного.

— Прилетело пять платформ, и на них стали грузиться разумные.

— Это они полетели охрану предприятия добивать.

— Очень похоже, что так и есть. Остальные постепенно расходятся и растаскивают имущество клана.

— Вот это плохо. Они сейчас подземный ход найдут. Похоже, зря ждём, никто не сбежал оттуда.

— Кого ждём?

— Не знаю как ты, а я главу клана. Не просто же так я всё это устроил.

— Думаешь, придёт?

— Если жив и смог выбраться, должен появиться.

Она вернулась к наблюдению, но отвлеклась и посмотрела в расщелину.

— Алекс, а у нас гости.

— Кто?

— Не знаю, но кто-то открыл двери бокса.

— Посмотри внешние камеры бота — увидишь.

— Четверо и глава клана с ними.

— Это хорошо. Судя по всему, это руководство клана. Хоть здесь он меня не разочаровал.

— Что будем делать?

— Воевать.

— Вколи мне бодрящий укол из аптечки. Мне нужно немного прийти в себя.

— Передозировка будет.

— Это неважно сейчас. В капсуле потом полежу.

— Хорошо.

Я получил бодрящий коктейль, и мне почти сразу стало легче.

Осторожно встал, держась за глайдер, вроде уже могу стоять самостоятельно.

— Что они делают? — спросил Милу

— Двигатели прогревают.

— Спускаемся в расщелину. Бери вещи и спускаемся вниз, есть одна идея.

— Меня сильно пугают твои идеи.

Она забрала рюкзаки и мешок с продуктами, и мы стали спускаться вниз. Когда начали спуск, открылись ворота над ботом, и бот накрыло лавиной песка. Одновременно я подключился к искину бота и аварийно заглушил его двигатели. Теперь можно было не торопиться, их можно запустить, только когда искин проверит их работоспособность, а это несколько минут. Внутри бота находилось пятеро, и они пытались разобраться, что произошло. В пилотском кресле сидел сам глава и силился запустить двигатели. Двое его соседей давали ему советы.

— Что ты задумал, Алекс? — спросила Мила, когда мы подошли к открытым воротам и посмотрели на абордажный бот, засыпанный песком.

— Думаю, возможно, стоит прокатиться нам с ними и посмотреть, куда они полетят.

— Думаешь, они пустят нас к себе?

— Есть багажное отделение. В наружные камеры они сейчас ничего не видят, их песком завалило. Ты со мной или остаешься? Решай.

— Я с тобой.

Сам я открыл багажное отделение бота. Оно располагалось у него в кормовой части прямо над двигателями. Крышка у него открывалась вверх, и можно было спрыгнуть прямо туда, но это вышло бы громко. Нам пришлось съехать по песку на крышу бота и тихонько перебраться в него. Отделение бота оказалось достаточно просторным для двоих. Предназначалось оно для абордажных дроидов, а у оширцев они были всегда большими и громоздкими.

Закрыл отделение и посмотрел, что делает глава уже бывшего клана, а он прогревал двигатели снова. Ему это удалось, и мы вылетели из этого своеобразного гаража. Абордажный бот полетел в сторону пустыни, но при этом стремительно набирал высоту. Сразу после вылета я отправил наш глайдер обратно на стоянку. Чтобы запутать следы. Нас ищут однозначно. Интересно, куда мы направляемся? Гипердвигателя у бота не было, это я сразу проверил. Мне стало тяжело дышать, пришлось быстро достать из рюкзака свой скафандр и надеть его. Если бы не коктейль во мне, я бы уже давно отключился, но аптечка в скафандре мне дополнительно что-то вколола, и я держался. Бот постепенно поднимался на орбиту планеты. Вначале я подумал, что бот дожидается корабль, но скоро впереди показалась станция. Корабль его, действительно, не мог его ожидать. Слишком быстро и неожиданно всё случилось для него. Хотя кто знает у станции много кораблей.

— Как ты? — неожиданно спросила Мила.

— Сейчас отпустило, а пока выходили на орбиту, было плохо.

— Тебе как всегда везёт. Мы, похоже, на станцию летим.

— Не факт, возможно, у станции их ожидает корабль.

— Так или иначе, мы удачно вернулись к станции.

— Это точно.

— Ты наш челнок проверял?

— Проверял. Они три раза приходили. Их искин послал. Они пытались взломать искин ангара, но у них и на это мозгов не хватило. В общем коридоре около ангара второй день не работают камеры наблюдения, похоже, они там что-то готовят для нас.

— Это плохо.

— Посмотрим.

Всё-таки я ошибся — летели они на станцию, а не на корабль.


На станции они залетели в ангар, подобный нашему. При этом посадку бота в этом ангаре было сложно назвать мягкой. Бот при посадке несколько раз дал козла, пролетел почти весь ангар и замер около внутренних ворот. Бывшему главе клана нужно больше тренироваться в пилотировании. Похоже, он давно не летал. Во время полёта один их компании достал бутылку местного алкоголя, и к этой бутылке все приложились, включая и главу клана. Наружные ворота в ангар закрылись за нами, и он стал заполняться атмосферой. Сам я с помощью камер наружного наблюдения осматривал ангар. Он оказался большим, раза в три больше нашего, и практически пустым. В дальнем углу ангара я заметил пару платформ и три транспортных дроида. Больше в нём ничего не было.

— Мы на станции, — с улыбкой сообщила мне Мила.

— Да, прилетели. Жаль, я думал, мы в тайничок какой-нибудь полетим, а мы на станцию прилетели. Ангар практически пустой.

— Какой тайничок? О чём ты?

— Должны же они были где-то прятать награбленное.

— Мне кажется, они сразу всё перепродавали.

— Сразу нельзя — пропавших и их вещи наверняка будут искать родственники и друзья.

— Значит, есть тайничок.

— Он, похоже, был на этом предприятии, которое они охраняли. Очень удобное место, и охрана чрезвычайно ретиво его охраняла. Зачем им столь добросовестно стеречь чужое неработающее оборудование? Кроме того, вспомни записи с искина на предприятии. С кем они воевали там?

— Думаешь, это родственники проданных в рабство?

— С очень большой долей вероятности. Пытались выяснить судьбу родных и освободить их.

— Скорей всего, ты прав.

— Нам от этого не легче. Всё ценное, что там было, досталось другим.

— У нас гости.

— Кто?



Часть 2

— Не знаю, сам посмотри.

Посмотрел в наружные камеры наблюдения и обнаружил, что внутренние ворота ангара открываются. Около них был один из пятерки. Остальные по-прежнему находились в боте. Когда ворота открылись, в ангар осторожно зашли двое из СБ. Одного я сразу узнал — это был Кар, который приходил к нашему ангару, и с которым общался частный детектив.

— Сб-шники.

— Только их нам не хватало.

— Они нам точно не нужны.

— Что им здесь понадобилось?

— Судя по всему, этот Кар помогал клану, прикрывая продажу рабов на станции, как и захват линкора.

— Может, стоит поговорить с ним?

— Нам это ничего не даст, я тебе уже объяснял, почему.

Сб-шники зашли в ангар и разговаривали с встречавшим. Когда ворота в ангар закрылись, произошло событие, которое я совсем не ожидал. Второй сбшник сделал резкое движение рукой, и встречающий повалился на пол с перерезанным горлом.

— Вот это поворот.

— Что это было?

— Сб-шник его прикончил.

— За что?

— Сам ничего не понимаю. Судя по всему, у них маленький междусобойчик намечается. У сбшников нет шансов. Вдвоем против четырёх бывших десантников — совсем не вариант.

Вот только когда я посмотрел на происходящее внутри бота, ничего не понял. Все четверо сидели также на своих местах и никак не реагировали на небольшую проблему, произошедшую с одним из них. Мне раньше казалось, что они просто дремлют после перелёта, но теперь у меня зародились смутные подозрения.

— Нет, только не это.

— Что случилось?

— Посмотри на главу клана и остальных.

— Они никак не реагируют на сбшников.

— Похоже, этот пятый их вырубил. Это плохо.

— Почему?

— Нам нужен глава клана, а у меня есть подозрение, что он мертв. У мертвеца уже ничего не спросишь. Прикрой меня орудиями бота на всякий случай, придётся прикончить сбшников.

— Хорошо.

Нажал на открытие крышки багажного отделения и вколол себе обезболивающий укол.

Сбшники уже проникли внутрь бота через раскрытую дверь. На них никто не среагировал. Кара интересовал бывший глава клана. Он подошёл к нему и стал обыскивать его одежду. Второй занялся этим же, но уже с другими. Все из клана были одеты в доспехи планетарного десанта. В этих оширских доспехах я совсем не разбирался, но база по оружию пометила их как доспех планерного десанта Орно и отнесла к среднему классу защищенности. Одновременно отметив для меня их слабые места. Впрочем, это было уже неважно. Этот Кар недолго возился с доспехом главы клана и смог его расстегнуть. После чего достал оттуда мешочек и стал обыскивать карманы комбинезона. Он что-то нашёл, я не понял, но я сильно удивился второй раз за несколько минут. Неожиданно для меня второй сбшник снова взмахнул своим ножиком, и уже Кар с ножиком в спине отправился на перерождение. Сам занял позицию на крыше над входом в бот, но теперь пришлось резко поменять планы

— Мила, врубай глушилку, — сказал ей.

— Готово.

Спрыгнул вниз и, повиснув на верхней части двери, бесшумно проник внутрь бота. Второй сбшник поднял мешочек, который забрал Кар у главы клана и смотрел, что внутри. В этот момент мой клинок отправил его туда же, куда он только что отправил своего начальника. Наверно, они там скоро встретятся, и им будет что обсудить. Сам я подошёл к бывшему главе клана. Снял аптечку со скафандра и поднёс ему к шее. Аптека отказалась ему что-то вколоть, констатировав смерть.

— Алекс, это я.

Она зашла внутрь бота.

— Мила, ты накаркала. Везёт, везёт. Глава клана сдох.

— Туда ему и дорога.

— Как мы что-то узнаем теперь?

— Они все мертвы?

— Все.

— Не нужно было последнего убивать.

— Он никто, и зовут никак. Этот Кар мог что-то знать, а этот тупой, как пробка, и, кроме жажды наживы, в нём ничего нет.

— Не смотрел что в мешочке?

— Что там может быть? Камни, конечно.

— Много?

— Не знаю. Ты осторожней здесь, неизвестно какой яд он использовал.

— Думаю, он в алкоголь что-то подмешал.

— Он его сам пил.

— Значит, у него есть противоядие.

— Точно. Нужно обыскать его. Тащи его в бот. Нужно улетать отсюда.

— Думаешь, за воротами ещё сб-шники?

— Думаю, что они были вдвоём, но скоро их начнут искать, и нам нужно быстрее убираться отсюда пока всё тихо.

— Поняла.

Пока она затаскивала тело в бот, я взламывал искин ангара. Защита здесь была самая примитивная, и мне удалось легко обойти её. Камеры наблюдения в ангаре были, но не работали.

После чего убрал тело Минг Шу из кресла пилота и сам занял его.

— Мила, потом посмотришь, что у них есть.

— Интересно же.

Она с интересом осматривала сб-шников.

Часть 3

— Мы вылетаем, пристегнись.

— Ангар закрыт. Куда ты собрался?

— Уже нет.

— Быстро ты с ним разобрался.

Она заняла одно из пустых мест, и мы взлетели. Мне стало понятно, почему бот запрыгал, когда мы садились. Минг Шу умер во время посадки, и искин перехватил управление в самый последний момент. Когда мы вылетели, я думал что отвечать, когда меня запросит диспетчерская станции, но никаких вызовов от них не последовало, и я без проблем долетел до ангара с челноком. Хорошо, что он оказался недалеко. Подлетая к нашему ангару, я включил на максимум силовую защиту бота и передал управление пушками бота Миле, но это не потребовалось. Бот без всяких помех залетел в наш ангар. Честно говоря, у меня были большие сомнения, когда я открыл трюм челнока, поместиться туда бот или нет. Бот поместился, и даже осталось место. Хорошо, что я специально освободил почти весь трюм раньше. Переместив большую часть капсул в двигательный отсек. Там после замены двигателей появилось много места.

Когда закрылись ворота трюма, я облегчённо выдохнул.

— Всё, мы на месте.

— Как хорошо, что мы вернулись обратно. Здесь нет этого холода и больших гор песка.

— Не расслабляйся. Бери Минг Шу и тащим его в реаниматор.

— Ты думаешь его можно оживить?

— Нужно попробовать, или, возможно, получиться сделать ментокопирование.

— Помогай тогда, он тяжёлый.

Мы вытащили его тело и поволокли в каюту. Там быстро раздели и уложили в капсулу. Сразу запустил реанимационные процедуры в автоматическом режиме.

— Мила, бери сб-шника Кара, уложим его в другую капсулу.

— Ты же говорил, что им не сделать ментокопирование.

— Хочу попробовать. Не получиться, значит не получиться.

Мы его также раздели и уложили в соседнюю капсулу.

— Другого будем укладывать? — спросила Мила.

— Давай попробуем.

Он последовал за начальником. Это сбшник оказался фанатом холодного оружия, у него нашлось несколько разных ножей в одежде. Всё это заинтересовало Милу, и она внимательно рассматривала это оружие.

— Сможешь сделать остальным контрольные выстрелы?

— Они ведь мертвые?

— А если встанут? Ты знаешь, какой яд был использован?

— Нет.

— Поэтому нужно добить.

— Сделаю.

— Делай, а я буду готовить челнок к вылету. Глушилку не выключай пока.

— Хорошо.

Пригнал дроида и стал отсоединять противоракетный комплекс. Когда всё убрал, осмотрелся. В ангаре больше ничего не было, отправил дроида включить внутренние камеры наблюдения и проверил наружные камеры. Оказалось, что их отключил техник два дня назад и картинки о том, что происходит около ангара, не запечатлелось. Дроид уже включил камеры внутри ангара и вернулся на челнок, сам в последний раз бросил взгляд на пустой ангар и похромал за ним. Мила чем-то занималась в боте. Скорей всего, мародеркой.

— Ты как там? — спросил её.

— Порядок.

— Мы вылетаем. Потом с ними разберёшься.

— Я уже почти закончила.

— Вещи главы клана сложи в отдельную кучу, потом посмотрю.

— Хорошо. Ну почему ты не снимаешься? Слушай, у нас ведь куча трофеев осталась на планете?

— Ты предлагаешь вернуться за ними?

— Обидно.

— Забудь.




Я уже запустил двигатели, когда она пришла в рубку, держа в руках мешочек, из-за которого они друг друга перебили.

— Какие красивые и большие, — сказала девушка, рассматривая их в мешочке.

— Тебя не смущает, что каждый камень в мешочке щедро полит кровью невинных жертв?

— Они чистые и красивые.

— Это я образно выразился.

— Я поняла. Мы в этом совсем не виноваты.

— Эти камни будут искать. От них нужно избавиться, но не сейчас. Сейчас это опасно.

— Никто не знает, что камни у нас.

— Не будь наивной. Наверняка по всей планете ищут главу клана и эту четвёрку. Если ты думаешь, что ради того, чтобы им отомстить, то зря.

Открыл внешние ворота ангара и неспешно вылетел из него.

— Мила, нужно закрепить абордажный бот в трюме.

— Так закрепи сам. У тебя там дроиды есть.

Пришлось заняться этим, после чего вернуть ангару старые коды доступа и удалить свои защитные программы с искина.

— Диспетчерская вызывает челнок «Быстрый»

— Слушаю, — отозвалась диспетчерская после небольшой паузы.

— Запрашиваю пробный полёт вокруг планеты для проверки двигателей челнока.

Ответа долго не было.

— Диспетчерская челноку «Быстрый»: облёт планеты разрешаю.

Отлично, этот трюк и здесь сработал. Интересно, будет погоня?

— Принял, диспетчерская.

Развернул челнок и начал разгон по орбите планеты. Когда меня не стало видно со станции, сменил курс и встал на полосу для разгона.

Больше часа не было никакой реакции со стороны диспетчерской на мои действия. Я уже пролетел треть полосы разгона, когда они проснулись.

— Челнок «Быстрый», это диспетчерская. Ты куда собрался?

— Диспетчерская, это «Быстрый». Планы неожиданно поменялись, запрашиваю разрешение на покидание вашей системы.

— Разрешаю. Проваливай.

— Премного благодарен.

Вот даже как! Не держим. Прощай, Оршанг, надеюсь, мы больше не увидимся.


Оширская система ZGI679658868

В этой системе мы находились третий день. На всякий случай я спрятал челнок в пояс астероидов, хотя в системе никого, кроме нас с Милой, не было. В этой системе восемь планет вращались вокруг небольшой звезды. Все планеты были признаны непригодными для колонизации. Астероидный пояс в системе присутствовал, но, видимо, не представлял интереса для шахтёров. В систему они также не прилетали.

Транзитные трассы проходили далеко отсюда, и транзитники также в систему не залетали. Именно поэтому я выбрал данную систему. Мне был нужен отдых и лечение. Мне хорошо досталось там, на Оршанге. Лечебная капсула три дня меня держала внутри себя и только сейчас открыла свою крышку.

— Как ты? — спросила Мила, когда она открылась.

— Значительно лучше. Ты не соскучилась по мне?

— Очень соскучилась. Ты не представляешь как здесь одиноко одной.

— Зато безопасно. Гостей не было?

— Нет. Никто не прилетал в систему.

— Чем ты занималась?

— Трофеями, чем ещё? Как думаешь, сколько стоит такой абордажный бот?

— Без понятия. Думаю, миллион, даже больше. Он не старый.

— Тогда мы возместили все убытки, связанные с потерей линкора, и даже в плюсе.

— Это хорошо.

— Осталось только Леру найти.

— А вот с этим всё плохо.

— Пошли в спальню, там поговорим. У нас медовый месяц.

Ничто не бодрит так, как хороший секс, а после капсулы я чувствовал себя на все сто.

— Как будем искать Леру? — спросила Мила.

— Не знаю, у меня нет ни одной идеи на этот счёт. Одна надежда на линкор. Он не иголка в стоге сена, рано ли поздно всплывёт где-нибудь. Плохо, что мы совсем не знаем дальнейших планов главы клана. Честно говоря, я вовсе не ожидал такого развития событий, какой там случился.

— Такого развития событий не ожидал никто. Как думаешь, зачем он их отравил?

— Не знаю, его чем-то шантажировала СБ. Я смог прочитать у него по губам: «Отпустите её, я всё сделал».

— Кого её?

— Не знаю — мама, жена, дочь, сестра. Здесь возможно много вариантов.

— За что его убили тогда?

— Свидетель. Его не планировали оставить в живых. Думаю, СБ вообще не имеет отношения к этому. Это личные дела этого Кара, иникто на станции не знал, что бот вместе с руководством клана прилетел на станцию. Это подтверждается тем фактом, чтодиспетчерская не спросила меня, кто я и куда полетел на боте. Этот Кар собирался все камушки прибрать себе и повесить убийство на напарника, но тот это понял и сработал на опережение. Ангар, где всё произошло, наверняка СБ принадлежи клану, но оформлен на подставных разумных. Думаю, через него проходил транзит рабов и криокапсул. Когда сеть появится, я проверю, так это или нет.

— Как ты это проверишь?

— Записи сохранившиеся поищу и посмотрю, что прилетало и выгружалось в этот ангар.

— Попробуй.

— Знаешь, что мне непонятно? Как этот Кар сумел сработать так оперативно и заставить данного отравителя это сделать. Глава клана доверял ему однозначно, иначе не взял бы с собой.

— Не знаю.

— Возможно, это просто совпадение, и всё это готовилось заранее Каром, чтобы закрыть все дела с кланом.

— Очень может быть.

— Сейчас мы это уже не узнаем.

— Что сейчас будет?

— Будут искать, куда пропал этот Кар вместе со вторым. Вспомни, как тогда на станции пропал главный инженер, а потом и начальник СБ.

— Думаешь, выйдут на нас?

— Всё возможно, но этот Кар перед тем, как идти в этот ангар, наверняка, подстраховался и отключил камеры, а станция большая, и где его искать, непонятно. Здесь многое зависит от желания его начальства. Может, его искать никто не захочет, а может, наоборот, будут землю рыть и всю станцию перероют. Нам это неважно, пускай ищут. От тел и вещей мы сейчас избавимся, и всё.

— Что по руководству клана, думаешь, их будут искать?

— Вот здесь я ничего не знаю. Ты не дала ничего узнать о них. Кто они такие? Откуда? С кем в руководстве колонии работают? К сожалению, мы ничего не знаем о них. Мы уничтожили этот клан, а дальше что?

— Хороший вопрос.

— Вот и я ничего не знаю. Понятно, что там нашли подземный ход и видели бот, улетающий оттуда. Что искать их будут, это понятно.

Вопрос только в том, насколько долго и как активно это будут делать. Мне почему-то кажется, что их поищут и быстро успокоятся. Руководству колонии такие скандалы не нужны.

Нам это уже неважно. Для нас плохо, если раскопают, что нам достались камни. Тогда охотники за головами точно начнут нас искать ради них. Знаешь, чего я не понимаю.

— Что?

— Зачем клан этим занимался.

— Ты о чём? О грабежах?

— Нет, о работорговле.

— Креды, конечно.

— Не сходиться у меня.

— Почему?

— Сама подумай. У них в списке было триста двадцать шесть разумных. Хороший раб у аварцев стоит тридцать тысяч в среднем.

— Дороже.

— Хорошо, давай возьмём пятьдесят тысяч за раба. Это шестнадцать миллионов, но всех по такой цене ты не продашь. Значит, это десять-двенадцать миллионов. Ради чего рисковать всем и заниматься этим ради десяти миллионов?

— Думаю, что они не хотели убивать старателей и пытались их захватить и продать.

— Убить проще, не нужно с ними мучиться и везти к аварцам. Наверняка добыча была и так хорошей. Сами камни и оборудование для их добычи дорого стоят.

— Мне кажется, здесь ты не прав. Они не хотели их убивать и поэтому использовали нейротик.

— Риск большой, а прибыть маленькая. Не разумно, но, возможно, здесь ты права.

— Кто сказал, что это весь список? Может быть, это только список разумных, которых отправили на линкоре.

— Возможно. Кстати, что с ментокопированием?

— Не знаю, я не подходила к капсулам с ними.

— Давай посмотрим, что из этого получилось, — сказал и через искин подключился к первой капсуле.

Оказалось, что это капсула, где находился Кар. Тут , как говорится, мимо, как я и думал. Запись была пустой. Следующей оказалась капсула с главой клана. Здесь повезло немного больше. Сохранились частичные воспоминания за последние несколько лет. Скопировал их себе на нейросеть и остановил копирование. Второго сбшника было бесполезно смотреть, там тоже ничего нет, но всё-таки решил поглядеть и, к своему большому удивлению, увидел запись. Она была тоже кусками, и эти куски были большими. Скопировал её себе и тоже остановил процесс. После чего задумался, почему у одного сбшника получилась запись, а у второго нет. Начал просматривать запись, но меня отвлекла Мила.

— Алекс, Алекс! — она трясла меня за плечо.

Пришлось остановить просмотр.

— Что случилось?

— Рассказывай, что там?

— У этого сбшника Кара ничего не вышло, а у двух других получилось, но фрагментировано. Сейчас пытаюсь понять, почему так произошло.

— Скинь мне записи, я сама хочу посмотреть! — потребовала она.

— Смотри, — и отправил ей записи.

Сам решил посмотреть, какие нейросети у них стоят. Оказалось, что у Кара была специализированная нейросеть, а у второго сбшника самая обычная. Запустил капсулы на извлечение нейросетей и вернулся к просмотру записей. Мне всегда не нравилось, когда я что-то не понимал, и в первую очередь я стал разбираться, почему так. Быстро выяснилось, что всё просто и банально. Такие нейросети делают исключительно на заказ и доставляют специальным транспортом. Нейросеть не успели изготовить и доставить в СБ станции. Этот второй сбшник был новичком и отработал в СБ чуть больше полугода. Он, действительно, понял, что Кар не захочет делиться и порешит его. Поэтому он решил подстраховаться и убать того.



Зачем его Кар взял с собой, он не понял, но когда Кар дал приказ прикончить этого кланового, и он его выполнил. Этот клановый, как он понял, был финансистом клана и просил Кара о какой-то женщине. Здесь я не ошибся. Кар ему сообщил, что это они бывшие наёмники и могут напасть на них, после чего они пошли к боту. Этот сбшник ничего не знал о том, кто они и откуда. Он прилетел работать в СБ из другой системы и только начал разбираться в работе СБ. К серьезным делам его не допускали, и он пока работал с кем-то в паре. Мне даже его жалко стало. Не повезло ему. Запись постоянно прерывалась, выхватывались отдельные куски. Отмотал на год назад и стал смотреть, и опять был немного ошарашен. Быстро выяснилось, что этот парень — наёмный убийца, причём в розыске на Ошире. Специалист по холодному оружию. Мне ещё там, в ангаре, когда он прикончил этого финансиста, его движение показалось профессиональным. Возник резонный вопрос, а собственно, как он тогда оказался в СБ?

Долго и внимательно просматривал сохранившиеся фрагменты и нашёл один интересный кусок. На фрагменте был его разговор с другим оширцем. Он тому говорил, что выполнил работу, но у него на хвосте полиция и он вынужден скрываться. Чем закончился разговор, было непонятно, запись оборвалась. Дальше нашёлся ещё один разговор с этим же оширцем. В этом фрагменте оширец сказал ему, что он очень плохо отработал, но все равно поможет ему. Тот получит новое имя и будет работать в СБ. Он там должен научиться всему и закрепиться, после чего по приказу ликвидировать не кого-нибудь, а Кара. Запись опять обрывалась, и чем закончился разговор, я не услышал. Кто же этот оширец, и самое главное, он не боялся и не скрывал своё лицо. Может, менять имена и устраивать в СБ на работу? Однозначно это какая-то спецслужба. Где-то я его видел. Вот только где?

— Мила, ты что смотришь?

— Запись главы клана, а ты что?

— Второго сбшника.

— Там нет ничего интересного.

— Как раз интересно. Ты знаешь, что он был наемным убийцей и находился в розыске.

— Не может быть.

— Может.

— Как он тогда в СБ очутился?

— Помогли.

— Посмотри этот кусок записи. Ты не видела этого оширца раньше?

Она недолго смотрела.

— Видела. Вот, на записи он с главой клана.

Она скинула мне фрагмент записи, и я начал просматривать её.

— Знакомая каюта.

— Где это они?

— Капитанская каюта линкора.

— Как ты её опознал?

— Я когда его ремонтировал, не один раз в ней ночевал.

— Понятно.

Разговор у этого оширца с главой клана шёл о его разумных. Этот оширец называл имя, а глава клана давал ему краткую характеристику. Середина записи отсутствовала , но в следующем фрагменте было окончание разговора. Начиналась запись с того, что они продолжили обсуждение экипажа, но скоро этот список закончился, и началось обсуждение дел.

— Скажи мне, зачем ты устроил весь этот цирк с липовыми наёмниками и вооружил их? — спросил его глава клана.

— Ты сам так и не понял?

— Нет.

— Почитай местный форум — поймёшь.

— Что там читать? Один бред пишут.

— Зря ты так. Запомни, тебя администрация прикрывать будет пока ты им нужен, а потом сольют.

— Кого мне бояться? Этот сброд, что ли?

— Напрасно ты так. Здесь не десант и поверь, если будет нужно, найдут способ как тебя уничтожить.

— Не боюсь я их.

— Послушай, ты что, надеешься отсидеться за стенами твоего дома? Ты сам хорошо знаешь, что не получится в нём отсидеться, если толпа на дом попрёт.

— Отобьюсь, это совсем не проблема.

— Ты совсем головой не соображаешь. Ты перестреляешь их, а что дальше?

Часть 4

— Для них ничего.

— Вот именно, а для тебя немного позже. Шарахнут с орбиты,

чем— нибудь, и привет. Ладно, это детали. Сделал я это, чтобы тебя прикрыть. Завтра везде сообщат, что вы уничтожили большую банду бандитов, которые грабили и убивали местных искателей и попытались захватить линкор. После чего выйдут хвалебные статьи о вас. За них уже заплачено. В них напишут, что на вас наговаривают и обвиняют непонятно в чём, а вы помогаете местным искателям и по мере сил боретесь с бандитами. Администрация тоже довольна, что вы этот сброд с улиц убрали. Всем хорошо. Понял?

— Понял, но это не наше дело, а полиции.

— Вы помогли полиции, это разве плохо?

— Нет, но я потерял гораздо больше разумных, чем мог бы.

— Радуйся, тебе придётся меньше им платить.

— Если бы.

— Новых наберёшь.

— Их обучать нужно.

— Обучишь, но теперь ты можешь спокойно работать дальше, и тебя никто не тронет. Главное, не подставляйся так больше.

— Не подставлюсь. Ты сам почему решил улетать?

— Под меня копают из-за этих предприятий, нужно исчезнуть на какое-то время.

— Куда ты сейчас?

— Слетаю на Наридо, а дальше видно будет.

— С кем мне работать сейчас в администрации?

— Вот мой человек и его контакт, обращайся к нему.

— Ему можно доверять?

На этом запись оборвалась.

— Какое интересное видео.

— Сама была удивлена, когда увидела.

— Значит, клан работает на этого оширца.

— Глава клана называет его Ожи.

— Скорей всего, это ненастоящее имя.

— Где-то я его видел раньше, но не могу вспомнить, где.

— Что такое Наридо?

— Не знаю, никогда не слышал такое название. Возможно, это станция такая.

— На станцию он не сунется. Линкор в розыске.

— Судя по всему, для него это совсем не проблема. Не удивлюсь, если у линкора новый транспондер, и он уже легален.

— Ты так думаешь?

— Запросто.

— Знаешь, это даже хорошо для Леры.

— Почему?

— Потому что этот оширец умён и расчётлив. Он опасный противник, и мы сильно испортили его планы. Он имел виды на этот клан, а мы его уничтожили. Наверняка он знает, что мы ищем линкор и её.

— Что он сделает?

— Без понятия. Убить он её точно не должен. Она ему нужна, чтобы противостоять мне. Он совсем не ожидал меня увидеть, и она его единственный козырь. Ведь я был официально мертв. Кстати, вспомнил, где я его видел раньше.

— Где?

— В полиции. Когда я смотрел список пропавших без вести, он в нём был в самом начале.

— Думаешь, с ним разобрались родственники?

— Нет, он специально это сделал. На самом деле он на линкоре командует, а для большинства он пропал без вести. Вообще мы разрушили многие его планы. Думаю, он напуган и решает что делать.

— Почему напуган?

— Поставь себя на его место. Появляется реальный владелец линкора, который ты захватил вместе с его женой, и начинает угрожать твоему клану целой эскадрой. Причём он знает уже все детали захвата линкора. После чего от клана, на который у тебя большие планы, остаётся только название. Что ты будешь думать?

— Даже не знаю.

— Думаешь, он получил от главы клана видео с тобой?

— Думаю, что даже если он не получил сообщение сейчас, то получит его в ближайшем будущем, а есть у меня эскадра, или нет, он точно знать не может.

Сам я проверил, отправилось Миле моё прощальное письмо, или нет. Видимо, после посадки я на автомате отменил его отправку, и оно не ушло.

— Что он будет делать?

— Без понятия. Мы о нём ничего не знаем. Есть у меня подозрение, что он работает на какую-то спецслужбу, и это сильно всё усложняет. Впрочем, видно будет. Нам пока нужна глобальная сеть, без неё как без рук.

— Куда летим?

— К ближайшей крупной станции, где много разных кораблей. Там проще потеряться, но вначале нужно избавиться от тел и вещей сбшников.


Оширская система ZGI679658432

Торговая станция Онглидо.

Мягко посадил челнок в ангаре, который мы арендовали. В системе находилось две станции. Одна небольшая на орбите планеты колонии. Вторая станция оказалась большой торговой. Здесь относительно недалеко от Авара, и около станции много аварских транспортников. На стоянке около станции заметил несколько аратанских кораблей, хотя отсюда до Аратана достаточно далеко. Эту станцию я выбрал по двум причинам. В эту сторону улетел линкор, и на станции не было клана Тарт-хо. Который был главным на Оршанге.

— Чем займёмся? — спросила Мила.

— Предлагаю сходить в бар развеяться, заодно станцию посмотреть.

— Принимается.

— Только никого там не бить. Мы на работе.

— Постараюсь.

Мы вышли с ангара и осмотрелись. Около нас находились только склады различных компаний, рядом не было ни одного бара. Мы направились по коридору в сторону центра станции. Она имела шаровидную форму. Вскоре появилось большое количество торговых лавочек, но вот бары не встречались.

— Мила, возможно, здесь бары запрещены?

— Нет, они у них специально в центре сделаны, чтобы проходили через торговые лавочки.

— Откуда ты узнала?

— На местном форуме прочитала.

— Что там ещё пишут?

— Ерунда всякая, ничего интересного для тебя.

— Понятно.

Мы прошли несколько баров, в которые я предлагал зайти, но Мила сказала, что у них плохие отзывы, и повела меня дальше. На станции уже вечерело, и бар оказался полным, когда мы в него пришли.

— Мила, нам даже сесть негде.

— Найдём.

Как раз одна парочка решила переместиться в каюту, и мы заняли их место. Недалеко от нас находился ринг, и на нём проводились бои или какие-то шоу, но сейчас он пустовал. Немного дальше стояла сцена, и там проходило танцевальное шоу, но нам было плохо видно его. Около сцены толпилось много разумных.

— Плохое место, отсюда ничего не видно, что происходит на сцене.

— Что ты там не видел?

— Шоу там интересное, смотри, сколько там местных собралось.

— Это не местные. Здесь бар для гостей станции. Пилоты по женским прелестям соскучились, вот и пялятся на них.

— Может, я тоже хочу посмотреть, что там за прелести.

— Я тебе на челноке их покажу.

— Ладно, как здесь заказывать нужно?

— Я уже всё заказала.

— Мне тоже?

— Конечно.

За нашим столиком сидела ещё парочка пилотов, и я поздоровался с ними.

— Привет. Вы откуда, если не секрет.

— Аратана, — ответила мне девушка.

— Мы тоже оттуда. Вы давно там были?

— Давно. Три месяца уже здесь летаем. А вы давно?

— Мы тоже давно, месяц как улетели оттуда. На Аваре были, потом сюда прилетели.

Подошла официантка и принесла на два блюда, бутылку алкоголя и два бокала к ней. После чего наполнила бокалы, улыбнулась Миле и ушла. Попробовал, что за блюдо она принесла. По вкусу похоже на мясо какого-то морского гада. Приготовлено оно было достаточно вкусно.

— Не слышали, в сети пишут, что наши воевать собираются с аварцами? — спросил парень.

— Ничего такого не слышали. Всё мирно было, когда мы к ним летали. Из-за чего воевать?

— Не знаю, слухи разные ходят.

— Ничего такого не слышали. Мы сами на флоте раньше служили, и скажу вам по секрету, война и так идёт постоянно. Стычки между теми и другими возникали постоянно.

— Ты это стычками называешь? — вмешалась в разговор Мила.

— Ну да.

— Помню, когда ты три их крейсера раздолбал и пленил экипажи, они сильно обиделись.

— Не было такого. Вернее было, но мы всех потом отпустили.

— И разобрали у них крейсера.

— Это тоже так, но здесь мне приказали.

— Знал бы ты, на каком уровне тогда решались все твои выходки.

— Они пираты , я правильно поступил!

— Никто не спорит. Болтали, что они специально тебя искали после этого.

— Весёлая у вас служба была, — сказала девушка.

— С ним точно не соскучишься, — ответила ей Мила.

Сбоку зазвучала громкая музыка, и мы повернулись туда. Ринг подсветился, и там появился ведущий. Бросил взгляд на танцевальную сцену — там шоу уже закончилось. Здесь оно только начиналось. Посмотрим, что за шоу здесь, оно теперь рядом с нами. У нас места совсем рядом с рингом.

— Внимание, гости бара, встречайте нашего чемпиона! — закричал ведущий.

Откуда-то сбоку выскочил абсолютно голый парень в одной набедренной повязке вместо одежды. Даже набедренной повязкой это было сложно назвать. Небольшая полоска ткани больше для вида и черный плащ на спине.Женская половина стола с огромным интересом стала наблюдать за ним, Мила захлопала вместе со всеми, когда он выскочил на ринг.

— Внимание, гости бара приветствуем нашего чемпиона! — продолжил ведущий — Для тех, кто не знает, это Пантера — наш непобедимый чемпион. Сейчас он выберет себе противника среди гостей бара. По правилам нашего бара гости не могут отказаться от поединка с ним.

Этот чемпион почему-то посмотрел на меня и ткнул в меня пальцем.

— Ты, — добавил он.

— Что же, наш чемпион сделал свой выбор, — продолжил ведущий. — Как вас зовут, молодой человек? — при этом он смотрел на меня и обращался вроде ко мне.

Сам я был удивлён данным обстоятельством и совсем не собирался добровольно участвовать в местном шоу. Тем более, что это за шоу, я не знал. Однако ведущий уже каким-то чудесным образом оказался рядом с нами и сунул мне микрофон под нос.

— Итак, молодой человек, как вас зовут? — повторно спросил он.

— Алекс его зовут, — ответила за меня Мила, когда догадалась, что я совсем не понимаю, что происходит.

— Что же, Алекс, добро пожаловать на ринг.

— Мне кажется, ваш чемпион ошибся и выбрал не того. Думаю, ему нужно дать второй шанс, — ответил ведущему, когда немного пришёл в себя.

— Выбор сделан, и вы не можете отказаться.

— Вы не поняли, я предлагаю ему отказаться и передумать, пока у него есть такая возможность.

— Я вызываю тебя, мерзкий трус, дерись со мной! — закричал чемпион с ринга.

— Тогда ты станешь бывшим чемпионом, — спокойно ответил ему.

— Выходи на ринг, трус, или я сейчас заберу твою девку, и она будет моей.

— Что же, я предлагал тебе передумать.

— Дамы и господа, приветствуем нашего второго бойца Алекса! — закричал ведущий, когда я стал выбираться из-за столика.

— Мила, здесь тотализатор есть? — тихонько спросил её.

— Я на тебя уже поставила, — шепнула она в ответ — Ты хорошо сбил ставки.

— Понял.

Путь к рингу мне перекрыл ведущий.

— Оставь оружие подруге, — сказал он.

— Жене, — поправила его Мила.

Пришлось разоружиться.

— Прошу на ринг, — сказал ведущий, когда увидел, что я отдал всё оружие Миле.

Мы вместе с ним поднялись на ринг.

— Вижу, что Алекс готов, — продолжил ведущий уже на ринге — Чемпион, ты готов?

— Готов, — ответил тот.

— Прошу подойти ко мне.

Мы подошли.

— Правила знаете?

— Нет, — честно ответил ему.

— В пах бить запрещено, больше никаких запретов нет.

— Тогда понятно.

— Я тебя порву, — сказал чемпион.

— Не надорвись.

Мы разошли по углам.

— Начали, — сказал ведущий, и прозвучало какое-то подобие гонга.

Этот чемпион сразу стал двигаться ко мне. Честно говоря, я совсем не понимал, что это за шоу, и что нужно делать. Возможно, это всё шоу вроде реслинга, не больше. Вот только хороший удар в солнечное сплетение, пропущенный мной, быстро вернули меня в реальность, и я очутился на полу ринга. Ведущий начал отсчёт.

— Я в порядке,— ответил ему, когда смог восстановить дыхание.

Мой противник стоял рядом и улыбался. Сейчас я сотру эту улыбку с твоего лица.

— Начали! — оповестил ведущий и сразу отскочил назад.

Мой противник решил меня ударить ногой, но я уже был в боевом режиме. Уклонился от его удара и провёл подсечку. Он с грохотом оказался на полу ринга. Хотел добить, но между нами внезапно возник ведущий. Он начал отсчёт чемпиону, хотя я его почти не приложил.

При этом он успевал ещё комментировать.

— Уважаемые гости бара, вы оценили как Алекс только что отправил на ринг нашего чемпиона? Посмотрим теперь кто кого.

Чемпион, больше для виду, полежал, после чего поднялся.

— Всё. Теперь я его порву! — сообщил он в микрофон.

Он совсем не ожидал от меня сопротивления. Одет я был в старый комбинезон техника, и он решил, что я техник с корабля.

— Начали, — сказал ведущий и отскочил назад.

Мой противник попёр на меня как танк в надежде схватить и перевести схватку в партер. В мои планы это совсем не входило. Он почти захватил меня, но в последний момент я подпрыгнул, и мой удар коленом в его ничем не прикрытую челюсть отправил его снова на пол ринга.

— Вот это удар! И наш чемпион снова на полу. Это Алекс сегодня в ударе или это наш чемпион нынче не в форме? — между нами опять нарисовался ведущий.

В этот раз он совсем не спешил, видя, что мой противник не может прийти в себя. Вообще я думал, что он после такого удара не встанет, но он, пошатываясь, всё-таки смог это сделать. Ведущий что-то долго говорил, давая ему прийти в себя. Весь бар, а это не одна сотня разумных, с большим интересом наблюдал за нашим поединком.

— Алекс, ты готов? — неожиданно ведущий обратился ко мне.

— Готов.

— Тогда продолжим.

В глазах противника я прочитал страх, когда мы начали сближаться. Больше он не пытался меня атаковать, и теперь я атаковал его. Он пропустил ещё два моих удара и снова очутился на полу ринга. Ведущий опять начал отчёт. В этот раз он не смог встать, как не старался ведущий тянуть время. Только когда прозвучало из его уст «десять», бар взревел.

— Уважаемые гости бара, у нас новый чемпион — Алекс. Прошу любить и жаловать, а теперь небольшая музыкальная пауза. Заиграла бодрая музыка, и на ринге появились танцовщицы. Сам я спустился с ринга и пошёл к своему столику. По дороге меня поздравили многие из разумных, что собрались около ринга посмотреть на поединок. Мила сидела за столиком жутко довольная.

— Алекс, я на тебе кучу кредов выиграла, — сказала она, когда я сел на своё место.

— Мы, кстати, тоже, — поддержала её наша соседка.

— Ничего не понимаю, что за бар такой, где бьют гостей?

— Ты же мне запретил драться, вот я и выбрала такой бар. Здесь без проблем можно это сделать, — ответила Мила.

— Это я уже заметил.

— Кушай мясо, тебе ещё ночью работать.

Она мне вернула оружие, и я стал вооружаться обратно.

— Что это за мясо?

— Нравится?

— Вкусно.

— Оно с афродизиаком.

— У тебя такое же?

— Конечно.

— Тогда ладно.

После смерти главы клана я как-то осторожно стал относиться к пище. Первая бутылка вина была уже пустой, но на столе стояла открытая вторая бутылка, и я налил себе в бокал из неё. Это вино хорошо сочеталось со вкусом мяса. Все, кроме меня, уже поели и налегали на выпивку. Опять заиграла боевая музыка, и я чуть не подавился. Быстро сообразив, что раз я теперь чемпион, мне предстоит защищать своё чемпионство.

— Уважаемые гости бара, встречаем нашу чемпионку. Где ты, наша красавица? А вот и она — Афродита. Встречаем!

Когда я повернул голову, чтобы посмотреть на Афродиту, второй раз чуть не подавился куском. До Афродиты ей было как мне до Геракла. Она была жутко перекаченной. Одна ходячая гора мышц. Две полоски из одежды такие же, как у Пантеры, почти ничего не прикрывали. Она радостно запрыгала на ринге, приветствуя зрителей. Видимо, у неё здесь были поклонники, и посетители потянулись к сцене.

— Я вызываю тебя, — она показала на меня, но смотрела она на что-то, находящееся недалеко от меня.

— Я понял! За этим столиком место проклятое, — тихонько шепнул Миле, а она уже разоружалась.

— Я быстро. Сейчас я с ней разберусь.

— Она меня вызвала.

— Здесь только женщина с женщиной дерутся.

— Откуда ты знаешь?

— Почитай правила при входе в бар.

— Здесь есть правила?

— Да. Держи, — она отдала мне всё своё оружие и пошла к рингу.

Часть 5

— Да. Держи, — она отдала мне всё своё оружие и пошла к рингу.

Поединок у них проходил с переменным успехом, в итоге Миле удалось победить одним очень хитрым приёмом, выкинув Афродиту с ринга. Это здесь считалось поражением. Под восторженные взгляды зрителей Мила, как королева, вернулась к нам за столик. Официантка за это время принесла нам ещё бутылку вина, заявив, что это подарок от заведения. Мила сразу налила себе и отпила половину.

— Как ты? — ей прилично досталось в отличие от меня.

— Похоже, она мне плечевой сустав повредила. Мне в капсулу будет нужно.

— У тебя фингал под глазом будет и губа разбита.

— Это ерунда, полежу в капсуле и буду как новенькая. Мне мышечный усилитель не нравится, похоже, она мне его повредила.

— С этим вопросом точно не ко мне.

— Понимаю.

— Ты запись на нейросеть сделал?

— Конечно

— Скинь мне.

— Держи.

Развлекательная программа на этом закончилась, и часть зрителей потянулась на выход, на станции была уже глубокая ночь. Мила сказала соседям, что нам тоже пора. Они тоже решили покинуть бар, и мы вместе пошли на выход. Оказалось, что у них своя платформа рядом, и они нас любезно подвезли к воротам ангара.

Ночка у нас была бурная после этих кусочков мяса с афродизиаком.


Сидел в кают-компании и завтракал, когда ко мне решила присоединиться проснувшаяся Мила. Выглядела она недовольной. У неё красовался приличный фингал под глазом.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил её.

— Плохо. Глаз опух.

— Я тебе ещё вчера сказал, что так будет.

— Я вчера аптечку приложила. Думала, пройдёт. Плечо тоже болит.

— Значит, в капсулу сейчас уложу.

— Не хочу в капсулу.

— Почему?

— Потом положишь, когда со станции улетим.

— Может, пока мы на станции, тебе стоит к медику сходить и проверить мышечные усилители?

— Думаю, с ними всё в порядке.

— Смотри сама.

— Хочу с отцом поговорить пока мы на станции. Узнать как у него дела.

— Поговори. Планшет у меня в рюкзаке возьми. Я присмотрю за шпионскими подарками от СБ.

Она вызвала его, как только он ответил, сразу пришёл шпионский пакет.

— Папа, привет, — сказала она.

— Мила, что с тобой случилось? — обеспокоенно спросил он — Тебя что, Алекс побил?

— Нет, папа, он меня не бьёт. Он только когда разозлился на меня, пообещал запихнуть меня в криокапсулу и отправить к тебе ,— при этом она показала мне язык. — Вот нажаловалось на тебя, — сказала уже в мой адрес.

— Что у вас случилось? Почему ты так долго не выходила на связь?

— У нас всё хорошо. Были небольшие проблемы, но мы их решили и сейчас отдыхаем. У нас прекрасный медовый месяц. Ты не представляешь, как интересно мы его проводим.

— Тогда почему у тебя лицо разбито?

— Это я развлекалась.

— Развлекалась?

— На ринге. Вот запись. Получил?

Хотел остановить её, но было поздно, запись ушла.

— Получил. Смотрю.

— Весело вы там проводите время.

— Алекс тоже победил своего противника, и теперь мы семья чемпионов! Я на ставке на него много кредов заработала.

Она ему отправила запись моего поединка.

— Развлекаетесь, значит, по полной.

— Да. Как мама?

— Она улетела в столицу.

— Знаешь, здесь ходят слухи, что вы собираетесь воевать с аварцами?

— Это только слухи, не больше. Они часто возникают из ниоткуда. Не обращай внимания.

— Ты как сам?

Она встала и с планшетом ушла в каюту и там закрылась. Захотела посекретничать с отцом. Сам я проверил официальную почту и вызвал адвоката. Он меня порадовал. Флотские, похоже, успокоились и больше не присылали новых исков. Судя по тому, что мать Милы также улетела в столицу, от меня отстали. Вопрос был, надолго или нет.

Мила много времени находилась в каюте и вернулась оттуда довольная.

— Что у тебя случилось?

— Отец с матерью помирились. Они не разговаривали очень долго.

— Почему?

— Мама оставила его из-за работы в имперской безопасности и меня заодно.

— Не понимаю я её. Ради чего такие жертвы?

— Сама не понимаю. Она мне рассказывала о долге перед империей.

— Не узнала, что ей нужно от меня было?

— Нет. Отец сказал, что сам не знает, но мне кажется, он знает, но скрывает это от меня.

— Странно это всё.

— Почему?

— От меня тоже вроде отстали, но просто так не должны были.

— Преследовать тебя не за что.

— Это совсем не мешало твоей матери меня преследовать, а сейчас они потеряли ко мне всякий интерес. Спрашивается что произошло?

— Не знаю.

— Скорей всего, команду дали на отмену. После того, как она не смогла меня поймать. Вот только почему она так упорно пыталась меня захватить, мне совсем непонятно. С чем это связано? Меня несколько лет не было в империи. Все секреты, что я знал, давно потеряли актуальность. Хотела бы убить — убила, но она получила приказ захватить меня живым, вот только зачем?

— Не знаю.

— Я тоже не понимаю. Что, в империи хакеры закончились?

— Ты хороший хакер, такого сложно найти.

— Как говорил мой учитель, «базу хакера может выучить каждый, а вот стать хакером нет»

— Почему?

— Голову нужно иметь под это дело заточенную. Я у него не единственным учеником был, но из остальных ничего не получилось, как я понял. Жаль, что он пропал, поговорить бы с ним. Он бы намекнул, что происходит.

— Куда он пропал?

— Без понятия. Я спросил начальника СБ, и он ответил что пропал. Я ему оставил сообщение в одном месте, но он так и не вышел на связь. Странно это всё, раньше его из помещения без охраны не выпускали, а сейчас куда-то отправили.

— Наверно, кто-то приказал на самом верху.

— Так и есть.

— Чем займёмся?

— Неси вещи главы клана, посмотрим, что у него ещё было с собой. Ничего больше не было, только банковский чип и ручной искин.

— Что за искин?

— Военный.

— Вот она принесла и положила на стол наручный искин и банковский чип.

Покрутил искин в руках. Такие искины я раньше не встречал. На браслете была сделана гравировка на оширском «Дракон — 2046»

Мне это ни о чём не говорило, и я полез в сеть. Нашёл подобный искин в продаже. Управляющий искин командования планетарного десанта Дракон — 2046, так правильно назывался этот наручный искин. Моделька являлась уже устаревшей, их выпуск был прекращен почти сорок лет назад. В продаже новых искинов не имелось, а вот стареньких хватало. Модель считалась надёжной. Посмотрел характеристики и задумался. У этой модели был большой объём памяти, за это она ценилась. У этой модели присутствовал также один большой минус. Если три раза неправильно ввести коды доступа, вся информация с искина автоматически удалится. Наверняка на искине архив клана. Вот только кодов доступа у меня нет, и наручные искины я не взламывал раньше. Посмотрел в сети, там был отражен способ его взломать и обойти защиту, но для этого необходимо удалить микрочип защиты. Вот только просто так его не удалишь, для этого нужно было специальное микроэлектронное оборудование, и искин после этого можно смело выбросить. Искин меня не волновал, мне требовалась информация с него. К моему большому сожалению, на станции такого оборудования не нашлось. Покрутил его в руках и положил на стол.

— Что скажешь? — спросила вернувшаяся Мила.

— Это управляющий искин местных десантников. Назначение его — это посильная помощь командиру в бою.

— Ты сможешь его взломать?

— Нет.

— Если три раза неправильно ввести коды допуска, вся информация на нём будет уничтожена.

— Взломать, значит, не получится?

— Я не сказал, что не получится. Нужно специальное оборудование, чтобы удалить защитный чип, к сожалению, на этой станции такого оборудования нет.

— У остальных что?

— То же самое — она выложила на стол банковские чипы и ручные искины.

Посмотрел марку у них. Все были одной модели Дракон — 2046.

— Странно это.

— Что странно?

— Модель старая — тридцать восемь лет как не выпускается. Однако никто из них не выглядел как шестидесятилетний.

— Не выглядел. Они гораздо моложе. Почему шестидесятилетние?

— Когда они служили в десанте, им было по восемнадцать-двадцать лет, если добавь к этому сроку тридцать восемь лет, то получается им должно исполниться шестьдесят лет, а им не было столько. Сорок пять-пятьдесят максимум.

— Причём здесь их возраст? Ничего не понимаю.

— Посмотри на искины. Они все одинаковые, одной марки и модели. Вначале я подумал, что они их получили во время службы в десанте, но не сходится.

— Купили потом.

— Все разом одну и ту же модель?

— Ну, а что такого? Была распродажа со складов десанта. Продавали как устаревшую модель.

— Я так не думаю. Зачем такие искины каждому из них, да и к чему покупать это старьё, когда они могли купить более свежие модели? Кредов у них хватало. Скорее, это трофеи, и достались им бесплатно.

— Возможно.

— Тогда сразу возникает другой вопрос.

— Какой?

— Это искины оширского планетарного десанта. Они что, на собственные склады напали и их разграбили?

— Запросто. Учитывая, что они работорговцы.

— Почему они тогда после этого были живы и на свободе?

— Вот это загадка.

— Думаю, я знаю ответ на этот вопрос.

— Этот оширец.

— Да. Новые имена и документы.

— Что нам это даёт?

— Ничего не даёт, только то, что, возможно, они раньше были в местном розыске, но это уже неважно. Настоящих имён мы не знаем и никогда не узнаем.

— Этот оширец, кстати, тоже липовый.

— Почему?

— Глава клана называл его Ожи, а теперь посмотри, как его зовут по документам.

Скинул ей ссылку на список разыскиваемых на Оршанге. Он был на первой странице списка.

— Рид Чу. Второй заместитель начальника колонии, — прочитала Мила вслух. — Вышел с работы и пропал два месяца назад.

— Думаю, он никакой не Рид, а Ожи. Может, и Ожи не настоящее имя. Скорей всего, они связаны ещё со службы в десанте, но вот выяснить, кто он такой на самом деле не получится. Как его зовут, и как он выглядит на самом деле, неизвестно.

— Это плохо. Что будем делать?

— Не знаю, нужно подумать.

— Ты выяснил, что за Наридо?

— Мой запрос выдал несколько миллионов вариантов. Это популярное имя у оширцев.

— Он сказал: «Полечу на Наридо». Это не имя. Скорей всего, это станция.

— Я тоже так подумал, но в сети нет станций с таким названием. С таким названием есть бары, магазины, торговые центры на разных станциях и планетах. Кроме того, возможно, это военная станция, и она секретная или пиратская. Здесь, возможно, много разных вариантов.

— Почему военная или пиратская?

— Потому что линкор в розыске. Не может же он на захваченном линкоре летать, где ему захочется.

— Ты же сам сказал, что не удивишься, что у него новый транспондер.

— Сейчас всё возможно, а тогда вряд ли.

— Как нам тогда найти, куда он полетел?

— Знаешь, мне пришла в голову одна идея.

— Рассказывай, люблю твои идеи.

— Мне кто-то недавно говорил, что сомневается в моих идеях.

— Когда это было?

— Когда я в багажном отделении бота решил спрятаться.

— Там у меня возникли небольшие сомнения, а сейчас их нет. Рассказывай!

— Хорошо. Я сейчас взломаю диспетчерскую на той станции и посмотрю, в каком направлении от станции разгонялся линкор, это значительно сузит поиск.

— Думаешь, он не сделал так, как ты? Пригнул в одну сторону, а потом в другую.

— Вряд ли. Ведь не думал, что я смогу узнать, куда он направляется, поэтому полетел напрямую.

— Тогда ломай. Чем мне пока заняться?

— Займись капсулами. Пока мы на торговой станции, попробуй их продать.

— Хорошо. Может трофеи тоже продать? Зачем они нам?

— Думаю, не стоит пока. Потом продадим. Искины тоже лучше не трогай, если только одну-две штуки, не больше.

— Поняла. Что с ботом будем делать?

— Даже не знаю, продавать его пока не стоит. Пускай в трюме постоит, потом продадим.

— Хорошо.

— Нужно будет банковские чипы взломать.

— Ты их целую коллекцию собрал.

— Привычка такая у меня ещё с Джинга осталась. Я их там долго собирал, потом взломал. Мне тогда это здорово помогло. У меня всё имущество СБ конфисковало и без единого креда меня оставило. Выкладывай все банковские чипы на стол.

Большая их часть была у меня в рюкзаке, но и у Милы их нашлось немало. Когда все пересчитал, обнаружилось, что у нас сорок семь чипов.

— Это сколько разумных мы перебили, — задумчиво сказала Мила

— Не мы, а я, и потом какая-то часть, возможно, жива и частично это не наша заслуга.

Пока она задумчиво смотрела на чипы, выложенные на столе, я подключал для взлома один из запасных искинов и быстро доработал программу для одновременного взлома всех сорока семи чипов. После чего активировал одновременный взлом.

— Мила, не сиди с траурным лицом. Займись делами.

— Конечно.

Она переместилась в каюту, а я занялся взломом диспетчерской на станции Тарг-хо. Дыры в безопасности никто так и не устранил, и я без проблем взломал её повторно. Записей отлета линкора не было, а данные сохранились. Он разгонялся по полосе на северо-восточном направлении. На всякий случай проверил записи в ремонтной мастерской. Они подтвердили: линкор от станции, действительно, полетел в том направлении. После чего занялся камерами наблюдения на станции. Пропавших сбшников там искали, причем активно. Вот только камеры наблюдения около ангара были отключены, когда они туда заходили, и включены только на следующий день. Однако около ангара сбшники появлялись, но внутрь не заходили. Они вызвали искин. Он ответил, что внутри разумных нет, и они ушли. На всякий случай удалил с искина данные об открытии наружных и внутренних ворот. Заглянул в список разыскиваемых у искина СБ и обнаружил там двоих сбшников. Там же были в розыске глава клана и его заместители. Мы с Милой отсутствовали.

— Как у тебя дела? — спросила Мила, когда вернулась в кают-компанию.

— Нормально. СБ активно ищет пропавших сбшников и руководство клана. Нас нет в розыске.

— Это хорошо.

— Как у тебя?

— Выставила на продажу две капсулы, посмотрим.

— Придерживайся старой легенды. Нам нужны креды на ремонт челнока.

— Конечно. Узнал, в какую сторону разгонялся линкор?

— В северо-восточном направлении. Сейчас выделил это направление клином на звездном атласе и нашёл все варианты. И сети. Сейчас над этим работаю. Думал, меньше вариантов будет, а их всё равно много. Хотя…

— Что ты нарыл?

— В этой стороне есть планета с таким названием.

— Планета нам не подходит, линкор не сможет на ней приземлиться.

— Да, но кто сказал, что ему нужно на планету садиться? Всё остальное какой-то мусор: — бордели, салоны красоты, различные торговые лавочки. Сама посмотри. Вот весь список.

— Действительно, чего только нет. Да, капсулы продаём, — она ушла в каюту вести переговоры, чтобы не мешать мне. Сам я решил выяснить, что это за планета и перебрался в рубку посмотреть звездный атлас на большом экране. Вывел на него эту систему и стал читать про неё, что было написано в атласе. Планета как планета, ничего особенного. Попытка прошедшей колонизации оказалась неудачной. С чем это было связано, ничего в атласе не говорилось. Посмотрел данные о планете. Ничего особенного. Среднего размера. Четвёртая планета от звезды. Планета некрупная, притяжение на ней немного меньше стандартного. Атмосфера пригодна для дыхания с большим содержанием кислорода. Это связано с тем, что планета почти полностью покрыта густой растительностью. Тогда почему неудачная попытка колонизации?

Часть 6

Никаких данных на этот счёт не найдено, можно было только предполагать. Судя по всему, это связано с высокой активностью местных видов флоры и фауны. Многие из которых были ядовиты. Когда заставил искин проложить маршрут в эту систему, тот выдал предупреждение о том, что эта система не рекомендована для полётов в связи с высокой замусоренностью системы. Формулировка была крайне непонятная, и никаких пояснений не содержала. Если прошла колонизация, как тогда туда доставлялась техника и разумные? Ещё раз внимательно пробежал по данным и не нашёл ответа на этот вопрос.

— Алекс, мне нужно капсулы показать покупателям.

— Нет проблем. Сейчас дроиды достанут две капсулы из двигательного отсека и перевезут в ангар. Ты только никого на челнок не пускай.

— Конечно. Что смотришь, планету?

— Да. Есть одна странность с ней, похоже, он всё-таки не к ней полетел.

— Почему?

— Звездный атлас не рекомендует туда полёт в связи с высокой замусоренностью системы. Вот только чем вызвана эта замусоренность, совсем непонятно.

— Скорей всего, астероидный пояс нестабилен.

— Вот только на планете раньше была колония. Как тогда туда доставлялась техника и колонизаторы?

— Значит, там что-то произошло.

— Это понятно. Сейчас смотрю в сети.

— Где находится эта планета?

— Ничейная система между Оширом и Аваром.

— Отлично. Сейчас открою ворота. Алекс, ты вывез капсулы?

— Да. Дроиды только что вывезли вторую капсулу.

— Мне нужны коды доступа от них.

— Они к искину подключены, запроси их у него, я не видел, какие они вывезли.

— Хорошо.

Она ушла встречаться с покупателем, а я полез в сеть разбираться.

В местной сети не оказалось ничего о планете, а также о колонии на ней. Как будто колонии там никогда и не существовало. Может там погибли все после начала колонизации? В атласе было написано, что на планете высокий уровень вирусной активности, возможно, их там вирус поразил? Опять не получается. Тогда в атласе сделали отметку, что эта планета непригодна для жизни, но сейчас в атласе такого нет.

— Продала капсулы.

— Молодец.

— Ещё два покупателя сюда едут, доставай ещё четыре капсулы.

— Отправил дроидов.

— Всё ещё насчёт планеты думаешь?

— Какая-то странная планета. В сети нет ничего о колонии на ней. Хотя в атласе написано, что планета колонизировалась, а я склонен доверять атласу.

— Действительно, ничего нет.

— Хотя вот, нашла.

Она мне прислала ссылку на местный форум. Там была ссылка на статью и кусочек из неё. По ссылке уже ничего не значилось, а сообщение осталось. В нём говорилось, что в системе велись активные боевые действия, но кто их вёл. и против кого, ничего этого не говорилось. Тогда я поискал в сети и нашёл полную статью. Оказалось, что на колонию напали аварцы и уничтожили её. Случилось около сорока лет назад. Больше ничего об этом в сети не говорилось. Странно — колонию уничтожили, а ничего в сети об этом не нашлось, даже упоминаний о конфликте. Похоже, всё специально удалили. Тогда почитаем, что пишут об этом у аварцев. К моему большому удивлении, там было то же самое — нашлась одна небольшая статья, и в ней утверждалось, что на аварскую колонию на планете напали и уничтожили оширцы. Озадаченно я посмотрел на Милу, а она встала и пошла к шлюзу. Пока её не было, я ещё раз всё проверил. У аварцев обнаружилось несколько вариантов того, что там произошло, но все они сводились к одному. Злые оширцы вероломно напали на мирную колонию и уничтожили её.

— Я продала ещё четыре капсулы, — сообщила Мила, когда вернулась и села в кресло второго пилота.

— Молодец.

— Что узнал?

— Почти ничего. Оширцы утверждают, что их колонию на планете уничтожили аварцы, а аварцы утверждают прямо противоположное.

— Что оширцы сами уничтожили свою колонию?

— Нет, то, что оширцы уничтожили их колонию.

— Там что, было две колонии?

— Сам ничего не понимаю. Информации об этом в сети нет ни у оширцев, ни у аварцев.

— У нас не смотрел?

— До нас далеко.

— Посмотри, что у нас писали об этом. Возможно, отец что-то об этом знает.

— Вряд ли он что-то знает. Он тогда маленьким был.

Сам посмотрел, что было в аратанских новостях сорок лет назад. Здесь не произошло никакой зачистки, и информация нашлась. Что они не поделили, непонятно, но как я понял, схватка произошла там нешуточная. Началось с того, что оширская эскадра схватилась в системе с аварской эскадрой и проиграла им схватку, но оширцы подтянули дополнительные силы и союзника в лице аратанской эскадры и совместно выбили аварцев из системы. После этого аварцы не успокоились и напали снова. Уничтожив находившиеся в системе корабли оширцев и оширскую колонию.При этом сами понесли большие потери. После этого обе колонии — и оширская, и аварская были уничтожены. О том, когда оширцы успели уничтожить аварскую колонию, ничего в статье не говорилось, но стало понятно, почему, ведь оширцы считались союзниками. Непонятно только, как получилось, что на планете оказалось две колонии, и кому принадлежала система раньше. Это сейчас система числилась ничейной и располагалась ближе к оширской территории, а чья система была тогда, совсем неясно.

— Что ты обо всем этом думаешь?

— Не знаю. Понятно, почему система замусорена и не рекомендована для полётов. В ней велись серьезные бои, в них даже аратанцы успели поучаствовать, так что там должно быть много различных обломков кораблей. Всё остальное для меня одна большая загадка.

— Думаешь, он туда полетел?

— Скажу честно, не знаю. Возможно, там есть возможность выйти из гиперпространства, вот только для чего ему туда лететь, мне совсем непонятно. Конечно, есть один вариант на этот счёт.

— Какой?

— Место пустынное, спрятать линкор среди обломков можно без проблем. Вот только зачем его прятать? Экипажу платить нужно.

— Это точно. Они постоянно кредов просили.

— Вот и я не понимаю. Возможно, там была назначена встреча с кем-то, и потом они разлетелись.

— Или он полетел совсем в другое место.

— В бордель, например.

— Не смейся, вполне возможно.

— Тогда ищи подходящий бордель. Скажи, а у Деда контакты не поменялись?

— Нет вроде.

Вызвал его. Он долго не отвечал.

— Ты? Ты ведь погиб? — спросил он, когда меня увидел.

— Слухи о моей смерти сильно преувеличены.

— Где ты тогда пропадал столько лет?

— Корабль уничтожили, а мне удалось спастись на дикой планете. Так там и жил, пока меня оттуда не похитили аварские работорговцы. Потом рабство и побег.

— Повезло тебе. Вернёшься на службу?

— Нет, я расторг контракт и покинул империю.

— Почему?

— Меня предали, и имперская безопасность хотела взорвать.

— Зря ты связался с этим послом.

— Мне какой-то наркотик подмешали в напиток, так что это был не я.

— Мила тебе привет передаёт. Она рядом сидит.

Я повернул планшет в её сторону.

— Дед, привет! — сказала она и помахала ему рукой.

— Мила, как ты с ним оказалась?

— У нас медовый месяц.

— Понятно.

— Дед, ты ведь служил сорок лет назад и должен помнить, что происходило в системе ZGI6789545487, там есть планета Наридо? — спросил его.

— Не помню уже, что это за система. Сейчас посмотрю.

— Она ничейная сейчас, там раньше аварцы схватились с оширцами и уничтожили колонии друг друга, а аратанцы помогали оширцам.

— Вспомнил. Давно это было. Сколько лет уже прошло.

— Расскажи, что там произошло.

— Сам я там не был, но помню, что наши туда летали и помогли разбить аварцев. Туда отправили почти половину флота. Там серьезные бои были. Мы выбивали тогда аварцев из этой системы. Они здорово там укрепились.

— Ты не помнишь, что послужило причиной? Из-за чего всё началось?

— Вот этого я не знаю. Вроде аварцы напали на эскадру оширцев.

— Что она там делала?

— Вспомнил! Там наёмники были. Они что-то между собой не поделили. Потом флоты вмешались с обеих сторон, и понеслось.

— Ради чего дрались, что ценного в этой системе?

— Там колонисты что-то не поделили между собой. Кто на кого напал, уже не помню.

— Как получилось, что на планете было две колонии?

— Там два крупных клана — оширский и аварский начали колонизацию планеты практически одновременно. Система тогда была ничейная, и каждый клан надеялся, что позже эта система отойдёт их империи, вместе с колонией соседа. Вот поэтому они и не мешали друг другу развиваться. До тех пор пока что-то не поделили, и наемники, охранявшие кланы, схватились между собой на орбите.

— Что обе колонии уничтожили?

— Шуму тогда было много в новостях. Обе империи обвиняли друг друга в геноциде.

— Странно, что ни у оширцев, ни у аварцев нет ничего про это.

— После этого были длительные мирные переговоры, и на них решили, что система так и останется ничейной. Там же решили удалить всё из новостей, чтобы не нагнетать обстановку и не вспоминать о том, что там происходило.

— Что с колониями стало? Все погибли?

— Скорей всего, все погибли, но точно я не знаю. Мы только помогли оширцам вернуть систему и улетели оттуда. Слышал, что обе колонии разбомбили с орбиты и десант выбрасывали, так что шанс там выжить был минимален.

— В итоге планета не досталась никому.

— Да. Так решили на переговорах. Делить уже нечего. Обе колонии были уничтожены. Что там сейчас?

— Мы как раз это и хотели узнать.

— Не слышал я ничего больше об этой планете. Думаю, там всё уничтожено. Ты что, собрался туда?

— Нет. Ты не слышал о станции с названием, как у планеты Наридо? Возможно, у пиратов или военных.

— Нет, ничего такого не слышал. Ты поищи в сети, может, что-то найдёшь.

— Искал. Нет станций с таким названием. Возможно, оно какое-то неофициальное.

— Всё возможно, но я не слышал ничего о таком.

— Жаль. Ты всё служишь?

— Подписал гражданский контракт на десять лет. Стар я уже стал, пора заканчивать со службой на флоте.

— Ты ведь всю жизнь на флоте? Как ты без него?

— Флот — это для молодёжи, а мне пора на покой.

— Флот без тебя никак. Кто молодёжь учить будет?

— Мне адмирал так и сказал, а я ведь его ещё совсем зелёным лейтенантом помню. Жаль, что ты отказался от службы. У тебя талант. Ты бы точно его сменил.

— Талант у меня находить проблемы на свою пятую точку. Вот я их и нашёл.

— Бывает. Мне пора. У меня клиенты подошли.

— Пока.

Он отключился, а я задумался. Мила рядом сидела тоже задумчивая.

— Думаешь, он в эту систему полетел? — спросила она через небольшую паузу.

— Не знаю. У меня пока нет других мыслей и идей. Если они у тебя присутствуют, предлагай. Вместе рассмотрим.

— У меня пока нет предложений. Зачем он туда мог полететь?

— Ты знаешь, я сам думаю над этим вопросом. На планете всё уничтожено, система замусорена. Что там можно делать? Встретиться с кем-то можно в любой пустой системе. Зачем рисковать кораблём и туда лететь? С другой стороны, прошло почти сорок лет, и что там сейчас происходит, и какая обстановка, непонятно.

— Хочешь туда слетать?

— Честно говоря, не хочу. Если там линкор, он от нас мокрого места не оставит.

— Как мы тогда будем искать Леру?

— У меня нет никаких вариантов пока.

— Может, слетаем туда и проверим?

— Только если не будет других вариантов. Нужно найти у аварцев ближайшую биржу рабов и проверить списки. Шансы на это небольшие, но стоит проверить. Займись пока этим вопросом.

— Сделаю, а ты чем займешься?

— Челноком. Нужно всё проверить, установить новый радар и противоракетный комплекс. С этим радаром мы слепы.

— Взломай ещё доспехи планерного десанта.

— Сейчас?

— Вдруг пригодятся.

— Вруша, сказала бы прямо, что поиграть с ними хочешь.

— Интересно же. Взломай, тебе ведь несложно.

— Неси их тогда в кают-компанию. Поставлю на взлом как чипы.

Мы с ней перебрались в кают-компанию. Она принесла туда доспехи, и я поставил их на взлом. Все доспехи она уже очистила от грязи, и выглядели они как новые. Судя по их состоянию, бывшими владельцами они редко надевались, похоже, пылились в шкафу. Мила осталась в каюте, а я перебрался в двигательный отсек, где дроиды под моим контролем стали разбирать и противоракетный комплекс. Одновременно запустил инженерную базу и стал думать, как мне установить радар от фрегата на этот челнок. Долго мне поработать не дала Мила, она пришла ко мне.

— Алекс, у меня не получается зарегистрироваться на бирже рабов.

— Почему?

— Я аратанка.

— Ты что, на своё имя решила зарегистрироваться?

— Да.

— Конечно, тебя не пустит. Нужно регистрироваться с планшета, и под аварским именем и гражданством.

— Пробовала, не получается. Просит данные карты ФПИ.

— Сейчас.

Пришлось взломать почту бывшей хозяйки и переслать коды доступа Миле.

— Вот тебе почта и все данные. Регистрируй на них.

— Кто это?

— Это моя бывшая хозяйка.

— Она ведь сейчас всё заблокирует.

— Не заблокирует. Пользуйся. Только с планшета.

— Что ты с ней сделал?

— Тебе лучше этого не знать.

— У тебя что, с ней что-то было?

— Если бы у меня с ними что-то было, я бы сейчас не разговаривал с тобой. От них еще не возвращались живыми.

— Он них?

— Да. У неё была жена.

— Жена?

— Мила, займись делом и не отвлекай меня.

— Хорошо.

— Посмотри на бирже других из экипажа корабля и из списка потеряшек в полиции Оршанга. Может, повезёт. Если не получится с регистрацией, найми местного посредника.

— Хорошо.

Она в задумчивости меня покинула. Дроиды уже заканчивали разбирать противоракетный блок, и мне пришлось вернуться к работе над ним. К моей радости, блок был собран из двух однорядных блоков. Мне только было нужно их аккуратно разделить. Пришлось долго колдовать над ними, после чегоизготовить два однорядных корпуса и разместить в них пусковые комплексы. Пока дроиды монтировали их в корпусе челнока, я занимался проектированием. Радар у меня никак не хотел устанавливаться. Корпуса фрегата и челнока отличались очень сильно. Отделаться небольшими переделками у меня никак не получалось. Нужен был кусок корпуса фрегата или подобный изготавливать на заказ. Пробовал его разместить в разных местах челнока, но у меня и это не получалось. Может попробовать установить другой радар? С этим слишком много проблем. Что здесь есть в продаже? Заглянул на местную торговую площадку. Ничего интересного не приметил, в продаже были оширские радары и аварские радары для транспортников. Уже в самом конце списка значились военные радары. Ничего интересного там не оказалось, под конец я натолкнулся на неопознанный радар. Он был очень похож на аграфский. В списке он значился как радар неизвестной модели. Ни его модели, ни характеристик не было. Интересно, это что за чудо? Подумал и вызвал владельца.

— Слушаю.

— Радар аграфский есть ещё в продаже?

Часть 7

— Есть.

— Марку и модель можешь назвать?

— Не могу, не знаю.

— В продаже есть только радар или управляющий блок к нему тоже есть?

— Есть и блок.

— Можно посмотреть?

— Конечно. Ангар 3789.

— Тогда скоро прилечу, посмотрю, что за радар.

— Прилетай.

Поднялся наверх в кают-компанию. Мила сидела грустная.

— Ты чего такая грустная?

— Там столько рабов продают. Жалко их.

— Не расстраивайся, всем не поможешь. Леру ты там не нашла?

— Нет и никого из списка пропавших на планете и экипажа линкора тоже.

— Посмотри в других местах.

— Посмотрю.

— Я прогуляюсь до одного ангара, посмотрю там радар.

— Что за ангар?

— Обычный ангар под номером 3789. Это всё, что я знаю.

— Я с тобой. Хочу прогуляться.

— Тебе там будет неинтересно. Мне нужно только радар посмотреть. Лучше подумай, что нам нужно для корабля и закажи, пока мы находимся на станции.

— Мне кстати нужно скафандр отремонтировать.

— Что с ним?

— Часть силовой защиты не работает после взрыва.

— Займись этим и отдай его в ремонт. Пускай сделают. У меня нет времени и запчастей к нему.

— Займусь.

— Я быстро, не переживай.

Этот ангар находился не очень далеко от меня, и я с удовольствием пешком прогулялся к нему. Он оказался открыт и я зашёл внутрь.

У входа никого из разумных не оказалось. Недалеко от входа лежали несколько куч, состоящие из различных запчастей. Я подумал, что в одной из куч находиться радар, наклонился и стал рассматривать содержимое.

— Привет. Что ищёшь? — я повернулся на звук и обнаружил аварца.

— Привет. Я с тобой разговаривал насчёт аграфского радара?

— Со мной. Пойдём, покажу его.

Мы подошли к одному стеллажей. Внешних повреждений на радаре не оказалось. Посмотрел маркировки на нём. Они отсутствовали.

— Странно, что на нём нет никаких маркировок.

— Как ты хотел? Это аграфы.

— Доводилось мне встречаться с их техникой раньше, но она была вся промаркирована. С какого он корабля?

— Этого я не знаю, мусорщики его притащили, а что это за корабль я без понятия.

— Блок к нему ты говорил, что тоже есть?

— Есть, но он тоже без маркировки.

— Странно. Почему так?

— Не знаю.

— А корабль можно посмотреть.

— Можно.

Мы перешли в другую часть ангара. Здесь стоял небольшой кораблик. Он почти весь был разобран, от него остался только каркас обшитый бронелистами. По корпусу сейчас ползали дроиды, срезая листы обшивки.

— Не жалко резать?

— Восстановить его не получиться, нет запчастей к нему. Двигатели уничтожены, корпус повреждён.

— Генераторы?

— Продал давно.

— Жаль. У них отличные генераторы.

— Их первыми забрали.

— Гипердвигатель?

— Тоже почти сразу продал.

— Значит, все самое интересное уже купили.

— Не всё.

— Что есть?

— Что тебе нужно?

— Даже не знаю, есть список того что осталось?

— Держи.

Мы подошли к кораблю.

— Вот корабль смотри.

— Можно зайти внутрь?

— Можно, но осторожно.

Шлюз был открыт и я осторожно заглянул внутрь. Большой кусок пола был уже вырезан, и я с трудом смог зайти внутрь. В потолке одной из кают обнаружил большую дыру. Рваные её края намекали, что её сделали, когда корабль брали на абордаж. В каютах было пусто, даже двери у кают были вырезаны. Двигателей также не было на месте, а я хотел их посмотреть.

— Двигатели тоже продал? — спросил продавца, когда вышел из корабля.

— Да. Забрали на запчасти.

— Даже посмотреть нечего. Это кораблик называется Искатель-7000. Совсем свежая моделька. Что он здесь забыл?

— В сети нет никаких данных по нему.

— Потому что свежая модель.

— Разведчик, похоже.

— Нет, говорю же искатель.

— Для чего он предназначен?

— Для изучения различных систем и планет.

— Тогда понятно, откуда на нём голован оказался.

— Голован? — переспросил его.

Аварец понял, что сболтнул лишнего и испугался. Это выражение я один раз слышал от Криса. Он так ученого ящера обозвал.

— Да это я так корабль называю — попытался выкрутиться аварец.

— Есть возможность подключить радар к питанию?

— Конечно.

— Блок радара тоже.

Вскоре приехал дроид и всё подключил к питанию. Судя по тому, что уже всё было подготовлено, его уже не первый раз смотрели. К сожалению, как блок, так и радар были с защитой, и взламывать их при аварце я совсем не собирался.

— Что ты сразу не сказал, что они блокированы?

— Ты не спрашивал.

— Жаль, что так только время потерял.

— Что из списка больше ничего тебе не нужно.

— У тебя половина списка неопознанный блок.

— Ты ведь в этом разбираешься.

— В неопознанных блоках нет.

— Корабль опознал.

— Это потому что я недавно базу обновил. Была бы старая, тоже не опознал.

— Что ничего не заинтересовало?

— Нет. Меня только радар интересовал, установлю что-нибудь попроще. С этим проблем много, нужно искать специалиста и взламывать системы.

— Я не дорого его отдам.

— Сколько недорого?

— Сто тысяч.

— Да ты пошутил. Я на соседней станции от аварского фрегата нашёл за пятьдесят тысяч, а ты мне предлагаешь кодированное непонятно что за сто тысяч.

— Шестьдесят тысяч. Это последнее поколение аграфского радара.

— Кто это тебе сказал? Это закодированное непонятно что, а не последнее поколение. У последнего поколения маркировка есть, а здесь её нет. Готов предложить тебе двадцать тысяч за этот радар и то при условии, что ты мне вырежешь кусок корабля, где он крепился.

— Это практически даром. Так и быть пятьдесят.

— Двадцать пять.

Сошлись на тридцати. Пока дроиды вырезали нужный мне кусок корабля, он предложил зайти к нему, посидеть в жилом модуле.

Почти сразу предложил выпить, но я отказался. У меня был свежий пример того чем заканчивается такая выпивка. Тогда он осторожно стал выспрашивать кто я и откуда. Ответил ему, что я не местный и транзитом на станции. Он ещё долго ходил вокруг да около, после чего неожиданно спросил.

— У тебя скафандр совсем старенький не хочешь купить круче?

— Зачем? Мне для работы этого вполне хватает.

Вот только я действительно хотел приобрести скафандр высшей защиты, который был у меня раньше. Он мне очень нравился, и я запросил его поиск в сети. На станции такой модели не оказалось в продаже, не было в продаже . Новый скафандр можно было заказать у производителя, и его доставят сюда через неделю, но без гарантии.

Прошлый раз он летел ко мне больше месяца и прилетел взломанный. Значит это совсем не вариант.

Мой сосед сидел и рядом и потягивал алкоголь из стакана. Он явно хотел мне что предложить, но не решался и я решил спросить сам.

— Что ты там мне хотел предложить рассказывай. Меня вопрос, откуда у тебя этот кораблик появился, не волнует, это и так понятно.

— Ты всё не так понял. Мне его мусорщики притащили. Где они его взяли я не знаю.

— Ты это аграфам будешь рассказывать, а не мне. Лично мне всё равно, где ты его взял.

— Думаешь, они будут его искать?

— Не знаю. Думаю это зависит от того что он здесь делал. Скорей всего будут.

— Скафандр у меня есть аграфский.

— Целый?

— Да, но закодированный.

— Что взломать не смог?

— Никто этим просто не занимался. Купил их вместе с кораблём и не знаю что делать.

— Их?

— Да, три скафандра.

— Покажи, интересно посмотреть.

Через какое-то время дроид привёз три скафандра. Осмотрел каждый. Все три скафандра были целыми, без единого повреждения на них это значило, что аграфы сдались в плен.

— Судя по всему, два женских скафандра и один мужской? — спросил его.

— Ты прав.

— Сколько ты хочешь за мужской скафандр?

— Продаю все три одновременно.

— Мне женские скафандры не нужны.

— Продашь потом.

— Они с индивидуальными привязками. Их взлом будет стоить дороже самого скафандра.

— Я недорого их продаю. Всего сто тысяч за три скафандра.

— Мне нужно выяснить, сколько будет стоить их взломать.

Заглянул на форум хакеров. Там писали, что взломать скафандр аграфов совсем не просто, очень сложная защита стоит.

— Очень сложная защита у них. Специалист запросил такую сумму, что проще купить новый скафандр.

— Я же три продаю по цене одного.

— Три не взломанных скафандра. За их взлом придётся заплатить столько же и не факт что получиться взломать, как мне сказали. Проще купить новый скафандр и не мучиться с этими.

— Это аграфские скафандры.

— Вот именно. Ладно бы они были с повреждениями, это значило, что их сняли с убитых, а они без повреждений. Это значит, что их владельцы сдались в плен и их наверняка будут их искать. Мне проблемы с аграфами не нужны. Готов их купить за пятьдесят тысяч.

— Восемьдесят тысяч дешевле не готов отдать.

— Продавай их дальше.

— Это всего лишь скафандры. Они аграфам не нужны.

— Тогда что ты их не продаёшь со всем остальным?

— Опасаюсь.

— Вот и я опасаюсь. В таком скафандре не походишь по станции. Он будет пылиться в шкафу. Продать их тоже будет сложно.

— Пригодится отличная вещь.

— Соглашусь, что вещь хорошая, но от них за километр проблемами разит. Наверняка ты предлагал их другим и все отказались.

— Шестьдесят тысяч, дешевле только даром.

— Уговорил, куплю их у тебя за шестьдесят тысяч. Хотя сам не знаю, зачем они мне.

— Забирай.

Оплатил их и почувствовал, как проснулся у него интерес ко мне.

Вот только он сам не понимал, что он продавал. Это были не совсем простые скафандры, а исследовательские. Они были предназначены для работы в условиях, в которых обычный скафандр просто не выдержит. Думаю и бронирование у них должно быть на уровне.

— У меня для тебя ещё кое-что есть, — после небольшой паузы сказал он.

— Ты что решил, что я скупщик награбленного? Так ты сильно ошибаешься.

— Думаю, что ты инженер.

— Ты прав. Показывай, что у тебя ещё есть.

— Дроиды аграфские интересуют?

— Что за дроиды?

— Сам не знаю. Пойдём, посмотришь.

Дроидов у него тоже не было в списке. Он привёл меня в дальний угол ангара, здесь у него пылись четыре дроида. Они все были разные, но мои базы не опознали, ни один из них. Совершено было непонятно их предназначение.

— Не понятно, что за дроиды. Моя база не познаёт их.

-Знаю, никто не знает для чего они.

— Думаю это связано как-то с кораблём. Наверняка они предназначены для изучения чего-то. Больше ничего не знаю.

— Интересуют?

— Нет. Мне они точно не нужны.

— Может, пригодятся для чего-нибудь.

— Если ты мне расскажешь для чего они, я подумаю.

— Этого я не знаю.

— Тогда это просто куски железного хлама.

— Может, купишь по дешёвке?

— Нет. Они мне точно не нужны.

— Жаль.

— У меня ещё кое-что есть.

— Это ещё не все твои заначки?

— Нет. У меня ещё кое-что есть.

— Показывай тогда.

— Вот — он вытащил из-за одного из дроидов небольшую коробочку и открыл её.

— Что это?

— Имплантаты аграфские.

— Зачем они мне?

— Поставишь себе.

— Посмотри на меня. Я что похож на аграфа?

— Они полностью совместимы с нами.

— Сильно в этом сомневаюсь.

— Ты не понимаешь, все имплантаты для нас производятся аграфами и полностью совместимы с нами. Почитай в сети, если мне не веришь.

Начал читать, но пришёл вызов от Милы.

— Ты скоро вернёшься? — спросила она.

— Не знаю, ожидаю, когда дроиды вырежут кусок корабля.

— Мне нужно две капсулы достать есть ещё желающие их посмотреть.

— Сейчас достану. Это не проблема, — подключился к искину челнока и отправил дроидов за капсулами — Всё, отправил дроидов сейчас достанут.

— Не задерживайся там.

— Скоро буду.

Вернувшись в сеть, прочитал, что он аварец прав и имплантаты для хуманов и аграфов не подразделяются. Изготавливаются они действительно аграфами. Мне действительно уже осталось немного памяти на нейросети и имплантат подобный тому, что у меня был раньше, мне бы пригодился.

— Есть имплантат на увеличение памяти?

— Я продаю их все вместе.

— Зачем мне столько? Мне нужен только один.

— По-другому никак.

— Сколько ты за них хочешь?

— Два миллиона. Это совсем недорого. Они стоят больше двадцати миллионов.

— Откуда я знаю, что они рабочие?

— Они рабочие, все проверены.

— Список есть, что за имплантаты?

— Есть. Держи.

Быстро пробежался по списку и понял что с ним что-то не то. Из четырёх имплантов, что он мне предложил. Один был на силу другой на память, ещё два были неопознаны. Почти сразу посмотрел в компании Нейросеть, сколько они стоят. Оказалось, что только два опознанных импланта стоят пятнадцать миллионов. Оба импланта были в своём максимальном уровне.

— Какие проблемы тогда с ними? Почему такая цена?

— Почему ты так решил?

— Потому что ты можешь выкинуть два неопознанных импланта, и продать два опознанных. Это выйдет гораздо дороже.

— Это не я продаю, я всего лишь посредник. Условия продажи также устанавливаю не я.

— Думаю, что они закодированы также как скафандры, поэтому продать ты их не можешь, иначе давно бы продал.

— Ты не прав, просто на станции мало разумных, которые готовы заплатить за них столько.

— Я так не думаю. Ничто не мешает отправить их в центральные миры, где их быстро купят, что у вас, что на Ошире.

— Я местный.

— Это неважно.

— Да они закодированы, но они рабочие.

— Вот в это верю.

Сейчас он не врал.

— Готов немного уступить.

— Боюсь, у меня не завалялось лишних пары миллионов. Для них.

— Хорошо я готов их уступить сто тысяч. Это практически даром.

— Ты не понял. Эти импланты большая проблема. Кто и как будет их ломать?

— У тебя ведь есть кто-то.

— Есть специалист для того чтобы взломать дроида, а не имплантат который внутри тебя находиться. Ты ведь к нему никак не подключишься и не взломаешь.

— Найдёшь специалиста. Ничего сложного в этом нет.

— Что же ты тогда его не нашёл?

— Здесь сложно такого найти.

— Почему ты решил, что в другом месте это будет сделать проще?

— Миллион восемьсот тысяч.

— Миллион.

— Миллион семьсот тысяч.

Сошлись на миллионе пятиста тысячах. Заплатил ему, и он мне передал эту коробочку. Он видимо не надеялся их продать совсем. Честно говоря, я не собирался ничего покупать, кроме радара, а накупил черт знает что и зачем. Однако за такие креды не купить импланты было просто преступлением, впрочем, как и скафандры. Проблемы с аграфами меня не сильно волновали, я их не трогал, просто купил их вещи у посредника. Дроиды закончили вырезать кусок корабля, и я заказал платформу, чтобы всё это перевести к себе в ангар, но этот посредник мне совсем не нравился, он был постоянно с кем-то на связи, и я решил подстраховаться. На платформе мы полетели в другую часть станции. Около одного из ангаров я разгрузил платформу и рассчитался с пилотом платформы. Как только он улетел, взломал камеры около ангара и удалил все записи с них, а также выключил их на время. После чего заказал другую платформу. Погрузил всё на неё, и мы вылетели со станции к кораблям на стоянке. Около одного из транспортников сказал пилоту, что покупатель отказался от сделки, и мы возвращаемся на станцию. Только тогда я полетел в свой ангар, разгрузился и отпустил платформу.

— Что ты так долго? — спросила Мила, когда я зашёл в кают-компанию.

— Дроиды долго вырезали кусок корабля. Кроме того я ещё кое что купил.

— Что купил, показывай.

— Скафандр хочешь аграфский?

— Чего? Аграфский?

— Да. Два женских купил и один мужской.

— Откуда они здесь?

— Пираты взяли на абордаж аграфский корабль. Аграфы, похоже, сдались. Скафандры целые ни одной дырки.

— Зачем они тебе?

Часть 8

— Мне скафандр нужен. Мой, как я понимаю, уже стал твоим?

— Хороший скафандр. Мне он очень нравиться.

— Вот я и купил себе вместо него.

— Зачем три взял? Меня этот скафандр устраивает.

— Он по одному не продавал. Только три разом. Если не хочешь, можем потом их продать.

— Зря ты их купил. С этими аграфами всегда куча проблем.

— Причём здесь аграфы. Мы ведь их нейросети и импланты используем? Так и скафандры.

— Ты их не знаешь. Они когда узнали, что ты аграфок привёз с пиратской станции, долго тебя искали. Лана замучилась тогда с их капризами.

— Что мне оставалось? Не бросать же их там как предлагал Крис.

— Это кстати был неплохой вариант, со слов отца. Они всё командование флота достали.

— К этим я отношения не имею. С ними пускай разбираются без меня.

— Я у них ещё кое-что купил. Посмотри в коробочке на столе.

— Это что? Импланты?

— Да, аграфские.

— У нас точно проблемы из-за них будут.

— Не переживай. Мы на них не нападали и на абордаж их не брали.

— Просто купили у посредника. Ты просто не представляешь, как дёшево я это всё купил.

— За сколько?

— Все импланты за полтора миллиона. Скафандры за шестьдесят тысяч.

— Почему так дёшево?

— Они закодированы, их взламывать нужно. Пираты это не смогли сделать, а в таком виде их никто не хочет покупать.

— Вот тебе они их и сплавили.

— Я всё равно собирался себе имплант на память уставить, а здесь купил, считай даром.

— Проблемы у нас из-за них будут.

— Не думаю. Мы на этой станции пролётом и больше никогда сюда не вернёмся. Пускай ищут. Систем и станций много. Мы им не интересны.

Вот только здесь я понял, что она права. Ведь я приобрёл имплант памяти, а он наверняка не пустой. Кто знает, что там за информация и что делал этот корабль здесь. Возможно, за эту информацию аграфы нас прикончат. Дорогу обратно я подчистил, но туда я пришёл пешком из ангара. Пришлось заняться взломом камер и удалить все записи. Включая наши вчерашние. Осталось только наше выступление в баре, но это уже было не удалить. Закончив с этим, поместил чип памяти в лечебную капсулу и подключился к импланту. Диагностика показала, что имплант рабочий, но доступа не дала. Мои подозрения подтвердились, внутри что-то было, иначе не имело смысла кодировать данные в них. Решил проверить все остальные импланты. Диагностика остальных показала, что все импланты рабочие, но доступа к ним также не дала. Можно было понять, почему заблокирован доступ к импланту памяти, но почему он блокирован к импланту силы было совсем непонятно. Ещё два импланта были для меня полной загадкой, кроме семизначного номера на них не было. Немного подумав, нашёл в своём списке контактов медика, который лечил мне спину на станции. Он работал на компанию Нейросеть и эти импланты были оттуда. Возможно, он мне сможет что-то объяснить. Несколько раз его вызывал в течение часа, но он не отвечал мне. Только на мой пятый вызов он мне ответил.

— Привет Док помнишь меня?

— Привет. Не верю своим глазам. Ты жив?

— Жив Док.

— Как же так? Везде объявили, что ты погиб.

— Я выжил Док. Три года жил на дикой планете, потом попал в рабство к аварцам. Бежал и теперь сам по себе.

— А как же она?

— Док забудь, это была постановка. Очень дорогая для меня постановка.

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Я улетел из империи и сейчас на вольных хлебах. Подскажи, ты всё ещё работаешь на компанию Нейросеть?

— Конечно.

— Понимаешь, мне предложили приобрести два импланта, но они, почему-то без маркировки, только семизначный номер на них.

— Это значит что они не серийные. Такие импланты выпускаются небольшими партиями. Можешь назвать их номера?

— Конечно — 3588756, 4897842.

— Очень интересно, откуда они у тебя?

— Они не у меня. Мне предложили их купить.

— Кто?

— Один аварец.

— Это аграфские импланты. Для нас они не подойдут.

— Так я и подумал, что он пытается меня обмануть. А для чего они?

— Имплант 3588756 предназначен, для вариативного дыхания почти в любых условиях, 4897842 для повышения выносливости.

— 4897842 можно установить мне?

— Нет. Он только под аграфский организм.

— Сколько такие стоят?

— У аграфов дорого. Каждый по десять миллионов даже дороже.

— Жаль, что нельзя такой себе поставить.

— Поставь себе серийный имплант. У нас есть подобные импланты в продаже.

— Наверно так и сделаю, когда столько кредов заработаю.

— Может тебе стоит поговорить с ней?

— Док ты не понимаешь, о чём говоришь. Мне не хочется об этом говорить из-за твоей безопасности. Знаю, что ты любишь разные видео. Вот тебе от меня парочка свежих видео, как меня ловила имперская безопасность. У тебя будет полный эксклюзив. Предупреждаю сразу, я бы на твоём месте сильно подумал, стоит их выкладывать в сеть или нет.

— Спасибо за видео.

— Тебе спасибо за помощь.

— Кто это? — спросила Мила, когда я закончил разговор.

— Медик из столицы, который меня лечил на станции, когда у меня были проблемы со спиной.

— Он тебя не сдаст?

— Кому сдаст?

— Аграфам. Он ведь в Нейросети работает?

— Я только сказал, что мне предложили их приобрести. Никто не сказал, что я их купил.

— Может того. Этого аварца?

— Мила ты ли это?

— Этих гадов нужно уничтожать!

— Не переживай, думаю он не жилец. Пираты сами его прикончат, а я почистил камеры за собой.

— Это хорошо.

— Что у тебя?

— Пусто.

— Это плохо. Могли продать как меня, не через торговую площадку.

— Что так можно?

— Конечно. Половина сделок не проходит через торговые площадки.

— Что будем делать?

— Не знаю.

— Что нет никаких идей?

— Идеи есть, не понятен пока конечный результат.

— Что ты задумал?

— Нам нужна информация, а где её можно получить?

— Не знаю.

— У СБ конечно.

— Ты хочешь связаться с оширским СБ?

— Я что-то сказал про оширское СБ?

— Тогда какое? Наше? Вот только здесь Ошир?

— Что на Ошире нет наших агентов?

— Есть, конечно.

— Значит и информацию можно получить. Вопрос только в том, что они попросят взамен и согласятся они на это или нет.

— Они не станут нам помогать.

— Вот в этом и проблема, непонятно какие команды они сейчас получают на наш счёт. Мы уже засветились, и они знают, где мы находимся.

— Засветились? Когда?

— Ты нас засветила, когда отправила отцу записи наших вчерашних боёв. Они наверняка уже выложены другими в сеть. СБ быстро пробила и нашла где и когда были сделаны записи так что скоро они будут здесь.

— Сюда лететь две недели в гиперпространстве.

— Кто сказал, что они пошлют корабль с базы?

— Нам нельзя здесь долго оставаться. День максимум два дня и нужно отсюда улетать.

— Может, сходим куда-нибудь пока есть такая возможность.

— Без проблем. Только без нашего участия в шоу на этот раз. Послушать музыку, отдохнуть спокойно. Хочу покоя хотя бы немного.

— Посмотрю, что можно придумать.

— Ты закупила, что нам может понадобиться?

— У нас вроде всё есть, но я подумаю, что нужно дополнительно приобрести.

— Подумай.

Ей снова пришёл вызов насчёт покупки лечебных капсул, и она стала обсуждать его с потенциальным покупателем. Сам я занялся радаром. Стал его встраивать в челнок. Как я и думал он хорошо подошёл для челнока. Всё удачно монтировалось и подключилось с совсем небольшими переделками. Отправил технических дроидов демонтировать старый радар, а инженерного вырезать место под новый. После чего задействовал ещё один запасной искин и поставил на взлом аграфские скафандры. Сам занялся взломом аграфского радара и блока управления к нему. Если с самим радаром не возникло проблем, то с блоком управления пришлось долго возиться, и если бы я раньше не взломал базу тени, ничего у меня не получилось из этого. Кодировка базы тень и блока управления были очень похожими. Мне стало понятно, что у этого аварца осталось всё, что они не смогли взломать. Большую часть, этого я купил у него. Вывод? Нужно быть осторожнее. Кто знает, кто за ним стоит, возможно, местное СБ. В управляющем блоке радара не оказалось никаких данных, он был девственно чист. Сделать это могли только сами аграфы, когда поняли что абордажа им не избежать. Инженерный дроид уже закончил вырезать место под новый радар, а технические дроиды притащили на крышу челнока кусок аграфского корабля. Пришлось самому забраться на крышу челнока, чтобы проконтролировать процесс его установки на место старого радара. Занимался этим, когда из челнока вышла Мила и обнаружила меня на крыше.

— Вот ты где спрятался, а я тебя везде ищу.

— Корабль модернизирую немного.

— Вижу, слезай оттуда, потом продолжишь модернизировать. Мы идём отдыхать.

— Куда?

— В один бар. Нам решили составить компанию наши вчерашние знакомые. Ты непротив?

— Нет.

— Тогда пошли. Они уже там.

— Уже спускаюсь.

Она переоделась в платье и ждала меня у шлюза.

— У тебя есть гражданская одежда?

— Комбинезон что не подойдёт?

— Нет.

Нашёл на дне рюкзака свою гражданскую одежду и переоделся в неё.

— Давно я тебя в гражданской одежде не видела.

— Мне в комбинезоне привычной.

— Одежда у тебя мягко сказать не очень.

— Что получилось, то и купил. За мной тогда толпа наёмников охотилась.

— Ничего другого нет?

— Нет.

— Нужно будет тебе что-нибудь приличное купить. Пошли, а то опоздаем.

— Пошли.

Мы поймали платформу по дороге, и она нас подбросила до бара. Иначе мы бы опоздали. Вход в бар оказался платным двести кредов за разумного. Ребята заняли столик на четверых около сцены и ждали нас.

— Привет Лоя, Гин. Мы чуть не опоздали — сказала Мила девушке.

— Мы уже думали, что придётся силой удерживать ваши места. На них было много желающих, — ответила ей девушка.

— Это не проблема. Мы бы всё вернули обратно.

— Вы бы точно вернули — ответил Гин.

— Чем вы занимались? — спросила Лоя.

— Алекс опять над челноком колдовал, а я торговала. А вы чем?

— Тоже торговали. Сегодня всё распродали, надеемся, что завтра найдём попутный груз в Авар.

— Здесь их наверно много?

— Хватает, но мало платят, — ответил Гин — Вы потом куда?

— Мы ещё сами не знаем. Пока думаем.

— Гин, вы давно здесь летаете? — спросил его.

— Около двух лет уже, а что?

— Не слышал ничего про систему ZGI6789545487, там есть планета Наридо. Сорок лет назад там были бои за планету и с тех пор через систему не летают. Не знаешь можно там разогнаться и прыгнуть?

Совсем не хочется облетать.

— Про систему ничего не знаю, тебе нужно с мусорщиками поговорить. Они должны знать.

— Думаешь, они туда летают? Мне кажется, в системе можно на мину нарваться без проблем.

— Они везде, где опасно летают. Думаю, что и там бывают, если там есть чем поживиться.

— Понятно.

Началось представление, и на сцене появилась певица. Не могу сказать, что мне нравилась опера, но что-то близкое к опере нам продемонстрировали в тот вечер на сцене бара. Девушкам постановка понравилась, а нам с Гином не очень, но нам понравилась местная кухня.

Когда мы вернулись в ангар, инженерный дроид уже закончил встраивать кусок аграфского корабля в корпус челнока и теперь простаивал. Проверил его работу и технические дроиды начали устанавливать новый радар на место. Когда я вернулся в каюту, меня ожидал интересный сюрприз. И когда она только успела приобрести такой интересный костюмчик?

Часть 9

Утром Миле что-то не спалось, и она разбудила меня.

— Знаешь я что подумала?

— Рассказывай.

— Давай всё-таки слетаем, проверим эту систему. Вдруг там, у пиратов станция.

— Нет там, у пиратов ничего. Слишком близко эта система находиться от населённых систем. Об этом сразу станет известно. Кроме того там были сильные бои и думаю Гин прав, наверняка туда летают мусорщики.

— Прошло сорок лет, и всё что там было, уже давно разобрали на запчасти.

— Сильно в этом сомневаюсь. Слишком интенсивные там шли бои и, как я понял, серьёзное и мощное вооружение там использовалось. Три флота там схватилось и наверняка до них там много наёмников положили.

— Представляю что там твориться сейчас.

— Знаешь, раз у нас нет других вариантов, возможно, стоит туда слетать. Только нужно подготовиться к посадке на планету и вообще узнать обстановку в той системе.

— Хочешь поговорить с мусорщиками?

— Можно попробовать. Только осторожно.

— Не думаю, что они поделятся с нами информацией.

— Заплатим. Поищи пока на местном форуме, где они находятся и их контакты.

— Ты чем займёшься?

— Доделаю радар. Без него нам никак, особенно там.

— Пошли завтракать.

Мы дружно перебрались в кают-компанию.

— Как думаешь, что нам может понадобиться? — спросила Мила, жуя неизвестный мне фрукт.

— Это зависит, сможем мы подлететь к планете или нет. Кроме того будем высаживаться на неё или нет.

— Ты хочешь спуститься на планету?

— Если полетим проверять, значит нужно проверять всё. Слишком много непонятно во всем этом.

— Что непонятно? Вроде всё ясно.

— Почему начался этот конфликт?

— Тебе же Дед сказал, что они там что-то не поделили.

— Что они могли там не поделить?

— Планету.

— Что в этой планете такого ценного, что за неё так сражались?

— Дед ведь сказал, у каждого клана было влияние, вот они и смогли подключить флоты.

— Нет. Здесь что-то не то. Война кланов это война кланов, а здесь вмешались империи, в том числе и Аратан. Ради чего это всё?

— Они не могли не вмешиваться. Ошир союзник Аратана и как союзник должен был помочь.

— Это было после. Почему вмешался флот? Здесь на Ошире не один влиятельный клан, а около десяти. Почему остальные кланы решили развязать войну ради одной ничейной системы и планеты? Что там было такого ценного и почему сейчас это не стало никому нужно?

— Не знаю, наверно, уничтожили это.

— Согласен, вот только что это могло быть?

— Сам как думаешь?

— Не знаю. Сейчас сложно сказать. Возможно всё это вывезла одна из сторон.

— Или было уничтожено во время боёв.

— Да или одна из сторон уничтожила это специально чтобы это не досталось другой стороне. Здесь можно гадать долго что это было. Наверняка об этом знала только небольшая группа посвящённых с обоих сторон.

— Что же там было такого ценного ради чего они так сражались?

— Слишком много вариантов. Меня больше удивляет что вначале сражались силами наёмников, а потом вмешались флоты с обоих сторон. Мало того вмешались аратанцы. Всё это очень дорого. Учитывая что у нас на флоте каждый кред считают. Думаю и у оширцев и у аварцев такая же ситуация.

— Наверняка для этого были причины.

— Не верю я в союзнический долг. Это всё сказки. Слишком много мне пришлось вести дел с ними. Оширцы, когда им это выгодно, кричат что наши союзники, а когда нет, готовы нож в спину загнать.

— Почему ты так думаешь? У нас союзный договор с ними?

— Союзный договор говоришь? Вспомни как мы покидали Джинг?

— Когда ты захватил пиратскую станцию?

— Да

— И что тогда было не так? Вроде всё было в порядке.

— Всё. Думаю ты знаешь что они задержали корабли что летели к нам с запчастями через их территорию.

— Знаю. Отпустили ведь их и всё вернули. А причём здесь наш отлёт?

— Они не пустили нас через свою территорию, запретив мне пролёт через контролируемые ими переходы. Не удивлюсь если они отправили наёмников на встречу с нами.

— Ну этого ты знать точно не можешь.

— Как не могу? Ты просто не видела сколько пиратов нас дожидалось около ничейных переходов. Угадай с кем они там схватились?

— Хочешь сказать, что с оширскими наёмниками?

— С наёмниками это слишком громко сказано. С оширскими пиратами. Все там были без транспондеров. Там была серьёзная схватка. После того как одни, так и другие, поняли что нас там долго не будет. В этой схватке досталось как одним так и другим. Впрочем и нашим тоже.

— Нашим тоже? Откуда наши там взялись?

— Туда с разведывательной миссией командование отправило несколько рейдеров и крейсеров. Я видел данные с их искинов. Там схватилось с обоих сторон почти полсотни пиратских кораблей.

— Почему ты ничего не рассказывал мне об этом раньше?

— Ты не спрашивала. Да и засекречена тогда была большая часть этих данных. Так что оширцы так себе союзник. Интересно, что они тогда пообещали аратанцам чтобы они вмешались?

— Наверно были определённые договорённости на этот счёт.

— Не думаю. Должны быть очень весомые причины для этого. Ведь по сути это объявление войны. Заметь, аварцы также бились за неё, как будто там есть что-то ценное.

— Значит, там есть что-то.

— Уже нет. Однако непонятно что там было. Почему об этом всё вычищено из сети? Как-то всё мутно и непонятно. Кроме того система закрыта для полётов.

— Говорю же там база пиратов.

— Я тебе уже говорил, что это маловероятно. Думаю, что на планете, колонисты что-то нашли. Поэтому и разбомбили обе колонии. Причём туда сбрасывали планетарный десант, а это значит, на планете была зачистка.

— Что там могли такое найти?

— Всё что угодно, но это стоило дорого. Настолько дорого, что решили уничтожить всех свидетелей.

— Зачем они так поступили?

— Не знаю. Будем разбираться на месте, какой смысл сейчас гадать?

— Нужно понять, к чему готовиться.

— Это и так понятно. Нам нужен второй бинокль. Одежда, подходящая для климата данной планеты. Запас воды и еды. Аптечки. Нужно подумать, что ещё нужно взять. Займись сейчас этим.

— Ты чем займешься?

— Радар нужно доделать, бот проверить. Посмотреть чипы и скафандры, проверить, как идёт их взлом. Одним словом у меня много работы.

— Да, капсулы пока есть в продаже. Найдём.

Она мне показала три пальца и ушла в каюту торговаться. Понял я это так, что мне нужно достать три капсулы. Отправил технических дроидов доставать их из челнока. Одновременно проверил, как обстоят дела с взломом трофейных чипов. Программа взломала почти все чипы. Сгорели по непонятной причине два чипа. Первым я проверил чип главы клана, здесь меня ждал сюрприз. Нет, я конечно ожидал увидеть приличную сумму, но сорок два миллиона меня удивили. Значит, они решили бежать, прихватив все деньги клана. Удивительно если бы это было по-другому. На чипах его заместителей обнаружились ещё от двух до четырёх миллионов. За исключением заместителя, который всех отравил. У него на чипе было всего три сотни кредов. На чипах сбшников тоже было немного, как и на многих других. Самая большая сумма оказалась пятьдесят три тысячи, а самой маленькой двести три креда. Когда я перекинул все креды на чип главы клана, на нём высветилась очень приличная сумма в пятьдесят один миллион. После чего я перекинул всё сумму на аварский чип и погонял эти креды между аварскими чипами. После чего распределил их на трёх новых обезличенных счетах. Со скафандрами дела обстояли гораздо хуже.

Программа не смогла взломать ни один из них. Ко мне вернулась Мила.

— Я продала ещё три капсулы. Ты их достал?

— Дроиды сейчас этим занимаются.

— У нас осталось всего шесть капсул. Я скоро все продам. Я молодец?

— Конечно молодец.

— Они хорошо продаются.

— Это пятое поколение. Сейчас многие избавляются от второго третьего поколения и переходят на четвёртое пятое.

— Знаю, поэтому их хорошо покупают.

— Знаешь, я подумала, может нам вместе слетать по магазинам?

— У меня времени на это нет. Нужно подготовить всё к отлёту.

— Мы вроде никуда не спешим? Время у нас есть.

— Не уверен, что оно у нас есть.

— Два часа ничего не решают.

— Впрочем, ты права и два часа действительно ничего не решают.

— Покупатели прилетели, я быстро.

Она ушла продавать капсулы, а я занялся установкой блока управления. Он у меня не помещался на место старого. Ещё два дроида протягивали новые энергошины к управляющему блоку и радару. Мощности старых оказалось недостаточно, аграфский радар потреблял энергии в два раза больше. Пришёл вызов от Милы.

— Алекс здесь спрашивают искин. Может, продадим один?

— Ты давала объявление на искин?

— Нет.

— Тогда почему они спрашивают?

— Не знаю.

— Скажи им, что муж сказал, что искин челнока продать не может, а других искинов нет.

— Поняла.

Посмотрел камеры наблюдения челнока. Покупателей было двое. Женщина и мужчина оба аварцы. Женщина разговаривала о капсулах с Милой, а мужчина рассматривал челнок. Этим что нужно? Мало мне проблем с оширцами. Вас ещё принесло на мою голову. Мужчина хотел подойти к челноку, но Мила его остановила. Мила что-то долго и упорно обсуждала с женщиной, после чего они купили капсулы, сами погрузили их на платформу и улетели.

— Что ты так долго с ними?

— Ей всё время что-то не нравилось, я ей уже сказала, что если они не хотят, то пускай не покупают. Только тогда она купила.

— Думаю это аварские агенты. Что мужчина хотел от челнока?

— Посмотреть хотел.

— Я ему сказала, что он не продаётся и нечего его смотреть.

— Он хотел корму рассмотреть.

— Зачем?

— Она у нас специфическая три двигателя вместо двух. А с носа это почти стандартная модель.

— Думаешь, они нас из-за капсул ищут?

— Скорей всего, или это продолжение истории с наёмниками.

— Думаю, что ни один из них не сбежал из той системы.

— Одних уничтожили, но всегда найдутся другие.

— Тогда они скоро появятся здесь.

— Вот я и говорю, что времени у нас мало.

— Тогда полетели за покупками.

— Полетели.

Мы наняли платформу и полетели по магазинам. В первую очередь Мила полетела в продуктовую контору. Там она закупила несколько коробок сухих пайков, ей там продавец предложил вина, и она после дегустации тоже купила две коробки. Владелец лавки ещё много что нам предлагал, но я всё забраковал. После этого мы вылетели в магазин для охотников. Мила такой нашла на станции. Летели мы туда за одеждой, но Мила когда увидела, сколько там всего предлагается, зависла там надолго. Она много что хотела купить, но я остудил её покупательный энтузиазм. Особенно ей понравилось различное оружие для охоты. Мы ограничились покупкой одежды и бинокля, но продавец Миле всё-таки умудрился продать небольшой комплекс для обработки мяса. Я хотел отказаться от покупки, но Мила сказала, что нам точно нужна такая штука. Напоследок она ещё купила специальных бронебойных игл для снайперской винтовки и уже хотела купить саму винтовку, но я тут остановил её.

— Мила по кому ты собралась стрелять?

Часть 10

— Не знаю, там видно будет.

— Против двуногих у нас есть винтовки, а на местных животных охотиться нам нет необходимости. Еды у нас достаточно. Тем более мы о них ничего не знаем.

— Вот на месте и разберёмся.

— Там планета покрыта лесом, а в густом лесу снайперская винтовка бесполезна. Обычная винтовка гораздо эффективнее.

— Ладно, не будем брать. Давай капканы купим?

— Покупай, и полетели дальше.

Она купила несколько капканов разного размера и на этом вроде успокоилась.

— Куда полетим дальше? — спросила пилот платформы.

— Нам нужны заправки для аптечек.

— Найдём.

— Может они здесь есть? — сказала Мила, погрузив капканы на платформу — Нужно узнать.

— Мила откуда здесь аптечки? Это не медицинский кабинет?

— Может есть. Сейчас узнаю.

— Верёвку лучше купи — остановил её в дверях магазина.

— Зачем?

— Чтобы тебя связать, а то ты пока не купишь ещё что-нибудь, не успокоишься.

— Я быстро.

Вернулась она быстро, без заправок к аптечке, но с двумя мотками верёвки.

— На счёт, связывать я подумаю — сказала она игриво — Мне понравилось в прошлый раз — и она села на пассажирское сидение платформы.

— Полетели — сказал пилоту.

Пока мы летели, они что-то негромко обсуждали с девушкой пилотом платформы. Когда мы прилетели к крупному медицинскому центру, я хотел остаться на платформе, но Мила потащила меня с собой.

— Пойдём, хватит сидеть.

— Купить заправки к аптечкам можешь и одна.

— Я хотела ещё кое-что купить.

— Что?

— Одну базу.

— Какие проблемы купи.

— Креды же твои.

— Что за база?

— Эротическая, как соблазнять и удовлетворять мужчину.

— Купи — я непротив.

— Она дорогая.

— Я непротив, купи.

— Хорошо.

Мы зашли внутрь. Внутри помещение мне напомнило компанию Нейросеть. Обстановка была очень похожа.

— Чем могу помочь? — спросила девушка за стойкой.

— Девушка нам нужна база и заправки для аптечек, — ответила ей Мила.

— Какая база?

— Эротическая.

— Вы у нас были раньше?

— Нет, мы здесь пролётом.

— Будете учить у нас под разгоном?

— Нет, не будем.

— У нас сейчас есть одно очень хорошее предложение на обучение под разгоном.

— Боюсь, у нас нет на это времени — это просто небольшой подарок моей жене.

— У нас тогда есть отличное предложение для вас. Два специальные импланта для увеличения чувственности и чувствительности при сексе.

— Девушка у вас есть заправки для аптечек?

— Конечно.

— Нам четыре штуки.

— Вам какие?

— Самые хорошие. Четыре штуки.

— Может вас еще, что-то заинтересует у нас. У нас есть отличные импланты. Вот список — посмотрите. Есть новые импланты и не очень — она скинула мне список на нейросеть, хотя я её об этом не просил.

— Девушка вы меня не слышите? Я что-то говорил про импланты?

— Нет, но у нас такие замечательные цены на них.

— Или вы сейчас продаёте, что я просил, или мы купим в другом месте.

— Мне очень жаль, но вы не переживайте, сейчас всё привезут. Может, вы пока посмотрите импланты?

— Если я ещё раз услышу слово импланты. Я лично вас пристрелю.

— Я же только предложила.

— А вас спрашивал о ваших предложениях?

— Не заводись. Девушка вам не стоит злить его, — вмешалась в наш разговор Мила — Вы можете продать, что нам нужно?

— Конечно, сейчас дроид всё найдёт и привезёт. Может, вы пока посмотрите? — она не договорила и посмотрела на меня.

— Посмотрим, но импланты нам не нужны.

— У нас хорошие цены на них.

— Девушка у вас точно проблемы со слухом.

Она замолчала, а пока мы ждали дроида я пробежался по списку имплантов, что у них был в продаже. Новые импланты меня не интересовали, а большинство не новых было устаревшими. Похоже, что они скупили старые импланты у компании Нейросеть, которые клиенты заменяли новыми, и пытались их продавать всем подряд. Здесь я вспомнил, как меня на планете укусила многоножка, и я чуть не умер от её яда и после чего задумался. У Нейросети я видел специальные импланты которые помогали от разных ядов. В списке этой конторы я не увидел не новых не старых. Какие на планете водятся животные и насколько они ядовиты? Зашёл в сеть и пробежался по имплантам, что были в продаже.

К своему удивлению я увидел в сети предложение от компании Нейросеть, где они были в продаже.

— Мила пойдём, я устал ждать, они специально время тянут.

— Не переживайте, дроид уже едет сюда.

— Я не переживаю. Мы просто купим в другом месте.

— Подождите одну секунду он уже едет.

— Он может ехать обратно. Мы ничего покупать у вас принципиально не будем.

После чего мы покинули эту контору.

— Алекс ты чего. Он сейчас приедет.

— Планы поменялись. У тебя есть место на нейросети под имплант?

— Есть.

— Полетели тогда в Нейросеть за имплантами.

— Какими?

— Нужными.

— Девушка летим сюда, — и передал ей координаты, куда нужно лететь.

— Как скажете.

— Здесь, что есть представительство компании Нейросеть?

— Сам удивлён.

Пока мы летели, я просмотрел, что здесь есть в продаже из имплантов в сети. Большинство было старыми имплантами теперь выставленными в продажу, но были и свежие варианты. Эти были скорей всего от пиратов. Вот только цена на них была совсем не на много дешевле, чем у производителя.

Компания Нейросеть на станции оказалась в совсем не большом помещении. Нас в нём встретила аварка.

— Добрый день. Чем могу помочь? — спросила она.

— Меня интересуют импланты.

— Какие?

— Против ядов. Есть у вас такие в наличии?

— Вам один нужен?

— Два.

— Как раз две штуки есть в наличии.

— Берём.

— Устанавливать будете?

— Долго это по времени?

— Сама установка недолго, а вот капсулы сейчас все заняты и освободятся только завтра к вечеру.

— Жаль, но что поделаешь.

— Вас записать на установку?

— Ненужно.

— Вы являетесь нашими клиентами?

— Конечно.

— Выпишите всё на неё.

— Почему не на тебя? — спросила Мила.

— Так нужно.

— Можно вашу карту ФПИ?

Мила молча, достала карту и протянула ей.

— У вас будет хорошая скидка, как у нашего постоянного клиента.

Два миллиона восемьсот тысяч за два импланта будет с вас.

— Куда перечислять?

— Вот сюда.

Мне пришёл счёт, и я его оплатил. Она ушла во внутренние помещения, а Мила меня спросила:

— Зачем они нам?

-Один раз, на той планете, меня укусила небольшая многоножка, она оказалась жутко ядовитая и, хотя со мной была аптечка, я четыре дня был между жизнью и смертью. Хорошо, что меня Дарс тогда не бросил умирать в ущелье. Что нас ждёт на той планете, мы не знаем, возможно, там есть такие же ядовитые твари.

— Действительно стоит установить, — она немного подумала и добавила, — А базу купим?

— Купим и базу и заправки для аптечки. Покупай, что ты хотела.

— База не здесь. Она оширская.

— Тогда залетим и купим там, где их продают.

— Конечно. Алекс я тебя очень люблю. Дай обниму.

— Мила не здесь же.

Как раз вернулась администратор и выставила на стойку два закрытых стаканчика с имплантами.

Мила их забрала и спросила администратора.

— Девушка у вас заправки к аптечкам есть?

— Конечно. Вам сколько?

— Четыре штуки.

— Сейчас принесу.

— Вот видишь, никакой дроид у них не ездит за ними. Всё быстро.

-Там нас точно хотели надуть.

Сам я решил посмотреть базы. Вот только учить мне было особо нечего. Всё, что нужно я уже выучил. Посмотрел на базу псиона, но платить за неё здесь три с половиной миллиона мне не хотелось. Не стоила она таких денег, и псион из меня был слабенький. Поискал в сети и нашёл оширского конкурента у нейросети. Компания Лайдо так называлась компания, и в переводе с оширского это слово означало базы. У этой компании нашлась точно такая же база для псионов, стоила она на сто тысяч дешевле, чем в Нейросети. С учётом моей скидки в компании Нейросеть эта база для меня получалась дешевле.

— Пойдём, сказала Мила, — она уже держала в руках заправки для аптечек.

Мы вылетели в компанию Лайдо. По дороге я смотрел, какие ещё есть базы у оширцев. Большинство баз копировало базы нейросети, но были, чисто оширские базы которых не было у Нейросети. Меня заинтересовала база для псионов. Она называлась «Искусство защиты от нападения псиона» Что это значило, было непонятно, но база была только для псионов. Базы как у Слима не было в открытом доступе. Наверняка она тоже только с разрешения СБ.

— Мила ты не знаешь где Слим?

— На станции работал. Ты с ним, что не виделся?

— Нет его на станции, я его искал и на вызовы он не отзывался.

— Возможно, перебрался куда-то в другое место. Он меня раньше часто вызывал и спрашивал о тебе. У него всё было хорошо. Он себе даже девушку нашёл.

— Надеюсь, он позже выйдет на связь.

— Может у них тоже медовый месяц.

— Всё возможно.

Мы прилетели к компании Лайдо. Офис этой компании оказался гораздо больше и крупнее чем у компании Нейросеть. Девушки за стойкой оказались заняты. У каждой были покупатели, и нам пришлось подождать, когда кто-то из них освободиться. Я остался на небольшом диванчике, а Мила подошла к стойке, когда освободилась одна из девушек. Здесь повторилась предыдущая история, нам пытались продать импланты. Мила им сразу заявила, что импланты нас не интересуют, нам нужна только база. Дроид, как и там долго ездил за базой, и всё время девушка предлагала Миле что-то купить. Наконец он приехал с пластинкой, и я только тогда подошёл и расплатился за неё. Мила уже пошла на выход когда я спросил:

— Девушка скажите, а что за база «Искусство защиты от нападения псиона»?

— Это только для псионов.

— Это я понял.

— Вы псион?

— Да.

— Тогда она вам подойдёт. Это база для защиты от нападения другого псиона. Это сильно урезанный вариант полной базы для псионов. Лучше купите полную базу. В ней есть всё.

— Я знаю, что в той всё есть.

— Это отличная база специально для псионов. Лучше вы нигде не найдёте.

— Я вам верю, но у меня нет столько кредов.

— Ничего страшного мы поможем с кредитом.

— Спасибо, но ненужно. Это слишком дорого для меня и кредит мне не дадут, у меня старый кредит ещё не выплачен.

— Тогда возьмите урезанный вариант. Он у вас получится уже со скидкой.

— У меня и на него не хватает, так что как-нибудь в другой раз.

Пошёл на выход. Меня достал это «ненавязчивый» оширский сервис.

— Подождите, у меня для вас есть интересное предложение.

— Какое? — остановился заинтересовавшись.

— У нас есть вариант этой базы немного устаревшей. Мы готовы вам её продать за четыреста пятьдесят тысяч.

Сразу понял, что эта база у них не пользуется спросом. Значит, они готовы ещё уступить. Пришлось поторговаться и мне её продали за четыреста тысяч, хотя изначально за базу просили шестьсот тысяч.

— Что ты там ещё купил? — спросила Мила, когда я вышел к платформе.

— Базу купил устаревшую с хорошей скидкой. Пришлось поторговаться.

— У тебя, что баз мало?

— Хватает. Пускай ещё одна будет.

— Что в ангар?

— Да.

Уже в кают-компании Мила спросила:

— Алекс, а как мы будем всё это устанавливать?

— Думаю это не проблема.

— Что ей ещё нужно?

— Кто там?

— Опять эта аварка вызывает. Что с утра капсулы купила.

— Не отвечай. Отправь ей сообщение, что ты сейчас занята, когда освободишься, сама с ней свяжешься.

— Отправила. Думаешь, не стоит с ней общаться?

Часть 11

— Опасаюсь провокации какой-нибудь. За нами следили, когда мы возвращались. Сними объявление о продаже капсул.

— Как скажешь, но мы ещё не все капсулы продали.

— Знаю, потом остальные продадим.

Пока мы обедали, проверил работу дроидов. Новый радар и блок к нему были установлены на свои места и подключены. Диагностика показала, что радар исправен и готов работе. Отправил коды доступа от радара искину челнока и приказал взять новый радар под контроль. Искин что-то долго думал, но потом сообщил, что радар подключён и готов к работе. Теперь можно было улетать.

Оставалось только решить вопрос с установкой имплантов.

— Ты посмотри, какая настырная.

— Что опять эта аварка?

— Да. Настрой ей отправку, чтобы при каждом вызове получала сообщение от тебя. Тогда ей это скоро надоест.

— Так она прилетит в гости.

— Это неважно, пускай прилетает. В ангар ей всё равно не попасть, а при вызове она получит такое же сообщение, как и от тебя, я сейчас настрою искин ангара.

— Ты не ответил, как будем импланты устанавливать?

— Капсулы у нас есть свои. Так что это не проблема.

— Ты хочешь сам установить?

— У меня есть база медтехника, но нет базы медика. Как думаешь, Лана ещё служит?

— Думаю да.

— Она на станции оставалась на корабль её не перевели?

— Нет. Она тогда с нашими гостьями нянчилась, так что ей теперь корабль не светит.

— Тогда попробуем пообщаться.

Взял планшет и вызвал её. Ответа долго не было.

Наконец я услышал знакомый голос.

— Лана привет.

— Значит это, правда и ты жив — услышал немного удивлённый её голос.

— Жив Лана и ты можешь начать меня ругать.

— За что?

— За подарки, что мы привезли со станции. Мне сказали, что ты с ними намучилась.

— Слов нет, как намучилась, зато меня потом они щедро одарили, так что я не в претензии.

— Это радует. Ты служишь ещё?

— Служу. Мне нужна услуга медика дистанционно. Сможешь сделать? Я заплачу, сколько скажешь.

— Что с тобой?

— Со мной всё в порядке, нужно импланты установить мне и Миле. Сможешь?

— Смогу. Время у меня есть.

— Тогда держи доступ к капсуле.

— Ничего себе реанимационная аварская капсула пятого поколения. Откуда?

— Досталась по случаю.

— Ложись сейчас сделаю. Сейчас перейду туда и импланты принесу.

— Импланты? Не один что ли?

— Три.

— Разбогател?

— Купил по случаю по дешёвке.

— Что у тебя капсула грязная?

— Я ведь не медик, а только медтехник.

— Ты и такую базу успел выучить?

— Купил, когда нейросеть ставил. Она у меня кстати специфическая. Мне её с большим трудом установили.

— Посмотрим. Доставай всё из бункера капсулы и закладывай туда, что будешь устанавливать.

— Что у меня там?

— Ты что не знаешь?

— Нет.

— Три нейросети и импланты. С кого снял всё это?

— Им они уже не нужны.

— Вижу. Пытался реанимировать одного.

— Очень хотелось пообщаться с этим уродом, но я не успел.

— Чем он тебе досадил?

— Он Леру захватил и мой линкор.

— Что с ней?

— Не знаю, ищем, а его собственный заместитель отравил, к моему большому сожалению я не успел его допросить.

Достал всё, что было в бункере капсулы, и положил туда три импланта.

— Ничего себе у тебя трофеи.

— Это не трофеи, а покупки. Купил у одного аварца по случаю.

— Знаешь, что с тобой могут сделать за такие покупки?

— Ничего, я действительно их просто купил.

— Ложись в капсулу установлю.

— Мила держи планшет, думаю, вам есть о чём поболтать.

— Лана привет — сказала в планшет Мила.

— Привет Мила.

— Привет Лана.

Дальше я не услышал, крышка капсулы опустилась.

— Вылезай — сказала Мила, когда крышка капсулы открылась.

Она же была без одежды.

— Всё, я положила имплант в бункер — сказала она в планшет.

— Ложись на его место — ответила ей Лана.

— Держи — она отдала мне планшет и забралась в капсулу.

Крышка капсулы опустилась. Пока я одевался Лана, делала какие-то манипуляции с капсулой. Индикаторы управления капсулой активно мигали.

— Как себя чувствуешь? — спросила она меня, когда закончила.

— Нормально.

— Здорово тебе досталось. Я посмотрела твою нейросеть. Ты заказывал её специально?

— Не сам. В Нейросети изготовили.

— Хороший специалист делал.

— Она мне сказала, что пришлось повозиться со мной.

— Так и есть. Очень сложная операция была. У тебя там всё сожжено.

— Карл мне это же сказал. Когда я вернулся.

— Вот жук, а мне ничего не сказал, что тебя видел.

— Запретили ему скорей всего. У меня проблемы с имперской безопасностью.

— Слышала уже.

— Расскажи лучше как там.

— Что так его и не нашла?

— Нет.

— Не хочу тебя огорчать, но шансов не много. Кроме того многое что у нас говорят о них не правда.

— О чём ты?

— О рабстве в целом.

— Там где я находился рабство ограничено десятилетним сроком. Больше нельзя. Вот только на ферме, куда я попал, больше трех лет никто не протянул.

— Почему?

— Там война идёт между фермами. Все пытаются захватить ферму у соседа. Уничтожают комбайны, а раб как приложение к комбайну.

Успел удрать считай остался жив, а не успел, прикончат на месте. Меня три раза пытались прикончить. Говорили, что я везучий. Большинство и одного нападения не переживали.

— Охотно в это верю.

— Может, подскажешь, как мне его поискать?

— Это очень сложно. Кто он по специальности?

— Медтехник.

— На техников спрос там очень высокий. Он может оказаться где угодно. Если его через биржу продавали, то можно что-то выяснить, а если частным порядком, здесь нет вариантов. Найти можно только если он выйдет на связь, а у рабов нет кредов, чтобы подключится к сети.

— Мила, когда придёт в себя, попроси у неё доступ на биржу и поройся в архивах. Может, повезёт, найдёшь. Только лучше не сама, найди специалиста и учти заходить нужно не с нейросети, а с планшета.

— Я понимаю.

— Сколько я тебе должен за работу за нас обоих?

— Держи счёт.

Счёт был скромным всего на шесть тысяч.

— Вот тебе двенадцать тысяч. Премия за срочность.

— Спасибо. Обращайся. Всегда рада помочь.

— Слушай, а как ты импланты опознала?

— У каждого импланта есть свой личный номер. Он очень маленький и почти невиден. Его может увидеть только медик при установке. По нему в Нейросети можно установить, кто его и когда купил и кому он принадлежал раньше. Здесь номера очень специфичные. Любой опытный медик сразу определит что такие импланты, нам не устанавливаются.

— Понял.

— Я не смогла получить к ним доступ, но думаю, для тебя это не будет проблемой.

— Очень надеюсь на это.

— У меня ещё клиент позже поболтаем ещё.

— Конечно.

Посмотрел планшет, в нём уже сидела программа шпион. СБ никак всё не успокоится. Вы ведь и так всё знаете! И удалил её с планшета. Пока меня не было, у ангара побывали гости. Приходила аварская парочка, несколько раз вызвали, искин им отвечал, и они ушли. Посмотрим, что за импланты я получил. Имплант с противоядиями установился без проблем и находился в режиме ожидания. Два других импланта нейросетью находились, но при подключении запрашивали логин и пароль. Попробовать что ли пароль от управляющего блока радара.

Вот повезло, пароль сработал. Он подошёл к обоим имплантам. Когда заглянув в данные, что хранились в импланте памяти, я понял, что мне сильно не повезло. Этого я опасался, но моя жаба победила, и я их купил. Наверняка за этими данными будут охотиться аграфы, а это означало, что они будут охотиться за мной. Даже если я их удалю, это ничего не изменит. Мне просто не поверят.

Немного подумав я вызвал начальника СБ восьмого флота. Он к моему удивлению не отвечал. Тогда я вызвал его секретаря и, хотя я с ней не был знаком, надеялся, что она меня узнает и соединит с ним.

— Слушаю — ответила она и посмотрела на меня.

— Соедини меня с начальником.

— Он сейчас занят.

— Боюсь, что для меня он свободен.

— Кто ты такой?

— Дожил, на восьмом флоте спрашивают кто я такой. Ты что новенькая? Начальство нужно знать в лицо — как мне сказал адмирал, когда-то давно.

— Тебя я не знаю.

— Меня зовут Алекс Мерф, сообщи ему, что я хочу с ним поговорить.

— Я уже сказала, что он занят.

— Я сейчас своего ящера к тебе в гости отправлю.

— Он занят.

— Ящер уже выходит к тебе.

— Какой ещё ящер?

— Соединяй, кому говорю, а то сейчас точно отправлю.

Экран сменился на начальника СБ.

— Что хотел? — спросил он устало.

— Разговор есть.

— Говори.

— У меня к тебе есть интересное предложение.

— Какое?

— Обмен информацией.

— Зачем мне это?

— У меня есть интересная информация для тебя, а ты мне предоставишь информацию интересующую меня.

— Зачем мне это?

— Ну не хочешь как хочешь, есть другие СБ, а лично мне всё равно с кем договариваться.

— Я слишком хорошо знаю тебя, ты просто так не будешь предлагать, наверняка что-то задумал.

— Конечно, задумал и даже не скрываю это.

— Меня уже это напрягает.

— Напрягаться ты будешь позже, когда к тебе подарки прилетят.

— Какие подарки?

— Ну вот началось. Забыл, какие подарки я тебе привёз, когда прилетел с эскадрой.

— Только не это. Я до сих пор плохо сплю после этого. Притащил и свалил, а я за тебя разбирался.

— Что решил?

— Какая информация тебя интересует. Мне нужно знать, все, что у вас есть вот на этого разумного. Есть у меня подозрение, что он работает на оширское СБ.

— Рид Чу — прочитал он вслух.

— Это не настоящее имя. Возможно, на самом деле его зовут Ожи, но это не точно.

— Зачем он тебе понадобился?

— Он захватил мой линкор.

— Пират?

— Я пытаюсь это выяснить.

— Что ты мне предлагаешь взамен?

— Информацию.

— Какую.

— Линия защищенная?

— Нет.

— Тогда я скину тебе запись с моей нейросети в закладку, где я оставлял данные в последний раз.

— Давай.

— Отправил.

Когда он получил. Долго смотрел запись.

— Откуда я знаю, что это не постановка?

— Это не постановка. Ты можешь сам всё проверить ангар 3789.

— Не верю я тебе. Ты мог их захватить, а теперь пытаешься сделать так, чтобы я тебя прикрыл.

— Разумеется, я на безоружном челноке пиратством занимаюсь.

— Не такой он у тебя и безоружный. Видел я сколько ты дырок сделал в боте наёмников из своего безоружного челнока.

— Ну во-первых это не я, а Мила. Она меня до пушки не допускает. Во вторых я что должен был им позволить взять челнок на абордаж? Впрочем не хочешь не нужно, но я здесь не при делах. Просто купил, а там информация. Я тебе могу повторить что ты не единственное СБ и я могу договориться с другими. Это не говоря уже о том, что я могу отправить информацию владельцам или опубликовать всё в сети. Мне она не нужна и для меня опасна. Мне нужно от неё избавиться.

— Ты мне гарантируешь, что информация не уйдёт никуда больше?

— Гарантирую. Я всё удалю, как только тебе отправлю. За собой я почистил кстати.

— Не удивлён.

— Сделка? Мы договорились?

Часть 12

— Вот почему, как только ты появляешься, так сразу начинаются проблемы? Ты одна большая ходячая проблема.

— Ты ещё скажи, что я твоя ходячая головная боль.

— Так и есть!

— Неправда! Я тебе обещал тогда, что ты полысеешь, а ты всё никак не лысеешь, но я же очень стараюсь.

— Как только ты вернулся, сразу началось, так что скоро точно полысею.

— Опять неправда, началось у тебя ещё раньше, когда меня ещё не было. Иначе ты бы не стал обращаться ко мне за помощью.

— Всё равно ты во всём виноват!

— Наговариваешь ты на меня, я искренне стараюсь и тебе помогаю. Так что насчёт сделки?

— Номера имплантов у тебя есть?

— Есть, но я тебе больше скажу, я выяснил всё о них.

— Кому они принадлежали?

— Нет, это я не выяснял. Мне это неинтересно. Я выяснил, для чего они предназначены.

— Это меня не интересует.

— У меня нет таких возможностей как у тебя, и потом хватит тянуть резину, решай, согласен ты на сделку или нет?

— Согласен.

— Хочу услышать от тебя слова — под протокол сделка.

— Под протокол сделка.

— Вот это другой разговор.

— Отправляю тогда всё туда, куда видео отправил.

— Давай.

— Там много.

— Это хорошо.

Почти целый час я пересылал ему данные и наблюдал за начальником СБ. Его постоянно отвлекали, в эти моменты звук с картинкой пропадали, но потом он появлялся вновь.

— Я отправил всё, что там было, и запустил удаление.

— Вижу.

— Знаешь что это?

— Нет, я не разбираюсь в этом, и мне не интересно. Хочешь сказать, что я продешевил?

— Даже не знаю. Стоишь ты столько или нет.

— Я бесценен, особенно для тебя.

— От старости ты точно не умрёшь.

— Переплюнь, накаркаешь ещё.

— Не в кого мне здесь плевать.

— У тебя там адмирал есть и его замы. Так что главное хорошо прицелиться. Ладно, шутки в сторону, когда я получу информацию?

— Потребуется время для сбора.

— Понимаю, тогда жду информацию, там же куда я тебе всё отправил.

— Договорились.

— Скажи своей секретарше, чтобы соединяла меня с тобой.

— У тебя есть мой прямой контакт. Вызывай напрямую.

Только когда он отключился, я расслабился. По его лицу всегда было сложно что-то прочитать, но как псион я почувствовал, что когда он получил от меня информацию, он ею заинтересовался. Теперь всё было гораздо проще с аграфами, и искать меня им уже не имело смысла. Информация ушла в СБ. Была конечно опасность что СБ сделает вид, что про данные ничего не знает, но запись этого разговора у меня есть. Сами данные я тоже не стал удалять, оставил их для подстраховки. Достаточно вот только этого всего?

— Что задумался? — спросила Мила, когда зашла в кают-компанию.

— Слил всю информацию начальнику СБ. Сейчас думаю достаточно этого или нет?

— Тебя аграфы искать будут, а не СБ.

— Какой смысл сейчас меня искать, когда информация ушла в СБ?

— Они этого не знают.

— Вот об этом я и думаю. Я заключил с СБ сделку, информация за информацию.

— Что за информацию ты запросил?

— О нашей потеряшке.

— Вряд ли они что-то тебе дадут.

— Даже если не дадут, от информации я избавился, а это главное.

— Они могут подставить тебя, как будто это ты их захватил.

— У меня все записи есть. Начальник СБ тоже не хотел вначале соглашаться на сделку, но потом почему-то передумал.

— Посмотрим, что из этого получиться.

Запищал планшет на столе. Вызов был от Ланы.

— Привет ещё раз. Мила где?

— Рядом сидит.

Отдал планшет ей.

— Мила как самочувствие?

— Всё в порядке. Всё теперь работает без проблем.

— Здесь такое дело. Со мной связался начальник СБ и засекретил всё.

— Не поняла? Что он засекретил?

— Всё данные по операциям вам. Не представляю, откуда он узнал.

— Это Алекс с ним договорился и передал данные.

— Тогда понятно.

— Вообще-то я ему ничего не говорил про это.

— Значит, сам просчитал — ответила Лана.

— Не переживай, всё в порядке.

— Раз так, тогда нет проблем.

— Лана мы с тобой договоримся по разгону? Мне две базы учить нужно.

— Конечно Мила. Это совсем не проблема.

— Лана скажи, а как активировать имплант силы? — вмешался я в их разговор.

— Ты уже вскрыл его?

— Да.

— Лучше всего это сделать в капсуле. Тебе сутки после этого плохо будет, в это время будет проходить перестройка организма.

— Тогда это потом.

— Когда будет нужно, вызывайте.

— Конечно.

Она отключилась, а Мила вопросительно посмотрела на меня.

— Думаю пора отсюда улетать. Эти аварцы уже два раза приходили к ангару.

— Согласна. Пора улетать отсюда.

— Тогда дай объявление на продажу капсул снова.

— Зачем? Мы же улетаем?

— Отвлекающий манёвр. Пускай думают, что мы остаёмся, чтобы продать капсулы. Настрой его так чтобы оно через пару часов само снялось.

— Сделала.

— Знаешь ещё что, оставь письмо отцу, о том, что мы полетели на Наридо с автоматической отправкой через два три месяца. Чтобы он знал, где тебя искать. Только не с официального почтового ящика, а с того что я зарегистрировал для тебя.

— Сделаю.

— Тогда можно вылетать.



Система ZGI6789545487 пять дней спустя.

Челнок вышел на самом краю системы и висел на месте. Мы с Милой внимательно наблюдали за данными радара. Этот радар меня впечатлил, ещё, когда мы вылетели из ангара станции. Он показал все объекты на карте системе, и его мощности хватало на всю систему. Даже самые новые флотские радары были на такое неспособны. Предыдущая система была большой, а эта была средней по размеру. Судя по всему, для радара и минные поля не были проблемой, он их отлично видел. Также он показал нам мусорщика находящегося около одного из минных полей. Что он там делал, было непонятно. Мы вышли на юге системы, а мусорщик находился на севере-востоке системы и не мог видеть нас, поэтому спокойно продолжал заниматься своими делами.

— Может, вызовем его?

— Зачем?

— Поговорим.

— Они часто переквалифицируются в пиратов, а мы очень хороши для роли жертвы.

— Тебе везде пираты мерещатся.

— Здесь нейтральная система. Что это за мусорщик ты не знаешь. Может он аварец.

— Мы не полетим к нему?

— Нет. Я один раз тебя послушал, и началась война. Разговаривать с ним мы не будем.

— Зря. Он наверно многое знает об этой системе.

— Нам нечего о ней знать. У нас всё есть на радаре.

— На нём ничего непонятно. Одни обломки.

— Как ты хотела? Здесь флота сражались и не один раз. Впрочем, и так понятно, что линкора здесь нет, как и пиратской станции. Кроме мусорщиков здесь нет активных радаров.


Сам я долго настраивал разные режимы радара а Мила внимательно наблюдала за мной. Быстро стало понятно, что около орбиты планеты было сконцентрировано самое большое количество различных обломков. За самой планетой тянулся целый шлейф из обломков. Это не считая множества обломков различного размера между самой планетой и двумя её соседками. Раньше у планеты было шесть спутников разного размера. Сейчас осталось только два. Больше всего обломков было сосредоточено ближе к пятой планете. Видимо недалеко от этой планеты шли основные бои. Но и между третьей и четвёртой планетами их также хватало. Здесь же было много остатков минных полей, а точнее того что от них осталось. Как правило, это были одинокие мины или небольшие группы мин. Остальные были уничтожены обломками кораблей. Подлететь к планете было можно. Вопрос был нужно ли. Как-то мне совсем не хотелось на эту планету.

— Что скажешь? Будем высаживаться?

— Конечно, мы что зря летели?

— Ладно, полетели тогда.

Направил челнок к планете.

— Думаешь, мы сможем на неё высадиться? Около неё столько обломков.

— К планете подлететь не проблема. Вопрос что там делать? Все эти годы обломки космического мусора падали на планету. Вряд ли на планете что-то осталось живое. Из шести лун остались только две. Это значит, четыре луны упали на планету и до сих пор этот обломкопад продолжается. Всё что планета захватывает своим притяжением и тянет за собой, рано или поздно окажется на планете.

— Нужно проверить.

— Нужно, но совсем не хочется.

— Что ему могло здесь понадобиться?

— Сама думаю над этим вопросом.

— Сесть на планету он не может. Может только спуститься на планету на ботах или на каком-то другом транспорте.

— Возможно, не всё ценное вывезли оттуда.

— А что там может быть ценного?

— Откуда я знаю. Может добывали на планете что-то.

— Незарегистрированный рудник?

— Запросто. Их хватает в ничейных системах.

— Возможно, часто в сводке по флоту проходило, что пираты напали на корабли в системе и захватили неизвестный рудник на астероиде. Вот только потом на карте смотришь, а в системе нет никаких рудников.

— Планета не астероид. Всё гораздо сложнее.

— Согласен, посмотри сколько здесь разных обломков. За что-то они бились в этой системе. За что умирали?

— Это было ещё до нашего рождения.

До планеты было лететь не так далеко, она также как и мы находилась в южной части системы. Оставив сбоку минные поля и обломки кораблей, вывел челнок на орбиту планеты и сменив курс, полетел навстречу планете. На орбите планеты хватало обломков, которые отстали её хвоста и вскоре должны были оказаться на планете. Здесь пришлось изрядно полавировать, но риск нарваться на случайную мину, был совсем небольшим. Через несколько часов я подлетел к планете и завис недалеко от неё. Планета быстро вращалась вокруг своей оси, сутки на планете были равны восемнадцати часам. Радар показывал множество обломков различных кораблей, которые находились рядом с орбитой планеты. Среди них были обломки как транспортников и так боевых кораблей. Выделялось несколько крупных обломков линкоров и крейсеров. Как аварских так оширских. Парочка обломков аварских минных тральщиков висела немного дальше. Несколько больших обломков мне не удалось опознать. Похоже, это были остатки кораблей мусорщиков. Большинство обломков было разграблено.

— Мрачное местечко — резюмировала Мила, рассматривая все эти обломки кораблей на панели.

— Полностью с тобой согласен.

— Вылетаем на планету?

— Нет. Вначале нужно понять, где находились колонии.

— Думаешь там, мог кто-то выжить?

— Шансы есть всегда, но они не большие.

— Пошли спать, нам нужно отдохнуть и выспаться.

— Здесь не опасно?

— Искин предупредит меня, если будет опасное сближение, с каким нибудь обломком.

— Тогда пошли.


Проснувшись, обнаружил, что я в кровати один, а Мила уже перебралась в кают-компанию.

— Доброе утро, — сказал ей когда сам перебрался туда.

— Скорее добрый вечер. Если считать по общему времени.

— У нас с тобой утро, значит сейчас утро. Чем занимаешься?

— Планету изучаю.

— Что там?

— Одна сплошная растительность. Есть реки и десяток больших озёр.

— Нашла, где были колонии?

— Сложно сказать вроде нашла два места, где они могли быть раньше. Только там тоже хватает растительности сейчас. Нужно спускаться и смотреть. Под этим зарослями можно скрыть всё что угодно.

— Почему ты решила, что в этих местах были колонии?

Часть 13

— Радар показывает в этих местах большое скопление металла.

— Это может быть большой обломок корабля или выход железной руды на поверхности.

— Слишком большие скопления для обломков. Нужно слетать и проверить.

— Дождёмся, когда планета закончит вращение и искин составит полную карту. Далеко места колоний друг от друга?

— Не очень.

— Посмотрел у искина на её отметки. Оба места находились недалеко от экватора. В этих местах лес было немного светлее или мне так показалось. Мы находились не на орбите планеты, а на небольшом отдалении от неё и точнее рассмотреть, что находиться в этих местах было сложно.

Пока завтракал, разбирался с настройками аграфского скафандра. Решил лететь в нём. Мне повезло, что бывший владелец везде устанавливал один пароль. Пароль от имплантов и блока радара подошёл к скафандру. Два женских скафандра были с другими паролями, и заниматься их взломом, у меня пока не было времени.

Скафандр категорически не хотел становиться моего размера. Только когда я нашёл в настройках вид — хуман и установил его, он принял, мои размеры и подогнался под них. Как только я его надел, он сразу уколол меня в палец и сообщил, что анализ ДНК взят и новый владелец зафиксирован. Начал разбираться в управлении, когда искин сообщил, что карта составлена полностью. Мила была занята её изучением, а я перебрался в пилотское кресло. С большой осторожностью залетел на лётную палубу обломка оширского линкора и там посадил челнок. После чего отправил дроидов, и они немного приварили челнок к полу летной палубы. Чтобы он никуда не сместился. Мила уже переоделась и ждала меня у абордажного бота. Погрузил одного технического дроида и одного абордажного. Второй абордажный дроид остался охранять челнок. Напоследок посмотрел, чем занимаются мусорщики. Они всё также находились на окраине системы и вроде не заметили нас. Впрочем, сейчас, в этом большом скоплении обломков обнаружить челнок было крайне сложно.


Влетели в атмосферу планеты мы около северного полюса, и я сразу пошел на снижение. Несколько раз видел падающие и сгорающие обломки разной величины и поэтому принял решение снизиться и лететь над лесом. Так было лучше видно и меньше шансов встречи с падающим обломком. Под нами расплескался сплошной океан зелени. Он умело скрывал, что находиться под ним. Радар челнока зафиксировал многочисленные места, где находился металл, но что это было сложно сказать. Скорей всего это были обломки кораблей. Мы летели на максимальной скорости к местам, которые Мила отметила на карте, и подлетали к первой отметке, когда искин сообщил.

— Внимание боевая тревога — сообщил искин.

— Из-за чего тревога?

— Зафиксирован взлёт двух летательных аппаратов. Цели не опознаны.

— Мила к орудиям.

— Уже.

— Бот атакован. Повреждение силовой защиты минус двадцать процентов.

Заработали орудия бота. Мила стреляла в ответ, а я заложил крутой вираж в попытке скинуть их с хвоста. Опыта маневрирования в атмосфере у меня не было, но я постоянно маневрировал.

— Получил — зло сказала Мила.

— Зафиксировано повреждение вражеского объекта, — сообщил искин — Враждебный объект прекратил преследование.

— Внимание фиксирую запуск ракет.

— Мила ракеты.

— Вижу. Орудия челнока стреляли не переставая. Я заложил ещё один крутой вираж. Мне удалось сбросить с хвоста одну ракету. Она или потеряла захват или Мила её достала, это я не успел понять, потому что вторая ракета поразила челнок. Сильный удар потряс челнок.

-Разг.. — сообщил искин и замолчал.

Бот закрутило, автоматика отказала, я пытался в ручном режиме стабилизировать полет. Мне это в какой-то момент удалось, но было уже поздно, послышался хруст ломающихся деревьев, и челнок опять закрутило, что-то захрустело, после чего сработала автоматика и запустилась система экстренного торможения. Меня вдавило в кресло из-за перегрузки. Удар получился о землю не сильный. Бот подскочил от удара, снова ударился о землю, немного покрутился двигаясь, упал и замер на месте.

— Мила ты как?

— Нормально.

— Не ранена?

— Нет вроде. Что это было?

— Нас сбили.

— Кто?

— Мне самому это очень интересно.

— Что со вторым БЛА?

— Не знаю, я его вроде немного зацепила напоследок. Первый я сбила, и он вроде упал, как и мы.

— Думаешь это БЛА?

— Не чувствовал я там живого человека.

— Что будем делать?

— Если этот БЛА рядом, тогда не стоит пока выходить из бота.

— Что с ботом?

— Не знаю, искин не отзывается. Отказ двух двигателей из трёх. Мы сели на аварийном комплекте.

— У нас дыра в боку.

— Вижу.

— Абордажному дроиду наверно досталось, он где-то там должен быть.

— Он отзывается. Повреждений не даёт, а вот технический дал два повреждения, но главное, что он работает.

— Думаешь, лечебной капсуле досталось?

— Говорил я тебе, что не стоит её брать.

— Мы пустые летели. Места полно. Почему не взять?

— Ладно, не буду спорить, теперь поздно об этом думать, нужно думать, как выбираться отсюда будем.

— Что здесь думать? Выпусти абордажного дроида, пускай осмотрится.

— Умная какая. Искин не отзывается, как открыть багажное отделение?

— Что совсем?

— Совсем.

— Посмотри что с ним.

— Он в багажном отсеке, а без технического дроида я не могу попасть в отсек. У меня инструмента с собой нет.

— Тогда что делать?

— Выходить и вручную открывать багажное отделение бота.

— Тогда давай ещё подождём.

— Ты жди, а я пока лечебную капсулу осмотрю и внутренние повреждения бота.

— Осторожней там.

— Не переживай.

В металлической обшивке лечебной капсулы обнаружилось несколько осколочных пробоин. Крышка капсулы к счастью не пострадала, как и её электронная начинка. Вся электронная начинка находилась на другом конце капсулы. Были повреждения у подъемного механизма крышки. Его заклинило с одной стороны, но это было поправимо. Технический дроид под моим контролем должен был всё исправить, заварить пробоины и починить подъемный механизм. Вот только самому дроиду тоже досталось судя по диагностике.

Самое последнее кресло в левом ряду бота было как дуршлаг. В это место попала ракета. Если бы в нём находился абордажник, он бы не выжил скорей всего. Заглянул под кресло, там сияла большая дыра наружу. Ракета попала крайне неудачно. Мало того что она попала нам в левый борт, она угодила точно в переборку между пассажирским салоном и багажным отделением, а под багажным отделением находился двигательный отсек и там располагался искин. Судя по всему, досталось и двигательному отсеку. Немного понаблюдал в пробоину за обстановкой снаружи и решил что можно выходить. Поднял одну из винтовок, что были сложены вместе с другими вещами. Мила тоже пришла в себя, вооружилась другой винтовкой и держала под прицелом дыру в боте. Ножом подковырнул кнопку аварийного выхода и замкнул контакты. Открылся люк в потолке. Через него никто не попытался проникнуть внутрь. Когда я это сделал, Мила осуждающе посмотрела на меня. Видимо она ожидала гостей, но гости пока не спешили попасть к нам. Осторожно подошёл и посмотрел наружу. Над ботом были видны кроны деревьев. БЛА если и был то над ними. Решил, что можно выбираться.

— Мила подсади меня.

— С ума сошёл?

— Нужно осмотреться.

— Над нами наверняка БЛА.

— Над нами густой лес. Он ничего не видит.

— Откуда ты знаешь? У него наверняка есть датчики движения.

— Он улетел. Мы уже долго находимся без движения.

— Нет. Нужно ещё подождать.

— Нужно осмотреться, пока ещё кто-нибудь в гости не пожаловал. Ладно, я сам выберусь.

Повесил винтовку на спину. Подпрыгнул и, схватившись за края аварийного выхода, подтянулся и выглянул наружу. Снаружи было всё тихо. Тогда я полностью выбрался на крышу и осмотрелся.

— Нет. Только не это!

— Что там? — спросила Мила снизу.

— Это какая-то нездоровая тенденция.

— Что у тебя случилось?

— В этот раз у нас, а не только у меня.

— Да что там?

— Что? Что? Мы опять в болото угодили. Ненавижу эту черную грязь.

— Фу, ты напугал. Я думала, что-то серьёзное.

— Конечно, серьёзное. Как мы выбираться будем из этого черного дерьма?

— Это не проблема. У нас ты есть. Придумаешь что-нибудь.

— Тебе хорошо говорить. Сейчас она засосёт бот, и привет. Как у меня засосала отсек.

— Какой отсек? Я что-то ничего не понимаю.

— Самый простой, генераторный. Я разве не рассказывал тебе как спасся?

— Нет.

— Я направил корабль в атмосферу. Он был не предназначен для посадки на планету. Когда оставалось совсем немного до падения, я отстрелил генераторный отсек вместе с собой. Корабль упал в море, а я с отсеком плюхнулся в такое же болото. Там также была одна большая черная жижа.

— Что дальше произошло?

— Отсек начал тонуть, а я смог выбраться из него. Потом меня решила сожрать одна большая тварь, и почти сожрала. Надеюсь, что поблизости нет таких. Скафандр мне эта гадина тогда испортила и без бластера оставила.

— Что там снаружи? — настороженно спросила Мила

— Тихо вроде. Опасности рядом не чувствую.

— Тогда дай руку.

Наклонился к люку и протянул ей руку. После чего поднял на крышу. Как только она оказалась на крыше, присела на одно колено и стала осматриваться вокруг через прицел винтовки. Кто-то хорошо вбил в неё такие рефлексы. Сам я перебрался к багажному отделению и ножом подковырнул крышку, прикрывающую пульт аварийного открытия багажного отделения. Пульт не пострадал, и я нажал кнопку аварийного раскрытия багажного отделения. Крышка багажного отделения не успела до конца открыться, как оттуда выскочил абордажный дроид и занял позицию на крыше рядом с Милой.

— Живых объектов поблизости нет, — после небольшой паузы сообщила мне Мила и опустила винтовку.

Дроид рядом с ней так и остался в режиме охраны.

— Надеюсь, они появятся.

— О чем ты?

— Очень хочется выяснить, кто и почему нас сбил.

— Мы не знаем, сколько их будет.

— Много их не будет, а с небольшим отрядом мы справимся.

— Откуда ты знаешь? Может их много будет?

— Сразу видно, что ты не жила в лесу. Кроме того, откуда здесь взяться большим отрядам?

— Оттуда здесь тогда оказались БЛА и ракетные комплексы?

— Это могло остаться со старых времён. Руководство колоний не могло не понимать, что рано или поздно им придётся воевать с соседями и готовиться к этому. Вот только я думал, что это всё давно уничтожено.

— Скорей это завезено позже.

— Зачем и ради чего? Ты же видела, сколько на орбите разного мусора, пройдут десятилетия пока планета снова будет пригодна для колонизации.

Часть 14

— Не знаю, но наверняка здесь есть что-то, ради чего сражались.

— Если бы это здесь осталось, здесь бы до сих пор шли бои. Значит, нет ничего.

— Тогда откуда взялись БЛА?

— Я уже ответил. Скорей всего, остались со старых времён.

— Думаю, ты не прав.

— Разберёмся.

Пока общался с ней, активировал технического дроида. Он следом за абордажным выбрался на крышу из багажного отделения. Внешний осмотр дроида выявил две проблемы. Одним осколком перебило энергетический шлейф одного из манипуляторов, вторым осколком уничтожило камеру наблюдения. К счастью, это была обычная клешня, а не один из его рабочих манипуляторов, и у него была ещё одна точно такая же. Камер наблюдения у него было три, так что это тоже не являлось проблемой.

Осмотрев его, отправил обратно в багажное отделение вскрывать технический люк в двигательный отсек. Сделал он это без проблем и проник в двигательный отсек. Пока он снимал искин, сам заглянул в двигательный отсек и осмотрел его левую сторону. В самом верхнем углу красовалось небольшое отверстие. Это же надо как неудачно попала ракета, повредив сразу три отсека. Левому двигателю хорошо досталось, среднему немного, и только правый двигатель был исправен. Дроид извлёк искин бота и привёз ко мне.

К моему сожалению, внутри искина я сразу заметил осколок. У меня была надежда, что перебиты подходящие к нему энергошины или кабеля управления, но она не оправдала себя. Искину пришёл конец. Дроид пока отправился тестировать двигатели, а я думал, что нам делать.

— Что у тебя? — спросила Мила.

Она подошла к краю багажного отсека и смотрела на меня сверху.

— Есть две новости — плохая и хорошая.

— Давай плохую.

— Искина у нас больше нет.

— Тогда какая хорошая?

— Один двигатель исправен. Второй двигатель, думаю, тоже смогу починить. Здесь притяжение небольшое, и нам хватит двух двигателей, чтобы улететь с планеты.

— Значит, мы сможем покинуть эту планету?

— Сможем, если найдём подходящий для этого искин.

— От БЛА подойдёт?

— Не знаю, нужно смотреть. Бот не опознал марку БЛА, кроме того, я в них не разбираюсь. Ты не видела, где он упал?

— Не видела, мне было как-то не до того.

— Понимаю. Я тоже пытался увернуться от ракеты. Лучше бы я этого не делал. Супер неудачно в нас попали.

— Не расстраивайся, бывает. Главное, что мы живы и здоровы.

— Это точно.

— Может, ты без искина сможешь им управлять?

— Управлять смогу, а вот синхронизировать работу двигателей нет. Кроме того, непонятно в каком состоянии другие системы бота. Дроид закончил тестирование двигателей, и я понял, что второй двигатель точно смогу исправить за счёт третьего. Но в первую очередь нужно исправить дроида. Технический дроид с одной клешнёй с трудом выбрался из двигательного отсека, и я решил отремонтировать его вторую клешню. Он сам отсоединил повреждённый манипулятор и стал скреплять концы перебитой энергошины. Пока он этим занимался, я решил осмотреть бот. Когда выбрался из багажного отсека, Мила сидела у аварийного люка, свесив ноги вниз, и поедала сухой паёк.

— Будешь? — сказала она и предложила мне ещё один такой же, как у нее. — Я проголодалась.

— Это я понял. Как атмосфера?

— Нормально. Дышится легко. Пахнет горелым и зеленью.

Тоже открыл забрало скафандра. Действительно, пахло горелым и свежей зеленью. Горелым пахло от места попадания ракеты, а зеленью от сломанных деревьев. Бот при падении проделал приличную просеку среди них. Вообще окружающий нас лес был похож на тропические джунгли: так же влажно, как и там. Обошёл бот по кругу. Бот находился в большой яме. Возможно, она образовалась после орбитальной бомбардировки, а, возможно, была природного характера. Почти всю ее заполнила черная грязь. Передняя часть бота находилась ниже кормы и вся была покрыта черной грязью, которую бот толкал перед собой, когда мы съезжали вниз. След от бота вёл вверх по небольшому склону, похоже, мы упали около этой ямы, заскользили и съехали в это болото. Судя по всему, бот постепенно погружался в эту грязь, и его нужно было как-то вытаскивать. Шансы найти на планете искин небольшие, но они, все же, имелись, поэтому бот нужно было спасать.

Нужна верёвка. Вроде где-то завалялась. Развернулся к Миле, она распечатывала второй сухой паёк.

— Будешь? — спросила она, когда подошёл к ней.

— Нет. Аппетит пропал. Вижу, что у тебя он появился.

— Я немного перенервничала. Не каждый день на планету падаешь. Это ты привычный.

— Ешь, нисколько не жалко. Тем более, скоро потребуются все твои силы. Ты мне верёвку найди, когда закончишь с пайком.

— Зачем она тебе?

— Связывать тебя буду.

— Шутишь?

— Шучу. Бот нужно закрепить, чтобы он глубже в болоте не увяз.

— Найду.

— Я пока осмотрюсь вокруг.

— Я с тобой.

— Нет, оставайся на месте и верёвку мне найди.

— Найду, — сказала она с обидой в голосе.

Лестница, ведущая на крышу бота, находилась на носу бота, и сейчас не было возможности ею воспользоваться. Пришлось разбежаться и прыгнуть подальше от бота. На полосу, которую сделал бот при падении. Даже это не помогло, я провалился в эту грязь по щиколотки, но смог удержать равновесие и, постоянно съезжая обратно, начал карабкаться наверх.

— Тебя подтолкнуть? — спросила Мила.

— Неплохо было бы, я буксую, но лучше оставайся там.

— Мне как-то совсем не хочется к тебе.

— Знаешь что, неси верёвку, я наверху её привяжу, а то замучаешься каждый раз так карабкаться.

— Я сейчас.

Пришлось остановиться и ждать когда она принесёт верёвку. Она бросила мне моток. Закинул его на плечо и продолжил карабкаться наверх. Этот путь мне дался с большим трудом. Когда выбрался наверх, осмотрелся. Всё по-прежнему было тихо. Недалеко находилась подобная яма почти такого же размера. Подошёл, осмотрел её, и на всякий случай проверил на уровень радиации. Скафандр показал, что уровень радиации в этом месте в пределах нормы для этой планеты. Соседняя яма была заполнена такой же черной грязью. С одного края ямы рос невысокий кустарник. Он меня заинтересовал, и я подошёл к нему. Листья у куста, как и сам куст, напоминали небольшую акацию. На каждом листике блестели капельки влаги. Дождя не было, но создавалось впечатление, что он только что закончился. Деревья что росли вокруг, приходились дальними родственниками земным пальмам. Их шершавый длинный ствол уходил высоко вверх и заканчивался обширной темно-зелёной кроной. Вместе с другими деревьями они образовали почти сплошной тёмно-зелёный ковёр наверху. В нём оставались чуть заметные просветы, через которые проникал свет к основанию леса. Самые большие просветы находились над ямами. Деревья, как и кустарник, в самих ямах не произрастали, только по их краям.

— Алекс, что у тебя там? — спросила Мила с ноткой нетерпения в голосе.

— Всё в порядке. Тихо всё.

— Сбрось мне верёвку, я хочу к тебе.

— Сейчас.

Вернулся к краю ямы, в которой находился бот. Мила стояла на краю бота с явным намереньем спрыгнуть вниз. Желание спрыгнуть у неё присутствовало, но лезть в эту черную грязь ей совсем не хотелось. Она вопросительно посмотрела на меня, когда увидела на краю ямы.

— Сейчас привяжу.

Выбрал ствол самого толстого дерева и хотел обвязать верёвку вокруг него. Тут меня посетила интересная мысль. Деревья здесь росли очень удачно. Дайте мне точку опоры, и я переверну мир. Так вроде говорил Архимед. Точка опоры у меня была в виде дерева, и рядом с неё росли ещё две подобные опоры. Вся проблема заключалась в верёвке — выдержит она или нет, бот весил немало.

— Ты где там застрял?

— Дерево выбираю.

— Они все одинаковые, привязывай к любому.

— Уже привязал.

Привязал её к одному дереву, но верёвка была длинная, пришлось отмотать метров двадцать и привязать к другому дереву. После чего стал спускаться вместе с ней к боту.

— Знаешь, что я подумала?

— Что?

— Повернись.

— Зачем?

— Я тебе на спину заберусь. Ты меня до верха донесёшь. Мне пачкаться в этой грязи совсем не хочется.

— Ты вообще-то в скафандре.

— Вот именно. Чистить его придётся.

— Хорошо, донесу тебя, но вначале нужно верёвку привязать к боту.

— Зачем?

— Чтобы сделать тебя лошадкой.

— Какой лошадкой?

— Как тебе объяснить? Бот я хочу вытащить из этой ямы, пока он не утонул в этой чёрной жиже. Не знаю только, выдержит верёвка или нет.

— Это калминовая верёвка, она должна выдержать.

— Тогда попробуем его выдержать.

Привязал верёвку за буксировочное крепление бота. Мила спустилась мне на плечи и перебралась на спину.

— Поехали, — сказала она.

— Вот я и стал лошадкой.

— Что ты там бормочешь?

— Говорю: «Вот я стал лошадкой».

— Поехали наверх, моя лошадка.

Карабкаться наверх с помощью верёвки было несложно. Мышечные усилители скафандра позволяли без всяких проблем нести Милу на спине. Вскоре мы оказались наверху, и Мила покинула мою спину. Она деловито осмотрелась вокруг. После чего направилась, как и я, к соседней яме, посмотрела вниз.

— Мне кажется, что это воронки от бомбардировки.

— Мне так же показалось. Иди ко мне. Попробуем бот вытащить наверх.

Она с большим скепсисом посмотрела на то, что я делаю, а я уже отвязал верёвку от деревьев и завязал две большие петли на конце.

— Впрягайся.

— Чего?

— Делай как я.

Перебросил петлю через плечо с головой и натянул верёвку. Она поняла, что от неё требуется и впряглась во вторую петлю. Три дерева теперь играли роль закреплённых блоков. Одновременно мы начали тянуть верёвку в сторону ямы с нашим ботом.

Веревка натянулась, как струна. Мы прилагали все усилия, что могли, но бот так и не смогли сдвинуть с места.

— Не получится, он слишком тяжёлый, — констатировала Мила, когда мы остановились.

— Рано сдаваться. Я вызвал помощника.

— Это кого?

— Дроида, он едет сюда.

Вот досада, он застрял, как только спустился с бота в грязь. Хотя у него были гусеницы, но они ему слабо помогали. Пришлось дать ему команду, чтобы он манипуляторами цеплялся за верёвку только тогда он смог выбраться из ямы. Мы втроём впряглись, но результат остался тем же.

— Говорила я тебе: «Ничего из этого не получится».

— Так гони сюда абордажного дроида. Он там веса добавляет и поможет нам тащить.

— Он застрянет в грязи.

— Осторожней его спускай.

— Хорошо.

Дроид перемазался в грязи, но смог выбраться из ямы. Мила на него критически посмотрела после этого. Она вообще к абордажным дроидам относилась как-то излишне трепетно.

— В этот раз попробуем рывком. Главное, чтобы верёвка выдержала.

— Ничего у нас не получится.

— Пробуем. Раз-два-три, дернули!

Глава 15

Верёвка в очередной раз натянулась как струна, после чего в яме раздался чавкающий звук, и верёвка немного ослабла.

— Похоже, оборвали.

— Плохо привязал.

Вот только когда мы подошли к краю, выяснилось, что верёвка на месте, а нам удалось сдвинуть бот немного назад.

— Вот видишь, а ты говорила, не получится.

— Почему-то у тебя всегда так получается.

— Пошли дальше вытаскивать.

Дальше пошло легче. Бот хорошо скользил по грязи, и вскоре мы смогли его вытащить наверх.

— Это хорошо, что нам не придётся ползать в эту грязищу. Плохо, что здесь открытое место, — сказала Мила.

— В яме место неудачное. К нам могли незаметно подкрасться и закидать гранатами.

— Дроид не позволит.

— Он в яме не заметит, как кто-то подкрался, а сейчас скрытно не пойдёшь.

— Открывай бот.

— Рано. Нужно его закрепить, чтобы он обратно не съехал.

— Мы его итак к дереву привязали.

— Этого не достаточно. Нужно колышки в землю вбить.

— Где ты их возьмёшь?

— Вырублю. Деревьев полно вокруг.

— Тогда иди, руби и открывай бот.

— Слушаюсь.

Она решила отчистить абордажного бота от грязи, а я направился к деревьям, которые мы сломали, когда падали. Там я надеялся найти ветки, подходящие по размеру для колышков. По дороге решил посмотреть сообщения, которые мне постоянно присылал скафандр. Эти аграфы оказались большими перестраховщиками. Скафандр постоянно меня о чём-то предупреждал, а я эти предупреждения просто игнорировал, мне было не до них. Теперь я решил их просмотреть. Большинство предупреждений было связано с работой скафандра и его настройками. Я подошёл к кроне сломанного дерева и стал его осматривать, одновременно удаляя ненужные сообщения. Мне было нужно подобраться к стволу, но ветки не давали это сделать, и я решил зайти с другой стороны. Сделал десяток шагов, когда почти лоб в лоб столкнулся с каким-то животным. Судя по всему, оно кого-то поджидало, используя сломанное дерево как место для засады. Внешне оно сильно напоминало носорога за исключением того, что у него на морде не было рогов. Два маленьких красных глаза по бокам смотрели на меня как-то злобно. Нас разделало чуть больше десятка метров.

— Кар, — неожиданно сказало это существо.

При этом открыв пасть и продемонстрировав два ряда острых зубов.

— Извини, я не хотел тебя обидеть, — примирительно сказал ему, пытаясь использовать пси.

Существо не отвечало. За него это сделал скафандр.

— Атракцилон. Семейство пернатых, — сообщил скафандр. — Уровень опасности средний, — добавил после небольшой паузы.

-Так ты птица. Вот это сюрприз. Мы что, в твоё гнездо повредили, когда свалились на планету? Ты извини, мы это не специально. Если ты не против я, пожалуй, пойду, — и осторожно сделал шаг назад.

— Кар, — сказало существо и распушило сзади хвост, похожий на павлиний.

— Внимание! Высокая опасность нападения, — сообщил скафандр.

— Ворона, брысь! — сказал ей, используя пси.

Ворона никак на это не прореагировала. Видимо, она была сильно обижена на меня, ломая ветки и подминая их под себя, она устремилась ко мне. Похоже, зря я ей сказал «брысь!», а с другой стороны, что я должен был сказать? Спой, птичка, не стыдись?

Выдернул клинок из ножен и ожидал её. Скафандр ещё раньше подсветил его слабые места, но я не хотел шума и не стал стрелять из винтовки. В последний момент она прыгнула на меня. Просто отпрыгнул в сторону, но мой клинок её достал в месте сочленения головы и туловища. В ответ она попыталась достать меня лапой, и ей тоже удалось это сделать, в результате я полетел совсем не туда, куда планировал. Когда поднялся, увидел, что эта ворона зарылась мордой в землю, но лапы ещё гребли. Подскочил и одним ударом в шею покончил с ней. Скафандр правильно написал, что это самое уязвимое место у неё. В месте, где мне досталось лапой, повреждений у скафандра не оказалось.

— Алекс, ты там уснул, что ли, вместе со своими колышками?

— Уже возвращаюсь.

Взял её за заднюю лапу и потащил к боту.

— Ты это чего? — спросила она удивлённо, когда я притащил эту птицу к боту.

— Что, не видишь, муж с охоты вернулся с добычей. Вот только это она решила на меня поохотиться. Жена, разделывай добычу.

— Оно съедобно?

— Да. Скафандр написал, что мясо съедобно.

— Откуда он это может знать?

— Я перед вылетом со станции скачал из сети все данные, что были по флоре и фауне планеты.

— Скинь их мне.

— Держи.

— Что это за животное?

— Это не животное, а птица. Похоже, это местная куропатка.

— Какая-то она слишком большая для птицы.

— Сам охренел, когда она на меня напала. Она, похоже, разумных видела раньше.

— Почему?

— Долго думала нападать или нет.

— Как она называется? Не могу найти.

— Атракцилон.

— Вот теперь нашла. Кто здесь только не водится!

— Ты его разделывай, а я пойду за колышками.

— Это почему я его должна разделывать? Ты убил, ты и разделывай.

— Знаешь, на планете, где я был раньше, женщины тебя бы побили за такие слова.

— Это почему?

— Там мужчинам запрещено это делать. В противном случае жена считается никудышной.

— Они дикари, так что это не удивительно.

— Кто из нас купил приспособление для консервации мяса?

— Я.

— Значит, тебе разделывать и консервировать. Всё по-честному.

Пошёл я за колышками.

— Стой. Я с тобой. Вдруг там ещё такие есть.

— Решила поохотиться?

— Нам мясо пригодится. Томми, за мной.

Она пошла в сторону сломанного дерева, за ней следом потопал абордажный дроид. Спрашивается, зачем нам столько мяса?

Вместе с дроидом она обошла упавшее дерево. Никого не нашла, и они ушли к другому упавшему дереву. Сам я подошёл и срубил несколько небольших веток. Они идеально подходили для изготовления колышков.

Когда Мила вернулась, я уже вскрыл бот и выдвинул шасси. Бот теперь не лежал на земле как раньше, а стоял на четырёх опорах. Дроид заколачивал очередной колышек около опоры.

— Колотите здесь. Всю дичь распугали, — недовольно высказала она.

— Да это твой дроид всех распугал. Он топает так, что все местные звери разбегаются.

— Нет здесь никого. Одна дурная птица была, и та тебе досталась.

— Ты начинай её разделывать. Они на запах крови быстро подтянутся.

— Думаешь?

— Посмотри на зубы. Она точно не вегетарианка.

— Томми, наверх. Охраняй.

Она скрылась в боте, а дроид забрался на крышу бота. Пока технический дроид заканчивал вбивать колышки, я перебрался к левому борту бота и осмотрел повреждение. Дыра была большой, через неё можно было голову засунуть внутрь. Края рваные. Краска вокруг дыры обгорела. Через дыру хорошо просматривалось, как Мила роется в вещах. Дыру нужно срочно заваривать. Когда дроид закончил с колышками, я отправил его в багажное отделение забрать крышку технического люка. Она должна была стать временной заплаткой на борту. Когда он её притащил, отрезал от неё нужный кусок и стал заваривать дыру. Мила находилась около трофея и несколько раз смотрела в мою сторону, пока я этим занимался. Сам подошёл к ней. Она так и стояла с ножом около атракцилона и глядела на него.

— Что стоишь?

— В инструкции к прибору написано, что добычу нужно разделать, а я никогда её не разделывала.

— Это несложно. Нам шкура нужна?

— Не знаю.

— Сама решай.

Оттащил эту птицу на край ямы. Достал клинок и сделал надрезы на лапах и на брюхе. После чего показал ей, как снимать шкуру.

— Дальше сама.

— У тебя хорошо получается.

— Ты не видела, как быстро это делали женщины на той планете. Буквально несколько минут, и добыча разделана. Только ножи мелькают.

— Представляю.

— Все остатки брось в грязь, чтобы не воняло и не привлекло кого— нибудь крупнее.

— Думаешь, здесь есть такие?

— У тебя есть список всего, что здесь обитает. Сама посмотри, пока разделываешь. Меня дроид зовёт на помощь.

— Один клинок оставь. Мне понадобится.

— Держи.

Мне пришлось подкорректировать работу дроида. Когда закончил с этим, полюбовался успехами Милы. Она уже развесила большие куски на верёвке и ходила вокруг них, опустив забрало скафандра. Из прибора, который находился у неё в руках, шёл то ли дым, то ли пар. Она этим дымом, или паром обрабатывала каждый кусок мяса.

— Готово. Сейчас несколько месяцев не испортиться, — радостно сообщила мне, когда закончила с этим.

— Ты уверена, что его теперь можно есть?

— Не сырым же.

— Конечно, не сырым.

— Нужно пожарить.

— У нас нет дров для костра. Всё сырое вокруг.

— У меня обогреватель есть. Можно на нём пожарить.

— Нам пока не до этого. Ты не забыла, что мы ждём гостей.

— Думаю, что никого не будет. Хотели бы проверить, уже были бы здесь.

— Не факт. Возможно, у них нет летающей техники, и они двигаются сюда пешком или на наземной технике.

— Почему ты думаешь, что у них нет летающей техники?

— Обломки. Их слишком много на орбите, и они постоянно падают на планету. Опасно летать.

Неожиданно начался дождь. Причём, это была сплошная стена воды, которая лилась с неба. Нам пришлось закрыть скафандры.

— Как думаешь, Томми не заржавеет?

— Это оширская техника, от неё можно всего ожидать, но вообще не должен.

— Тогда его лучше убрать.

Дроид с крыши переместился в пассажирский салон. Сам я занял его место на крыше и вручную закрыл багажное отделение. Мне совсем не хотелось, чтобы двигательный отсек заполнился водой.

Когда я перебрался в пассажирский салон, Мила там протирала абордажного дроида от воды.

— Мила, чем это ты его протираешь?

— Твоей рубашкой. Я всё равно собиралась её выкинуть, а так какая-то польза от неё.

— Мила, это железная болванка, и прекрати брать без разрешения мои вещи.

— Томми, не обращай внимания. Это он тебе завидует.

— Ты не стукнулась головой при посадке?

— Со мной всё в порядке.

— Выстави этого железного болвана на улицу и пускай охраняет нас.

— Как только дождь закончится.

— Здесь дожди — обычное явление. Займись тогда орудиями на крыше, и сама наблюдай за округой.

— Искин не работает.

— Есть ручной режим.

— Займусь.

— Ладно, не завидуй, я тебя и отчищу от грязи.

— Дождь это прекрасно сделал за тебя. Займись орудиями.

— Рубашку пожалел.

— Рубашку мне не жалко, просто не люблю, когда мои вещи без разрешения берут.

Она наконец-то решила заняться башней, и я услышал, как заработали приводы вращения башни.

— Нет здесь никого. Даже звери, и те разбежались. Дождь льёт как из ведра, ничего не видно.

— Смотри вокруг. Сейчас отличные условия, чтобы незаметно подкрасться к нам.

— Как думаешь, колония далеко от нас?

— Если ты говоришь о месте, куда мы летели, то не очень. Мы почти долетели до него. Я хотел облететь вокруг него, но не получилось.

— С какой стороны их ждать?

— С любой!

— А основное направление?

— Сложный вопрос. Мы летели с севера, при этом я взял немного восточнее. Когда появились БЛА, я заложил правый вираж, после него левый, во время левого нас и подбили. Всё, конечно, зависит от того, сколько мы пролетели после нападения. Значит цель, куда мы летели, находится или севернее, или северо-восточнее. Это если мы пролетели мимо того, куда летели.

— А если не пролетели?

— Тогда на западе или юго-западе.

— Ничего себе, у тебя разброс.

— Какой есть. Нужно посчитать, сколько мы пролетели, тогда станет понятно.

— Понять бы ещё, в какой это стороне.

— У меня вроде были эти данные в скафандре. Сейчас посмотрю.

— Оказывается, у меня не только данные есть, а весь наш маршрут проложен.

— Скинь мне.

— Держи.

— Как он у тебя определяет направление?

— Без понятия. У меня никак не получается с ним разобраться. Всё время что-то мешает.

— Хороший у тебя скафандр.

— Специализированный. Класса Искатель. Он предназначен для исследования неизвестных планет. В нёго аграфы столько напихали, что мне предстоит долго и упорно в нём разбираться.

— Это плохо.

— Согласен.

— Потом мой взломаешь.

— Он наверху остался, а мы туда не можем вернуться.

— Вернёмся.

— Подскажи, под каким кустом здесь можно искин найти?

— Здесь должны были остаться искины. От той же БЛА установим.

— Совсем не факт, что он нам подойдёт.

— Найдём что-нибудь.

— Мне бы твой оптимизм. Мы пока ничего не нашли, зато получили ракету в борт.

— Съешь сухой паёк, он у тебя сразу повыситься.

— Пожалуй, действительно, стоит съесть. Я нагулял аппетит.

Дождь через несколько часов закончился так же неожиданно, как и начался. Мы теперь были на высоком месте, а вот ямы по соседству оказались почти полностью заполнены водой. Если бы бот остался в яме, он оказался бы под водой. Мила подошла, и тоже посмотрела в яму.

— Много воды набралось, — констатировала она.

— Много. Знаешь, я думаю, нас искать не будут.

— Почему?

— Если бот оказался в такой яме, как его найдёшь после дождя?

— Никак.

— Кроме того, здесь каждый день падают куски. Сложно что-то найти среди этого моря зелени. Единственный вариант: если место падения засёк БЛА.

— Он наверняка засёк.

— Посмотрим.

— Знаешь, я думаю, мне нужно в капсулу пока лечь.

— Зачем?

— Активировать имплант силы.

— Если они появятся?

— У тебя орудия бота есть, силовые поля бота исправны, я их проверил, и абордажный дроид есть. Подождём до ночи, и если никто не появится, тогда я отправлюсь спать в капсулу и активирую имплант.

— Хорошо.

До вечера к нам никто не пожаловал. Дроид как раз закончил ремонт подъёмного механизма крышки капсулы, и когда стемнело, я отправился в капсулу и активировал имплант.


Когда открылась крышка, я прислушался к своим ощущениям —никаких болезненных. Попробовал двигать конечностями, вроде всё было без изменений. Входной люк в бот был закрыт. Хотел выбраться из капсулы, но рядом с ней мирно спала Мила. Она откуда-то взяла спальный мешок. Странно, мы вроде спальные мешки не покупали. Осторожно выбрался из капсулы, чтобы её не разбудить и оделся. Абордажного дроида теперь не было в боте. Когда выбрался из бота, обнаружил его на крыше. Прошло больше десяти часов, и на планете наступил новый день. Дождя не было, но сильная влажность присутствовала.

— Как ты? — спросила Мила, когда я вернулся в бот.

— Не чувствую пока никаких изменений. Может позже что-то прибавится.

— Чем займёмся?

— Не знаю. Нужно осмотреться.

— Думаю, нужно искать колонию.

— Сомневаюсь, что там что-то осталось. Впрочем, выбора всё равно нет. Знаешь, чего я больше всего опасаюсь?

— Нет.

— Что здесь не осталось разумных, и это автоматика нас сбила.

— Найдём БЛА, появится искин, а там видно будет.

— Она могла упасть, где угодно в такую же яму.

— Искин должен был остаться целым.

— Далеко не факт, но спасательные аппараты здесь должны быть.

— Какие спасательные аппараты?

— Различные спасательные капсулы с кораблей, и не только они. В них проигравшие в бою должны были спасаться на планете. В этих капсулах также должны быть искины.

— Когда это было? Всё давно заржавело.

— Искины не ржавеют. Вот только как найти такие капсулы в этом лесу?

— Нужно поискать вокруг. Возможно, найдём.

— Найти здесь что-либо сложно. Впрочем, осмотреться вокруг не помешает.

— Я с тобой.

— Только без дроида. Он топает, так что всю округу испугает.

— Хорошо, пускай охраняет бот.

Она быстро оделась, и мы вышли осмотреться. Она шла впереди, а я на небольшом отдалении за ней. Вокруг всё было тихо, и я экспериментировал с настройками скафандра. В них я наткнулся на сканер биологической активности и активировал его. На руке скафандра была небольшая панель, она сразу засветилась и показала живой объект рядом со мной. Одновременно мне стала приходить на нейросеть картинка в трёхмерном изображении. Она мне мешала, и я её отключил, оставив только данные на панели. Данные показывали, что рядом только один объект, это Мила. Пометил его как дружеский. Таких больших ям больше не оказалось поблизости. Местами здесь произрастал густой кустарник, но по большей части зияло открытое пространство. Мы подошли к очередным зарослям кустарника, и биосканер показал множество небольших объектов.

— Мила, стой.

— Что случилось?

Глава 16

— Впереди кто-то есть.

— Откуда ты знаешь?

— Биосканер показывает.

— У тебя такой есть?

— Оказывается, есть.

— Что он показывает?

Показал ей на руке.

— Что это?

— Не знаю.

— В трёхмерном виде есть?

— Да

— Перекинь мне картинку.

— Отправил ей картинку и посмотрел сам.

Мы почти одновременно подняли головы. Оказался не в кустах, а на дереве. Там висел круглый шар. В него влетало или вылетало что-то похожее на насекомых.

— Андалиды, — сообщил скафандр. — Уровень опасности высокий. Ядовиты.

— Мила, это андалиды.

— У меня тоже скафандр опознал их.

— Они опасны и ядовиты.

— Уходим.

Они поднялись высоко, и их было не рассмотреть, но на снимке они выглядели как ящерица с крыльями стрекозы. По размеру они небольшие, могли уместиться на ладони. Они отошли назад, и мы обошли их гнездо. Больше нам никто не встретился, и мы вернулись к боту. Когда вернулись, решил почитать про вчерашнего атракцилона. Оказалось, что андалиды являются его основной пищей; судя по всему, он пришёл сюда ради них.

— Что будем делать дальше? — спросила Мила

— Ждать.

— Понятно, что никто не придёт за нами.

— Ничего не понятно. От места, где нас обстреляли до места падения бота нужно два-три дня идти пешком. Если никто не появится, значит, выдвинемся сами. Здесь отличное место для отражения нападения.

— Зря время теряем.

— Мы никуда не спешим.

— Кроме того, нужно подготовиться к выходу.

— Что к нему готовиться?

— Пойдём налегке. Нужно подумать, что взять с собой, а что оставить в боте.

— Нечего думать. Нагрузим всё на дроидов, и они всё увезут.

— Бот бросим? Он не закрывается. Защитного периметра нет.

— Мы быстро.

— Ты не знаешь, как всё сложится, а оставлять бот без присмотра нельзя. Дроиды останутся здесь. Охранять периметр. Мы пойдём вдвоём налегке. Чтобы можно было убегать. Берём с собой только еду и оружие.

— Спать где будем?

— Где придётся. На тебе скафандр, не промокнешь.

— В нём устанешь идти. Палатку и спальники нужно взять.

— Откуда они у тебя?

— Купила пока ты за аграфским радаром ходил. Их нельзя оставлять.

— Хватит спорить, или я пойду один.

Мы с ней долго спорили что брать, а что нет. Мне пришлось её обыскивать, чтобы она не брала ничего лишнего. По каждому её предмету возникали споры, она категорически отказывалась оставлять банковский чип в боте. Мотивируя это тем, что нам могут понадобиться креды для выкупа Леры. Я ей говорил, что выкупать мы всё равно не будем. Разумным, если они здесь есть, некуда их тратить. Значит у местных другая система расчётов. Мы пришли к компромиссному варианту: я отдал свой банковский чип, на нём было около ста тысяч. После чего она сходила и закопала свой банковский чип. В итоге я получил только сухие пайки и две запасные обоймы к винтовке. Она много чего взяла помимо этого. Больше всего она спорила насчёт спальника. Она категорически не хотела без него идти. В итоге я устал с ней спорить и сказал, что она сама всё понесёт.


Ночь прошла тихо, и ранним утром мы вышли в сторону. Я шёл впереди с биосканером, а Мила в небольшом отдалении за мной. Радар периодически показывал разных животных, я указывал ей на них, и мы их обходили стороной. Мы ещё вчера договорились экономить иглы. Кто знает, насколько мы здесь застряли. Иногда нам встречались ямы подобные тем, в которые упал бот, но это было нечасто. Ближе к вечеру и наткнулись на остатки здания. Самого здания не было. Осталась только часть его фундамента. В этом месте зияло много подобных ям. Внутри здания обнаружились остатки лестницы, ведущей вниз. Я осторожно спустился в подвальную часть того, что осталось от здания. Вход в подвал прикрывала металлическая дверь. Её давно никто не открывал, она заржавела, и мне с большим трудом удалось открыть её. Только здесь я почувствовал, что имплант действует. Я вывернул дверь вместе с дверной петлёй. После чего зашёл внутрь, где увидел остатки мебели. Два полусгнивших шкафа и несколько старых кресел, и диван. Внутри было влажно. Стены покрылись плесенью.

— Что у тебя там?

— Пусто. Спускайся, здесь переночуем.

— Рано для ночлега. Ещё светло, — сказала Мила, когда спустилась ко мне.

— До заката два часа. Место здесь отличное для ночёвки. Ночью можно не сторожить.

— Здесь всё покрыто плесенью.

— Зато безопасно. В темноте не станешь добычей хищника.

— Как думаешь, что это было раньше?

— Не понятно. Видимо, военный объект был, раз его разбомбили.

— Тоже так подумала. Думаешь, здесь выжил кто-то?

— Конечно, спрятались в этом помещении. Они отсюда ушли и больше не вернулись. Здесь давно никого из разумных не было. Одни звери вокруг.

На всякий случай замерил уровень радиации и других опасных излучений. Всё было в норме. Впрочем, скафандр предупредил бы меня об этом раньше.


Утром мы решили осмотреться вокруг и обнаружили остатки дороги. Я хотел идти по ней, а Мила предлагала идти напрямую по лесу. Выбрали её вариант. Неизвестно куда вела эта дорога. Она уходила немного в сторону. Во второй половине дня мы вышли к колонии. Вернее, к тому, что от неё осталось, а от неё остались только руины. Везде виднелись воронки от бомбардировки. Биологический сканер показывал отсутствие живых объектов поблизости.

— Что у тебя на сканере? — спросила Мила, когда мы уже два часа бродили среди развалин.

— Пусто. Здесь нет живых.

— Что будем делать?

— Нужно искать место для ночёвки.

— Здесь как-то мрачно.

— Не обращай внимания, я был в местах и похуже.

— Всё равно. Мне как-то не по себе.

— Это всего лишь развалины, не больше. Здесь уже давно нет живых.

— Они тут мирно работали и жили, а потом их разбомбили.

— Что поделаешь… Мы здесь точно не причём.

— Здесь, наверно, тысячи погибли.

— Это было давно, и мы в этом не виноваты, так что не забивай себе этим голову. Посмотри вокруг — скоро всё лесом зарастёт.


Лес, действительно, постепенно завоёвывал всю территорию колонии. Около небольших домов колонистов, вернее, того, что от них осталось, уже росли деревья. Пока не очень высокие, но через десяток лет, может, немного больше, здесь будет расти лес, как и на остальной планете. Вообще размеры колонии поражали. Мы больше двух часов бродили среди развалин, но их окончания не было видно. Местами чудом сохранились здания и даже вывески на них. Несколько раз мы натыкались на давно разграбленные торговые точки. Наверное, это была работа планетарного десанта. В центре города начались многоэтажки, точнее их остатки. В каких-то местах уцелело несколько этажей, и почти отсутствовали воронки. Мы поднялись на четвёртый этаж такого здания. Внутри здания было всё разобрано. Не осталось ничего деревянного — возможно, всё сгнило или сгорело после бомбардировки. Мила рассматривала окрестности в бинокль, и я подошёл к ней.

— Что у тебя?

— Пусто. Здесь нет живых.

— У тебя что?

— Ничего интересного. Если здесь и были выжившие, то они покинули это место. Знаешь, что странно?

— Что?

— Мы не встретили на дороге обломков крупного транспорта.

— В гаражах я видела несколько раз ржавые остатки непонятно чего.

— Вот именно. А где техника, которая это всё строила? Почему на дорогах нет ничего из техники?

— Уничтожена. Стояла где-нибудь, и всё это разом накрыло.

— Возможно, конечно, но маловероятно. Скорее, выжившие здесь покинули это место на ней и перебрались куда-то.

— Куда?

— Не знаю. Судя по сохранившимся вывескам, здесь была оширская колония.

— Будем их искать?

— Зачем?

— Пообщаться и узнать насчёт искина.

— Ты думаешь, они просто так покинули это место? И потом мы с тобой совсем не похожи на оширцев.

— Эта война давно закончена.

— А они могут и не знать об этом. Если, конечно, здесь кто-то выжил.

— Должны были остаться выжившие.

— Ты забыла про планетарный десант. Его для чего-то сбрасывали.

— Сколько бессмысленных смертей....

— Полностью согласен с тобой.

— Будем их искать?

— Не знаю, кого ты собралась искать, но пока нужно здесь осмотреться. Возможно, сохранились искины и данные на них.

— Выживших.

— Здесь только призраки, и потом мы не служба спасения. Нам самим помощь нужна.

— Они нам помогут.

У меня пискнул скафандр, сообщив, что биосканер обнаружил кого-то. Я посмотрел на экран на руке, и это не осталось не замечено Милой.

— Что там?

Она подошла и посмотрела на экран.

— Три биологических объекта далеко от нас. Точных данных нет.

Определившись с тем, где они находятся, стала рассматривать развалины в бинокль.

— Никого не вижу.

— Тепловизор что показывает?

— Ничего.

— Животные, наверно.

— Похоже на то.

Долго ничего не происходило, и я потерял интерес к этим объектам, обдумывая, где лучше расположиться на ночь.

— Вот и первый призрак, — неожиданно сказала Мила.

— Кто там?

— Не знаю, но это разумный. Я хорошо его рассмотрела.

— Разумный?

— Да. Однозначно оширец.

— Оставайся здесь, я всё проверю.

— Нет, я с тобой.

— Как я его найду? Если ты мне не поможешь?

— Ладно, иди, только быстро.

— Конечно, одна нога здесь, другая там.

Я быстро сбежал по лестнице вниз и начал двигаться в сторону отмеченных объектов. Пришлось пробежаться, и скоро я был уже на месте.

— Где они?

— Не знаю. Не вижу больше.

— Вот она, тащи её, — услышал я где-то рядом.

— Похоже, я их нашёл.

— Ты там аккуратнее с ними.

— Не переживай, я буду с ними ласков.

— Не убивай никого.

— Не буду.

Звуки больше не повторялись. Подождал и начал обследовать соседние развалины. Биосканер молчал, не показывая никого.

Опасаясь их вспугнуть, решил затаиться.

— Готово, — снова услышал где-то рядом. Теперь я понял, из какого дома идёт звук, и направился туда. Дом частично сохранился. У него только не было второго этажа и крыши. Стены первого этажа сохранились. Вначале я через дыру проник в гараж, пристроенный к дому, через него и в сам дом. Здесь был большой холл, заваленный обломками стен и крыши. Мне удалось перебраться через них, и я очутился в бывшей кухне дома. Здесь мне открылась интересная картина. На кухне находилось трое подростков. Связанная девушка лежала на полу. Двое парней стояли над ней. Парни стояли ко мне спиной и не видели меня. Зато девушка сразу меня заметила и сильно испугалась. Я специально не стал закрывать скафандр, чтобы не пугать их. Ведь я хотел просто пообщаться.

— Нет, — произнесла она и попыталась отползти от меня.

Я был уже в шаге от парней, когда они обернулись и заметили меня. Тот, что пониже и младше среагировал быстрее. Он просто выпрыгнул в окно с испуганным лицом. Второй попытался сделать то же самое, но я не собирался этого отпускать. Когда он прыгнул, я оказался рядом и подкорректировал его прыжок. Вместо окна его прыжок завершился в стене, но проблема оказалась в том, что я ещё не адаптировался к новому импланту, и моя коррекция придала его прыжку не только направление, но и ускорение. Он хорошо приложился головой о стену и сразу отключился. Это совсем не входило в мои планы. Связанная девушка как гусеница пыталась ползти от меня в сторону двери, но у неё это плохо получалось. Пришлось вернуть её на место и проверить парня. Он был без сознания, но живой.

— Мила, один удрал. Где он?

— Видела, как мелькнул один и сразу пропал.

— Выдвигайся ко мне. Я два призрака захватил.

— Уже иду.

— Будь осторожна, неизвестно, сколько их здесь.

— Конечно.

Девушка была сильно напугана и молчала. Я подошёл и проверил парня, сбоку у него висел десантный тесак, больше ничего из оружия не обнаружилось. Под рубашкой нашёлся ещё один нож в чехле, но, похоже, это был нож девушки, гораздо меньше по размеру. После обыска осмотрел обоих. Оба одеты в сильно поношенную одежду, которая им явно велика. Ботинки тоже не соответствовали их размеру. У девушки сбоку висела сумка — теперь пустая, у парня такой не было. На этом заканчивались различия между ними. На вид девушке около четырнадцати лет, парню где-то пятнадцать. Девушка была напугана, я попытался её успокоить.

— Послушай, я не причиню тебе вреда. Хочу только с тобой поговорить.

Она молчала и испуганно смотрела на меня.

— Алекс, где ты? — спросила Мила.

— Двухэтажный дом раньше был. Сейчас второго этажа нет. Холл первого этажа завален мусором, а я на его кухне, — попытался, как мог, объяснить ей.

— Постараюсь найти.

Вскоре её голова появилась в окне, осмотрелась, после чего она вся возникла на кухне.

— Ты почему девушку связал, а парня нет?

— Я её не связывал. Мне нечем его связывать, и он всё равно в отключке.

— Я же говорила тебе— аккуратнее.

— Так получилось, немного силы не рассчитал.

— Вечно у тебя так: не знаю, само получилось. Зачем ты напугал ребёнка? Не бойся. Он тебя не тронет, — последнее она адресовала девушке.

— Я её не трогал и не пугал. Она сама напугалась.

— Знаю я тебя: не трогал, не пугал.

— Сама попробуй с ней поговорить.

-Я пробовал. Она молчит.

— Привет. Как тебя зовут? Я Мила, а ты?

Девушка упорно молчала.

— Мне кажется, она тебя не понимает.

— Почему?

— Она оширка вроде.

— Спроси у неё что-нибудь на оширском.

— Ты понимаешь меня? — спросил её на оширском.

В глазах проскочило понимание, но она не ответила.

— Думаю, она понимает, но молчит.

Мила включила переводчик у скафандра и спросила:

— Привет. Как тебя зовут?

Она долго молчала, потом ответила:

— Оши.

— Оши, мы не причиним тебе вреда. Мы хотим только поговорить. После чего отпустим тебя и твоего приятеля.

— Он не мой приятель.

— За что они тебя связали?

— Не знаю.

— Врёт, — сказал Миле на интере.

— Что они от тебя хотели?

— Не знаю.

— Кто они?

— Они не мои приятели.

— Ты, наверно, голодная. Хочешь кушать?

Девушка замолчала, а Мила достали из моего рюкзака упаковку сухого пайка. После чего перерезала верёвку у неё на руках и протянула его ей. Она взяла и непонимающе смотрела на него. Для девушки стало полным шоком от того, что ей дали.

— Мила, она не понимает, что это, и никогда не видела сухих пайков.

— Вижу.

Мила распечатала паёк и сама взяла галету.

— Не бойся, ешь, это съедобно, — положила в рот и стала жевать.

Девушка посмотрела, как она жуёт, после чего осторожно взяла галету и тоже попробовала. Ей понравилось, и она осторожно взяла ещё.

— Ешь. Это всё тебе, — сказала ей Мила.

После этого девушка переложила упаковку поближе к себе.

— Не бойся. У тебя никто не собирается его отнять, — заверил ее.

Глава 17

— Кто вы? — спросила она.

— Гости. Мы здесь случайно оказались. Скажи, здесь есть кто-то старше вас?

— Нет.

— Нехорошо врать. Предлагаю договориться. Мы сейчас отпустим тебя, и ты сообщишь взрослым о нас. Мы хотим встретиться с ними и поговорить. Обещаю, что никого из них мы не тронем. Если, конечно, не будут делать глупостей, — она после этого задумалась — За это получишь ещё такой сухой паёк и своего приятеля. Живым и здоровым. Он пока побудет у нас в качестве залога.

Она посмотрела на лежащего рядом парня с отвращением.

— Хочешь, я тебе его отдам в связанном виде, и ты сможешь с ним сделать все, что захочешь.

— Ты хочешь проследить за мной?

— Хотел бы проследить, так бы и сделал, а не договаривался с тобой.

Ну что? Ты согласна?

— Точно дашь паёк?

— Я всегда выполняю свои обещания.

Мила кивнула в знак согласия.

— Тогда согласна.

— Пойдём на выход. Покажу, где буду ожидать кого-нибудь из ваших старших.

Мила перерезала верёвку на ногах, и мы вышли на улицу.

— Видишь остатки башни? Мы будем ждать кого-нибудь из ваших там. Лучше если это будет кто-то постарше.

— Паёк!

— Держи паёк, свой нож и не огорчай меня. Поверь, я страшен в гневе.

Она всё забрала и исчезла в развалинах соседнего дома. Когда я вернулся в дом, Мила уже закончила связывать парня. Закинул его на плечо, и мы пошли к остаткам башни. Она была недалеко отсюда. Там была небольшая возвышенность, и оттуда хорошо просматривались окружающие развалины. Когда мы вышли, почувствовал взгляд на спине. Девушка не пошла к своим, а решила подсмотреть за нами. Правда, быстро передумала, и не пошла за нами.

Мы без проблем добрались до остатков башни. Парень, пока я его тащил на себе, пришёл в себя, но делал вид, что в отключке. Я посадил его у башни, и Мила сразу попыталась привести в чувство.

— Мила, он пришёл в себя. Притворяется.

— Сейчас я его ножиком пощекочу.

Видимо, поняв, что хитрость не сработала, он открыл глаза.

— Как тебя зовут? — спросила она его.

— Мин.

— За что вы напали на девушку?

— Она нам должна.

— Должна? Что должна?

— Она взяла нашу вещь и не вернула.

— Это значит, что её можно связывать?

— Конечно, она ведь сопротивлялась, — он был искренне удивлён её вопросом.

— Мин, кто у вас старший? — спросил его.

— Арил.

— Как думаешь, он придёт за тобой?

— Конечно, я у него в команде.

— Есть у меня сомнения на этот счёт. Насколько ты ценен для вашей команды? Команда заметит потерю тебя?

— Не знаю, — парень явно засомневался. — Вы вообще кто? Аварцы?

— Мы что, похожи на аварцев?

— Они все разные.

— Значит, и в аварской колонии есть выжившие. Вы с ними общаетесь?

— Тебе видней.

— Боюсь, ты не понимаешь. Мы сами по себе и про аварскую колонию от тебя только сейчас услышали. Много там выжило?

— Откуда я знаю? Ты это у них спроси.

— У вас есть связь с ними?

— Нет.

— Вы что, до сих пор воюете?

— Нет. Они сами по себе, а мы сами по себе.

— Откуда тогда ты знаешь про них?

— Рассказывали.

— Сколько тебе лет?

— Не знаю.

— Знаешь, что такое нейросеть?

— Конечно, у старших они есть.

— Много у вас старших?

— Тебя это не касается.

— Мин, я обещал твоей подружке, что если она сюда приведёт кого-то из старших, я подарю ей тебя, а вот в каком ты будешь виде, я не уточнял. Поверь, я знаю много способов достать из тебя нужную мне информацию. Ты мне всё равно расскажешь, что требуется.

— Зачем тебе кто-то из старших?

— Мне нужна информация, а ты для меня бесполезен. Вот я решил поменять тебя на разговор с кем-то из твоих старших.

— Какая информация тебе нужна?

— Боюсь, ты даже не поймёшь, о чём разговор будет. Надеюсь, ты ценен, и за тобой придут.

— За мной придут.

— Очень на это надеюсь. Голодный?

— Да.

— Мила тебе развяжет руки. Не советую её злить. Она любит избивать таких, как ты, а я прямо чувствую, как у неё кулаки чешутся, — он с сомнением посмотрел на неё. — Не советую проверять, тебе лечебная капсула понадобится.

Мила с улыбкой перерезала верёвку на руках и выдала ему сухой паёк. Мы с ней тоже взяли по пайку и стали есть. Он внимательно посмотрел, что мы делаем, распечатал паёк и тоже присоединился к трапезе.

— Мин, у вас есть техника?

— Какая? — уточнил он, жуя галету.

— На который можно передвигаться?

— У нас нет.

— А у аварцев?

— У них вроде есть.

— А летающее у них есть что-нибудь?

— Нет вроде.

— А у вас?

— Нет.

— Странно. Скажи, а есть другие оширцы рядом?

— Рядом?

— Да. Не в этих развалинах, а за их пределами.

— Не слышал ничего такого.

У меня появилось плохое предчувствие, и я отложил паёк.

— Я осмотрюсь, — сказал Миле.

— Ты джем будешь?

— Нет. Всё тебе.

Мне было непонятно назначение этой башни, и я решил её проверить. От неё сейчас осталось только три этажа. Без проблем поднялся на третий этаж. Отсюда открывался отличный вид на ближайшие развалины. Внизу было хорошо видно обломки этой башни. Биосканер не замечал никакой активности поблизости. Один раз пискнул и замолк. Это пролетело что-то вроде большой птицы на приличном расстоянии от башни. Что это было, сложно определить, ведь бинокль остался у Милы. Подождал, посмотрел, прислушался к себе. Охватило какое-то непонятное чувство, похожее на тревогу, но с чем это было связано, я недоумевал. Лестница в башне привела меня на подземный этаж. Здесь оказалось пустое помещение. Что это за башня и для чего её строили? Похоже, не достроили или оборудование не успели завезти, сейчас уже не определишь. Когда вернулся к Мину с Милой, парень сидел с подбитым глазом.

— Что не поделили? — спросил Милу.

— Сопротивляться решил, когда я хотела ему руки связать.

— Мин, я тебя предупреждал.

Он обиженно молчал уже связанный. Хотел его спросить про башню, но понял, что он не может это знать. Прождали мы недолго, биосканер пискнул, сообщив о новом объекте. Объект находился недалеко от нас. Как он там незаметно оказался, было непонятно, но он открыто двигался к нам. Вскоре между обломками возникла женская фигура и остановилась. Я тоже шагнул вперед и обозначил себя.

— Добрый вечер. Поднимайтесь, я просто хочу поговорить. Гарантирую, я вас не трону — сказал ей на оширском.

— Очень на это надеюсь, — ответила она и стала подниматься ко мне.

Поднявшись, она осторожно подошла к нам. Оширка уже в возрасте. На вид ей было около пятидесяти лет.

— Присаживайтесь, где вам удобно.

— Отпусти его, ты обещал.

— Конечно.

Мила разрезала верёвки, и он, злобно посматривая на неё, стал спускаться вниз.

— Вы говорите на интере? — и перешёл на интер.

— Почти забыла его.

— Тогда давайте поговорим на оширском.

— Ты хорошо говоришь на оширском откуда?

— Выучил когда-то давно.

— Ты ведь не оширец.

— Нет, мы аратанцы.

— Как вы здесь оказались?

— Мы ищем одного оширца. У нас есть данные, что он мог оказаться здесь.

— Здесь?

— Да. У вас никто не появлялся около месяца назад?

— Нет. Ты ошибся.

— Посмотри на планшет. Возможно, ты видела этих двух разумных.

Достал планшет из рюкзака и скинул на него фотографии Леры и

Ожи, как называл его глава клана. Она внимательно их просмотрела.

— Нет, этих разумных я никогда не встречала.

— Очень жаль.

— Возможно, здесь ещё остались места, где живут оширские колонисты?

— Мне о таких неизвестно.

— Расскажи тогда, что у вас произошло. В глобальной сети почти ничего нет о том, что случилось здесь сорок лет назад.

— Прошло уже сорок лет?

— По общему времени, но в сети нет данных, когда все началось, и почему.

— Тогда я была подростком, и с родителями мы поселились здесь. Мама не хотела лететь, но отцу приказал клан, и пришлось.

— Извини, что перебил, а в каком клане был твой отец?

— Тарг-хо.

— Продолжай.

— Мы прилетели сюда, и родители начали работать. Несколько лет было всё спокойно, и мы мирно уживались с аварской колонией. Даже торговали друг с другом. В один из дней на небе всё засверкало, и появилось много вспышек около одной из лун, потом начали падать метеориты, как мы подумали в начале. Но оказалось, что это спасательные капсулы и обломки наших и аварских кораблей.

— Что произошло?

— Схлестнулись эскадры охраны колоний.

— Что они не поделили?

— Точно не знаю, но аварцы решили напасть на наш конвой.

— Что в нём было такого ценного? Просто так конвои не атакуют.

— По слухам нашли что-то здесь на планете.

— Это понятно, но что это было?

— Какие-то артефакты древних.

— Вот оно что. Что конкретно?

— Точно никто не знает. Находку хотели вывезти отсюда. В лесу нашли здание древних вместе с артефактами.

— Понятно. Где одно здание, там и второе, вот и началось.

— Так и получилось.

— Нападение мы отбили, но появился флот аварцев и добил остатки нашей эскадры. Потом прилетел наш флот. Они долго сражались и аварцы победили. Потом началась бомбардировка колонии, и колония была уничтожена. Многие не успели спрятаться и погибли. После этого аварская колония напала на нас. Спастись смогли совсем немногие, хотя мы оборонялись всем, чем могли.

Пискнул биосканер, показав сразу восемь разумных. Мила заняла позицию рядом с обломком башни.

— Это твои появились?

— Это за мной, наверно, беспокоятся.

— Сообщи им, что с тобой всё в порядке, и пускай не приближаются, я не хочу кровопролития, здесь и так пролилось много крови.

— Конечно. Сообщила.

— Рассказывай, что было дальше.

— Дальше ничего. Наш флот с помощью вашего отбил систему, но на связь с нами так никто и не вышел. Потом мы узнали, что они уничтожили аварскую колонию в отместку за нас.

— Выбрасывался ваш десант на планету. Это я знаю точно.

— Выбрасывался, но не к нам. К нам никто так и не прилетел.

— Что стало с аварской колонией?

— Уничтожена, как и наша.

— Там что, никто не выжил?

— Выжили, но немного, как и у нас.

— Странно, почему вас бросили? Время для эвакуации было.

— Не знаю, что там происходило. Мы слушали эфир, но не могли с ними связаться.

— Почему не знаешь? После сражения наверняка были спасательные капсулы с выжившими.

— К нам никто не приходил. Наверное, всех убедили, что мы мертвы.

— Здесь нет других мест, где могут находиться оширские выжившие с кораблей?

— Мне ничего об этом неизвестно.

Снова пискнул биосканер, показав, что внизу добавились ещё двое. Первая восьмёрка теперь окружила башню со всех сторон.

— Успокой своих, их стало больше.

— Сейчас, — она долго молчала, общаясь со своими. — Я сказала им, чтобы не приближались. На чём мы остановились? Вспомнила. Почему ты спрашиваешь о других оширцах здесь?

— Потому что у меня есть данные, что они здесь есть, и нас обстреляли на подлёте сюда.

— Не знаю, где и кто это сделал, но точно не мы. У нас нет таких возможностей.

Сильный удар отбросил меня к башне. Отключился скафандр, а следом и сознание покинуло меня.

Глава 18

Открыл глаза. Небольшая световая панель надо мной очень слабо светит. В помещении, где я оказался, царил полумрак. Голова раскалывалась от боли, но это было не самым страшным. Нейросеть не отзывалась.

Что произошло со мной, непонятно. Мне что, опять выжгли нейросеть? Но я помнил всё, что произошло. Хотел потрогать разъём на шее, но не смог поднять руку. Руки были связаны за спиной. Никаких сигналов об опасности не поступало ни от скафандра, ни от пси. Непонятно, что произошло, и почему не сработала защита скафандра? Похоже, я переоценил возможности этого скафандра. Так, а где Мила? Повернул голову в одну сторону потом в другую. Мила обнаружилась рядом. Она оказалась связана как я, и также, как и я, была без скафандра, с разбитым лицом.

Вот ублюдки, кто бы вы ни были, вы за это заплатите.

— Мила!

Несколько раз звал, но она не отзывалась. Тогда я к ней пополз. Смог положить голову на грудь и почувствовал её дыхание. Жива.

Это радовало. Попробовал лизнуть в нос, но это не помогло. Она по-прежнему не отзывалась. Впрочем, её бы не стали связывать, если бы не опасались. Значит, они знают, что она придёт в себя.

Подождём. Лег на спину и попытался разорвать верёвки. Мне это не удалось, но верёвки на руках ослабли, я попытался достать нож из чехла скрытого ношения. Дотянуться я смог, вот только ножа на месте не оказалось. Остался только чехол от него. Бластера под мышкой я тоже не чувствовал. Игольник я вообще оставил в боте. Ситуация ужасная, но больше всего тяготило непонимание того, что произошло. Голова раскалывалась от боли, и аптечка отсутствовала. Сколько мы здесь находимся и где это «здесь»? Ни в одном из углов не наблюдалось ничего из мебели. Мы с Милой лежали в углу этого помещения на бетонном полу. Рядом со светильником над нами я заметил небольшую камеру наблюдения. Отлично, там есть стекло. Вот только она высоко, а у меня руки связаны. Рядом застонала Мила.

— Мила, ты как?

— Плохо. У меня голова раскалывается.

— Хорошо, что ты пришла в себя. Я за тебя переживал.

— Алекс, у меня нейросеть не работает.

— У меня тоже.

— Что произошло?

— Я сам ничего не понял. Меня ударило как будто сильным воздушным потоком и отбросило к башне. Скафандр вырубился, а за ним и я сам.

— Я наблюдала за этими внизу. Потом тоже что-то вроде удара, и я отключилась.

— У тебя был закрыт скафандр?

— Да. Я сразу закрыла забрало и активировала силовые поля.

— Тогда я вообще ничего не понимаю. Я думал, что меня вырубило, потому что я не закрыл забрало скафандра, но тебя и через скафандр достало.

— Думаешь, это она что-то использовала?

— Не знаю, и зачем? Мы мирно беседовали, она была совсем непротив поговорить, и я не собирался её удерживать.

— Что тогда произошло?

— Не понимаю, и у меня, как и у тебя, голова раскалывается.

— Где это мы?

— Под землёй. Бункер какой-то.

— Почему под землей и почему бункер?

— Потому что здесь все живут под землей. С орбиты падает много обломков. Бункер потому, что плесень в углах помещения.

— Как выбираться будем?

— Пытался разорвать верёвку— не получается. Крепкая зараза. Мой нож они нашли, и перерезать верёвку мне нечем.

— Зачем они нас захватили?

— Появятся, узнаем. Им от нас что-то нужно иначе убили бы сразу.


Захватившие нас не заставили себя долго ждать. Дверь открылась, и в помещение зашли трое. Ни одного из них я не видел раньше. Один был оширцем, второй тоже был оширцем с примесью галифасткой крови, третий вообще никакого отношения к Оширу не имел. Больше он был похож на аратанца. У оширца на плече висела моя винтовка, у галифасца винтовка Милы. У аратанца находился мой бластер вместе с кобурой и мои клинки на спине.

— Вижу, что вы хорошо прибарахлись за наш счёт. Мы знакомы?

— Тебе что, кто-то слово давал? — ответил мне аратанец.

— Просто хотел уточнить, знакомы мы или нет?

— Будешь говорить, когда скажу. Кто вы такие? — мы оба молчали — Что, решили в молчанку поиграть? Так мы вам быстро языки развяжем.

— Ты же сам сказал, чтобы молчали, — ответил ему.

— Ты здесь не один.

— Вы же сами разбили ей лицо. Теперь ей говорить тяжело.

— Кто вы такие?

— Я уже ответил на этот вопрос твой подружке. Мы аратанцы.

— Как вы здесь оказались?

— Прилетели.

— Понимаю, что не пешком пришли. На чём прилетели?

— На корабле.

— Где он?

— Остался на орбите.

— На чём сели на планету?

— На боте.

— Что за бот?

— Самый обычный.

— Где вы сели?

— В лесу.

— Коды доступа к искину бота.

— Зачем они тебе?

— Быстро, или пристрелю твою бабу.

Он направил мой бластер на Милу.

— Я готов передать коды, но нейросеть не доступна.

— Скоро нейросети у вас заработают. Кстати, что за нейросеть у тебя?

— У меня специализированная индивидуальная. Снять её не получится ни с живого, ни с мёртвого.

— Почему?

— Я уже ответил на этот вопрос — нейросеть индивидуальная специализированная. Она сделана на заказ. Кроме меня, никому её не установить.

— У неё?

— То же самое.

— Что за нейросеть такая?

— Узнай у медика. Он тебе объяснит.

Он, действительно, связался с кем-то и недолго общался с ним. Видимо, тот сказал ему что-то, и у него лицо стало удивлённым.

— И сколько стоит такая нейросеть? — спросил меня, когда закончил общение.

— Они бывают разные. Моя стоила два миллиона кредов. Не знаю, знаете вы о том, что такое кред, или нет.

На вид ему было тридцать пять — сорок лет, и если он вырос здесь, мог этого и не знать.

— Думаешь, что мы здесь такие отсталые, и не знаем что такое кред?

— Откуда я знаю, какие у вас здесь деньги в ходу. Тебе на вид лет тридцать пять, а это значит, ты родился уже после уничтожения колонии, и какие у вас здесь расчёты я могу только предполагать.

— Я не местный и родился не здесь.

— Это многое объясняет.

— Что объясняет?

— Ты скорей всего, из мусорщиков.

— Ошибаешься, я из планетарного десанта.

— По моим данным здесь высадился только один десант, но с той поры минуло сорок лет. Тогда ты ещё не родился. Других высадок не зафиксировано.

— Тебя это не касается.

— Тебя как зовут?

— Тебя это тоже не касается.

— Дай угадаю — Арил.

— Откуда ты узнал? Хотя понятно. Эта старая кошолка проболталась.

«Нейросеть активирована», — появилось сообщение нейросети. Здесь я облегчённо выдохнул.

«Ожидайте восстановления работы нейросети»

«Работа нейросети восстановлена». «Ожидайте загрузки работы имплантов».

— Что за скафандр у тебя?

— Самый обычный, аграфский.

— Он, наверное, стоит дорого?

— Не знаю. Это подарок.

— Коды доступа от него есть?

— Есть, но нейросеть пока не работает. Кроме того, он для тебя бесполезен.

— Это почему?

— Ты не аграф.

— Ты тоже не аграф.

— Настройки скафандра может изменить только аграф, а сейчас в скафандре стоит привязка на мою ДНК, но ты можешь попробовать, я дам тебе коды доступа. Если скафандр тебя убьёт, не говори, что я не предупреждал. Во втором скафандре стоят такие же настройки.

— По-моему ты мне врёшь.

— У тебя есть возможность это проверить.

— Нет проблем, мы проверим на твоей бабе.

— Что у тебя с нейросетью?

— Восстанавливается после сбоя.

— Что-то долго.

— Ты куда-то спешишь?

— Спешу.

— Боюсь, ты так и не понял насколько попал. Я тебе сейчас постараюсь объяснить. Слушай внимательно. Вот со мной рядом лежит девушка. У неё мама служит в имперской безопасности, а отец вице-адмирал восьмого флота. Если от неё не будет новостей в ближайший месяц, в системе появится восьмой флот империи Аратан, а на планету высадится планетарный десант. Вы тогда будете просить, чтобы вас убили легко. Поэтому я бы на твоём месте уже сейчас начинал просить прощения.

— Сказочник. Ты думаешь, я тебе поверю?

— Вопрос сформулирован неправильно. Правильный вопрос. В каком звании я нахожусь? Я тебе уже намекнул, но ты так ничего и не понял.

— И в каком же?

— Флаг-полковник.

— Какую подсказку ты мне давал?

— Нейросети у нас специализированные откуда? Что здесь делает флаг-полковник?

— Знаешь, мне на твоём месте чего только не рассказывали!

— Я предупредил.

— Что с нейросетью?

— Загрузилась.

— Коды доступа от бота?

— Держи.

— Что, вот так просто отдал?

— Конечно. Для тебя ничего не жалко.

— Где находится бот?

— Вот этого я не знаю. Я в ваших лесах не разбираюсь и не представляю, где сейчас нахожусь.

— Значит, сам покажешь.

— Боюсь, не получиться.

— Это почему?

— Нейросеть активировалась, и это значит, что время разговоров прошло, и запомни, мусорщик: ты своим дружкам можешь сказки рассказывать про службу в планетарном десанте, а мне не стоит.

— Это почему?

— Если бы ты там служил, понял, с кем ты сейчас разговариваешь.

— Это с кем же?

— Тебе что-нибудь говорит такое название, как спецподразделение Тень?

— Это всё сказки.

— Вот поэтому никогда ты не служил в десанте.

— Ты сейчас с одним из теней разговариваешь, а знаешь, почему про нас сказки рассказывают? Потому, что некому рассказывать правду. Мы живых не оставляем.

Одновременно я активировал силовую защиту на поясе и разорвал верёвки. Вернее, разорвал я их немного раньше, когда активировался имплант силы. Мой прыжок и удар в грудь застал его врасплох. Он совсем не ожидал этого. После этого он отправился в полёт в сторону галифасца, и тот не мог стрелять, рискуя попасть в командира. Они встретились и вместе впечатались в стену, после чего стали сползать на пол. Мне пришлось подставиться под выстрелы винтовки оширца, чтобы прикрыть Милу. Силовая защита без проблем выдержала это испытание и отвела от меня несколько игл. Ударом ноги выбил у него винтовку из рук и сдвоенным ударом кулаков в грудь отправил его в полёт в сторону входной двери. Галифасец попытался вытащить винтовку из-под командира, но не успел это сделать — мой кулак и его челюсть встретились раньше. Бросил беглый взгляд на оширца, тот хорошо приложился в стену рядом с входной дверью и отключился.

Противники в комнате закончились, и я отключил свой силовой пояс.

— Освободи меня, — услышал сзади голос Милы.

— Сейчас.

Выдернул из ножен свои клинки и разрезал верёвки на ней.

— Ты как? — спросил её.

— В порядке, — коротко ответила она.

— Присмотри за этими, а я схожу с остальными пообщаюсь.

— Осторожней там.

— Конечно — и активировал силовую защиту.

Убрал с себя остатки верёвки и приоткрыл дверь. Сразу получил выстрел из бластера. Его приняла и отразила силовая защита.Одновременно с ним прилетело ещё два, но они не попали в меня. За дверью оказался небольшой вытянутый коридор с двумя дверьми. Одна дверь находилась напротив нашей двери. Именно оттуда стреляли. Вторая справа, и немного дальше. Короткий разбег, второе попадание из бластера, удар плечом в дверь напротив, и она распахивается. Против меня трое противников, все трое оширцы. Ближайший ко мне противник бросил бластер, поняв, что он бесполезен, и вытащил десантный нож. Остальные последовали за ним.

— Потанцуем, девочки?

Я жаждал крови. Во мне проснулся мой демон. Они атаковали одновременно. В разные стороны полетели их конечности, и полилась кровь. Эти трое были мне совсем не соперники. Быстро закончив с ними, поискал новых противников. Они не появлялись. В помещении находилось ещё три двери. Открыл вначале одну, за ней две других. Везде оказались небольшие тупиковые помещения. В каждом из них находилось по четыре кровати. В этих помещениях я больше никого не обнаружил. Пришлось вернуться в коридор и проверить третью дверь. За ней также никого не оказалось. Дверь вела в небольшой коридор, ведущий к двум другим дверям. Одна была массивная, металлическая, вторая обычная, как остальные. Попробовал открыть массивную дверь, но у меня не получилось. Она была заблокирована. Судя по всему, эта дверь открывалась на меня, но никакой ручки, чтобы потянуть и открыть её, мною не было обнаружено. Над ней находилась камера наблюдения, и ударом меча я ее уничтожил. Стало понятно, что дверь электронная, и открывается изнутри. За другой дверью обнаружился небольшой склад. На нём я увидел наши скафандры и рюкзаки. Забрал их и понёс к Миле. Дверь в помещение, где мы находились, была закрыта.

— Мила, это я, не стреляй.

Мила осторожно приоткрыла дверь, убедившись, что это, действительно, я, впустила меня к себе. Первым делом, я уничтожил камеру в углу. Мила пока надевала скафандр.

— У меня для тебя две новости.

— Только не говори, что они обе плохие.

— Почти угадала.

— Рассказывай.

— Как я и думал, мы находимся в бункере. Здесь несколько помещений, но выхода отсюда нет. Вернее, он есть, но нас туда никогда не пустят.

— С боем прорваться?

— Никак. Дверь толстенная, металлическая. Полная автоматика и управляется искином бункера. Отсюда её никак не открыть.

— Значит, мы заперты?

— Да.

— Тогда какая вторая новость?

— Можно заблокировать эту дверь, они к нам также не смогут попасть.

— Это хорошо.

— Не очень.

— Судя по всему мой рюкзак пуст, а в нём был наш запас еды.

— В моём рюкзаке тоже оставалось, но немного, — она быстро проверила свой рюкзак. — У меня тоже пусто.

— Вот в этом и проблема.

— Свяжи пока этих троих, они будут нашими консервами, а я проверю ещё раз помещения и уничтожу все камеры наблюдения.

Пока она их связывала, я надел скафандр и вооружился как раньше.

Нашёл всё, кроме моего ножа, банковского чипа и планшета. Чип, впрочем, скоро обнаружился в одной из коробочек на складе вместе с другими банковскими чипами. Я обошёл и бегло осмотрел другие вещи на полках. Ничего заинтересовавшего меня не было. На складе находился металлический шкаф как в оружейке, с большим трудом я вытащил его в коридор и заблокировал им дверь. После склада обошел все спальные помещения и уничтожил камеры наблюдения в них. Когда вернулся к Миле, она уже связала троицу, и теперь их обыскивала.

— Дверь заблокировал. Теперь они к нам не попадут.

— Я не поняла, о каких консервах ты говорил?

— Всё ты поняла. Нам нужно три месяца продержаться. Надеюсь, нас здесь найдут.

— Я не смогу.

— Как будто у нас есть выбор.

Она забрала всё, что нашла у них и перенесла в помещение напротив. Здесь было что-то вроде комнаты отдыха или гостиной. Стояли два дивана, на стене висела панель. Сложил эту троицу в углу помещения, где нас держали, и мы покинули это временное пристанище, где мы были пленниками, перебравшись в гостиную. Пока Мила осматривала помещения, я перенёс тела в одну из спальных комнат.

— Знаешь, а здесь очень даже неплохо, — сказала она, когда вернулась в гостиную, — Не хватает только пищевого синтезатора и стиральной машинки.

— Стиральные машинки у них есть и работают, а вот с пищевыми синтезаторами туго. Картриджи для них закончились.

— Почему ты так думаешь?

— Посмотри на их одежду. Она вся не одну сотню раз стираная. Значит, с этим здесь проблем нет. Они сами не воняют, значит, душ здесь есть. При этом они голодные. Не знаю, правда, что они едят.

— От душа я бы точно сейчас не отказалась.

— Неплохо было бы.

— У меня много чего не хватает.

— У меня только ножа и планшета нет.

— У меня трёх ножей. Банковский чип нашёл?

— Нашёл, у них на складе целая коробка с ними была.

— Откуда столько?

— Без понятия. Думаю, они их с погибших колонистов собирали.

— Они слишком молоды для этого. Колонисты погибли ещё до их появления на свет.

— Не знаю, кто они, но думаю, что не местные. Скорей всего, они чипы выменивали на что-то.

— Почему?

— Что почему?

— Почему ты считаешь, что они не местные?

— Они знают, что такое креды и банковские чипы. Откуда они это могли узнать? Местный банк уничтожен и разграблен сорок лет назад. Зачем местному жителю креды, а тем более откуда он может знать, что это такое кред и банковский чип?

— Как они рассчитываются между собой?

— Зачем им посредник в виде уничтоженного банка? Здесь натуральный обмен. Ты мне — я тебе. Помнишь парня, которого мы допрашивали у башни, он тогда сказал, что она им должна.

— Найду этого урода, сама ему голову отверну.

— Не смеши меня. У тебя духу не хватит на это.

— Вот увидишь.

— Я тебе его специально оставлю и посмотрю, как ты будешь это делать. Знаешь, мне кажется, что они что-то вроде местных изгоев.

— Почему?

Глава 19

— Живут отдельно от остальных. Думаю, что это из-за того, что они не местные, им не доверяют и поэтому поселили отдельно.

— Из-за чего не доверяют?

— Думаю, они мусорщики или случайно оказались в этой системе. Возможно, напоролись на мину или просто на них напал кто-то из мусорщиков. Корабль оказался уничтожен, а они спаслись на планете. Возможно, они пираты и охотились на мусорщиков. Кто его знает. Так или иначе, они здесь оказались не так давно. Думаю лет десять назад, не больше.

— Почему лет десять, не больше?

— Ему на вид лет тридцать пять-тридцать семь. В восемнадцать он установил нейросеть, несколько лет набирался опыта, потом попал сюда.

— Тогда он здесь восемнадцать лет.

— Это неважно, пускай они здесь пятнадцать лет, это ничего не меняет.

— Что тогда важно?

— Важно, почему их не убили, а оставили в живых.

— Почему?

— Не знаю. Есть у меня одно предположение на этот счёт, но я в нём не уверен.

— Рассказывай.

— Корабль у них остался там, на орбите. Этот Арил меня сильно удивил, когда не стал просить коды доступа от челнока. Значит им нужно добраться только до корабля. Бывшие колонисты тоже хотят покинуть планету, поэтому их не убили как остальных. Ты, видимо, не заметила, с каким презрением он отнёсся к оширке, с которой мы разговаривали.

— Заметила, но не придала этому значения. Приятная женщина.

— Здесь ты сильно ошибаешься. Думаю, что эта приятная женщина отправила на перерождение кучу народа.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что она мне по большей части врала.

— Насчёт чего?

— Насчёт всего. Думаю, здесь всё было по-другому. Однажды аварцы, а не оширцы нашли здание древних в лесу, и все артефакты оттуда перевезли к себе в колонию. Об этом узнали в руководстве этой колонии, скорей всего, у них имелся свой шпион у аварцев. После чего было принято решение напасть на конвой и захватить добычу. Кто и на каком уровне принял такое решение, непонятно, но эскадра охраны напала на конвой аварцев. Что стало с грузом, тоже вопрос, но у меня есть сильное подозрение, что его спрятали в бункере под колонией. Дальше всё пошло не по плану — в системе появился аварский флот, который летел сюда для усиления конвоя или захвата планеты. Здесь сложно сказать. В результате боя между ними уже оширскую эскадру наёмников отправляют в металлолом. После чего нападают на колонию, чтобы вернуть свою находку. Однако ничего у них из этого не получается. Вернуть артефакты они не смогли, и в отместку решают сравнять колонию с землёй и тогда вернуть находку. Ничего и в этот раз у них не получается или, наоборот, получается, не знаю результат. После бомбардировки колонии директорат уже не мог не среагировать и не отправить флот на помощь погибающим колонистам. Аварский флот их уже здесь ждал и уничтожил весь флот. После этого оширцам становится совсем плохо, и они запрашивают помощь союзника. В итоге объединённый флот выбивает аварцев из системы и аратанцев с почестями провожают домой. После чего в качестве мести уничтожают аварскую колонию на планете. Когда всё было уничтожено, начинаются мирные переговоры, о том, кому достанется система. В итоге она не досталась никому.

— Почему тогда не отзывался оширский флот, когда колонисты его вызывали?

— Не факт, что не отзывался. Возможно, колония специально молчала, потому что руководство понимало, что сами устроили страшную бойню или у флота был приказ, запрещающий общение с колонистами. После этого их здесь бросили. В отместку они убивали всех, кто приходил к ним.

— Как же клан?

— Клану, скорей всего, досталось больше всех. Виновными сделали руководство колонии и колонистов, но все понимали, откуда им поступали приказы. Так что клан забыл о них и вычеркнул из своих рядов.

— Что тогда аварцы? Почему они бросили здесь своих?

— Возможно, некого было спасать. Всех оширский десант уничтожил, и потом для эвакуации было нужно отбить систему у оширцев, а никто больше не хотел терять корабли ради горстки выживших.

— Если здесь есть выжившие, скорей всего, они и там остались.

— Всё возможно. Вот только зря мы сюда прилетели, нет здесь Леры. С этими теперь точно не договоришься. Сидят в своём склепе много лет и давно с головой не дружат. Добровольной помощи от них мы никогда не дождёмся.

— Думаешь, с аварцами получится?

— Кто знает, получится или нет. Нам вначале нужно отсюда выбраться.

Мила включила панель — по ней шёл мыльный сериал, и стала его смотреть.

— Какое старьё! Этот сериал смотрела, когда была совсем маленькой.

— Откуда здесь взяться свежему сериалу? Они что, этот сериал смотрели?

— Не знаю, наверно.

«Пип», — несильно пискнул биосканер на руке.

Удивлённо я поднял руку. На экране биосканера горела третья отметка. Она появилась и сразу пропала. Мы с Милой молча посмотрели на экран сканера и как по команде перекатились через спинку за диван. Она заняла позицию с одной стороны дивана, а я с другой.

По-прежнему было всё тихо, сканер пискнул и замолчал.

— Алекс, кто это был? — спросила она шёпотом.

— Не знаю. Я не видел никого.

— Отметка была в дверях вроде?

— Да.

— Мы что, кого-то пропустили?

— Не должны.

— Значит, пленники сбежали.

— Я хорошо вижу задвижку на двери в помещение с ними. Она закрыта.

— Тогда откуда здесь ещё кому-то взяться?

— Не знаю. Похоже, мы что-то упустили. Сейчас проверю.

Отдал ей винтовку и выдернул клинки из ножен. Осторожно подкрадывался к двери. Рядом со мной находилась работающая панель, слышимость почти отсутствовала. Осторожно выглянул в коридор. В нём почти не было света, только то, что попадало из нашей комнаты. Вроде никого. Только сделал небольшое движение вперёд, как что-то мелькнуло у ноги и прыгнуло на меня. Сработали рефлексы, и я отмахнулся клинком. Какая-то тварь ударилась мне в грудь и, отскочив от скафандра, упала в лужу крови на полу. Активировал прожекторы скафандра и осветил коридор. Больше в коридоре никого не оказалось, и я опустил клинки. Животное ещё дергалось у ног, но это были предсмертные судороги. Мой клинок рассёк эту тварь практически пополам. Заметив, что я рассматриваю тварь, Мила подошла и концом винтовки потрогала её.

— Дохлая, — констатировала она.

— Сам вижу. Ничего не понимаю. Откуда она здесь взялась?

— Спряталась, наверно, где-то, а теперь вылезла.

— Хищная, — она отодвинула концом винтовки верхнюю губу.

Под ней отчетливо скалился острый ряд зубов.

— Чакардил, — сообщил скафандр. — Семейство крысинообразных. Падальщик. Опасность ниже среднего. Ведут ночной стайный образ жизни.

— Ну и название у него!

— У тебя определилось, кто это?

— Да. Держи. Он может быть не один. Написано: стайные хищники.

— Может. Он на запах крови пришёл. Вот только откуда?

— Мы что-то пропустили. Нужно проверить.

Проверила соседнюю дверь. Дверь была закрыта, она направилась в сторону склада. Мы отставили открытыми почти все двери в силу привычки. На челноке их за нами закрывал искин.

— Осторожнее. Они очень быстрые и прыгучие.

— Я в курсе. Она осторожно подошла к складу и проверила около двери. На складе вроде никого. Биосканер не показывал наличие других живых объектов. Мы ещё раз проверили склад, но никого больше не нашли и вернулись в коридор. Там подергали дверь, ведущую в основной бункер — она была закрыта и заблокирована.

— Ты что-нибудь понимаешь?

— Нет, а ты?

— Может, она по вытяжке пришла?

— Слишком маленькие выходы воздуховодов, и решётки на них есть.

— Тогда я совсем ничего не понимаю.

— Может, она где-то сидела на складе, а мы её не видели.

— Мы вроде всё проверили?

«Пип», — сообщил биосканер, и мы одновременно посмотрели на панель биосканера у меня на руке.

— Похоже, ещё одну не заметили.

— Эта моя.

— Береги иглы и возьми мой клинок.

Она с сомнением посмотрела на протянутое оружие, но после паузы взяла его. Сам я находился рядом со вторым клинком, готовый прийти ей на помощь. Как только мы подошли к двери на склад, эта тварь прыгнула на Милу. Она держала клинок перед собой, и эта тварь в прыжке сама на него напоролась.

— Сравнялись. Одна у тебя, одна у меня! — радостно сообщила она мне.

— Откуда она взялась? — мы ходили по складу и ничего не понимали.

— Непонятно.

Мила стала проверять вентиляционные вытяжки, а я бродил между стеллажами. Биосканер молчал.

— Алекс, посмотри: здесь земля. Откуда она могла взяться?

Подошёл, посмотрел. Совсем небольшие кусочки земли привели меня к большому железному стеллажу, стоящему у стены. Задняя стенка у него была металлическая.

— Мила, давай попробуем его отодвинуть.

Когда мы его отодвинули, за ним обнаружилась нора. Включив прожекторы скафандра, осветил её. Бетонная стена в этом месте была пробита, и за ней находился подземный ход. Немного нагнувшись, я мог без проблем пройти по нему.

— Запасной выход. Это сильно меняет дело.

— Мне он не нравится.

— Не переживай, я первым пойду.

— Сейчас пойдём?

— Нет, конечно. Ставим стеллаж обратно.

— Ты серьёзно?

— Конечно.

Мы задвинули стеллаж на прежнее место.

— Я думала, что ты пошутил.

— Нужно вначале узнать, куда ведёт этот ход. Потом подготовиться.

— Что значит подготовиться?

— Это значит, что ты сейчас проверяешь здесь всё и отбираешь самое ценное, а я с консервами пока пообщаюсь. Посматривай за стеллажом, как бы эти твари не просочились ещё.

Оставил её рассматривать разные вещи на полках, а сам заглянул к пленникам. У них один пытался перегрызть верёвку на руках главного. Кто-то научил Милу хорошо связывать пленных, и у него ничего не получалось.

— Вы идиоты. Допустим, избавился ты от верёвки. Что дальше будешь делать?

— Прикончим тебя и твою суку, — ответил галифасец, который пытался перегрызть верёвки.

— Вам с ней не справиться, не говоря уже обо мне. Я с вами расправился голыми руками, а теперь вооружён и чертовки опасен.

Подошёл и проверил третьего, он не двигался. К моему сожалению, он умер. Всё из-за импланта силы — его грудная клетка не выдержала сдвоенный удар моих кулаков.

— Кто ты? — хрипя, спросил главный у них.

У него из-за края рта потекла капля крови. Этот тоже не жилец. Рёбра сломаны и пробиты легкие.

— Я тебе уже ответил на этот вопрос. Странный ты. Не веришь, когда тебе говорят правду.

— Здесь все врут.

— Тебе недолго осталось, так что у тебя есть шанс сказать правду.

— Что тебе нужно?

— Зачем вы напали на нас?

— Ты захватил моего парня.

— Я его отпустил.

— Это уже ничего не меняло.

— Что вы использовали? Чем вы нас вырубили?

— Этого я не знаю. Это игрушка колонистов.

— Я правильно понимаю, что вас не пускают внутрь бункера и держат здесь?

— Да.

— Ты ведь здесь давно? Почему?

— Мы для них изгои.

— Понятно. Не жалко.

— Да.

— Как ты здесь оказался?

— Как все. Прилетел, мне были нужны запчасти для корабля. Надеялся найти нужные здесь.

— Конкуренты?

— Да. Мину подложили.

— Где здесь можно найти искин для абордажного бота?

— Нигде, здесь одни развалины.

— Техника есть какая-нибудь у колонистов?

— Нет.

— Может, есть, но ты не знаешь?

— Никогда об этом не слышал.

— Почему вы без оружия?

— Они не дают нам ничего.

— Думаю, оно у вас есть, но вы его не там держите. Как тогда наше оружие оказалось здесь?

— Сам ничего не понял. Почему-то они нам его отдали.

— За исключением запасных обойм?

— Да.

— Зачем они им? У них ведь и так полно оружия.

— Не знаю, полно или нет. Меня к ним никогда не пускали.

— Где этот парень — Мин?

— Они его забрали.

— Вот даже как! Одного его?

— Троих.

— Мало. Здесь двенадцать кроватей.

— Трое парней погибли от ран. Они отказались их лечить.

— Ты когда-нибудь видел здесь этих двоих разумных?

Перекинул ему фото Леры и Ожи.

— Девку точно нет, а его вроде видел.

— Давно?

— Давно я только здесь оказался.

Неожиданно галиасец прыгнул на меня. Он каким-то чудом смог развязать верёвки на руках. Мой встречный удар в шею отправил его в последний полёт. Он упал на пол, туда, где лежал только что.

— Нас немного прервали, что он здесь делал?

— Они напали на нас, троих убили и захватили несколько парней.

— Они?

— Да. Оширский планетарный десант.

— Ты здесь уже лет десять-пятнадцать, так?

— Двенадцать.

— Значит, это было двенадцать лет назад.

— Да.

— Что дальше было?

— Они спустились в бункер.

— Их туда впустили?

— Нет вроде.

— Что потом?

— Не знаю. Они ушли и больше не возвращались.

— Что им здесь было нужно?

— Не знаю. При парнях они ничего такого не говорили.

— Они что, тебе вернули захваченных парней?

— Да, но не они, эти, из бункера. Десантники им их передали.

— Значит, и этот служил в десанте.

— Не думаю. Он был одет не как они. Они его охраняли.

— Вот этот у них командовал?

Перекинул ему фотку главы клана.

— Откомандовался значит.

— Да.

— Он.

— Месяц назад, может немного позже, тот гражданский здесь снова не появлялся?

— Не встречал, а то бы поквитались.

— Подумай, что им могло здесь понадобиться?

— Без понятия. Они исчезли и больше никогда не появлялись.

— Скажи, а у этих в бункере рабы есть?

— Рабы? Никогда не слышал об этом. Им самим жрать нечего, а раба кормить нужно.

— Здесь ты прав, а у аварцев рабы есть?

— Не знаю, они несколько раз появлялись здесь, а вот для чего и почему, я не в курсе.

— Откуда ты знаешь, что они появлялись здесь?

— Нас посылали искать пропавших.

— Они что, выходят из бункера?

— Конечно, охотиться ведь им нужно.

— Тогда почему вас посылали их искать, а не сами искали? Хотя можешь не отвечать, я и так понял. Не жалко.

— Как-то так.

— Что про аварцев знаешь?

— Ничего. Мы с ними не общались.

— Тогда откуда ты знаешь, что они приезжали сюда?

— Сам не видел, но парни несколько раз встречали их. Может, конечно, и перепутали что-то.

— Тех, кто пропадал, находили?

— Нет.

— А тела?

— Тоже нет.

— Много пропало?

— Не знаю, не считал. Мне плевать на них.

— А проход за стеллажом ты знаешь?

— Знаю.

— Куда он ведёт?

— На поверхность.

— Засыпан?

— Не знаю. Нет вроде.

Он закашлял, и кровь потекла сильнее.

— Добей меня.

— Ты сам скоро умрёшь.

— Добей. Тебе ведь несложно, и когда будешь уходить, закрой дверь. Не хочу, чтобы моё тело стало кормом для этих тварей.

— Я выполню твою последнюю просьбу.

Когда я достал бластер, он улыбнулся.

— До встречи, скоро мы встретимся.

— Это вряд ли, — и нажал на спусковой крючок.

Я выполнил его последнюю просьбу и, уходя, закрыл дверь на задвижку. Предусмотрительно сделал так, чтобы не было крови. Затащил убитое Милой животное в спальню и закрыл туда дверь. После этого посмотрел себе на ноги. Мы с Милой оба наступали в кровь у входа в спальню, а значит, запах крови на нас есть, и это плохо.

Мила на складе сложила всё заинтересовавшее её в одном месте и, похоже, думала, что брать.

— Что задумалась?

— Всё не входит, думаю, что взять, а что оставить?

— Зачем ты всё это набрала? Нам нужны продукты и вода.

— Одну нашу фляжку я нашла, а вторая пропала. Из продуктов здесь нет ничего. Есть запчасти к оружию и два искина.

— Это искины от домов. Они нам не интересны. Слишком маленькие.

— Заберём, пригодятся.

— Забираем. Банковские чипы тоже забираем. Всё остальное —полный хлам. Это запчасти для бластеров и ещё непонятно от чего. Они нам не нужны. Лучше оставить место для мяса. Нам будет нужно что-то есть.

— Поголодаем до бота.

— Нам это всё не нужно, и тебе придётся всё это нести.

— Почему мне?

— Потому что я пойду впереди, и рюкзак мне будет очень мешать. В этой норе сражаться сложно, и ты понесёшь мою винтовку и мой рюкзак. Кроме того, тебе придётся прикрывать нашу спину. Поэтому подумай, нужно нам это всё или нет.

— Интересно, откуда здесь столько вещей?

Глава 20

— Из остатков домов. Они до сих пор ползают по домам и ищут, что сохранилось.

Она сложила в рюкзак только наши вещи, и мы начали отодвигать стеллаж обратно. Не успели мы открыть проход, как оттуда прыгнула ещё одна тварь. Мила подстрелила её в полёте.

— Какие они прыгучие!

— Иглы береги и попусту не трать.

— Два-один в мою пользу.

— Игры закончились, ты победила, а теперь будь очень осторожна и внимательна. Гранат бы нам плазменных хотя бы парочку и пристегни десантный нож к поясу.


Осветил прожекторами подземный ход, выставив перед собой клинки, и двинулся вперёд. Больше местных крыс поблизости не оказалось. Подземный ход местами сужался, местами расширялся. Вначале я подумал, что его прорыла Арил и компания, но на стенах заметил следы механической обработки. Значит, этот ход прокопала техника, а доделали его уже живущие в бункере. Подземный ход вёл вначале немного вниз, но потом изменил направление и стал постепенно подниматься наверх. Биосканер упорно молчал. Мы прошли ещё не одну сотню метров, когда подземный ход стал расширяться. Здесь я уже мог идти в полный рост. Сделал ещё несколько шагов, и биосканер пискнул. Я остановился. Три встроенных прожектора скафандра хорошо освещали подземный ход, но я на несколько шагов вперед я никого не видел. Подземный ход тем временем ещё больше расширялся.

— Мила, смотри спину. Впереди кто-то есть.

— Сзади чисто.

Выбора не было, и я осторожно двинулся дальше. Мне оставалось несколько шагов до отметки, но я так никого и не замечал. Едва сделал ещё шаг, как из-за небольшого камня на меня прыгнула крыса. Небольшое движение клинком, и она упала на землю с отрубленной головой. Биосканер больше не подавал сигналов, и я двинулся вперёд. Вскоре мы подошли к развилке. В этом месте подземный ход соединялся с другим подземным ходом, образовывая перекрёсток. Биосканер молчал, но всё изменилось, когда я ступил на два шага вперёд. Из нор по сторонам хода и из смежного подземного хода хлынул поток крыс. Клинки заработали с такой скоростью, что я сам не видел, что они вытворяют. Рубил направо и налево, а этот поток не собирался кончаться. Стал отступать назад, когда почувствовал боль в ноге. Одна тварь пыталась прокусить скафандр. Пинком отправил её в полёт, не прекращая рубить направо и налево. Она отлетела и бросилась снова, в этот раз я прикончил её. Несколько штук смогли избежать встречи с клинками и пытались вцепиться мне в горло. Вот только скафандр не позволял им это сделать, и они падали вниз и снова атаковали меня. Мне приходилось под их напором отступать назад. Удар! Отлетает голова очередной крысы, и я обнаруживаю, что неожиданно для меня крысы закончились. Весь подземный ход впереди устлан их телами и залит их кровью.

— Алекс, ты как? — осторожно спросила Мила сзади.

— Думал, сомнут. Слишком много их было. Что сзади?

— Чисто.

— Тогда вперёд. Нужно уходить отсюда, пока их ещё больше не сбежалось на запах крови.

— Ты не ранен?

— Нет, вроде, но устал. Вперёд!

Мы пошли вперёд.

— Мила, считай. Потом сообщишь, какой у нас счёт.

— Так не честно, я не могла вмешаться, боялась в тебя попасть.

— У тебя есть возможность сменить меня. Впереди развилка.

— Пожалуй, я лучше буду сзади, — при этом она добила ножом раненую крысу.

— Интересно, какой урод указал в описании, что они не опасные.

— Это точно большая ошибка.

Уже на подходе к развилке у меня пискнул биосканер, и откуда-то сбоку на меня прыгнула очередная крыса. За ней почти сразу прыгнула ещё одна, и за ними ещё две. Эти четыре крысы выглядели крупнее предыдущих.

— Что ты их рассматриваешь? — спросила Мила.

Она тоже подошла и проследила за моим пристальным взглядом..

— Крупняк пошёл.

Обычная крыса имела массивное туловище и короткие лапы с острыми когтями. Голова была крупная и сильно напоминала крысиную. Она переходила в мощное тело, как у норной собаки.

Все они были разного размера, начиная от большой таксы и заканчивая бультерьерами. Однако последняя четверка разительно отличалась от других. Они и весили, и были значительно крупнее остальных. Только, закончив рассматривать их, обратил внимание на проход, откуда они появились. Он находился на стыке подземного хода, по которому мы шли, и хода, пересекающего его. Биосканер молчал, и я решил посмотреть, что там.

— Мила, останься пока здесь, я проверю, что это за ответвление, и заодно подумай, куда мы пойдём дальше.

— Хорошо.

Проход был широкий, я прошёл по нему десяток метров и вышел в огромную полость. Она была широкая и высокая, как большой гараж.

«Пип», — сообщил биосканер.

Я посмотрел на экран и осветил дальний угол полости. Забившись в самый угол, на горе костей сидела огромная крыса. Внешне она напоминала крупную свинью с крысиной мордой. Маленькие красные глазки смотрели на меня с ненавистью. Когда я осветил её, она вся ощетинилась, приготовившись к прыжку, но нас разделяло больше десяти метров, и она не прыгнула, осталась там же, на горе костей.

— Вот кто у нас здесь спрятался!

— Алекс, что у тебя?

— Зайди, сама увидишь.

— Что это?

— Это тварь главная у них. У них здесь гнездо. Вот почему они его так яростно обоняли.

Мила быстро оказалась рядом.

— Убей эту тварь! Посмотри, сколько здесь человеческих костей.

Два выстрела из бластера, эта тварь завизжала и завалилась набок. Подошёл и клинком добил её.

— Это сколько же здесь разумных погибло?

Мила пошла следом за мной. Держа её в прицеле винтовки.

— Много. Пойдём отсюда. Нам нужно уходить.

Мила была сильно подавлена, когда мы вышли оттуда.

— Ты решила, куда мы дальше пойдём?

— Нет.

— Что думаешь?

— Не знаю. Ты выбери.

— Тогда прямо.

— Внимательно теперь смотри за спиной.

— Я уже поняла.

Мы пошли дальше. Подземный ход поднимался всё выше и выше. Наконец, мы пришли к его окончанию, и я осветил его. Здесь находилась бетонная стена, как и там, откуда мы вышли, и здесь, как и там, в ней сделали пролом. Этот пролом был также загорожен.

— Что будем делать? — спросил Милу.

— Что ты предлагаешь?

— Что сзади?

— Чисто.

— Похоже, мы пришли к такому же бункеру, из которого ушли. Стоит в него лезть? Может, нужно вернуться и проверить, куда ведут другие ходы?

— Не хочу я туда возвращаться.

— Идём в гости?

— Да.

— Тогда пошли. Только тихо. На планете ночь, и они должны спать.

Выключил прожекторы скафандра и начал осторожно давить, на то, чем был загорожен проход в бункер. Вначале оно не хотело поддаваться, но я усилил давление, и оно стало постепенно сдвигаться, приоткрыв проход. Тускло включив один из прожекторов, посветил внутрь. Прожектор осветил полупустоепомещение. Через образовавшуюся щель проник в него и осмотрелся. В помещении никого не оказалось. Раньше оно было или гаражом, или ремонтной мастерской. Сейчас в нём остались только два металлических стола и пустой металлический шкаф, прикрывающий выход из подземного хода.

— Что там?

— Никого. Иди сюда.

Она появилась в помещении, и мы вместе вернули шкаф на место.

— Где мы?

— Без понятия.

— Тогда пошли дальше.

Освещение в этом помещении отсутствовало . Осторожно приоткрыл единственную дверь из него, и прожектор осветил лестницу, ведущую наверх. Поднявшись по ней, мы оказались на первом этаже разрушенного дома. Лестница на второй этаж была разрушена, как и сам дом. Частично сохранились стены первого этажа.

— Мила, мы выбрались, — и я открыл забрало скафандра, всей грудью вдохнув насыщенный кислородом воздух планеты.

— Как порой хорошо вдохнуть свежий воздух!— она тоже открыла забрало скафандра.

— Здесь легко дышится.

— Да. Не как в бункере.

Мы сидели на обломке стены, дышали, и каждый думал о чём-то своём. Не знаю, как она, я смотрел на небо, в котором остатки кораблей, падали и сгорали в атмосфере планеты, оставляя яркие огненные полосы, и думал о нас. Мила думала о чём-то своём, а я осознал, что совсем не хочу потерять её. Наш полёт на эту планету был полной глупостью с моей стороны. Нужно было оставить её на станции, хотя в очередной раз делать этого нельзя.

— Обними меня, — сказала она, как будто почувствовав, что я думаю о ней. — Знаешь, мы только что из большой проблемы выпутались. Даже не представляю, что бы я без тебя делала.

— Конечно, — обнял её. — Без меня ты бы здесь не очутилась.

— Как сейчас Леру искать?

— Нужно думать. Сейчас отдохнём и будем убираться отсюда.

— Думаешь, нам есть чего бояться? Они не знают, что мы ушли оттуда.

— Не факт. Могли и знать. Они точно видели, что я расправился со всеми, и знали, что там есть подземный ход. Какие выводы они сделают?

— Могли и уйти.

— Правильно. Нужно проверить.

— Откуда они могли узнать про подземный ход?

— Они не могли, а знали. Потому что сами его сделали. Он прорыт машиной, а не руками.

— Значит, пошлют кого-нибудь проверить.

— Кого-нибудь у них больше нет, а вот дроида запросто. Он обнаружит много дохлых крыс, и они поймут, что мы покинули бункер. В их планы такой вариант развития событий точно не входил, и начнутся наши поиски. Поэтому нам лучше убраться отсюда.

— Ты не узнал, чем это они нас так приложили?

— Он не знал. Сильно подозреваю, что это игрушка древних. Не скажу точно, что это, но попадать второй раз под его воздействие совсем не хочется, поэтому нужно уходить отсюда. Кто знает все их возможности?

Мы только вышли из остатков дома, как биосканер запищал, сообщив о трёх живых объектах рядом. Включил на полную мощность прожекторы, и они выхватили из темноты трёх крыс выискивающих что-то среди развалин соседнего дома. Испугавшись прожекторов, они быстро исчезли среди развалин.

— Расплодили тварей!

— Опять крысы?

— Да. Три штуки. Ушли в развалины.

Притушил свет, и мы продолжили двигаться по улице. Биосканер теперь постоянно засекал их, но эти не атаковали нас, а прятались при нашем приближении.

— Алекс, куда мы идём?

— Без понятия, но нам нужно убраться подальше отсюда. Ночью здесь никого нет. Все в бункере прячутся.

— Скоро рассвет.

— Поэтому и нужно подальше уйти отсюда.

Мы долго шли. Впереди небо стало уже светлеть. Периодически я включал прожекторы на полную мощность и освещал местность вокруг нас, распугивая самых смелых крыс. Они к нам опасались приближаться, видимо, от нас исходил запах смерти их сородичей. Когда я очередной раз осветил местность впереди, заметил дом, из которого мы обнаружили трех подростков. Мы зашли в него и поднялись наверх.

— Здесь отдохнём, а дальше видно будет.

— Думаешь, это хороший вариант? Мы будем как там, наверху, и вокруг нас всё открыто.

— Что ты предлагаешь? Спрятаться в подвале?

— Да. Там меньше шансов, что нас отыщут.

— Не думаю, что это хорошая мысль. В подвале мы можем спрятаться, но если нас там найдут, мы окажемся в ловушке.

— Мы летать не научились пока.

— Ты забыла про ранцы скафандров.

— Улететь мы не сможем, но спрыгнуть можем запросто.

— Они опять используют, что использовали там, и нас вырубят. Вокруг всё открыто также, как у той башни.

— В подвале они используют это точно. Здесь мы хотя бы контролируем все подходы и можем быстро уйти, а в подвале мы не сможем видеть, что происходит вокруг нас. Ты пока ложись спать, а я подежурю. Через четыре часа сменишь меня.

— Жаль, что спальника у меня больше нет. Я наверно не смогу уснуть.

Она легла рядом и почти сразу уснула. Сам я выключил прожекторы и занял позицию у окна, периодически попискивал биосканер на руке, и я проверял, кто бродит вокруг. В большинстве своем это были крысы, но несколько раз сканер засекал летающих животных. Они охотились на крыс. Раньше здесь правили люди, а теперь было засилье крыс.

Адреналин в крови спал, когда заканчиваться действие обезболивающего, которое мне вколола аптечка. Сильно болели руки. Верёвка прорезала кожу почти до костей, когда я её разрывал. Мне жутко хотелось спать, и я как мог, развлекал себя. Пока было свободное время, я решил пересмотреть записи моего общения с оширкой, а потом с Арилом. От этого мне ещё больше захотелось спать, а голова совсем отказывалась думать. Встал, походил, посмотрел в окно, подставив лицо под струю холодного утреннего ветра. Помогло, но ненадолго. Местное светило еще не взошло, тем не менее, было уже не так темно как ночью. После этого биосканер замолчал. Все местные крысы попрятались в свои норы и развалины вокруг нас стали безжизненными. Время тянулось очень медленно. Вскоре светило поднялось из-за горизонта, осветив местные развалины. Почти одновременно с этим налетела туча, и сплошной стеной полил дождь. Погода сегодня за нас. Выставил руки в окно и, набрав воды в ладошки, умылся. Это на время освежило меня, но через какое-то время спать захотелось ещё больше. Хорошо, что дождь идёт. Он смоет наши следы.


Мила проснулась, когда я думал, что уже сплю, стоя у окна. Дождь по-прежнему лил стеной, превратив местность вокруг в одну большую лужу.

— Иди, поспи. Тебе нужно отдохнуть, — сказала она.

— Держи данные с биосканера. В случае чего сразу меня буди.

— Конечно.

Лег рядом с окном и мгновенно уснул.


Мила разбудила меня, зажав рот.

— Тихо, — шёпотом сказала она.

Мы закрыли забрала скафандров и перешли на общение по связи.

— Что случилось?

— Нас ищут.

— Много их?

— Около десятка, может больше.

— Ты уверена, что нас?

— Да. Я слышала разговор двоих.

— Вооружены?

— Ручные бластеры и винтовки.

— Где они?

— Были с другой стороны дома, сейчас не знаю.

Окно, около которого мы находились, выходило во двор дома, осторожно выглянул наружу. Биосканер молчал, и поблизости я никого не заметил. Перешёл на другую сторону дома. Здесь раньше проходила широкая улица. Сейчас большая часть улицы была засыпана обломками домов и изрыта воронками, которые после дождя заполнились водой. С этой стороны дома я также никого не обнаружил, впрочем, как и сканер. Дождь закончился, судя по всему, совсем недавно. Местное светило теперь припекало, и было очень влажно. Открыл забрало скафандра и прислушался. Тишина. Ходят здесь всякие, поспать не дают. Куда они делись, интересно? Пришлось немногого пождать. Оказалось, что эти двое находились в развалинах большого дома напротив. Они вышли оттуда и направились в дом, где прятались мы. Вскоре я их услышал на первом этаже.

— В этих развалинах можно их месяц искать, если не больше, — сказал один.

— Это хорошо. Совсем не хотелось с ними встретиться здесь, — ответил ему второй.

— Почему?

— Этот парень очень крут. Мне Чак по секрету шепнул, что он один шестерых положил.

— Да ладно, это команда Арила.

— Вот именно, там не зелёные ребята были.

— Он не один был, а с бабой.

— Баба у него круче его будет. Она Мина так отделала, что у него теперь вместо лица сплошной синяк.

— Сказали, что у них нет больше игл.

— Они гнездо чакардилов уничтожили. Вряд ли они у них остались.

— Уже проще.

— Это вряд ли. Этот парень профессиональный убийца. Если мы его встретим, лучше сразу беги. Шансов у нас против него никаких.

— Тогда зачем нас послали?

— Ты это у них спроси.

Они спустились в подвал, и стало не слышно, о чём они говорят.

Пробыли они там совсем недолго, я думал, что они сейчас станут подниматься наверх, но они вышли из здания и ушли в развалины соседнего дома.

— Слышал? — сказала Мила, когда я к ней подошёл.

— Слышал.

— Они нас бояться.

— Их главные носа не показывают из бункера. Бояться. Послали тех, кого не жалко.

— Кто они?

— Это охотники, добывают пропитание для бункера.

— Откуда ты знаешь?

— Вот видео, посмотри, сама всё поймёшь.

Послал ей видео допроса Арила.

— Значит, этот Ожи был здесь.

— Да, только давно.

— Что он здесь делал?

— Без понятия. Судя по тому, что он улетел отсюда, он получил то, за чем прилетал.

— Думаешь, они отдали ему?

Глава 21

— Что отдали? Что в этих развалинах может быть ценного?

— Артефакты древних.

— Они удавятся, но не отдадут их. Они находятся в таком положении как раз по этой причине, и ни за что не отдадут их добровольно. Не удивлюсь, если они на них молятся там в бункере.

— Думаешь, они совсем с головой не дружат?

— Однозначно. Вначале я подумал, что это крысиное гнездо устроил Арил и компания, но сейчас я так не думаю.

— Что значит устроил?

— Это и значит.

— Понимаешь, когда Арила и компанию поселили в том помещении, они выходили через этот подземный ход наружу из-за необходимости добывать себе пропитание и выполнять приказы бункера. Вот только потом их стали использовать, как палачей и гробовщиков. Умер в бункере кто-то, его нужно похоронить. Их заставляли этим заниматься. Вот только этим дибилам было лень закапывать тела, и они стали складировать их в этом тупике. Понятно, что крысы не могли не воспользоваться таким подарком и, обнаружив его, устроили там гнездо. После этого пройти по подземному ходу эти дибилы не могли. Хотя и пытались зачистить его. Он сообщил про троих раненых, думаю, они именно там они получили ранения. Помнишь, как он в конце сказал мне: «До встречи». Он понимал, что я туда пойду и был уверен, что крысы нас там прикончат. Скорей всего, они их ещё и подкармливали, подбрасывая им новые тела.

— Помню. Он был уверен, что ты там погибнешь.

— Понятно, почему они поселили нас у них. Непонятно, почему они им отдали наше оружие и скафандры. Ведь после того, как подземный ход стал недоступен этой компании, приходилось выходить наружу через бункер. При этом с оружием их в бункер не пускали, а здесь взяли и отдали им оружие. Игл только мало дали. Скорей всего, они опасались нас.

— Может они хотели, чтобы они подземный ход зачистили.

— Две увеличенные обоймы — это сорок игл. Слишком мало для зачистки прохода, и у них должно быть много оружия.

— Откуда ты это знаешь?

— Как они смогли отбиться от аварцев?

— Не знаю.

— Они использовали против них тот же самый артефакт древних, что использовали против нас. Аварцы шли на штурм бункера, они их вырубали, после чего вся амуниция и оружие становились трофеями, а сами аварцы разбирались на запчасти в медицинском центре. Так что оружия у них должно быть много. Аварцы предпочитают плазменное оружие, а не игольчатое как оширцы. Поэтому здесь все вооружены бластерами. Скорей всего, поэтому они отдали наши винтовки. Они были им не интересны. Скафандры, тем более на планете не нужны и кодов доступа у них нет. Стоп, не сходится.

— Что не сходиться?

— Не получается. Пазл не сходится.

— Почему?

— Посмотри запись, я его спросил: «Что стало с его кораблём?» Он ответил: «Мина».

— Вот именно.

— Здесь они прокололись.

— Ничего не понимаю. Кто прокололся?

— Эти, из бункера. Он постоянно давал мне подсказки, а я их не замечал. Вначале он сказал, что здесь все врут. В этом я мог убедиться на примере той оширки.

— Ты хочешь сказать, что он врал?

— Как раз он говорил правду. Вот только не всю правду. Вначале я не понял, зачем они решили нас захватить. Ведь мы никого не убили, не причинили вреда и не пытались узнать их тайну. Они сами недоедают и непонятно зачем мы им понадобились. У меня проскочила мысль, что они решили нами закусить, но потом я понял, что это не так. Этого Арила интересовал больше всего наш бот. Спрашивается, зачем ему бот, если у него нет корабля? Вначале я подумал, что у него есть корабль около орбиты планеты, вот только он сказал, что он подорвался на мине, а это значит, что корабля давно нет. За двенадцать лет он или разобран на запчасти более удачливыми мусорщиками, или сгорел в атмосфере. Слишком много времени прошло. Спрашивается, зачем ему бот?

— Вылетит с планеты и договорится с мусорщиками на орбите планеты.

— Возможно, а если там никого не будет? Возможно, он так и мыслил, но он сам до этого не додумался бы. Ему помогли.

— Бункерные?

— Да. Они дали ему это задание. Он и начал его выполнять. Скорей всего, они ему пообещали все наши вещи отдать после обнаружения бота и получения кодов доступа от него. Они ничем не рисковали, ведь они считали, что наши вещи из помещения никуда не денутся, а около бота они всех уничтожат.

— Им нужен бот.

— Конечно.

— Как они его нашли бы? Этот Арил им явно не доверял?

— У него в команде три их агента. Они забрали их на всякий случай, а перед походом к боту вернули обратно. Слушай, а сухие пайки чьи были?

— Не поняла, что значит чьи?

— Кто их производитель?

— Даже не знаю. Я купила такие же, как у тебя. Мне у них джем понравился.

— Понятно. Значит аварские. Значит всё по-другому.

— Как по-другому?

— Очень просто. Они не знали, кто мы и откуда, но пайки у нас свежие и аварские. Значит, мы прилетели от них, и мы враги. С учётом того, что в их головах война идёт сорок лет, не удивлюсь что это так. Значит нужно выяснить, где наш бот, захватить его и улететь отсюда вместе с артефактами. Вот только насколько мы опасны, они не знали. Поэтому решили оставить этим наше оружие, а потом забрать у них. Они ничем не рисковали. Получится получить от нас коды доступа хорошо, нет — тоже неплохо.

— Почему неплохо?

— Допустим, я бы заартачился и под пытками не отдал им коды доступа или отдал, но не те. Что тогда?

— Пытали бы дальше.

— Не думаю. У них на этот случай был приготовлен другой план. Не знаю, как бы это выглядело, но скорей всего, так, что эти плохие парни на вас напали, а мы вас спасли от них. Мы классные ребята и спасли вас, а теперь вывезите нас отсюда. Вам ведь несложно

— Такой план мог придумать только ты.

— Не думаю.

— В любом случае ситуация была под их контролем, как они считали, но всё получилось совсем по-другому. Возможно, они нас опасались после того, как ты избила этого парня и поэтому оставили им наши вещи и оружие. Количество игл только сократили.

— Что они будут делать дальше?

— Вот это самый интересный вопрос. Они выслали разведку проверить развалины поблизости и попытаться нас найти. В надежде, что им повезёт, и она сможет нас обнаружить, но разведка сама боится нас, как ты слышала, и совсем не горит желанием встретиться с нами.

— Это точно. Что они будут делать дальше?

— Без понятия. Мы не знаем, какие у них есть возможности. Можно было бы попытаться договориться: искин в обмен на билет отсюда, но думаю, они не станут договариваться, а снова решат нас захватить. Мне в их бункере оказаться повторно совсем не хочется.

— Мне тем более. Что будем делать?

— Ночью, когда все уберутся отсюда, уходить.

— Не боишься крыс?

— Крыс нет, а вот тех, кто на них охотится, опасаюсь.

— Кто это?

— Видел ночью летающих тварей. Они на высоких местах сидят, а потом ловят крыс и уносят их.

— Большие?

— Сам не видел, а биосканер показал их большими.

— Чего здесь только не водится.

— Это точно. Вообще здесь очень мрачно.

— Откуда ты узнала, что их десять?

— Биосканер засёк. Они то появлялись, то исчезали около дома, где ты девушку с парнем поймал.

— Значит, там тоже есть выход из подземного хода.

— Похоже на то. Думаю, здесь вся колония изрыта такими ходами.

— Так и есть. Под землёй безопаснее передвигаться, чем снаружи. Если крыс нет. Они специально закрывают входы чем-то тяжёлым, чтобы крысы не проникали в подземные ходы. Вот только это плохо помогает, как выясняется.

— Крыс на поверхности гораздо больше.

— Там находилась охрана гнезда, а большая часть крыс вылезла на поверхность.

— Думаешь, теперь остальные передохнут?

— Не знаю, я не биолог, и в них не разбираюсь.

— Мерзкие твари. Как думаешь, этот Ожи был здесь недавно?

— Он же сказал, что не был.

— Он мог и не знать.

— Да, вот только не понимаю, что ему могло здесь понадобиться?

— Купить артефакты древних.

— Что он готов предложить за них? Креды? Так они им не нужны.

— Билеты отсюда.

— Они ведь не полные идиоты. Как только они выберутся из бункера и окажутся на линкоре, он их просто уничтожит и заберёт все артефакты себе. Они никогда не согласятся на это.

— Тогда что?

— Этого я не знаю. Есть у меня одно предположение, довольно-таки оно притянутое за уши.

— О чём ты?

— О наручных искинах. Помнишь искины, что были на руках у всех в клане.

— Помню, а они здесь причём?

— Им всем больше сорока лет. Я тогда предположил, что это трофей.

— Да. Ты говорил об этом.

— Так вот я подумал, что они отсюда.

— В смысле отсюда?

— С этой планеты. Здесь они лежали тридцать лет пока их отсюда не забрали этот Ожи с десантниками.

— Откуда они здесь могли взяться?

— Вначале я подумал, что этот Ожи служил с ними в планетарном десанте, скорей всего, в местном СБ, но потом обратил внимание на одно совпадение.

— Какое?

— Помнишь, когда я разговаривал с оширкой, спросил у неё, в каком клане был её отец?

— Помню, она ответила, что в Тарт-Хо.

— Колонией на Оршанге руководит этот же клан, и этот Ожи занимал в нём не последнее место. В этой колонии тоже присутствовал этот клан. Возможно, не на ведущих ролях, но присутствовал.

— Думаешь, это как-то взаимосвязано?

— Возможно. Думаю, что оширцы понимали, что рано или поздно придётся воевать с аварской колонией и готовились к этому. Выстроили подземный бункер. Возможно, где-то тайно сделали склад для планетарного десанта и завезли в него оружие и амуницию. Десант должен был прилететь в колонию под видом мирных колонистов, вооружиться на складе и напасть на соседнюю колонию с целью её уничтожения.

— Это очень похоже на правду.

— Вот только аварцы нашли артефакты древних, и все планы пришлось резко поменять. Десант до склада так и не добрался. Колонию разбомбили, а руководству клана или кланов было уже не до этого склада.

— Что с ним стало?

— Не знаю. Думаю, что этот Ожи узнал про склад, взял с собой планетарный десант и полетел сюда. Здесь они встретились с бывшим руководством колонии и от него узнали, где он находился. После чего складик разграбили, забрав его содержимое.

— Зачем им руководство колонии понадобилось?

— Возможно, складик можно было открыть или найти только с их помощью.

— Думаешь, колонисты ему помогли?

— Почему бы и нет? Он наверняка пообещал забрать их с собой. Думаю, ему планетарный десант был нужен с этой же целью.

— Обеспечить доступ на склад.

— Да. Думаю, склад был планетарного десанта, и колонисты не могли попасть в него.

— И вот это всё ты понял только по искинам?

— Это всё только моё предположение, а фактов, подтверждающих это, у меня нет никаких. Есть, правда, немного косвенных.

— Рассказывай, мне очень интересно.

— Бот у нас оширский? Оширский. Зарегистрирован тоже на Ошире. Спрашивается, почему по нему отработала оширская система обороны?

— Мне вот тоже интересно стало.

— Думаю, её перенастроили на уничтожение всего оширского.

— Кто это сделал?

— Десантники. Чтобы никто не узнал, что они разграбили склад планетарного десанта. Настроили систему так, чтобы все оширские объекты, подлетающие к складу, уничтожались.

— И она уничтожила их бот.

— Злая ирония судьбы и маленькая месть нам.

— Совсем не маленькая. Что ещё?

— Клан этот совпал. Думаю, этот Ожи представился колонистам, как представитель клана, а колонисты наверняка надеялись на помощь своих кланов.

— Думаешь, он вывез их с планеты?

— Нет, ему свидетели не нужны. Думаю, их тела пылятся на пустом складе десанта. Кроме того, оширка соврала, когда я показал ей его фото. Она чего-то испугалась. Всё это, конечно, косвенные признаки, и я могу ошибаться. Могу сказать только одно: у нас хитрый и опасный противник.

— Опасный? Да, по сравнению с тобой он так — мелкий проказник.

— Не стоит недооценивать противника.

— Боюсь, ты не в курсе, что на станции болтали о тебе.

— Ты про то, что я продал станцию?

— Про это тоже. Ты единственный, кто додумался заложить корабли в оширский банк. Взять под них кредит, накупить кучу запчастей у аварцев. При этом захватить три крейсера и два транспортника аварцев.

— Два крейсера.

— Ты только мне это не рассказывай. Я всё в подробностях видела.

Вся станция тогда была в шоке. Что там станция, весь восьмой флот тогда был в шоке от тебя и твоих действий. Мало того, что тебе ничего за это не сделали, так ты ещё пять кораблей себе выторговал. Болтали, что эта история до императора дошла, и он решал, что с тобой делать.

— Он и сделал. Зря я тогда всё это провернул. Знал бы тогда, что станцию будут передавать оширцам, не стал бы так поступать.

— Так что на фоне твоих махинаций он так, мелкий аферист. Подумаешь, склад десанта разграбил. Я уже молчу про то, кто из вас более опасен. Здесь вас даже не прилично сравнивать.

— Одно для меня совсем непонятно: что ему понадобилось здесь во второй раз?

— Может не всё вывез в прошлый раз?

— Двенадцать лет ждал? Нереально. Кроме того, он не стал бы так рисковать и оставлять что-то здесь. Вдруг кто-то из десантниковпроболтается, и оставшиеся ценности заберут другие.

— Возможно, есть ещё склад, о котором десантники не знали.

— Как он будет проникать в него без десанта? А эти из клана уже закончили со службой?

— Их друзья остались в десанте, он кого-то из них взял с собой.

— Возможно, но не верится мне в существование двух складов, и тогда нам нечего делать на планете.

— Думаешь, Леры нет в бункере?

— Оширцам в бункере рабы не нужны. Их кормить нужно, а у них для себя еды не хватает. Кроме того, они чужаков в бункер не пускают. Её там нет однозначно. У меня есть подозрение, что он встречался с кем-то из аварцев в системе, чтобы перегрузить и продать ему криокапсулы и, похоже, оно было правильным.

— Значит нужно искать искин и улетать отсюда.

— Искин, быстро вылезай оттуда, где спрятался!

— Думаешь здесь искин найти нереально?

— Думаю, что за сорок лет все руины вокруг обысканы, и у нас нет ни единого шанса найти что-то. Всё, что найдено среди развалин, находится в бункере, а нам с ними не договориться.

— Что ты предлагаешь?

— У нас есть два варианта, вернее три.

Первый самый простой — дойти до аварцев и с ними поговорить. Второй — попытаться проникнуть на пустой склад. Третья — договариваться с этими, из бункера.

— Зачем нам проникать на пустой склад?

— Там есть управляющий искин склада и БЛА. Хотя не факт, что есть БЛА. Они могли и не вернуться на базу.

— Думаешь туда идти?

— Думаю, нам нужно идти к аварцам. Это самый простой вариант.

— До них далеко.

— До склада, конечно, ближе, но это склад планетарного десанта, и не факт, что мы сможем проникнуть внутрь. Поэтому я думаю, что вначале к аварцам, а если у них ничего не получится, будем пробовать здесь.

— Разумно, но они далеко от нас. Нам долго придётся туда добираться.

— Что поделаешь, на этой планете с общественным транспортом проблемы.

До вечера мы с Милой успели выспаться и отдохнуть, дежуря по очереди. Как только светило стало садиться, около дома, где я поймал парня и девушку, биосканер засёк активность. Сразу шесть объектов появилось на экране. Через минуту они пропали, но сразу появились ещё четыре цели, и сразу за ними ещё пять точек.

— Уходят, — сказал Миле, которая не спала и наблюдала за показаниями биосканера.

— Нам тоже пора.

— Заметишь кого-то из разумных — сразу стреляй на поражение.

— Зачем?

— Затем, что погоня нам совсем не нужна.

— Хорошо.

Глава 22

Закинул рюкзак и винтовку на плечо и стал спускаться вниз. Спустившись, решил проверить подвал этого дома. Здание явно было не жилым, а административным. Когда мы проникли в подвал, я понял, что раньше здесь располагался банк. Мы оказались перед большой бронированной дверью, которая была раскрыта нараспашку, причем не сама по себе — ей помогли открыться с помощью взрывчатки. Внутри было пусто. Все ячейки для хранения ценностей были вскрыты, ящики из них валялись на полу. Мила зашла внутрь и осмотрелась, а я остался у двери. Меня интересовал искин сейфа. Вот только где он мог находиться, я не представлял. Возможно, он был уничтожен взрывом, а, возможно, был цел и спрятан где-то. К моему сожалению, я о сейфах ничего не знал и в них не разбирался.

— Пойдём, здесь пусто, — сказала вернувшаяся Мила.

— Ты что, надеялась найти внутри кучу драгоценностей?

— Нет, конечно, но интересно было.

«Пип!» — пискнул биосканер. Мы оба обернулись и почти одновременно вскинули винтовки. На лестнице сидела обнаглевшая крыса и злобно смотрела на нас.

— Не стреляй! — я достал клинки и пошёл к ней.

Думал, она сбежит, когда подойду, но она атаковала, и на пол упали две части от неё. Больше на лестнице никого не оказалось, и мы поднялись на первый этаж.

— Откуда она взялась?

— Сам не понял. Видимо, сильно голодная была, вот и кинулась.

— Может, она из гнезда?

— Мила, когда вернёмся, купи себе базу по ним. У тебя явная склонность к биологии.

— Интересно же. Ты, кстати, что хотел в подвале?

— Думал, про искин сейфа, сохранился он или нет. Похоже, его взорвали вместе с сейфом.

Как только стемнело, биосканер стал фиксировать крыс вокруг. В эту ночь некоторые из них были агрессивны. На нас три раза нападали пока мы дошли до границы города. На окраине крыс не оказалось, но сканер засёк на деревьях несколько летающих существ. Ночной лес был гораздо активнее дневного. Биосканер постоянно фиксировал живых существ поблизости. Мы без проблем добрались до разрушенного здания, в подвале которого ночевали раньше. В нём и остались ночевать. К вечеру следующего дня мы вернулись к боту. Около него всё было тихо. Недалеко обнаружились следы местных животных, но находились они далеко от бота.

Два дня мы отдыхали, лечились в капсуле и наслаждались друг другом. У нас был всё-таки медовый месяц. На третий день рано утром мы отправились в дорогу. Свой рюкзак я полностью заполнил сухими пайками. Из оружия взял только клинки и бластер в кобуре скрытого ношения. Игольник на всякий случай припрятал под кресло бота. Через два дня мы вышли обратно к развалинам колонии.

— Алекс, рассказывай, зачем мы пришли сюда?

— Тебе не понравится.

— Это почему?

— Охотиться будем.

— На кого?

— Не на крыс.

— Зачем?

— Я решил, что нам нужна плазменная винтовка и запасные батареи к ней.

— Ты что не мог взять корсу?

— Лень было нести и нам нужно плазменное оружие и запасные батареи к нему.

— Зачем?

— За тем, что иглы быстро заканчиваются и плазменное оружие мощнее.

— У нас большой запас игл.

— Нашего запаса для одного хорошего боя не хватит. Поэтому мы конфискуем оружие у противника, и это не обсуждается.

— Как скажешь.

— Жаль, у нас станера нет, можно было бы просто вырубить.

— Может, так вырубишь? Я же знаю, что ты можешь.

— Могу, но не хочу подставляться под глупый выстрел. Силовой пояс нам всегда пригодиться, а зарядить его здесь негде.

— Ты постарайся.

— Кто мне доказывал, что ты абордажница. Вот и веди себя как абордажница.

— Я передумала.

— Передумай снова. Всё, хватит разговоров, ищи цели.

Мой бинокль и мой спальник как-то незаметно оказались у неё. Вместо тех, что остались в бункере.

— Нет здесь никого — сказала она, осмотрев ближайшие развалины.

— Рано. Скоро должны появиться.

В этот раз, мы специально зашли с другой стороны, и заняли позицию на окраине колонии. С третьего этажа сохранившегося дома, хорошо просматривалось всё вокруг. Время шло, а объекты нашей охоты не хотели появляться. Возможно, они не в эту сторону ходят охотиться? Мы прождали ещё два часа, но биосканер по-прежнему молчал. Сегодня было облачно, но пока дождя не было. Дожди здесь шли постоянно, причём это, всегда было совершенно неожиданно. Вроде только что на небе не было ни одной тучки, а уже через минуту уже дождь льёт как из ведра и также быстро прекращается. Когда я уже совсем отчаялся, биосканер пискнул.

Опять наверно местная птица. За это время мы в бинокль смогли их рассмотреть. У них были гнёзда по краям колонии. Это была какая-то жуткая смесь птеродактиля и летучей мыши. Когда я посмотрел на данные сканера, был удивлён, около одного из их гнёзд этих птиц появились две новые отметки. Это было хорошо, вот только эти отметки были за нашей спиной и оттуда мы никого не ждали. Решив, что прилетели две новые птицы к гнезду, я вернулся к изучению неба и облаков. Крыши у дома не было. Мила посмотрела данные и ушла в другую комнату посмотреть, что там прилетело в гнездо.

— Алекс у нас гости.

— Не у нас, а у местной птицы.

— Боюсь в этот раз у нас.

— Кого там прилетело?

— Не знаю. Парочка местных придурков решила поохотиться на птиц.

— Как они там оказались?

— Не знаю.

— Обошли, что ли?

— Наверно.

— Они там вдвоём?

— Больше вроде нет никого.

— Посмотри внимательно вокруг, возможно, они не одни.

— Смотрю, но никого не вижу.

— Что делают?

— Подкрадываются к гнезду.

— Зачем?

— Не знаю. Эта птица не съедобна вроде.

Прислушался пока к себе и опасности не почувствовал. Только лень. Мне было лень вставать и идти к Миле.

— Ой. Они убили птичку.

— Зачем?

— Не знаю.

— Странно она вроде несъедобная. Хотя про крыс написано, что они неопасные. Может, этих птиц едят?

— Не знаю.

— Что они делают?

— Стоят над ней и рассматривают её.

Она долго молчала, и я решил спросить.

— Мила как обстановка?

— Порядок.

— Что порядок? Где они?

— Они отрезали неё голову ещё что-то и теперь уходят.

— Куда уходят? Что с тобой? Ты почему молчишь?

— Влево от нас уходят.

— Куда их ещё понесло?

— Не знаю.

— Иди сюда. Посмотри в сторону бункера.

— Она послушно пришла, на глазах были слёзы.

— Ты чего?

— Птичку жалко. Зачем они её убили? Она им ничего плохо не сделала?

— Иди ко мне и не расстраивайся из-за ерунды.

Обнял её. Она вроде успокоилась и пошла к окну посмотреть обстановку с этой стороны дома. Там она недолго понаблюдала, после чего спросила:

— Ты что не пойдёшь за ними?

— Пока не пойду. Мало их. Как бы на засаду не нарваться.

— Они по двое охотятся.

— Это разумно, но их должно быть больше. Нам спешить некуда понаблюдаем за обстановкой, достанем оружие и сразу отсюда уходим.

Не стал ей говорить, что две винтовки мало. У меня было желание достать три-четыре. Что были запасные батареи. Она постояла у окна и снова ушла на другую сторону дома.

— Алекс их уже четверо.

— Это хорошо. Чем занимаются?

— Птицу куда-то потащили.

— Разделывать. Похоже, она съедобная.

Мила опять надолго замолчала.

— Алекс — это аварцы.

— Чего? Какие аварцы?

— У них какая-то техника есть. Они к ней притащили птичку.

— Это уже интересно.

Одним рывком оказался на ногах и подошёл к Миле.

— Дай посмотреть.

— Смотри, но машину у них сложно заметить. Она в кустах спрятана.

Какая-то техника действительно оказалась в кустах, и сразу её было тяжело заметить. Из большого куста немного торчала только её корма. Они притащили птицу к ней и стали её разделывать.

— Что будем делать?

— Мстить за птицу!

— Ты это серьёзно?

— Нет конечно, но технику нужно изъять.

— Ты сможешь ей управлять?

— Не знаю, скорей всего. Я туда. Ты следи за обстановкой и посматривай в другие стороны и себе за спину.

— Конечно.

Пошёл в обход. Не понятно сколь их здесь. Они находились на границе колонии и леса, видимо, опасаясь, заезжать глубже в развалины. Я постепенно подкрадывался к ним, прикрываясь развалинами. Мне осталось ещё много, когда Мила сообщила:

— Алекс они тебя заметили.

— Как?

— Не знаю. Они прекратили разделывать и встали. Идут тебе, похоже.

— Это хорошо.

Между кустом, где стояла их техника, и развалинами было открытое пространство, и я опасался, что они побоятся идти в развалины.

Биосканер их пока не показывал. Я спрятался под большим обломком стены и стал ждать.

— Алекс они идут не к тебе.

— Это как? Почему? А куда они идут?

— Не знаю. Они пошли влево от тебя и прячутся в развалинах. Я их почти не вижу.

— Куда это они? Может, там кто-то ещё есть?

— Не вижу больше никого.

— Всё, они пропали, я не вижу их.

— Посмотри с других сторон дома. Возможно, тебя засекли.

— Сейчас.

Она долго молчала, и я начал беспокоиться.

— Мила, ответь.

— Я в порядке.

— Есть кто рядом с тобой?

— Нет здесь никого.

— Тогда я продолжаю двигаться вперёд.

— Хорошо, я присмотрю за тобой.

— Далеко они от меня?

— Не очень они были слева от тебя.

— Понял.

Начал двигаться дальше по намеченному маршруту. Меня интересовала их техника, и я двигался к ней.

— Алекс они должны быть где-то рядом. Они крались по этой улице.

— Я понял тебя.

Залез внутрь одного из домов и решил осмотреться. Не хотелось получить от них выстрел в спину. Эта улица почти не пострадала в этом месте. Не было ни одной воронки поблизости. Дома были разрушены, но не сильно. Скорее от дождя и времени обрушилась часть стен у них. Обломки стен и кровли образовывали кучи строительного мусора около домов, но сама улица не была загромождена обломками, по ней можно было проехать при желании. Однако она оказалась пустынна. Эти аварцы пропали на ней без следа.

— Мила, ты их видишь?

— Нет.

— Я тоже. Улица пуста. Осмотрись ещё раз у себя.

— Сейчас.

Биосканер упорно молчал. У меня появились подозрения, что он сломался. Я хотел запустить его диагностику, когда он сказал «пип». За ним ещё один «пип»

— Мила сканер засёк двоих слева от меня, но я их не вижу.

— Тоже никого не вижу, но сейчас сменю позицию.

Двое шли в мою сторону. Они явно не спешили, и до них было ещё далеко. Я их не видел, мне мешали кучи мусора около домов. Около одного из домов они свернули и зашли в дом, после чего пропали у меня со сканера.

— В дом зашли, не вижу их.

— Тоже не вижу.

Было у меня подозрение, что это крысы, но радар показывал, что оба объекта были крупными. Вокруг не было ни звука. Только порывы ветра гоняли старые листья по улице. Через несколько минут биосканер пискнул. Сообщив, что из дома, где скрылись двое, кто-то вышел на улицу. Мне до сих пор было не видно кто это. Он постоял на месте, после чего появились ещё две точки рядом с ним. Странно вроде двое зашли внутрь, а вышло трое. Плодятся они там что-ли? Только подумал, как сканер подсветил четвёртую точку. Точно плодятся!

— Мила у меня четыре цели.

— Не вижу их.

— Тоже не вижу, но сканер показывает.

— Поправка пять целей.

— Много их там.

— Вру уже семь целей, и движутся ко мне.

— Ты осторожней там.

— Конечно.

Замер около оконного проёма и стал ждать.

— Вижу их. Двигаются в твою сторону. Пятеро волокут ещё двоих.

— Ранены?

— Крови вроде нет.

Биосканер два раза пискнул.

— У меня ещё две цели на сканере. Кто там?

— Не вижу пока больше никого.

— Ещё две новые цели. Да сколько же вас здесь?

— Кроме этой пятёрки, не вижу больше никого.

— Четверо за ними.

Я услышал сразу несколько шипящих звуков. Перепутать выстрелы из бластеров с чем-то другим я не мог. Рядом я услышал крик боли и звук падающего тела.

— Мила, что происходит?

— По этой пятёрке открыл огонь кто-то сзади. Я не вижу, того, кто стреляет.

— Эта пятёрка почти дошла до тебя.

— Понял.

Пришлось сменить позицию и перейти к другому окну. Выглянув из дома, я обнаружил троих около соседнего дома. Они прятались за кучей строительного мусора и отстреливались от кого-то дальше по улице. Недалеко от них лежали четыре тела. Честно говоря, я был в замешательстве и не знал, что делать. Поддерживать кого-то в этой перестрелке мне не хотелось. У меня вызывали отвращение как одни, так и другие. Судя по всему, аварцы нарвались на бункерных.

— Мила, что делает техника?

— Стоит на месте.

— Жаль.

— Что там у тебя происходит?

— Перестрелка. Судя по всему, аварцы захватили двоих бункерных, но не заметили остальных, а остальные решили отбить своих. У аварцев минус два.

— Вижу. Ты вмешиваться собираешься?

— Нет. Подожду, когда они между собой закончат, и разберусь с победителем.

— Может, стоит вмешаться?

— Не думаю, что это хорошая мысль. Пускай стреляют. Ты за транспортом наблюдай. Мы не должны его упустить.

— Слежу.

События рядом со мной тем временем развивались достаточно быстро. Вначале я подумал, что аварцы будут отходить к своей технике, прикрываясь остатками домов, а значит, заглянут ко мне в гости, но они не собирались отходить. Они заняли позицию за большим обломком дома и планомерно отстреливались. Вернее, планомерно отстреливались двое, а третий скрылся в доме рядом с ними и почти сразу пропал у меня с биосканера. Я поджидал его, но он не появлялся. Похоже, они не хотели оставлять здесь своих погибших и захваченных бункерных. Бункерных было две пары, и они заняли позиции, по разным сторонам улицы за мусорными кучами. Двое бункерных находящихся на другой стороне улицы, вели планомерную перестрелку с аварцами. Они быстро разделись. Один остался на месте, а второй переместился на второй этаж дома и оттуда смог подстрелить одного из аварцев. Другая двойка, которая заняла позиции на одной с аварцами стороне дороги, теперь не участвовала в перестрелке. Они какое время были на месте, после чего стали продвигаться вперёд. Периодически пропадая у меня с радара и появляясь вновь, но немного ближе. Похоже, судьба аварцев была решена, но всё оказалось не так однозначно. Как только вторая двойка подкралась к дому, около которого занимали позицию аварцы, в дело вступил третий аварец, который пропал со сканера. Он появился на радаре, а две точки бункерных, которые были около него, вначале потускнели, а потом совсем пропали с радара.

— Алекс он выезжает из куста.

— Кто он?

— Броневик?

— Какой броневик?

— Который аварцы спрятали в кустах.

— Это броневик?

— Да.

— Он направляется в твою сторону.

— Это хорошо.

Вскоре он проехал мимо дома, где я прятался и подъехал к аварцам. Заработал его пулемёт, установленный в небольшой башенке на его крыше. Он бил по стрелку, занявшему позицию на втором этаже дома. Через какое-то время стрелок на втором этаже прекратил отстреливаться, и броневик стал медленно продвигаться вперёд. Вместе с ним двое аварцев стали продвигаться по развалинам вперёд. Третий был ранен в плечо и остался на месте. Бункерный, что прятался за кучей мусора, попытался перебежать в дом, но очередь из броневика зацепила его. Когда он оказался в доме, почти сразу пропал с биосканера. Отметка стрелка на втором этаже пока была активна. Он перемещался по второму этажу, видимо, он спустился вниз, потому что и его точка также пропала со сканера. Зато появились две точки аварцев, они находились недалеко от дома, в котором находились бункерные. Аварцы, не торопясь, приблизились к дому и проникли внутрь. Что там происходило, было непонятно и меня не особо интересовало. Меня интересовал броневик, стоящий недалеко от меня. В нём скорей всего кто-то был, но он мог управляться и дистанционно. К моему сожалению, он был закрыт, и никто из него не выходил, чтобы оказать помощь аварцу, который оставался у соседнего дома. Что же попытка не пытка и на нейросети я активировал поиск искина. Искин броневика запросил сразу коды доступа. Держи, и я отправил ему вирус. К сожалению, он его не принял. Военная техника, мать его за ногу. Множество разных блокировок на входе.

— Алекс что у тебя происходит?

Глава 23

— Тихо всё. Двое аварцев ушли за двумя бункерными. На сканере нет пока ни тех ни других.

— Я видела, как один аварец двоих оширцев убил между домами. Он спрятался под обломком и когда они прошли мимо, прикончил обоих.

— Это хорошо. Мне меньше работы.

— Ты хочешь захватить броневик?

— Конечно, это ведь отличный общественный транспорт, нужно только всех остальных из него выкинуть.

— Будь осторожен.

— Не переживай.

— Всё, я пошёл.

Заметил, как из дома, где находились бункерные, вышли два аварца и направились к броневику.

Пришлось вернуться во двор дома и, сделав перебежку, переместиться в дом, у которого аварцы держали оборону. Здесь находился, их раненый, и они не станут его бросать.

Вскоре я услышал их разговор около дома.

— Что там?

— Ушли. Они здесь, как крысы, каждую нору знают.

— Жаль.

— Нужно уходить. Они скоро вернутся с подкреплением.

— Гот сказал, что подстрелил одного.

— Так и есть, но, видимо, не сильно зацепил.

— Они своего прикончили.

— Случайно подстрелили.

— Может, много знал?

— Всё возможно. Сейчас уже не узнаем. Гот, подгоняй свой аппарат, грузиться будем.

— Нера где?

— Пошёл проверять свои трофеи.

— Думает живы?

— Хочет проверить, возможно, у них что-то ценное будет.

— Живыми их нужно было брать.

— Кто знал, что их всего четверо. Обычно они большими группами ходят.

Осторожно выглянул в окно. Около дома находились двое. Раненый и второй, который держал оборону вместе с ним. Недалеко лежали четыре тела. Два связанных оширца и убитые аварцы. Броневик сдал назад и остановился около тел. Из него по-прежнему никто не выходил. Эти двое посмотрели на броневик и ничего не сказали. Вскоре появился Нера. Этот аварец, похоже, у них был главным.

— Нашёл что-то ценное? — спросил его раненый.

— Кроме винтовок, у них нет ничего. Мы опять на их изгоев напоролись.

— Ты какой-то нервный сегодня.

— Чувствую что-то не то. Опасно здесь. Нужно уходить. Они сами кого-то боялись, всё время по сторонам озирались.

— Может, мы здесь не одни? Кто-то из наших тоже здесь?

— Всё возможно. Гот, открывай грузиться будем.

— Видел, одного сами прикончили?

— Видел. Что сделаешь, не повезло.

Только после его команды боковая дверь броневика открылась, и из неё вышел аварец.

— Быстро всех грузим и уходим — сказал ему Нера.

Раненый встал и, подобрав свою винтовку, пошёл к броневику. Остальные, посматривая в разные стороны, пошли за ним. Гот и второй подхватили пленного за руки и потащили в броневик. Почти синхронно с ними я выпрыгнул через окно на улицу. Первым среагировал Нера, он, видимо, что-то почувствовал и повернулся ко мне, но для него было уже поздно. Мой левый клинок чиркнул по его шее, его винтовка начала стрелять, но меня рядом с ним уже не было. Не останавливаясь, я бежал дальше. Следующим был их раненый, он обернулся с остальными на звук выстрелов винтовки Нера, но и для него было уже поздно. Правый клинок покончил с ним. Оставались две цели. Эти цели тащили пленного, и руки у них были заняты. Почти сразу они бросили пленного и попытались вскинуть винтовки. Я метнул правый клинок во второго, а сам прыгнул на Гота. Он мне был нужен живым. По инерции мы влетели внутрь броневика. Мой клинок и его винтовка отлетели в стороны, и мы схватились. Этот аварец оказался силён и хорошо подготовлен. Он нанёс мне ещё в полёте серьёзный удар в челюсть, но через закрытое забрало скафандра для меня этот удар был совсем нечувствителен. Когда мы вместе упали, он отбросил меня, вскочил и выдернул из ножен десантный тесак, висящий у него на бедре. Сам я ещё быстрее оказался на ногах, но ножа у меня теперь не было. Места в броневике было мало, и уйти от его удара было сложно, но импланты сыграли свою роль, мне удалось захватить его руку с ножом. Хотел его бросить через себя, но он перебросил нож в другую руку, при этом открыв челюсть, и мой удар локтем отправил его в отключку.

— Какой здоровый аварец попался.

Он был выше меня почти на голову.

— Алекс, ты как?

— Порядок. Броневик захватил, двигайся ко мне.

— Я уже недалеко о тебя.

— С аварцами я разобрался, но посматривай по сторонам. Они ожидали гостей из бункера.

— Скоро буду у тебя.

Второго аварца мой клинок пригвоздил к броневику, но был ещё жив, хотя ему недолго осталось. Остальные были уже мертвы. Достал планшет, подключил его физически к искину броневика и начал взлом. Мне было нужно чем-то связать пленного аварца, и я решил поискать у них в рюкзаках. Верёвка у них была, они ей связывали пленных. Первую очередь обыскал водителя, и сам броневик. Верёвки в броневике не оказалось. Рядом с броневиком лежал пленный, я его перевернул посмотреть кто это.

— Мила у меня для тебя есть подарок.

— Какой? — спросила она с интересом в голосе.

— Тебе понравится.

Пленного я сразу затащил в броневик. После чего собрал оружие и рюкзаки у других. Не успел закончить с этим, как появилась Мила.

— Что у тебя за подарок? — первым делом поинтересовалась она.

— Посмотри в броневике, он там связанный лежит. У тебя верёвка есть?

— Есть.

— Свяжи заодно аварца. Он живой только в отключке.

— Сейчас.

— Он опасен?

— Конечно.

Она ушла в броневик, и я услышал оттуда её восклицание:

— Не может быть!

— Может Мила, может!

— Это только тебе так везёт.

— Почему мне везёт? Не я ведь его захватил, а аварцы.

— Не спорь.

— Не буду.

Она стала связывать аварца, а обыскивал главного у них. У него оказалось много интересных игрушек, тот же биосканер был на руке. Всё армейское аварское. Удивительно, почему он меня не засёк? Видимо, через скафандр не берёт. Быстро собрал все вещи и сложил в его рюкзак. После него проверил двоих других. Здесь почти ничего интересного не оказалось. Собрал оружие, что было при них, и сложил его в багажное отделение броневика. Оно оказалось разделено на две части. Большую часть багажного отделения занимал холодильник, но сбоку было небольшое отделение для вещей. В холодильнике было много различного мяса. В том числе и разделанная птица, которую они убили.

Когда я вернулся в салон, Мила уже закончила связывать аварца. При этом он был уже в сознании. Это меня удивило, ведь я думал, он долго не придёт в себя.

— Здорово Гот.

— Ты кто такой?

— Тебе какая разница кто я?

— Я должен знать, имя того, кого убью.

— У тебя был шанс, но у тебя как-то не получилось. Знаешь, почему ты ещё жив в отличие от твоих приятелей?

— Я тебе нужен.

— Правильно.

— Ты не можешь броневиком управлять, и у тебя нет кодов доступа.

— Ты меня радуешь Гот

— Для тебя Готдил.

— Да мне всё равно Гот, как тебя зовут.

— Зато мне не всё равно. Ты мне не ответил, как тебя зовут.

— Гот для всех я мёртв, думаю, как и ты. Моё имя тебе ничего не даст. Давай вернёмся к нашим делам. Мне нужны коды доступа от броневика.

— У меня их нет.

— Врать нехорошо. У тебя не может их не быть. Понимаешь, я могу их вытрясти из тебя, но не хочу это делать. Думаю, ты их мне сам отдашь.

— Это почему?

— Скоро сюда вернуться бункерные, я могу отсюда уйти, а вот ты нет. Вы убили троих и захватили одного. Как ты думаешь, что они с тобой сделают?

— Ты меня тоже убьёшь.

— Хотел бы убить, убил.

— Я тебе нужен.

— Нужен, поэтому и не убил. Так что ты хочешь за коды доступа?

— Как только я тебе их передам, ты меня убьёшь.

— Совсем необязательно, я могу тебя отпустить хоть сейчас, ты мне действительно будешь не нужен.

— Оружие отдашь?

— Нож получишь. Устроит?

— Нет, винтовку.

— Хорошо винтовку получишь. Давай коды.

— Вначале винтовку.

— Хорошо — подошёл к соседнему дому, отсоединил батарею и забросил её в дом, а винтовку оставил около кучи мусора — Вот твоя винтовка. Коды доступа?

— Освободи.

— Сам освободишься, немаленький, — и вытащил его из броневика за шиворот, — Коды доступа?

— Держи.

— На нейросеть пришли коды доступа. Ввёл их, искин принял и дал пользовательский доступ.

Он встал на ноги и как заяц попрыгал к винтовке.

— Поиграть со мной в игры решил.

— Что не так? — спросила Мила.

— Коды доступа пользовательского уровня. Впрочем, обойдёмся ими.

— Закрыл наружную дверь и заблокировал все двери. После чего перебрался на место водителя и стал разбираться в управлении. Две педали внизу, одна тормоз, вторая газ. Где коробка передач? Она оказалась автоматическая. С трудом нашёл, где задняя передача включается, и надавил на газ. Броневик медленно начал разгоняться назад. Для движения назад были установлены две камеры наблюдения. Вид с них передавался на нейросеть. Я доехал задом до места, где стоял броневик раньше. Куда дальше ехать было непонятно. Решил ехать по следам броневика. След недолго поплутал по лесу и вывел на широкую дорогу. Здесь я остановился.

— Мила, кончай его, и поедем дальше.

— Ты чего?

— Как чего? Ты сама сказала, что прикончишь его, если вы встретитесь.

— Это я погорячилась.

— Всё приходится делать самому.

— Не убивай его.

— Пожалела? Тебе, видимо, понравилось, когда он тебя без сознания пинал?

— Не понравилось, но Алекс он ещё ребёнок.

— Похоже, он тебе что-то отбил. Впрочем, я тебе его подарил, делай с ним, что захочешь.

— Пускай живёт.

Он уже пришёл в себя и затравленно смотрел из угла салона. Когда я подошёл, он попытался сопротивляться, но два моих удара в голову прекратили сопротивление. Вытащил его и броневика и привёл в чувство.

— Это уже наша вторая встреча Мин и скажу тебе, что ты жуткий счастливчик. Запомни, такая удача выпадает редко кому, обычно одну встречу со мной переживают единицы. Ты видел этих двоих хотя бы раз в своей жизни?

Отправил ему на нейросеть фото Ожи и Леры.

— Честное слово, я никогда не видел этих двоих.

— Благодари вот эту девушку и кивнул в стороны Милы, стоящей рядом, исключительно благодаря ей ты остался жив и сейчас не в плену у аварцев. Кстати, а что аварцы от тебя хотели?

— Не знаю, они вырубили нас.

— Зачем они вас похищали и почему не убили?

— Не знаю.

— Мин у тебя голова только для того чтобы в неё есть. На большее ты не годишься. Проваливай.

Перерезал верёвки и показал, направление, куда ему идти. Он, постоянно оглядываясь на нас, потрусил обратно в сторону руин.

— Алекс, ты всё правильно сделал, — сказала Мила.

— Не расстраивай меня лучше. Чувствую, что пожалею об этом.

Мы продолжили двигаться в сторону аварской колонии. Дорога была сделана из непонятного бежевого покрытия, которое было хорошо видно.

— Загадили такой изумительный броневичок — услышал сзади и обернулся.

Мила наводила порядок в салоне.

— Ты бы лучше управлением орудием или с тем, что у нас там стоит, разобралась.

— Коды доступа давай, разберусь.

— Держи. Вот только как ты стрелять будешь? Вдруг случайно в кого-нибудь попадёшь?

— Не начинай. Зря ты аварца отпустил.

— Он долго там не протянет, если его сейчас не найдут. Даже если сможет сбежать, ему долго добираться до аварской колонии.

— Нужно было его с собой взять.

— Зачем?

— Он бы нам всё рассказал по дороге.

— Если бы. Он бы нас попытался прикончить по дороге или сбежать. Пришлось бы дежурить ночами. Приедем, сами разберёмся на месте.

— Он там местный и всё знает.

— Вот именно сразу сообщит местным кто мы такие и откуда. Тебе, что мало что оширская колония за нами гоняется? Хочешь, чтобы за нами ещё аварская гонялась? Гораздо проще, когда нас никто не знает. Пока разберутся, кто мы и оттуда мы уже оттуда исчезнем.

— Мы ничего о колонии не знаем. Может, они в таком же бункере сидят.

— Ну и что? Разберёмся на месте. Возьмём там пленного и допросим.

Какие проблемы?

— Для тебя, похоже, нет никаких проблем.

— Не усложняй всё.

Броневик бодро бежал по дороге. Управлять им было легко и приятно, почти как ботом, только управление было в одной плоскости. Управлялся он, как и бот с помощью нейросети, но было и ручное управление. Вскоре планшет взломал искин броневика полностью, и я получил полный доступ. У искина сохранился маршрут, по которому он приехал к оширской колонии. Разговоры аварцев по дороге сюда также сохранились. Они всю дорогу болтали об охоте. Все шестеро были охотниками и приехали сюда охотиться. Вот только на кого они собирались охотиться, я так и не понял. Скорей всего на этих птиц. Были уже ночные сумерки и накропал, мелкий дождик, когда впереди я разглядел металлические конструкции. Резко затормозил, и получилось очень вовремя. Впереди была большая воронка, почти полностью заполненная водой.

— Что случилось? — спросила проснувшаяся Мила

— Впереди что-то непонятное. Не могу рассмотреть, что это.

— Давай посмотрю.

— Нет. Оставайся внутри.

— Думаешь засада?

— Не знаю, меня на планете научило, если не знаешь, что это, не подходи близко.

— Давай я всё-таки посмотрю.

— Только очень осторожно. Как бы снайпера здесь не оказалось. Она перебралась на место башенного стрелка и достала бинокль.

— Алекс нет там никого. Это старьё какое-то. Ржавое всё.

— Оставайся там.

— Хорошо.

Осторожно я тронулся вперёд. Вскоре я увидел в свете фар ближайшие механизмы. Что это было раньше, было непонятно, но какой-то механизм точно. Взрывом его почти разорвало на две части и откинуло в разные стороны. Всё это сейчас заржавело и представляло сюрреалистичную статую. Засмотревшись, я чуть не провалился в воронку. После чего решил использовать автопилот и вести броневик по маршруту, по которому они здесь проезжали. Они ехали по какому-то весьма странному маршруту, петляя среди воронок, которых было много вокруг. Среди этих воронок они останавливались на ночную стоянку. Я встал на то же место, что и они. Оно находилось между двумя железными монстрами. Мы с Милой вышли и осмотрелись. Живых здесь давно не было, но когда-то давно здесь уничтожили много разной техники.


Когда утром проснулся, Мила уже не спала. Она умывалась, набрав воды из заполненной водой полости, замершего по соседству железного монстра.

— Как думаешь, здесь опасно? — спросила она, обнаружив меня рядом.

— Не знаю. Они как-то странно петляли. Когда сюда ехали и потом спрятали броневик здесь. Возможно, что здесь опасно и потом от кого они здесь прятались?

— Конкуренты?

— Скорей всего или враги. Думаю здесь это одно и то же.

— Что здесь произошло?

— Сложно сказать. Сражались это точно. Понятно кто и с кем, а что конкретно произошло непонятно. Возможно, здесь кто-то устроил засаду на другого, уничтожил противника, а потом прилетела авиация противника и уничтожила его самого. Могу сказать однозначно только одно, тогда здесь было очень жарко. Думаю, что этот остов остался от танка. Вот только оширский это был танк или аварский я не знаю.

— Они здесь даже на танках сражались?

— Каждый хотел победить в войне и готовился к ней. В итоге осталась одни развалины и куча ржавого железа.

— Мрачно здесь.

— Зато безопасно. Они непросто так выбрали это место для ночёвки. Среди этого железа удобно затеряться. Меня больше интересует другое, от кого они здесь прятались и что у оширцев с техникой?

— Думаешь, нас преследуют?

— Всё возможно. Не верю я, что у них нет ничего из техники. Она наверняка припрятана.

— Зачем мы им?

— Всё вместе. В первую очередь они нас боятся. Во вторую это серьёзный прокол для их власти. Скорей всего весь бункер знает и обсуждает теперь нас. Если, конечно, Мин дошёл до него. Впрочем, даже если не дошёл, найдут тела и будет понятно, кто разобрался с аварцами. В третью могли этого Гота захватить живым. К вышесказанному можно добавить, что мы перебили аварцев, с которыми не справились их починенные. Так или иначе, мы творим, что хотим на территории, которую они считают своей и это сильно давит на их больной мозг.

Глава 24

— Почему это серьёзный прокол для их власти?

— Потому что они нас захватили, а когда мы пришли в себя, мало того что перебили всех и ушли оттуда, но мы совершили страшный грех по местным понятиям. Мы не спросили на это разрешения у них и демонстративно наплевали на их власть, чем посеяли червячок сомнения в их рабах.

— У них вроде нет рабов?

— Все живущие в бункере по существу их рабы. Они обслуживают и охраняют командование бункера. Все несогласные отправляются или в изгои или сразу в подземный ход на корм крысам.

— Мне кажется, ты не прав насчёт рабов.

— Ты не обратила внимания на один нюанс.

— Какой?

— Выходят из бункера мужчины. Это значит, что их близкие находятся в бункере в качестве заложников.

— Они там точно больные на всю голову если так. С нами, кстати, разговаривала женщина.

— Думаю, она из руководства бункерных и её задачей было понять, кто мы такие и как здесь оказались.

— Молода она для руководства. Ей лет пятьдесят, может, немного больше.

— Омолаживающие процедуры.

— Для них нужны капсулы и специальные картриджи.

— Кто сказал, что их здесь не было? Мы ведь не знаем, чем они здесь занимались, но судя по размерам колонии, она была совсем немаленькой. Знаешь, что я сейчас подумал?

— Что?

— Где работали все эти разумные? Даже на этом пустынном Оршанге работали раньше два крупных предприятия, а здесь я не видел ничего. Не одного строения производственного назначения, но при этом здесь работал банк.

— Думаешь, всё это было спрятано под землёй?

— Думаю да. Они опасались нападения, и уничтожения оборудования, поэтому строили всё под землёй. Почему и не побоялись напасть на аварцев.

— Если там всё цело, почему это всё не вывезли отсюда?

— Вот это хороший вопрос. Думаю, они получили приказ от руководства клана. Оставаться на месте и ждать, когда за ними прибудет эвакуация клана. Так что помимо артефактов древних у них там оборудование на много миллионов кредов.

— Почему тогда руководство клана не эвакуировало их отсюда?

— Этот вопрос нужно задавать руководству клана, но думаю это как-то связано с мирным договором, с аварцами. К примеру, если они сделают это, им придётся выплатить очень крупную сумму компенсации аварцам, ведь именно они напали на аварцев.

— Очень похоже на правду. Кстати, а как ты думаешь, почему этот Ожи закрыл предприятия Оршанге?

— Не знаю. Этот вопрос нужно задавать руководству колонии и клана. Возможно, его просто подставили, узнав про его дела с работорговлей. Он ведь был не начальником колонии, а вторым или третьим заместителем и вряд ли мог закрыть предприятия. Это сделало руководство колонии и клана. Впрочем, ему это было выгодно, и он мог приложить к этому руку.

— Не поняла, что значит выгодно?

— Всё просто. На предприятии работало несколько тысяч разумных. Что они стали делать после закрытия?

— Улетели с планеты.

— Какая-то часть действительно улетела, но многие подались в искатели, а это значит, увеличилась добыча кристаллита, и соответственно трофеи подконтрольного ему клана.

— Как всё просто, оказывается.

— Думаю всё далеко непросто и не удивлюсь, что ему заплатили конкуренты, чтобы он пролоббировал закрытие предприятий у руководства клана и колонии. Однако во всём этом мне непонятна одна вещь. Он сменил имя с фамилией, и руководство клана точно знало об этом, но оставило его в клане. Заметь, не просто оставило, а оставило на руководящем месте. Спрашивается, почему оно так поступило?

— Не знаю.

— Вот и я не знаю. Впрочем, это неважно, нужно завтракать и ехать дальше.

— Действительно нам пора.

Местное светило уже высоко поднялось над лесом, когда мы поехали дальше. Только сейчас я увидел весь масштаб боя вокруг нас. Здесь творился настоящий ад. Судя по всему, оширцы устроили засаду аварской колонне или было всё наоборот, аварцы устроили засаду возвращающейся оширской колонне. Как для одних, так и для других всё закончилось плачевно. По этому местуотработала авиация, уничтожив всё вокруг. Не знаю, что здесь применялось, но прошло сорок лет, а трава в этом месте не росла. Заметил среди обломков остатки оширского штурмовика. Чуть дальше лежала плоскость от аварской летательной техники. Судя по всему, здесь и в воздухе был бой. Часть техники сейчас была разобрана и разрезана дроидами или разумными, остались только остовы от неё.


Как только мы покинули место боя, продолжилась ровная дорога. Броневик медленно разгонялся, но разогнавшись, быстро ехал. Всё из-за того что он был полностью переделан. От броневика остался только корпус. Двигатель у него был установлен не родной, гораздо меньше размером и слабее по мощности, на освободившееся место в двигательном отсеке были установлены дополнительные батареи. Вначале я подумал, что внутри должен был быть генератор, но его внутри не оказалось. Скорей всего не стали устанавливать, опасаясь его детонации при поражении броневика противником. Батареи тоже взрывались, но они были менее опасны и находились не в салоне, а в двигательном отсеке. Изначально в башне было установлено плазменное орудие, но сейчас его убрали и установили пулемёт. Салон броневика также подвергся переделке. Стояли шесть кресел трансформеров, которые быстро трансформировались в кровать. Под потолком пассажирского салона были, сделаны крюки для гамаков. Сами гамаки обнаружились под креслами. Аварцы предпочитали в них спать по ночам. Вообще этот броневик был стар и ему за годы эксплуатации хорошо досталось. У него во многих местах были вмятины, подпалины и заваренные пробоины.


Два дня мы ехали в сторону аварской колонии. Всё это время дорога была ровной и позволяла двигаться с хорошей скоростью. Местами нам попадалась сгоревшая техника, и разрушенное полотно дороги около этого места. В основном это были остовы уничтоженных броневиков подобные нашему. Сегодня был третий день в пути, и мы должны были приехать к колонии, если верить искину броневика. На подъезде к колонии мы первый раз встретили броневик подобный нашему, а через полчаса часа второй. У нас в броневике была установлена рация, вроде нас вызывали, но я не знал позывных Неры и не отвечал, двигаясь дальше. Когда мы подъехали, к колонии рация вообще не замолкала. Постоянно кто-то с кого-то вызывал на общей волне. Когда до колонии осталось совсем немного, когда я свернул и заехал в большой куст. Мила отвлеклась от рации, которую постоянно слушала и спросила:

— Ты чего? Мы не приехали ещё?

— Ты предлагаешь ехать к ним в гости?

— Да. Кто увидит нас внутри броневика?

— Мы с тобой не похожи на аварцев.

— У них только двое были аварцами, а остальные непонятно кто.

— Если будет проверка перед въездом в колонию? Что делать будем?

— Там посмотрим.

— Нет, смотреть будем издалека и осторожно. У меня нет желания посетить местную тюрьму. Думаю у тебя тем более.

— Как скажешь.

Оставили броневик и меньше чем через час вышли к колонии. Вернее к тому, что от неё осталось. Аварская колония ничем не отличалась от оширской, такие же развалины и воронки, оставшиеся после бомбардировки.

Мы заняли позицию на втором этаже одного из остатков дома, и Мила стала осматриваться вокруг. Биосканер молчал.

— Чисто — огласила она свой вердикт через полчаса наблюдения.

— Значит и эти в бункере живут.

— Что будем делать?

— Двигаться дальше. Выбери высокое место, и двигаемся к нему.

— Ночь скоро, может, стоит вернуться?

— Ночь это хорошо. Крысы нам не страшны. Двигаемся вперёд.

Здесь было точно также как у оширцев, местами всё было разрушено, а местами сохранились почти целые здания. Однако в отличие от оширской колонии здесь был сильный пожар, и многие дома выгорели почти полностью.

Мы шли дальше и совершенно неожиданно для нас вышли к совершенно целым домам. Нас разделяла широкая полоса пустого пространства, за которой начинались жилые дома.

— Алекс они жилые — сообщила Мила, оторвавшись от бинокля.

— Вижу. Значит, аварцы не в бункере живут. Это радует. Не радует другое.

— Что?

— Посмотри вокруг домов, что ты видишь?

— Забор.

— Высокий забор. Это значит, что они кого-то опасаются.

— Думаешь крыс?

— Скорее двуногих крыс. Нужно быть осторожнее. Может в этих развалинах есть ещё кто-то.

— Что будем делать?

— Наблюдать, когда стемнеет, схожу туда осмотрюсь.

— Почему не сейчас?

— Я физиономией слегка не вышел и цвет кожи не особо подходит для местных условий. Осмотрись лучше вокруг, нужно найти высокое место, чтобы оттуда всё просматривалось.

Она выбрала остатки административного здания справа от нас. Оно было наполовину разрушено, но треть здания сохранилось, и мы по обломкам вскарабкались на третий этаж. Здесь не однократно кто-то бывал. Зачем стало понятно, когда мы оказались наверху. Сверху было хорошо видно дорога, ведущую к жилым домам колонии, как и большая часть сохранившейся колонии. Она к нашему удивлению оказалась достаточно большой по размеру. Были видны не только жилые дома, но и нежилые здания. По дороге, ведущей к жилым домам, промчались два багги. После них проехал броневик подобный нашему и ещё что-то, переделанное из грузовика с пулемётом на крыше. Из колонии выехал броневик и уехал по своим делам.

— Алекс на въезде нет никакой охраны. Нужно было ехать на броневике.

— Кто знал, что здесь такая мирная обстановка.

— Чего им бояться? Оширцы из бункера нос не кажут.

— Это точно.

— Возвращаемся к броневику?

— Нет. Почти стемнело, понаблюдаем еще, и я схожу туда на разведку.

— Что значит ты?

— Ты останешься здесь.

— Ни за что! Я с тобой!

— Мила я не знаю, как там сложиться и не хочу рисковать тобой.

— Я здесь одна не останусь. Как я тебя в случае чего искать буду?

— Меня искать не придётся в случае чего, я сам найдусь.

— Нет! Я с тобой.

Посмотрел на неё и понял, уговаривать бесполезно она не останется здесь одна. Настроена она была очень решительно.

— Как мне тяжело с тобой.

— Терпи.

— Терплю. Снимай скафандр пойдём осматривать местные достопримечательности.

— Зачем снимать?

— Ты здесь видела кого-нибудь в скафандре? Впрочем, у тебя есть возможность не снимать его и остаться здесь.

Спрыгнул вниз. Сработала автоматика скафандра, и он помог мне мягко приземлиться. Мила приземлилась рядом. Мне самому очень не хотелось расставаться с клинками и скафандром, но было нужно. С собой взял только ручной бластер и винтовку. Рюкзаки клинки и скафандры мы оставили в развалинах.


Уже стемнело, когда мы вошли в жилой сектор колонии. Во многих домах горел свет, но на улице было как-то пустынно. Два раза нам попались местные жители, спешащие домой. Они не обратили на нас никакого внимания и прошли мимо по другой стороне дороги. Оба прохожих не были аварцами и были вооружены бластерами. Это значило, что они не были рабами. Впрочем, здесь был не Авар, и пока было непонятно какие здесь порядки. Скоро жилые дома здесь сменились зданиями складского типа. Мы свернули и пошли вдоль них. Из одного здания выехала багги, и я заглянул внутрь. В этом здании располагалась ремонтная мастерская и внутри шла работа над ещё одной багги.

Я поискал сеть, но сети здесь не оказалось. Нужно было у оширцев проверить, но мне там такое даже в голову не пришло. Мы прошли склады и свернули на другую улицу, на ней находились двух этажные дома, на первых этажах которых располагались торговые лавочки. Сейчас всё они были закрыты.

— Алекс как думаешь, чем они здесь торгуют? — спросила Мила.

— Сложно сказать.

— А откуда товар берут?

— Даже не знаю. Наверно остались запасы, припрятанные с того времени.

— У них здесь всё мирно выглядит.

— Так мирно, что все по домам прячутся?

— Ночь на улице.

— Мне кажется не всё так однозначно. Вспомни места наших стоянок, они всегда прятались от кого-то.

Мы вышли к длинному зданию. У входа в него стояли три багги.

На двери была корявая и облезлая надпись — бар.

— Зайдём?

— Ты однозначно нет.

— Это почему?

— Попробуй сама ответить на этот вопрос. Спрячься в кусты и жди меня.

— Думаешь, будут приставать?

— Однозначно всё закончиться дракой, а нам нужна информация, а не конфликт на пустом месте.

— Как скажешь.

Она с грустью пошла к кусту.

— Не переживай ты так, я выпивки тебе возьму.

Она ничего не ответила, скрывшись за кустом.

Бар оказался самым обычным, два десятка столиков и длинная барная стойка. В углу сидело шестеро. Они осмотрели меня с ног до головы, когда я зашёл в бар. У стойки бара никого из посетителей не было. За стойкой уже седой бармен натирал стаканы до блеска. Он с удивлением посмотрел на меня, когда я сел у бара.

— Новенький? — спросил он через небольшую паузу.

— Не знаю — ответил ему тоже после паузы, не понимая, что он имеет в виду.

— Давно на планете?

— Нет.

— Значит новенький. У вас, здесь новенькие бывают?

— Конечно. Прилетают.

— Прилетают? Откуда?

— Кто как.

— Что-то я совсем ничего не понимаю. Как прилетают? Колонии вроде уничтожены и с вами никто не общается.

— Кто тебе такое сказал?

— Искин.

— Ты как здесь оказался?

— Капитан решил срезать. Срезал, называется. Мы встретились с миной, а дальше спасательная капсула и планета.

— Всё с тобой понятно. К нам уже давно летают корабли.

— Отсюда что можно улететь?

— Конечно.

— Вот это сюрприз. Может и глобальная сеть у вас есть?

— Сети нет.

— Жаль. Сколько выпивка стоит, и как у вас рассчитываются?

— Выпивка стоит пятьдесят кредов расчёт как обычно.

— Что так дорого за выпивку?

— У нас такие цены.

— Я не взял чип с собой. Ты в долг наливаешь?

— Тебе не налью.

— Может, батарею от винтовки возьмёшь в залог? Обещаю, я всё отдам завтра. У меня есть креды.

— Давай обойму.

— Тогда мне бутылку и поесть чего-нибудь. Что у вас можно поесть?

— Жаркое из балгозавра будешь?

— Вкусное?

— Да.

— Не знаю, что это, давай попробую.

— Ты на корабле кем был?

— Пилотом. А что?

— Да так спросил.

— Сколько кстати стоит улететь отсюда?

— Как договоришься.

— Хотя бы примерно.

— Тысяч сто.

— Сколько?

Глава 25

— А как ты хотел? Корабли к нам редко залетают и места у них нет.

— Когда корабли будут?

— Кто его знает. Они летают, как им захочется.

— Как здесь можно заработать? Пилоты здесь не нужны?

— Нет. Нам техники нужны.

— Я по дороге видел ремонтные мастерские.

— Мало у нас техников осталось.

— Куда делись?

— Кто куда.

— Слушай, а откуда это всё? Если вокруг одни развалины?

— Отстроили заново. Как оширцы улетели отсюда.

— Значит, не всех уничтожили?

— Нет. Многие на охоте были, и убраться из колонии многие успели, понимали, что ничего хорошего нас не ждёт.

— Что произошло у вас тогда?

— Оширцы напали на наш конвой и захватили его. Потом наш флот прилетел и уничтожил их. Вот и началось — он замолчал и посмотрел в сторону входной двери, я тоже обернулся и посмотрел, что там происходит.

В бар зашли шестеро. Бармен внимательно наблюдал за их действиями.

— Перебирайся за столик, сейчас принесу жаркое.

— Хорошо.

Он показал на столик недалеко от компании, которая уже сидела в баре, выдал мне бутылку и стакан. Эта шестёрка подошла к стойке, и один из них сказал бармену:

— Хал нам две бутылки и пожрать.

— Садитесь за столик, скоро, всё будет, — ответил бармен ему и выдал две бутылки.

Они посмотрели на меня, потом на шестерых сидящих рядом со мной и ушли за столик на другую половину бара. Когда они зашли, в баре сразу повисло напряжение. Чем оно вызвано пока было непонятно, но это висело в воздухе. Когда я сел за столик, смог хорошо рассмотреть компанию, находящуюся за соседним столиком. Компания была очень разношёрстной среди них двое метисов один оширец и двое галифасцев. Зашедшая в бар компания была также разношёрстной, но там было четверо аварцев и двое метисов. В обеих компаниях не было никого старше пятидесяти лет, а большинству не было и сорока лет. Стрелять друг в друга они пока вроде не собирались, но некоторые из моих соседей переложили винтовки поближе к себе. Вначале обе компании молчали, но постепенно разговор за обоими столиками продолжился. Вскоре в зале появился бармен и принёс новенькой компании четыре тарелки с едой. Мой вопросительный взгляд он проигнорировал и молча, ушёл на кухню.

Начинать разборку, почему им принесли, а мне нет, я не хотел, налил немного в стакан и попробовал местный алкоголь. По вкусу он сильно напоминал самогон с привкусом чего-то фруктового. Наклейки на бутылке не было, впрочем, она и не должна была сохраниться, самой бутылке было много лет. Понемногу потягивал местный самогон и рассматривал соседнюю компанию. Там у оширцев я не обратил внимания на многие детали. К примеру, на обстоятельство, что у каждого аварца я нашёл банковский чип. Впрочем, это не было проблемой, а так лёгким затруднением. Бармен этот какой-то мутный и многое не договаривает. Впрочем, зачем ему со мной откровенничать? Может с парнями поболтать, они вроде не настроены по отношению ко мне агрессивно.

— Парни, вы не будете против, если я вам составлю компанию, а то скучно одному сидеть. Я угощаю — обратился к соседней компании.

Они замолчали и посмотрели на меня.

— Ты кто такой? — спросил один из метисов.

— Я новенький — честно ответил им.

— Давно здесь? — спросил оширец.

— Нет, только пришёл.

— Я не про бар спрашиваю, а про планету.

— Недавно прилетел.

— С Ошира?

— Нет, я с Авара.

— Где родился? — спросил второй метис.

— Далеко отсюда на Гардаре, если знаешь где это.

— Слышал об этом месте. Во только оттуда не выпускают.

— У тебя устаревшая информация. Сейчас выпускают. Тюрьму там закрыли.

— Давно?

— Несколько лет назад.

— Что хотел? — спросил оширец.

— Ничего, просто выпить и поболтать.

— У нас команда полная — отрезал метиз.

— Какая команда? Я не понял?

— Наша команда. Нам чужаки не нужны.

— Вы меня не так поняли.

Они отвернулись и продолжили разговор между собой. Вот и поговорили, называется. Где этот бармен? Пропал на кухне вместе с моим жаркое? Бармен, как по запросу, появился. Он принёс ещё две тарелки пришедшей компании и на обратном пути занёс мне тарелку с жаркое. В тарелке находились обжаренные куски мяса, политые соусом и присыпанные сверху местной травой. Попробовал вкусно, мясо оказалось нежным и прожаренным, соус добавлял остроты. Решил, что половину отдам Миле, она голодная на улице меня ждёт. Хотел уже выйти к ней, когда ко мне за столик неожиданно пересел оширец. Он налил себе в стакан из моей бутылки, не спрашивая разрешения. Здесь я слегка обалдел от такой наглости, но мне стало интересно, что за этим последует. Он, не торопясь, сделал два глотка, после чего задумчиво сказал:

— Хочешь к нам в команду?

— Нет — честно ответил ему.

— Что так? У нас отличная команда.

— Рад за вас, но вы меня неправильно поняли, я просто хотел с кем-то поболтать.

— Зачем?

— Скучно одному сидеть. Хотелось узнать, как вы здесь живёте.

— Ты с оширцем сюда прилетел?

— С каким оширцем?

— Прилетал один недавно. Мы тогда на охоте были.

— Давно?

— Около месяца.

— Что по своим соскучился?

— Век бы их не видел.

— У оширцев вроде своя колония здесь была?

— Они там все больные на голову. Война уже давно закончилась, а они всё воюют.

— Почему?

— Боятся всего. Сидят как крысы в бункере и нос оттуда не кажут.

— Ты что сбежал оттуда?

— Нет, я не местный, раньше у мусорщиков работал, потом попал сюда.

— Понятно. Слушай, а что за оширец?

— Сам хотел узнать. Думал, может, ты в курсе.

— Самому интересно стало. У кого это можно выяснить?

— Спроси у Сая, он должен быть в курсе.

— Сай это кто?

— Механик местный. Он здесь по ремонту главный.

— Обязательно загляну.

— Не надумал в нашу команду?

— У вас вроде полный комплект?

— Мы собираемся багги брать и нам ещё один разумный понадобиться в команду.

— Я даже не знаю, я ведь не охотник.

— А кто ты?

— Пилот.

— Вот и докажи, что в команде.

— Что значит докажи?

— Видишь, команда сидит — он кивком показал на вторую компанию.

— Вижу.

— Нужно их спровоцировать на драку.

— Зачем?

— Нужно.

— Не вижу проблемы. Сколько заплатишь?

— Что значит, сколько заплатишь? Это вступительный взнос в команду.

— Дело в том, что я из наёмников и бесплатно ничего не делаю. Хочешь драку — плати, будет драка.

— Ты забыл. Это вступительный взнос.

— Я не сказал, что готов вступить в вашу команду и, если надумаю к вам в команду просто верну вам креды.

— Мы подумаем.

— Думайте.

— Шин ты опять воду мутишь — услышал голос бармена за спиной.

— Хал мы просто болтали ни о чём. Подтверди — он посмотрел на меня.

— Хал мы действительно просто болтали — сказал бармену.

Шин после этого вернулся к остальным, а я пошёл на улицу, но меня остановил бармен.

— Ты далеко собрался?

— Воздухом подышу. Душно здесь.

— Учти, у нас драки запрещены. Виновник драки будет наказан очень серьёзно.

— Я просто воздухом подышать.

— Не вернёшь бутылку с тарелкой, включу всё в счёт.

— Верну.

Мила оказалась не в кусте, а рядом с ним.

— Ты чего из куста вылезла? Заметят.

— Местные весь куст загадили.

— Мила как ты могла? Мы не успели к аварцам прийти, а ты уже вляпалась.

— Сейчас как дам больно. Ой. Ты это мне принёс?

— Конечно, я ведь знаю, что у меня голодная жена на улице. Ешь, потом нужно будет посуду вернуть.

— Что узнал?

— Пока ничего интересного. Вот запись. Можешь сама посмотреть.

— Вкусно. Это что такое?

— Не знаю. У них это жаркое называется.

— Я замёрзла, пошли обратно.

— Сейчас посуду вернём и возвращаемся, а то этот бармен трясётся над ней.

— Ему новую посуду взять негде, вот и трясётся. Вкусно было, но мало.

— Выпей местного алкоголя, тогда быстро согреешься.

— Если я опьянею, ты меня потащишь.

— Придётся, куда деваться.

— Возвращай ему посуду и пошли.

Когда я вернулся в бар. Обе компании с неприязнью посматривали друг на друга, но пока ничего не предпринимали. Я вернул бармену посуду и решил его спросить:

— Хал ты подскажешь, где можно спокойно переночевать, чтобы не возникло проблем?

— Через дом бордель будет, там можешь снять номер на ночь.

— У меня банковского чипа нет с собой?

— Оставишь винтовку в залог. Скажи, что от меня. Думаю, проблем не будет.

— Спасибо.

— Заходи.

— Завтра зайду, рассчитаюсь.

Когда вышел из бара, Мила сразу подошла ко мне, и мы пошли дальше.

— Ты куда? Наши вещи в другой стороне.

— Знаю. Попробуем поспать в нормальных условиях.

— Куда мы идём?

— В бордель.

— Чего?

— Что в борделе не была?

— Нет. Что нам там нужно?

— Тебя продам, мне хорошую цену за тебя предложили — но посмотрел на озадаченно возмущённую Милу, добавил — Шучу я. Номер там можно снять на ночь.

— Это же бордель?

— Подумаешь бордель. Я вообще в женском санатории на Джинге скрывался от СБ и клана. Все там думали, что я проститут.

— Сколько брал за ночь?

— Нисколько. Я с Лерой там находился, как её гость.

— Она никогда ничего мне об этом не рассказывала.

— Это потому что я её попросил об этом.

— Жаль, что я тогда не знала об этом.

Мы подошли к трёхэтажному зданию. У входа стояло три багги и две бронемашины. Внутрь я пошёл один.

На входе меня встретили два охранника.

— Оружие сдаём — сказал один.

— Мне только поговорить с главным здесь.

— Жди. Сейчас спуститься.

— Спустилась женщина, аварка, уже в возрасте. Её длинное платье хорошо подчёркивало великолепную фигуру. Выглядела она гораздо моложе своих лет.

Она внимательно осмотрела меня с ног до головы.

— Ты кто такой? — спросила она с ноткой интереса в голосе.

— Меня Хал послал, сказал, что можно здесь номер снять на ночь. Вот только банковского чипа у меня нет с собой, я готов оставить винтовку в залог. Завтра рассчитаюсь за номер.

— Девочку брать будешь?

— У меня своя.

— И где она?

— На улице ждёт.

— Не нравишься ты мне красавчик. Откуда ты здесь взялся?

— Я новенький, как у вас здесь говорят.

— Не нравишься ты мне. Чувствую, проблемы с тобой будут.

— Обещаю, что никого не трону: ни твоих клиентов, ни девочек. Если меня никто не тронет, мы тихо и мирно уйдём утром.

— Оставляй винтовку охране, и пойдёмте за мной.

Отправил сообщение Миле, чтобы она зашла. Когда она появилась, у хозяйки кончики бровей поползли вверх от удивления. Она, как и меня, оценивающе осмотрела Милу с ног до головы. Сам я отдал винтовку охране, Мила отдала свою, и мы пошли за хозяйкой.

— Кто вы — спросила она, когда мы поднялись на третий этаж.

— Никто. Корабль напоролся на мину, и нам пришлось спасаться в спасательной капсуле.

— Служили?

— Было дело.

— Флот?

— Да. Теперь наёмники.

— У вас здесь душ есть? — неожиданно спросила Мила.

— Есть.

— Можно нам номер с душем. Креды у нас есть, мы заплатим.

Хозяйка вопросительно посмотрела на меня.

— Креды есть, заплатим — подтвердил ей.

— Тогда вип номер — она остановилась и открыла одну из дверей.

Зашёл в номер и осмотрелся, Мила хотела зайти следом, но хозяйка её притормозила в дверях.

— Если надумаешь, я готова тебя взять к себе — сказала она Миле.

— Не надумаю.

— Жизнь сложная штука кто знает, как сложиться — она развернулась и пошла обратно.

Мила закрыла за ней дверь и осмотрелась. Непонятно чем вип номер отличался от обычного, в этом номере находилась большая кровать, душевая кабинка, две тумбочки около кровати и небольшой шкаф дополнял интерьер номера. Вся мебель была старая видавшая виды и на вип совсем не тянула. Обернулся и посмотрел на Милу, она, как и я осматривала номер.

— Знаешь, что ты ей понравилась?

— Решила, что я к ней в шлюхи пойду.

— Ты не поняла, ты ей понравилась. Думаю, она предпочитает женщин в постели.

— Ты не представляешь, как я давно мечтала о душе.

— Ты сама не хотела сюда идти.

— Я думала, что здесь грязно, а здесь вполне прилично.

— Камер наблюдения только полно, думаю, они и в номере есть. Поэтому думай о том, что говоришь.

— Я первая в душ и хочу тебе сказать, что местный алкоголь крепкий и вообще у нас сегодня секс по полной программе.

— Непременно.

Утро у меня началось от удара локтем вбок. Я повернулся на другой бок и продолжил спать.

— Проснись — сказала Мила.

— Нам на службу не нужно — спи.

— Там какие-то крики.

— Здесь бордель и это нормально.

— Ты не понял там не такие крики.

— Здесь охрана на входе, она разберётся.

Уже начал засыпать, когда она начала меня трясти вновь.

— Там драка.

— Подерутся, успокоятся.

Ощутимый удар в стену заставил меня открыть один глаз и прислушаться. В коридоре была слышная какая-то возня и женские возгласы. Похоже, местные жрицы любви чего-то не поделили между собой, решил для себя и закрыл глаз обратно. Твёрдо намереваясь поспать ещё. Вот только последовал сильный удар в дверь. Небольшой запор на двери не выдержал такого натиска и дверь распахнулась. После чего в номер ввалились двое. Здоровый аварец и разумный находящийся у него на спине. Они упали на пол недалеко от двери и стали кататься по полу. Аварец пытался скинуть второго со своей спины, но второй как клещ вцепился в него и держался мёртвой хваткой. При этом второй периодически пытался наносить удары в голову аварца.

— Ну что ты лежишь? — спросила Мила.

— А что мне делать?

— Помоги ему.

— Кому из них?

— Второму.

— Почему ему?

— Он меньше.

— Это не основание ему помогать, возможно, он злодей. Кроме того, я обещал хозяйке никого не трогать. Так что пускай валяются раз им так нравится.

— Ничего что я не одета?

— Не обращай на них внимания. Ты, кстати, на победу кого ставишь?

— Не знаю, а ты?

— На аварца. Думаю, он достанет второго.

— Тогда и я на аварца.

— Также неинтересно.

Они ещё покатались, аварец смог, как-то изловчится, и захватить руку у второго. После чего они поменялись местами. Аварец оказался сверху и сколько второй не пытался уклоняться от ударов, аварец несколько раз удачно попал и вырубил его.

— Что я говорил.

— Я с тобой не спорила.

Только сейчас аварец поднял голову и посмотрел на нас в кровати. Моя персона его не заинтересовала, а вот Мила даже очень.

— Новенькая — то ли спросил, то ли констатировал он.

— Я не шлюха — ответила ему Мила.

— Проваливай отсюда — сказал он уже в мой адрес.

— Хотя я обещал никого здесь не трогать, но для тебя могу сделать исключение — ответил ему.

— Вали отсюда, пока я тебя не выкинул — ответил он и направился к Миле.

— Я предупредил.

Мила уже переместилась на мою половину кровати, прикрываясь одеялом. Мне пришлось встать с кровати. Он ничего больше не сказал, просто попытался вырубить меня ударом кулака. Легко ушёл от его удара и от души врезал ему в солнечное сплетение. Он согнулся и как рыба начал хватать воздух. Последующий удар ногой отправил его в полёт. Он вылетел в открытую дверь, врезался в стену коридора, после чего медленно сполз по ней на пол и затих.

— Обманул бармен, сказал, что здесь спокойное место.

— Второго тоже убери.

— Чего его убирать? Он и так в отключке?

— Что ты предлагаешь его оставить в комнате?

— Мне что его в окно выкинуть?

— Зачем в окно? В коридор его вытащи.

— Я не одет.

— Я тоже.

— Ладно. Ходят здесь всякие, поспать не дают.

Глава 26

Взял его за руку и потащил к дверям. Выглянул в коридор и сразу отпрянул назад, около номера лежала ещё парочка. У лестницы находилась хозяйка и с ней несколько девушек. Все вооружённые. Одного из лежащих на полу я узнал, именно этот охранник забирал у нас оружие у входа.

— Хозяйка не стреляйте.

— Где Талил? — услышал от неё в ответ.

— Это кто?

— Мой охранник.

— Не знаю, охранник он или нет, но забирай второго.

После чего выкинул второго в коридор.

— Живой?

— Без понятия.

— А Демон?

— Если ты про аварца, то не знаю. Думаю, капсула ему точно понадобится.

Она подошла, осмотрела обоих, осторожно потыкала бластером в нос аварца.

— Найдите верёвку и свяжите его — скомандовала, она трём девушкам, что подошли следом за ней — Хорошо ты его приложил — она повернулась ко мне и осмотрела меня с ног до головы.

— Он сам полез, я его предупредил.

— На тебе ни царапины?

— Со мной всё в порядке.

Девушки принесли верёвку из соседнего номера и стали связывать аварца. При этом постоянно посматривали в мою сторону. Это не понравилось Миле. Она подошла сзади, закрыла меня от них и стала смотреть, что они делают.

— Алекс, оденься. Не смущай своим видом девушек.

— Думаю, моим видом их не смутишь.

— Оденься.

— Я поспать ещё хотел.

— Тогда ложись и спи. Вы неправильно его связываете. Он так у вас развяжется — последнее было адресовано явно не мне.

Она вышла в коридор и стала показывать, как правильно его связывать, к нам подошли ещё девушки и стали приводить в чувство охранников в коридоре.

— Что у тебя происходит? — спросил хозяйку, стоящую рядом.

— Демон нажрался и вломился через окно.

— Что ему было нужно?

— Догадайся сам, что ему могло здесь понадобиться?

— Охрана у тебя слабая.

— Какая есть.

— Ты почему ещё здесь? — спросила Мила обернувшись.

— Ты одеяло забрала.

— Иди в кровать. Я тебе его скоро верну.

Пришлось вернуться в кровать. Спать уже не хотелось, но я попытался заставить себя ещё поспать. Мила нашла общий язык с хозяйкой и девушками. Они о чём-то весело болтали в коридоре.

Сам я думал, почему мне так не везёт, почему они не могли выломиться в другой номер? Для нас вот это всё было совсем некстати. Я хотел тихо осмотреться здесь, найти искин или улететь с планеты, с теми, кто к ним прилетает. Вскоре вернулась Мила.

— Алекс, ты произвёл на них впечатление.

— На кого?

— На местных девушек.

— Понравился?

— Это тоже. Когда они вломились в наш номер. Они подумали, что он прибьёт тебя, и были сильно удивлены, когда Демон в прямом смысле вылетел из номера. С ним ещё никто так жестоко не поступал.

— Кто он такой?

— Охотник как я поняла. У него своя банда.

— Отморозки?

— Нет вроде, но, когда напьются, что попало вытворяют.

— Значит, на улице нас ещё и его банда ожидает. Это совсем плохо.

— Почему нас?

— Хорошо меня, ты можешь здесь остаться. Общий язык ты нашла с местными.

— Подумаешь, немного поболтали. Они были в шоке от происходящего.

— Ты тоже и что?

— Не дуйся, лучше обними.

— Я не дуюсь просто не нравиться мне всё это. На этаже больше десяти комнат, но почему-то вломиться решили к нам — обнял её, и она просияла.

— Это просто совпадение.

— Не люблю я такие совпадения.

— Знаешь, по-моему, это знак.

— Знак того, что нам пора собираться и проваливать отсюда.

— Ты же хотел ещё поспать?

— Теперь я не усну.

— Тогда я в душ. Постирать вещи неплохо было бы.

— Потом постираем. В начале дела.

Когда мы вышли из номера, нас на лестнице ожидала хозяйка.

— Сколько мы должны за номер? — спросил её.

— Пятьсот кредов.

Достал чип и заплатил ей.

— Ты же сказал, что у тебя чипа нет?

— Он у меня был, но я решил посмотреть обстановку у вас.

— У нас спокойно, но иногда возникают небольшие проблемы.

— Я бы не сказал, что проблема у вас была небольшой, скорее наоборот.

— Бывает, заходите ещё.

У побитого охранника на выходе мы получили своё оружие и вышли из здания. Ожидал банду на улице, но у входа никого не оказалось. Весь транспорт, что вчера находился у здания, сейчас разъехался. У угла здания находилось двое, но они не проявили к нам интереса. Мы направились в бар позавтракать и рассчитаться.

— Ты вроде выложил свой банковский чип?

— Это не мой чип, а Гота. Когда я его вырубил, обыскал и нашёл этот чип. На автомате положил в карман, а когда ты была в душе, вспомнил про него и сразу поставил на взлом. На нём немного оказалось, всего две тысячи двести кредов.

— Мне кажется, что пятьсот кредов за номер это дорого.

— Думаю, она с нас две цены взяла, но я не стал спорить, всё равно Гот за всё платит.

— Думаешь, он жив?

— Не знаю и мне всё равно. Даже если жив, он долго будет добираться сюда. Здесь есть одна странность, которая мне бросилась в глаза.

— Какая?

— Здесь я не заметил никого в рабских ошейниках. Хотя здесь аварская колония.

— Действительно, странно.

— С другой стороны, планета не аварская, и какие здесь порядки непонятно. Рабы здесь однозначно были при колонизации. У аварцев большинство планет колонизируются с помощью рабов.

— Что с ними потом происходит?

— Кто выживает, получают свободу.

— Значит, и здесь получили.

— Скорей всего так и есть. Поэтому кого здесь только нет и оширцы, и галифасцы, а теперь и их потомки.

Навстречу нам попалось большая группа подростков разных возрастов, в сопровождении двух женщин. Они прошли мимо нас и свернули в сторону борделя.

— К мамам повели — задумчиво сказала Мила.

— Похоже на то.

Мы подошли к бару, около него сейчас не было никакого транспорта. Внутри из посетителей тоже никого не оказалось, и мы вместе зашли внутрь. Бармена на месте не было. Он появился сонный через несколько минут.

— Долг принёс?

— Это тоже, нам бы поесть.

— Сейчас узнаю, осталось, что со вчера. Она с тобой?

— Она со мной. Нам две порции жаркого, если есть.

— Найдём. Только подождать придётся, пока разогреем.

— Мы не спешим. Сколько я тебе буду должен за всё?

— Четыреста кредов. Пускай она за столиком посидит и одна не ходит.

— Она может постоять за себя.

— Вижу, но не стоит, если не хочешь проблем.

— Слушай, а что за компании у тебя вчера здесь были?

— Охотники. Они давно не ладят.

— Что не поделили?

— Кто их знает.

— Мне этот Хан предлагал к ним в команду.

— У них полная команда, так что они не возьмут тебя, а тем более с ней. Поищи лучше другую команду.

— А на кого они охотятся?

— Да кто на что. Я не знаю подробностей, я не охотник. Тебе на эту тему лучше с Сидом поговорить.

— Это кто и как его найти?

— Он заготовкой мяса и шкур занимается. У него склады дальше по дороге будут.

— Он здесь один этим занимается?

— Нет, конечно, но он самый крупный.

— Слушай, а куда это мясо потом девается?

— Как куда? Вывозиться с планеты и продаётся.

— У вас здесь, что и космодром есть?

— Космодромом это назвать сложно. Площадку для посадки расчистили и отремонтировали немного. Садитесь за столик, принесу туда жаркое.

Он выложил мою обойму на стойку и похромал на кухню, а мы с Милой заняли столик в углу.

— Что это с ним?

— Ранение наверно.

— Он что вылечить не может?

— Ты думаешь, что здесь медик есть? Если он здесь был, то давно улетел отсюда.

— Базу купить несложно.

— Базу да, но нужна сертификация, а откуда она здесь? Сертификационного центра здесь точно нет.

— Я не поняла. Ты, что решил в охотники податься?

— Я тебе потом всё расскажу.

— Почему не здесь?

— Камера над нами.

Пока мы завтракали, в бар зашли ещё четверо. С виду они были не похожи на охотников, но вооружены хорошо. Я у них не вызвал интереса, а Мила, наоборот, вызвала у них большой интерес. Они то и дело посматривали в её сторону.

— Мила, ты сегодня чрезвычайно популярна.

— Вижу. Они скоро во мне дырку прожгут своими взглядами.

— Не обращай внимания, просто игнорируй их. Ты новенькая вот им и интересно.

— Они скоро знакомиться начнут.

— Пока я с тобой, думаю, не начнут. Судя по всему, это охрана какая-то и они знают, что здесь драки запрещены.

— Достали.

— Доедай и пойдём.

Когда мы возвращали посуду, спросил у Хала:

— Как найти Сая?

— Механика?

— Да.

— Это тебе нужно обратно на выезд из города. У него мастерская в одном из ангаров.

— Понял.

— Зачем он тебе?

— Поговорить хотел.

Мы вышли из бара и пошли на выход из города, Мила несколько раз посмотрела назад.

— Поклонников потеряла?

— Проверяю, чтобы не увязались за нами.

Пока мы шли к своим вещам, мимо нас проехало несколько самоделок. Меня, как инженера и техника, сильно покоробил их вид. Это были даже не развалюхи, а конструктора, собранные из того, что нашлось на свалке.

— Рассказывай, что ты задумал?

— По большому счёту ничего.

— А по-маленькому?

— Тоже ничего.

— Рассказывай! Знаю я твоё ничего.

— Хочу выяснить, что за оширец к ним прилетал.

— Думаешь это он?

— По времени совпадает. Возможно, это просто совпадение и это был другой оширец. Одно мне непонятно, что он мог здесь делать?

— Не знаю, я понимаю, если он появился бы у оширцев, но здесь. Что ему здесь делать?

— Не знаю. Его на планете могли заинтересовать только артефакты древних, если они есть у оширцев. Всё остальное ему неинтересно. Тем более остатки аварской колонии.

— Почему если они есть у оширцев. Они использовали их против нас?

— Ты их видела? Возможно это не артефакт древних, а что-то оширское. Этого мы не знаем. Артефакты древних могли достаться как одним, так и другим, а могли быть вовсе уничтожены.

— Тогда что они там сидят?

— Крыша съехала или приказ от клана такой получили. Кто его знает.

Этот оширец, думаю, знал точно. Вот только у нас не получится ничего выяснить.

— Почему?

— Потому что об этом знает ограниченный круг разумных, а они из бункера не выходят, а если мы туда не попадём. Нас там прикончат.


Наши вещи были на месте, но нас ожидал неприятный сюрприз. Ночью крысы нашли рюкзаки и погрызли как сами рюкзаки так сухие пайки в них. Мне свой рюкзак было, не жаль, он был старым, а у Милы рюкзак был новый, и она сильно расстроилась, пообещав перестрелять всех крыс в округе, и пока мы возвращались к броневику, везде их высматривала. К её огорчению, они не собирались вылезать из своих нор.

— Ты посмотри, какую здоровую дыру эти твари прогрызли в рюкзаке, — она показала мне рюкзак вместе с дырой в ней, когда мы забрались в броневик.

— Видел, у меня не меньше. Не расстраивайся ты так, купим тебе новый рюкзак.

— Мне этот нравился.

— Вернёмся на станцию, закажешь себе такой же точно.

— Ты обещал!

— Конечно.

— Тогда ладно.

— Главное, что в броневике сухие пайки целые, а то я за них опасался.

— Сухие пайки купим. Они наверняка здесь есть, а вот подобного рюкзака здесь нет. Что будем делать?

— Поедем мясо сдавать.

— Какое мясо?

— Трофейное, что у нас в багажнике лежит.

— У нас есть мясо?

— Да.

— Нужно было пожарить.

— Ты знаешь, съедобное оно или нет?

— Это не проблема мы не отравимся.

— Я лучше сухими пайками буду питаться, чем есть непонятно что.

— Ну и зря. Жаркое было очень вкусное.

— Пристёгивайся, поедем за покупками и продажами.

— Что покупать будем?

— Искин, если он здесь есть. Ради чего мы сюда приехали.

Мы недолго покатались по поселению, осматривая его. Оказалось, что здесь сохранилось даже производственное предприятие. Что оно производило, было непонятно, но у входа была серьёзная охрана. Обнаружилось несколько мест, где принимали мясо, я спросил охранника про Сида и мне показали на два больших ангара. Около них находились две команды охотников, они сдавали свои трофеи. Одна команда оказалась компанией моих знакомых по бару. У них был такой же броневик как у меня.

— Мила, сходи, узнай цены. По каким ценам здесь принимают мясо.

— Почему я, а не ты?

— Потому что мне нужно заняться взломом трофейных чипов, нам креды понадобиться могут.

— Тебя не смущают вон те две команды охотников?

— Нет, с одной я вчера общался в баре и потом с твоей популярностью у местных жителей нам точно дадут хорошую цену за мясо.

— Зато меня они смущают, и я не хочу попасть к ним в рабство. Когда уедут, тогда поговорю с Сидом.

— Как хочешь. Он только тоже аварец.

— Он старый.

— Станешь у него самой любимой женой.

— Я его прибью раньше и тебя за такие разговоры.

— Не обращай внимания, я просто не выспался.

— Знаю.

Достал из кармашка рюкзака планшет с трофейными чипами и начал взлом чипов. Не успел я с этим разобраться, как броневику подошёл Тан с ним одним из метисов и постучал в дверь.

— Нера вылезай, поболтаем — сказал Тан.

— Сходи, поболтай со своим приятелем — ответила Мила.

— Придётся — и стал снимать скафандр.

— Привет, Тан — сказал ему, когда вышел из броневика.

— Опять ты — ответил за него метиз.

— А Нера где? — добавил Тан.

— Нера немного занят, у них дела попросили меня поговорить с Сидом.

— Значит, ты у него в команде.

— Да. Вы же не захотели меня брать к себе.

-У нас полная команда — ответил метис — И у Неры тоже полная команда была, а Гот где?

— Заняты все.

— Чтобы Гот доверил, кому-то свой броневик как-то в это слабо верится.

— Он сам попросил. Все вопросы не ко мне, я здесь новенький.

— Что Нера просил узнать у Сида? — спросил Тан.

— Это между нами и Сидом. Вы не у нас в команде.

— Странный ты — сказал метис.

— Не странней тебя. Если у тебя есть претензии ко мне, говори, решим.

— Пошли Тан — он развернулся и пошёл к остальным.

Тан немного подумал и пошёл за ним. Когда они вернулись к своим, у них началось активное обсуждение между собой. Иногда они посматривали в сторону броневика.

— Умеешь ты заводить себе врагов — сказала Мила, когда я вернулся в броневик.

— Ерунда — это всё. Просто им было что-то нужно от Неры. Они увидели броневик и решили поговорить.

— Этому аварцу ты не нравишься.

— Ну и что? Он мне тоже не нравиться и что? У него, кстати, есть задатки псиона.

— Псион здесь?

— Я сказал задатки. Возможно, он слабый псион и чувствует, что перед ним другой псион. Лично я почти всегда чувствую псиона.

— Какое здесь странное место, псионы есть.

— Ничего странного. Все, кто с мозгами давно улетели отсюда. Остались непонятно кто.

— Этот бармен сказал, что к ним прилетают.

— Сама подумай, кто сюда может прилететь, а главное, зачем?

— Думаешь преступники?

— Кому ещё может понадобиться лететь в эту дыру? Сюда летят, чтобы скрыться и спрятаться от преследователей. Поэтому здесь всех новичков и встречают очень настороженно.

Один броневик уже разгрузили, его команда быстро погрузилась и уехала. Около склада остались только мои старые знакомые. Разговор у них по-прежнему был о нас и то один, то другой посматривали в сторону нашего броневика. Когда закончили с их разгрузкой, они специально не спешили и не хотели уезжать. Сид несколько раз махал мне рукой, чтобы я подъезжал, но пока они не уехали, я с места не тронулся. Пока я парковался у входа, Мила успела избавиться от скафандра.

— Мила, поторгуйся с ним. Поболтай. В конце спроси про оширца. У тебя есть его фото?

Глава 27

— Есть.

— Там в маленьком отсеке лежат трофеи, не открывай его при нём.

— Нужно, с ними будет разобраться.

— Разберёмся, но не сейчас.

— Может, он тоже купит?

— Нет, пока не стоит рисковать. Спросишь у него, где можно оружие купить.

— Поняла.

— Держи чип. Креды на него пускай переводит. Держи коды доступа от него.

Она вышла из броневика и произвела маленький фурор. Сид долго и с интересом рассматривал её, как и несколько его помощников. Они на какое-то время даже перестали носить мясо на склад. Мне было забавно наблюдать за ними по камерам наблюдения. Открыл ей багажное отделение, когда она подошла к нему. Сид расплылся в улыбке, когда она стала с ним общаться. Он совсем не ожидал увидеть такую клиентку и явно не спешил, разгружать наше багажное отделение. Мила с ним долго торговалась по цене и болтала. Хорошо, что морозильник у нас был не заполнен полностью, а то бы мы долго там разгружались.

— Я всё продала — сообщила она, когда вернулась в салон — Очень милый аварец, кстати. Двенадцать тысяч заплатил.

— Верю. Ты сегодня в ударе и пользуешься успехом у местных.

— Цени, какая тебе жена досталась.

— Ценю. Ты узнала, что я просил?

— Узнала. Это был нужный нам оширец. Он был у него около месяца назад и купил партию мяса.

— Странно. Впрочем, разберёмся по дороге.

— Почему странно?

— Зачем ему это мясо?

— Продаст.

— Не смеши меня. Как он это сделает? Он в розыске, как и корабль. Большая партия была?

— Не знаю, я как-то не уточнила.

— Скорей всего небольшая партия для себя. Опять на линкоре его хранить негде, если только в одном из трюмов. Непонятно только какой теперь экипаж на линкоре.

— Думаешь, кормить экипаж? Для этого мы купили пищевые синтезаторы.

— Не знаю, мне сложно сказать, для чего он это сделал. Скажи, а на линкоре были боты или челноки для посадки на планету?

— Бот был. Лера купила старый абордажный бот и отремонтировала его.

— Такой бот слишком мал. На нём много не поднимешь на орбиту.

— Может, он ещё что-то угнал или захватил.

— Возможно. Непонятно зачем ему понадобилось это мясо, и как он его отсюда вывез.

— Куда мы приехали?

— К местному механику. Нужно зарядить батареи. У нас зарядка заканчивается.

Механик сам вышел из ангара нас встречать.

— Привет, Гот, давно тебя не было — здесь он обратил внимание, что я на Гота совсем не похож — Ты кто? — он удивлённо посмотрел на меня.

— Ты Сай?

— Я Сай.

— Мне нужно броневик зарядить.

— Ты не ответил Гот где?

— Занят. Он позже будет.

— Как задняя ось?

— Нормально вроде.

— Говорил я ему, что с ней всё в порядке.

— Ты сам ему потом об этом расскажешь.

— Сейчас заряжу.

Он размотал энергошину и подсоединил к броневику.

— Ты платить будешь или он заплатит?

— Сколько?

— Двести.

— Держи.

— Что с Готом?

— Дела у него. Он пока занят, может позже появиться. У тебя нет искинов случайно.

— Случайно есть. Тебе какой искин нужен?

— Ты знаешь, я не особо разбираюсь в них или самый большой из малого класса искинов или самый малый из среднего класса. Ты покажи что есть, а я скажу, какой нужен.

— Понятно, значит, нашли что-то.

— Я такого не говорил.

— Это и так понятно. Пойдём со мной.

Мы вместе зашли в ангар к нему около входа стола багги в ремонте. Дроиды разбирали заднюю подвеску. Мы прошли рядом с ними, и пошли дальше. Остальной ангар был завален старыми запчастями и деталями непонятного происхождения. Все были разных размеров. Это было свалено в различные кучи. Среди знакомого я узнал двигатель от транспортника. Обломок челнока с маневровыми двигателями. Башня с орудием или от большого корабля, или от танка.

— Как ты во всём этом разбираешься?

— Я и не разбираюсь пока. Купил по случаю. Время появиться, займусь.

Мы зашли в небольшое помещение. Здесь у него на полках лежали искины. Большинство искинов были небольшими по размеру. Наверняка они раньше устанавливались в дома. Толстый слой пыли покрывал большинство искинов. Сай залез в дальний угол и вытащил оттуда коробку и раскрыл её. В ней обнаружились три искина.

— Всё, что есть в этом размере.

Один искин был для меня точно маловат, а два других подходили идеально.

— От чего они?

— Точно уже не помню. Один вроде от спасательной капсулы второй от штурмовика.

— Ты можешь сказать точно какой искин и от чего?

— Можно порыться, но не гарантирую.

— Сколько ты за него хочешь?

— Пятьдесят тысяч кредов.

— Сколько? Вот за это старьё пятьдесят тысяч?

— Попробуй приобрести в другом месте.

— Это он ещё не взломанный, а за взлом я возьму ещё столько же. Это, если получится взломать.

— У меня нет столько кредов и искин гораздо дешевле заказать.

будет.

— Это нужно ждать, а вам он нужен сейчас.

— Мы не торопимся, думаю, я его просто закажу, и мне привезут его.

— Как хочешь.

— Давай за тридцать, пятьдесят — это очень дорого.

— Нет, цену я озвучил. Хочешь — бери, не хочешь — пускай дальше лежат.

— Твою ценовую политику я понял. Вчера я с Ханом болтал, он мне сказал с тобой поболтать на одну тему. Меня интересует вот этот разумный.

Отправил ему фото Ожи.

— Не припомню такого.

— Он оширец, как и ты. Прилетал сюда месяц назад, пробыл здесь недолго. Купил у Сида партию мяса.

— Теперь вспомнил, действительно был такой. Он заходил, мы поболтали недолго, и он ушёл.

— Ушёл?

— В смысле улетел.

— Не знаешь куда?

— Нет. Я его вообще первый раз видел. Он что в розыске?

— Можно и, так сказать. А вот эту девушку не видел?

Отправил ему фото Леры.

— Никогда не видел.

— Она с ним была.

— Нет, точно не видел.

— Что он хотел от тебя?

— Не знаю, они пришли, поговорили и ушли.

— О чём говорили?

— Ни о чём. Я сам не понял, что ему было нужно.

— Он был не один?

— С ним были ещё двое.

— У тебя не сохранилось записи?

— Нет. Зачем мне это?

— Жаль, я бы купил её у тебя.

— Я не писал, да и писать было нечего. Пришли, осмотрели ангар и ушли.

— О чём говорили?

— Ни о чём. Спросили, как дела и так о жизни поболтали.

— Ничего не говорил, когда вернуться?

— Нет.

— Жаль.

После этого разговора у него явно пропало желание общаться со мной. Он вернулся к багги и стал делать вид, что занимается ей, а я вернулся в броневик.

— Ну что там? — спросила Мила.

— Как всегда, две новости.

— Обе плохие?

— Нет. Одна хорошая.

— Тогда рассказывай её.

— У него есть два искина подходящих нам.

— Это хорошо. Мы можем улететь теперь отсюда.

— Пока не получиться, и это плохая новость.

— Почему?

— Он хочет пятьдесят тысяч за искин. Причём этот искин не взломанный, и ещё столько же за взлом.

— У нас нет столько.

— Вот я и говорю, что не получиться пока ничего сделать.

— Это не проблема. Давай его ограбим.

— Не думаю, что это хорошая мысль. Нас потом всё местные искать будут, а нам с ними не резон портить отношения. Вдруг искин не подойдёт или возникнут непредвиденные проблемы. Улететь с планеты можно только отсюда. У нас есть трофеи в багажнике нужно их продать. Плюс креды на трофейных чипах будут. Думаю, соберём нужную сумму.

— Мы никому не скажем, что это мы сделали.

— Подумают на нас. Мы были у него и спрашивали искины. Можно было бы по-тихому его прикончить, но его искать будут. У них здесь проблема с техниками, как я понял.

— Можно просто вырубить.

— Тогда точно все будут знать, что это сделали мы. Нет, нужно собирать деньги.

— Такой искин тысяч десять максимум двадцать стоит.

— Как он сказал — «Попробуй купить в другом месте».

— Зря ты меня отговорил не брать с собой креды.

— Кто мог знать, что здесь всё отстроили. Я думал, что мы найдём здесь развалины как там.

— Как думаешь, почему здесь мало женщин?

— Вот этот вопрос точно не ко мне. Скорей всего, основатели колонии вывезли большую часть выживших колонистов в другую колонию и потом, что здесь женщинам делать? Нормальной работы здесь нет.

— Ты не находишь, что здесь много оширцев для аварской колонии?

— Ошир недалеко, так что это не удивительно. Местные вполне адекватны и никого не убивают. Рабства здесь тоже нет, как я понял. Хочешь на жизнь заработать, иди в охотники.

— Что будем делать, если у нас кредов не хватит?

— Ограбим кого-нибудь или броневик на багги поменяем.

— Не хочу багги. В ней холодно и мокро.

— Разберёмся. Мы вообще собирались сюда пешком идти.

— Мы сюда неделю ехали. Представляю, сколько мы бы сюда пешком шли.

— Месяц, а может, больше.

Из ангара вышел Сай и отключил энергошину от броневика. Сразу посмотрел на уровень заряда. Батареи были полностью заряжены. Сай задумчиво посмотрел на броневик и вернулся в ангар.

— Куда поедем? — спросила Мила.

— Нам нужно место, где торгуют оружием, чтобы продать трофеи.

— Видела я такое место.

— Тогда показывай, куда ехать.

Когда мы подъехали, на двери лавки была надпись: «Охотничье счастье» Она уже давно выгорела на солнце, и часть букв почти была не видна. Было непонятно, как Мила смогла её рассмотреть, когда мы проезжали мимо неё. Рядом с этой лавкой находились ещё две лавки, что в них продавали, являлось загадкой, так как там вообще не было никаких надписей. Я перенёс все трофеи из багажника в салон, и Мила стала их разбирать. Решено было, мою винтовку пока не продавать и оставить к ней две запасные обоймы. Остальные восемь винтовок в продажу. Миле понравился наручный биосканер, и она решила оставить его себе.

Пока она разбиралась с оружием, я проверил банковские чипы. Два чипа программа уже взломала. На них оказалось восемь тысяч. Не хватало теперь тридцати тысяч.

Состояние магазина внутри разительно отличалось от того, что было снаружи. Владелец явно не бедствовал. В лавке был большой выбор различной одежды и обуви как совершенно новой, так и поношенной. Меня это сильно удивило. Я думал, что в нём будет только старьё сорокалетней давности. Выбор различного оружия тоже радовал.

— Добрый день, молодые люди — сказал владелец, с интересом рассматривая нас.

Владелец оказался уже в возрасте, и он не был аварцем.

— Добрый день — ответила ему Мила — Мы хотели узнать цены на оружие.

— Какое оружие вас интересует.

— Винтовки плазменные.

— Вам для охоты?

Глава 28

— Да.

— Тогда возьмите. Глойд — 56. Надёжная современная моделька.

— Покажите, что у вас есть ещё.

— Вот Глойд — 34 моделька устаревшая, но стоит дешевле.

— Сколько вы за неё хотите?

— Шесть тысяч.

Не знаю, сколько она стоила у аварцев, но оширцев она не ценилась и стоила четыре тысячи.

— За сколько вы готовы такую купить?

— Вы хотите продать?

— Да.

— Три тысячи.

— Слишком дёшево. Вы только, что предлагали её за шесть.

Дальше я не стал слушать и отошёл от них, стал рассматривать прилавок с ножами. Похоже, владелец лавки был фанатом ножей. У него было много различного холодного оружия.

— Вам помочь — спросил он, тихо подойдя к прилавку. Я обернулся и посмотрел назад. Милы не было в лавке, — Она за оружием пошла и сейчас вернётся — пояснил он.

— Я так и подумал.

— Нож интересует?

— Да. Мой потерялся.

— Возьмите этот, отличный нож — он выложил на прилавок десантный тесак.

— Меня такие ножи не интересуют. Мне нужно что-то небольшое.

— Насколько небольшое?

— Совсем небольшое. Вот что-то подобное вон тому метальному ножу с двойной заточкой.

— Разбираетесь.

— Был богатый опыт использования.

— Тогда должны оценить вот такую модель.

Он выложил на витрину нож подобный тому, который у меня был. Нож был монокулярным.

— Слишком дорог для меня.

— Есть вариант дешевле. Вот такой. Он выложил его близнец из простой стали.

— Сколько за такой?

— Три сотни.

— Возьму.

В магазин вернулась Мила, принеся трофеи. Владелец забрал нож и вернулся к ней. Они стали осматривать и проверять каждую вещь. При этом успевая торговаться. Сам я заметил набор метательных ножей, и во мне проснулось моя хотелка. С другой стороны, мне они были не нужны. Интересно где мой старый набор и моё оружие? Кто им сейчас пользуется? Наверно всё осталось на той планете. Мне вспомнилась моя жизнь там, и понял, что мне в какой-то степени повезло, что меня выкрали. Ничего хорошего меня там не ждало, впрочем, как и на Аваре. Вечный раб на Гардаре.

— Алекс, ты меня не слышишь? — Мила подошла близко и взяла за руку — Что с тобой?

— Да так, накатили воспоминания.

— Ты хочешь купить нож?

— Да. Мой пропал.

— У нас и так не хватает кредов.

— Сколько ты выторговала?

— Тридцать пять тысяч за всё.

— Тогда хватит. Можно брать.

— Тогда я хочу новый рюкзак.

— Бери, если в рамках разумного.

— Тебе тоже нужен.

— Не нужен, обойдусь. Возьми только себе.

— Хорошо. Я иглы тогда ещё куплю.

— Купи.

Она купила рюкзак и сложила все покупки в него.

— Как тебе мой новый рюкзак?

— Очень похож на тот, что у тебя был.

— Этот даже удобнее. Он с подгонкой по фигуре. Ты ещё что хотел.

— Думал ножи метальные купить, но не буду.

— Почему?

— У меня был классный комплект. Он остался на той планете.

— Подумай насчёт набора — вмешался в разговор продавец.

— Не хочу. Слишком мрачные воспоминания. У тебя сухих пайков нет?

— У меня нет, а в соседней лавке есть.

— Тогда мы заглянем туда.

Когда мы вышли из соседней лавки, нам повстречался бармен. Он нас не заметил и хромал впереди. Хотел его окликнуть, но он явно спешил и зашёл в оружейную лавку.

— Это вроде Хал был? Я хотела к нему заехать покушать — спросила Мила.

— Вроде он был.

— Он что охотником стал?

— С его ногой? Нет, это нереально.

— Тогда что ему понадобилось в лавке?

— Знаешь мне самому интересно.

— Подождём его?

— Здесь не один бар. Можно в другой заехать. С другой стороны, мы не спешим, можно и подождать.

— Тогда подождём.

— Ты оставайся в броневике, а я пока искин оружейной лавки хакну. Мне стало интересно, что ему могло понадобиться в охотничьей лавке.

— Осторожнее.

— Конечно.

Зашёл между домами. В одном месте искин дома отозвался, и я начал взлом. Искин оказался простым, но на нём стояли две защиты. Обойти которые не составило большого труда. Как я заметил раньше, в лавке и снаружи дома было установлено несколько камер наблюдения. Рабочие они или нет было непонятно. После взлома выяснилось, что камеры работали, но не все. Звук тоже был.

— Разговор есть — сказал Хал, когда зашёл в лавку.

— Говори.

— Не здесь.

— Пойдём в кабинет, поговорим.

Они ушли в кабинет, но я и там обнаружилась камера и она работала.

— Что случилось? — спросил владелец лавки, когда они разместились за столом.

— Ан у нас проблемы.

— О чём ты?

— Помнишь оширца, который к нам прилетал около месяца назад.

— Конечно, помню. Он что вернулся?

— Хуже его ищут. Он в розыске.

— Ну а мы здесь, при чём?

— Притом. Когда его найдут, выйдут на нас.

— Хал я тебя не понимаю, ты опять заводишь тень за плетень. Говори конкретно, что у тебя есть.

— У меня вчера появился один парень. Кто он и откуда я не знаю, первый раз видел. Он сказал, что он пилот с корабля, напоровшего на мину, и спустился на планету в спасательной капсуле.

— Ну и что? У нас таких хватает. Почему ты решил, что он проблема?

— Так вот, он оказался не один, а с девкой. В общем, он не тот, за кого себя выдаёт.

— Он не пилот?

— Может и пилот, я не знаю.

— Пока не вижу никакой проблемы.

— Проблема есть.

— В общем, я отправил его к Айли переночевать. Утром он вернулся уже не один, а с девкой.

— Достал ты меня этой девкой. По делу говори.

— Я по делу и говорю. За ними появились девочки Айли и рассказали очень интересную историю. Этот парень вечером пришёл с ней, и они сняли номер. Всё было спокойно, но утром в бордель решил заглянуть Демон. В дверь его охрана не пустила, но его это не остановило, и он залез через окно второго этажа. После чего схватился с охраной. Он сумел вырубить двоих охранников и схватился с третьим, и они вместе вломились в номер этой парочки.

— Чем закончилось?

— Ты, не поверишь. Это парень выкинул Демона из номера, да так, что Демону капсула потребовалась. Ну и охранника заодно.

— Демона?

— Да. Он приложил Демона так, что он в прямом смысле вылетел из номера, а на парне ни царапины. Не веришь, сам поговори с Айли.

— Серьёзный парень если так.

— Так вот, этот парень после появился у Сида. Сдал ему мясо, но торговался не он, а его девка.

— Достал ты меня этой девкой.

— Ты самое главное недослушал. Этот парень был не пешком, а на броневике. Броневик этот сразу узнали. Это броневик Гота, а эта девка расспрашивала об этом оширце.

— Может, они его в команду взяли.

— Я тоже так подумал вначале. Дальше они появились у Сая. Зарядили броневик и тоже расспрашивали у него про оширца. Потом хотели купить искин, но у них не хватило кредов, а Сай им цену загнул за него.

— Это он тебе сообщил?

— Да. Он сам связался со мной.

— Чего это он?

— Боится он его.

— Чего ему бояться? Если он утверждает, что у него никаких дел с этим оширцем не было.

— Думаешь это его рук дело?

— Не его, но без него точно не обошлось. Говорил я тебе, не стоит связываться с этим оширцем.— Он хотел купить, почему бы не продать. Пока я не вижу проблемы. Оширца у нас нет. Он давно улетел.— Ты не услышал самое интересное. Мне стало интересно, откуда у него броневик Гота. Нела хотел заехать в гости к оширцам, и я решил поговорить со своим разумным у оширцев.

— Что ты узнал?

— Много интересного. Так вот, эта парочка побывала у них, и ощирцам удалось их как-то захватить. Подробностей не знаю. Их поместили к изгоям и решили понаблюдать за ними. Этот парень, когда пришёл в себя, просто взял и разорвал верёвки. Он голыми руками убил шестерых изгоев. После чего эта парочка уничтожила гнездо чакардилов и бесследно исчезла среди развалин. После этого он повстречался с командой Неры, прикончил их и захватил броневик.

— Пока так и не вижу проблемы. Парень — действительно серьёзный противник, но мы его не интересуем.

— Думаешь Нера, не выложил ему всё перед смертью? Кстати, знаешь, он откуда?

— Нера ничего не знал, и ему нечего рассказывать было. И откуда он?

— Клан теней.

— Оширские наёмные убийцы. Это сказки.

— Думаешь, простой наёмник может голыми руками перебить столько разумных. Нера и его команда не зелёные новички были.

— Даже если это так. У него заказ на этого оширца, а не на нас. Он заходил ко мне недавно. Продал мне восемь винтовок и ножи.

— Вот видишь.

— Мне он показался вполне адекватным, и они ничего не спрашивали про оширца.

— Значит, этот оширец всё рассказал ему, и он решил познакомиться поближе.

— Этот оширец ничего не знал и ничего не мог знать.

— Ему этот Сай разболтал.

— Хан тебе везде проблемы кажутся.

— Я предупредил.

— Что с Демоном?

— Не знаю. Сам спроси у Айли. Он ей кредов должен за устроенный разгром. Она его просто так не отпустит.

— Я его с утра вызывал, думал, он опять нажрался.

— Он и нажрался, а потом решил заглянуть к Айли.

— С ней я решу вопрос.

— Что с этой парочкой будем делать?

— Нужно подумать.

— Зачем ему искин понадобился?

— Не знаю. Сай думает, что они что-то нашли.

— Что они могли найти? Хлам, какой-нибудь старый.

— Может, от древних что-то.

— Хан сорок лет прошло, а ты до сих пор артефакты найти пытаешься.

— Твои где?

— На охоте. Где им ещё быть?

— Когда вернуться?

— Дня через три, а твои?

— Там же.

— Знаешь, скажи Саю, чтобы он пока не продавал искины этой парочке.

— Передам.

Он вышел из кабинета, а владелец лавки по рации вызвал Айли.

— Айли, привет. Демон у тебя? Что он опять натворил?

Дальше мне стало неинтересно, и я отключился. Скачал записи за последний месяц с искина и вернулся в броневик.

— Ты чего так долго? — спросила Мила

— Проблемы у нас.

— Что случилось?

— Вот запись сама посмотри.

Сам развернулся и поехал в бар к Хану.

— Пошли, сходим к нему, пообедаем.

— Ты что запись не видел?

— Видел, главное — не дёргайся и улыбайся ему. Впрочем, можешь в броневике остаться.

— Не хочу в броневике. Я с тобой.

Хан уже находился за стойкой.

— Привет, Хан нам твоё жаркое понравилось и мы к тебе снова решили заехать.

— Рад вас видеть.

— Найдёшь две порции?

— Конечно. Садитесь за столик. Место, где мы сидели раньше, уже было занято, и мы ушли за другой столик.

Вскоре появился Хан и принёс нам две тарелки с жаркое.

— Приятного аппетита — сказал он и вернулся за стойку.

Мила стала, с удовольствием его есть, а я пока воздержался.

— Ты чего не ешь?

— Жду, если не будет проблем с тобой, значит, съем.

— Боишься, что отравлено?

— Отравлено вряд ли, а вот снотворное могли подсыпать.

— Почему отравлено вряд ли?

— Он ведь не дурак в собственном баре клиентов травить.

— Это да. Поселение маленькое и об этом станет быстро известно.

— На сон не тянет?

Глава 29

— Нет.

— Тогда я составлю тебе компанию.

— Зачем ты к нему в бар пошёл? — спросила Мила, когда мы вернулись в броневик.

— Чтобы они были уверены, что я ничего не подозреваю об их планах и ждали три дня, но мы сегодня закончим дела и уедем отсюда.

— Что ты задумал?

— Ночью нанесём визит в ангар Сая. Заберём искины и уедем.

— Ты ведь не хотел этого.

— Я даже предположить не мог, что между колониями есть связь.


Как стемнело, мы поехали к ангару. Сай ещё работал, и у его ангара стояла багги. Пришлось ждать, когда она уедет. После этого взломал искин ангара. У него было установлено три дополнительных защиты, но для меня это не стало проблемой. Он что-то смотрел под багги, когда я его вырубил. Мы с Милой быстро его перенесли в броневик. Она осталась его связывать, а я пошёл за искинами. Вот только искинов на месте не оказалось. Пришлось посмотреть по камерам, куда он их спрятал. Нашёл его тайник в орудийной башне и забрал оба искина. После чего поискал записи, когда этот Ожи появлялся в ангаре. Все записи с ним были удалены. Сохранилась только запись, а вернее, две записи с наружной камеры наблюдения, когда они заходили в ангар и выходили из него. Стало непонятно, почему он их не удалил? Впрочем, это была не моя проблема.


— Здорово Сай — сказал ему, когда он пришёл в себя.

— Ты за это ответишь.

— Не смеши меня. Ты здесь чужак и тебя здесь терпят, потому что ты хороший механик. Я навёл справки о тебе.

— Меня будут искать.

— Конечно, будут и найдут, а вот в каком состоянии найдут, скоро будет ясно. Ты знаешь, местные крысы очень голодные.

— Тебе это не простят.

— Знаешь, я один раз прикончил киллера одного из ваших кланов, так он мне тоже обещал, что клан отомстит за него. Прошло уже много лет, а клан даже и не думает мстить. Впрочем, мы отвлеклись, давай поговорим о наших делах.

— Я тебе уже всё рассказал.

— Не всё, я даже сказал бы, что ты ничего не рассказал. Скажи мне, почему ты его так боишься?

— Я всех боюсь. О ком речь?

— Об оширце, который прилетал сюда месяц назад и приходил к тебе.

— Я тебе всё о нём рассказал.

— Вижу, что разговаривать ты не хочешь. Ты пойми, все вначале говорят — не знаю, не видел, а потом всё равно рассказывают. Поэтому не создавай проблемы для своего организма, ты уже немолод. Крыс вокруг много и раненый двуногий очень привлекателен для них.

— Ты всё равно меня убьёшь. Зачем мне откровенничать с тобой?

— Странные вы здесь. Зачем мне убивать тебя? Мне нужна только информация. Ты меня не интересуешь, как и твои дела здесь. Впрочем, я сейчас подумал, может мне тебя подарить этим в бункере. Ты ведь оттуда?

— Какая разница, где умирать?

— Думаю, они будут рады тебя увидеть. Я тебе уже сказал, расскажешь, что знаешь, отпущу.

— Ты их тоже отпустил? — он кивнул в сторону управления броневиком.

— Гота отпустил. Даже винтовку отдал.

— Не верю.

— Сам можешь посмотреть. Вот видео.

— Значит, он жив.

— Не знаю. Меня он не интересует, как и твои дела здесь. Меня интересует только одно, как я могу найти этого оширца.

— Этого я не знаю.

— Давай по порядку. Откуда ты его знаешь?

— Он первый раз появился лет десять назад.

— Двенадцать.

— Да скорее двенадцать. Я тогда только сбежал из бункера сюда.

— Как тебе это удалось?

— Я техником работал и имел доступ ко многим системам бункера.

— Понятно. Что ему было нужно?

— Я сам не понял. Он внезапно появился, передал привет от клана и исчез на двенадцать лет.

— Почему ты не сбежал после этого?

— Куда бежать? К аварцам в рабство? На Ошире я давно мёртв, а здесь не нужно никому платить ни клану, ни империи.

— Не мог он просто так появиться. Откуда он узнал о тебе?

— Не знаю. Наверно эти из бункера рассказали.

— Вряд ли. Скорее захватили кого-то из местных.

— Он чем-нибудь интересовался?

— Нет. Просто посмотрел, как я живу, и они ушли.

— Вот этот был с ним?

Отправил ему фото главы клана.

— Да. Этот был с ним.

— Что было дальше?

— Ничего. Они исчезли так же внезапно, как и появились, я думал навсегда. Появился он снова около месяца назад.

— Что ему было нужно?

— Он спросил, кому можно продать рабов.

— Продал?

— Нет вроде.

— Не понял? Какие здесь рабы? Вроде здесь нет рабов?

— Я ему это же ответил.

— Тогда кто мог их купить?

— В шахту.

— В какую шахту?

— У местных сохранилась небольшая шахта, туда отправляют всех отморозков и не адекватов. Они в ней работают. Демон там главный.

— Нера захватил у оширцев двоих бункерных. За что и поплатился. Зачем они ему понадобились?

— Значит, это бункерные его прикончили?

— Да.

— Продать хотел на шахту, там всегда рабочие руки нужны.

— Их что там покупают?

— Конечно.

— Понятно, тогда вернёмся к оширцу. Что было дальше.

— Он ушёл продавать рабов. Договорился или нет, я не знаю.

— Что дальше было?

— Ничего.

— Опять врать начал. Он у тебя был два раза. Зачем во второй раз приходил?

— Карту бункера хотел.

— Здесь тоже бункер есть?

— Нет или я о нём не знаю. Его интересовал бункер у оширцев.

— Зачем ему понадобился бункер?

— В гости наверно хочет прийти.

— Аварцы вроде пытались, но у них ничего не получилось?

— Пытались, но там хорошая система обороны.

— Скинь мне карту, что передал ему. Уверен, что она у тебя сохранилось.

— Держи.

— Что ты попросил за эту схему? Хотя я и так знаю. Конкурентов решил убрать.

— Да.

— Он выполнил свою часть сделки?

— Да, как и обещал.

— Рабов он продал?

— Нет вроде. Они в цене не сошлись.

— Тогда ничего не понимаю. Зачем он здесь был?

— Не знаю.

— Что на шахте добывают?

— Лактиний.

— Вот оно что, а что за производство у вас здесь?

— Стержни из него делают. Он вроде купил партию.

— Интересно, зачем они ему понадобились? Есть мысли, куда он мог полететь?

— Не знаю, он при мне ничего такого не говорил. Может, хочет стержни перепродать.

— Слушай, а что за производство было в оширской колонии?

— Картриджи делали для омоложения.

— Это оборудование сохранилось, потому что было установлено в бункере?

— Да. Этот урод, вместо колонистов разместил там свои станки.

— Действительно, урод. Это оборудование работает?

— Нет, давно всё законсервировано.

— Девушки, фото которой я тебе скидывал, не было с ним?

— Нет.

— Она не могла оказаться на шахте?

— Нет. Туда женщин не отправляют.

— Последний вопрос, что стало с твоими конкурентами?

— Откуда я знаю.

— Их тела не нашли?

— Нет.

— Значит, решил продать в рабство. Странно, что он тебя в живых оставил. Хотя ты ему нужен.

— О чём ты?

— Да так о своём. Можешь идти.

— Развяжи тогда.

Разрезал верёвки, и мы вместе вышли из броневика. Была ночь, и вокруг были руины.

— Дорогу обратно найдёшь?

— Найду.

— Алекс ты что-нибудь понял? — спросила Мила, когда я вернулся в броневик.

— Почти всё понятно. Нам здесь больше нечего делать. Нужно уезжать отсюда.

— Мне объясни.

— По дороге расскажу.

Мы выехали из развалин на дорогу, и я погнал в сторону оширской колонии.

— Мила, посмотри эту запись, возможно, узнаешь кого-то на этом видео — отправил ей запись как этот Ожи с компанией заходит в ангар к Саю.

— Одного узнала. Это первый помощник капитана.

— Почему я не удивлён. Значит, на корабле капитаном, теперь бывший первый помощник.

— Почему он, а не этот Ожи?

— Чтобы было, на кого всех собак повесить, а Ожи вроде как не при делах, его заставили.

— Ясно. Рассказывай мне остальное, я многое не поняла.

— Всё просто, этот Ожи, когда здесь побывал в прошлый раз, решил захватить оборудование, которое сохранилось в бункере. Вот только в сам бункер он попасть не смог, и данных по нему у него не было. Лезть в бункер без разведки и с небольшой группой планетарного десанта было глупостью, поэтому ему пришлось отложить данное мероприятие на будущее. Перед отлётом отсюда они решили провести разведку у противника. Для чего высадились около аварской колонии и захватили пленного. Скорей всего кого-то их охотников. Он или они рассказали ему про Сая, и он навестил того. Скорей всего тогда Сай отказался рассказывать ему про схему бункера. Он ненавидит оширцев и свой клан. Пришлось ему улететь без информации, но желание захватить бункер у него не исчезло за эти годы. Очень ему хотелось сделать это оборудование своим. Несколько месяцев назад ему подворачивается возможность захватить линкор, и он использует её. После чего летит сюда, чтобы узнать всё о бункере.

— Думаешь, он ничего об артефактах не знает?

— Думаю, что для него они станут сюрпризом. Эта оширка нас специально проверяла, рассказав об артефактах. Смотрела мою реакцию на них, за ними мы пришли или нет.

— Здесь я её удивил. Она была уверена, что мы прилетели за ними.

— Что было дальше?

— Он высаживается около аварской колонии и приходит в гости к Саю. Делает ему предложение, от которого тот не может отказаться и получает схему бункера. Правильную или нет, это другой вопрос. Думаю, он его оставил в живых, чтобы потом взять на штурм бункера.

— Как же тогда рабы?

— Это только предлог и возможность пообщаться с местным руководством. Возможно, и продать нескольких рабов.

— Как же партия стержней?

— Честно говоря, не знаю, зачем он её купил. Очень специфичный товар.

— Что это такое?

— Лактиний используется в генераторах накачки. Стержни сейчас мало кто использует. Они использовались в старых генераторах, там была предусмотрена возможность их замены. Сейчас почти все генераторы одноразовые и в них нет стержней.

— Чего они тогда боятся?

— Дело в том, что лактиний считается стратегическим сырьём и все месторождения лактиния на особом контроле. Это, не говоря уже о его цене. Вот они и боятся, что прилетят сюда гости и отберут их маленький бизнес. Знаешь здесь не планета, а сплошные секреты, о которых мы узнали по собственной глупости. Не нравится мне это.

— Думаешь, здесь Леры нет?

Глава 30

— Нет, это точно.

— Почему ты так уверен? Может она в шахте?

— Он ведь сказал, что женщин там нет.

— Ему нельзя верить, нужно это проверить.

— Нет её там. Сама подумай, она отличный техник и красивая девушка. Если бы её купили, то отправили не в шахту, а бордель или ремонтную мастерскую. Однако ни там, ни там её нет.

— Есть другие мастерские.

— В том то и дело, что нет. Помнишь, меня Хал в баре первым делом спросил кто я по специальности.

— Помню.

— Я тогда думал, что ответить. Ответил, что пилот, потому что они здесь точно не нужны, а он ответил — жаль, что не техник. Им техники нужны. Этот Сай поменял схему бункера на его конкурентов и теперь может устанавливать любые цены на свою работу. Почему он мне и загнул такую цену на искины.

— Конкурентов устранил, теперь можно любые цены устанавливать.

— Не устранил. Я его специально спросил, нашли их тела или нет? Он ответил, что не нашли. Значит, этот оширец их захватил и забрал с собой. Хорошего техника-раба можно быстро и дорого продать. Меня это радует, значит, Лера жива. Слишком жаден и мелочен этот Ожи.

— Хорошо устроился этот Сай.

— Это ненадолго. Местному руководству это не нравится. Думаю, они купят несколько рабов-техников и привезут сюда. Освободят и помогут обустроиться. Так что конкуренты у него скоро снова появятся.

— Где теперь его искать?

— Не здесь это точно. Ему понадобится много времени на подготовку к захвату бункера. Неизвестно, когда он здесь появиться снова.

— Это плохо, где его искать теперь?

— Не знаю. Вся надежда на СБ. Возможно, они помогут с информацией.

Я ехал всю ночью и уже стал засыпать. Когда меня разбудило молчавшее радио.

— Внимание всем! Говорит Звезда.

— Звезда чего тебе не спиться? — ответил второй голос.

— Что так рано? Ночь на дворе? — добавил другой голос.

— Что хотел Звезда? — спросил кто-то ещё.

— Это Звезда. Есть кто-то в стороне оширской колонии?

— Что хотел Звезда?

— Перейди на частоту 2154.

— Сейчас.

— Мила, перейди на эту частоту.

— Чего? — она проснулась и непонимающе посмотрела на меня сонными глазами.

— На рации перейди на частоту 2154. Ты с рацией разобралась. Послушаем, что там.

— Сейчас. Готово.

Рация недолго молчала.

— Что хотел Звезда?

— Позывной?

— Камил это.

— Камил есть дело на пятьдесят тысяч.

— Интересно, говори.

— Нужно задержать броневик Нелы.

— Ты пошутил? У него броневик, а у меня багги.

— Нет. Нужно просто его повредить. Дальше не твоя проблема.

— Где он?

— Двигается по дороге в сторону оширцев, точнее, я не могу сказать.

— Звезда это Ганир, если захвачу броневик мой?

— Забирай.

— Тогда я в деле.

— Звезда — это Камил я также в деле.

— Камил и Ганир приветствую вас, будут рад нашей встрече — я также решил выйти в эфир.

— Это Камил. Ты кто?

— Я Тень или тот, кого ты увидишь перед своей смертью. Не так ли Звезда? Что ты им не рассказал всей правды, за кем ты их посылаешь?

— Тень — это Демон, я иду за тобой.

— Демон — это Тень, рад тебя слышать. Тебя уже вылечили? Не очень сильно я тебя приложил? Тебе там девушки в борделе, пока от стены отскребали, ничего лишнего не отрезали?

— Я прикончу тебя и твою сучку.

— Демон знаешь, я тебя убивать не буду, просто отрежу лишнее, чтобы тебе бордель больше не требовался. Демон-кастрат. Ты не находишь, что это звучит гордо?

— Это Звезда всем перейти на аварийную частоту.

— Мила, переходи на аварийную частоту.

— Я не знаю, какая у них аварийная.

— Жаль.

Я прибавил ещё скорости, хотя и так гнал почти на пределе. Однако через пару часов, обнаружил за нами две багги.

— Мила за нами погоня.

— Кто там?

— Две багги. Разворачивай пулемёт и гаси их.

Они пока не стреляли, но как только пулемёт открыл огонь, начали стрелять в ответ. На обоих багги стояли такие же пулемёты, как и у нас. Быстро выяснилось, что Мила лучше стреляет, чем они. Вначале одна багги запетляла и съехала в кювет. Следом и на второй багги пулемёт заткнулся и прекратил стрелять. Сама багги какое-то время пыталась нас преследовать, на безопасном расстоянии, но вскоре им это надоело, и они прекратили преследование.

— Отстали — сказала Мила с грустью.

— Ты молодец! Отлично стреляла!

— Я, похоже, одного убила.

— Ты молодец или мы, или нас. Они сами напросились.

— Знаю.

— Включи рацию на общую волну.

— Сейчас.

Почти сразу мы услышали.

— Звезда — это Камил, я попробовал, и у меня не получилось. Мне нужна помощь.

— Камил — это Звезда. Что у тебя?

— Я и Одир ранены. Фари убит.

— Возвращайся.

— Не могу, одна багги повреждена.

— Жди тогда техничку, скоро будет.

— Внимание говорит Тень. Я решил всем сделать подарок. Тому, кто первый успеет, достанутся две багги почти в исправном состоянии.

— Внимание всем это Звезда. Кто попытается напасть на Камила, будет иметь дело со мной.

— Тень — это Демон, подожди меня немного.

— Демон — почти кастрат, это Тень, я сейчас немного спешу, но как только освобожусь, вернусь и прикончу как тебя, так и Звезду совершенно бесплатно.

— Ты не спеши. Мы ещё не закончили наши дела.

— Ты прямо мечтаешь стать кастратом. Потерпи немного и я решу твою проблему.

— Тварь! Я тебя достану!

— Не переживай ты так. Споёшь ещё фальцетом.

Демон выдал в эфир целый поток оскорблений. После этого в эфире наступила тишина. Сзади пока никого не было. Мила сидела, рядом задумавшись о чём-то своём. Погладил её по голове, чтобы как-то поддержать. В ответ она натянуто улыбнулась.

— Не переживай. Ты всё правильно сделала. Мы их не трогали. Они сами решили напасть на нас.

— Знаю, но всё равно как-то не по себе.

— Это пройдёт. Съешь сухой паёк там вкусный джем. Хочешь, я тебе свой отдам?

— Хочу.

— Забирай.

Мы не останавливались и ехали дальше, кушая на ходу. В эфире вначале кто-то осторожно спросил, что такое фальцет и началось горячее обсуждение Демона и происшествия в борделе. Оказалось, что некоторые были уже в курсе, что между нами произошло. После небольшого обсуждения в эфире в курсе были уже все. Демон несколько раз появлялся в эфире, обещая прикончить рассказчика. Рации здесь были у многих, если не у всех. Несколько раз вызывали Айли, чтобы узнать подробности, но она молчала.


Прошло два дня. К вечеру я доехал до места, где было сражение, и стал осторожно продвигаться вперёд. Дождь лил сплошной стеной, и ничего не было видно вокруг. Я осторожно ехал по старому маршруту, двигаясь по карте у искина. Глаза уже слипались, и я засыпал в кресле от усталости, но пока держался за счёт бодрящих уколов аптечки. Мила несколько раз предлагала сменить меня, но времени на обучение её управлению броневиком не было. Мы и так останавливались как можно реже, чтобы нас не догнали, а погоня за нами точно была, и она не отставала, а приближалась. Доехал до места нашей предыдущей стоянки и сразу уснул в кресле.


Когда меня разбудила Мила, была уже середина следующего дня.

— Просыпайся, засоня. Ты голоден?

— Голоден. Как обстановка вокруг?

— Тихо всё. С утра был сильный туман, но сейчас уже день и его раздуло. Часа два назад что-то сильно грохнуло, я тебя пыталась разбудить, но ты спал как убитый. Держи паёк.

— Что это было? — спросил её, жуя галету.

— Не знаю, я не проверяла, и тогда не было видно ничего вокруг.

— Сейчас схожу, проверю.

— Поешь, потом сходишь.

Отошёл совсем не много от стоянки, когда впереди заметил дым. Долго крался к месту, прикрываясь остатками различных ржавых остовов. Когда я выглянул из-за очередной конструкции, увидел впереди дымящийся танк, вернее, то что от него осталось. Судя по всему, он нарвался на мину. Крадучись подошёл поближе.

— Здорово Демон.

— Ты?!

— Ты же сам жаждал нашей встречи. Что-то теперь я не вижу у тебя радости в глазах?

— Добить пришёл?

— Я пообещал тебя не убивать сейчас, поэтому не буду. Знаешь, а вообще стоит, боятся своих желаний.

Взрывом мины танк уничтожило, и он догорал рядом. Демону взрывом оторвало ноги, но он как-то смог выползти из танка.

— Не надейся, я тебя не пожалею.

— Посмотри на себя, я не воюю с инвалидами.

— Зато я воюю, — и он метнул нож.

Силовые поля скафандра отразили его, и нож улетел в сторону.

— Демон ты ещё тупее, чем я думал. Оставлю твой нож себе на память, как символ твоей тупости.

Подобрал нож и пошёл к дороге посмотреть обстановку там. Дождь смыл большую часть следов, но осталась колея, заполненная водой, от ещё одного танка и броневика. В месте, где я съехал с дороги, они разделились, один танк с Демоном поехал за мной налево, второй танк и броневик свернули направо.

— Ну что там? — спросила Мила, когда я вернулся.

— Демон там умирает вместе с танком.

— С танком?

— Да, танк подорвался на мине. Здесь минное поле оказывается, но это не самая плохая новость.

— Тогда какая самая плохая?

— Плохая новость в том, что впереди нас поджидает ещё один танк и броневик. Самый лучший вариант бросить здесь броневик и уходить дальше пешком.

— Может, попробуем прорваться?

— Против танка у нас нет шансов.

— Давай попробуем через лес.

— Если там тоже мины?

— Мы и так далеко от дороги. Откуда они там?

— Кто знает, где граница минного поля? Впрочем, можно попробовать, но тебе придётся ехать наверху.

— Это почему?

— Если напоремся на мину, ты не пострадаешь и сможешь меня до капсулы донести.

— Ты тоже можешь управлять броневиком сверху.

— Тоже вариант, тогда так и сделаем. Нужно искины по трофейным рюкзакам разложить.

— Уже сделала.

— Тогда пробуем.

Минного поля дальше не оказалось, и мы благополучно ехали несколько часов по лесу, когда броневик провалился в небольшую промоину и застрял в ней намертво. Как мы не старались, но броневик вытащить не получилось, пришлось его бросить и дальше идти пешком.

Мы продвигались осторожно и только через несколько дней смогли выйти к боту. Уже на подходе я почувствовал что-то не то.

— Мила, оставайся на месте, я вначале всё проверю.

— Что случилось?

Глава 31

— Не знаю. Предчувствие у меня нехорошее. Побудь здесь, я всё проверю.

— Как скажешь.

Я обошёл вокруг и подошёл к боту. Вокруг всё было тихо. Биосканер молчал, не показывая ничего живого рядом.

— Алекс что у тебя?

— Не знаю, вроде всё в порядке, но мне как-то не по себе.

— Биосканер ничего не показывает.

— У меня так же.

— Возвращайся. Значит, всё в порядке.

— Возвращаюсь.

Вернулся, забрал рюкзаки, и мы пошли к боту.

— Что не то.

— Что не так?

— Не знаю, но что-то не так. Понял. Почему твой Томми молчит?

— Действительно, странно. Может, разрядился?

— Генератор бота исправен, и он должен зарядиться сам. Где запрос свой чужой? Стой на месте. Мы здесь не одни.

— Где они?

— Осторожно — я успел прыгнуть и столкнуть Милу в воронку рядом с ней, но меня зацепило и отбросило назад. Скафандр замигал красными индикаторами, сигнализирующими об отказе систем, но хуже всего было то, что я оказался в чёрной жиже и стал медленно в неё погружаться.

— Алекс! — Мила не задумываясь ни секунды решительно вошла в чёрную жижу, схватила меня за ногу и стала тащить обратно к краю воронки.

Ей было очень скользко, но она упорно карабкалась обратно, вытаскивая меня из этой чёрной жижи, и ей удалось это сделать!

Мы оба лежали на краю воронки, отдыхая, когда она спросила:

— Алекс, что это было?

— Оширцы. Они снова использовали артефакт древних. Я почувствовал его за доли секунды до выстрела. Меня зацепило, но скафандр был закрыт в этот раз, и меня не вырубило.

— Где они?

— Ты же видела, в какую сторону меня откинуло. Примерно понятно, откуда стреляли.

— Что будем делать?

— Если сами не появятся. Навещу их сам. Дождусь только восстановления работы всех систем скафандра. Главное — не высовывайся из воронки.

— Откуда они здесь взялись?

— Кто его знает, может, по нашим следам нас нашли, а может, по данным с БЛА. Потом выясним. Вот и восстановилось, а теперь включаем режим микромикрии.

— Алекс, ты исчез.

— Знаю. Что видно?

— Клинки за спиной видно.

— Это решаемая проблема — и отстегнул их.

— Теперь ничего не видно.

— Тогда я пошёл.

— Осторожнее там.

— Конечно. Сама не высовывайся. Прошёл по краю воронки и выглянул и из неё. Всё было тихо. В стороне, откуда стреляли, я никого не заметил. Биосканер упорно молчал. Выбрался из воронки и пополз к ближайшему дереву. У этого режима скафандра была интересная особенность, грязь к нему совсем не прилипала. Короткая перебежка к соседнему дереву и проверка биосканера. Никого. Похоже, этот артефакт древних блокирует данные биосканера. Вокруг стояла мёртвая тишина. Пропали даже звуки, привычные для местного леса. Посмотрел наверх, вроде намечался дождь, а он мне был совсем не нужен. Ещё несколько перебежек вперёд и остановка. Биосканер по-прежнему молчал. Где же вы спрятались? Сбоку увидел, хотя скорее почувствовал выстрел. Заметить его было невозможно, это было как лёгкий порыв ветра. Замер. Думал, меня заметили, но всё было в порядке. Все системы скафандра были исправны.

— Мила как ты? — ответа не было — Мила ответь.

Встал и побежал к месту, откуда я почувствовал выстрел. Уже почти вплотную подбежав к месту, я заметил кусок ткани, растянутый над неглубокой ямой. Биосканер по-прежнему молчал.

Только когда нырнул под ткань, он сообщил о живых, но мне уже было не до него. Нож был в руках, и я начал собирать кровавую дань. Первые двое оширцев так не поняли, что их убило. Третьим я прикрылся и его застрелил четвёртый. Он с испуга выхватил бластер и стал палить вокруг. Прожил он на секунду дольше своих приятелей, но быстро отправился следом за ними. Только здесь я вспомнил, что хотел допросить, кого-нибудь из них. Вот только допрашивать уже было некого.

— Мила, ответь. Это Алекс. Как слышишь меня?

Ответом мне была тишина. Похоже, не удержалась и высунулась. Это по ней стреляли. Здесь находился артефакт или оружие, которое они использовали. Внешне оно напоминало маленькую пушку бледно-серого цвета. Сложно было сказать, что это, оно очень напоминало детскую игрушку. Ствол расширялся на конце, как у вувузелы. Четыре длинных цилиндра были закреплены вдоль ствола, а к ним были подключены два энергоблока, и заканчивалось всё небольшим прикладом.

— Мила, ответь, что молчишь?

Что с ней?

Подхватил артефакт и быстрым шагом пошёл обратно. Режим микрометрии отключён — сообщил скафандр. Это ещё почему?

Впрочем, сейчас не до этого.


— Стой там, где стоишь! — услышал я, когда подошёл к воронке.

В воронке Мила оказалась не одна. Скафандр на ней был раскрыт, и наша старая знакомая держала нож у её горла. К сожалению, она оказалась далеко от меня, и одним прыжком мне было не преодолеть такое расстояние. В каком состоянии лечебная капсула в боте я не знал, поэтому решил не рисковать.

— Почему ты решила, что тебе это поможет?

— Я убью её, если ты двинешься, хотя бы на полшага.

— Ты умрёшь вместе с ней.

— Брось оружие.

— Почему ты решила, что я это сделаю?

— Ты ей дорожишь. Бросай или убью её.

— Хорошо.

Я бросил эту штуку в середину воронки. Она стала медленно погружаться в чёрную грязь.

— Что ты сделал?

— Ты сказала бросить я и бросил. Теперь отпусти её, я обещаю, что не трону тебя.

— Я что похожа на дуру? Ты убьёшь меня, как только я её отпущу.

— Ты меня не интересуешь, если не пострадает она, не пострадаешь и ты.

— Я тебе не верю.

— У тебя есть основания мне не верить? Я никого из вас не трогал, просто пришёл поговорить, а вы напали нас.

— Ты пришёл за артефактами.

— Меня не интересуют ваши артефакты. Мне нужен оширец, о котором я спрашивал. Оширец, которого ты якобы никогда не видела, и который здесь появлялся двенадцать лет назад с планетарным десантом.

— Это только предлог.

— Боюсь это не предлог, а ваша паранойя. Ведь это вы пришли сюда и устроили на нас засаду.

— Тебе нужны артефакты.

— Вон он твой артефакт в середине воронки полезай за ним.

— Это не проблема его оттуда достанут.

— Так забирай его. Мне он не нужен.

— Ты мне зубы не заговаривай.

— Я и не собирался. Как мы будем решать нашу проблему?

— Какую проблему?

— Мне нужна она, а ты хочешь уйти отсюда живой.

— Держи — она бросила мне маленькую бутылочку.

Я её поймал на лету.

— Что это?

— Снотворное.

— Я хорошо сплю.

— Пей, ты уснёшь, а я уйду. У меня будет запас по времени.

— Что тебе помешает убить её, когда я усну?

— Тогда ты начнёшь за неё мстить.

— Ты что плохо спишь?

— Да.

— Хорошо я выпью твоё снотворное, только учти, если она умрёт, я тебя найду. Весь ваш бункер перебью и гарантирую, что ты будешь очень долго и очень мучительно умирать. Умоляя меня о смерти.

— Пей!

Открыл пузырёк и понюхал. Пахло приятно миндалём. Залпом всё выпил.

— Выпил я твоё снотворное.

— Подождём, пока подействует.

Закрыл забрало скафандра и заблокировал аварийное открытие скафандра.

— Внимание в организме обнаружено ядовитое вещество. Производится анализ яда. Синтезирую противоядие, — сообщила нейросеть.

Вот значит, какое у тебя снотворное. Мне стало тяжело дышать, резкая боль в животе добавилась к этому. Ноги задрожали, я и упал на землю, схватившись за живот.

— Противоядие синтезировано, — сообщила нейросеть.

Мне сразу стало легче. Боль постепенно стала отпускать. Когда она увидела, что я упал, она убрала нож от горла и облегчённо села рядом.

— Тупой ублюдок попался, — донеслось от неё.

Она долго и задумчиво смотрела в середину воронки, туда, где утонула эта штука. После чего встала и направилась ко мне, прихватив по дороге один из моих клинков. Клинком она попыталась открыть забрало скафандра. Резкий удар по руке и клинок улетает в сторону, после чего пальцы моей правой руки смыкаются на её шее. Без проблем поднял её одной правой рукой в воздух.

— Ты, видимо, решила, что меня можно отравить? Теперь ты заплатишь за это.

Она выхватила нож и попыталась ударить в шею, но не успела, я отбросил её подальше от себя. Злости во мне было много, и отбросил я её далеко. Почти в самый центр воронки.

— Ублюдок ненавижу. Вы всех нас ненавидите, — донеслось оттуда.

Впрочем, мне было не до неё. Я уже спускался к Миле. Она по-прежнему лежала без сознания. Ещё на подходе к ней расстегнул свой скафандр и сразу приложил к её шее свою аптечку. Последовали уколы, и я облегчённо выдохнул, но здесь вспомнил про яд. Возможно, она и её отравила, а нейросеть и имплант у неё не работали после этого оружия древних. Поднял её на руки и стал карабкаться с ней наверх. Бот был рядом, открыть его не составило труда, как и уложить Милу в капсулу. Я очень опасался, что капсулу вывели из строя этим оружием, но капсула без проблем запустилась, и автоматический режим лечения активировался. Только после этого я расслабился, сев в одно из кресел перевести дух и осмотреться. В боте побывали гости. Наш запас сухих пайков исчез, как и запас мяса вместе со всем, что было в боте. Это меня не волновало, но здесь я вспомнил про технического дроида. Что с ним? Послал запрос, и он отозвался. Дроид здесь. Это радовало. Он обнаружился там, где я его и оставил — в двигательном отсеке. Оказалось в отсеке также побывали, дроида хотели забрать, но не смогли достать из отсека и оставили в нём. Искин бота я обнаружил не в том месте, где я его оставил. Его осмотрели и бросили в двигательном отсеке. По моей команде дроид выбрался из отсека и поехал за мной забирать рюкзаки.

Оширки уже не было, когда я вернулся к воронке. Чёрная жижа поглотила её.

Какая мрачная жизнь и такая же мрачная смерть. Всю жизнь прожить в подземелье рядом с артефактами и всё ради чего? Ради надежды, что они потом принесут огромное состояние. Не понимаю и наверно никогда не пойму этого.

Глава 32

— Алекс, ты где? — услышал я тихий голос Милы.

— На крыше бота — и можешь не шептать, мы здесь уже одни.

— Что случилось? Почему я в капсуле была?

— Я опасался, что она отравила тебя, как меня.

— Кто она?

— Оширка, с которой мы разговаривали там в колонии.

— Она была здесь?

— Да.

— Убью эту тварь. Алекс ты видел, что она сделала с Томми?

— Видел. Боюсь, ты с этим немного опоздала.

— Ты видел, что нас ограбили?

— Видел.

— Долго я в капсуле была?

— Недолго, около часа.

— Чем ты занят? — услышал за спиной и, обернувшись, обнаружил Милу на крыше бота.

— Искин установил и теперь взламываю. Заодно двигатель проверяю.

— Я много пропустила?

— Много. Говорил, я тебе, чтобы ты не высовывалась.

— Я только посмотреть хотела, вдруг тебе моя помощь требовалась.

— Вот запись. Посмотри, сама, что ты пропустила, а пока займись трофеями. Они вон в той стороне лежат.

— Ты сможешь починить Томми.

— Думаю смогу, но не здесь и не сейчас.

— Как они смогли его вывести из строя?

— У них эта штука стреляет чем-то вроде электромагнитного импульса, и выстрел из неё выводит из строя всю электронику на время. Они шарахнули из неё по боту, после чего вскрыли бот и вывели из строя дроида. Грамотно отключить у них мозгов не хватило, вот они и повредили, всё, до чего смогли добраться. Будешь трофеи собирать, ткань забери, под которой они прятались. Она какая-то специальная. Биосканер не видел их под ней.

— Слышала я о такой ткани. Ею работорговцы обычно пользуются, чтобы рабов от сканеров спрятать.

— Забери её. Пригодиться.

— Конечно. Интересно, откуда она у них?

— Это очень хороший вопрос. Это не планета, а один большой секрет. У одних танки есть, у других артефакты древних вместе с тканью работорговцев. Нужно улетать отсюда и чем быстрее, тем лучше. Мне здесь катастрофически не нравиться.

— Сейчас уже нечего опасаться.

— Я так не думаю. Когда другие оширцы здесь появятся неизвестно. Может, сегодня, а возможно, через неделю.

— Почему ты так думаешь?

— Куда-то исчезли наши вещи и сухие пайки. Их наверняка унесли в бункер, а это значит, что о том, что бот находиться в этом месте там уже знают или узнают в ближайшее время.

— Значит, мы скоро должны ждать гостей.

— Да. Так что наймись делом.

— Как ты себя чувствуешь?

— Плохо, если честно, слабость сильная и тошнит.

— Ты плохо выглядишь. Может, в капсулу?

— Не сейчас. Займись трофеями.

— Уже иду.

Сай не обманул. Искин оказался от оширского планетарного штурмовика. Дополнительных защит на него никто не устанавливал, и пароль оказался самым примитивным. Поэтому взлом прошёл как по маслу. Прошивка искина к этому боту не подходила, многие системы после установки не активировались, но работу двигателей мне удалось синхронизировать. Когда я закончил с этим, сразу начал предстартовую проверку. Два двигателя запустились и синхронизировали работу.

— Сможем взлететь? — спросила Мила, когда я закончил.

— Да. Можно попробовать.

— Давай отложим до завтра. Ты плохо выглядишь тебе в капсулу нужно. Что мне делать, если ты вырубишься в полёте?

— В капсулу нужно, но нужно улететь отсюда. Здесь нельзя оставаться.

— Тогда давай перелетим, ты ляжешь в капсулу, а потом улетим.

— Давай. Тогда взлетаем.

Пип — пискнул биосканер, сообщив, что у нас гости.

— Мила к орудию. Учти только ручной режим, искин не видит орудия бота.

— Поняла.

Закрыл бот и активировал силовые поля. Эти системы у меня работали. Сразу начал проверку систем. Заговорило орудие бота, выплюнув несколько зарядов. Это Мила открыла по кому-то огонь. Искин сообщил, о повреждениях силовых полей бота. Приподнял нос бота и дал максимальную тягу. Бот стал медленно и крайне неохотно набирать высоту. Слишком крутой угол подъёма получался. Когда поднялся над деревьями, убрал шасси и перевёл полёт в горизонтальную плоскость. Бот сразу начал бодро набирать скорость.

— Внимание фиксирую взлёт БЛА — сообщил искин.

— Да чтоб тебя разорвало.

— Мила опять БЛА на хвосте.

— Вижу, но они пока далеко.

— На двух движках мне не уйти от них. Впереди река, попробую около неё скрыться.

— Давай.

БЛА стремительно нас нагоняли. Неожиданно они развернулись и полетели обратно.

— Алекс, что это было? — удивлённо спросила Мила.

— Сам ничего не понял. Хотя, мне кажется, я понял, что это было. Сейчас проверю.

— Что там?

— Так и есть.

— Искин, что я установил от оширского штурмовика и в нём остались коды опознания свой чужой. Они и сработали. БЛА опознала нас как штурмовик союзника и вернулась обратно.

— Повезло.

— Это точно.

Впереди показалась река, и я полетел вдоль русла. Приземлившись на широкий песчаный пляж.

— Где мы приземлились?

— Берег реки.

— Это я поняла. Далеко мы улетели от колоний?

— Нет, но нас теперь разделяет река. Колонии находятся на другом берегу реки. Интересно, как они успели так быстро добраться до бота?

— Скорей всего вернулись, когда услышали, что мы вернулись к боту.

— Думаешь, они успели передать?

— Конечно, время у них было.

— Мне кажется, у них есть какая-то техника типа глайдеров.

— Возможно, и так.

— Ты не видела у них ничего?

— Нет. Они подкрадывались пешком. Чем они выстрелили по боту?

— Не видела.

— Что-то мощное было. Просадка силовых полей была значительной, почти сорок процентов сняло.

— Вот они теперь злые. Почти бот захватили, а теперь раз и снова нет бота.

— Вот этого я и опасаюсь. Они мало того что бот потеряли, так ещё и артефакт потеряли.

— Артефакт действительно жалко.

— Забудь, что когда-то его видела и никогда больше не вспоминай о нём.

— Это почему?

— Если не хочешь, чтобы толпа, подобная этим в бункере гонялась за нами по всей галактике. Мы никогда не видели его и не знаем ничего о нём. Запомни раз и навсегда.

— Запомнила.

— Он наверно много стоит?

— Не знаю и знать не хочу. Ты лучше вспомни, сколько на планете и в системе разумных погибло из-за этого артефакта. Ему место там, где он сейчас находится.

— Немедленно ложись в капсулу. Ты совсем плохо выглядишь.

— Ложусь.


Когда открылась крышка, надо мной склонилась Мила.

— Как ты?

— Нормально вроде.

— У нас проблемы, и я подняла тебя раньше.

— Что случилось?

— Вначале ночью что-то грохотало на другой стороне реки, но далеко. Когда всё стихло, сканер засёк нескольких разумных на другом берегу.

— Оширцы или аварцы?

— Не знаю, я вначале подумала, что это дикие звери, но в бинокль рассмотрела двоих разумных. Они были в плащах, и лиц я не видела.

— Тогда какие проблемы?

— Выше по реке я видела непонятную конструкцию, которая перелетела на нашу сторону реки.

— Значит, оширцы решили вылезти из бункера. Скорей всего нарвались на аварцев, которые искали нас, но победа в итоге досталась оширцам, раз они прилетели сюда.

— Почему не аварцы?

— Вряд ли у аварцев есть что-то летающее. Не даёт им покоя этот артефакт. Очень сильно они его хотят заполучить обратно. Вылетаем, я в порядке вроде. Не очень уверен в этом и нужно будет потом проверить.

— Обязательно проверим на челноке, а пока полетели отсюда. Мне здесь не нравится.

Начал запускать двигатели, когда два раза громыхнуло вдалеке.

— Похоже, до сих пор воюют.

— Вспомнили друг другу старые обиды. Теперь долго воевать будут. Послушай эфир.

— Слушала. Тишина, как вымерли все.

— Значит, точно начали боевые действия. Похоже, оширцы решили сократить количество едоков в бункере или мы у них главных прикончили.

— Скорее второе.

— Месть? Возможно. Значит, они посчитали, что мы с аварцами заодно, а здесь им аварцы «удачно» подвернулись и началось. А вот аварцы такой подлости совсем не ожидали от оширцев. Никто из них не думал, что оширцы возьмут и вылезут из своего бункера.

— У нас гости.

— Вижу.

По песчаному пляжу по направлению к нам медленно ползла странная конструкция. Она чем-то напоминала большую черепаху.

Два мощных орудия на крыше, наведённые на бот, намекали, что она ползёт к нам совсем не с добрыми намереньями. Эти орудия пока молчали.

— Они что решили к нам подползти незамеченными?

— Взлетай уже. Ты что решил их дождаться?

— Уже взлетел. Интересно, что такое к нам ползёт?

— Повреждение силового поля минус сорок пять процентов — сообщил искин.

— Получил?

— Да это ерунда. Сейчас восстановиться.

Заговорили орудия бота. Это Мила открыла ответный огонь.

— Получили.

В бронелистах, которыми была покрыта черепаха, появились две дыры, и она сразу прекратила к нам ползти.

Бот уже разгонялся над рекой. Неожиданно с другой стороны реки по нам открыли огонь.

— Повреждение бота. Силовой щит выведен из строя — хладнокровно сообщил искин.

— Мила, с другой стороны.

— Вижу. Получай тварь.

— Зафиксированы БЛА — сообщил искин.

— Да чтоб вас всех.

Посмотрел у искина схему. БЛА оказались далеко, и был шанс, что они нас не заметили. Они были заняты другим. Судя по карте, они стреляли в аварцев на месте бывшего сражения. Пришлось снизиться и лететь над рекой. Так было меньше шансов, что они погонятся за нами. Когда я поднялся над лесом, их уже не было на радаре. Сменил маршрут и начал разгоняться по направлению к полюсу. Бот очень нехотя набирал высоту на двух двигателях. Планета совсем не хотела нас отпускать. Мила постоянно вращала орудия, посматривая по сторонам, опасаясь обломков, а обломков хватало. Два раза мне пришлось менять маршрут, опасаясь встречи с крупными обломками и замедляясь из-за этого. Мелкие обломки уничтожала Мила.

Глава 33

В один момент мне показалось, что нам не удастся покинуть планету, бот, как будто завис на месте, но вскоре я почувствовал, как он стал разгоняться уже в верхних слоях атмосферы, появилась невесомость и уже не чувствовалось притяжения планеты.

— Прорвались! У нас получилось! Мы смогли её покинуть!

— Не представляешь, как я рада это слышать.

— Осталось найти обломок линкора, где мы спрятали челнок.

— Найдём.

Поиск у нас сильно затянулся из-за того, что многие обломки поменяли своё положение. Наконец, мы нашли нужный обломок линкора и залетели в трюм нашего челнока. На челноке всё осталось без изменений. Пока я осматривал абордажный бот снаружи, Мила подошла к второму абордажному дроиду.

— Ты даже не представляешь, что они сделали с Томми. Знал бы, точно отомстил за брата. Алекс, ты, когда займёшься Томми?

— Когда запчасти к нему появятся.

— Что у нас здесь? — она подошла и осмотрела боковину бота, которую я рассматривал.

— Опять левому борту досталось. Пробить не пробили, но часть листов наружной обшивки придётся менять. До этой планеты это был абсолютно новый бот. Дикари!

— Может, они специально в этот борт метились? На нём заплатка стоит?

— Наверно, но хорошо нам досталось. Чем-то большим по нам залепили. Ты не видела, что это было?

— Танк вроде, но я достойно им ответила. Это, кстати, аварцы были.

— Ты успела их рассмотреть?

— Да. Когда они разбегались.

— Как много на планете желающих заполучить наш бот и покинуть планету. Удивительно, что к ним кто-то прилетает. Наверно принимают множество различных мер безопасности, чтобы потом улететь с планеты. Впрочем, из системы тоже улететь нужно.

— Бот оширский вот они и напали.

— Они такие никогда не видели. Оширцы такие боты несколько лет назад выпускать стали. Кому он принадлежит, они тем более не могли знать.

— Не знаешь, значит, стреляй.

— Аварцы наверняка видели, как по нам оширцы стреляли. Им был нужен бот, они хотели его сбить и захватить. Запчасти к нему можно было, потом привезти. Думаю, что от крота они узнали, что за нами охотятся оширцы, и решили составить им компанию, заодно поохотиться на оширцев, но всё пошло не по плану. Оширские БЛА, судя по всему, многих уничтожили.

— Там были БЛА?

— Да. Они по кому-то стреляли в месте, где раньше произошло сражение между колонистами.

— Мрачное место. Сорок лет прошло, а этом месте по-прежнему гибнут разумные.

— Это точно.

— Что будем делать?

— Понятия не имею. Куда лететь и где искать линкор, я совсем не представляю.

— Будем ждать здесь?

— Чего ждать? И потом ты хочешь, чтобы мы на безоружном челноке напали линкор?

— Он не безоружный. Ты, кстати, обещал орудие челнока исправить, и так это не сделал.

— Сделаю, но пока времени не было заняться им. Нужно возвращаться на станцию, но вот на какую нужно подумать. Обратно нам нельзя. Можно на Авар слетать или всё-таки возвращаться на Ошир?

— На Ошир, конечно.

— Пойдём, обсудим?

— В каюту?

— В рубку.

— Может, сразу в каюту, там тоже панель есть?

— Уговорила. Нам спешить некуда.


Утром я вылетел из обломка линкора и сразу замер. Позволяя радару оценить обстановку в системе. Мусорщика на краю системы уже не было, других кораблей в системе не появилось, и я начал разгоняться, чтобы выбраться из обломков. Практически вылетел из обломков. Когда искин сообщил:

— Внимание обнаружен тяжёлый истребитель. Истребитель опознан.

Вывел на экран и посмотрел, что это. Аварский тяжёлый истребитель Альгиро модель V7-244.

— Откуда он здесь взялся? — спросила Мила — За нами погоня?

— Вряд ли. Он из обломков вынырнул.

— Может, БЛА?

— Нет, это серийный истребитель для флота. Эта серия и модель истребителя уже списана у аварцев с флота, значит, это не флот. Похоже, мусорщик где-то спрятался в обломках, а радар его не заметил.

— У нас проблемы? — спросила Мила рассматривающая, как и я истребитель.

— Не думаю, я пока лечу всего на двух двигателях и не на форсаже.

— Так ускорься.

— Уже начал ускоряться.

— Я подумала, что его с планеты за нами послали.

— Он космический, а не атмосферный и без привода гипердрайва. Должен быть корабль, откуда он вылетел.

— Мусорщик прячется где-то рядом.

— Хорошо замаскировался. Он, похоже, поджидал кого-то, но появились мы и он решил поохотиться. Челнок ведь формально не вооружён.

— Кого он мог поджидать?

— Сильно подозреваю, что тех, кто летает к аварцам. Внимание, форсаж!

Челнок вылетел из обломков и начал разгоняться для прыжка. Истребитель нас преследовал, постепенно сокращая расстояние.


home | my bookshelf | | На границе империй. Том 7. Часть 4 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу