Book: На границе империй. Том 7



На границе империй. Том 7

INDIGO

На границе империй. Том 7

Глава 1

Часть 1

Прошло две недели как мы находились на корабле. За это время корабль несколько раз разгонялся и уходил в гиперпространство. Наши конвоиры практически перестали к нам наведываться. Изредка то один, то другой появлялись в трюме, забирали что-то из контейнеров, стоящих здесь, и снова пропадали. Дроид нам раз в день привозил сухие пайки и воду. У нас в клетке не возникало драк из-за них, а у соседей произошло ещё несколько небольших стычек между отдельными стражами. Они все там разделились на небольшие группы, которые почти не общались между собой. В нашей клетке по-прежнему никто не горел желанием общаться с нами, но иногда то один, то другой подходили и что-то спрашивали. Чаще всего это был кто-то из бывших купцов. Один раз подошла одна из женщин и спросила, какая участь всех из ожидает. Ответил честно, что не знаю — как повезёт, всё индивидуально. Пока летели, было много времени подумать, Мне не давали покоя слова медика о том, что я пират. Выглядело это вполне правдоподобно. Может я действительно пират и что-то совершил, был в розыске и решил спрятаться от всех здесь, на планете, где меня никто не найдёт. Вот только что-то пошло не так, и мой сообщник сбежал, бросив меня погибать на корабле. Он же скорей всего и испортил мне нейросеть, чтобы я забыл о нём. Опять-таки, зачем портить мне нейросеть, если я должен был погибнуть вместе с кораблём?

Кроме того, он был сильно удивлён, что я остался жив и что его не помню. Получалось, что это не он сжёг мне нейросеть. Тогда кто? Может быть, был кто-то третий, ведь кают на корабле было три? Это явно сделал третий, и они вместе покинули корабль. Просто он не сказал моему сообщнику, и он когда встретился со мной, ничего не знал. В принципе это ничего не меняло. Они меня бросили умирать на корабле. Вот только это не объясняло, зачем мне сожгли нейросеть. Если только это была страховка на случай, если я выживу. Опять зачем всё так сложно, можно было просто меня прикончить. Побоялись? Значит медик скорей всего прав, и я не простой пират. С другой стороны, может и не пират, а просто пилот, и меня бросили потому что не было места в спасательной лодке. Третий в качестве страховки сжёг мне нейросеть, чтобы я ничего не помнил о них. Что меня там ожидает?

— О чём думаешь? — спросил Дарс.

— О том, что нас ждёт.

— Тебе видней. Здесь твой мир.

— Вот только я ничего об этом мире не помню, и что мне там светит, не известно.

Как и почему я оказался около планеты, тоже вопрос. С вами всё ясно, что будет со мной, непонятно.

— Капитан разберётся.

— Разобраться можно по-разному. Выкинуть за борт значит тоже разобраться.

— Не выкинут. Они заработать хотят.

— Как тебе это объяснить? Понимаешь, я бракованный товар среди вас.

— Разберётся. Не переживай.

— Дарс, ты не понимаешь, всё совсем непросто.

— Разберёмся вместе.

— Очень надеюсь на это.

Через два дня мы вышли из гиперпространства, а через несколько часов вибрация под нами пропала.

— Прилетели, похоже, — сказал Дарсу.

— Откуда ты узнал?

— Потрогай стену или пол. Вибрации нет. Маршевые двигателя корабля отключились.

Не успел договорить, как появились трое наших конвоиров. Сразу почувствовал от них сильный запах вчерашнего алкоголя.

— Рик, похоже, наши конвоиры вчера хорошо набрались, — сказал Дарс.

— Тоже это заметил.

— Парни, мы прилетели? — спросил их.

— Почти, — ответил третий из них. Имени его я так и не узнал.

— Что за место?

— Станция Балданга, если тебе о чём-то говорит.

— Ни о чём. Что за станция?

— Торговая.

Они снова порылись в соседних контейнерах, забрали оттуда несколько коробок и ушли вместе с ними. Сразу после того как они ушли, около нас появился Дарел.

— Рик, что такое станция?

— Как тебе это объяснить? Это вроде большого дома, к которому прилетают такие корабли как этот.

— Что значит торговая?

— Это вроде большого базара, и на ней торгуют.

— Чем там торгуют?

— Этого я не знаю.

Он вернулся к своим, и они стали обсуждать между собой. Через несколько часов на корабле всё стихло, и не стало посторонних шумов. Кроме того, выключилось силовое поле между нами и остальной частью трюма.

— Дарс, мы, похоже, прилетели. Они всё отключили.

— Слышу, тихо стало.

— Повезло мне. Значит, не выкинут по дороге.

— Говорил я тебе, никто тебя не выкинет.

— Посмотрим, что будет дальше.

В этот день ничего больше не произошло, и никто к нам не приходил.

На следующий день неожиданно стала открываться крышка трюма на корме. После чего с другой стороны в трюм приехало четыре дроида, и за ними следом появились наши конвоиры. Двое из них вышли из корабля, остался только Ради, и под его присмотром четверка дроидов принялась вывозить контейнеры из трюма.

— Рик, что это за дроиды?

— Транспортные.

— Удобно, не нужно самому возить. Они что, так всё и перевезут?

— Конечно.

— Он ими управляет?

— Скорей всего, хотя может, и искин.

Дроиды быстро справились с разгрузкой. После этого Ради вместе с дроидами нас покинул, выйдя следом за остальными из корабля.

— Куда это они?

— Не знаю. Скорей всего продали эти контейнеры и их содержимое кому-то.

— Почему ты так решил?

— Станция торговая.

— Мы что, так и будем здесь сидеть?

— На нас скорей всего не нашлось покупателя.

— Это плохо или хорошо?

— Даже не знаю.

— Может, отпустят тогда?

— Не смеши меня, никто нас не отпустит — мы товар.

— Жаль.

Опять долго никого не было, а когда вернулась троица наших конвоиров, они сразу подошли к клетке со стражами.

— Слушайте меня, сейчас вы с нами пройдёте на станцию в другое помещение. Идти ровно, никого не трогать, ни с кем по дороге не говорить. Кто не поймёт, получит разряд в ошейник. Теперь выходим из клетки по одному и одеваемся, — сказал им Ради.

После чего открыл клетку. Одновременно с этим приехал дроид и привёз оранжевые комбинезоны. Все бывшие городские стражи стали их по очереди одевать. Комбинезоны были безразмерные, но, похоже, искин корабля подогнал их индивидуально под каждого.

После чего Ради скомандовал, и стражи в сопровождении конвоиров пошли на выход с корабля. Когда они ушли, Дарс сказал:

— Этих продали. Жаль.

— Почему жаль?

— Да с этим братцем не поквитался.

— Забудь ты о них. Думай лучше, что делать будем.

— И что мы делать будем?

— Это я у тебя хотел спросить.

— Кто из нас из этого мира — ты или я?

— Я, но ты же знаешь, что я ничего о нём не помню.

— Вот ты и думай. Вспоминай.

— Удобно ты утроился.

— Это точно.

До конца этого дня никто обратно не вернулся. Нас в этот день не накормили, и все легли спать голодные. Голодный долго не мог уснуть.

Утром получил в бок от Дарса. Повернулся на бок и хотел продолжить дальше спать.

— Рик, вставай, за нами пришли, — услышал сзади голос Дарса.

— Кто пришёл?

— Конвойные.

Открыл глаза и посмотрел на выход из клетки, там уже стоял дроид с оранжевыми комбинезонами и трое наших конвойных вместе с ним. Женщины уже вышли из клетки и надевали комбинезоны на себя.

— Интересно, где наши комбинезоны? — неожиданно спросил Дарс.

— Там, на холме, наверно, остались. Этим точно не нужны наши вещи.

— Одни убытки от них. Кто-то теперь жрёт наши припасы.

— И ходит в наших вещах. Знаешь, может мы их поблагодарить должны, что они нас спасли.

— Отбились бы.

— Возможно. Главное оба живы.

Мы последними вышли из клетки. Дарс по-хозяйски забрал с собой почти полную бутылку воды, что оставалась у нас. После чего стали одевать комбинезоны вместе с остальными и сами подогнали их под свой размер. За остальных это сделал искин. Придирчиво осмотрев всех, Ради сказал:

— Внимание, сейчас все идёте за мной. Ни с кем по дороге не общаться, никуда не отходить. Виновные будут наказаны.

Трюм открылся, и в их сопровождении вышли из корабля. Оказались мы в ангаре, где сейчас находился наш корабль. Вначале Дарс внимательно рассматривал абордажный бот, мимо которого мы прошли. Когда вышли, обернулся и посмотрел на корабль. Он оказался небольшим. Малый транспортник с увеличенным трюмом. Нас подвели к воротам ангара, и Ради остановился.

— Как они не вовремя, — неожиданно сказал он.

— Что случилось? — спросил его Валд.

— Доставка. Мне придётся остаться. Отведёте их вдвоём.

— Отведём. Нет проблем.

Когда мы вышли из ангара, около него обнаружилась антигравитационая платформа заполненная коробками разных размеров. У рычага управления сидела молодая девушка, как и мы, с рабским ошейником. Она с грустью посмотрела на нас, когда мы прошли мимо неё. Мы прошли коридор, где никого не встретили и вышли на станцию. Когда вышли, сразу стало видно, что станция торговая. По коридору постоянно пролетали загруженные платформы как в одну сторону, так и в другую. По обоим краям коридора шли разумные навстречу друг другу. Так продолжалось недолго. Мы достаточно быстро вышли к торговым рядам, и по обоим сторонам коридора начались торговые лавочки с яркими вывесками и красивыми прозрачными витринами. Все рабы с огромным интересом рассматривали их. Многие витрины были прозрачными и позволяли увидеть, что продают в лавке.

— Рик, это и есть станция? — спросил Дарс.

— Да.

— Сколько здесь всего!

— Это точно.

— Теперь понятно, почему торговая.

Один из наших конвоиров шёл впереди, а один сзади. Мы с Дарсом шли последними из рабов. Сзади за нами следовал только Валд. Решил поговорить с ним и немного отстал от Дарса. Дарс это даже не заметил, продолжая рассматривать всё вокруг.

— Валд, скажи куда вы нас ведёте?

— На продажу.

— Понимаю.

— Мы будем сидеть вместе с другими из соседней клетки, или нет?

— Вряд ли. Их скорей всего ещё вчера продали.

— Тогда планы меняются, — и одним точечным ударом в голову вырубил его. После чего выхватил у него станер и выстрел в третьего, тот даже не почувствовал это и шёл дальше.

Пришлось окликнуть: «Эй, охрана!» Когда он повернулся, сразу схватился за игольник, а нужно было активировать ошейник и закрыть забрало скафандра. Выстрел из станера вырубил его. Когда это произошло, все остановились и встали как вкопанные. Дарс первым пришёл в себя. Заметив, что я отстёгиваю с Валда кобуру с оружием, он стал делать это же у второго конвоира. Когда снял кобуру с игольником и кобуру от станера, выстрелил в Валда из станера, чтобы подольше не пришёл в себя. Дарс по-прежнему возился со вторым конвоиром. Пришлось помочь ему снять оружие и станер. После чего отдал их ему.

— Уходим, — сказал Дарсу.

— Как же скафандры?

— Брось их. Нам нужно уходить.

— Ты чего?

— Времени нет. Уходим.

— Как же ошейники?

— Здесь другой искин, и мы пока не подключены к нему.

— Как же мы? — услышал я сбоку голос Дарела

— Вы можете остаться здесь или попытаться бежать как мы. Скажу сразу: шансов сбежать отсюда у вас совсем немного.

— Наверно, мы останемся здесь.

— Тогда можете погулять по станции, хотя бы немного отвлечёте погоню.

— Мы подумаем.

— Дарс, уходим!

Заметил, что он пытается снять скафандр с охранника. Затем бросил это дело, и мы побежали дальше по коридору, а остальные остались там стоять. Немного пробежав, я перешёл на быстрый шаг, на ходу пристегивая к комбинезону кобуры. Дарс внимательно проследил за моими действиями, после чего сделал то же самое.

— Что будем делать? — спросил Дарс.

— Нужно найти временное укрытие.

— Зачем?

— Нас будут искать.

— У нас сейчас есть оружие.

— Это ерунда, а не оружие. Нужно куда-то спрятаться на время.

— Давай в лавке спрячемся. Пригрозим им оружием.

— Нельзя, сразу найдут.

— Нам сюда, — и свернул в небольшой тоннель для дроидов.

В нём оказалось темно, почему-то не было света, и мы долго шли практически на ощупь, пока не вышли в другой тоннель. Он был освещён, и мы пошли по нему. Снова сменили тоннель. Итак несколько раз, пока не обнаружили в одном из тоннелей вентиляционную решётку. Остановился и стал её доставать. Дарс вначале смотрел, что я делаю, потом стал помогать мне. Нам удалось её достать, и я полез туда. Мне это удалось, Дарс был немного крупней меня, но тоже смог пролезть следом за мной. Мы долго ползли по ней, потом долго съезжали вниз, снова ползли. Наконец, я решил, что мы далеко убежали и остановился в месте соединения нескольких вентиляционных каналов. Здесь было небольшое расширение. Дарс вскоре оказался рядом.

— Рик, где это мы?

— В системе вентиляции.

— Зачем она нужна?

— Чтобы дышать можно было на станции.

— Нас здесь не найдут?

— Очень на это надеюсь.

Вытащил игольник из кобуры, и он сразу загорелся красным.

— Вот зараза, — и громко выругался.

— Что с ним не так?

— Он заблокирован, я не смогу из него стрелять.

— Почему?

— Это защита сработала, им может пользовать только владелец. Проверь свой.

Дарс достал свой игольник, и тот тоже загорелся красным.

— У тебя это же самое. Тоже блокирован.

— Как ты узнал?

— По цвету. Видишь, красным горит, а должен зелёным, чтобы можно было пользоваться. Впрочем, у нас станеры есть.

— Классно ты с ними, я даже и не понял ничего сначала.

— Это потому, что ты глазел вокруг и не о том думал.

— Конечно, я никогда не видел ничего подобного. Что будем дальше делать?

— Отсидимся здесь несколько дней. Ты воду не потерял?

— Нет

— Это хорошо. Потом нужно будет снять ошейники.

— Давай здесь снимем.

— Здесь не получится — нужен инструмент для этого.

— Где его взять?

— Понятия не имею. Будем искать.

— Что мы есть будем?

— Ничего. Вода есть, её будем пить. Нам нужно подождать, чтобы всё успокоилось на станции.

— Это плохо. Мы два дня ничего не ели.

— Выбора нет. Если не хочешь, можешь выйти к ним и сдаться.

— Не хочу я сдаваться.

Потянулись долгие часы ожидания в полной темноте. Дарс задавал мне кучу вопросов, ответов на которые я не знал. Большую часть времени мы пытались уснуть. Это было не так-то просто, ведь в каналах постоянно был сквозняк. Хорошо, что на нас были комбинезоны, и мы не мерзли. Вернее, я не мёрз, а Дарс мерз и ворчал. Сложно было сказать, сколько мы там провели времени. Дарсу это давно надоело, и он меня доставал этим. По моим ощущениям на третьи сутки я решил, что можно вылезать отсюда. Мы снова ползли по вентиляционным каналам совершенно наугад, пришлось долго ползти, пока мы не нашли вентиляционную решётку. Выбив её, высунул голову наружу. В небольшом помещении работали два насоса, и не былоникого из живых. Решив, что нам это подойдёт, стал вылезать наружу. Вытяжка здесь оказалась под самым потолком, и я с трудом смог спуститься вниз.

— Что это? — спросил Дарс, когда спустился следом за мной.

— Насосы.

— Для чего они?

— Не знаю.

Сам я осматривал помещение на предмет камер, обнаружив одну, оторвал её от потолка с помощью Дарса. Думал, дверь в помещение придётся выламывать, но она оказалось открытой. Мы без проблем вышли в небольшой технический коридор. В этот момент сработали ошейники, и дикая боль пронзила мне спину. Упал на пол и увидел, что Дарс корчится рядом на полу. Это было последним, что я увидел.



Холодно. Холодно. Как же холодно. Похоже, я замерзаю.

— Слышишь меня? — услышал я где-то совсем близко тихий голос.

Отвечать мне совсем не хотелось.

— Да чтоб тебя! И этот такой же.

Снова тишина. Интересно, кто такой же?

Снова меня поглотила какая-то белая пелена.

— Слышишь меня? — услышал я снова и почувствовал, что меня бьют по щекам.

— Слышу, — попытался ответить, но у меня так ничего и не получилось.

— Открой глаза, если слышишь.



Часть 2

Попытался открыть, и мне это удалось. Надо мной была крышка лечебной капсулы.

— Отлично. Этот живой.

Крышка капсулы надо мной опустилась и пошёл усыпляющий газ.

Пришёл в себя от того, что кто-то взял меня за голову и поворачивал её в разные стороны. Когда открыл глаза, он меня отпустил. Находился я по-прежнему в лечебной капсуле. Крышка снова была открыта.

— Как себя чувствуешь? — спросил незнакомый медик.

— Не знаю.

— Попробуй рукой достать до кончика носа.

Сделал как он просил — без проблем поднял руку и достал до кончика носа.

— Что со мной? Как я очутился в капсуле?

— Последствия криозаморозки, руки нужно вырвать тем, кто тебя замораживал. Ошейник на шее оставили, болваны.

— Долго я пробыл в криозаморозке?

— Этого я не знаю.

— Где мы находимся?

— Гардара.

— Мне это ни о чём не говорит. Странно. Последнее, что помню так это то, что находился на станции Балданга.

— Тебя там продали нашему владельцу.

— Ты тоже раб?

— Да.

Только сейчас заметил ошейник у него на шее.

— Что за планета такая?

— Ничего особенного. Планета как планета, таких полно.

— Что меня ждёт?

— Будешь работа на хозяина.

— Чем он занимается?

— Она. У нас хозяйка. Скоро сам всё узнаешь. Как тебя зовут?

— Рик.

— За какие ты к нам заслуги попал, Рик?

— Не знаю, я ничего такого не сделал.

— Странно — все конечности вроде на месте. Что с тобой не так?

— Не знаю.

— Как тебя зовут?

— Ты уже спрашивал — Рик.

— Так, Рик, посмотрим, что с тобой не так.

Он вставил пластинку в коммутатор на поясе и стал смотреть. Видимо, нашёл и когда прочитал, лицо стало удивлённым.

— Ничего себе — дикий, и с таким интеллектом. Ах, вот оно что, а я поначалу удивился, как ты с таким интеллектом оказался у нас. Теперь всё с тобой ясно. У тебя травма нейросети. Теперь понятно, почему ты в ошейнике. Впрочем, таким, как ты, рабские нейросети и не ставят. Что, совсем ничего не помнишь?

— Нет. Даже имени.

— Это плохо.

— Почему?

— Хозяйка будет тобой не довольна сразу. Хотя купили тебя совсем недорого, так что может и повезёт.

— Повезёт? Не понимаю?

— Скоро сам всё поймёшь. Вылезай из капсулы.

— Вылез.

— Видишь, одежда в углу навалена? Выбирай там, что подойдёт и одевай на себя.

Подошёл и стал выбирать. Вся одежда была сильно поношенная и местами рваная.

Пока выбирал, спросил его:

Слушай, я не понял, а что не так с нашей хозяйкой?

— С ней всё в порядке. Она просто замечательная.

Посмотрел на него. Он одними глазами показал на камеру в углу.

— Что нужно будет делать у нашей замечательной хозяйки?

— Этого я нее знаю. Всё зависит от того, куда попадёшь.

— Чем вообще занимаются здесь?

— Тем же самым, что и на других планетах.

— Со мной был приятель Дарс?

— Не было вроде такого.

— Может ещё не разморозили?

— Всех уже разморозили, ты последний. Иди в соседнее помещение и там жди. За вами придут.

— Как тебя зовут?

— Зар. Иди.

Он показал на дверь. Соседнее помещение, как и то, в котором пришёл в себя, было без окон. Войдя внутрь, обнаружил много мужчин, одетых, как и я, в обноски из угла. Внимательно обошёл и осмотрел каждого. Дарса среди них не оказалось. Когда обходил и смотрел на них, некоторые глядели злобными глазами на меня, у других, наоборот, были затравленные взгляды. Встретил всего несколько нормальных. Никого из знакомых, с кем летел, здесь не оказалось. Осталась очень слабая надежда, что Дарса, возможно, позже привезут. Обойдя помещение по кругу, вернулся к входной двери. Сесть здесь было негде. Все плотно сидели вдоль стен. Пришлось присесть около входной двери. Посмотрел на соседа и обратил внимание, что у него вместо руки протез.

— Где это тебя так? — спросил его.

Он тоже внимательно посмотрел на меня, потом сказал:

— На войне.

— Бывает.

— Ты вроде целый? Как здесь оказался?

— Не знаю. Попытался сбежать из рабства, меня вырубили, очнулся уже здесь.

— Значит, ты не наёмник?

— Я вообще не знаю, кто я.

— Как так?

— Память потерял.

— Значит тоже инвалид, как и остальные.

— Здесь все инвалиды?

— Внимательно посмотри на них.

Сейчас, когда стал внимательно смотреть не на лица, а на тела, сразу заметил, что у многих протезы вместо конечностей.

— Откуда нас здесь столько?

— Похоже, скупили по дешёвке.

— Зачем?

— Кто его знает. Не знаешь, где мы?

— Медик сказал, планета Гардара. Мне это ни о чём не говорит, и ведь я ничего не помню.

— Занесло нас в эту дыру.

— Ты знаешь, где мы?

— Маленькая аграрная планета, даже не планета, а спутник планеты. Раньше это была планета- колония, и сюда ссылали разных преступников. Сейчас вроде больше не отправляют.

— Мы вроде не преступники?

— Мы рабы, и нас не спрашивают.

— Ты как в рабство попал?

— Как и большинство наёмников здесь. Раненый в плен попал. Лучше бы я сдох тогда, а так подлечили и продали сюда. Ты как попал?

— Если бы я знал. Пришёл в себя с ошейником на шее. Попробовал сбежать — вырубили. Очнулся уже здесь.

— Совсем ничего не помнишь?

— Совсем. Даже собственного имени. Приятель называл меня Рик. Мы с ним попытались сбежать.

— Рик так Рик. Меня Дин зовут.

— Ты давно здесь сидишь, Дин?

— Пять часов почти. Меня одного из первых разморозили.

— Может сходить посмотреть что здесь и как?

— Трое уже попытались сходить. Их охранники принесли обратно. Вон в том углу сидят. Уже пришли в себя.

— Здесь и охрана есть?

— Судя по всему, есть.

— Знаешь, по-моему, тебя это уже не интересует.

— Так и есть.

Понял, что у Дина после ранения и потери руки нет интереса к жизни. Решил всё-таки сходить осмотреться. Правда, сходить никуда я не успел, открылась дверь, и в помещение зашли пятеро охранников. Один их них обратился ко всем:

— Значит так, новенькие, слушаем меня внимательно. Вы находитесь на ферме нашей замечательной хозяйки. Она оказала вам огромную честь, купив такие отбросы, как вы.

Сейчас вы все пойдёте с нами, и мы представим вас остальным. Они развернулись и пошли на выход, совершенно не опасаясь нападения с нашей стороны. Меня сильно озадачила такая беспечность. Однако подумать не представилось возможности, поскольку я был у двери, и мне пришлось идти за ними. Мы вышли в небольшой коридор и, пройдя его, оказались на улице. Здесь находилась небольшая площадка перед длинным зданием. Сами мы вышли из небольшого бокового пристроя к основному зданию и пошли на эту площадку. Охранники возглавляли шествие. За ними, растянувшись в линию, следовали все остальные. Всего нас было человек тридцать. Все мужчины. Из основного длинного здания стали выходить местные обитатели, большинство из них были женщины, и совсем немного мужчин среди них. На одних были рабские ошейники, на других нет. Все они внимательно рассматривали нас, собравшись под навесом, который шёл вдоль всего здания, не приближаясь к нам. Охранники остановились и один, который говорил до этого, снова вышел вперёд, после чего обратился к ним:

— У нас сегодня радостное событие на ферме! — Ваша прекраснейшая хозяйка приобрела партию новых рабов. Все они мужчины, как вы видите, так что можете их разбирать.

После чего пошёл обратно к остальным охранникам. Местные обитатели, до этого негромко перешептывающиеся между собой, после этих его слов устремились вперёд.

Некоторые из новичков пошли им навстречу. Сам я остался на месте и высматривал за спинами женщин, мужчин, которые все остались на месте. Их оказалось совсем немного, примерно столько же сколько и нас. Дарса среди них я не заметил. Неожиданно меня схватили две женщины за руки и потащили к зданию. Мне это совсем не понравилось, и я возмутился:

— Так, немедленно убрали от меня руки!

— Ты наш.

— Я не ваш. Убрали руки от меня, или без рук останетесь.

Видя, что на них совсем не действуют мои слова, двумя приёмами отправил на землю. При этом моя старенькая рубашка затрещала по швам. Посмотрев на неё, заметил, что рукав разошелся по шву.

— Ну, вот ещё и рукав порвали.

Думал, после этого они отстанут от меня, и направился сам к зданию поискать среди мужчин Дарса. Внезапно получил удар в спину от одной из них, резко развернулся и в последний момент увернулся от удара в голову от второй. Действуя совершенно на рефлексах, провёл нижнюю подсечку и отправил её снова на землю. Зато вторая меня уже атаковала сразу же. Одним ударом в солнечное сплетение отправил и её отдыхать. Боковым зрением заметил, что меня атакуют ещё трое женщин. Я разозлился, и, если до этого сдерживался, тут уже выпустил накопившуюся злость. Все трое очень быстро легли рядом с первыми двумя, хотя и оказали яростное сопротивление. Охранники всё это время с интересом наблюдали за происходящим и не вмешивались. Только когда все пятеро оказались на земле, активировали ошейник. Сильная боль пронзила мне спину. Упал на землю и стал корчиться от боли. Экзекуция длилась недолго. Вскоре меня отпустило, и ко мне подошёл охранник, который выходил вперёд и обращался ко всем.

— Запомни, раб, драки на территории фермы запрещены.

— Но это же они напали на меня.

— Это я решаю, раб, кто здесь прав, а кто виноват из вас. Понял меня?

— Понял.

— Тогда иди в здание и займи своё место.

— Но я не знаю, где оно.

— Выберешь себе любое пустующее.

— Можно идти?

— Иди.

Пришлось встать и, пошатываясь, идти в здание. Спина жутко болела. Остальные после того, как всё произошло, остановились и смотрели, что со мной будет. Когда я зашёл в здание, стояла тишина. Чувствовал, что меня многие провожают взглядами. Входов в здание тут несколько, я выбрал ближайший. Внутри увидел несколько рядов двухъярусных кроватей. Сейчас большинство кроватей были пусты. На одной из них я заметил лежащего мужчину и подошёл к нему.

— Здорово. Ты здесь один?

— Протез ноги долго пристёгивать.

— Здесь есть свободные кровати?

— Тебе больше нижнее место нравится, или верхнее?

— Мне без разницы.

— Тогда можешь занимать верхнюю. Она свободна.

Залез наверх и лёг на койку.

— Новенький? — спросил сосед.

— Да.

— Откуда ты?

— Не знаю, у меня травма, и я ничего не помню.

— Здесь у всех травмы. Других здесь нет.

— Ты давно здесь?

— Давно.

— Дарса не знаешь?

— Он что из новеньких?

— Наверно, он мой приятель, мы вместе были.

— Тогда не знаю. Сейчас ваших приведут, узнаем. После того как распределят, кто кому достанется.

— Ты не понял, его должны были раньше привезти.

— Вы первые за полгода кого привезли.

— Значит, нет его здесь. Может позже привезут?

— Не привезут.

— Почему?

— Даже не знаю, как тебе объяснить. В общем, не привезут, и все. Через полгода не раньше. У него какая травма?

— Не было у него вроде травм.

— Тогда он точно сюда не попадёт.

— Почему?

— Дорогой.

Такого развития события я опасался ещё на корабле и того, что нас разделят. К моему сожалению, так и случилось. Где же ты сейчас, Дарс? Как мне тебя искать?

— Расскажи, что у вас здесь за жизнь?

— Жизнь у нас отличная, благодаря нашим прекраснейшим хозяйкам.

— Слушай, я здесь новенький, что это означает? Почему все говорят «прекраснейшие хозяйки»?

— Не советую говорить по-другому, дольше проживёшь.

— Почему?

— Просто не советую.

— Чем вы на ферме занимаетесь?

— Всем по-немногу. Ты что умеешь?

— Не знаю, я память потерял.

— Кем был раньше?

— Говорю же, ничего о себе не знаю, даже собственного имени.

— Что, даже не помнишь, как тебя зовут?

— Вообще ничего не помню. Приятель называл Рик.

— Рик, здесь выращивают разные растения. Завтра узнаешь, куда попадёшь. Работа не тяжёлая и несложная благодаря нашим замечательным хозяйкам.

— Ты давно здесь?

— Почти три года уже.

— Как тебя зовут?

— Гинар.

— Гинар, почему здесь так много женщин?

— Не знаю, так решили наши умные замечательные хозяйки.

— Какие здесь порядки?

— Всё просто. Утром всех распределяют и отправляют на работы. Вечером все возвращаются обратно.

— Почему здесь так мало охраны? Всего пятеро охранников?

— Всего их десять.

— Всё равно мало. Почему они не боятся, что вы разбежитесь?

— Вот ты о чём.

— Здесь бежать некуда, одни фермы вокруг. Недели три назад убежали трое. Их быстро поймали.

— Что с ними стало?

— Никто не знает. Сюда их не вернули.

— Откуда тогда узнали, что поймали?

— Охранники болтали вроде, но точно я не знаю.

В здание постепенно стали возвращаться остальные и размещаться на соседних койках.

— Расскажи, что у вас здесь, и где находиться.

— Здесь всё просто. Видишь двери, туда как раз трое зашли, там пищевые синтезаторы находятся и можно поесть.

— Вижу.

— Зайти туда поесть. Ешь, сколько хочешь. Только помни: выносить оттуда ничего нельзя.

— Две другие двери — это душевые и туалеты. Вот, собственно, и всё.

— Душевые даже есть?

— Конечно. Там только осторожней.

— Чего так?

— В общем, сам поймёшь.

— Понял.

Есть хотелось — слона готов был съесть. Слез с кровати и пошёл кушать. Здесь у пищевого синтезатора стояла очередь. Все быстро заказывали еду и садились за несколько длинных столов. Когда подошла моя очередь, я понял, что заказать могу, а что заказать не помню. Пришлось обратиться к женщине, стоящей за мной в очереди:

— Вы мне не поможете? Я не знаю, что заказать, и нейросети у меня нет.

— Что ты любишь?

— Не знаю, что-то съедобное.

— Попробуй набрать 46.

Набрал, как она сказала, вылезло что-то непонятное с виду, выглядело как три полосы из разноцветных каш. По вкусу они оказались все разные. Одна каша сластила, вторая попалась с легкой горчинкой. Третий вкус был совсем не понятный. Мне хотелось есть, и я съел все три. После чего заказал повторно и снова всё съел. Учитывая, что мы с Дарсом не ели несколько дней и неизвестно, сколько я пробыл в криокапсуле. Кушал в последний раз я очень давно. Уже объевшийся решил, что сейчас посещу душ, и мне будет совсем хорошо. Хорошо, что мой сосед меня предупредил заранее, потому что к такому я был совсем не готов. С трудом нашёл свободную кабинку, быстро сполоснулся и быстрей сбежал оттуда. Когда вернулся к кровати, был очень озадачен.

— Хорошо, что предупредил насчёт душевой.

— Что там было?

— Там почти в каждой кабинке был секс. Причём в большинстве случаев женщины с женщинами.

— Здесь это обычное дело. Наши замечательные хозяйки разрешают это нам. Чем здесь ещё заниматься?

— Не знаю.

— Посмотри вокруг. Одни женщины. Вот они и выходят из положения кто как может. Говорят, ты устроил драку на улице?

— Это они устроили, а я только защищался.

— Старший охранник сказал, что ты, значит ты. Зря ты с ними связался. Проблемы у тебя будут. Они старшие. Против них никто не выступит.

— Да мне и не нужно, чтобы кто-нибудь выступал.

— Зря ты так, долго здесь не протянешь.

— Ты говоришь загадками.

— Вскоре сам всё поймёшь.

— Скажи, они могут ночью напасть?

— Кто?

— Старшие?

— Нет. Здесь камеры везде. Выходить из здания нельзя, кстати.

— Это я уже понял.

— На твоём бы месте я договорился с ними. Ты как мужчина способен с женщиной?

— Способен вроде. Правда, не знаю как после разморозки.

— Тогда присмотрись и выбери себе женщину.

— Зачем?

— Тебе так будет проще, и прикроют если что.

— Ты вроде тоже один?

— У меня нет ноги, и не только её. Так что я для них бесполезен. Поэтому им и неинтересен.

— Запутал ты меня совсем.

— Скоро сам всё поймёшь.

Неожиданно погас свет, и включилось дежурное освещение как на корабле.

— Это что?

— Команда всем спать. Смотри, что сейчас начнётся.

Все стали укладываться на кровати. После чего с разных мест стали доноситься характерные звуки секса.

— Неожиданно.

— Бывает и днём, кому захочется. Здесь это обычное дело. Все напряжение снимают. Хочешь, можешь с кем-нибудь тоже.

— Сейчас очень спать хочется.

Хотя соблазн был большим, но организм ничего не хотел, кроме сна.

Часть 3

Утром меня разбудил сосед.

— Вставай, нужно успеть позавтракать и на работу.

Он пристёгивал протез ноги.

— Что здесь за опоздание бывает?

— От настроения охраны зависит, не советую опаздывать.

— Понятно.

Мы только собрались позавтракать, как громкоговоритель сообщил, что все рабы должны выйти из здания. Все сразу бросили свои дела и пошли на выход.

Около выхода он остановился, и мы вышли последними из здания. Все уже стояли под навесом, у входа. На площадке перед зданием стоял небольшой флаер, около него находилось две женщины, они беседовали со старшим из охранников. Охранников оказалось действительно десять, как сказал Гинар, все они находились сейчас рядом с флаером. Меня ещё вчера удивило, что у них, кроме дубинок с шокерами, ничего не было из оружия, и эти дубинки было сложно назвать оружием. Одна из двух женщин вышла вперёд и сказала:



— Мне сообщили, что некоторые из рабов высказали недовольство по поводу отношения к ним. — Так вот. Он сегодня полетит с нами и объяснит нам, чем именно он оказался не доволен.

Неожиданно кто-то закричал от боли на другом конце толпы. После чего двое из охранников пошли туда. Толпа там расступилась, пропустив их. Они забрали бессознательное тело одного из мужчин и погрузили его в багажный отсек флаера.

— Всем работать! — скомандовала другая женщина.

Они сели в флаер и улетели на нём. После этого все стали возвращаться в здание. Мы с Гинаром пошли на завтрак.

— Гинар, кто это был?

— Это были наши прекраснейшие хозяйки.

— Что-то я совсем запутался. Откуда появилась ещё одна хозяйка? Кто тогда вторая?

— Это жена нашей прекраснейшей хозяйки.

— Не понял, что значит жена?

— Это и значит.

— Понятно. Что будет с этим, которого забрали?

— Неизвестно. Никто обратно не возвращался.

— Что ты грустный такой?

— Мы с ним были из одной партии.

— Ну и что?

— Я последний остался из этой партии.

— Куда остальные делись?

— Туда же.

— Может просто продали соседу?

— Наверно.

Он сидел такой задумчивый, размазывая кашу по своей тарелке.

— Гинар, не мучай кашу, выброси её в утилизатор, если не хочешь.

— Нам пора, — неожиданно сказал он, затем последовал моему совету и вышел из пищеблока.

Сам я пошёл за ним, но все спешили на выход. Мы всех пропустили у выхода и последними вышли на улицу. На улице пятеро старших, как назвал их Гинар, общались с неизвестным мне блондином. Его я видел в первый раз. Выглядел он немного старше меня, на щеке находился большой шрам, оставленный чем-то вроде клинка.

— Кто это? — спросил соседку.

— Это управляющий фермой.

Управляющий и старшие недолго пообщались. Старшие после этого стали расходиться. Двое пошли в одну сторону, трое в другую. За ними ушло большинство рабов из толпы. Сам я остался стоять на месте и со мной ещё двое мужчин. Этот блондин посмотрел на нас, потом спросил.

— Новички?

— Да — ответил ему сосед.

— Что, распоряжения на работу не получали?

— Некуда получать, — снова ответил мой сосед.

— Понятно. Тогда идите на чистку к старшей.

— Это куда, и кто старшая? — спросил я его.

— Пошли, отведу, а то потеряетесь ещё.

Он повёл нас. Мы шли впереди, а он сзади. Вдоль дороги росли ровные ряды растений зелёно — красного цвета. У каждого растения был мощный стебель, и от него в разные стороны отходили небольшие то ли бутоны, то ли шишки. Каждое растение было высоким, больше двух метров в высоту.

— Это калгиз, — сказал управляющий, увидев, что я остановился и рассматриваю растение. Двое других рабов, заметив мою остановку, последовали моему примеру и вместе со мной стали рассматривать растения. Один даже его потрогал.

— Его едят? — спросил управляющего мой сосед.

— Вам бы только жрать. Нет. Его не едят. Плоды идут как компонент картриджей для лечебных капсул. Из стеблей делают ткани.

— Что за ткани?

— Специальные. Идите дальше.

— Слушай, управляющий, почему ты нас боишься, а охранники нет? — спросил его.

Он посмотрел внимательно на меня.

— Они идиоты, им простительно. Ты ведь убийца? Правильно записано в анкете?

— Я воин, а не убийца.

— И в чём разница?

— Я не вхожу в клан убийц и не зарабатывал этим на жизнь. Просто один раз по собственной глупости мы с приятелем взяли подработку.

— Чем тогда ты занимался?

— Караваны охранял.

— От кого?

— От других караванов и от разбойников.

— Часто были нападения?

— Каждый раз по-разному. В последнем караване на нас три раза нападали.

— Что вы возили в караванах?

— Мы ничего не возили. Мы только охраняли. Возили и торговали купцы. Они нам и платили за охрану.

— Какая-то странная у тебя анкета.

— Почему странная?

— Слишком ты умный для убийцы.

— Я уже сказал, что я не убийца.

— Это неважно. С какой ты планеты?

— Этого я не знаю.

— Как ты попал в рабство?

— Нас захватили звёздные люди, когда мы сражались. Посадили в клетку и привезли на станцию.

— Где ты вырубил охрану и сбежал, — подытожил охранник.

— Да, и что такого?

— Значит, ты дикий и долг у тебя не настоящий.

— Какой долг?

— Перед бывшим хозяином.

— Не было никакого долга и никакого хозяина. Мои мечи и другое оружие кучу денег стоило. Так что это он мне должен, а не я ему.

— Понятно. Кто к нам только не попадает. Теперь по вам. Вы, двое, что умеете?

Быстро выяснилось, что оба были бывшими наёмниками. Их набрали на одной из планет, и они участвовали всего в одной операции как наёмники. Один оказался разорившимся фермером и украл что-то, второй торговал запрещённой дурью на улице. Местные полицейские продали их рекрутерам наёмников. В наёмниках их вооружили и отправили на захват шахтёрской станции. Захватить станцию они не смогли и ранеными попали в плен к шахтерам. После чего рабство, станция Балданга, и сюда, в криокапсулах.

Управляющий недолго выяснял у разорившегося фермера, что тот выращивал. После чего оставил его в покое. У них, как и у меня, не было нейросетей. Похоже, нейросети были повреждены в ходе боя.

За разговорами мы незаметно подошли к десятку больших ангаров. Управляющий завёл нас в один из них. Внутри большого помещения стояло много транспортёрных лент, и около каждой сидело по несколько рабов. Находились они от входа далеко, и было плохо видно, что они там делают. Мы остановились около входа и стали ждать. В здании было шумно. Скоро появилась одна из старших и, бросив взгляд на меня, обратилась к управляющему.

— Этих тоже ко мне?

— Забирай. Они без нейросетей. Все приказы будешь передавать им лично.

— Поняла.

— Пошли со мной, — сказала она нам.

Мы втроём покорно пошли за ней. Когда подошли, стало видно, что по ленте двигаются шишки и падают в контейнер, стоящий у конца этой ленты.

— Значит так, — сказала она, когда мы подошли к ближайшей транспортёрной ленте. — Ваша задача убирать весь лишний мусор с ленты и бросать его на пол. Как это делают они. Мусор — это то, что вы видите на полу. В контейнер должно попадать только вот это.

Она достала из контейнера одну шишку и показала нам. Подобные шишки мы только что рассматривали на растении. Правда, на нем они выглядели совсем маленькими, а здесь, в контейнере, они были гораздо больших размеров.

— Что это? — спросил один из бывших наёмников.

— Это самое ценное, что выращивается на ферме. Вы, кстати, видите хорошо.

— Хорошо, — ответили наёмники.

Сам я решил промолчать, думая, стоит говорить, что у меня со зрением проблемы. Оно ведь до конца так и не восстановилось.

— Ты что молчишь? — спросила она и подошла ко мне близко.

— Плохо, — ответил ей.

— Почему сразу не ответил?

— Думал, стоит говорить или нет.

— Какие у тебя проблемы со зрением?

— Расплывается всё вдалеке.

— Будешь ласков со мной — оставлю тебя себе.

— Я сам решаю, где когда и с кем.

— Хал, если несложно, подойди сюда! — позвала она управляющего.

Он так и стоял у входа, откликнулся не сразу, но подошёл.

— Что случилось? — спросил её.

— У этого раба проблемы. Он плохо видит.

— Что у тебя со зрением?

— Не знаю. Мне на войне досталось. После этого долго ничего не видел, все плыло перед глазами. Сейчас восстановилось, но далеко плохо вижу, всё расплывается.

— Понятно. Зайдёшь вечером к медику, скажешь что я направил.

— Хорошо.

— Посадишь его пока в самом конце, — сказал он старшей.

— Сделаю.

Она поместила меня у одной из лент, пересадив одну из женщин на другую ленту. Наёмников тоже разместила недалеко. Работа оказалась совсем простой. По ленте ехали «эти шишки» и всё, что являлось не «этими шишками», требовалось убирать с ленты. Мусора было немного. Передо мной сидело ещё две женщины, именно они и убирали большую его часть. Мне почти ничего не доставалось. В основном это были небольшие кусочки листвы. Старшая всё время ходила и проверяла контейнеры. Несколько раз подходила и осматривала контейнер, стоящий около меня и заодно приглядывала за мной. Так мы работали, пока контейнеры не заполнились доверху. После чего ленты остановились. Все встали и дружно пошли на выход.

— Что сидишь? Шагай на выход. Команда была для всех! Повернулся и обнаружил позади себя старшую.

— У меня нейросети нет, и я команд не получаю.

— Ничего, я тебя быстро обуздаю, мой жеребец.

— Что, мало вам вчера досталось?

— Никуда ты не денешься. Готовься.

Пошёл на выход за остальными. Она сходила, проверила, не остался ли кто-нибудь в помещении и тоже пошла на выход. Когда вышел оттуда, увидел, что из соседнего ангара тоже выходят рабы. Мы все вместе пошли по дороге обратно. За нами на небольшом отдалении шли только двое старших, общающихся между собой.

На улице, похоже, стояла ночь, но все вокруг светилось, словно днём. Местного светила не было видно как утром, но его хорошо заменяла соседняя планета-гигант. Свет от планеты исходил мягкий, не слепил как утром от местного светила. Сейчас на небе были хорошо видны соседние планеты. Сила притяжения здесь, на планете, была совсем небольшой.

— Здесь не бывает ночи? — спросил женщину, идущую рядом.

— Нет. Планета освещена со всех сторон.

— Понятно.

Когда мы дошли до здания, я свернул и пошёл в боковое, к медику. Как только зашёл туда, меня остановил охранник.

— Зданием ошибся, новичок?

— Нет. Меня управляющий отправил к медику.

— Зачем?

— Зрение проверить.

— Тогда проходи.

Когда зашёл в кабинет, медик дремал в углу.

— Зар, привет.

Он удивлённо открыл глаза.

— А, Рик, привет.

— Немного у тебя работы.

— Работы хватает. Ты сам мне вчера её подкинул.

— Честно, не хотел, так получилось. Они какие-то совсем дикие здесь.

— Кто бы говорил.

— Вчера мне рубаху порвали.

— Возьми в углу другую. Какие проблемы?

— Меня управляющий к тебе отправил.

— Зачем?

— Зрение проверить.

— Ты плохо видишь?

— Да. Далеко всё расплывается.

— Ложись, посмотрю.

Открыл глаза. Капсула открыта, и Зар склонился надо мной.

— Здорово тебе досталось. Где это тебя так?

— На войне. Калаг лягнул.

— Калаг — это кто?

— Животное это такое.

— Как ты вообще жив остался после такого удара?

— Меня и приняли за погибшего. Тогда я почти ничего не видел, хорошо, приятель тоже жив остался, и мы смогли выбраться оттуда.

— Долго заживало?

— Долго.

— Ты вылечил меня?

— Нет, я ничего не трогал. Только посмотрел.

— Почему?

— Мне запрещено лечить мужчин. Это приказ нашей прекраснейшей хозяйки.

— Почему?

— Вопрос не ко мне.

— Меня можно вылечить?

— Можно.

— Что мне сказать управляющему?

— Это и скажи. Я тебя обрил, кстати.

— Обрил и обрил. Может, отстанут теперь.

— Ни одного шанса. Как тебе у нас?

— Сам не понял.

— Где работал?

— Мусор чистил.

— Понятно, почему он ко мне отправил. Скажи, а почему сюда охранник не пускал?

— Не положено сюда рабам заходить.

— Как же ты?

— Я здесь живу.

Возвращаясь, обнаружил на выходе двоих охранников. Увидев меня они, заулыбались.

— Хорошая причёска, — сказал один.

— Мне тоже нравиться, а то зарос сильно.

Вернувшись к себе, обнаружил, что Гинара нет на месте и отправился кушать. В пищеблоке очереди к пищевому синтезатору не оказалось, и я быстро поел. Вернувшись, обнаружил Гинара на койке, отстегивающего протез.

— Уже обрили? — спросил он, заметив меня.

— Что значит уже?

— Это тебе такая маленькая месть от женщин.

— Не знаю, я не против. Мне так привычно.

— Ты только никому больше не говори.

— Почему?

— Они так мстят друг другу.

— Ты не понял, это не их месть, это Зар меня обрил.

— Ты его просил об этом?

— Нет.

— Значит, они попросили.

— За какие такие заслуги?

— Интимные какие ещё.

— Не понимаю, ему мало женщин?

— Это здесь их много, а там их нет.

— Как у вас всё сложно. Что, и охранники сидят там на голодном пайке?

— Им вообще запрещено с ними. Это тебе было первое предупреждение от них.

— Какое первое? Мне старшая открытым текстом сказала, что я буду её.

— Вот и соглашайся пока она добрая.

— Не хочу. После бывших жён.

— Зря. Жёны-то здесь причём? Тебя ведь никто не заставляет на них жениться.

— Не могу, злой я на них. Представляешь, нас с приятелем решили убить наши жёны.

— Если ты и дальше будешь упрямиться, то они это же решат.

— Мне не привыкать. Я думал, что погибну на холме.

— Лучше бы ты там погиб.

— Почему?

— Для тебя было бы лучше. Сам жалею, что не погиб до того, как попал сюда.

— Это из-за ноги?

— Из-за неё тоже.

— Ничего не понимаю, что тогда не так?

— Здесь всё замечательно благодаря нашим прекрасным хозяйкам.

— Странный ты.

— Если проживёшь здесь долго, всё поймёшь. Тебя куда определили?

— Не знаю. Мусор целый день искал.

— Значит в чистильщики.

— Там нормально. Займись старшей, раз ты ей приглянулся.

— Ты сам чем занимаешься?

— В мастерских работаю.

— Кем?

— Техником. Комбайны ремонтирую.

— Какие здесь ещё есть варианты?

— Собственно, вариантов не много: или в чистильщики, или в теплицы. Хотя в теплицы последнее время мужчин не отправляют.

— Почему?

— Не знаю.

— Какие ещё варианты?

— Есть вариант в мастерские, или на комбайны. В мастерские ты не попадёшь точно, ты не техник. Значит у тебя два варианта: или на комбайны или в чистильщики. Второй вариант лучше.

— У меня зрение плохое. Меня старшая спросила я, и признался.

— Это ты зря сделал, нужно было молчать.

— Откуда я мог знать?

— Она доложила о тебе Хали?

— Сразу же.

— Что он сказал?

— Чтобы я вечером зашёл к медику и отправил работать.

— Подлечил тебя Зар?

— Нет. Сказал, запрещено лечить.

— Тогда даже не знаю, может, и оставят тебя там же.

— Расскажи, что вы выделаете в мастерских?

— Комбайны ремонтируем целыми днями. Они постоянно ломаются.

— Это я понял, а как они выглядят?

— Мне это сложно тебе объяснить. Была бы у тебя нейросеть, скинул бы видео. Похоже, нашли потеряшек.

— Не понял, о чём ты, Гинар?

— Два комбайна не вернулись обратно. Охрана уехала разбираться туда. Сейчас вернулись.

— Наверно, комбайны сломались.

— Они, когда ломаются, сразу подают сигнал о поломке, там что-то другое произошло.

Он долго молчал, потом сказал:

— Всё понятно. Новенькие удрать решили.

— Успешно?

— Здесь не бывает успешно. Завтра всё узнаем.

Мне было нужно попасть в ремонтные мастерские, там должен быть инструмент, чтобы снять ошейник. Вот только как туда проникнуть, было непонятно. Кроме того, оставалось неясным, почему никто не пытается отсюда бежать. В принципе, жить здесь было неплохо: кормят, поят, работа несложная, и медик есть. Зачем куда-то бежать? Наверно, поэтому здесь не охрана, а так — одно название. Десяток болванчиков с шокерами, им даже оружие не выдают. Вот только все здесь чего-то бояться и многое не договаривают, особенно Гинар. Может, правда замутить с этой старшей? У меня давно женщины не было. Нужно подумать. Хотелось сходить в душ, но после вчерашнего у меня возникли сомнения.

Когда зашёл в душ, там шла небольшая женская разборка. Пятеро женщин во главе с одной из старших прижали в углу двух других женщин, и старшая требовала от них подчинения. Может быть, я бы не стал вмешиваться, но именно эта старшая меня ударила сзади, и этого я не забыл. Кроме того, свободная душевая кабинка была в этом углу.

— Можно пройти? — громко сказал им.

Все пятеро дружно повернулись ко мне и после этого старшая из них вышла вперёд.

— Опять ты?

— Опять я. Отойди с моей дороги, или снова будет как вчера.

— Ты об этом пожалеешь.

— Как-то совсем не страшно.

— Скоро будет страшно.

— Вот когда будет, тогда и поговорим, а теперь отошла в сторону!

Она посторонилась, и я прошёл мимо них к душевой кабинке. Около неё стола эта парочка. Одна девушка совсем молодая, вторая немного постарше, обе были уже без одежды. Мне вспомнилось, что меня сегодня обрили, и решил вернуть им должок.

Часть 4

— Быстро обе зашли в кабинку! — приказал им

Повторять дважды не пришлось — они спешно выполнили приказ. После чего сам разделся и зашёл внутрь

— Что стоим? Не знаете, как завести мужчину? — спросил их.

— Знаем, — ответила та что постарше.

— Тогда начинайте.

Мне понравилось, как они меня возбуждали, у меня давно не было женщины. Впрочем, как и у них мужчины. Пробыли мы там долго, пока мы не насытились друг другом. Старшая со своими вначале наблюдали за нами, потом ушла. Когда вернулся, думал Гинар спит, а он, похоже, меня ждал.

— Ты что так долго? Думал, с тобой там что случилось.

— Случилось — решил последовать твоему совету, и в душе двоих обрадовал.

— Вот это правильно. Только не верь их обещаниям — обманут.

— Не собирался.

— Тогда спать.


Утром меня опять разбудил Гинар. Спалось здесь отлично, и вставать совсем не хотелось. Койка мне казалась очень удобной особенно после земли и камней, на которых мы с Дарсом спали последнее время. Видя, что я не собираюсь вставать, он скомандовал:

— Быстро одевайся, и на выход!

— Что случилось?

— Хозяйки прилетели.

Спешно натянул штаны и помог Гинару добраться до выхода. Он не стал пристёгивать протез. На улице мы оказались одними из последних. Как и вчера, на площадке перед зданием наблюдался флаер, и около него стояли хозяйки и охрана. Разница со вчерашним была небольшой. Нынче хозяйки одеты по-другому и обвешаны оружием. Сегодня вторая из них вышла вперёд и обратилась к нам:

— Внимание всем! Вчера двое новеньких решили удрать. Сегодня мы летим за ними. Хочу сказать всем: бежать отсюда невозможно. Все виновные и те, кто знал о побеге, и не рассказал нам, будут жестоко наказаны.

После этого они сели в флаер и улетели. Остальные стали возвращаться в здание. Помог Гинару вернуться к кровати и сел рядом с ним.

— Думаешь, они их найдут?

— Конечно. Здесь некуда бежать.

— На планете что, одни фермы?

— Почти.

— Городов нет?

— Есть два небольших. Там раньше колония была.

— Нападения фермы на ферму здесь бывают?

— Не знаю. На нас ни разу никто не нападал. Бывает, соседи, когда охотятся, расстреляют наш комбайн вроде как по ошибке. Потом просто возмещают потери нашим прекраснейшим хозяйкам.

— Не понял? Соседи на кого охотятся?

— Когда как, чаще как сейчас — на беглецов, а иногда просто от скуки, отпустят кого-нибудь и потом охотятся на него.

— Наши прекраснейшие хозяйки где-то рядом живут?

— В городе где-то. Они сюда вот так прилетают.

— Понятно.

Все быстро покушали и стали выходить на улицу. Там уже ожидали управляющий фермой и пятёрка старших женщин рядом с ним. Они недолго обсудили что-то между собой и так же, как вчера, пятёрка разошлась в разные стороны. Большинство рабов неспешно потянулось за ними. На месте остался только Хал.

— Гинар, мне куда?

— Узнай у Хала.

После этого он пошёл за своей старшей.

Подошёл к Халу.

— Хал, мне куда?

— Что тебе медик предписал?

— Он посмотрел и сказал, что ему запрещено лечить мужчин.

— Как меня это достало! Лая, вернись.

Обернулась и потом вернулась как раз та старшая, с которой я повстречался вчера в душе.

— Что, Хал?

— Ты просила кого-то на замену беглецам. Возьми вот этого, и где-то был ещё один. Вон того. Он бывший фермер.

— Этот же дикий и без нейросети.

— Он с хорошим интеллектом, должен справиться.

«Ну вот, ты мне и попался, дружок», — говорил ее взгляд, и я решил действовать.

— Хал, может я как раньше — мусор чистить? У меня получалось вчера?

— Попробуем тебя здесь, если не получится, вернём обратно. Иди за ней, она тебе всё покажет.

Она забрала бывшего наёмника, и нам пришлось последовать за ней. Мы быстро догнали основную группу. Среди них я увидел хромающего Гинара.

— Гинар, это опять я.

— Ты сегодня не в чистильщиках будешь?

— Да. Хал сказал на замену двум беглецам.

— Значит, тебя на комбайн посадят. Это самая опасная работа.

— Почему?

— Утром, помнишь, я тебе рассказывал про соседей.

— Что так часто бывает?

— Бывает.

Мы дошли до большого здания и зашли внутрь. Там, внутри, оказался большой гараж. В нём ровными рядами стояли комбайны. Комбайн представлял из себя высокий прямоугольный корпус, по углам которого возвышались четыре колонны. У основания этих колонн были установлены треугольные гусеничные привода. Гинар сказал, чтобы я оставался здесь, а сам ушёл дальше. Наша старшая стала распределять всех на комбайны. Вторая старшая организовала своих, и они стали подкатывать к комбайнам большие контейнеры. Когда к первому подкатили такой комбайн, он сразу прицепил его к корпусу, после этого рядом прикатили второй, он подцепил и его. После чего сам корпус комбайна вместе с ними стал подыматься вверх по этим колоннам. Открылись ворота гаража, и он уехал на улицу. Подобные контейнеры уже катили к следующему комбайну. Он также их прицепил и уехал. Дело шло быстро — комбайны прицепляли контейнеры и уезжали. К последним контейнеры не прицепили — у них и так был сзади большой бункер. В них просто садились водители, и комбайны уезжали. Остались только наша старшая и мы с бывшим наёмником. Мы подошли к двум оставшимся комбайнам.

— Ты знаком с таким? — спросила Лая моего соседа и показала на один из двух оставшихся комбайнов.

— Знаком, — был ответ.

— Пойдём, посмотрим, как ты знаешь.

— Ты жди здесь, — сказала она мне.

Они забрались в кабину комбайна. Она пробыла там недолго и вскоре вернулась. Комбайн после этого поднялся и уехал. Она подошла ко мне.

— Вот мы и остались вдвоём. Пойдём, посмотрим, на что ты способен.

Она полезла по лесенке на крышу комбайна, после чего оттуда спустились вниз в саму кабину. Кабина оказалась треугольной по форме, спереди она вся была застеклена, в её центре было установлено единственное кресло, и она заняла его. Мне пришлось подойти к ней и встать рядом.


— Думаю, нет смысла спрашивать, знаком ты с такой техникой, или нет. Ответ очевиден.

— Не знаком.

— Значит так. Это комбайн, и отсюда он управляется.

— Я понимаю, что это не пищевой синтезатор, и для чего он нужен, тоже понимаю.

— Тогда перейдём к его задачам. Его задача собирать плоды калгиса. Собирается всё автоматически, тебе не нужно ничего делать. Он умный и сделает всё сам.

— Тогда зачем здесь я?

— Ты должен смотреть, чтобы он не свалился куда-нибудь и не застрял. Всё остальное он сам сделает, а ты должен только его контролировать.

— Как я это должен делать?

— Всё просто. Вот кнопка его запуска.

Она нажала на нее. Комбайн негромко заурчал, и кабина стала подниматься. Консоль перед ней раскрылась, и оттуда появился джойстик. Она его трогать не стала. Комбайн сам поднялся и поехал вперёд. Выехав из гаража, сам повернул и поехал по дороге. Она ничего не трогала.

— Как его остановить, если понадобится?

— Тянешь джойстик на себя. Включится ручной режим, и комбайн остановится.

Она потянула, и комбайн остановился.

— Что нужно для того, чтобы продолжить?

— Здесь два варианта. Если, например, впереди какое-то препятствие, а он его почему-то не видит, двигаешь джойстик в бок и вперёд, чтобы объехать его. После чего жмёшь вот эту кнопку, и комбайн дальше работает в автоматическом режиме.

Она нажала кнопку, и комбайн поехал дальше.

— Как я должен найти участок, где должен работать?

— Он сам всё найдёт и приедет к нему. Это не твоя забота.

— Как его вернуть обратно?

— Это тоже не твоя забота. Он сам вернётся в гараж.

— Тогда в чём моя забота?

— Когда загорится сигнал о том, что бункер полон, ты должен нажать вот эту кнопку.

— Зачем?

— Чтобы он поехал на выгрузку. После выгрузки снова нажимаешь первую кнопку, и он везёт тебя обратно на участок для работы.

Комбайн достаточно быстро приехал на нужный участок и стал его постригать как обычная газонокосилка. Срезал он не всё под корень, а только верхушку растения вместе с шишками и сейчас ехал по невидимой границе участка. Было хорошо видно, что все верхушки соседних растений уже были обстрижены. Она ничего не трогала. Комбайн всё делал сам. Больше она наблюдала за мной, чем за работой комбайна.

— Что делать, если сломается?

— Ничего не делаешь. Он всё передаст сам. Останавливаешь его, если он не остановился, и ждёшь техников.

— Понятно.

— Раз понятно, тогда садись в кресло.

Она уступила мне кресло.

— Попробуй остановить его.

Потянул за джойстик назад, и он остановился.

— Теперь снова вперёд.

Двинул джойстик вперёд, потом нажал кнопку автоматического движения. Комбайн продолжил работу.

— Надо же понял, а я думала, всё гораздо хуже будет.

— Здесь совсем ничего сложного нет.

— Посмотрим, как ты вторую проблему решишь.

— Какую вторую проблему?

До этого она стояла сзади за креслом и внимательно следила за мной. А после этих слов подошла и села мне на колени. Вот только из одежды на ней уже ничего не осталось.

— Если ты сейчас не сделаешь со мной, что делал вчера с ними, я не знаю, что с тобой сделаю.

— Что, прямо здесь?

— Прямо здесь и сейчас. Комбайн и без тебя справится.

Решил, что не стоит усложнять себе жизнь и занялся ею. Дамочка оказалась ненасытной и успокоилась только тогда, когда комбайн остановился и просигналил, что бункер заполнен.

— Что будешь делать? — спросила она.

— Нажму вот эту кнопку.

— Правильно. Нажимай.

Нажал, и комбайн снова поехал. Он долго ехал, пока не приехал к ангару, где я вчера мусор убирал. Там разгрузился в открывшуюся большую емкость и остановился.

— Что будешь делать? — снова спросила она.

— Нажму кнопку автоматического возврата обратно.

— Правильно. Вначале только довези меня до гаража.

Взял джойстик в руку и повёл комбайн вручную. Миновав здание, где мы жили, остановил комбайн около гаража.

— Удивительно, но, похоже, из тебя что-то выйдет, — сказала она перед тем, как покинуть кабину. — Да, чуть не забыла — отходить от комбайна в поле далеко нельзя. Ошейник голову оторвёт.

— Как же тогда эти, которые вчера убежали?

— Смогли как-то снять блокировку у комбайна, или ошейники снять.

— Понятно.

Она вышла из комбайна и вернулась в здание. Сам я нажал кнопку автоматической работы, и комбайн поехал обратно в поле. Судя по всему, здесь всё автоматизировано, работать на комбайне совсем не сложно. Комбайн приехал обратно и продолжил стричь растения. Просто сидеть было скучно и решил, посмотреть, что ещё в кабине находится. Вот только сразу за креслом обнаружил камеру наблюдения и решил, что не стоит пока соваться, куда не следует. Для всех здесь я был тупой, дикий, и не стоило портить о себе впечатление. Пускай всё так и остаётся. Комбайн несколько раз съездил на разгрузку и вернулся обратно в поле. После последней разгрузки он не поехал в поле, а вернулся в гараж. Большинство комбайнов находилось уже там. Он приехал, встал на своё место, и кабина опустилась на пол. Решил, что можно из него вылезти. Когда вылазил, заметил что сзади к нему сразу подошли двое и стали подсоединять к нему шланги, висящие рядом. Подошёл к ним посмотрел, что они делают. Они, собственно, всё уже завершили.

— Что вы такое делаете? — спросил их.

— Всё как обычно: зарядка, чистка бункера.

— Гинар, не знаете где?

— В мастерских был вроде, но тебе туда нельзя.

— Почему?

— Ошейник не позволит.

— Понятно.

Пришлось подойти к остальным водителям комбайнов. Они собрались все вместе, большинство молчало.

— Что ждём? — спросил ближайшего.

— Старшую. Без неё нельзя идти обратно, — ответил он.

Думал я последний, но оказалось, что не все приехали. Пять мест для комбайнов пустовало. Вскоре приехало ещё трое. Двоих по-прежнему не было. Немного погодя, появились старшие и повели нас обратно. Смотрел среди всех Гинара, но так и его и не увидел. Когда мы вернулись, большинство работни ков уже поели и общались между собой. Покушал и забрался к себе на койку, но Гинара по-прежнему не было. Появился он только через пару часов.

— Ты где пропал?

— Два комбайна сломались на самом краю фермы, пришлось ехать за ними туда.

— Что с ними?

— Не знаю. Завтра будем разбираться, что случилось.

— Хотел к тебе в мастерские зайти, но сказали нельзя.

— Так и есть. Это запрещено. Нельзя туда посторонним заходить.

— Жаль. Мне интересно, что там у вас.

— Как тебе на комбайне? Справился?

— Конечно. Там ничего сложного нет. Три кнопки и джойстик.

— Некоторые и с этим не справляются.

— Слушай, а что будет, если нажать второй раз кнопку старт?

— Он выключится.

— Скучно там целый день в этой кабине и непонятно, какие препятствия могут возникнуть?

— Ты новичок, тебя на ровный участок поставили, а есть участки, где одни камни. Мы сегодня ездили на такой, там водители проворонили пару камней и привода накрылись.

— Что им за это будет?

— Ничего особенного, получат пару разрядов, чтобы внимательней были и будут дальше ездить.

— Понятно. Не знаешь, нашли этих сбежавших?

— Нашли. Не повезло им.

— Почему?

— Живыми попались.

— Что с ними будет?

— Неизвестно, никто обратно не возвращался.

— Одного не понимаю — как они смогли сбежать, если отходить от комбайна далеко нельзя — голову оторвёт.

— Один фермером раньше был. Он, похоже, разбирался в комбайне и смог сжечь блокировку.

— Второй тогда как?

— Он, наверное, помог второму. Хотя, может, и второй тоже знал.

— Ты никак задумал сбежать? Беги, порадуй наших прекраснейших хозяек.

— Ничего я не задумал. Мне просто интересно стало.

— Не стоит задавать здесь таких вопросов, а то поступят как с Кином.

— Кином? Это кто?

— Кина забрали, когда вы только появились.

— Ты тогда сказал, что вы из одной партии были.

— Да, я последний остался.

— Хочешь сказать, что кто-то настучал на него.

— Здесь за это разные бонусы полагаются.

— Сообщил, например, о готовящемся побеге — держи бонус.

— Что за бонус?

— Тебе это не грозит. У тебя нейросети нет, а бонус на усмотрение наших прекраснейших хозяек.

— Понял.

— Ты здесь три года, а женщины живут здесь дольше тебя?

— Конечно. Их редко забирают, если только выскажутся плохо о наших прекраснейших хозяйках.

— И кто-то настучит.

— Совершенно верно. Поэтому никому не верь и держи язык за зубами. Дольше протянешь.

— Понятно.

— Понятно теперь почему все боятся. Почему ты мне это рассказал?

— Устал я бояться. Скоро и моя очередь придёт.

— Ты, что здесь дольше всех остальных?

— На сегодняшний день да.

— Вас когда привезли, здесь, что никого не было?

— Почему? Были, конечно.

— Тогда где все они?

— Нет их больше.

— Понятно.


Утром ждал наших хозяек, но сегодня они не прилетели. Спросил об этом Гинара.

— Гинар, а что наших прекраснейших хозяек сегодня не будет?

— Нет, наверно, похоже, они заняты.

— Они не каждый день прилетают?

— Нет, конечно.

Мы быстро позавтракали и привычно вышли на улицу.

— Слушай, а мне сегодня куда? На чистку или на комбайны?

— Не знаю. Наверно, на комбайны. Спроси у старшей.

Спросить не потребовалось. Она сама подошла и сказала, чтобы шёл за ней. Мы с Гинаром пошли к гаражу следом за остальными. Он из-за своего протеза хромал и не мог быстро идти. Поэтому отставал от остальных. Сам я тоже не спешил, впрочем, как и остальные, от которых мы немного отстали. Двое старших уже привычно шли за нами и общались между собой. Видя как он мучается с протезом, предложил:

— Гинар, может, тебе попросить протез получше.

— Просил, и не раз, а теперь точно никто не даст.

— Он, наверно, недорого стоит.

— Недорого. Вот только никто тратиться на нас не будет. Они лечить нас отказываются, не говоря про протезы.

— Ты ведь техник, может сам сделаешь или купишь.

— Насмешил. Откуда у раба креды?

— Креды — это что?

— Деньги это такие. У тебя на планете, что не знают, что такое деньги?

— Почему не знают — знают, у нас там серебрушки. Это монеты такие.

— Вот креды — это и есть серебрушки.

— Понял.

— Были бы они у меня, я бы не протез купил, а выкупился отсюда.

— Что, так можно?

— Конечно, вот только откуда они у раба?

— Ты у меня об этом спрашиваешь?

— Нет. Это был риторический вопрос.

Он повернулся, посмотрел назад на отставших старших, потом на шедших впереди рабов и затем шепотом сказал:

Часть 5

— Слушай, пока можно. Ты вроде в бега собрался. Запомни, если побежишь, не сдавайся им ни за что и попробуй там покончить с собой.

— Зачем?

— Ты вчера спрашивал, где все остальные, так вот, они все к ним в пыточную попали и все там остались. Некоторым повезло — их просто пристрелили.

— Значит многие бежали?

— Некоторые пытались, никому не повезло. Зир как-то проболтался, что он в нас ставит датчики специальные, чтобы нас отследить можно было.

— Они что, убивают только мужчин?

— Да, они нас специально сюда завозят партиями. После чего увозят развлекаться в пыточную, там убивают и потом покупают новую партию. Думал, после Кина я у них буду следующим, а здесь эти убежали. Так что им пока есть чем заняться.

— Зачем это им? От этого же одни убытки.

— Какие убытки? Они нас покупают почти даром, и мы для них развлечение.

— Ты сам почему не бежишь?

— Далеко я убегу одной ноге? Ты молод, и у тебя всё на месте. Ты можешь попытаться убить себя.

— Почему надо бежать здесь? Отойти, например, от комбайна. Мне сказали, голову оторвёт.

— Не оторвёт, только вырубит. У нас в ошейниках нет взрывчатки.

— Не знаю как другие бежали, но мне кажется, убежать невозможно. Погоди, если нет взрывчатки, получается, можно снять ошейник?

— Не получится. Взрывчатки нет, но он просто вырубит тебя, если попытаешься снять его.

Здесь искин контролирует каждый твой шаг.

— Что, даже здесь?

— Конечно. Над нами дрон висит, только не подымай голову.

— Понял.

— Почему ты думаешь, что ты следующий?

— Я остался последним из нашей партии. Кин думал, что нас не тронут, так как мы техники, но его увезли, как и остальных.

— Мрачную ты мне перспективу нарисовал.

— Знаешь, что самое плохое здесь?

— Что?

— Ты даже покончить с собой не сможешь — искин не позволит тебе это сделать. Многие пытались, и у них не получилось.

— Откуда ты узнал про пыточную, если никто не возвращался обратно?

— Хал был у них в доме и видел всё. Он, кстати, один из нас.

— Он тоже раб как мы?

— Уже нет.

Мы подошли к гаражу, и он замолчал. Сам я был сильно озадачен. Меня во всём этом смущало одно обстоятельство: почему он оказался последним из их партии? Он одноногий инвалид, который ходил с трудом? Может именно потому, что хорошо зарабатывал эти бонусы и сейчас делал то же самое? Кина он тоже мог заложить, чтобы заработать очередной бонус и пожить подольше. После чего я ему подвернулся, и он решил подбить меня на побег, чтобы получить следующий бонус. Мы с Дарсом уже предприняли одну неудачную попытку на станции, но там был реальный шанс убежать. Сейчас шансы тоже есть, как показала эта парочка, вот только правда или нет про датчики внутри нас? Если правда, то шансов совсем немного. Нужно отключить ошейник в первую очередь. Вот только как это сделать без инструмента? В мастерскую мне не попасть, и Гинар мне точно не помощник в этом деле. Спешить нельзя, нужно всё тщательно продумать и только потом бежать. Впрочем, кто сказал, что он нужен, ведь одевал их Зир, и у него должны быть коды доступа. Впрочем, наверное, это не вариант, и их сразу поменяли. Значит мне нужен искин. Нужно его найти и уничтожить.

Старшая тем временем распределяла всех по комбайнам. Всё проходило как вчера. К комбайнам прицеплялись контейнеры, и комбайн уезжал. Гинар пока находился рядом, и я спросил его:

— Гинар, что это они цепляют такое?

— Вода и питательная смесь. Растениям после стрижки полив и подкормка требуется.

— Ты на каком вчера работал?

— На подстригающем.

— Тебя туда посадили?

— Да, а что есть разница?

— Есть небольшая. Эти проще. Что, сам ездил в бункер отвозил?

— Вначале со старшей, потом один.

— Понятно. Значит справился.

— Может для тебя так даже и лучше.

Вскоре все комбайны уехали работать. В гараже остались только две старших, я с бывшим наёмником и Гинар с нами. Два комбайна, которые предназначались для нас, были сломаны. У одного была отломана одна нога, у второго гусеничный привод разбит. Старшие подошли к ним вместе с Гинаром и осмотрели.

— Что скажешь, Гинар? — спросила его моя старшая.

— Скажу, что ремонтировать нужно, — ответил он.

— Долго?

— Один долго — опору вырвало, со вторым проще, думаю, быстрее сделаем.

— Сколько по времени?

— Сложно сказать. Один, может, успеем за полдня отремонтировать. Второй неизвестно, сколько проделаем.

— Понятно, тогда будете пока помогать здесь, — обратилась она к нам.

— Что нужно делать?

— Вам покажут.

— Рика мне оставьте, — неожиданно сказал Гинар.

— Зачем это он тебе понадобился? — спросила его старшая.

— Перегнать их нужно будет в мастерские или сама оставайся — поможешь мне это сделать.

— Ладно, пускай остаётся, — явно без желания согласилась она.

После чего они забрали наёмника и ушли. Во внутренние помещения здания.

— Чего это она? — спросил меня Гинар.

— Не знаю, а что не так?

— Странно, отдавать тебя не хотела. Похоже, у неё были на тебя какие-то планы.

— Мне об этом ничего не известно.

— Впрочем, не обращай внимания.

— Сможешь отогнать этого, на трёх лапах, в мастерскую?

— Мне туда нельзя.

— Сейчас решим эту проблему. Вот и всё. Уже можно.

— Тогда давай попробуем.

Мы забрались в кабину, и я нажал кнопку «Старт». Комбайн заработал и появился джойстик. Сразу взялся за него.

— Отлично работает.

— Куда ехать?

— Разворачивай его, если сможешь.

С большим трудом мне удалось его развернуть. Когда развернулся, обнаружил, что сзади открыты ворота. Поехал осторожно к ним.

— Слушай, а ты что, не можешь им управлять?

— Мне запрещено прикасаться к управлению, ведь я не водитель, а механик. У тебя неплохо получается. Как будто ты раньше такие водил.

— Точно не водил, я такой комбайн увидел здесь в первый раз.

— Что у тебя за планета была, где ты жил?

— Не знаю. Планета неплохая, но желающих тебя прикончить там хватало. Когда жил в одном городе, там постоянно из моря выходили клизы, убивали и утаскивали под воду жителей.

— Зачем?

— Не знаю точно, говорили, что для самок. Мы с ними каждую ночь воевали, пока у них брачный период был.

— Почему ночью?

— Днём они не лезли и в воде сидели, но они были не самые опасные. Хотя и постоянно утаскивали людей.

— Кто был опаснее?

— Шакры. Ночная тень. Это ночные хищники, невидимки, они подлетают в полной темноте и тебя атакуют. Ты даже не поймёшь, что уже погиб.

— Ты встречался с ними?

— Довелось, и даже убил одну. Хотя это никому не удавалось. Там, на планете, много кто водится, и есть очень опасные места.

— Опасная у тебя была планета.

— Нормальная, там никто ни на кого никакие ошейники не одевал.

Мы заехали в мастерскую, где нас ожидали трое женщин. Все инвалиды и, как и мужчины, рабы.

— Смотрю тут у тебя здесь целая команда помощниц.

— Какие из них помощницы, так, одно название. Хорошо хоть что-то знают. Базы им совсем древние подсунули, они их выучили, а толку никакого. Выплатить за базы не смогли и оказались здесь.

— Понятно.

Выключил комбайн, и кабина опустилась на зёмлю.

— Пошли за другим.

Когда вышли из комбайна, нас ожидал около него управляющий, и с ним находился один работник. На нём не было ошейника, как и на управляющем. Управляющий удивлённо посмотрел на меня, слезающего с комбайна, и спросил:

— Гинар, это он сейчас управлял комбайном?

— Он. Мне ведь нельзя, — ответил Гинар.

— Он ведь новичок, я его только вчера отправил сюда?

— Он быстро освоился, и больше некого было брать. Остались только два новичка.

— Тогда идите за вторым комбайном. Впрочем, он сам справится. Ты останься тогда.

Когда вернулся, около второго уже стояли старшие. Стал забираться наверх, но меня остановила моя старшая.

— Ты куда полез? — спросила она.

— В кабину.

— Зачем?

— Мне приказали отогнать его туда же.

— Давно ли Гинар стал отдавать приказы?

— Мне не он приказал, а Хал.

— Он, что здесь?

— Да, в мастерской ждёт меня.

— Тогда шевелись и гони комбайн туда.

После этого они быстрым шагом направились туда. Забрался и не спеша отогнал и этот комбайн в мастерскую. Поставил, куда показал Гинар, и выбрался из него. Старшие уже находились здесь, и у них шло горячее обсуждение с Халом. Решив, что мне там не место, сел на угол комбайна, ожидая, когда они закончат. Видимо, они не пришли к единому решению и все вместе ушли что-то смотреть. Гинар со вторым разумным, что пришёл вместе с Халом, обсуждали ремонт первого комбайна. Технические дроиды уже начали разбирать тот комбайн. Закончив там, они перешли к этому комбайну. Стали обсуждать уже его повреждения и ход ремонта. Когда они закончили, этот второй посмотрел на меня, ничего не сказал и ушёл из мастерской. Еще недавно я думал, как мне попасть сюда, а вот сейчас, оказавшись здесь, был разочарован. Не было в мастерской никакого инструмента, только три технических дроида, разбирающих соседний комбайн. Мастерской это вообще назвать было сложно. Просто большое пустое помещение.

Гинар занялся ремонтом этого комбайна. К нему приехал ещё один технический дроид и стал разбирать гусеничный привод внизу. Все были заняты делом, девушки разбирали второй комбайн, а Гинар этот. Мне не хотелось отвлекать Гинара от работы, хотя было интересно узнать, кто это был. Старшая мне не сказала, что мне делать дальше, поэтому ожидал их возвращения. Впрочем, Гинар сам отвлёкся от работы и спросил:

— Как тебе у нас?

— Пусто у вас как-то, нет ни запчастей, ни инструмента.

— Так и есть. Это всё на складе.

— Кто был этот вольный?

— Старший техник. Фил его зовут.

— Он что, твой начальник?

— Да. Он здесь главный.

— Слушай, что мне делать? Мне ничего не сказали, и все разошлись?

— Жди здесь, потребуешься — придут, заберут.

— Понял. Он тоже не здесь живет?

— Они с Халом как раз здесь живут. Расскажи ещё, животные водятся у тебя на планете.

Мы с ним долго болтали, я рассказывал ему где, и каких животных встречал. Одновременно он ремонтировал комбайн. Девушки, ремонтирующие соседний комбайн, тоже слушали наш разговор, периодически отвлекая Гинара своими вопросами по ремонту. Мне было тоже интересно, и я внимательно смотрел, как они ремонтируют комбайны. Меня, похоже, никто не искал. Вернулся обратно старший техник, посмотрел на меня, проверил ход ремонтных работ и снова ушёл.

— Гинар, он сам, что ничего не ремонтирует?

— Ремонтирует, конечно. Здесь весь ремонт на ферме на нём. Он видит, что мы справляемся, поэтому и не помогает.

— У тебя работа, как я понимаю, не каждый день есть.

— Когда как, бывает по пять комбайнов за день ломаются, а бывает, и ни одного нет.

— Чем вы занимаетесь, когда работы нет?

— Фил обычно находит, чем заняться. Работы здесь хватает.

Через несколько часов Гинар закончил с ремонтом. Мы поездили по мастерской, и я отогнал комбайн обратно в гараж и вернулся за вторым. Ремонт второго так и не закончили. Видимо, пришёл сигнал об окончании работы. Все остановили дроидов и пошли на выход. По дороге обратно спросил Гинара:

— Гинар, я не понял, почему все так резко останавливаются и уходят?

— Работать больше нельзя.

— Почему?

— По закону запрещено. Мы не должны работать без отдыха. У рабов тоже есть права.

— Серьезно? Как быть с тем, что на нас можно охотится?

— Это не запрещено. Мы их собственность, и они могут делать с нами, что захотят. Вот только заставить работать без отдыха не могут. Это проверяется и наших прекраснейших хозяек могут наказать.

— Странная у вас здесь жизнь.

— Это разве жизнь?

— Как ты сам сюда попал?

— По собственной глупости.

— Что так?

— Решили с парнями срубить деньжат по легкому. Вот и срубили. Они все погибли, а мне не повезло. Остался жив.

— Ты тоже из наёмников?

— Здесь почти все из наёмников.

— Как тогда я очутился среди вас?

— Ты скорей всего бесплатным бонусом прилагался, вот тебя и взяли. Хотя у тебя и хороший интеллект, но ты бесполезен без нейросети и баз. Никакую работу ты выполнять не сможешь. Даже в абордажники тебя не отправить было, там тоже нужна нейросеть и база. Вот тебя и отправили сюда бесплатным бонусом, или продали совсем не дорого.

— Капитан на корабле долго думал, что со мной делать, но так и не придумал, похоже.

— Не повезло ему с тобой. Кто тебе её поставил?

— Кого?

— Нейросеть.

— Не знаю, я ничего не помню об этом.

— Что, совсем ничего?

— Совсем. Пришёл в себя в городской тюрьме, кто я, откуда — не помню.

— Как ты там очутился?

— Меня нашли без сознания на берегу моря. После чего привезли в тюрьму, там и пришёл в себя.

— Нейросети, значит, у вас там есть.

— У большинства нет. Встречал ещё у одного. Правда, пришлось его прикончить и выяснять, откуда она у него, не было возможности.

— За что прикончить?

— Серебрушек был должен много и вместо того, чтобы отдать, отправил нас умирать, но мы смогли выжить и вернуться. После чего вернули ему долг сполна.

— У вас там тоже не сладко было.

— Там всё просто было — никто ни на кого ошейники не одевал.

— Повезло.

— Мне, как видишь, нет.


На следующее утро хозяйки также не прилетели. Когда пришли в гараж, старшая комбайн мне опять не выдала, отправив в мастерскую ждать там, когда закончат ремонт комбайна. Через несколько часов Гинар закончил его ремонт, и на нём я отправился в поля постригать растения.

Хозяйки пропали надолго. Шли дни, а они не появлялись на ферме. Хотя здесь понятие «день» было условно. Мы выходили на работу как ночью, так и днём. Однажды спросил, почему их нет у Гинара. Он стал хмурым, но сказал, что это обычное дело.

Старшая теперь всё время сажала меня на эти постригающие комбайны и периодически ездила вместе со мной на проверку, как она называла. Проверки я проходил успешно, и она вроде была довольна. Желающих сбежать больше не находилось. Жизнь стала какой-то размеренной. Поели, поработали, поели, поспали. Впрочем, изменилось всё очень быстро.

Когда в очередной раз вернулся на поле после разгрузки и приступил к работе, комбайн вначале громко загудел, потом где-то сбоку застучало, и он остановился. На панели высветилась надпись: «поломка». Озадаченный стал вспоминать, что делать в этом случае. Вроде бы ничего не нужно делать — он сам должен сообщить на базу о поломке. Вылез на верх комбайна. Оттуда были видны другие комбайны, работающие неподалеку. Попытался помахать руками, но было далеко, и меня из кабин им было не видно. Все водители находились внутри комбайна. Кроме того, мне было неизвестно, могут они сообщить на базу, что мой комбайн сломался, или нет. Озадаченный происшествием и тем, что мне с этим делать, спустился вниз и осмотрел все четыре гусеницы. Гусеницы оказались целыми, как и сами привода. Повторно обошёл их и попинал каждую. После чего попытался запустить комбайн. Не помогло. Комбайн написал «поломка» и отказался запускаться.


— Ну и ладно, не очень и хотелось, — сказал ему и, сняв одежду, вылез на крышу загорать. Заняться-то все равно больше было нечем. Хотел раньше полежать на солнце — комбайн ведь всё равно всё сам делал. Вот только комбайн сразу останавливался, как только я покидал кабину.

Сейчас местное светило припекало, и было жарко. Хотя постоянно налетали сильные порывы ветра. Корпус комбайна нагрелся и был теплый, даже горячий. Так приятно лежать на нём. Прошло больше часа по моим ощущениям, но никто так и не появился. Несколько раз вставал и осматривался. Вокруг меня, насколько я мог увидеть, тянулись бесконечные поля. Справа над ними возвышались два работающих комбайна. Интересно, где здесь окончание полей этой фермы и начинаются поля соседней? Прежде чем бежать, нужно выяснить куда бежать, и продукты с водой тоже нужны. Кроме того, непонятно, как здесь ориентироваться, и в какую сторону нужно идти. Вокруг одни бескрайние поля. Ошейник как снять — тоже пока непонятно. Нужно проверить, может, здесь есть что-то, что можно использовать в качестве инструмента. Вернулся в кабину и стал открывать закрытые панели в кабине. Хорошо, я видел в мастерской как это делали техники и быстро с этим справился, открыв две панели. К сожалению, ничего особенного там не приметил, только приводные валы, ведущие к ногам комбайна. Зато я обнаружил причину поломки. Ею оказалась шишка, которая непонятно как очутилась между приводными валами и заклинила их. Залез туда и смог выковырять ее остатки оттуда. После этого попробовал запустить комбайн. Он запустился без проблем и продолжил работу. Закрыл панели обратно и сел к себе в кресло. Отлично. Теперь если будет нужно я знаю как его сломать. Комбайн достаточно долго продолжал работать в обычном режиме и неожиданно снова остановился. Поломки не высветилось. Было похоже, что он сам вырубился. Попробовал его снова запустить. Он не запускался. Озадаченный вышел из кабины наверх и столкнулся на крыше с Халом. В руках он держал игольник, и он был направлен на меня.

Часть 6

Остановился, не понимая, что значит. Он недолго меня рассматривал, потом спросил:

— Ты здесь один?

— Один. С кем я могу здесь быть?

— Спускайся обратно в кабину.

— Как скажешь.

Развернулся и пошёл обратно. Он спустился за мной следом, убедился, что мы одни в кабине, но по-прежнему не опускал оружия.

— Что у тебя случилось?

— Не знаю, комбайн вырубился, я и пошёл посмотреть, почему.

— Ты разбираешься в комбайнах?

— Нет, откуда?

— Тогда почему ты решил, что сможешь его отремонтировать?

— Ничего я решил, а просто хотел посмотреть.

— Почему он у тебя выдал поломку, а сейчас заработал?

— Он сломался, и я долго ждал кого-нибудь, потом решил посмотреть, что с ним и смог его починить.

Он подвис на несколько секунд, видимо, смотрел запись с камеры наблюдения в кабине.

— Как ты смог его починить?

— Там шишка попала между валами, убрал её остатки оттуда, он и заработал.

— Как ты понял, что причина в ней?

— Не знаю, просто понял.

— Странный ты, — сказал он и опустил игольник.

— Какой есть. Не странней тебя.

— Это почему?

— Ты сам из бывших рабов, а нас боишься.

— Потому что никогда не знаешь, что вы выкинете.

— Скажи мне, как ты смог освободиться?

— Кто тебе сказал, что я освободился?

— Ошейника ведь нет на тебе.

— Это ничего не значит. Думаешь, я не понимаю, что здесь каждый мечтает мне глотку перегрызть?

— Ты так и не ответил, как тебе удалось от ошейника избавиться?

— Работай.

— Не могу, комбайн отключился и не включается.

— Сейчас заработает, я всё проверил.

Он вышел из кабины и через пару минут я увидел, как он на спидере облетел комбайн и улетел обратно. Нажал кнопку запуска, и комбайн продолжил стричь дальше. Что значит, что он не свободен? Когда мы с Гинаром вечером возвращались из мастерских, решил спросить об этом у Гинара и рассказал ему о нашем разговоре.

— Гинар, что это значит?

— Не знаю, он никому никогда не рассказывал, думаю у него рабский контракт.

— Это что такое?

— Он вроде свободен, но не может уволиться или расторгнуть его.

— Почему?

— Не знаю, разные бывают варианты, скорей всего нужно выплачивать большую неустойку.

— Фил тоже такой?

— Нет вроде, но я никогда не спрашивал, возможно, тоже.

— Ты чего такой хмурый в последнее время? С Филом проблемы?

— С ним нет проблем. Думаю, меня скоро заберут.

— Да ладно, ты не провинился ни в чём, и потом кто будет ремонтировать комбайны?

— Кин тоже так думал, и где он?

— Не переживай ты раньше времени.

— Не переживаю.

Вот только на его лице было написано прямо противоположное. Вечером мы болтали о том, о сем, и он охотно рассказывал про то, где побывал и про планету, где он вырос. Вначале он служил в рейнджерах на планете. Когда закончился контракт, перебрался в наёмники и оказался в небольшой успешной наёмной группе. Вот только в последней операции им не повезло. Они должны были уничтожить главаря крупной уличной банды здесь, но сами попали в засаду банды. Погиб весь отряд, кроме него. После чего банда продала его в рабство. Так он оказался здесь.


Следующие три дня прошли без изменений — я так же стриг на комбайне, а он ремонтировал их. Вот только он замкнулся в себе и молчал. На третий день вечером, когда мы ждали последние комбайны в гараже, ко мне подошёл Хал и сказал, чтобы я шёл за ним. Он меня привёл в мастерскую, где работал Гинар, и здесь же находился Фил.

— Вот бери его к себе, — сказал он Филу.

— Ты что, пошутил? Он дикий и без нейросети. Зачем он мне?

— Ты его интеллект видел?

— Что толку от этого? Нейросеть ему не поставить, базы тоже не сможет выучить.

— Он сам смог комбайн исправить. Посмотри запись.

Видимо, он перекинул ему видео, Фил замолчал, просматривая его.

— Ну и что? Он даже дроида никогда не видел раньше, не говоря о том, чтобы уметь им управлять.

— Фил, что ты от меня хочешь? Где я тебе найду техника? У остальных интеллект низкий, а этот умный, в отличии от других, смог сам найти поломку и устранить её.

— Я хочу нормального техника. Мы зашиваемся, Хал, ты же сам всё видишь. У меня ещё ремонта полно в теплицах, а я здесь отойти никуда не могу.

— Вот его и отправишь в теплицы.

— Хал, он бесполезен. Пускай ищут хотя бы ещё одного техника, а лучше двух или трёх.

— Говорил я им. Они ничего не купили. Сказали, не было того, что нужно.

— Пускай тогда на работу нанимают кого-нибудь.

— Сам с ними говори на эту тему.

— Поговорю.

— Этого будешь брать?

— Нет. Он бесполезен.

— Ты попробуй.

— Здесь нечего пробовать, он дроидом управлять не сможет.

— Про дроида никто и не говорит. Выдашь ему планшет, и пускай работает.

— Хал, какой планшет? Он не знает, что это такое.

— Покажешь ему. В общем, бери кого хочешь.

— У нас не из кого выбрать.

— Тогда я ничем тебе помочь не могу.

— Ладно, я сам с ними поговорю.

Гинар с девушками-техниками остановили работу и пошли на выход.

— Иди с ними, — сказал Хал.

Мы ушли, а они остались в мастерской. Мне стало понятно, почему Гинар такой замкнутый в последние дни. Если найдут ещё одного, его нынешнее положение изменится. Ему пока везло — не было даже кандидатов на это место. Не от хорошей жизни Хал предлагал меня в техники.

— Ты действительно смог отремонтировать комбайн? — спросил Гинар, когда мы шли обратно.

— Отремонтировал — это громко сказано. Там между валами шишка попала, и их заклинило, а я выковырял оттуда её остатки.

— Как ты понял, что это из-за шишки?

— Вначале я долго ждал подмоги, потом решил посмотреть сам и понял, что дело в ней.

— Может Хал и дело говорит.

— У вас, что работы много?

— Пять машин уже в ремонте, и ещё одна сломалась сегодня.

— Фил уже неделю с нами работает и злится. У него ещё есть проблемы с теплицами.

— Ты же сам говорил, что у вас то пусто, то густо — когда работы много, а временами совсем нет, так что справитесь.

— Раньше Кин был, но больше его нет.

— Это хорошо пока тебя не заберут.

— Они сейчас купят кого-нибудь и тогда точно заберут.

— Хал сказал, что просил, чтобы они купили, но они не сделали этого.

— Тогда не было, сейчас появятся. Может, правда, тебя возьмут и успокоятся.

— Фил отказался, так что вряд ли.

— Жаль.

Вот только утром выяснилось, что он всё-таки передумал. Он и забрал меня к себе в мастерские и там вручил планшет.

— Сиди рядом и разбирайся с ним. Что непонятно будет, скажешь.

Сам занялся ремонтом комбайна. Планшет оказался детской игрушкой, и я в достаточно короткий срок выполнил все задачи. Он пару раз подходил и смотрел, как я решаю детские задачи на логику, но ничего не говорил. Когда закончил, вернул ему планшет.

— Что же, ты справился довольно быстро, — задумчиво сказал он. — Посмотрим, что у тебя с более сложными задачами. Вот тебе нормальный планшет, пойдёшь с ним в теплицы. Там, когда возникнут вопросы, вызовешь меня и покажешь мне поломку.

— Откуда я должен узнать, что там сломалось?

— У старшей спросишь.

— Как мне найти старшую теплицы, и кто меня отведёт туда?

— Пойдёшь вместе с твоей старшей, она тебя отведёт.

— Можно идти?

— Иди.

Вернувшись в гараж, я обнаружил ожидающую меня старшую, и мы вместе пошли в теплицы.

— Что они от тебя хотят там? — спросила она.

— Не знаю, сказали найти там старшую, она скажет. Что-то ремонтировать вроде.

— Ты ведь не техник?

— Нет.

— Что нет?

— Не техник.

— Надолго они тебя туда?

— Не знаю, Фил ничего не сказал.

— Давно ли он здесь стал решать?

— Вот этот вопрос точно не ко мне.

— Поговорю с Халом утром.

Мы прошли мимо ангаров чистильщиков. Дальше показались ряды теплиц. Старшая свернула и зашла в одну из них. Здесь к ней подошла вторая старшая и скептически посмотрела на меня.

— Вот привела, как ты и просила.

— Кого ты привела? Я техника просила.

— Кого Фил отправил, того и привела.

— Слушайте, может вы потом выясните всё у Фила, а пока покажете, что ремонтировать нужно.

— Пойдём, покажу, — с большим скептицизмом сказала местная старшая.

Она привела меня к большой люстре, половина ламп в которой не горела.

— Лампы такие есть? — спросил её.

— Есть.

— Лестница, чтобы туда залезть?

— Найдём.

Лестница и лампы нашлись на складе. Забрался туда, нашёл, где отключается весь блок ламп, отключил, заменил не рабочие и включил снова. Все лампы теперь светили. За мной внимательно наблюдали обе старшие, негромко обсуждая между собой.

— Вроде всё починил, — сказал им, когда спустился вниз.

— Думаешь, всё? У меня таких ещё много, — ответила местная старшая.

— Показывай тогда.

Весь день я менял эти лампы в теплицах под присмотром старших. После чего моя старшая увела меня обратно в гараж, откуда я вернулся в мастерскую к Филу.

Он был явно озадачен и спросил, когда увидел меня:

— Ты почему меня не вызвал?

— Ты же сам сказал вызывать, если будут вопросы. Вопросов у меня не было. Сам вроде справился.

— Похоже, Хал был прав насчёт тебя. Ладно, останешься у нас — будешь помогать мне.

— Как скажешь.

Когда шли обратно, Гинар был доволен.

— Молодец, справился. Думал я вчера, что они устроят тебе проверку, так и оказалось. Сейчас они успокоятся и не будут больше никого покупать.

Утром в мастерской меня ожидал Фил, протянул мне планшет.

— Пока осваивай.

Начал разбираться с ним и быстро понял, что я хорошо знаю, что это такое. Мало того, я достаточно быстро нашёл программу для слежения за моими действиями. Стало интересно, откуда я всё это знаю. В голове начали всплывать блоки из разных программ. Озадаченный этим я сел и задумался. Кто я, если мне это всё знакомо? Если раньше я думал, что я пилот с корабля, потому что воин, то сейчас я вообще не понимал ничего. Воин, который разбирается в электронике? Как-то это было совсем не похоже на большинство бывших наёмников.

От раздумий меня оторвал Фил.

— Что, сложно?

— Разберусь.

— Разбирайся, а пока поехали.

— Куда?

— К комбайну. Очередной сломался.

Мы вместе вышли из этого помещения и зашли в соседнее. Там стояло два комбайна. Внешне они были практически обычными комбайнами, только у них не было сзади бункера, вместо него стоял большой механизм. Мы забрались в кабину, и Фил сказал:

— Садись в кресло и заводи.

Сделал, как он велел. Ворота открылись, и я нажал кнопку автоматического движения. Комбайн сам поехал вперёд.

— Что это за комбайн?

— Техничка. Сломавшиеся комбайны нужно как-то эвакуировать обратно. Вот с помощью этого и эвакуируем. Теперь ты будешь этим заниматься.

Мы долго ехали в поля, наконец, приехали к сломавшемуся комбайну. Водитель обнаружился на крыше.

— Что у тебя? — спросил его Фил.

— Сломался. Не хочет больше поливать, — ответил он.

— Иди теперь за мной — сказал Фил мне.

Мы вместе поднялись на сломавшийся комбайн.

— Где планшет?

— Вот, — и вернул его ему.

— Смотри, запускаешь эту программу, потом подключаешься к комбайну вот так, после чего получаешь отчёт о его состоянии. Затем связываешься со мной и отправляешь этот отчёт мне. После чего я скажу тебе, что с ним делать. В большинстве случаев, как в этом, везёшь его обратно. Теперь попробуй сам.

Повторил за ним всё, что он сказал, и отправил ему отчёт.

— Всё правильно сделал? — спросил его.

— Да. Я всё получил.

— С этим разобрались. Теперь с эвакуацией. Возвращаемся на техничку, а ты залезай обратно в кабину.

Мы вернулись, и он задом подъехал к сломанному комбайну. После чего нажал кнопку на панели, и механизм сзади зацепил его и поднял над нами. После чего заставил повторить меня. После того, как я повторил за ним и поднял комбайн, он сказал, чтобы я вёз его обратно в мастерские. Нажал кнопку на панели, и комбайн поехал обратно вместе с комбаном. Всё оказалось очень просто. Всю дорогу он молчал, только наблюдал за мной и, возможно, чем-то занимался по нейросети. Мы выгрузили комбайн в гараже, и техничка вернулась обратно на своё место. Здесь его уже ждал Хал.

— Что скажешь? — спросил он его.

— Знаешь, даже не знаю, посмотрим. Похоже, что-то получится из твоей затеи.

— Рик, иди в мастерскую, — велел Хал.

В мастерской меня встретил Гинар и сразу спросил.

— Куда тебя посылали?

— Ездил с Филом на техничке. Он учил меня эвакуировать комбайны с поля.

— Ты справился?

— Да. Привёз комбайн, в гараже оставили.

— Молодец.

Настроение у него заметно улучшилось.


Утром Гинар разбудил меня неожиданно рано.

— Рик, собирайся и выходи скорее, хозяйки прилетели.

Быстро натянул штаны и рубашку и помог ему выйти на улицу. Туда уже вышли все остальные. Флаер уже привычно стоял около здания, и около него находились две хозяйки с охраной. Посмотрел на Гинара — он побледнел, когда их увидел. Впрочем, его можно было понять.

Одна из них вышла вперёд.

— Один из вас плохо отозвался о нас, и за это будет наказан.

Кто-то в толпе закричал от боли. Это сработал ошейник. Охрана подошла и перенесла бесчувственное тело в багажник флаера.

— Запомните, так будет с любым, кто плохо скажет о нас, — пригрозила вторая.

После этого они улетели, и оставшиеся стали возвращаться обратно в здание. Гинар облегчённо выдохнул: сегодня прилетали не за ним. Вернувшись обратно, все стали укладываться спать.

— Что, ещё немного можно поспать? — спросил Гинара.

— Пару часов.

— Тогда я спать.

— Спи, я разбужу.

— Не знаешь, кого увезли?

— Новичка из вашей партии. В чистильщиках работал.

— Понятно.


Утром меня отправили забрать самостоятельно первый комбайн. Всё сделал, как сказал Фил, сделал отчёт отправил его ему и вызвал его. Он сказал чтобы я вел его обратно. Хотя для меня было очевидно и без отчёта, что комбайн придётся везти в гараж. Он наехал на большой булыжник и повредил гусеничный привод. Притащил его обратно и поставил в гараж. После этого меня стали постоянно посылать забирать сломанные комбайны и ремонтировать световое оборудование в теплицах. Хозяйки после этого не появлялись. Гинар расслабился и даже иногда улыбался.

В один из дней, когда я вернулся в гараж с очередным сломанным комбайном, меня там уже ждал Фил.

— Рик, отправляйся в теплицы.

— Как скажешь. Где старшая?

— Можешь идти без неё.

— Меня искин не вырубит?

— Нет, всё в порядке. Оставь техничку — я сам её отгоню.

— Хорошо.

Осторожно вышел из здания. Ошейник никак не реагировал. Свобода! После чего довольный отправился к теплицам. Около здания, где мы жили, заметил двух охранников на улице. Они тоже обратили на меня внимание.

— Ты это почему здесь один ходишь? — озадаченно спросил один.

— Сбежал я от них к вам, надоело мне там. Возьмёте к себе охранником?

— Размечтался — рабы охранниками не работают.

— Жаль, тогда пошёл я дальше.

— Куда ты пошёл?

— В теплицы работать. Меня Фил туда отправил.

— Почему одного?

— Откуда я знаю, у него сами спросите.

— Тогда иди.

Старшая по теплице тоже была удивлена, когда я один появился у неё.

— Ты почему один?

— Не знаю, сказали так идти, я и пошёл. Показывай, что у тебя сломалось?

Работы в теплице оказалось совсем немного — сгорел целый светильник. Пришлось заменить его целиком. Хорошо, что запасной находился на складе, и у неё оказался нужный инструмент. Инструмент у неё был, но выдавала она мне его только на время работы и потом сразу забирала. Зато я теперь знал, где он есть. Вырубить старшую не являлось проблемой, главное, чтобы меня потом искин не вырубил, а как вырубить искин, я пока не знал.

Возвращаясь, обнаружил, что охранников у здания уже прибавилось.

— Парни, это опять я, только уже обратно. У вас местечко не появилось ещё?

Часть 7

— Топай дальше.

— Жаль, не хотите проводить меня, а то мне как-то одиноко одному.

— Старшую попроси, она тебя и проводит, и приласкает.

— Она может. Такая горячая женщина. Вам рассказать?

— Иди отсюда, шутник.

Потопал дальше. Отлично, — охрана уже не обращает на меня внимания. Когда вернулся в мастерские, там находились Хал, Фил и девушки-техники. Все они собрались и стояли около сломанного комбайна.

— Фил, я всё там сделал, — сказал ему

— Хорошо. Ты говорил с Гинаром сегодня?

— Конечно, он меня будит каждое утро. У меня ведь нейросети нет, и спим мы на одной кровати — я наверху, он внизу.

— Что он говорил сегодня?

— Ничего не говорил, разбудил как обычно. Мы поели и пошли сюда.

— О чём-то вы говорили? — спросил Хал.

— Он только спросил меня, что со сломанными комбайнами, которые я привёз вчера, и на этом всё. Рассказал ему, какие повреждения у них. Больше мы ни о чем не говорили. Где он сам?

— Вон там.

Зашёл за комбайн и увидел его. Грудь была пробита насквозь, и из спины торчал большой металлический штырь. Было понятно, что он мёртв. Подошёл к нему и спросил:

— Гинар, как же ты так не аккуратно?

— Он специально это сделал, — ответил за него Хал.

— Специально? Но зачем?

— Мы хотели это у тебя узнать.

— Он никогда не намекал, что собирается так поступить.

— Что он вообще говорил?

— Ничего такого. Он вообще не разговорчивый был, иногда целыми днями молчал.

— И тем не менее, о чём-то вы говорили?

— Он рассказывал о себе, где был и чем занимался. Расспрашивал о моей планете, я тоже рассказывал.

— Что, даже не намекал никогда?

— Нет, я совсем не понимаю, почему он так поступил. Может это случайно произошло?

— Нет. Он специально заострил дроидом гидропривод и сам активировал его.

— Совсем не понимаю, почему он так поступил. Кто меня сейчас будить будет?

— Разбудят.

— Так, быстро прячься за комбайн и не высовывайся оттуда. Вы тоже, — это он сказал в адрес девушек-техников.

Повторять это дважды было ни к чему, я быстро спрятался за соседний комбайн. Девушки за другой.

— Хал, Фил, где вы ходите? — услышал я со стороны гаража голоса хозяек.

— Мы здесь, Дани, — ответил им Хал.

Услышал их приближающиеся шаги.

— Что у вас случилось? Почему вызывал?

— Сами посмотрите.

— Что с ним?

— Покончил с собой.

— Хал, как ты это допустил?

— Что я мог сделать? Он сам всё подготовил и умерщвил сам себя, не могу ведь я около каждого находиться постоянно.

— Почему к медику не отправили?

— Вы сами запретили мужчин лечить?

— Запретили. Незачем на них картриджи переводить.

— Тогда зачем его отправлять к медику?

— Фил, как ты так? Почему не досмотрел? — спросила вторая.

— Разбирался с другим сломанным комбайном в гараже, я тоже не могу около каждого раба стоять. Мне работать нужно. Особенно после того, как вы техников забираете, — ей ответил Фил.

— Он нас оскорбил.

— Заставили бы извиниться и вернули.

— Он совсем слабенький оказался, так что некого возвращать было.

— Вот кто теперь работать будет?

— Ты и будешь, раз проворонил.

— Говорила я тебе, — нужно забирать его раньше, а ты всё не хотела. Этот гад давно это задумал.

— Да, не послушала я тебя. Забирайте тело и грузите в флаер.

Когда стихли их шаги, осторожно выглянул из-за комбайна. Никого не было, и тела Гинара тоже. Только острый штырь, торчащий из комбайна и небольшая лужица крови на полу лучше всяких слов говорили о происшествии.

Гинар, Гинар, зачем ты это сделал? Почему сейчас? Ведь всё обошлось, и она не собирались тебя забирать. Может вдвоём мы бы отсюда удрали. Похоже, он решил, что это лучший вариант для него. Теперь мне стали понятны его слова «Лучше бы я погиб там, на холме». Он сам мне недавно рассказывал о том, как погиб их отряд и жалел, что не ушел вместе с остальными. Он уже тогда всё решил и, похоже, ждал подходящего момента. Этот момент наступил сегодня. Вскоре вернулись Фил с Халом.

— Идите к остальным, — сказал Хал.

Когда мы подошли, нас уже ждали старшие и большинство рабов. Ко мне сразу подскочили старшие.

— Почему он так поступил?

— Откуда я знаю?

— Вы ведь постоянно вместе были.

— Я уже все рассказал Халу и Филу, говорите с ними.

— Мы с тобой говорим.

— Он ни о чем таком мне не высказывался. Сам был удивлён, что он так поступил.

— Что, даже не намекал?

— Нет.

— О чём вы говорили?

— Отстаньте от меня, не знаю я ничего.

Они отошли и со злостью посмотрели на меня. Теперь за мной будут постоянно следить. Впрочем, я не их теперь, а за мастерской числюсь, и у меня свободный выход вроде. Хотя его могли уже и отменить. Гинар правильно сделал, что не стал посвящать меня в свои планы.

Вернувшись обратно, понял, что мне теперь и поговорить не с кем. Что-то спрашивать у кого-либо здесь было опасно. Попросил только девушку с соседней койки будить меня по утрам. Она согласилась, при условии, что я вместе с ней буду иногда принимать душ.


Утром появились хозяйки и забрали сразу двоих, должно быть, срывать злость на них. Рабочие комбайны разъехались, и у меня не было полдня работы. Фил посылал меня только на склад — принести какие-нибудь запчасти ему для ремонта. Через несколько часов он сказал, чтобы я забирал техничку и отправлялсяза очередным сломавшимся комбайном. Комбайн оказался далеко от фермы, и техничка туда долго ползла. Наконец, я его увидел и подъехал к нему. Обычно водители ждали на крыше комбайна, но здесь никого наверху не было, и меня никто не встречал. Вышел на крышу и позвал его:

— Эй, водитель этого металлолома, ты где?

На том комбайне никто не отозвался. Может, дрыхнет в кабине и не слышит? Пошёл к нему пешком. По ноге забрался наверх, заглянул в кабину и сразу всё понял. Переднее стекло комбайна было всё изрешечено. Водитель сидел в кресле и, похоже, был мёртв. Подошел к нему и потрогал пульс на его шее. Пульса уже не было. Повернул кресло и посмотрел, кто это. Теперь большинство водителей комбайнов я уже неплохо знал. Водителем оказался Дин. Мой старый знакомый. Именно с ним я познакомился в первый день, когда попал сюда. Он, как и Гинар, жалел, что не погиб на станции. Вот и он своё отмучался. Хотя мы почти не общались. Мне было жалко, что ещё один знакомый ушёл. Впрочем, возможно для них это даже и хорошо. Это для меня плохо. Прошло чуть больше месяца, а скольких уже нет из нашей партии! Через полгода так никого не останется. Впрочем, Гинар и говорил, что завозят новую партию рабов раз в полгода. Что нужно делать в таких случаях? Мне Фил ничего не давал никаких инструкций на этот счет. Решив, что нужно срочно все выяснить, вызвал его.

— Что у тебя? Почему нет отчёта?

— Не знаю, что мне делать. Водитель убит.

— Покажи, что у тебя там.

Повернул планшет и показал, что творится в кабине.

— Понятно. Опять началось.

— Жди. Сейчас решим.

Отключился и почти сразу пришёл новый вызов. Ответил, это оказался Хал.

— Покажи, что у тебя? — сказал он.

— Повернул планшет и показал.

— Ты там один?

— Вон с ним.

— Посторонних нет?

— Нет вроде.

— Выйди наружу и покажи картинку вокруг.

Сделал как он сказал, выбрался на крышу и показал обстановку кругом.

— Жди, вылетаю к тебе.

Пока он летел, сделал диагностику комбайна и отправил её Филу. Судя по отчету, там много чего придётся менять. Сам я сидел на лесенке, ведущей в кабину и не видел как прилетел спидер. Поступил новый вызов от Хала, я сразу ответил.

— Ты где? — спросил он?

— На повреждённом комбайне.

— Выйди на крышу, я тебя не вижу.

Пришлось против своей воли выйти на крышу. Хал явно кого-то боялся. Мне тоже не хотелось повстречаться со стрелком. Когда я вышел на крышу, заметил у комбайнов спидер Хала и его самого, забирающегося по «ноге» наверх.

— Показывай, что у тебя?

— Там в кабине.

— Иди вперёд.

В руках у него опять был игольник. Мы вместе зашли в кабину. Убедившись, что никого в ней нет, он подошел, осмотрел водителя и потрогал, как и я, пульс на шее.

— Что с комбайном?

— Ему хорошо досталось, — и отдал ему планшет с отчётом.

— Понятно.

Он мне вернул планшет.

— Цепляй его и вези обратно.

— Кто это его так?

— Соседи. Будут опять говорить, что перепутали комбайн.

— За что они так с комбайном?

— Конкуренция, а как ты хотел?

— Что это такое?

— Они, как и мы, выращиваем одно и то же. Мы с ними конкуренты.

— Что теперь будет?

— Будут выплачивать компенсацию.

— Чего тогда ты боишься?

— Был уже случай. Они устроили засаду на меня.

— Зачем? Ты ведь не владелец фермы.

— Не знаю, зачем я им понадобился.

— Рана на щеке оттуда?

— Нет, это от другого.

— Очень похожа на рану от клинка.

— Так и есть. Забирай комбайн и вези обратно.

Он сел на спидер и улетел к себе. Сам я погрузил расстрелянный комбайн и пополз обратно. По мере продвижения понял одну вещь, а именно то, что Хал меня устроил сюда как раз из-за таких случаев, и у меня опасная работа. Тот, кто сделал это, ведь ожидал, что прилетит или он, или Фил, чтобы расправиться с ними. Вот только вначале теперь посылали меня. Сам по себе я никому не интересен и убивать меня нет смысла, ведь если я не выйду на связь, пошлют охрану проверить, и только потом появится Хал, или не появится вообще. Гинар говорил, что быть водителем опасно, и только теперь стало понятно почему. В чистильщиках, или в теплицах работать было гораздо безопаснее. Хотя, возможно, для мужчин здесь даже лучше. Кому-то повезёт и, как Дин, быстро отмучаются.

Когда подъехал к гаражу, увидел около него флаер хозяек. Они стояли рядом с Халом и Филом. Недалеко от них находились старшие. Пришёл вызов от Фила на планшет.

— Поставь его рядом с нами, — сказал он.

— Понял.

Пришлось врубить ручной режим и развернуться, чтобы поставить его так, как они сказали. Когда опустил повреждённый комбайн на землю, сразу вышел на крышу технички. Хозяйки уже быстро забирались по «ноге» на него. Одна, заметив меня, сказала.

— Что так долго?

— Так техничка не может ехать быстрее.

Хал и Фил поднялись за ними в кабину комбайна. Что там происходило, я не слышал, но пробыли они там долго. После чего все вылезли, и Хал с Филом несли тело Дина. Его погрузили в флаер, и они улетели.

— Хал, куда его?

— Ставь его в гараж, — ответил он, немного отвлекшись от общения с Филом.

Пришлось снова зацепить его и переместить в гараж. Там на него сразу забрались обе старшие и исчезли в кабине. Пробыли там недолго и почти сразу вернулись. Сам я ждал, что скажут Фил с Халом, когда закончат общаться между собой. Этим воспользовались старшие и оказались у меня на техничке.

— Рик, что там стряслось? — спросила Лая

— Не знаю. Когда я приехал, водитель был мёртв.

— Ты там никого не видел?

— Нет, и Хал меня уже спрашивал об этом.

— Значит, опять началось.

— Что началось? Фил то же самое сказал.

— Обстрел комбайнов.

— Кто и зачем их расстреливает?

— Соседи не любят наших прекраснейших хозяек. Что она у тебя спросила?

— Ничего.

— Ну как же? Я же слышала, что ты ей что-то ответил.

— Она сказала, почему так долго, я ей ответил, что техничка быстрей ехать не может.

— Нужно было извиниться.

— Следующий раз извинюсь, я не знал, что так нужно.

— Рик, ставь техничку на место, — сказал Хал.

— Вы со мной прокатитесь? — спросил старших.

— Нет, мы здесь останемся.

Вернув техничку на место, обнаружил, что рабочий день закончился, и комбайны стали возвращаться обратно. Старшие всю обратную дорогу мучили меня вопросами, что я там видел. Послал их к Халу. Вечером подошли ещё две девушки из водителей с расспросами, и я им честно сказал, что не знаю, что там произошло.


Прошло больше двух недель по местному времени. После этого случая расстрела комбайна повторений не было. Всё постепенно успокоилось. Для меня ничего не изменилось, за это время также, как и раньше, ползал, забирал или ремонтировал на месте сломанные комбайны. Иногда посылали в теплицы. У меня, как и у старших, теперь был свободный выход из зданий. Старшим поначалу это не нравилось, но постепенно они успокоились. Вот только поговорить вечером мне было совсем не с кем. Женщины здесь почти не общались с мужчинами, только иногда, в основном в душе. Расслабиться в душе вечером стало единственной возможностью как-то немного вырваться от окружающей действительности. Отказов со стороны женщин не возникало, и можно было развлечься с любой понравившейся. Уже почти заснул, когда к кровати кто-то подошёл. Отрыл глаза — это был один из охранников, и с ним двое рабов.

— Здорово, шутник, — сказал охранник.

— Здорово.

— Принимай двух новеньких.

— Причём здесь я? Это к старшим веди.

— Они сказали, что это твои подопечные теперь.

— Это почему?

— Не знаю. Сам с ними разбирайся.

Он развернулся и ушёл. Мне пришлось сесть на кровати. Теперь я рассмотрел их.

— Ничего не понимаю. Кто вы такие и откуда взялись?

— Нас только разморозили. Где мы? — ответил один.

— Медик вам, что ничего не сказал?

— Нет.

— Вы на ферме, и будете здесь работать. Одного не понимаю, почему охранник привёл вас ко мне.

— Он нам ничего не сказал.

— Вам к старшим нужно. Впрочем, ладно. Это всё завтра. Выбирайте свободные койки и ложитесь.

— Какие здесь свободные?

— Нижняя свободна и верхняя, соседняя. Вы тоже — бывшие наёмники-инвалиды?

— Как ты узнал?

— Здесь все инвалиды среди мужчин, так что это вовсе не секрет. У тебя, вижу, руки нет? У тебя что?

— Ступню оторвало.

— Понятно, значит, ты с ногой, занимаешь нижнюю полку, ты с рукой, наверх.

— Почему так?

— Так вам удобнее будет.

— Расскажи, где мы и чем будем заниматься.

— Уже сказал. Вы на ферме, чем заниматься будете, я точно не знаю, завтра с утра у Хала спрошу.

— Хал, это кто?

— Это управляющий фермой. Вы вообще кто по специальности?

— Техники.

— Вот оно что, теперь понятно, почему вас ко мне отправили.

— Тогда вы будете в мастерской вместе со мной работать.

— Что там нужно делать?

— Комбайны ремонтировать.

— Какие?

— Все вопросы к Филу. Он старший техник здесь, на ферме. Есть здесь ещё трое девушек-техников, вместе с ними вы и будете трудиться.

— Ты что, не с нами будешь работать?

— Не совсем с вами. Я на техничке работаю — комбайны сломанные с полей забираю, а вы их ремонтировать в мастерской будете.

— Как у вас здесь?

— Как тебе сказать… Всё прекрасно благодаря нашим замечательным хозяйкам. Вот дверь, видите, там находится пищеблок, если голодные, можем сходить.

— Голодные.

— Тогда пойдём, покажу.

Мы зашли в пищеблок, и они заказали себе еду.

Есть можете, сколько хотите, — никаких ограничений нет, а вот выносить еду отсюда категорически запрещено.

— Почему?

— Выходить из здания без кого из старших тоже.

— Что будет?

— Искин вас вырубит. Одним словом, далеко не уйдёте.

— Как у вас здесь жизнь? — спросил второй.

— Уже сказал — все прекрасно благодаря нашим замечательным хозяйкам, и не советую говорить как по-другому — дольше протянете.

— Давно ты здесь? — спросил он снова.

— Недавно. Я из последней партии. Поживёте немного — всё поймёте.

Они доели, и первый спросил:

— Можно ещё?

— Можно, заказывай.

Оба снова сделали заказы.

— Давно не ели?

— Нас почти неделю голодом держали на станции.

— Станция Балданга?

— Да.

— Это что за планета?

— Гардара. Если тебе это о чем-то говорит.

— Ничего.

— Мне, честно говоря, тоже. Знаю, что здесь раньше была колония, и на этом всё.

— Работа тяжёлая?

— У вас нет. Это у меня опасная, а вы долго сможете протянуть в мастерских, если язык за зубами будете держать. Гинар так три года протянул.

— Почему опасная?

— В общем, всё сами узнаете. Лучше обо всём спрашивайте Фила, он вольный. Учтите, здесь работает система бонусов.

— Что это?

Часть 8

— Например, захотели вы сбежать, а я узнал и доложил об этом. Мне от наших замечательных хозяек будет бонус.

— Что за бонус?

— Не знаю. На усмотрение наших замечательных хозяек. Мне он не грозит, поэтому я не выяснял.

— Почему?

— У меня нейросети нет. Доедайте побыстрее, скоро должны свет выключить.

Не успел договорить, как его, и правда, потушили.

— Всё, отбой. Доедайте и спать. Как вас зовут, кстати?

— Дилар, — представился первый

— Карим, — назвал своё имя второй.

— Меня Рик.

Когда мы вышли из пищеблока, в спальне раздавались стоны.

— Это что, можно? — спросил Дилар.

— Можно и разрешено. Привыкайте здесь, это обычное дело после отбоя.

— Как и что нужно для этого? — спросил Карим.

— Вон, видите, дверь душевой подсвечена.

— Видим, — ответили оба.

После работы заходите туда и выбираете, кто понравится.

— Что, не отказывают?

— Мне ни разу не отказывали, насчёт вас не знаю — договариваетесь с той, что понравится. Здесь с сексом никаких проблем.

— Это радует.

— Помни про бонусы, а теперь спать.

Лег на кровать и задумался. Старшие их специально ко мне отправили. Они явно что-то замышляют. Скорей всего, это из-за самоубийства Гинара. Думают, что я всё знал, но проверить это никак не могут — ментокопирование мне тоже не сделать. Вот и подослали эту парочку.


С утра эта парочка прилепилась ко мне и везде ходила за мной. На завтраке они сразу взяли двойные порции. Когда мы вышли из здания, они стали оглядываться и рассматривать всё вокруг. Хал вместе со старшими стояли привычно отдельно от остальных.

— Вот сморите и запоминайте. Вот это Хал. Он здесь управляющий фермой. Рядом с ним пять женщин — это старшие. Запомните всех. Пригодится.

— Мы поняли, — сказал Карим.

— Почему все стоят?

— Сейчас пойдём на работу. Нужно уточнить, куда вас. Стойте пока здесь.

Заметил, что старшие разошлись, и подошёл к нему.

— Хал, мне вчера охранник привёл двух новичков. Куда их?

— Где они?

— Вот стоят.

— Наконец-то прилетели. Забирай их и веди в мастерскую к Филу.

— Понял.

Махнул им рукой и сказал, чтобы шли за мной. Они послушно пошли за мной. К нам почти сразу подошли старшие.

— Как тебе новички?

— Откуда я знаю? Вроде я не женского пола. Сами их пробуйте.

— Отдашь их нам?

— Причём здесь я? Все вопросы к Филу. Они ему будут подчиняться.

— Сказали, будут с тобой.

— Мне Хал ничего такого не говорил. Сказал, чтобы я отвел их к Филу, а дальше меня не касается. Все вопросы к ним.

— Мы уже подумали, что теперь у тебя есть подчиненные.

— Вы неправильно подумали. Насчёт секса договаривайтесь с ними сами. Они оба непротив. Вы ведь это хотели узнать.

Они быстро догнали новичков идущих впереди и стали с ними общаться. Вернулись обратно обе довольные.

— Договорились?

— Да.

— Рад за вас.

Мы дошли до гаража и они занялись привычной работой. Новички внимательно рассматривали комбайны.

— Пойдём в мастерские. Вы на них ещё насмотритесь.

— Рик к нам подходили старшие — сказал Карим

— Знаю я что вы договорились с ними. Главное когда будете с ними помните, что я говорил про бонусы.

— Мы поняли.

— Слушай, а почему вы шли сзади? — спросил Дилар

— Здесь так принято. Они присматривают за нами.

— Ты ведь с ними был. Ты тоже старший?

— Нет я не старший. Просто у меня в отличие от вас есть разрешение выходить из здания. Поэтому они за мной уже не присматривают. Кроме того мы подчиняемся не им, а Филу. Сейчас я вас с ним познакомлю.

В мастерской Фил нас уже ждал. В начале зашли девушки техники потом мы.

— Вот это наш начальник, зовут его Фил и он здесь старший техник.

— Отлично наконец-то прилетели. Три недели ждём — сказал Фил посмотрев на них.

— Кто вы? Откуда? Оба галифасцы как я понимаю?

— Да мы с галифата. Только сбежали оттуда.

— Что у вас по базам?

— Третий уровень техников.

— Знаете что это?

Он показал на разобранный комбайн.

— Комбайн.

Ремонтировать такие приходилось?

— Нет. Мы такие первый раз видим.

— С дроидами работали?

— Конечно.

— Уже лучше.

Сам я взял свой планшет и сел рядом с ними. Фил всегда на ночь его забирал и утром возвращал. На нём я постепенно писал небольшую программу для блокировки следящей программы. Чем больше я этим занимался, тем больше понимал, что я отлично в этом разбираюсь. Фил раньше почти каждый день проверял, что я делаю с планшетом, поэтому я включал встроенные игры и играл в них. Последние дни он не заходил и не проверял планшет. Поэтому я спокойно писал программу. Сейчас Фил был занят новенькими, и я привычно забрался в кабину сломанного комбайн, чтобы не мешаться им. С утра, если меня не отправляли в теплицы, работы у меня не было. Она появлялась позже, когда комбайны начинали ломаться в полях. Только занялся ею, как появился Фил и через стекло махнул мне, чтобы я выходил обратно. Когда вылез на крышу, он сказал:

— Забирай техничку и поезжай. Ещё один сломался. Он даже до места не доехал.

— Хорошо.

— Осторожней там, как-то странно это.

— Понял.

Комбайн оказался недалеко. Водительница в костюме Евы загорала на крыше. Они часто так делали.

— Что у тебя? — спросил её.

— Трак полетел.

— Камень проморгала?

— Сам полетел.

— Понятно.

— Забирайся в кабину, сейчас подцеплю тебя.

— Можно я к тебе в кабину?

Обычно это означало секс на обратном пути. Посмотрел фигуру — она была очень неплоха.

— Забирайся.

Хотел заняться планшетом, но отказываться вроде тоже не с руки. После этого связался с Филом.

— Фил, гусеничный привод полетел. Тащу обратно.

— Понял, тащи.

Он теперь не просил отчёты посылать, обычно я ему сразу докладывал, что сломалось, и он говорил что делать. Дорога обратно для нас прошла приятно и незаметно. Когда вернулся в мастерские, Фил орал на Карима и обещал ему его руки вставить в одно место. Решил оттуда пока сбежать в гараж, чтобы не попасть ему под горячую руку, но там столкнулся с Халом.

— Фил где? — спросил он.

— В мастерских, новеньких воспитывает.

— Понятно.

Он пошёл туда, сам немного подождал и тоже пошёл за ним. Когда пришёл, Хал находился уже там.

— Ну что, полетели? — сказал он Филу.

— Возьми кого-нибудь другого, я не могу. Эти такого наделали! В общем, здесь надолго.

— Кого я возьму? Ты один можешь покидать ферму.

— Не знаю. Кто здесь ремонтировать будет? У нас уже пять комбайнов в ремонте, и Рик должен ещё один приволочь.

— Уже приволок. Он в гараже.

— Вот видишь. Как я всё это оставлю? Опять купили непонятно что. Просил ведь нормальных техников купить, а они взялись за старое. Третий уровень у них. Что они могут?

— Не горячись, Фил. Может толк будет.

— Сильно сомневаюсь. Давай потом слетаем, сейчас точно не до этого.

— Нужно забрать насос, а то они уже два раза вызывали и спрашивали, когда мы его заберём.

— Знаю. Возьми кого-нибудь, я не могу.

— Рика тогда возьму.

— Забирай, если они разрешат.

— Сейчас узнаем.

— Разрешили. Тогда я полетел с ним.

— Полетай.

Сам ожидал у входа. Он заметил меня и осведомился:

— Полетишь со мной?

— Как скажешь.

Мы прошли в другую часть гаража, где я не бывал раньше. Здесь обнаружился старенький флаер. Он был почти точной копией того, на котором летали хозяйки. Хал его открыл, и мы зашли внутрь. Хал занял пилотское кресло, а я пассажирское.

— Знаешь, что это?

— Гинар говорил, что это флаер.

— Правильно говорил.

— На таком хозяйки прилетают.

— Как думаешь, зачем он это сделал?

— Не знаю. Он не собирался и ничего такого не говорил. Скажи, а когда купили этих двух техников?

— Недели три назад.

— Он мог узнать об этом?

— Возможно. Ты хочешь сказать, что он узнал и решил, что ему ищут замену?

— Не знаю, я могу только предполагать. Наверно, устал ждать, когда его очередь настанет.

— Зря он так.

— Согласен.

Мы вылетели из гаража, и флаер стал набирать высоту. Внимательно стал смотреть во все стороны. Вот только везде было одно бесконечное море полей и комбайны.

— У тебя на планете нет флаеров?

— Может и есть, но я никогда не встречал. Обычно наверху только хищники, готовые напасть на тебя.

Мы постепенно набрали высоту, и по бокам замелькали небольшие постройки.

— Это тоже ферма?

Показал ему на одно скопление строений, мимо которых мы пролетали.

— Да. Это большая ферма. Наша — средняя по размерам считается.

Мы обогнали летающую гусеницу. Такую я уже встречал около ангаров чистильщиков. Она почти каждый день забирала там готовые контейнеры с шишками.

Мы летели дальше, и с другой стороны флаера показалось большое количество строений.

— Это что, тоже большая ферма?

— Нет, это город Лендсвил.

Около него в воздухе находилось много этих гусениц, заметил также несколько флаеров и спидеров. Мы также пролетели мимо него. Пейзаж внизу почти не менялся, везде бескрайние поля калгиза, иногда встречались дороги и транспорт движущийся по ним. Флаер стал снижаться. Впереди показались высокие здания.

— Это тоже город?

— Это столица Гардара.

— Большой город.

— Самый большой на планете.

— У вас здесь нет морей?

— Нет.

— Гор тоже нет?

— Горы есть, но небольшие.

— Лесов и животных тоже нет?

— Нет.

— Как-то здесь пусто — одни поля и комбайны.

— В городе интересней.

— Что там интересного?

— Много чего — лавки есть и развлекательные центры.

— Лавки я видел на станции, действительно, красиво.

— Вот и здесь посмотришь.

Хал явно подозревал меня, а я старался как мог — играл тупого дикого, но видимо актёр из меня был никудышный. Проскочила у меня мыслишка вырубить его в воздухе, но он был явно неглуп и наверняка подстраховался на этот случай. Не исключено, что я его вырублю, а меня вырубит искин флаера. Нельзя его трогать, пока нельзя. Кроме того, было непонятно куда бежать, нужно в начале разобраться с этим вопросом. Самой большой проблемой был ошейник. Нужен инструмент и зеркало, чтобы его снять. В крайнем случае флаер можно попытаться угнать из гаража, и это будет сделать даже проще без Хала. Никто ведь даже не подозревает, что я пилот. Флаер тем временем уже заходил на посадку.

Мы приземлились прямо на территории складского комплекса около одного из больших складов. Сейчас возле него никого не было, а сам склад был закрыт. Неподалеку от соседних складов то разгружались, то грузились два флаера, и с другой стороны флаера из гусеницы доставали контейнеры и сносили на склад. Хал посидел недолго, потом сказал:

— Спят он там, что ли? Схожу узнаю, что там у них.

— Хал, можно мне выйти размяться?

— Можно, только далеко не отходи от флаера, а то ошейник сработает.

— Хорошо.

Вышел сразу, как только он ушёл. Уходить далеко не стал, просто обошёл флаер по кругу. Флаер, конечно, был далеко не новый, но в отличном состоянии. Стало понятно, что я не ошибся, и Хал подстраховался, и далеко мне от флаера не уйти. Впрочем, это проблема решаема: где находится искин, я знал, но вот только позволит ли он мне это сделать? Может вырубить меня раньше, если я полезу к нему.

Ворота склада открылись, и оттуда появился Хал вместе с рабом. Тот на тележке катил большую коробку. Багажное отделение флаера открылось, и они подвезли коробку к нему.

— Берите с разных сторон и грузите в него. Коробка оказалась тяжёлой. Мы с трудом подняли её и погрузили в флаер. После чего вернулись в кабину.

— Спали, — сказал Хал, включая зажигание флаера.

— Чего это они? Вроде день на улице.

— Сказали, всю ночь работали.

Похоже, у рабов на этом складе не особо много работы. Хал поднял флаер в воздух, и он полетел над городом. Внизу было хорошо видно большое количество спидеров, летящих между зданиями, а также наземной техники, следующей по своим делам. На нашей высоте летали только флаеры. Мы долетели до другого склада и приземлились также у входа. Хал открыл багажное отделение флаера, и подъехавший транспортный дроид поместил в него десяток коробок разной величины. Мы с Халом их только закрепили в багажнике. После этого Хал вылетел обратно. Перед вылетом я попросился в туалет, и Халу пришлось идти вместе со мной. Стало понятно, что даже если я его вырублю, далеко от него не смогу уйти. Он везде подстраховался.

— Что, не будет лавок и развлекательных центров? — спросил, когда понял, что летим обратно.

— Не в этот раз.

— Жаль. Здесь что, торговал другой купец?

— Нет, здесь транзитный склад.

— Транзитный?

— На него свозятся товары с разных точек. Мы покупали в разных местах, а забираем на одном складе.

— Понятно.

Похоже, мне совсем не удавалась роль тупого дикого, и он всё время полёта посматривая мою сторону. Сам я старался запомнить дорогу или какие-нибудь ориентиры на земле. На той скорости, с которой мы летели, сделать это оказалось непросто. Расстояние от столицы до фермы было немалым, и мне стало понятно, что пешком добраться туда не реально. Мне понадобится транспорт. Второй город в этот раз я не видел, мы летели по другому маршруту и приземлились около гаража.

— Иди к себе спать. Остальные уже там.

— Хорошо.

Вышел из флаера и отправился. Чувствовал, как он мне смотрел в след, но не стал оглядываться. В спальне был отбой, и большинство уже спало. Новенькие техники находились на месте и тоже спали на своих кроватях. Решил, что завтра их расспрошу о том, как у них прошёл первый день на ферме.


Утром они меня разбудили.

— Рик, вставай. Подъем! Ты куда вчера пропал?

— Парни, никуда я не пропал. Сам вернулся.

— Тебя не было весь вечер!

— Меня Хал с собой забрал, вернулся, когда уже все спали. Как у вас дела?

— Хорошо. Мы весь вечер со старшими были. Какие горячие женщины!

— Рад за вас.

— Мы сегодня снова договорились.

— Договорились и договорились. Что вы такое сделали, что Фил наорал на вас?

— Он ничего не показал, а сказал: делайте, мы и сделали.

— Знаете, не видел я раньше, чтобы он на кого-то так орал. Недоволен он вами.

— Да ладно, вчера наорал, сегодня успокоился. Слушай, нас другие старшие пригласили вчера. Что нам делать?

— Парни, вы так ничего и не поняли, вы здесь долго не протянете, если с Филом не поладите и не научитесь ремонтировать комбайны.

— Что мы можем поделать?

— Не знаю, говорите с ним. Если не решите эту проблему, то быстро улетите отсюда. Вы с девушками-техниками говорили?

— Говорили. Молчат они.

— Вот видите. А почему молчат?

— Не знаем.

— Похоже, боятся, что за Кином последуют.

— Куда он отправился?

— Отдыхать. Пошли завтракать.

— Что значит отдыхать?

— Вам я уже говорил, спрашивайте у Фила.

— Кто такой Кин?

— Он и Гинар были техниками, как вы. Вас, собственно, на их место и купили. Дилар, ты даже спишь на месте Гинара.

Когда мы пошли в гараж, они отстали и стали разговаривать со старшими. Фил с утра был в хорошем настроении, пока они следом за мной не зашли в мастерскую.

— Рик, иди в теплицы, тебя там уже ждут, — сказал он мне.

— Уже ушёл.

— Зайди только к Халу, он хотел туда что-то отправить.

— Где он?

— В гараже был.

— Понял.

— Теперь вы двое, идите сюда, будете смотреть, как нужно делать.

Хал нашёлся в гараже. Он там разговаривал со старшими.

— Хал, меня Фил отправил, сказал нужно в теплицы что-то передать.

— Во флаере забери коробку и отнеси туда. Помнишь, где он стоит?

— Помню.

Искин без проблем пустил меня в гараж; флаер был открыт, и там осталась всего одна коробка. Забрал её и пошёл в теплицы, у дома опять встретил трёх охранников.

— Опять ты здесь ходишь? — сказал один, узнав меня.

— Парни, не поверите, только что коробку украл, не хотите купить?

Часть 9

— Зачем тебе креды?

— Не знаю. Просто интересно на них посмотреть.

— Вот, смотри, — он вытащил из кармана кредовый чип.

— Это что, один кред?

— Нет, это кошелёк, креды внутри, но ты их увидеть не сможешь.

— Тогда откуда ты знаешь, сколько у тебя там?

— Тебе этого не понять.

— Как от жены будешь прятать?

— У меня нет жены.

— Повезло, у меня вот жёны постоянно искали мои заначки.

— Находили?

— Нет, я хорошо прятал.

— Что у тебя в коробке?

— Не знаю. Хал велел отнести в теплицы, вот я и несу. Пошли вместе, поможете донести, там посмотрим.

— Сам тащи её.

Они демонстративно отвернулись от меня.

— Ну и зря, мне самому интересно, что там.

Пришлось дальше тащить одному. Коробка была большая и тяжёлая. Дотащив её до мусорщиков, поставил и сел на неё. Рядом грузилась очередная гусеница, и около неё стояли две старшие и девушка-пилот, тоже в ошейнике. Когда пришёл и сел на коробку, девушка обратила на меня внимание и доложила обо мне старшим. Обернувшись, они заметили меня и все втроём подошли ко мне.

— Это нам? — спросила моя бывшая старшая.

— Нет, это не вам, а в теплицы.

— Что тогда здесь расселся? Тащи дальше.

— Какая ты шустрая, попробуй подними её вначале.

— Не могу. Ты на ней сидишь.

— Не переживай, я встану.

— Вот ещё, это твоя коробка, тебе её и тащить.

— Помогли бы. Не видите что ли, я устал. От гаража её несу.

— Ничего. Тебе полезно.

— Вам тоже, берите коробку с другой стороны, поможете донести.

— Сейчас всё бросим и понесём с тобой коробку. Сам донесёшь.

— Вот никто не хочет помочь!

Взял коробку и понёс дальше.

— Кто это? — услышал сзади.

— Это новенький. Он дикий.

— Он убийца, представляешь, — добавила вторая старшая.

— Серьёзно?

— Конечно.

У них началось жаркое обсуждение моей персоны. Ко мне окончательно привязалось, что я убийца. Впрочем, меня и раньше многие сторонились. Когда принёс коробку и мы вскрыли её вместе со старшей, внутри обнаружились лампы.

— Давно хотел спросить, а зачем все эти лампы здесь? — задал вопрос старшей.

— Молодым растениям не хватает ультрафиолета на этой планете. Приходится подсвечивать.

— Они погибнут без них?

— Нет, но расти будут очень медленно.

Мы с ней уже привычно занялись заменой сгоревших ламп. Собственно, я работал, а она держала лестницу и подавала мне лампы. Мы с ней поменяли больше десятка ламп, когда к ней подошла одна из рабынь, занимающихся посадкой калгиза, и она ушла с ней. После ее ухода лестница неожиданно поехала в сторону, и я чуть не свалился вниз вместе с ней. В последний момент успел схватиться за светильник. Вот только угол у него оказался острым, и я порезал руку от локтя до кисти. Когда спустился с лестницы, закатал рукав рубашки и посмотрел, что с рукой. Порез оказался глубоким, кровь быстро остановилась, было только жалко порезанную рубашку. Когда я хотел раскатывать рукав обратно, на руке появились три ряда цифр. Рассматривая их, заметил, что ко мне возвращается старшая, и раскатал рукав обратно. Она подошла и спросила:

— Что у тебя?

— Лестница поехала в бок, и я порезался о светильник.

— Сильно? Может тебе к медику нужно?

— Не сильно, и медик нас не лечит. Рубашку только жалко.

— Снимай её, девочки сейчас зашьют.

— Не сейчас, вечером если только.

— Вечером так вечером.

У меня запищал планшет, посмотрел, кто вызывает и сразу ответил.

— Рик, возвращайся, нужно комбайн забрать, — заявил Фил.

— Возвращаюсь уже.

— Мне нужно идти, — сказал старшей.

— Жаль, я думала тебя до вечера мне дали.

— В поля нужно ехать — очередной комбайн сломался.

По дороге обратно посмотрел вверх. Дрона не заметил и снова закатал рукав. Никаких цифр и букв на руке не было. Потёр на этом месте, попробовал почесать — ничего. На всякий случай посмотрел вторую руку, тоже ничего. Что это такое было, и почему сейчас ничего нет? Может это рабская метка, и там зашифровано, кто я, и кто владелец? Вот только зачем она и почему скрытая? Ошейники для этого вроде есть, а в них все данные — кто я и кто владелец. Может это на случай моего побега, чтобы можно было быстро опознать и меня, и владельца. Какое-то это странное совпадение: я поранил руку, и метка появилась. С другой стороны, любой может так поранить руку, и все узнают об этом. Не понятно. Гинар мне ничего такого не говорил. Хотя может он просто не успел. Кроме того, остается неясным: если это метка, зачем делать её скрытой? Как жалко, что Гинара нет.

Вернувшись, опять застал Фила, орущего на новеньких и побыстрей убрался из мастерских к техничке, чтобы мне не влетело за компанию. Техничка показала, что за комбайном придётся долго ехать, и я спокойно занялся планшетом. Мне осталось совсем немного доделать, когда я увидел впереди сломанный комбайн. На крыше опять никого не заметил, впрочем, было ещё далеко, и меня могли не видеть. Комбайн подползал ближе, и мне это не нравилось: опять никто не появлялся на крыше. Мне ещё вспомнились слова Фила, чтобы я был осторожен. Резко почувствовал опасность. Рефлекторно упал на пол. Не успел оказаться на полу кабины, как меня стало засыпать осколками лобового стекла. Лежал так, пока не наступила пауза. Как только понял, что не стреляют больше, рывком побежал на выход. Видимо, это заметили, и рядом засвистели иглы, потом сильный удар, и сразу боль в спине и ноге. Меня ударом вынесло из кабины на лестницу, ведущую наверх. Практически дополз до развилки и замер на боковой лестнице. В этом месте лестница, ведущая в кабину, раздваивалась на две, выходящие на разные стороны машины. Здесь находилась мертвая зона. Могло задеть только рикошетом. Стрельба по техничке не прекращалась. Дверь в кабину была уже вся в дырках. Что делать? Осмотрел себя: спина и бок в крови. Боли не чувствую, похоже шок. Потрогал ногу, где появилась кровь, и нащупал иглу. Снаружи торчал только самый кончик иглы. Попробовал зацепиться за него и смог вытащил обратно. Из раны сразу обильно пошла кровь. После чего потрогал выше: где-то здесь был сильный удар. И нащупал планшет. Видимо, когда я падал на пол, рефлекторно сунул его за пояс. В планшете торчала вторая игла. Она пробила его насквозь, застряла в нём и у меня в спине. Аккуратно достал планшет из-за пояса. Он достался вместе с иглой. Повезло, что игла, пробив его, застряла неглубоко во мне. Когда увидел, что стало с планшетом, сильно расстроился. Планшету пришёл конец, а мне осталось совсем немного, чтобы доделать программу. Впрочем, сейчас это было неважно.

Что сейчас будут делать? Пойдут проверять или нет? Впрочем спешить стрелку некуда и ничто не мешает это сделать. Пока меня потеряет Фил, пока начнёт искать. Наверняка стрелок придёт, сюда проверить, что со мной и добьёт меня. Значит мне нужно уходить отсюда.

Вот только как уходить? Ошейник никуда не позволит уйти от комбайнов. Всё равно лучше, чем здесь ждать смерти. Отсюда до края комбайна было метра три, может, повезёт и не подстрелят. Вот только нога. Нужно пробовать. Стрельба уже стихла, и чем занимался стрелок, было непонятно. Отступил немного назад, сделал три шага вперёд и прыгнул направо. Уже в прыжке около меня прожужжало несколько игл. Приземление вышло болезненным. Стволы калгиза оказались твёрдыми как камень и пока я падал, ободрался о него весь. Приземление болью отдалось в раненой ноге. Сразу упал на землю и пополз между ровными рядами калгиза. Полз вперёд, к второму комбайну, и вбок. Когда отдалился от него, ошейник на шее сильно запульсировал. Сообщая, что мне дальше нельзя. Пришлось вернуться немного обратно, где я замер.

Когда я спрыгнул с технички, стрельба стихла. Тишина стояла какое-то время. Найти меня по следам не составляло большого труда, место, куда я приземлился тоже. Так что, похоже, всё, скоро он будет здесь. Впрочем, мы ещё повоюем. Сделал петлю и приполз обратно к своим следам. После чего занял позицию в соседнем ряду. Стал ждать и присыпал себя опавшей листвой, которой было много между рядами. По-прежнему всё было тихо. Вскоре я услышал, как кто-то, стараясь не шуметь, забирается по лесенке на комбайн. Его выдали ботинки — на них было что-то железное, и при касании с железными ступенями комбайна, раздался звук. Я замер и почти не дышал. Вскоре между листьями калгиза я его увидел. Он осторожно ходил по краю комбайна. Ушёл в кабину, потом обратно вернулся. Снова походил, посмотрел, после чего сказал.

— Что у тебя?

— Пусто нет никого. Он ранен. Здесь, на лестнице, много крови.

Только когда он ответил, я заметил второго на техничке.

— Далеко не уйдёт. Он где-то здесь.

— Где ты его здесь искать будешь?

— Здесь он, никуда ему не деться. Рабам далеко нельзя отходить.

— Может он не раб. Уходить нужно. Он наверняка передал на базу и сюда уже летят.

Неожиданно заговорила его винтовка, и следом вторая. Несколько игл прожужжали совсем рядом.

— Уходим, — услышал голос второго, когда у них закончились иглы в обоймах. После чего они спустились с комбайнов с той стороны, и всё стихло.

Повезло, похоже. Они решили меня не искать. Было непонятно, зачем они расстреливают эти комбайны. Пришли бы на ферму и положили всю охрану. При желании это сделать совсем несложно. Пока лежал, посмотрел на свои руки. Вначале на одну, потом на вторую. Царапин на обоих хватало, вот только никаких цифр не проявилось на них. Возможно, это на какой-то лампе была такая надпись, и это от неё падала такая тень, а я просто не понял? Если вернусь в теплицу, проверю. Нога сильно болела, а лечебная капсула мне не грозила. Может, зря я не остался наверху технички? Кому я такой раненый здесь нужен? Заберут меня хозяйки с собой теперь. Может выйти попросить, чтобы добили? Вот только внутри меня всё восставало против этого. Просто так безвольно сдаться я не мог.


Прождал, наверное, около часа, когда услышал звук двигателей флаера. Похоже, наши прилетели. Возможно, есть вариант остаться здесь — взрывчатки в ошейнике нет, подумаешь, вырубит. Найдут. Во мне где-то датчик. Нашли меня, действительно, быстро. Появились двое охранников с базы.

— Где он? — спросил один голос.

— Здесь должен быть, — ответил ему второй.

— Не вижу ничего.

Они прошли совсем близко по соседнему ряду. Разгрёб листву и сел.

— Парни, я здесь.

Они появились, и я оказался под прицелом двух винтовок.

— Это ты, шутник, — сказал один.

— Смотри, живой, — сказал второй.

— Где он? — спросил первый.

— Они. Двое их было, а может, больше. Спустились с комбайнов с той стороны и больше я их не видел.

— Чем вооружены?

— Так же, как вы.

— Иди к комбайнам.

— Не дойти мне, наверно. Они меня подстрелили.

— Тогда ползи.

После этого они пошли дальше, а я трудом встал на ноги с помощью ствола калгиза. После чего тихо поковылял к комбайну. Когда добрался, осмотрелся. Рядом с комбайном никого не было. Подошёл и присел на гусеничный привод. Когда услышал шаги наверху, поднял голову. Сверху на меня смотрел Хал, и с ним двое охранников.

— Живой? — спросил он.

— Не совсем, — ответил ему.

— Хорошо, что живой.

Он стал спускаться вниз по лестнице.

— Рассказывай, что здесь произошло, — сказал он, когда спустился вниз.

— Когда подъехал, обнаружил, что меня никто не встречает. Сразу понял: что-то не то. Это меня и спасло. Упал на пол кабины, как только началась стрельба, и лежал, не двигался. Как только стрельба прекратилась, побежал на выход. В этот момент меня и подстрелили. Когда всё стихло, смог спрыгнуть в калгиз. Они меня заметили и стали стрелять. Отойти я никуда не мог — ошейник не давал, поэтому спрятался среди калгиза. Они появились на комбайнах, постреляливокруг и исчезли.

— Сколько их было?

— Видел двоих. Один был на комбайне, второй на техничке.

— Как выглядели?

— Плохо рассмотрел. Сквозь листву вообще было плохо видно. Оба одеты в одежду под цвет листвы.

— Маскировочные накидки, — констатировал начальник охраны сверху.

— Лица ты их видел? — спросил Хал.

— Нет. Одежда всё скрывала.

Они что-нибудь говорили?

— Один спросил, где я. Второй ответил, что я ранен, и хотел пойти меня поискать. Первый сказал, что нужно уходить, что я наверняка тревогу поднял. Они постреляли и ушли.

— Ты почему не отвечал на вызова?

— Не мог. Планшета больше нет.

— Что с ним?

— Игла в него попала. Он там, на техничке, остался.

Он ушёл на техничку, после чего вернулся уже с ним. Планшет был весь в моей крови и с иглой.

— Только выбросить, — констатировал он.

Видимо, он хотел посмотреть записи с камеры планшета, которые программа слежки делала сама. Пока он ходил, хорошо рассмотрел мою техничку спереди. Лобового стекла у кабины теперь не было, его осколки были разбросаны по всей кабине, и сама кабина была вся в дырочках, как дуршлаг. Похоже, техничка своё отработала. Вскоре подошли остальные охранники.

— Что у вас? — спросил их Хал.

— Было двое, расстреляли комбайны и улетели на спидере, — ответил один из них.

— Что-нибудь интересное есть?

— Ничего.

— Хал, кто это и зачем они это делают? — спросил его.

— Хотел бы я и сам знать ответы на эти вопросы, — ответил он. — Здорово тебя зацепило?

— Здорово. Правую ногу почти не чувствую сейчас.

— Встань, повернись спиной.

С трудом встал и повернулся. Он посмотрел, но ничего не сказал. У меня уже почти вся правая штанина прописалась кровью. Одежда на мне была разодрана в нескольких местах.

В этих местах выделялись кровавые ссадины. Мы продолжили чего-то ждать около комбайнов. Вскоре стало ясно чего. Появился Фил на второй техничке. Он спустился из неё, обошёл оба повреждённых комбайна, потом подошёл к нам. Критически посмотрел на меня и сказал Халу:

— Пойдём, отойдём на два слова.

— Пошли, — ответил ему Хал.

После чего они отошли к моей техничке. Недолго там пошептались, после чего Фил вернулся во вторую техничку и начал цеплять к ней комбайн. Хал вернулся к нам.

— Парни, возвращаемся. Хозяйки летят на ферму, — сказал он охранникам.

— Он не влезет во флаер, — констатировал начальник охранников и показал на меня.

— Рик, поедешь с Филом, — ответил ему Хал.

— Не уверен, что смогу забраться на комбайн.

— Фил тебе поможет, если что.

— Как скажешь.

Они пошли к флаеру, а я медленно последовал за ними. Мне пришлось долго забираться в кабину. Как только я смог залезть наверх, техничка сразу поехала обратно. После чего уже на ходу я добрался до кабины. Фил был явно не в настроении. Не стал его ни о чём спрашивать и тихо сел сбоку. Он недолго сидел молча, потом спросил:

— Ты почему не отзывался на вызовы?

— Не мог. В планшет игла попала.

— Где он кстати?

— Хал забрал, посмотрел и выкинул.

— Зря он так. Помнишь куда?

— Примерно.

— Нужно найти его будет.

— Он же сломан. Хал его смотрел.

— Хал не техник, я сам его посмотрю.

— Как скажешь.

— Ты диагностику комбайна не успел сделать? Он сейчас совсем не отзывается?

— Нет, я доехать не успел, они начали стрелять.

— Рассказывай, что видел.

Пришлось ещё раз подробно рассказать.

— Повезло тебе, до этого ещё никто в живых не оставался.

— Я ранен. Кому я нужен в таком состоянии?

— Подлечим, не расстраивайся.

— Мужчин не лечат.

— Думаю, мы решим эту проблему.

Когда мы вернулись, у гаража стояли два флаера, и около них нас ожидали хозяйки, Хал и вооружённые охранники. У ворот гаража стояли двое старших. Фил, когда подъехал, поставил комбайн перед ними и сказал мне:

— Сиди пока здесь. Будешь нужен, позову.

— Как скажешь.

После этого вышел на крышу технички, оставив незакрытой дверь в кабину. На экране технички было хорошо видно, как хозяйки вместе с Халом поднимаются на соседний комбайн. После чего они все вместе ушли в кабину. Фил тоже перебрался на него и спустился в кабину. Их не так долго не было, вскоре они все вместе вышли оттуда.

Часть 10

— Что со вторым комбайном? — спросила одна из хозяек.

— Всё то же самое, он останется там до завтра. Завтра постараемся забрать его, — ответил ей Фил.

— Почему не сегодня?

— Некого послать. Я итак бросил всё и поехал забирать, а у меня в ремонте четыре комбайна. Вот этот пятый, и техничка там осталась. Это хорошо, если ничего больше не сломается.

— Пошли этого новенького.

— Он раненый, в кабине лежит и ходить долго не сможет.

— Ходить в комбайне и не нужно.

— Он ранен, ни сидеть, ни ходить не сможет. Он крови много потерял и завтра с кровати встать не сможет.

— Отправьте его к медику тогда.

— Ты запретила лечить мужчин.

— Где он? Зови его.

— Рик, подойди! — крикнул Фил.

Пришлось, хромая, подойти к ним. Пока шёл, меня внимательно рассматривали обе хозяйки.

— В таком виде он точно ничего не сможет, — разочаровано сказала, видимо, старшая из них.

— Он с комбайна спрыгнул в калгиз, и они подстрелили его в кабине, — сказал Хал.

— Ты хорошо их разглядел? — спросила хозяйка меня.

— Одного неплохо. Он когда на комбайн полез, я его услышал. У него обувь была с металлом. Лица только его я не разглядел.

— Почему?

— На нём был костюм сверху до низа под цвет калгиза.

— Маскировочная накидка, — сказал Хал, — Есть такие в продаже.

— Вооружены были чем? — спросила хозяйка.

— Оружие было такое же, как и у охраны.

— Что было потом?

— Он спросил второго на техничке. Видит тот меня, или нет. Тот ответил, что нет, но что я ранен, и тот хотел сходить меня поискать. Он сказал, что не стоит это делать — меня уже не найти, и нужно уходить. Потом они начали стрелять, после чего ушли.

— Что же ты с ними не разобрался? — неожиданно спросила вторая. — Ты ведь убийца?

— Мне неизвестно их оружие, и потом ошейник на мне не давал никуда отползти.

— Понятно всё с тобой.

— Что с ним будем делать? — спросил Хал первую.

— Что с ним сделаешь? Отправь к медику, пускай подлечит — ответила та.

— Ты же запретила.

— Скажешь, что разрешила.

— Может, вообще отменишь твой запрет? Вдруг понадобится подлечить ещё кого-то.

— Я подумаю. Фил, новые техники пришли?

— Да. Пришли. Только это не техники, а не понятно что. Лучше ничего, чем такое. Просил ведь хотя бы одного нормального.

— Что было, то и купила. Обучишь немного, может толк и получится.

— Вряд ли. Тупые слишком. Непонятно, как они вообще техниками стали.

— Ты насчёт девушек тоже говорил, что ничего не получится. Работают ведь.

— Эти такие же, оставить одних страшно.

— Пойдём на них посмотрим.

— Пойдём, покажу, что вы купили.

Они спустились вниз и ушли в гараж. Меня оставили одного, и что делать было не понятно. Решил пока остаться здесь. Когда они ушли, старшие, что стояли у входа, залезли на соседний комбайн и скрылись в кабине. Когда вышли обратно, у Лаи были слёзы на щеках. Когда они подошли к лестнице, она неожиданно набросилась на меня.

— Что ты здесь стоишь?

— Жду начальство.

— Лучше бы ты погиб вместо неё.

— Не переживай, скоро так и случиться.

— Лая, успокойся, — сказала ей вторая старшая.

Они молча спустились вниз и ушли в гараж. Немного подумав, тоже спустился вниз и сел на землю около ворот гаража. Охрана, стоящая у флаеров, посмотрела на меня и ничего не сказала. Хозяйки скоро вернулись, и перед тем как улететь, главная у них посмотрела на меня и сказала:

— Не сиди здесь, иди к медику, скажешь, что я разрешила тебя вылечить.

— Как скажете.

Медленно поковылял обратно к зданию. Хорошо, что по дороге меня подхватила охрана и дотащила до него, я бы не дошёл.

Зир был удивлён, увидев меня.

— Что с тобой случилось?

— Напали на техничку.

— Значит, опять началось.

— Что началось?

— Нападения. Раньше постоянно были, потом как-то всё стихло, и было спокойно. Сейчас опять.

— Как тебе повезло выжить?

— Не повезло — две иглы получил в спину и ногу.

— Раздевайся, посмотрю.

— Наша прекраснейшая хозяйка приказала мне вылечить тебя. Так что лечи.

— Кстати, зрение мне поправь заодно.

— Сделаю. Ты когда их видел?

— Только что у гаража были, сейчас улетели. У охраны спроси. Они слышали всё, и Хал в курсе.

— Тогда прошу.

Открылась крышка капсулы, и он мне помог раздеться и залезть в неё.

— Говори, сколько пальцев видишь? — спросил он, когда я открыл глаза.

— Два.

— Сейчас?

— Три.

Он отошёл в самый угол.

— Сейчас?

— Один.

— Расплывается?

— Нет.

— Значит порядок со зрением. Подлатал я тебя немного. Нога поболит ещё какое-то время, но в целом ты легко отделался.

— Повезло. Сказали, я единственный, кто жив остался.

— Это так.

— Кому не повезло сегодня?

— Не знаю. Не успел я дойти до комбайна, меня обстреливать стали. Лаю спроси, она, когда узнала, была какая-то злая и набросилась на меня.

— За что?

— За то, что я жив остался, а ее подруга нет.

— Ты здесь причём?

— Откуда я знаю.

— Иди тогда к остальным, скоро отбой.

— Хорошо.

Вернувшись, обнаружил, что новичков на месте нет. Быстро поел и с трудом забрался на койку. Уже начал засыпать, как услышал:

— Рик, я хочу с тобой поговорить.

Открыл глаза и увидел Лаю рядом с кроватью.

— Зато я не хочу с тобой поговорить.

— Послушай, ты мне должен рассказать, что там произошло.

— Ничего я тебе не должен. Уходи.

Она попыталась ещё что-то сказать, но уже я не стал слушать и закрыл глаза. Скоро вообще уснул.


Открыв глаза, обнаружил, что меня будит Карим.

— Рик, ты как?

— Жив пока.

— Ты весь в крови, сходи в душ, пока есть время.

Хорошо, что душевая находилась рядом. Быстро принял контрастный душ и осмотрел себя. После чего понял, что сейчас я похож на один большой синяк. Болели все части тела. Подлечил он, называется. Хорошо, что зрение исправил. В местах попадания игл была новая розовая кожа. Нога несильно болела, скорее, ныла в месте попадания. Натянул на себя новую одежду, что выбрал у Зира. Она оказалась мне немного великоватой и неудобной. Другой одежды у Зира не оказалось. Карим с Диларом уже позавтракали и ожидали меня в пищеблоке.

— Как ты? — спросил Карим.

— Плохо. Вы куда пропали вечером?

— К старшим ходили. Лая просила с тобой поговорить.

— Скажи ей, что поговорил.

— Хорошо.

— Как у вас дела в мастерских?

— Плохо, Фил постоянно орёт на нас. Что вам наши прекраснейшие хозяйки сказали?

— Какие хозяйки?

— Вы же встречались с ними вчера? Они с Филом и Халом пошли к вам?

— Приходили. Это что, были они?

— Парни, вы даёте.

После этого они замолчали, и молчали всю дорогу, пока мы шли из гаража. Шёл, не торопясь, и меня догнали старшие.

— Рик, ты что обиделся? — спросила как ни чём не бывало Лая.

— Нет, конечно, чего мне обижаться.

— Тогда расскажи, что у тебя там произошло.

— Обращайся к Халу по этому вопросу.

— Тебе ведь несложно.

— Несложно, просто надоело повторять.

— Она была моей подругой.

— Обращайся к Халу.

— Куда ты с ним летал? — спросила вторая старшая.

— В столицу.

— Интересно там наверно.

— Наверно.

— Ты что, не видел столицу?

— Нет. Мы прилетели, погрузили коробки и улетели обратно.

— Вы что, никуда не ходили?

— Куда я мог пойти? Если я от флаера несколько метров отойти не мог.

— Вместе с Халом.

— Мы никуда не ходили.

— Жаль.

— Что у вас произошло вчера?

— То же самое, что происходило до этого и прекратите доставать меня.

Они выглядели очень недовольными, когда мы расстались в гараже. В мастерской Фил озадаченно рассматривал расстрелянный комбайн.

— Что, так и не даёт диагностику?

— В искин попали, так что и не даст. Забирай вторую техничку и поезжай за первой.

— Как же планшет?

— Заказал новый и скоро его должны привезти. Пока так съездишь. Просто забирай техничку оттуда и вези сюда.

Ехать туда снова мне совсем не хотелось, но выбора не оставалось. Забрался во вторую техничку и поехал. Внутри кабины были везде мои вчерашние кровавые следы, напоминающие о произошедшем вчера. Мне вчера повезло, и в спальне освободилось одно место, а не два. Если о погибшей девушке хотя бы Лая вспоминает, то обо мне вряд ли кто-то бы вспомнил. Было немного грустно от этого. Зато вчера я хорошо понял слова Гинара о том, чтобы я им не верил. Моя новая техничка упорно ползла к моей старой техничке, но мне совсем туда не хотелось. Что делать, я не знал. Уехать на техничке невозможно, без проблем догонят. Бросить её тоже не получится — как только я покидал кабину, она останавливалась. Открыл дверь кабины и лёг на пол около неё. Надеюсь, успею выскочить из кабины, если начнут стрелять. Техничка пока ехала вперёд, скоро подъехала вплотную к первой. Подполз и нажал на панели кнопку эвакуации. Как только загорелся сигнал, что техничка захвачена, нажал кнопку, чтобы она ехала обратно. После чего выдохнул облегчённо. Сейчас ко мне в кабину не попасть — сверху находилась вторая техничка, но и мне из кабины не выбраться. Вернувшись в гараж, поставил её на место и перебрался на неё. Вся лестница на входе в кабину была в моей крови. В кабине всё было усеяно битым стеклом. Водительское кресло в многочисленных дырках от игл. Повезло мне вчера. На выходе из кабины столкнулся с Лаей.

— Ты чего здесь ищешь? — спросила она.

— Ничего, это что, моя техничка?

— Она не твоя, а наших прекраснейших хозяек.

— Никто это и не отрицает. Вот только ездил на ней я, а вот что ты здесь делаешь?

— Проверяю тебя.

— Я не тебе подчиняюсь, а Филу, так что проверяй своих.

— Ты так и не сказал, что ты здесь делал?

— Сказал, тебя это не касается.

После этого вышел из кабины и перебрался на вторую техничку. В кабину не успел спуститься, как услышал:

— Рик, ты уже вернулся? — спросил Фил.

— Только что притащил.

— Вижу, ещё один сломался в поле. Нужно съездить проверить его и притащить обратно, если нужно.

— Выезжаю.

— В случае чего сразу вызывай.

— Как? Планшет ведь уничтожен?

— Заработался, забыл. В общем, осторожней там.

— Понял.

Развернул техничку и снова пополз на выезд из гаража. В этот раз водительница привычно загорала на крыше и помахала мне, когда я приполз к ней. Поломка оказалась простой — я быстро её исправил, и комбайн продолжил работать в поле. Вернувшись, обнаружил техничку уже в мастерской — её начали разбирать.

— Скажи, что ты делал в кабине этой технички?

— Когда?

— Когда привёз сюда.

— Просто подумал, что если из второй технички сделают такую же, как эвакуировать комбайны? Вот сходил и посмотрел повреждения.

— Повреждения серьёзные, и работы с ней много.

— Так же подумал. Фил, скажи Лае, чтобы отстала от меня. Достала она меня.

— Что так?

— Ходит и следит за мной постоянно, допросы устраивает. Вчера обвинила в том, что я не умер вместо её подруги.

— Поговорю. Вот только сомневаюсь, что результат будет.

Видимо, поговорил, и она вечером меня не доставала. Вечером техники были у них, и утром Карим опять стал расспрашивать о том, что там случилось. Явно по её просьбе.


Утром меня Фил отправил в теплицы, заявив, чтобы я по дороге забрал планшеты у пилота гусеницы. Она привычно стояла, разговаривала со старшими около гусеницы.

— Привет, девчонки! — сказал им.

— Опять ты? Почему один и без ящика? — спросила моя бывшая старшая.

— Опять вы здесь языками зацепились.

— Иди дальше, куда шёл.

— В этот раз я к вам шёл.

— Чего так?

— Пилот понравилась. Вот думаю в душ её пригласить.

— Тебе что, у нас женщин мало, и ты на других смотреть стал?

— Куда хочу, туда смотрю. Пилот, ты не против мне спинку потереть?

— Меня к вам в душ не пустят, — ответила пилот гусеницы.

— Пошли в кабину, там потрёшь.

— Какой-то ты весь побитый.

— Бьют они меня здесь, представляешь?

— Тогда зачем ты такой избитый нужен?

— Ладно, не хочешь, как хочешь. Меня вообще-то Фил за планшетами послал к тебе.

— Планшеты где-то были.

Она достала два планшета из кабины и стала с кем-то связываться. Похоже, связалась с Филом, после чего отдала мне планшеты.

— Пока, девчонки, я пошёл дальше.

— А что, с нами не хочешь сексом заняться? — спросила вторая старшая.

— Злые вы и дерётесь.

— Кто бы говорил.

По дороге в теплицы включил планшеты и посмотрел. Оба планшета были не новыми. Один совсем простой, второй чуть лучше. Оба чистые, никаких программ слежения на них не наблюдалось. К сожалению, оба не были подключены к сети. Поискал сеть, и планшет нашёл сразу две. Местную и глобальную. Доступа не было ни к одной. Местная сеть запросила логин и пароль. Глобальная — пятьдесят кредов за подключение. За этим занятием не заметил, как подошёл к теплицам. Там меня уже ждала старшая, и когда мы пришли на склад за лампами, неожиданно стала раздеваться, заявив, что у нас немного другие планы на утро. Планы оказались действительно другими, и к работе мы, собственно, приступили гораздо позже. Закончив работу на выходе из теплицы, решил проверить и закатал рукав рубашки. Цифр на руке не было. Значит, в прошлый раз эти цифры были на одной из ламп, и я уже хотел, было, раскатать рукав, как цифры появились на руке. Закатал второй рукав. Вначале также ничего не заметил, через небольшой промежуток времени они появились и здесь, но тут уже были совсем другие цифры и буквы. Интересно, что они означают? Озадаченный, вышел из теплицы. Цифры сразу пропали, как только я отошёл на несколько метров от теплицы. Значит, они появлялись только там. Вернулся обратно, но внутрь не заходил. Цифры снова появились. Отошёл — пропали. Стало понятно, что они появляются от ультрафиолетовых ламп в теплице. Интересно, что это такое? Похоже, медик на борту был прав: я пират, и сам себе решил стереть память, но оставил подсказку таким способом. Вот только как я тогда должен был узнать о самой подсказке? Ведь не мог я знать, что попаду в эту теплицу. Нет, это бред какой-то. Что означают ряды этих цифр и букв? Ничего не понятно.

Посмотрел на планшет. Была бы сеть, можно было бы поискать там, но сеть отсутствовала. Сейчас Фил поставит программу слежки и опять придётся начинать всё по новой. Хотя есть один вариант. Может, он и не заметит. Пока шёл обратно, на планшетах создал второго пользователя. Может, не заметит.

Когда на следующий день я получил планшет, программа слежки уже стояла, но было и положительное: Фил не заметил второго пользователя, которого я создал. Нужно было только заблокировать программу слежки, чтобы она не видела, что я делаю со вторым пользователем, и как это сделать, я уже знал. Два дня я ничего не делал с планшетом, на третий день, когда ехал за очередным сломавшимся комбайном, зашёл под именем второго пользователя, быстро отключил программу слежения и блокировки. После чего сделал так, что она работала только, когда я этого захочу. Всё, теперь планшет был под моим контролем полностью. Обнаружив вход в сеть, я зашёл в неё. Вот только оказалась, что эта сеть не планетарная, а локальная. Исключительно для этой фермы. Зато у меня теперь был доступ к искину, как у Фила. Он, правда, оказался тоже достаточно ограниченным. Посмотреть можно было многое, а вот что-то сделать, тут, увы, не разгуляешься. Например, все ошейники находились под контролем искина. Вот только сделать со своим ошейником я ничего не мог. Не отключить его, не деактивировать. Всего у искина находилось четыреста двадцать семь ошейников в сети. У всех был включён строгий режим. У шестерых, в том числе, у меня, горел нестрогий режим. Сразу стало понятно, у кого он не строгий. Удивил меня только один ошейник — у медика.

Часть 11

Он у него был вообще отключён. Что это означало, было непонятно. Зашёл посмотреть его карточку. Не получилось. В доступе искин мне отказал. Была возможность только посмотреть видео, что хранились в его папке. Оказалось, что Зир исправно высылал видео, в основном, это были видео про охранников, которые жили с ним в одном пристрое. Они регулярно нарушали запрет и спали с рабынями. Как правило, с кем-то из старших, только у них был свободный выход из здания. Стало интересно, какие есть видео у меня в карточке. Нашёл себя и посмотрел. В карточке моё фото. Похоже, сделано было ещё на корабле — медиком корабля. Обнаружил все свои данные: уровень интеллекта, пси, рост, вес, генетический код. Местом рождения числилась дикая планета. Возраст — прочерк. Специальность — киллер. Медицинские показания — повреждение спинного мозга, установка нейросети невозможна.

Стоимость покупки — восемь тысяч кредов. Посмотрел видео, что находились в моей папке. Оказалось, что на меня исправно отправляли доклады все старшие. Особенно старалась Лая. Все записи моих разговоров с ней были там. На последних записях она утверждала, что я готовлю побег отсюда. Правда, меня больше всего удивила не она, а Гинар. Оказалось, что он также почти все наши разговоры записывал и исправно отправлял хозяйкам. Его ошейник теперь не был активирован, но все данные сохранились. Про себя он ничего не врал — всё сошлось с его анкетой. Стучать он начал сразу, как только оказался здесь и сдал троих подельников, собиравшихся отсюда сбежать, как и исправно докладывал на многих других, что жили с ним здесь раньше. Когда просмотрел видео, пребывал в легком шоке.

У искина сохранились данные почти по двум тысячам рабов, побывавших здесь в разные годы. Вначале я подумал, что большинство погибло, но быстро выяснилось, что многих не убили, а просто продали. Некоторых выкупили их родственники. Так увлёкся, что не заметил, как техничка приползла обратно в гараж. Пришлось быстро вернуть всё, как было и для вида поиграть на планшете. Вечером я лежал и думал, что мне делать. Слишком много я узнал уже. Особенно про Зира, не понятно, почему у него ошейник не активен. Получалось, что он у него просто для виду. Тогда кто он и что здесь делает? Похоже, он присматривает и за рабами, и за охраной. Тогда зачем здесь Хал? Хал скорей всего знает кто он такой, как и Фил. От Гинара я совсем не ожидал такого. Он мне казался искренним. Было совсем непонятно, зачем тогда он покончил с собой? Видимо, его достала такая жизнь.

Вечером вернулись техники, Карим был хмурым.

— Что хмурый? — спросил его.

— Да так, не обращай внимания.

Следующим утром он улетел на фермы в багажном отсеке флаера хозяек. Днём я посмотрел, что случилось, оказалось, всё банально — его продали. Купили за пятнадцать тысяч, а продали за двадцать пять.

Вечером Лая была довольна. Хотя я от Дилара узнал, что Карим с ней вчера поругался. Она подошла ко мне, когда мы шли обратно.

— Что, улетел твой приятель? — спросила она.

— Ты о ком?

— О Кариме.

— Он мне не приятель. Он скорей твой приятель. Ты ведь с ним спала.

— Скоро ты отправишься следом за ним.

— Зря стараешься, меня быстрей убьют в полях, а вот ты можешь запросто улететь. Погоревала бы о любовнике, что ли.

— Он мне не любовник, а так, недоразумение.

— Тебе видней, ты ведь с недоразумением спала.

Видя, что на меня не действуют её угрозы, отстала. Ещё днём я просмотрел докладную, что она вчера отправила на Карима. Там она очень ловко переделала его высказывания, трактовав их так, будто Карим высказался насчёт хозяек. На самом деле он высказался насчёт неё и про её постоянные отношения с охраной. Вот только зря старалась, его ещё раньше продали. Насчёт Дилара я был спокоен — он пока никаких докладных не отправлял, а вот на него было уже несколько докладных от старшей, с которой он вечера проводил. Все старшие исправно и почти каждый день поставляли докладные искину. Сегодня у искина я просмотрел камеры, что работали в здании и быстро выяснил, что камер гораздо больше, чем считалось. Было много скрытых. Многие думали, что камер наблюдения нет в душевых, а на самом деле их там тоже хватало. Кроме того, я выяснил, что камеры наблюдения в комбайнах плохие по качеству, и у многих они не действуют. Сеть на границах фермы плохо работала, поэтому их и не подключали к сети, но что там сеть неважная, я и так знал. Порой не мог связаться с Филом. У искина была подробная карта с границами фермы, и по ней хорошо было видно, где находятся соседние фермы и граница между ними. Самый главный вопрос был в том, что будутделать соседи, если я появлюсь у них в гостях. Скорей всего вернут обратно, но не факт. Могут оставить спрятать и оставить себе. Значит, не стоит у них появляться, и для побега мне нужен транспорт, лучше всего спидер, как у Хала. Вот только где он его держит, неизвестно. Спидер никак не фигурировал у искина. Видимо, он был лично Хала. Самый простой вариант — достать искин у комбайна, где он находился, я уже знал. После этого можно было уходить, куда захочешь, если не считать датчика, который находился во мне, а такие датчики точно были. Искин на карте видел, где и кто находиться. Впрочем, уйти он мне не помешает, но когда будут искать, по нему быстро вычмслят. Эту проблему нужно будет как-то решать в первую очередь.


Когда шли в мастерские, Дилар совсем загрустил.

— Дилар, не грусти ты так.

— Как думаешь, Карим жив?

— Всё возможно. Ничего ведь не сказали, зачем его забирают. Может ему повезёт больше, чем нам.

— Думаешь, он уже всё, отмучался?

— Не знаю, спроси об этом Фила, возможно, скажет, если настроение будет хорошее.

— Спрошу.

Вечером он уже радостный возвращался назад и сообщил мне:

— Фил сказал, что его продали.

— Вот видишь.

— Жаль только, что его одного. Мы везде были вместе, даже на войне.

— На какой войне вы были?

— Мы туда случайно попали. Когда сбежали из галифада, на станции был набор добровольцев освобождать планету от захватчиков. Мы и записались. Платить обещали хорошо. Вот только потом выяснилось, что это мы захватчики, и это была война корпораций. На планете нас разбили, и раненые мы попали в плен. Потом нас продали сюда.

— Понятно.

Это же самое я прочитал у них в карточках.

Сегодня весь вечер я думал, как мне выйти в глобальную сеть через искин. Сделать это я мог быстро, но для этого нужно взломать хранилище паролей. Как это сделать, я знал, вот только это почти сразу обнаружится. Мне в сети была нужна подробная карта местности, а то у искина был только кусок местности — место, где находилась ферма и её соседи. Примерное направление движения я знал, но неплохо было бы иметь запасной план, и для этого нужно было знать, где и что находиться. Немного помучив местный искин, понял, что он был подключён или к глобальной или к планетарной сети. Вот только выйти в сеть я не мог. Логина с паролем не было. Попытался определить местоположение искина, но так и не смог это выяснить. Он мог находиться в любом месте на ферме. Так ничего и не придумав, уснул.


С утра работы не было, и я помогал в мастерской Филу. Во второй половине дня он отправил меня к очередному сломавшемуся комбайну. Когда ехал туда, думал, как мне решить эту проблему. Искин фермы нельзя было трогать однозначно. Вот только по-другому никак не узнать логин и пароль, только если самому заплатить за подключение. Вот только не было у меня и одного креда, не говоря о пятидесяти. Хоть проси Фила заплатить. Стоп. Он ведь как-то установил эту программу слежения за мной, а значит, выходил в сеть и закачивал её оттуда. Тогда это должно быть в хранилище паролей здесь, в планшете. Трогать его было опасно, программа-шпион неусыпно за ним следила, но её можно на время отключить. Вот только придётся это сделать там, где нет сети, чтобы она ничего не смогла передать Филу. Посмотрел на панели маршрут, куда я еду, и понял, что еду именно туда, куда мне нужно, на самый край фермы. Там плохо сеть работала. Как раз осталось совсем немного. Проверил, пока сеть была. Впереди показался сломанный комбайн. Когда стал подползать поближе, понял, что с ним опять что-то не так и резко потянул джойстик назад. Техничка остановилась, и я нажал вызов Фила.

— Что там с ним? — спросил он.

— Не знаю, не доехал ещё, но на нём опять никого нет.

— Думаешь опять?

— Возможно. Что делать? Ехать вперёд или нет?

— Покажи его

Развернул планшет и показал.

— Видишь?

— Да. Жди, сейчас что-нибудь решим.

— Хорошо.

Через пару минут он вызвал сам.

— Стой на месте. Скоро к тебе прилетят, проверят.

— Стою.

Ждать в кабине мне совсем не хотелось, спустился с технички и спрятался в калгизе.

Ждал, как мне показалось долго, наконец, я услышал звук двигателя, и к техничке подлетел глайдер. На нём сидели двое охранников. Один хотел забраться на техничку, но я остановил его:

— Здесь я.

— Что здесь у тебя?

— Всё тихо вроде. Комбайн там дальше.

— Будь пока здесь. Мы быстро всё проверим и вернёмся.

— Хорошо.

Они улетели вперёд. Сам я забрался в кабину. Вокруг стояла сумрачная ночь, и было достаточно прохладно. Вдобавок дул сильный ветер, и пока их ждал, замерз.

В кабине не стал включать зажигание, чтобы включился климат контроль. Просто подвигался, поприседал, чтобы согреться.

Время шло, но они обратно так и не возвращались. Неожиданно запищал планшет. Это был Фил. Сразу ответил.

— Что там у тебя?

— Тихо.

— К тебе двое охранников прилетали?

— Были, сказали, что всё проверят и вернутся. После чего улетели туда.

— Не вернулись?

— Нет.

— Давно улетели туда?

— Давно, можно несколько раз туда обратно слетать.

— Похоже, что-то случилось.

— Согласен. Что мне делать?

— Не знаю. Сейчас выясню.

Он отключил звук и, похоже, долго разговаривал с хозяйками. Когда вернулся, вид у него был недовольный.

— Связаться с ними тоже не можем. Покажи, что там с ними.

— Смотри.

Повернул планшет в сторону комбайна. Он в этот раз долго что-то смотрел.

— В общем, сходи туда, проверь.

— Ошейник не позволит.

— Отключили тебе его на время. Не вздумай сделать глупость, убежать всё равно не получиться.

— Что, можно идти?

— Иди.

Слез с комбайна и пошёл, но не прямо, а по дуге. Было как раз самое темное время, все было как во мгле. Может подождать пару часов, пока светло станет. Хотя, с другой стороны, так безопасней. Послали специально вперёд. Раб не жалко, если погибнет. Хотя уже и так понятно, что с ними там что-то случилось. Охранников нужно посылать, а не меня — это их работа. Ориентироваться по комбайну было удобно, вскоре я подошел сбоку к нему у одной из «ног» заметил стоящий глайдер. На нём никого не было. Осторожно обошёл вокруг и обнаружил обоих охранников, лежащих рядом с ним. Оружия у них уже не было. Вокруг стояла тишина, хотел вызвать Фила, но не смог — сети не было. Включил планшет и записал все, что видел. После чего отправился обратно к техничке. По дороге появилась сеть, и я вызвал Фила.

— Что там у тебя? — спросил он.

— Убиты оба. Снял всё на видео.

— Отправь мне его.

— Сейчас попробую.

— Ты сам где?

— Заблудился где-то в этом калгизе, темно здесь. Вроде отправил.

— Получил.

— Что мне делать?

— Жди, скоро охрана прилетит.

— Хорошо.

Возвращаться к техничке не хотелось. Возможно, они поджидают меня там. Поэтому я просто сел на землю и стал ждать. Пришлось достаточно ждать достаточно долго, когда послышался звук садящегося флаера, и он подсветил всё вокруг. Сел он не у комбайна, а около моей технички. Торопиться к ней не имело смысла, пускай там всё проверят вначале. Пришёл вызов от Фила.

— Ты где?

— Иду к техничке, видел, где сел флаер. Ты там скажи охране, чтобы не стреляли.

— Скажу. Подходи, мы здесь.

Когда подошёл к техничке, около неё были охранники и Фил с Халом.

— Что там? — спросил Хал.

— Лежат на земле убитые вроде, но подходить проверять их я не стал.

— В кабине не проверял? — спросил Фил.

— Нет. По-моему, и так понятно, что с водителем.

— Не видел их? — спросил Хал.

— Не видел, и темно вокруг.

— Понятно, тогда пошли, проверим.

— Зачем я вам? Я замерз. Может, я вас в кабине технички подожду?

— Нет, ты пойдёшь с нами.

— Тогда хоть нож дайте, а то вы топаете как слоны.

— Нет, нож я тебе точно не дам.

— Тогда зачем я вам?

— Покажешь, что и как там.

— Как будто вы сами не можете посмотреть без меня.

— Показывай дорогу.

— Всё время прямо, никуда не сворачивать, ориентир комбайн.

Охранники были одеты в силовые бронированные экзоскелеты и топали в них как слоны. Они пошли впереди, а мы немного сзади. Фил и Хал были вооружены винтовками. У охранников на экзоскелетах присутствовали даже встроенные ракетные установки. Зато меня посылали туда одного и без оружия. Около комбайна охрана разделилась и ушла вперёд осматривать все окрестности. Вскоре они вернулись, и мы все подошли к комбайну. Уже стало светло. Охранники, похоже, не долетели до комбайна совсем немного, первый погиб сразу, ещё в полёте, второй немного позже, уже у комбайна. Оба получили по десятку игл.

— Мне подъезжать, забирать комбайн? — спросил Хала.

— Что, даже не посмотришь, что внутри? — ответил он.

— Погибший водитель и разбитая кабина. Что там ещё может быть? В гараже потом посмотрю.

— Ладно, возвращайся и подгоняй техничку сюда.

— Хорошо.

Когда подогнал техничку, Хал вместе с Филом находились на комбайне и о чём-то разговаривали между собой. Охрана стояла внизу около погибших коллег.

— Фил грузимся?

— Нет, ждём.

— Чего?

— Хозяек и полицию.

Было ветрено, и я вернулся в кабину. Вскоре ко мне пришли замёршие Фил с Халом. Хал меня сразу выгнал из водительского кресла. Пришлось сесть в углу. Впрочем, там находилась подача тёплого воздуха, и было приятно там сидеть.

— Где твой планшет? — спросил Фил.

— Вот.

Достал из-за пояса планшет и протянул ему. Фил его быстро просмотрел и вернул мне.

— Ты точно никого здесь не видел? — спросил Хал.

— Не видел, но это были все те же двое.

— Откуда ты узнал?

— По следам.

— Где они? Покажи.

— Охранники уже всё затоптали. К комбайну подходили двое. Один поднялся наверх, проверил кабину, второй оставался внизу и проверил охранников. После чего они ушли.

— Куда?

— Не знаю, я опасался, что к техничке, чтобы прикончить меня.

Послышался звук двигателей флаера, и вскоре сам флаер сел рядом с нами, ломая стебли калгиза. Из него вышли хозяйки и с ними двое полицейских. Мне из кабины было хорошо видно, что происходит. Хозяйки с полицией подошли к погибшим охранникам, чтобы допросить тех. После чего забрались на комбайн и скрылись в кабине. Фил с Халом вышли из кабины и пошли к ним. Сам я решил, что мне там нечего делать, и здесь будет спокойнее и теплее. В кабине комбайна они пробыли недолго, вышли на крышу и продолжили общаться с полицией там. Постояли, посмотрели в мою сторону и стали спускать вниз, после чего все вместе появились в моей кабине технички.

— Вот здесь тепло, — сказал Фил, когда они зашли внутрь.

Хозяйка сразу заняла водительское кресло. Остальные расположились вокруг.

— Это кто? — спросил полицейский и показал на меня.

— Водитель этой технички. Он должен был забрать этот комбайн, — ответила ему хозяйка.

— Отлично. Рассказывай, что видел, — сказал он мне.

— Да я, собственно, ничего и не видел. Ехал как обычно забирать комбайн, смотрю никто не встречает. Остановился и немного подождал.

— Почему не связался с комбайном?

Часть 12

— У меня нет такой возможности.

— Почему?

— Он без нейросети, — ответила ему хозяйка.

— Хорошо, что дальше было?

— Вызвал Фила. Он сказал ждать на месте, сейчас прилетят охранники проверить. Ждал, как он и велел. Прилетев, они спросили как обстановка. Ответил, что тихо. После чего они улетели сюда, к комбайну. Их долго не было, меня вызвал Фил и отправил сюда. Вот, собственно, и всё.

— Ты подошёл сюда и обнаружил тела. Что делал потом?

— Заснял всё на планшет и пошёл обратно.

— Почему сразу не связался с Филом?

— Здесь связь не работает. Пришлось идти обратно. Как появилась, вызвал.

— Где планшет?

— Вот.

Он забрал планшет и хотел посмотреть, но программа сразу его заблокировала. Фил это заметил и сказал что поможет. Видимо, он её отключил. Полицейский мельком взглянул на планшет и потом вернул его мне.

— Кого здесь видел?

— Никого.

— Тогда почему решил, что это были эти двое, как и в прошлый раз?

— По следам.

— Пойдём, покажешь, как ты определил.

— Не получится. Охранники затоптали всё около комбайна.

— Сможешь найти, откуда они стреляли?

— Думаю, смогу.

— Тогда пошли, покажешь.

Мы вышли из кабины, и с нами одна из хозяек. Остальные остались в кабине.

Посмотрел на следы, что не успели затоптать охранники, и двинулся по следу. Вскоре пришёл на место, где они долго находились.

— Вот отсюда они стреляли.

— Почему ты так решил?

— Здесь полно их следов. Они здесь долго стояли. Здесь стоял один, второй находился чуть подальше. Вон там. Он обернулся и посмотрел на комбайн.

— Похоже, ты прав.

Он подошёл, посмотрел на несколько простреленных листьев калгиза. Походил вокруг и всё осмотрел. Хозяйка тоже ходила, смотрела, как и он. Когда он закончил, снова спросил.

— Можешь найти, откуда они пришли.

— Не знаю, можно попробовать. Вот только, стоит ли. Из нас никто не вооружён.

— Они улетели уже.

— Тогда зачем искать, откуда они пришли?

— Нужно, ищи.

— Как скажете.

Нашёл, называется поисковика. Идти туда мне совсем не хотелось, может там засада. Они, похоже, это тоже понимали и отстали от меня. Засады, к счастью, там не оказалось, и вскоре я вышел к месту, где они приземлились.

— Вот здесь они спустились с летальной штуки и потом улетели на ней же.

— Вижу.

Он уже подошёл и долго осматривал место посадки. Хозяйка тоже вначале осматривала место, потом эй это надоело, и она, как я, наблюдала за ним. Вскоре он закончил с осмотром, взял пробу земли с места посадки, и мы пошли обратно. В кабине технички ничего не изменилось. Все ждали нас.

— Что там? — спросила хозяйка

— Ничего, замёрзли только, — ответила ей вторая.

— Я не тебя спрашиваю, — цыкнула на неё первая.

— Нашли место, откуда стреляли и на чём прилетели. Парень у тебя неплохо разбирается в следах, — ответил ей полицейский.

— Он дикий, и должен в них разбираться.

Вторая хозяйка, заметив, что я грею руки у воздуховода, подошла ко мне и сказала:

— Подвинься. Не мог предложить мне погреться?

Посторонился и освободил место у воздуховода.

— Извините, я дикий.

— Сразу видно.

Вторая в кресле посмотрена на нас, но ничего не сказала. Она явно была недовольна второй, а та решила сорвать злость на мне. Вторая согрелась и недовольно посмотрела на меня:

— Ты что сидишь?

Молча встал со словами:

— Что нужно делать?

— Раздевайся.

— Совсем?

— Проверять тебя буду. Посмотрим, что ты спрятал.

— Ничего я не прятал.

Пришлось полностью раздеться под их взгляды. Она обошла вокруг меня и осмотрела с ног до головы. Сказала, чтобы я открыл рот, заглянула и туда. После чего проверила всю одежду. Убедившись, что у меня ничего нет, стала смотреть планшет. Он не захотел её пускать и сразу заблокировался.

— Открой его.

Я приложил палец к планшету, и он открылся. Вот только когда она приложила свой палец, планшет сразу заблокировался.

— Почему он не работает? — спросила она.

— Не знаю, это не мой планшет, а Фила.

— Там специальная программа стоит. Он не будет у тебя в руках работать, — объяснил ей Фил.

— Отключи её.

— Не могу, это долго.

Когда он это сказал, я понял, что он её здорово не любит. Просто перед этим он без проблем её отключил, когда отдал планшет полицейскому. Здесь он не захотел это сделать. Двое полицейских молчали и молча наблюдали за ней. Похоже, она в чём-то провинилась и, понимая это, срывала свою злость на мне.

— Возвращаемся, здесь больше нечего делать! — скомандовала главная хозяйка.

После чего встала и пошла на выход. Вторая хозяйка посмотрела недовольно на Фила, демонстративно бросила планшет на пол и пошла на выход.

Они ушли. Когда остался один посреди кабины облегчённо выдохнул. Хорошо, что я сегодня никуда не ходил и ничего не смотрел. Полицейский только проверил, на планшете была сеть или нет, а также время моих вызовов Фила. Фил посмотрел только, что зафиксировала программа слежения. Второго пользователя никто не заметил. Впрочем, замаскировал я его удачно, под игру. Вот когда хозяйка захотела проверить, я сильно заволновался. Она могла случайно его найти. Пока одевался, главная хозяйка подошла к охранникам и сказала, чтобы они погрузили тела к ней во флаер. По пути к флаеру вторая пыталась ей что-то объяснить. Фил с Халом достали тело девушки-водителя и охранники тоже унесли её во флаер. После чего флаер хозяек улетел. Фил сказал, чтобы я грузил комбайн, когда они вернулись ко мне в кабину. Охранники пошли обратно к флаеру, на котором они прилетели. Когда техничка поползла обратно, Хал выгнал меня из кресла. Фил сел рядом со мной. Им была неохота идти пешком до флаера, и они решили доехать в тепле у меня в кабине.

— Что, это так и будет продолжаться? — спросил сидящего рядом Фила.

— Что ты с этим можешь сделать? — ответил за него Хал.

— Не знаю, может как-то поискать их?

— Как ты их поищешь? Они всё время нападают в разных местах.

— Зачем они это делают?

— Никто не понимает. Скорей всего соседи хотят захватить ферму.

— Понятно. За что она на меня обозлилась?

— Не обращай внимания. Это она злится, что отправила сюда только двоих, а не всех. Были бы все, могли или захватить, или уничтожить их, а так сам всё видишь. Ты всё правильно сделал, следующий раз так и поступай.

— Не хотелось бы, чтобы следующий раз наступил.

— Вряд ли они успокоятся.

Вышли они около флаера и поехали обратно в одиночестве. Пока ехал, думал, что у меня совсем мало времени осталось — нужно быстрей готовиться к побегу отсюда, а то этот побег состоится в багажнике флаера хозяек. Вторая хозяйка однозначно решила меня достать. Вот только как бы она каждый мой шаг контролировать не начала! В гараже поставил поврежденный комбайн и перебрался на него. На него сверху охранники поставили поврежденный глайдер, и я всю дорогу переживал, чтобы он не свалился по дороге. Впрочем, он всё равно был весь в иглах, и не понятно, сможет летать теперь или нет. За этим занятием меня застал Фил.

— Сморишь глайдер?

— Интересная штука.

— Похоже, он отлетал своё. Жалко. Совсем новый был. Хал его недавно купил. Иди к остальным, отдыхай, я сам здесь разберусь.

Когда вернулся, у входа в пристрой стояли уже разоружённые охранники и вместе с ними находился Зир. Охранники на меня не обратили никакого внимания, а Зир меня позвал.

— Рик, ты как?

— Замёрз, устал.

— Не ранен?

— Нет.

— Охранники говорят, что ты ходил куда-то с полицейским.

— Не только с ним. Слушай, я устал, давай потом поболтаем.

— Давай.

В спальне уже все спали. Хотел покушать, но дверь в пищеблок была закрыта. Пришлось лечь спать голодным.


Вроде только закрыл глаза, а меня уже тряс за плечо Дилар.

— Рик, вставай, подъём уже.

— Встаю.

Сходил в душ с утра, а то никак не мог проснуться, и отправился на завтрак, и там меня ждал Дилар.

— Ты где вчера пропал?

— В полях застрял.

— Что опять?

— Да. В этот раз всё совсем плохо. Двоих охранников там ещё положили.

— Тогда понятно, почему они вчера такие нервные и злые были.

— Занервничали.

По дороге подошли старшие и попытались со мной заговорить. Отправил их к Халу. Увидев в гараже очередной расстрелянный комбайн, старшие поднялись на него и ушли в кабину. Посмотрели что-то там и вернулись. После чего вернулись и стали рассматривать глайдер.

Сам я с техниками ушёл в мастерские. Фила не было. Все ждали его, но вместо него появились старшие.

— Рик, что с Халом?

— Не знаю.

— Он жив?

— Вчера был.

— Он не пришёл с утра.

— Не знаю, где он. Может, отдыхает ещё, мы вчера поздно вернулись.

— Где наши прекраснейшие хозяйки?

— Вот это я точно не знаю.

— Тело тогда где?

— Забрали.

— Кто?

— Наши прекраснейшие хозяйки вместе с полицией. Слушайте, у вас что, работы нет, что вы здесь делаете?

— Есть.

— Вот и займитесь ею.

В мастерскую зашёл сонный Фил и посмотрел на них.

— Что стоите? Он ведь вам сказал, займитесь работой.

Пришлось им покинуть мастерскую. Фил раздал работу для техников и куда-то ушёл. Сам я потолкался в мастерской и ушёл в техничку, там подремал. Фил появился сонный, ближе к концу рабочего дня, проверил ход работ и отправил меня за очередным сломавшимся комбайном. Здесь проблем не возникло — девушка- водитель попросилась ко мне в кабину, я был непротив. Когда мы уже подъезжали, она спросила, как мне удалось выжить, когда на меня напали. Рассказал ей, как всё было. После чего она задумалась, и задумчивая оставила меня. На следующий день, как только комбайны разъехались, начались проблемы. В начале сломался один комбайн, за ним второй, потом третий. У всех было одно и тоже повреждение — ходовой об камни. Обратно вернулся, когда в гараже никого не было, и с водителем комбайна мы возвращались обратно вдвоём. Быстро выяснилось, что он здесь уже больше года и выглядел совсем хмурым, когда мы вместе шли обратно. На следующий день уже четыре комбайна сломались. Когда приехал с ним последним, в гараже уже никого не было — только Хал и Лая.

— Лая, ты зачем поставлена над ними старшей? Если не справляешься, я найду другую, — сказал ей Хал.

— Хал, я им говорила. Что я могу сделать, если они специально портят эти комбайны?

— Ты не тем занимаешься. Думаешь, я не знаю, что ты спишь с охранниками, а тебе прекрасно известно, что это запрещено. В общем, не решишь проблему — сама поедешь в поля.

— Хал, все боятся. Уже троих убили, и каждый думает, что он будет следующий.

— Что ты предлагаешь теперь — в каждый комбайн посадить по охраннику?

— Хотя бы чтобы в дальних комбайнах они были.

— Где я тебе столько охранников возьму?

— Не знаю, Хал, я делаю, что смогу.

После этого Хал ушёл, а она осталась. Оставил комбайн и отогнал техничку на место.

По дороге обратно она догнала меня вместе с девушкой, которая управляла комбайном.

На девушку было больно смотреть — видимо, на ней как следует отыгрались. Лицо всё было разбито. С носа текла кровь.

— Ты зачем её избила?

— Вредительница, отправится скоро в багажнике к хозяйкам.

— Тупая ты. У неё комбайн сам сломался. Она не ломала его специально.

— Не защищай её, а то отправишься вместе с ней.

— Правильно Хал сказал, пора тебе в поля поработать, как мы. Тогда почувствуешь на себе, каково это, когда в тебя стреляют.

— Заткнись.

— Ты мне больше не начальница, так что совсем не страшно. Иди ко мне, моя хорошая. Демонстративно обнял девушку. В ответ она мне улыбнулась сквозь слёзы.

— Пойдём, я тебя к медику отведу, он тебя подлечит, — сказал ей.

— Не трогай её.

— А то что? Мало тебе попало в прошлый раз, так я могу и добавить.

Отвёл её к Зиру. Он был удивлён, увидев меня и её.

— Это ты её, что ли?

— Нет, Лая.

— За что?

— Решила, что она специально испортила комбайн. Вот и избила.

— Она не портила?

— Нет, там другая причина.

— Какая?

— Не знаю. Спроси у Фила. У меня планшет в мастерской остался.

— Хорошо.

— Ложись в капсулу, подлечу тебя, — сказал он девушке.

Сам я пошёл на выход, но он меня остановил.

— Рик, подожди.

— Что?

— Расскажи, что там было, когда ты с полицией ходил.

— Да ничего особенного. Они посмотрели на следы, кто и откуда стрелял. Потом нашли место, где стрелки приземлились и откуда улетели. После чего мывернулись обратно. Вот и всё.

— Нашли что-нибудь?

— Не знаю, это нужно спрашивать не у меня.

— У кого? Только ты там был?

— Почему только я? Одна из наших прекраснейших хозяек была со мной. Охрана что, ничего не рассказала?

— Нет.

— Пойду, есть хочу.

— Иди, — сказал он задумчиво.

Утром в гараже всех водителей построили, и Хал всех предупредил, что те, кто будет портить комбайны, будут наказаны. Не помогло. К вечеру сломалось шесть комбайнов. Четыре успел притащить, ещё два остались в полях. У всех была одна проблема — разбитые траки от наезда на препятствие. Фил в мастерской просто ругался и зашивался, уже больше десятка комбайнов находились в ожидании ремонта. Это, не считая тех, что я ещё не привёз. Стала понятна цель, с которой расстреливали комбайны. К вечеру сломались ещё четыре.


Утром к гаражу прилетели хозяйки. Некоторые из водителей комбайнов получили болевые заряды и долго корчились от боли на полу, после чего их посадили на комбайны и отправили в поля. Одного они вырубили и забрали с собой. Лая тоже получила воспитательный заряд боли от них, но её оставили старшей. Не помогло. К вечеру ещё четыре машины вышли из строя. Когда я притащил последний комбайн, хозяйки опять находились в гараже и разговаривали с Филом и Халом.

— Рик, подойди, — сказал Хал. — Что ты думаешь обо всем этом?

— О чём, Хал?

— О том, что происходит.

— Это очевидно. Кто-то добивался этого этими расстрелами. Убьют ещё кого-нибудь, и большинство комбайнов останутся сломанными в полях.

— Вот видишь, даже дикий это понимает. Рик, можешь идти.

Повернулся и пошёл обратно к техничке, но тут меня остановила вторая хозяйка.

— Рик, стой. Мы тебя не отпускали.

Пришлось развернуться и вернуться к ним.

— Оттуда ты это знаешь? — спросила она меня.

— Что знаю?

— Что так будет?

— Это логично. Водители боятся и будут делать всё, чтобы не выезжать в поля.

— От кого ты мог это узнать?

— Не от кого я это не узнавал. Об этом говорит мой опыт. Мне довелось участвовать не в одном сражении, и там всегда было так. Все хотят выжить на войне.

— Может, ты ещё знаешь, для чего всё это устроили?

— Это ваш мир, а не мой, и этого я не могу знать.

— Тогда почему ты не боишься?

— Устал я уже бояться, и это смерть достойная воина.

— Ты же убийца?

— Я воин, а не убийца. Это городские стражи нас оговорили.

— Чтобы ты сделал, чтобы поймать этих двоих? — неожиданно спросила главная у них.

— Наверно нанял кого-нибудь, чтобы поохотились на них. Не только им охотиться на нас.

— Вот видишь, я тебе об этом и толкую, — сказал Хал.

— Как ты их найдёшь? — ответила она ему.

— Найди профессионалов, пускай они думают.

— Они только креды возьмут и ничего не сделают.

— Тогда скоро здесь всё остановится.

— Ты и будешь в этом виноват. Ты здесь за всё отвечаешь, — сказала ему вторая хозяйка.

— Нет проблем, увольте меня, — ответил он ей.

— Размечтался, а работать кто будет?

— Ты и будешь. Ты же лучше меня в этом разбираешься.

— Опять вы начинаете. Прекратите оба! — прикрикнула главная хозяйка.

Они замолчали.

— Хал, я узнаю, что можно сделать и свяжусь с тобой, — сказала она, после чего пошла на выход из гаража. Вторая сразу пошла за ней. Она что-то резкое сказала ей, и та замолчала. Хал с Филом остались в гараже, недалеко сидели две старшие все в слезах, их я вначале не заметил. В гараже никого из рабов больше не было, похоже, все отправились в спальню. Вот только как они ушли туда одни, непонятно. Поставил техничку на место и вернулся в гараж. Хала и Фила уже не было. Фил нашёл в мастерской планшет, вернул ему и пошёл обратно. В гараже у выхода застал старших за довольно-таки неблагодарным занятием — они тщетно пытались поколотить водителя комбайна, которого я только что привёз. В этот раз им оказался мужчина, и он успешно им противостоял. Они уже изрядно выбились из сил.

— Опять развлекаетесь?

Часть 13

— Не твоё дело, — ответила мне Лая, остановившись.

— Вы его сейчас вырубите, и кто его потащит обратно?

— Ты.

— Размечталась. Сами вырубите и потащите.

— Поёдём, отведу тебя, пока ты можешь ходить, — сказал ему.

Они оставили его, и он похромал в спальню рядом со мной. По дороге он молчал, и я тоже не настроен был на общение. Поэтому мы молча разошлись. За ужином от Дилара я узнал, что сегодня в гараже было массовое наказание. Влетело всем, кто находился в гараже, в том числе старшим и ему. Весь вечер обитатели соседних коек вели разговоры о том, кто виноват в наказании. Ближе к отбою там вспыхнула драка, что называется, всех против всех. Мне тоже хотелось поучаствовать, но я так и не нашёл повода, и её быстро прекратили появившиеся охранники, вырубив большинство бузатеров шокерами.


Видимо, это подействовало, и на следующий день не было ни одного саботажа, но в ремонте уже стояло четырнадцать комбайнов из восьмидесяти. Фил последние дни даже не проверял планшет. Поэтому вчера я рискнул и взломал хранилище паролей. На мою удачу там оказался и пароль от программы слежки за мной и от сети. В следящей программе я удалил все данные по взлому и под вторым пользователем получил доступ в глобальную сеть под доступом Фила. После этого вышел и вернул всё, как было. Сохранялась опасность, что Фил заметит что я под его паролём заходил в глобальную сеть с планшета. С утра Фил привычно выдал мне планшет и отправил на склад за запчастью,

— Фил, там остался ещё один привод, и больше их нет.

— Знаю, должны подвезти. Хорошо, что напомнил. Иди к чистильщикам, как сядет транспортник, забери у пилота два искина.

— Сейчас идти?

— Да, и зайди в теплицу. Там лампы нужно сменить.

У чистильщиков гусеницы не оказалось и, узнав у старшей, что она ещё не прилетала, отправился в теплицы. Когда закончил с заменой ламп, вышел из теплиц и решил проверить в сети, что могут означать эти цифры и буквы. На каждой руке было по три ряда этих цифр. Ввел на планшете верхний ряд цифр и нажал поиск.

«Рады приветствовать в промышленно-торговом банке директората Ошир», — высветилось на экране.

Что это значит? Что это за оширский банк, и причём здесь я? Ничего не понимаю. Ладно, тогда что означает второй ряд цифр? Ввел второй ряд цифр.

«Введите пароль к вашему счёту», — затребовал планшет.

Вот что значит второй ряд цифр, а третий и есть пароль. Похоже, у меня здесь есть счет. Ввел третий ряд цифр и планшет выдал: «Извините, ваш счёт закрыт».

Сильно расстроился, ведь я уже ожидал, что на счёте хоть что-то будет, а выдало: «Счёт закрыт». Значит и второй скорей всего тоже закрыт.

Уже пошёл к приземлившейся гусенице, но решил всё-таки проверить, и вернулся. Быстро ввёл первые цифры с другой руки. В этот раз высветилась другая надпись: «Добро пожаловать в первый федеральный аварский банк».

Здесь даже банк был другим. Вбил также быстро номер счёта и пароль. Планшет долго думал, потом высветил номер счёта и его содержимое. На счёте красовалась цифра «сто тысяч кредов». С учётом того, что за меня заплатили восемь тысяч, это было очень немало. Стало понятно, почему у меня были две наколки на руках. Их однозначно я сам сделал. Видимо, это были два варианта. Основной и запасной. Вот только что мне с этим всем делать? Нужно всё это обдумать. Удалил все данные из планшета и пошёл к гусенице. Попытаться выкупиться из рабства или бежать?

Опять-таки непонятно, как нужно выкупаться из рабства. Могут ведь всё отобрать и сказать, что не было никакого счёта, и ни о каких кредах они ничего не знают. Бежать? Вот только пока непонятно как, и даже примерного плана нет. Открыл планшет и нашёл карту планеты и закачал её на планшет. После чего стал её рассматривать, но пришлось прерваться, потому что подошёл к гусенице. Пилот была та же, и уже привычно стояла рядом со старшими.

— Привет девчонки, я опять к вам.

— Что-то ты так долго идёшь к нам. Мы уже почти всё погрузили.

— Куда торопиться? К тому же у меня после ранения нога ещё побаливает. Пилот отдавай искины, я за ними.

— Что мне будет, если я тебе их отдам? — ответила пилот.

— Только не пугай меня и не говори, что ты стала согласная.

— Знаешь, я ещё не уверена.

— Тогда давай искины, и я пойду.

— Ты чего? Согласна я уже.

— Тебе лететь уже нужно.

— Что, не хочешь, что ли?

— Даже не знаю.

— Так пошли в кабину.

Пришлось идти. Когда вернулся, в мастерскую заглянул главный искин фермы. От старших уже поступили докладные на меня о том, что у меня с пилотом был секс. Лая последнее время как-то успокоилась и не писала больше на меня докладных. Видимо, обратила внимание на то, что одна хозяйка назвала меня по имени, а вторая хозяйка у меня спросила моё мнение. Скорей всего, именно это остудило её пыл.

Работы для меня не было и в мастерской я играл на планшете, одновременно думая о побеге. С другой стороны, зачем бежать, когда есть деньги и можно выкупиться? Вот если не получится, тогда побег, хотя как его осуществить, я не представлял. С другой стороны, я ведь знал, что некоторые выкупились, но их выкупали, как правило, родственники. Опять Гинар говорил, что можно самому выкупиться. Он наверняка знал, как это делается. Может купить планшет и заказать через пилота? Опять кто-то увидит его у меня и сразу доложат. Держать в техничке? Там тоже камера есть и она, к сожалению, рабочая. В остальное время со мной постоянно кто-то рядом. Нет, планшет — это опасно, и пилот может заложить, что я его купил. Если у меня его найдут, ко мне появится сразу множество вопросов. Придётся с этим как-то выкручиваться. Вот только как? Фил в любой момент может обратить внимание, что я нахожусь в сети под его логином. Хотя чего я себе жизнь усложняю? У меня сейчас есть креды. Быстро нажал поиск сетей, и планшет нашёл глобальную сеть. Запросил пятьдесят кредов за подключение. Вот только я сам все данные удалил с планшета, и теперь придётся ждать, когда меня снова в теплицы отправят. Пока продолжил изучать карту, которую начал и не закончил. На планете осталось два города, как мне и сказал Гинар. Было несколько некрупных городов, но сейчас в них никто не жил, если верить карте. Вся планета была покрыта фермами от совсем малых до огромных размеров. Кроме самого севера и юга планеты. На планете находилось два больших горных хребта, протянувшихся от южного полюса к северному. Хал правду сказал, что эта ферма была средней по размеру, и таких ферм здесь было большинство. Чтобы попасть в столицу, мне было нужно идти на северо-запад пересечь две таких фермы, как эта и выйти на дорогу, ведущую в столицу. По ней долго ехать туда. Без техники это сделать крайне проблематично.

Мой первоначальный план — угнать глайдер и на нём улететь в столицу потерпел крах. Глайдера у Хала теперь не было. Скорей всего из-за этого он поругался со второй хозяйкой. Добраться до флаера было сложно. Мало того, что там находилось закрытое для посещения отделение гаража, так ещё и сам флаер был закрыт. Нужно взломать два искина, чтобы его угнать. Теоретически это можно было сделать, но на взлом нужно время, а его мне никто не даст, не один, так другой искин поднимет тревогу и появится охрана. Хотя охранников осталось немного, но я раньше думал, что у них ничего, кроме дубинок с шокерами, нет, а выяснилось, что у них в наличии целые боевые комплексы. Кто знает, какие там ещё припасены сюрпризы. Наверно проще прикончить парочку, что нападает на комбайны или угнать их спидер. Был, конечно, и второй вариант — улететь на гусенице в одном из контейнеров. Вот только куда она и как полетит, неизвестно, и что будут делать, если внутри найдут меня, а вычислят, куда я пропал быстро.

Оба варианта были крайне сложными в плане исполнения. Наверно проще всё-таки бежать пешком, добраться до соседней фермы и там попытаться что-то угнать. Учитывая напряжённые отношения между фермами, даже если меня там поймают, вряд ли вернут сюда. Хотя кто знает, какие у них здесь порядки. Нужно вначале всё выяснить.


Утром нас всех выгнали из спальни на улицу. Перед зданием садились флаеры, один за другим, четыре штуки. Один флаер был хозяек, остальные три мне были неизвестны. Из них стали выходить вооруженные люди в одежде, похожей на ту, что была на тех двоих, что расстреливали комбайны. Вторая хозяйка вышла вперёд.

— Внимание всем! Мы наняли этих людей, чтобы они нашли ваших убийц. Можете радоваться — в полях сейчас будет безопасно, и пускай только кто-то попробует сказать, что мы о вас не заботимся!

После этого они сели в флаер и улетели. Три оставшихся флаера начали разгрузку. В первую очередь из них выгрузили спидеры, и часть наших новых охранников улетела на них. Большинство посмотрело на их работу и стало возвращаться в здание, чтобы успеть позавтракать перед работой. Мы с Диларом составили им компанию.

— Как думаешь, найдут их? — спросил он.

— Посмотрим, что у них получится и потом, если найдут этих, то не факт, что не появятся другие.

— Почему ты так считаешь?

— Ты думаешь, на ферму по собственной инициативе нападают?

— Наверно, мстят за что-нибудь.

— Вряд ли, скорей их наняли.

— Зачем?

— Не знаю. Как ты и сказал, возможно, это месть.

Сам я думал о том, что мой план завладеть глайдером или спидером нападающих на комбайны, похоже, также накрылся. Сейчас новые охранники, если их не найдут, то точно спугнут. Когда мы снова вышли на улицу, там уже присутствовал Хал, и рядом с ним привычно находись старшие.

Все наблюдали за разгрузкой оборудования из флаеров. У пристроя стояли оставшиеся охранники и как-то ревностно рассматривали вновь прилетевших. Хал подошёл к одному из них, они недолго побеседовали, и он позвал начальника наших охранников.

После чего они все вместе ушли в пристрой. Как только они ушли, нас старшие повели к местам работы. По дороге в гараж выяснилось, что большинство водителей комбайнов были довольны появлением новых охранников. Они считали, что сейчас новые охранники прикончат нападающих и можно будет работать, ничего не опасаясь. Все, кому достались комбайны, быстро разъехались, остальные занялись подготовкой питательной смеси. Работы у меня с утра не было, и Фил меня пока не отправлял в теплицы. Она появилась только ближе к концу дня, когда сломался комбайн в поле, и я отправился за ним. Подъезжая, встретил одного из новых охранников на спидере. Он приземлился рядом с техничкой, воткнул большой металлический штырь между рядов и полетел дальше. Подъехал, посмотрел, что это. С виду оказалась обычная труба, с антенной наверху.

Вечером выяснилось, что из спальни пропали несколько кроватей, флаеров уже не было, как и новых охранников.

— Слышал, какие-то антенны выставляют в полях, — сказал Дилар за ужином.

— Видел даже. Обычная палка металлическая.

— Сейчас они их быстро поймают. У них там в пристрое аппаратура для слежения стоит.

— Вот сильно сомневаюсь в этом.

— Почему?

— Как, к примеру, ты отличишь пролетающий над фермой спидер от их спидера? Поверь, я в полях каждый день вижу не один спидер, пролетающий над фермой.

— Они должны приземлиться.

— Любой может приземлится и заявить, что у него поломка или он устал, и у него вынужденная посадка.

— Ты же их видел.

— Лиц я их не видел. Они в маскировочных накидках были.


Мой скептицизм не оправдался — через три дня, когда вернулся в гараж с очередным сломанным комбайном, в нём уже находились наёмники и Хал. Наёмники держали двоих неизвестных. Оба неизвестных были связаны и одеты в маскировочные накидки.

— Рик, подойди, — сказал Хал.

Спустился с технички и подошёл.

— Посмотри, узнаёшь их?

Он показал на связанных.

— На колени пускай их поставят.

Хал кивнул, и наёмники поставили их на колени. Подошел, посмотрел сзади.

— Да. Это они.

— Как ты определил? Ты же не видел их лиц.

— Ботинки у этого с металлом. Сам посмотри — и размер тот же. Вот этот поднимался на комбайн, сходил в кабину и добил водителя, а второй был у меня на техничке. Это они меня подстрелили. Они же убили двух охранников. Около их тел были эти же следы. Вот этот второй подходил к ним и забрал их оружие, а этот, с металлическими вставками на обуви, поднимался на комбайн.

Хал посмотрел на ботинки, потом задумался, а скорей всего сравнивал с записями с места преступления. После чего задумчиво сказал:

— Похоже, ты прав.

На улице послышались звуки садящегося на землю флаера. Через пару минут в гараж зашли хозяйки.

— Они. Рик их опознал, — сказал им Хал.

— Снимите накидки, хочу на них посмотреть! — скомандовала главная из них.

С них стянули накидки, один оказался мулатом, второй белым.

— Кто вы такие и на кого работаете? — спросила их главная из хозяек.

— Вы ошибаетесь. Мы просто мимо летели, и наш глайдер сломался, — ответил ей мулат.

Она посмотрела на Хала, после чего молча обошла их и осмотрела обувь у мулата, потом у второго. К ней подошла вторая и тоже посмотрела, после чего обе окинули взглядом с ног до головы меня.

Вторая снова обошла их и сказала:

— Значит, говоришь, мимо пролетали? Что же тогда ваши следы делали около наших комбайнов?

— Это не наши следы. Вы ошибаетесь, — ответил ей мулат.

— Видишь ли, я могу ошибаться, а вот он нет, — она показала на меня. — Он дикий и в следах разбирается очень хорошо. Кроме того, он вас видел там у комбайнов и доказать вашу вину не составит никакого труда. Ну, так что, будем рассказывать, кто вы такие и откуда?

— Он ошибся. Мы просто пролетали мимо.

— Что же, так даже лучше, люблю упрямых.

Она подошла к Халу и спросила:

— Где он?

— Уже идёт сюда.

Главная хозяйка тоже подошла к нам. Вокруг нас собрались почти все рабы, кто работал в гараже. Старшие стояли вместе с ними, один я рядом с хозяйками и Халом. Мне это самому не нравилось. Вскоре появился Фил с двумя ошейниками в руках. Они попытались сопротивляться, но Фил застегнул их у них на шеях. После этого охранники их отпустили, и оба получили по болевому заряду.

— Работает, — сказала вторая хозяйка. — Грузите их в флаер.

Охранники сразу выполнили её приказ. Когда мулата проносили мимо Лаи, она подскочила и начала его пинать. Хозяйки, уже вышедшие из гаража, остановились и обернулись.

— Лая, успокойся, мы с ним разберёмся, — сказала вторая.

Один из охранников отодвинул Лаю, и они понесли их дальше. Флаер улетел, а Лая с грустью проводила его взглядом.


Новые охранники пробыли на ферме до конца следующего дня, после чего собрали оборудование и улетели. Большинство рабов были довольны, что, наконец, всё закончилось. Одно было плохо — то, что Фил пока не отправлял меня в теплицы. Зато я за это время изучал карту, чтобы знать куда бежать и хорошо запомнил, что и где находится поблизости.

Прошло ещё три дня. Утро прошло как обычно — работы у меня не было, но после обеда Фил сообщил, что сломался комбайн, и я ехал его забирать. Привычно забрав техничку, я отправился за ним. На комбайне загорала моя старая знакомая, именно её я отвел к медику, когда её избила Лая.

— Она радостно помахала мне рукой, когда я подъехал.

В этот момент произошёл сильный взрыв с дальней от меня стороны комбайна. Этим взрывом её скинуло с крыши комбайна, и она упала куда-то между рядами калгиза. Что это было? Потянув джойстик на себя, я остановил техничку. После чего выскочил на выход. Это меня и спасло. Сильный взрыв сзади, и я уже лечу на выход из кабины. Сверху над техничкой что-то пролетело. Поняв, что нужно отсюда убираться, попытался встать, но сильная боль в ноге не позволила это сделать. Сжав зубы, смог встать. В этот момент ещё один сильный взрыв отбросил меня обратно в кабину.

Часть 14

Открыл глаза — лежу в кабине, лобового стекла нет. Как, собственно, и самой кабины, везде осколки стекла и куски оплавленного железа. Заметив, что летательный аппарат разворачивается для нового захода, я пополз вперёд и вывалился наружу. Пилот, видимо, заметил это и стал стрелять в место, куда я свалился, но пока он сводился и прицеливался, я успел отползти под комбайн. Летательный аппарат расстрелял место, куда я упал, после чего перенёс огонь на саму техничку. Пострелял в неё, после чего перенёс огонь на соседний комбайн, растерял его и исчез так же внезапно, как и появился. После того, как всё стихло, стал осматривать себя. В ноге сидело два больших осколка — один прошёл навылет, второй застрял в ноге. Попытался его достать, но не смог. Смог встать, держась за гусеничный трек и сесть на него. После чего достал планшет. В этот раз он был у меня за поясом и не пострадал. Вызвал Фила. Он почему-то долго не отвечал. Когда ответил и посмотрел на меня, брови у него полезли вверх.

— Что это с тобой?

— Говори громче, плохо слышу.

— Что с тобой?

— Взрывами досталось.

— Какими взрывами? Ничего не понял.

— Сам ничего не понял. Приехал как обычно, меня встретила водитель на крыше. Вдруг взрыв с дальней стороны комбайна, и она падает вниз.

— Убита?

— Не знаю. Наверно.

— Что было дальше?

— Остановил техничку и пошёл на выход, чтобы проверить её. Здесь взрыв сзади. Потом спереди. Смог только выбраться из кабины и упасть вниз. Эта штука постреляла и улетела.

— Сходи, проверь водителя.

— Ранен я и ходить не могу. Опасно туда идти. Эта штука может вернуться. Она за мной охотилась.

— Что с комбайном?

— Нет больше комбайна, как и технички. Сам посмотри.

Повернул планшет и показал ему.

— Жди. Скоро к тебе прилетят. Планшет не отключай.

— Хорошо.

Решил всё-таки сползать проверить, может она осталась жива. Нашёл её ещё живой, но без сознания. Из груди торчал кусок железа, но она была жива. Повернул на бок и оторвал рукав от рубашки и попытался засунуть его в рану, чтобы остановить кровь. От этого она застонала и пришла в себя.

— Ты как? — спросил её.

— Холодно.

— Сейчас я тебя укрою.

Снял с себя рубашку, которая тоже вся была в крови, и одел на неё.

— Это бесполезно, я же знаю.

— Не переживай, к нам уже летят.

— Обидно, я хотела тебя соблазнить.

— Соблазнить ещё успеешь. Подлечат нас и соблазнишь.

— Как же больно и тяжело дышать.

— Потерпи немного.

Она отключилась. Прижался к ней, пытаясь её согреть. Ничего больше для неё я не мог сделать. Потрогал пульс на шее, он прощупывался. Полежал так недолго, как запищал планшет. Вызов был от Фила.

— Как ты?

— Я ничего, а она умирает, — и показал на девушку, лежащую рядом.

— Живая значит.

— Ранена, но долго не протянет.

— Как обстановка?

— Тихо, не прилетала больше эта штука.

— Ты видел, что это было?

— Не успел. Она должна была видеть.

— Где вы?

— У комбайна лежим.

— Мы подлетаем.

Решил немного схитрить, чтобы её быстрее в капсулу отвезли. Прошло совсем немного времени, и флаер сел около моей технички. Вначале появились вооруженные охранники, следом за ними Фил с Халом. Хал подошёл с аптечкой и приложил её вначале к ней, потом и ко мне. Мне самому сразу стало легче.

— Рассказывай, что произошло, — сказал он.

— Может, по дороге расскажу? Отвезите её к лекарю. Умрёт она.

— Пока не умрёт, аптечка уколы сделала, всё в порядке теперь будет. Рассказывай.

— В общем, приехал как обычно. Она лежала, загорала наверху. Помахала мне рукой. Видимо, что-то услышала и повернула голову назад. Потом взрыв у неё в кабине. Её взрывом сбрасывает вниз. Остановил техничку и пошёл на выход, чтобы помочь ей, как у меня тоже взрыв за спиной. Меня им выбросило дальше на лестницу. Попытался встать и не смог. Потом ещё один взрыв. Пришёл в себя — уже лежу в кабине. Перекатился и упал вниз. Эта штука подлетела и стала стрелять в то место, куда я упал. Вот только я уже уполз под техничку. Она постреляла в техничку, потом в комбайн и исчезла. После чего я связался с Филом. Это всё.

— Знаешь, Рик, что тебе здорово везёт? Третье нападение пережил.

— Мне об этом говорили, вот только это не так. Мне гораздо чаще не везёт. Вы нас отвезёте к лекарю?

— Отвезём, но позже.

— Улетать отсюда нужно.

— Почему?

— Вдруг она вернётся.

— Парни разберутся с ней.

— Без флаера останетесь. Эта штука очень быстрая.

Фил появился сверху на комбайне и мрачно сказал:

— Думал, у нас проблемы закончились, а оказывается, они только начинаются.

— Что там?

— Так же, как и техничку, в металлолом. Сниму кое-что, и на этом всё.

— Кто-то очень хочет оставить нас без техники. Пожалуй, нужно возвращаться.

Он позвал охрану, стоящую вокруг комбайна, они подхватили меня и водительницу и потащили к флаеру. Зир её сразу уложил в капсулу и активировал лечение.

— Как она?

— Жива вроде. Подружка твоя, что ли?

— Нет, я её сегодня второй раз встретил, и оба раза случайно. Сегодня нас обстреляли, когда я приехал её комбайн забирать.

— Слышал уже.

— От кого?

— Охранники болтали.

— Так мы только прилетели.

— До вылета ещё. Снимай штаны. Будем тебя смотреть.

— Он подошёл, посмотрел со спины.

— Хорошо тебе досталось.

— Ты лечи, а не рассматривай.

— Терпи, сейчас больно будет.

После этого сильно дёрнул осколок из ноги. Сжал зубы от сильной боли. После этого выдернул ещё два или три осколка из спины и ног.

— Ты что меня мучаешь? В капсулу что, не будешь класть?

— Запрещено тебя лечить.

— Зашивай тогда.

— Это как?

— Руками. Кто из нас лекарь? Ты или я?

— Я медик.

— Это одно и то же.

— Ложись теперь в капсулу.

— Не мог сразу положить?

— Залезай. Заклею твои ранения.

Допрыгал на одной ноге до капсулы и лёг в неё. Когда пришёл в себя, капсула уже была открыта.

— Выбирай новую одежду из кучи.

Попытался сделать один шаг и сразу упал. Левую ногу я совсем не чувствовал.

— Зир, ты это чего? Почему я ногу не чувствую?

— Совсем не чувствуешь?

— Совсем.

— Значит, нерв задет.

— Что мне делать с такой ногой?

— Не знаю. Мне запрещено лечить вас. Само заживёт со временем.

— Впрочем это даже хорошо — в полях сейчас опасно. Ищи мне одежду, раз не лечишь.

Пришлось ему искать мне одежду, а потом помогать дойти до койки. Мне с трудом удалось забраться наверх. Дилар удивлённо посмотрел на меня и спросил.

— Рик, что с тобой?

— Снова то же самое.

— Их вроде поймали.

— Видимо, не всех. Нет больше моей технички и одного комбайна.

— Значит, это не всё.

— Нет.

Утром у меня поднялась температура, и стало всего ломать. Дилар разбудил меня, но я сказал, что никуда не смогу идти, пускай передаст Филу. После этого появился Хал, посмотрел меня и ушёл. Через какое-то время ко мне наведался Зир. От померял температуру, потрогал ранения на спине и сказал:

— Рик, спускайся.

— Зир, отстань, мне обратно не залезть будет.

— Вставай, пошли в капсулу.

— Зачем? Тебе всё равно запрещено лечить меня.

— Нужно ещё раз всё проверить.

— Зир, оставь меня в покое.

— Вставай, или сейчас охрану позову, и она тебя силой приведёт.

— Зир, зачем это нужно? Оставь меня в покое, скажи, что со мной порядок. Отлежусь немного и сам встану.

— Нет, вставай.

— Ты потом поможешь мне залезть обратно?

— Помогу.

Пришлось спускаться и идти к нему. Он снова уложил меня в капсулу. Не знаю, через сколько он разбудил меня, но, судя по всему, прошло много времени.

— Как ты? — спросил он.

— Ты лечил, а не я, почему ты меня спрашиваешь?

— Ещё два осколка нашёл в тебе. Как общее самочувствие?

— Лучше, чем было.

— Это хорошо. Одевайся и попробуй пройтись.

— Ногу я как не чувствовал раньше, так и не чувствую.

— Ты попробуй.

Пробовал и чуть не упал.

— Как моя знакомая, кстати?

— Она нормально. Идёт на поправку.

— Тогда кто не нормально?

— Фил, ему здорово досталось.

— Он как здесь очутился?

— Попал под раздачу, как и вы. Утром поехал на второй техничке забирать ваши и нарвался там же. Хорошо, двоих охранников взял.

— Что произошло?

— Напали на них, как на вас. Они получили ракету в кабину. Один охранник сразу погиб. Второй охранник и Фил ранены.

— Что сейчас будет?

— Не знаю, пока тихо и никто не ездит в поля.

— Это и понятно — техничек больше нет.

К нам зашёл Хал и, увидев меня, спросил:

— Как ты?

— Всё так же. Меня ведь не лечили, только осколки достали.

— Зир, как Фил? — спросил он медика.

— Без изменений.

— Рик, почему ты тогда сказал, что они за техничкой охотятся.

— Вроде я такого не говорил, но это понятно. Эта штука вначале долго расстреливала техничку. Хотя прилетела она со стороны комбайна, и комбайн находился ближе к ней. Однако только когда она закончила с техничкой, занялась комбайном. Значит, техничка была главной целью.

— Понятно.

— Что сейчас будет? Нет больше ни одной технички?

— Техничку купят, это не проблема, а кто ремонтировать комбайны будет? Вот это проблема. Сказал ведь я им, нельзя его посылать. Ладно, что теперь об этом. Ты когда поправишься?

— Не знаю, у Зира спрашивай.

— Долго Хал, такие травмы быстро не заживают, а лечить его я не могу, — ответил ему Зир.

— Говорил я с ними, они ни в какую не хотят его лечить. Говорят, что один раз подлечили, хватит.

— Тогда только покой, ногу не трогать, постепенно само заживёт.

— Рик, иди к себе, — сказал Хал.

— Не могу, если только Зир мне поможет, и он мне обещал помочь залезть на кровать.

— Тогда идите, тебя, Зир, я здесь жду.

— Мы быстро, — ответил ему Зир.

Он мне помог дойти, забраться на кровать и сразу ушёл. Дилар сидел грустный, когда меня увидел, немного повеселел.

— Что стряслось? Что грустный сидишь? — спросил его.

— Знаешь про Фила?

— Знаю и даже видел его.

— Как он?

— Лежит в капсуле. Состояние тяжёлое, как я понял, но жив.

— Это хорошо, все думали, что не выживет, когда его привезли.

— Там всё плохо было?

— Плохо. Весь в крови. Ноги в нескольких местах перебиты. Второй охранник тоже раненый.

— Расскажи, что там было?

— Ты знаешь, я даже не понял. Прилетела какая-то штука и начала расстреливать техничку. Мне повезло — я вышел из кабины, когда она первый раз попала в неё. Меня только осколками достало. Смог вылезти из кабины через стекло и спрятался под техничкой. Она расстреляла техничку, потом комбайн и улетела.

— Здорово досталось?

— Здорово. Всё болит.

— Тогда почему тебя там долго держали?

— Почему долго? Пару часов, наверное.

— Какие пару часов? Ты два дня там пробыл.

— Странно, зачем он меня тогда там держал?

— Все подумали, что ты умер.

— Нет, он меня положил в капсулу и там держал. Он из меня не все осколки достал вначале.

— Наверно, ему не до тебя было, он Филом занимался.

— Скорей всего так и есть. Просто забыл про меня.

— Как мы теперь без Фила?

— До капсулы довезли, это уже хорошо. Так что должен выжить.

— Что у вас происходит?

— Ничего, сидим здесь уже второй день. На работу ходят только в теплицы. Остальные находятся здесь.

— Что они собираются делать?

— Не знаю. Ничего не слышно.

— Техничка там в каком состоянии у тебя осталась?

— Фил что, не сказал?

— Он злой был с утра и ругался, а во второй половине дня забрал вторую техничку и поехал забирать твою. После чего нас отправили всех обратно, а позже его привезли.

— Нет больше ни моей технички, ни его технички, ни комбайна. Фил ещё тогда всё осмотрел и сказал, что ничего не отремонтировать. От кабины там почти ничего не осталось, да и от остального тоже. Что с его техничкой, я не знаю, но думаю, не намного лучше.

— Как мы сейчас будем без техничек?

— Хал сказал, купят. Он за Фила переживает.

Как жаль, что я не мог ходить. Сейчас была замечательная возможность для побега. Они наверняка побоятся отправить погоню. Как обидно. Можно уходить в сторону разбитой техники. Туда точно никто не сунется. Жаль, что разбитая техника находится не в нужной мне стороне. Впрочем, главное удрать отсюда. Продукты нужны и вода. Где можно взять воду по дороге, я узнал, а вот с едой было совсем всё плохо. Впрочем, с такой ногой никуда не уйдёшь.


Прошло три дня, и на ферме всё было без изменений. Мы все сидели в спальне и на работу ходили только те, кто работал в теплицах. Сегодня от Зира вернулась девушка, которая была там со мной и сразу пришла навестить меня. За это время многие подходили, расспрашивали, как я дела и всем я отвечал, что плохо. Некоторые раньше болтали, что у меня не работа, а курорт. Больше так никто не говорил. Оказаться на моём месте желающих больше не было. Обстановка в спальне была гнетущая. Все водители комбайнов были задумчивы и молчали. Остальные также понимали, что скоро кому-то из них предстоит занять освободившиеся места водителей комбайнов. Если сейчас выпустят в поля, половина комбайнов сломается сразу, а вторая половина во второй половине дня. После чего все разбегутся, если смогут отойти от комбайнов. Видимо, Хал это понимал и никуда никого не выпускал. Сегодня ко мне подошёл один водителей. Он был один из старожилов и спросил, что я видел там, когда на нас напали. Наши, кто поступил в одной со мной партии, практически не общались с ними. У них был свой круг общения, среди старожилов. Один раз я забирал его вместе со сломанным комбайном, мы познакомились и немного поболтали. Рассказал ему про то, что там видел. В ответ он спросил:

— Можешь рассказать, как выглядел этот объект?

— Ты знаешь, я его не разглядел практически. Очень быстро это произошло.

— Хотя бы примерно.

— Округлой формы, вытянутый корпус, небольшие крылья по бокам. Цвет даже не понял.

— Под крыльями были небольшие выпуклости?

— Были.

— Наверху небольшой горб?

— Был вроде. Что это такое?

— Это БЛА.

— Я дикий — поясни.

— Дрон это или беспилотник. Можно итак, и так называть.

— Он сам по себе летает?

— Нет, конечно, им оператор управляет.

— Значит, оператор находился поблизости?

— Совсем необязательно. Он мог находиться где угодно на планете. В столице, например. Она далеко отсюда?

— Не знаю.

— Ты ведь летал туда?

— Летал, но я не знаю далеко это или нет.

— Сколько вы летели?

— Часа три наверно.

— Это далеко, наверно, есть город ближе.

— Есть — Лендсвил. Он рядом. Относительно рядом.

— В какой стороне?

Показал ему направление.

— Скорей всего оттуда и прилетал.

— Ты же сам сказал, что оператор мог находиться где угодно.

— Так и есть.

— Тогда скорей не там, а на дороге.

— Почему на дороге?

— Она ближе.

— В какой стороне?

— На северо-запад. Здесь одни фермы вокруг, а туда удобно подъехать и запустить эту штуку.

— Наверно ты прав.

Он задумчиво ушёл обратно. Ещё во время разговора я понял, что он собрался бежать отсюда и решил помочь ему в этом вопросе. Мне пока побег не грозил. Нога хотя и стала лучше, но я с трудом ходил. Опирался на Дилара или просто прыгал на одной ноге. Хорошо что и пищеблок, и санузел были рядом. Похоже, Зир меня всё-таки немного подлечил и я быстро шёл на поправку. Вот только планы у него, впрочем, как и мои, быстро накрылись.


Следующим утром у здания приземлились три флаера и оттуда стали выгружаться охранники, улетевшие неделю назад отсюда. Как и в прошлый раз, они стали выгружать эти столбы антенны и глайдеры. Вскоре к кровати подошли Хал со старшим у новеньких.

— Как самочувствие? — спросил он.

— Плохо. Ногу не чувствую почти.

— Ты ведь видел эту летающую штуку.

— Практически нет, я даже не понял, что происходит. Фил с охранниками должны были её видеть и знать, что это.

— Фил пока лечиться, а второй охранник ничего не видел. С испуга только выстрелил ракетой и, видимо, попал. Вот только куда стрелял и зачем ничего не помнит.

— Расскажи, что ты видел и как он выглядел — спросил старший у новеньких охранников.

— Видел я его совсем недолго, когда он расстреливал комбайн, за которым я ехал. Мне сложно сказать, как он выглядел.

— По картинке сможешь опознать?

— Наверно. Не уверен.

Он на планшете стал показывать картинки, и я ему показал два, на которые эта штука была похожа. Когда он увидел, на что я показал, лицо у него стало, как будто он лимон попробовал.

Часть 15

— Что серьёзная штука?

— Не то слово.

— Отличный боевой комплекс. Тебе повезло, что выжил.

— Он вообще везучий, — ответил за меня Хал — Видимо, Фил с ним постоянно общается и ему удачи от него немного перепало. Жив остался.

— Поправляйся — сказал у них старший и они ушли.

Дилар лежащий на нижней койке и слышащий наш разговор, как только они ушли, сразу встал с койки.

— Слышал? Выжил Фил.

— Слышал. Радуйся, вернётся к нам наш начальник.

— Он хороший начальник, если орёт, то по делу.

— Рад, что вы нашли общий язык.

После этого он пристегнул протез и ушёл. Видимо, к остальным техникам, сообщить эту радостную новость.

Утром водителей комбайнов и обслуживающий персонал отправили в гараж. В спальне остались мы и чистильщики. Вечером узнал от соседок, что семь комбайнов остались в поле. Что с ними никто не знал, туда улетели новые охранники на глайдерах разбираться.

Вскоре водители с них появились. Все живые, но сильно побитые новой охраной. Быстро посчитал. До этого было больше десятка комбайнов в ремонте, плюс эти семь, это два десятка комбайнов в ремонте, а отгрузки нет, и вся работа на ферме стоит. Одни убытки у них и новым охранникам нужно платить за работу. Кто-то решил разорить эту ферму.


Следующим утром поначалу всё было, как прежде, проснулся вместе со всеми. Когда все пошли на работу, ко мне подошёл Хал с двумя водителями.

— Держи — сказал он и протянул мне планшет.

— Живой, я думал, его больше нет, как предыдущего — ответил ему.

— Забирайте его и тащите в гараж — сказал он двоим водителям.

— Хал ты чего? Я ведь не хожу почти?

— Тебе и не нужно ходить. Посидишь в кабине.

— Зачем? Всё равно техничек больше нет?

— Есть. Привезли вчера ещё одну. Нужно комбайны с полей забрать.

— Зачем? Что с ними там случиться и их всё равно некому ремонтировать?

— Приказ у меня такой, посадить тебя на техничку и отправить туда.

— Мне ведь не выбраться оттуда будет в случае чего.

— С твоим везеньем выберешься, с тобой двое охранников поедут.

— Как будто Филу они помогли.

— Забирайте его.

Меня подхватили под руки двое водителей и потащили на выход. Потом поставили на ноги и мы не быстро пошли к гаражу. Хал шёл за нами. У новой технички в гараже меня вышли проводить в дорогу, все, кто находился в гараже. Мне помогли забраться на неё, и я похромал в кабину. Техничка оказалась старенькая. Кресло оказалось продавленное и ободранное, стены и панель выглядели не лучше. Видимо, краска уже облезла от времени. Завёл её. Двигатель вроде работал без сбоев. Услышал, как кто поднимается ко мне. Наверно охрана. Так и оказалось. Зашли двое в их экзокостюмах.

— Ну что смертники? Готовы? — спросил их.

— Заткнись и веди этот хлам — ответил один.

— Не переживай ты так.

— Заткнись — сказали оба.

Пришлось заткнуться и нажать кнопку автопилота. Техничка поползла на выход. Когда она поползла, я почти сразу понял, куда нас послали. Забирать разбитые технички. Мне об этом не сказали, но все остальные, похоже, об этом знали. Здесь я решил, что раз мне не сказали, что забирать, то я сделаю одну вещь и сменил направление движения технички. Объехал далеко сбоку и стал подъезжать с другой стороны. Когда впереди стало видно комбайн, я остановил техничку.

— Парни, вы чего сидите здесь?

— Что ещё делать?

— Идите наверх и смотрите в разные стороны. Когда появятся, возможно, сумеете, сбить. Здесь сидеть втроём нет смысла. Втроём погибнем.

— Мы и так не сумеем её сбить.

— Так, возможно, живы, останетесь. Спрыгните вниз, если возникнут проблемы.

— Хорошая мысль.

Один встал и вышел наружу за ним второй. После чего я включил автопилот и техничка поползла вперёд. Сам переместился поближе к выходу. Хотя шансов у меня совсем не было. Однако мы доползли до комбайна и ничего не происходило. Мы подождали. Вскоре они вернулись в кабину.

— Жди нас здесь. Мы быстро — сказал один из них

— Как будто я могу куда-то убежать отсюда с моей ногой?

Сам пока стал цеплять комбайн. Кабина у него была совсем разбитая. Если водитель находилась на месте, она сразу погибла. Помимо этого весь комбайн был в дырках. Когда появились охранники, увидел, что они тащат третьего. Видимо, он остался в разбитой техничке Фила. Они хотели притащить его в кабину, я запретил, сказал, чтобы оставили на лестнице. После чего поднял комбайн поехал вперёд. Объехал обе технички и посмотрел, что с ними.

Вторую техничку издырявили как мою. Как только Фил со вторым охранником в ней выжили?

— Раньше она такая не была — сказал один из охранников.

— Ты, что ли, с ним был?

— Да.

— Хал сказал, что ты сбил эту штуку.

— Сам не понял. Вроде случайно зацепил, но не сбил. Там обломки есть. Мы взяли с собой несколько.

— Значит, она вернулась и добила техничку.

— Скорей всего.

— Это значит, что она за техничками охотится. Парни, вы в опасном месте находитесь. Может, она уже сзади подлетает.

После этих слов они оба побледнели.

— Не хотелось бы — ответил тот, что был с Филом.

— Да ладно, не переживай. Если в нас сзади попадут, это не так страшно. Там двигатель находится. Всего лишь ваш приятель зайдёт к нам в кабину.

— Шутник.

— Да какие шутки. Всё на полном серьёзе. Я сам так летал.

— Заткнись и без тебя погано.

— Парни, ладно я раб и мне не сбежать, но вы ведь вольные. Собрали вещи и на другую ферму.

— Думаешь здесь легко найти работу?

— Что сложно?

— Сложно.

— Тогда внимательно сморите по сторонам и учтите, в кабине некуда спрятаться.

Впрочем, переживали мы зря. Техничка без проблем приехала в гараж. Там нас уже ждал Хал со старшими. Они поднялись на техничку, вначале осмотрели погибшего охранника, потом спустились к нам в кабину.

— Что там? — спросил Хал, обращаясь ко мне, а не к охранникам почему-то.

— Тихо вроде. Забрали комбайн, их приятеля и вернулись.

— Нужно было техничку забрать.

— Какая разница? Фил ведь сказал, что их не восстановить.

— Вторую можно восстановить.

— Вряд ли. Она выглядит даже хуже моей.

— Когда оставили там, она выглядела неплохо.

— Похоже, эта штука вернулась и добавила в ней дырочек. Парни у вас есть записи?

— Есть — ответили оба.

Хал получил записи и просмотрел их.

— Похоже, её тоже не восстановить. Хотя, может, Фил соберёт из них что-то одно рабочее.

— Возвращайся и вывози всё оттуда.

— Как скажешь.

Он со старшими забрали тело погибшего охранника. Охранники тоже собрались слезть с комбайна, но он загнал их обратно. Сильно недовольные. Они вернулись в кабину. Включил автопилот и поехал обратно.

— Да ладно парни, не переживайте, умрём вместе, какая проблема?

— Заткнись — дружно сказали они.

— Злые вы.

Переживали они зря, я съездил и без всяких помех привёз все обе технички. После чего притащил два сломавшихся сегодня комбайна. Количество сломанных комбайнов стремительно росло. Вечером я с трудом выбрался с технички, нога сильно разболелась. Хал был в гараже и рассматривал привезённый мной комбайн. Посмотрел на меня и сказал, двоим водителям, чтобы тащили меня обратно. Охрана шла рядом.

— Вот видите, живы остались, а вы переживали.

— Заткнись.

— Нет проблем, я заткнусь, а вы посмотрите по сторонам. Кто сказал, что эта штука, не может сюда прилететь?

После этого они действительно стали осматриваться по сторонам. Меня дотащили до кровати и оставили.

— Живой — спросил Дилар, когда меня принесли обратно.

— Пока живой.

— Мы подумали, тебя всё отправили к техничкам.

— Туда и отправили. Притащил всё обратно. Работы у вас там ты не представляешь сколько. Сегодня пять штук приволок, а ещё семь там в полях стоят.

— Представляю. Это, когда Фил вылечится, будет решать.

Думал, это была разовая акция, но утром снова появился Хал с двумя водителями и меня опять потащили к техничке. Нога после вчерашнего опухла и стала болеть сильнее. Когда повёз второй комбайн обратно — потерял сознание. Пришёл в себя, меня колотит по щекам Лая:

— Рик очнись. Ты слышишь меня?

— Слышу.

— Надо же, а я подумала, что ты уже всё.

— Что не рада, что ещё не сдох? Похоже, уже скоро.

— Что случилось? — спросил Хал появившийся в кабине.

— Техничка приехала, а он без сознания. С трудом привела в чувство.

— Как себя чувствуешь?

— Всё также, только нога сильно разболелась. Правда, сейчас я уже её не чувствую совсем.

— Лая позови, кого-нибудь покрепче из мужчин и пускай оттащат его к Зиру, послушаем, что он скажет.

Меня быстро оттащили к Зиру и оставили у него.

— Что с тобой? — спросил он.

— Вырубился когда ехал обратно. Хал отправил к тебе.

— Он что тебя работать заставил?

— Второй день работаю.

— Понятно, забирайся в капсулу.

— Что с ним?

Услышал рядом, когда пришёл в себя.

— Всё тоже. Стало только хуже, ещё немного и лечить будет поздно. Снял воспаление, но это ненадолго или не трогай его или скоро его не станет.

— Мне приказали, что я могу сделать? Мне нужно отправить его завтра в поля.

— Мне тоже приказали не лечить, что я могу сделать? Давай вместе с ними поговорим, возможно, послушают.

— Сомневаюсь, но давай попробуем.

Они оба замолчали и крышка опустилась и пошёл усыпляющий газ.


Открыл глаза. Крышка капсулы открыта. Зир колдует над соседней. Посмотрел нога на месте и не болит.

— Зир, ты меня подлечил или, мне кажется?

— Подлечил. Вставай одевайся, тебя Хал ждёт.

Когда встал на ноги, нога отозвалась небольшой болью, но по сравнению с тем, что было, боль была, ни о чём.

Зир проводил меня в помещение, в которое я попал, когда меня разморозили. Там сидели трое новых охранников и с помощью экранов наблюдали за обстановкой. Хал был здесь же.

Заметив нас с Зиром, Хал вышел в коридор вместе с нами. Зир остался здесь, а мы пошли на выход.

— Значит так Рик, уничтожены ещё два комбайна, нужно съездить и проверить, что с ними и забрать их.

— Один поеду или с охраной?

— В этот раз один.

— Понятно. Сейчас нужно ехать?

— Сейчас.

— Надеюсь, в этот раз меня убьют. Надоело, мучатся, как я сейчас понимаю Гинара.

— Не боишься мне такое говорить?

— Я уже давно ничего не боюсь. Что ты мне можешь сделать? Убьёшь повторно?

— Далеко не факт, что ты погибнешь.

— Какая разница? Немного раньше или немного позже результат будет один. Мы все покойники если ты ещё не понял.

— Почему ты так решил?

— Что помешает этой штуке прилететь сюда и здесь всех прикончить?

— У нас новая охрана.

— Хорошо до их прилёта? Зачем уничтожать технички, когда можно прилететь в гараж и уничтожить всё?

— Хороший вопрос.

— Если ты думаешь, что семеро охранников смогли бы остановить эту штуку, то зря.

Он всю дорогу думал и молчал, перед тем как я стал залезать на техничку, спросил.

— Думаешь, нападут?

— Этого я не знаю, это ваш мир, а не мой. У нас перед тем один караван хотел напасть на другой, вначале сражались десятники. Это лучшие из воинов. Дальше на усмотрение победителя или выкуп или сражение. Жаль, не узнаю, чем у вас всё закончиться.

— Планшет возьми.

Забрал планшет и поехал. Посмотрел в камеру заднего вида. Он так и стоял задумчивый посреди гаража. Цели было две и они обе были рядом. Видимо, Хал специально проложил маршрут через ближнего к дальнему комбайну. Как назло, на улице были сумерки. Они продолжались обычно два-три часа. Если эта штука появится, её не заметишь сразу, но с другой стороны, сейчас в калгизе хорошо прятаться. Открыл карту на планшете, до соседнего фермерского участка было не очень далеко. Значит, буду уходить туда, пускай ловят, чем вот так бездарно погибнуть в техничке, я лучше умру сражаясь. Одно плохо, что эта новая охрана на глайдерах может легко найти и догнать. Впрочем, посмотрим на месте.

Техничка постепенно подползала к первому комбайну. Остановил её достаточно далеко и пошёл к нему пешком. Думал, ошейник сработает. Комбайна было далеко, но, видимо, мой ошейник был не привязан к новой техничке и я спокойно подошёл комбайну. Всё вокруг было тихо, и я решил подняться на комбайн. Кабина комбайна оказалась уничтожена, как и сам комбайн. Водитель погиб. Немного поснимал на планшет и вызвал Хала.

— Что у тебя?

— Всё то же самое. Я на комбайне. Комбайн уничтожен. Водитель погиб.

— Как обстановка?

— Тихо.

— Что делать?

— Тело забери и поезжай ко второму.

— Боюсь это проблематично сделать.

— Почему?

— От него почти ничего не осталось. Сам посмотри.

Отправил ему видео, что снял.

— Оставь всё как есть и поезжай ко второму комбайну.

— Как скажешь.

Вернулся к техничке и пополз ко второму комбайну объехав этот подальше. Также оставил комбайн и пошёл вперёд, уже подходя к комбайну услышал тихие всхлипывания и у гусеничного трека обнаружил сидящую девушку водителя.

— Живая?

— Рик, ты пришёл за мной.

Она бросилась мне на шею и чуть не задушила на радости. Это она и с ней вторая подходили в душе и спрашивали, как я выжил.

— Ты не ранена? — спросил её, когда она меня немного отпустила.

— Есть немного, но это ерунда.

— Что у тебя произошло?

— Прилетела серебристая штука и выстрелила в меня чем-то. Ты сказал в случае чего падать на пол, я и упала. Потом взрыв и я оказалась на земле.

— Молодец. На втором комбайне не повезло водителю.

— Кто там был?

— Не знаю, там тяжело понять. Что произошло дальше?

— Она полетала, постреляла в комбайн и пропала. Наверно улетела. После этого сидела здесь и ждала кого-нибудь, думала, никого не пришлют. Ты ведь ранен был?

— Меня подлечили и отправили за вами.

— Спросим сейчас Хала, что делать.

— Пробовала, связи нет.

— Пошли тогда поищем связь. Впрочем, нет смысла искать и так понятно, что нужно забирать комбайн и ехать обратно, пока этой штуки здесь нет. Оставайся здесь, я подгоню техничку.

— Нет, я с тобой. Не хочу одна здесь оставаться.

— Тогда пошли.

— Не могу. Меня ошейник не отпустит.

— Отпустит. Комбайн уничтожен.

— Думаешь?

— Впрочем, оставайся здесь, я сейчас подъеду.

— Нет, я с тобой, я замёрзла здесь одна.

— Как хочешь, пошли тогда.

Мы быстро дошли до технички и забрались в кабину. В ней было тепло. Пока она грелась у воздуховода, я завёл техничку и поехал вперёд. Когда она согрелась, посадил на лестницу, на всякий случай. Доехать я не успел, заметил, как сбоку из калгиза поднялся этот беспилотник. Сам не понял, как одним прыжком очутился на лестнице. Взрыва не последовало, только небо озарила вспышка молнии. Получилось так, что я оказался рядом с девушкой.

— Ты чего? — спросила она.

— Этот аппарат здесь, и взлетел из калгиза.

— Вроде тихо.

— Сам ничего не понимаю. Мы осторожно заглянули в кабину. Этот аппарат лежал на земле и находился в силовом поле, которое окутывало его. От поля шло голубое свечение, хорошо видимое в сумерках. Это свечение продолжалось в виде голубой нити, тянущейся к устройству, которое держал в руках один новых охранников. Рядом с ним находился второй. Обнаружив, что мы здесь не одни, вышел на крышу технички.

— Вы как здесь оказались? — спросил их.

— Мы давно прилетели и тебя поджидали. БЛА здесь спряталось, тебя поджидало.

— Она сейчас безопасна?

— Сейчас вырублю её и будет безопасно.

Он подошёл к этой штуке, открыл небольшой лючок на корпусе после чего погасло голубое свечение.

— Всё. Теперь безопасно.

Взрыв сзади и сильный удар спину. Было последним, что я запомнил.


— Рик слышишь меня? Рик, пожалуйста, открой глаза.

Открыл один глаз потом второй.

— Живой — облегчённо выдохнула она.

— Что это произошло?

— Ещё одна такая штука прилетела. Расстреляла техничку и улетела. Ты когда упал, долго без сознания находился, но я успела тебя затащить под техничку.

— Эти двое охранников где?

— Убиты наверно. Эта штука там стреляла.

— Ты сама как?

— Нормально вроде. Ушиблась только когда упала.

Проверил себя, вроде всё было на месте, сильно болела голова, видимо, я упал неудачно.

— Нужно сходить посмотреть, что там с ними.

— Не ходи, может, она ещё вернётся.

— Нужно проверить, может, ранены они. Ты оставайся здесь, я быстро проверю и вернусь.

— Только ты быстро.

— Конечно.

Часть 16

До них идти было недалеко, поэтому я быстро оказался рядом с ними. Земля в местах попаданий ещё дымилась. Охранник, с которым я общался, был мёртв, у второго вроде нащупал пульс на шее. Когда обыскал, как назло, ничего из оружия не оказалось. Кроме штуки, которую он держал в руках. У второго было то же самое. Зацепил обоих и поволок к техничке. Там раздену и обыщу. Им это уже ни к чему, а нам пригодиться. Самый большой вопрос, где их транспорт? Они на чём-то должны были прилететь сюда. Где-то должен находиться глайдер. Они на них летали. Нужно подождать, скоро будет светло, тогда найду. Приволок их под техничку. Моя подружка на них неприязненно посмотрела.

— Зачем ты их притащил, они же мёртвые?

— Снимем с них защиту, пригодиться.

— Нас за это накажут.

— Не смеши меня. За нами сюда никто не прилетит и не придёт больше, а нам нужно выбираться отсюда. Кроме того, в ней теплей.

— Почему ты думаешь, что не прилетят?

— Потому что побояться. Да и не на чем сюда лететь. Они нас здесь бросят. Мы должны, как-то позаботься о себе. Скоро станет светло и я поищу их транспорт.

— Флаер есть, прилетят.

— Флаер сколько стоит, и сколько стоят два раба? Никто не будет флаером рисковать и лететь сюда ради того, чтобы нас забрать. Забудь об этом. Нам нужно самим как-то отсюда выбираться.

— Что будем делать?

— Поищем их транспорт, если я его не найду, пойдём пешком.

— Не боишься, что эта штука его уничтожила?

— Всё возможно. Поэтому и говорю никто сюда ничего не пошлёт, эта штука собьёт всё. Нужно самим выбираться.

— Может, всё-таки подождём.

— Хочешь, жди.

Сам я снимал с одного защиту, в которую он был одет, но долго не мог понять, как она снимается. Она не выдержала попаданий этой штуки и в ней обнаружилась не одна дырка. Когда снял защиту и примерил на себя, понял, что она мне мала. Неожиданно она меня уколола.

Посмотрел, что меня укололо, и обнаружил встроенную аптечку. Отлично. Хоть и мала защита, но пригодиться, и стал обыскивать его самого. Найти ничего не удалось, одежда тоже была мала. Стащил с него штаны с такой же защитой. Примерил на себя. Оказались тоже маловаты. Второй охранник был ещё меньше. Шлемы на головах даже трогать не стал. Моя подружка внимательно смотрела, что я делаю и ничего не трогала, но когда я с ним закончил, видимо, решилась. Моя подружка стала расстёгивать защиту на втором и повернула его набок. Неожиданно он застонал

— Он живой — сказала она.

Стянул с него шлем. Это, похоже, было правдой, второй был жив, ресницы у него дёргались.

— Это ненадолго. Посмотри сколько в нём дырок. Снимай пригодиться.

— Только тронь — неожиданно сказал охранник женским голосом.

Моя подружка сразу убрала руки.

— Не бойся, снимай, ей защита уже без надобности.

— Что ты собираешься делать? — спросила охранница меня.

— Нужно выбираться отсюда.

— Вам не уйти далеко.

— Возможно, но оставаться здесь нельзя. Эта штука здесь и неизвестно сколько их ещё здесь.

— Их было две.

— Откуда ты знаешь?

— Данные радаров.

— Значит, вы знали, что она здесь и нас специально послали умирать. Вот ублюдки.

— Вам ничего не грозило. Мы всё контролировали.

— Отлично контролировали, технички нет и комбайна тоже больше нет. Твоего приятеля тоже и ты за ним отправишься следом.

— По-другому её было не уничтожить.

— Врёшь ты всё. Вы решили её захватить. Используя нас как приманки. Где ваш глайдер?

— Зачем мне тебе помогать?

— Ты же жить хочешь. Мне ничего не стоит прикончить тебя, но пока я спас тебя и разговариваю с тобой.

— Тем более не вижу смысла вам помогать.

— Послушай, предлагаю договориться. Ты помогаешь мне, взамен я тебя довезу до ближайшей медицинской капсулы.

— Чтобы получить обвинение в помощи вам?

— Как хочешь, я сам найду его по вашим следам, а тебя брошу здесь умирать. Если ты думаешь, что кто-то прилетит сюда за тобой, то глубоко ошибаешься.

— Прилетят и вас поймают. Мои, меня не бросят.

— Как хочешь.

Одним ударом в челюсть отправил её в отключку.

— Раздевай её. Что сидишь? — сказал подружке.

— Она же сказала не трогать её.

— Ей защита уже не потребуется.

— Она сказала, что за ней прилетят.

— Врёт она всё. Рассчитывает, что мы её спасать будем.

— Знаешь, что с тобой за нападение на неё сделают?

— Ничего, потому что никто сюда не прилетит. Оставайся здесь, я поищу их глайдер.

— Ты вернёшься за мной?

— Вернусь.

Уже рассвело и я осторожно выглянул наружу и посмотрел небо вокруг. Это штуки не было видно поблизости, но я заметил, что она взлетела из калгиза, а не летала поблизости. Осторожно пошёл по следам обратно. Быстро вышел к той штуке, лежащей на земле. Близко к ней не стал подходить, обошёл и стал распутывать следы, которые эта парочка здесь натоптала, а этих следов здесь хватало. Было видно, что они давно здесь находились, прячась недалеко от уничтоженного комбайна. Распутав то, что они натоптали, нашёл их след и пошёл по нему. Глайдер обнаружился достаточно далеко от комбайна. На такой штуке я точно никогда не летал и сев на него стал разбираться с управлением. Оно было подписано и было простым. Ногами газ и тормоз. Руля не было. Он летел только вперёд или назад. Нажал кнопку старта, он запустился и сразу запросил подключение к нейросети. Нет у меня нейросети. Мне нужен ручной режим. Как его найти? Стал разбираться с небольшим меню подсветившимся на панели. Долго искал, нашёл только скинуть все настройки, нажал скинуть. Он вроде начал выполнять.

— Что не работает? — услышал голос сзади.

Обернувшись, обнаружил два глайдера садящихся рядом.

— Вроде работает.

— Думаешь, ты справишься с его управлением? — спросил старший у них, спустившись с пассажирского места — Ты же дикий.

Посмотрев на них, обнаружил, что оружия у них нет. По бокам висели эти штуки с силовым полем.

— Разобрался уже. Это не сложно.

— Слезай с него.

Послушно слёз с него, как он и сказал.

— Где они?

— Откуда я знаю.

— Говори ублюдок, где они?

— Сам ты жадный ублюдок. Использовал меня как приманку, думаешь я тебе ещё помогать буду?

Он хотел ударить меня в голову, но у уже ожидал, чего подобного и уклонился от удара. Зато мой встречный удар в солнечное сплетение хотя и компенсировала его защита, но для него был ощутим. Он согнулся, а вот мой второй удар ему в челюсть хотя и достал его, но не вырубил, как я ожидал. Почти сразу на меня напали трое других. Вот только среди ровных рядов калгиза сделать это было непросто, я постоянно перемещался и прикрывал им себе спину, а они хотели постоянно зайти мне за спину. Вначале мне удало вырубить одного затем второго. Остались мы вдвоём ещё один и их начальник. Начальник уже тяжело дышал.

— Всё ублюдок. Попался.

Он стоял за моей спиной, второй находился спереди.

— Конечно, нападай.

Видимо, по команде они одновременно бросились на меня. Подпрыгнул и сильным ударом в грудь отправил на землю отдыхать начальника, после чего в воздухе оттолкнулся от стебля калгиза и удачно попал коленом в голову второму. Он рухнул назад, и я понял, что не встанет, уже встал на ноги, когда почувствовал множество иголок на спине.


— Рик, ты живой? — меня тряс за плечо Дилар.

— Живой — попытался ответить ему. Однако с трудом разжал опухшие губы.

Он здесь, откуда взялся? Открыл глаза. Один глаз с трудом открылся второй нет.

Я лежал на свой кровати. Рядом стоял Дилар.

— Дилар, как я здесь оказался?

— Тебя охранники привезли и бросили около спальни. Старшие сказали, чтобы мы тебя перенесли сюда. Мы и перенесли. Что у тебя там случилось?

— Эти ублюдки использовали нас, как наживку. Они прекрасно знали, что там эти штуки. В общем, нет больше технички и двух комбайнов, а также одного из водителей.

— Эта штука была не одна?

— Нет. Две точно, а может, и больше.

— Это ты их побил?

— Я.

— Ты же одного убил.

— Это не я. Это эта летающая штука.

— Здорово они тебя избили.

— Руки-ноги на месте?

— На месте.

— Значит, заживёт.

Хотел потрогать лицо, но не смог, руки сзади были связаны.

— Что с глазом? Ничего не вижу?

— На месте вроде, но здорово заплыл.

— Ублюдки! Значит, пинали когда вырубили.

— Развяжи меня.

— Не могу, да и нечем.

— Ясно. Ошейник на мне?

— Да.

Понял, что прекрасная возможность для побега провалились и даже не начавшись. Пешком я вряд ли куда-то далеко ушёл, а на их глайдерах стоят датчики слежения. Когда я его включил, он активировался, и они на него прилетели. Хотя могла их и эта охранница вызвать. Хотя там сети не было, но это местной не было, а глобальная и могла быть.

Как обидно. Осталось вырубить только одного урода и путь к свободе был открыт. Похоже, сейчас отправлюсь в гости к нашим хозяйкам.

В спальню зашёл Хал и сразу подошёл ко мне.

— Рассказывай, что у вас там произошло?

— Тебе хорошие новости или плохие?

— Хорошие.

— Они вроде поймали одну штуку.

— Почему вроде?

— Потому что прилетела вторая, раздолбала всё и прикончила их самих.

— Значит, технички больше нет?

— Больше нет. Как и двух комбайнов.

— Давай подробнее.

— Приехал, оставил техничку и пошёл к комбайну. Там нашёл водителя. Посмотрели комбайн, вернее, что от него осталось и решил забрать его. Когда подъехал, взлетела эта штука. Думал всё, но появились двое из новых охранников и с помощью молнии поймали её. Когда один её выключил, появилась вторая, дальше не знаю, меня сильным взрывом скинуло с технички вместе с водителем. Очнулся уже под техничкой, меня водитель под неё затащила.

— Почему не вызвал сразу?

— Вызвал, но связи там не было. Поэтому решил забирать комбайн и возвращаться.

— Где планшет.

— Не знаю наверно у этих. Он у меня был, когда они решили меня избить.

— Они говорят, что ты хотел бежать.

— Конечно, что было делать? Не оставаться же там и ждать, когда эта штука меня прикончит. Они сами её боялись.

— Значит, она там?

— Конечно. Они прекрасно знали, что она там, и хотели её поймать. Вот только она там оказалась не одна.

— Откуда вторая взялась?

— Вторая пряталась, судя по всему, у второго комбайна. Вот только я к нему не подъезжал, а пешком подошёл и она на меня не среагировала.

— Что вы там не поделили?

— Высказал им всё, что думаю о них и об их методах. Использовали нас как приманку и вместо оттого, чтобы уничтожить эту штуку, решили её поймать.

— Откуда ты это узнал?

— Раненая охранница сказала.

— Где эта штука.

— Какая?

— Которую они поймали.

— Не знаю, оставалась там около комбайна.

— Хал скажи этим уродам, чтобы развязали меня, а то Дилару нечем и у меня руки затекли.

— Сейчас.

Он зашёл со спины, и сам перерезал стяжки на руках и ногах. Не знал, что у него есть нож.

— Там под техничкой водитель комбайна осталась.

— Привезли они её тоже.

— Тоже избили?

— Нет.

Оставив меня, он ушёл дальше по спальне в другую её часть. Похоже, пошёл расспрашивать водителя комбайна. Сам я размял затёкшие руки, подвигал ногами после чего сел на кровать.

— Дилар, почему всё здесь?

— Тепличники только ушли к себе. Тебя их старшая спрашивала.

— Ты скакал, что я был немного занят?

— Как-то так и сказал.

— Давно меня привезли?

— Около часа назад. Что двоих прикончила эта штука?

— Одного точно, вторая наёмница, возможно, выжила. Это они за ней прилетели. За нами бы точно никто не прилетел.

— Как думаешь, что дальше будет?

— Не знаю. Кто знает сколько этих штук там.

Мы вместе сходили, поели. Видимо, попинали меня не сильно. Болела рука и нога с левого бока и левый глаз заплыл, но они побоялись меня добить. Пришлось бы им выплачивать за меня.


Прошло три дня, ничего не менялось, мы по-прежнему находились в спальне. Думал, меня утром заберут хозяйки за побег, но они не появлялись. Зато появился Фил. Он зашёл в спальню. Посмотрел на нас с Диларом и сказал:

— Расслабились здесь без меня? Рик кто это тебя?

— Охранники новые.

— За что?

— За правду.

— Пошли в мастерские, по дороге расскажешь, и поможете мне дойти.

Досталось ему здорово. Правой ноги не было, вместо него был протез, очень похожий на протез Гинара. Правого глаза тоже не было. Во всю щеку шёл большой розовый шрам.

— Досталось тебе Фил — сказал ему, когда мы пошли в мастерскую.

— Ты тоже красавчик. Ничуть не лучше меня. Сказали, что ты ещё раз повстречался с этой штукой.

— Было дело. Она ещё одну техничку уничтожила.

— Серьёзная и очень дорогая штука.

— Тогда понятно, почему охранники хотели её заполучить.

— Успешно?

— Не очень. Прилетела вторая и объяснила им, что они неправы.

— Она ещё и не одна?

— Да.

— Весело здесь у вас. Что с техничками?

— Не знаю. Две первые приволок. Они в мастерских. Третья так в полях и осталась. Эта штука около них пасётся. Только подъезжаешь, сразу атакует.

— Тогда какой смысл их восстанавливать?

— Боюсь там нечего восстанавливать. По-моему, ни твою, ни мою не восстановить, впрочем, тебе виднее.

Мы как раз подходили к ним. Он подошёл, посмотрел вначале одну потом вторую.

— Интересно как я должен из этого что-то собрать?

Этот вопрос он точно адресовал не кому-то из нас. Остальные техники их видели их раньше и просто ждали, что он скажет.

— По-моему, это невозможно, впрочем, тащите их в мастерские. Будем пробовать, что-то сделать.

— Там места нет — тихо ответил ему Дилар.

— Вы что ничего не ремонтировали, пока меня не было?

— Нет. Нас до работ не допускали.

Он прошёл, посмотрел сломанные комбайны, которые стояли в гараже.

— Это что всё в ремонт?

— Есть ещё десяток в полях — ответил ему. Нечем их забирать.

— Как-то мне сразу захотелось обратно в капсулу. Пошли в мастерские, будем разбираться там, что вы наделали.

Мы не успели дохромать до мастерской, как появился сонный Хал.

— Фил тебя уже вылечили? — спросил он.

— Хал прекрати. Это называется, вылечили? Пускай мне мою ногу возвращают. Выдали дерьмовый протез и отправили сюда.

— Не заводись.

— Не завожусь, я им всё высказал, что о них думаю.

— Зря ты так. Они сейчас затаят обиду.

— Плевать! Я не их раб. Это они меня отправили туда, ведь я им говорил, что это опасно, но они слышать ничего не хотели.

— Что там произошло?

— Сам ничего не понял, только подъехали, как вылетела эта штука из-под технички и влепила в кабину.

— Ты ничего не рассмотрел?

— Да я даже не понял ничего.

— Охранник тоже ничего вразумительного не мог сказать.

— Там всё так быстро произошло, что это не удивительно. Скажи мне зачем восстанавливать техничку, если её снова уничтожат?

— Ты меня не спрашивай об этом, я сам уже не понимаю, что происходит. Давай вечером обсудим.

— Давай.

— Тебе Рик нужен?

— Конечно. Кто за запчастями будет ходить?

— Дроида отправишь.

— Зачем он тебе?

— В теплицы отправить хотел.

— Отправь только ненадолго.

Хал вручил мне планшет и отправил туда. У пристроя охраны я увидел новых охранников, их там стояло пятеро. Как раз те с кем я дрался. У двоих, в том числе начальника, я увидел последствия драки на лице.

— Привет, девчонки. Что здесь стоите? Сходили бы в заросли, потренировались, а то драться совсем не умеете. Если бы не ваши костюмы всё бы в капсулах уже отдыхали.

— Ты посмотри, какой борзый — ответил один из них.

Трое наших охранников стоящие отдельно от них. Сразу повернулись и интересом стали смотреть, что будет дальше.

Новенькие сейчас были без своих костюмов, и я решил спровоцировать их.

— Парни, если что я бежать не собираюсь, и нападать на них тоже — сказал своим охранникам. Они явно всё записывали и здесь камер наблюдения хватало.

— Ты решил, что ты бессмертный? — спросил старший у них, когда они меня обступили.

— Ну что ты, как я могу обидеть девушку, я их обычно по-другому использую.

— Думаешь, что ты раб, и мы тебя не тронем?

— А вы попробуйте.

Часть 17

— А вы попробуйте.

— Проваливай, куда шёл, — неожиданно передумал он.

— Что так?

— Мы с тобой потом встретимся.

— Это когда вы в рабах будете?

— Размечтался.

— Жаль, возможно, научились бы чему-нибудь, хотя наверно обидно, что вас раб избил, а девочки?

Они не среагировали, а просто ушли в здание. Пришлось самому идти дальше. Шёл и думал, зачем я это сделал. Видимо, во мне всё ещё кипела злость на них. Было непонятно, почему он передумал. Наверно придумал, какую-нибудь гадость. Впрочем, мне в здании ничего не грозило, а вот на улице могли запросто что-нибудь придумать. Нужно осторожно ходить одному как сейчас. В теплицах работы оказалось много, и мы долго и со старшей ходили и меняли лампы и ремонтировали светильники. Она отпустила меня уже второй половине дня, когда мы сделали большую часть. Выйдя из теплицы, привычно устроился на своём старом месте и закатал рукав. Планшет повторно показал сто тысяч кредов на счёте. Теперь создаём новое соединение. Оно сразу затребовало оплату. Вёл оплатить, и креды списались со счёта, а мне пришло сообщение с новым логином и паролем. Сразу вышел и зашёл уже под ним. Скорость сразу стала намного выше, и искин фермы больше не видел, куда и зачем я хожу. Вычистил все данные об этом счёте и решил посмотреть, что происходит у искина фермы. В моей карточке оказались два новых доклада на меня. Первый был от водительницы комбайна с записью того, что было там подразбитой техничкой. Она всё записала и переслала искину. Вот так, а я хотел вместе с ней бежать. Второй был от Лаи с этой же записью и комментарием, что она предупреждала, что я задумал побег. Больше ничего нового не нашёл. Новые охранники торчали у себя в помещении, и о чём-то болтали между собой, рассматривая экраны. Наша охрана сидела у себя. Фил привычно орал на Дилара. Не найдя ничего интересного, отправился обратно в мастерскую. Не успел выйти на дорогу, как почувствовал опасность. Было совсем непонятно, чем это вызвано, впереди была абсолютно пустая дорога, по обеим сторонам которой произрастал калгиз. Свернул с дороги и стал осторожно двигаться вперёд между рядами калгиза. Прошёл совсем немного, как у самой дороги заметил дроида, стоящего среди ровных рядов калгиза. Этот дроид обычно выполнял роль охранника и дежурил около глайдеров новых охранников. Раньше я его хорошо рассмотрел. В надежде угнать один из глайдеров. Это дроид был переделкой технического дроида. От технического у него осталась только ходовая и корпус. На место штатных манипуляторов на него установили две небольшие пушки и добавили небольшую нашлёпку сверху. В ней находились четыре камеры для кругового обзора. Вот вы они задумали. Решили прикончить меня, когда я буду возвращаться. Раз вы так, значит, я так. Осмотрелся вокруг и нашёл валун побольше. Их здесь хватало. Калгиз, когда рос, своими корнями выталкивал их на поверхность. После чего стал подкрадываться к дроиду вместе с валуном. Ещё раньше я понял, что у дроида есть мёртвые зоны между камерами, а здесь стволы калгиза хорошо прикрывали меня. Дроид так и не понял, что по нему шарахнуло сверху. После моего первого удара валуном вся нашлёпка наверху ушла в корпус. После чего я его пнул его, дроид упал вперёд. Валуном раздолбал ему две гусеницы вместе с приводами. После чего прошёлся по корпусу, хотел достать искин, но он был глубоко спрятан. Напоследок погнул оба ствола, закинул валун подальше и с чувством выполненного долга пошёл в мастерскую. Новые охранники снова стояли около входа.

— Привет, девчонки. Это снова я. Всё бездельничаем? Поработали, что ли, хотя бы для виду.

Судя по их удивлённым лицам, они совсем не ожидали меня больше увидеть. Подождал немного и продолжил.

— Классные у вас глайдеры стоят. Может, вы меня на них покатаете? Потом как-нибудь, не сейчас. Сейчас у меня работы много, в отличие от вас.

После чего так и не дождавшись от них ответа, пошёл в гараж. В мастерской Фили и Хал меня уже ждали.

— Ты зачем наёмников дразнишь? — спросил Хал.

— Мщу им за мою физиономию.

— Заканчивай с этим.

— Как скажешь.

— Правда, что ты их избил?

— Три один было в мою пользу, но начальник у них нечестно дрался.

— Понятно.

Думал, вечером будут разборки из-за дроида, но ничего подобного не произошло. Всё было тихо. Это меня стало волновать. Они точно очередную пакость задумали.


Впрочем, утром вместе с остальными техниками шёл в мастерские, и ничего не произошло по дороге. В мастерской Фил иногда просил что-то принести со склада, на этом всё. Гараж был пуст. Кроме нас, на работу никто не ходил. В остальное время я изучал сеть, теперь у меня был свой прямой доступ в неё. В первую очередь меня интересовали вопросы, связанные с рабством. Оказалось, что это не пожизненно, а только на двадцать лет. Потом рабовладелец должен отпустить раба и даже выплатить ему тысячу кредов, чтобы тот добраться куда-то и мог на них жить первое время. Вообще, срок рабства зависел от суммы долга. Мне стало непонятно, как у меня появился долг и откуда он мог появиться. Вот только никаких данных об этом у искина фермы не было. Выяснилось, что Гинар мне сказал всё точно. Любой раб может выкупиться без всяких проблем, но здесь было много нюансов. Как я думал раньше, и многие писали об этом, раб мог выкупиться, но в реальности не мог, у него всё сразу заберут, всё имущество раба принадлежит его хозяину. Если выкупаться, правильно использовать или посредника, или юриста, но и они могут обмануть и просто присвоить себе креды. Требовалось, чтобы посредник договорился с хозяином, а потом кто-то заплатил ему за работу и сам выкуп. Опять здесь также были нюансы. У каждого раба была заявленная цена выкупа, но владелец мог и не согласиться продать его по этой цене. Это была просто ориентировочная цена. Когда это прочитал, сразу нашёл ферму в сети и там действительно обнаружился список рабов, а также стоимость их выкупа. Около меня красовалась цифра в тридцать тысяч. С учётом того что за меня заплатили восемь, цифра была явно завышена. Впрочем, на фоне остальных она была средней, все стоили немного больше или меньше. Около каждого было время, оставшееся им провести в рабстве. У некоторых девушек оно было совсем небольшим, им осталось провести меньше года в рабстве, и цена на них была совсем низкой. У меня красовалась цифра девятнадцать лет семь месяцев два дня. Мой срок в рабстве был по полной программе на двадцать лет.

Причём время считалось не по времени планеты, а по всемирному времени.

Только сейчас я понял, какие бонусы здесь получали. Бонус у раба был только один. Это время, проведённое в рабстве.

Продолжив читать форум, узнал, что некоторые хозяева обманывали, вначале выпускали, а потом снова захватывали в рабство. Когда раб был им нужен и ценен. Было множество уловок, и многие ценные рабы проводили в рабстве очень продолжительное время.

Весь вечер думал, как мне поступить. Ошибиться было нельзя, второго шанса не будет. Может выкупиться из рабства и потом потребовать компенсацию? Такая возможность тоже была. Ведь я никому ничего не был должен. Вот только кто я, и стоит это делать или нет? Впрочем, нужно вначале выбраться отсюда.


Решил действовать с самого утра. В мастерских Фил посмотрел на меня подозрительно, единственным глазом и спросил:

— Ты не знаешь, случайно, что случилось с дроидом у наёмников?

— Каким дроидом? — ответил ему и сделал невинное лицо.

— Дроид охранник у них был. Какой-то варвар над ним поработал. Есть сильное подозрение, что этот варвар ты.

— Не видел я никакого дроида. И потом, что они за наёмники, если за собственными дроидами проследить не могут?

— Тоже верно.

— Что они сидят здесь? Слетали бы, уничтожили вторую штуковину.

— Говорят, она улетела и больше не прилетала. Ждут, когда вернётся.

— Которую сбили, забрали её оттуда?

— Говорят, что нет. Врут скорей всего, где-то они её припрятали.

— Тоже так думаю. Они там все с этими штуками стреляющими молниями были.

— Стримеры эти штуки называются. Они вырубают любую электронику, но действуют на очень близком расстоянии.

— Буду знать. Для человека они опасны?

— Нейросеть могут сжечь. Для тебя не опасны.

— Не знаешь, раненая женщина у них выжила?

— Лечиться у Зира.

— Она пока говорить не начала, я думал мужик.

— Вначале тоже так подумал, на женщину совсем непохожа. Скажи, ты близко видел эту сбитую штуку?

— Нет. Близко я не рискнул подходить, посмотрел издалека и обошёл.

— Не видел, у неё повреждения были?

— Были вроде. Наверно их вторая сделала, когда по парочке наёмников стреляла.

— Что с третьей техничкой?

— То же самое. Сзади и сбоку две большие дыры и много мелких.

— С какой стороны?

— С правой, там заднюю ногу практически оторвало.

— Это плохо.

— Кабина, почти целая осталась. Правда, она сама скоро от старости развалиться.

— Что совсем старая?

— Выглядела очень старой.

— Наверняка самую дешёвую купили.

Он занялся ремонтом и стал раздавать задания остальным техникам. Когда закончил с этим, отправил меня за запчастями. Они пытались собрать из трёх комбайнов одну техничку, но много чего не хватало для неё. Когда принёс ему запчасть, что он просил, тихо сел в углу и ушёл в сеть. Мне был нужен посредник. Вот только когда зашёл в сеть и запустил поиск, сразу выдало огромное количество посредников. Поняв, что сделал, что не то, ограничил поиск этой планетой. Всё равно оказалось много. Поискал на форуме, кто с кем имел дело, отобрал одного. Спрятавшись в кабине одного из комбайнов, вызвал его.

— Добрый день. Чем могу помочь? — ответила мне, видимо, его секретарь.

— Мне интересует адвокат Вилкист. Хотелось бы с ним пообщаться.

— По какому вопросу.

— Посреднические услуги.

— Соединяю.

На экране появился юрист уже в возрасте.

— Меня зовут Вилкист. Чем могу вам помочь?

— Мне нужны посреднические услуги, чтобы выкупить одного разумного из рабства. Мне сказали, что вы занимаетесь такими услугами.

— Действительно, занимаюсь.

— Стоимость ваших услуг можете озвучить?

— Это зависит от того, кого выкупать вы собрались. Некоторые сделки очень сложны. Кто он? Можете озвучить?

— Дикий.

— Дикий? Зачем он вам? Простите, я некорректно выразился. Просто никогда не выкупал диких.

— Значит, я буду первым.

— Так что, возьмётесь?

— Данные на него можно? Можно. Отправил данные.

— Вижу, получил. Хороший интеллект. Не понимаю, почему низко стоит.

— Всё просто. У него была повреждена нейросеть и другую нейросеть не установить.

— Тогда это дорого. Он бесполезен.

— Вот его я и хочу купить.

— Думаю, что это будет недорого.

— Сколько это будет стоить?

— Пять тысяч за мои услуги. Здесь всё включено и оформление, и переговоры.

— Это дорого. Он сам стоит десять от силы.

— Мои услуги дорого стоят, мне придётся провести сложные переговоры. Неизвестно как сложиться.

— Готов заплатить означенную сумму, но вы будете должны, доставить его до столицы.

— Я согласен. Перечисляйте озвученную сумму и сумму выкупа.

— Нет. Вначале договор на оказание услуг. Потом оплата по договору. Выкупную сумму оплачу отдельно. После заключения сделки и договора выкупа.

Он был явно разочарован, когда я это сказал. Видимо, он понял, что разговаривает со мной.

— Тогда лови договор и подписывай его. Знаешь как?

— Знаю, но вначале я всё проверю.

— Конечно.

Сравнил договор, что был выложен на форуме, с тем, что он выслал. Оказалось, что он отредактировал один пункт. Убрал пункт о возврате средств, если не получится выкупить.

Пришлось вернуть, как было.

— Добавил один пункт из стандартного договора. У вас его не хватало.

— Вижу.

— Готовы подписать такой вариант?

— Лови.

Пришёл уже подписанный договор им договор, ещё раз всё проверил, внёс своё имя и приложил палец к планшету.

— Подписал.

— Отлично. Перечисляй первые пять тысяч, вот на этот счёт.

Ввёл нужную сумму, и она списалась по счёту.

— Оплатил.

— Вижу.

— Что будешь делать, если она не захочет продавать тебя за эту сумму?

— Торговаться. У меня кредов в обрез.

— Как с тобой связаться?

— Сам с тобой свяжусь.

— Через пару часов не раньше.

— Хорошо.

Эта два часа тянулись очень долго, наконец, я не выдержал и снова вызвал его.

— Ну что я могу тебе сказать, — сказал он сразу — Переговоры были очень тяжёлыми эти дамочки очень долго и упорно торговались и не хотели тебя продавать. Не знаю, чем ты им так понравился.

— Я не мог им понравиться. Они ненавидят нас.

— Даже так. Не знал, но ты им всё равно чем-то приглянулся.

— Можно покороче.

— Можно. Согласились они только на тридцать пять тысяч. На меньше несогласны. Можешь оплатить такую сумму?

— С трудом.

— Тогда оплачивай. Вот договор и счёт к нему.

Посмотрел договор, он оказался стандартный. Ничем не отличался оттого, что был на форуме. Владелица была нужная мне, и я заплатил по счёту. Хотя этот адвокат однозначно врал мне про тяжёлые переговоры, но решил, что не стоит торговаться.

— Оплатил.

— Тогда жди. Скоро тебя должны отпустить.

— Как же доставка до столицы? Мы ведь договорились?

— Ах да, доставка. Сейчас узнаю у них, как мне тебя забрать.

Экран погас ненадолго, и через пару минут он вернулся.

— Они завтра заберут тебя с фермы и передадут мне. Так что жди.

— Хорошо.

— До вечера сидел, учил логины и пароли на всякий случай. После чего удалил с планшета второго пользователя и почистил все следы за собой.


Утром меня разбудил Дилар и мы вместе привычно пошли завтракать. Всё было тихо, и никто за мной не прилетел. Сильно расстроенный этим обстоятельством вместе с техниками пошёл на работу. Меня обманули, и никакого выкупа не было. Вчера записи переговоров и документы сохранил в сети, но как мне отсюда потребовать выполнения их обязательств? У меня на счёте, конечно, оставались ещё креды, но наверняка они будут разбираться, откуда они у меня и как я смог связаться с этим адвокатом. Остаётся один вариант побег. Думал, в гараже меня ждёт разговор об этом с Халом и Филом, но ничего не произошло. Фил привычно выдал мне планшет и отправил за очередной запчастью на склад. Хала вообще в гараже не было.

Вначале хотел вызвать этого юриста и высказать ему всё, что я о нём думаю, но решил этого не делать. Всё равно это ничего не могло изменить. Было горько и погано, совсем никого не хотелось видеть, ушёл в кабину комбайна и там сидел. Включил игру и делал вид, что играл.

— Хал, Фил, где вы? — услышал я голоса хозяек.

Глава 2

Часть 1

Вот и хозяйки разбираться прилетели. Была уже вторая половина дня. Они явно не спешили. Что же прятаться бесполезно, нужно идти сдаваться. Они прошли мимо комбайна, в котором я сидел и ушли в мастерскую. Спустился вниз и пошёл следом за ними.

— Вот вы где, — услышал я из мастерских голос старшей хозяйки.

— Досталась же тебе Фил, — сказала вторая.

— Что вы хотели? Ракета прилетела в кабину. Как вы мне это возмещать будете?

— Не переживай, подлечим мы тебя. Вначале разберёмся с теми, кто это делает.

— Что-то не похоже, что вы с ними разберётесь. Соберу я скоро одну техничку. Вот только это совсем ненадолго. Уничтожат её, как и всё остальное.

— Не переживай, мы одного раба продали. Скоро купим тебе ещё одну техничку, так что всё в порядке будет.

— Если вы собираетесь купить такую же, как купили недавно, — то не стоит это делать, однозначно.

— Ты же сам говорил, что нужно две.

— Две и нужно, но хлам, который вы купили, назвать техничкой язык не поворачивается.

— Сам тогда выберешь что нужно.

— Смотреть их вначале нужно.

— Вот сам и посмотришь.

— Кого вы продали? — спросил Хал.

— Рика.

— Как Рика? Кто теперь будет на техничке ездить? Фила я больше не отправлю туда, и не просите.

— Хал у тебя, что рабов мало? Найдёшь кого-нибудь.

— Кто теплицы ремонтировать будет? Филу туда не дойти с такой ногой. Он по мастерской с трудом ходит.

— Съездит на дроиде.

— Ему не подняться по лестнице.

— Значит, техника с собой возьмёт. Вон их у него сколько.

— Что не могли продать кого-то другого?

— Этого хотели купить, вот мы и продали.

— Просил ведь я согласовывать со мной все продажи и покупки.

— Что здесь согласовывать? Цену за него предложили хорошую, нужно продавать, пока не передумали. Где он, кстати?

— Здесь я — ответил из дверей.

— Полетишь с нами.

— Можно попрощаться с остальными?

— Можно.

Подошёл к грустному Дилару, дружески обнял его и тихонько шепнул в ухо. Если побежишь, беги на северо-запад к дороге и не верь Зиру, он не тот, кто есть. После чего громко сказал.

— Прощай Дилар, удачи тебе.

— И тебе Рик.

Обнялся с девушками техниками. Вернул планшет Филу. Он дружески пожал мне руку, после чего мы пошли к флаеру. Хал проводил нас до флаера и на прощание сказал.

— Удачливый ты Рик, никого удачливей тебя не встречал.

После чего тоже пожал мне руку на прощанье.

Меня посадили в грузовой отсек флаера и флаер взлетел. Полёт длился совсем недолго по моим ощущениям и вскоре мы приземлились. Пока летели, у меня были большие сомнения, что меня отпустят, а с другой стороны, выкуп вроде заплачен. Посмотрим, что меня ждёт.

Пока мы приземлились, и больше ничего не происходило, сидел по-прежнему один в полной темноте багажника. Около багажника флаера была полная тишина. Здесь я вспомнил про наёмников и их сломанного дроида. Вот им наверно обидно, готовили для меня какую ту гадость, а я взял и улетел. Жаль, не попрощался с ними перед отлётом. Нужно было перед отлётом поинтересоваться, как там у них дроид поживает. Впрочем, они прекрасно понимают, что моя работа, да и Хал с Филом это тоже понимают. Неожиданно дверь багажника открылась, и я ослеп от яркого света.

— Вот он, забирай — услышал я голос главной хозяйки.

— Это точно он? — ответил её голос юриста.

— Он. Всё, как договаривались.

— Тебя Рик зовут? — спросил он меня.

— Риком.

— Тогда выходи.

Вышел на улицу и с трудом рассмотрел обстановку. Флаер стоял на открытой площадке. Недалеко возвышались технические корпуса предприятия, окружённые высоким забором. На территорию предприятия приземлялась гусеница.

— Он твой. Лови коды от ошейника, — сказала главная хозяйка.

— Получил, — ответил ей юрист.

— Будь с ним осторожен. Он очень опасен.

— Почему?

— Он же убийца. Ты не смотришь, что покупаешь?

— Смотрю.

— Как же датчик во мне? — спросил их.

— Нет никакого датчика.

Улыбаясь, они пошли в кабину в кабину флаера. После чего флаер быстро взлетел и полетел в сторону предприятия. Мы остались вдвоём на площадке, засыпанной мелким щебнем.

— Это правда? — спросил он.

— О чём ты?

— О том, что ты убийца?

— Нет. Это ложь я воин, а не убийца. Не бойся, я не трону тебя. Скажи, где мы?

— Окраина Лендсвила.

— Мы ведь договорились доставить меня до столицы?

— Договорились.

— Ладно, садись сзади.

Рядом стоял глайдер и он сел за его управление. Сам сел сзади на пассажирское место.

Глайдер взлетел и полетел следом за флаером. Мы пролетели над Лендсвилом. Город оказался совсем небольшим по сравнению со столицей. Глайдер летел нисколько не медленней флаера. Вот только сзади было всё открыто ветрено и холодно, а адвокат гнал на максимуме. По моим ощущениям мы летели чуть больше часа, когда он стал снижаться. Приземлился он около дороги.

— Мы прилетели. Это окраина столицы — сказал он.

— Я летал в столицу и знаю, как она выглядит, здесь нет никаких зданий и множества глайдеров и флаеров.

— Здесь находится официальная граница столицы Гардары. Только что мы пересекли её. Мы договаривались до столицы, и я выполнил все обязательства перед тобой.

— Где центр столицы?

— Там — он показал на север — Эта дорога ведёт туда. Если тебе знакомо, что это.

— Знакомо.

— Почему ты не сказал, что ты убийца?

— Потому что, это неправда. Как и долг, который у меня якобы был. Это всё одна большая ложь. Впрочем, чтобы это изменило?

— Многое, я бы не стал связываться с тобой.

— Теперь поздно. Сделка совершена. Снимай ошейник.

Он с явной неохотой подошёл и расстегнул ошейник на шее. После чего сел на глайдер и полетел дальше. Вдоль дороги произрастал уже привычный мне калгиз.

Зашёл в него и громко заорал. СВОБОДА!!!! Мне было нужно прийти в себя. Три часа назад я думал, что меня обманули, и был рабом, а сейчас свободен и в столице. Хотя какая это столица? Дорога и калгиз по обе стороны её. Обманул этот адвокат меня. Высадил где-то на дороге и улетел. Нужно уходить отсюда, пока меня снова в рабство не захватили. Пошёл вдоль дороги между ровными рядами калгиза.

Вот она свобода! Сделал глубокий вдох. Как же пьянит этот воздух свободы. Интересно, почему этот юрист так задёргался, когда они сказали, что я убийца и не хотел снимать ошейник? Нужно потом будет разобраться с этим. Пока шёл, немного согрелся. Дорога была пуста, ни попутного транспорта, ни встречного транспорта не было, а вот сверху пролетело несколько глайдеров.

Находясь на ферме, я думал только о том, как сбежать оттуда, а сейчас немного придя в себя, понял, что совсем ничего не знаю об этом мире. Хотя я вроде и был из него. Что мне делать и что представляет этот мир, я совершенно не представлял. Нужна информация. Много информации. Нужен планшет. Вот только ни одного магазина, торгующего ими, не было даже на горизонте. Около двух часов я шёл вдоль дороги, за это время проехало навстречу три грузовика и не одного в попутном направлении. Все мои ожидания, что меня подвезут, совершенно не оправдались. Неожиданно на другой стороне дороги я заметил бетонную конструкцию, перешёл дорогу и подошёл к ней. Здесь находились бетонные столбы, вбитые в землю, над ними была смонтирована бетонная площадка. На эту площадку вели две лестницы. Решил подняться наверх и осмотреться, а то из-за калгиза почти ничего не было видно. Когда поднялся наверх, заметил вдалеке строения. Поблизости больше никаких строений не было. Одни бескрайние поля калгиза. Площадка была длинная, почти сотню метров длиной. Было непонятно, для чего она нужна. Прошёл по ней до другого конца. Посмотрел там и ничего не обнаружил. От неё дальше шли эти столбы и тянулась труба в сторону строений. Может это водопровод? Эта труба шла вдоль всей площадки и заканчивалась в самом её конце. Пить хотелось, подумал, возможно, где-то здесь можно попить. Стал искать кран, его как труба завибрировала, и я отскочил от неё. Повернув голову, заметил, как по ней сюда достаточно быстро движется большая штука. Что это было непонятно, но я сразу спрыгнул вниз и спрятался под площадкой. Эта штука приехала по трубе наверх и остановилась там. Осторожно выглянул наверх и посмотрел, что это. Это выглядело неопасным, и я поднялся наверх. Когда поднялся наверх, передо мной раскрылись две двери, предлагая мне зайти внутрь. Осторожно заглянул внутрь. Внутри никого не было. Стояли только ровными рядами сидения, и я осторожно зашёл внутрь. Двери за мной сразу закрылись. Сделал шаг назад, они открылись. Интересно, что это такое? Неожиданно эта штука поехала. Вначале я испугался, потом посмотрел в небольшое окно и успокоился. Эта штука поехала обратно, как раз к строениям, куда мне и было нужно. Подошёл и сел на одно из сидений. Меня немного пугало, что я был один, и было непонятно, что это транспортное средство. Кроме того, непонятно и что это за странная остановка в полях, где нет никого из живых. Это штука доехала до другой подобной платформы, немного постояла на ней и поехала дальше к городу. Сам я пересел и устроился у небольшого окна. Постепенно приближались строения. Похоже, я добрался до столицы. Гардара встречай меня, я прибыл. Сомнений, что это она не осталось, высокие здания впереди, теперь было хорошо видно. Мы подъехали к очередной платформе. На ней ожидали разумные. Женщина зашла и села рядом, а двое подростков сели в самом конце. Решил, что стоит с ней поговорить. Вот только когда я встал и подошёл, отодвинулась и испуганно спросила:

— Чего тебе нужно?

— Ничего, я просто хотел спросить. Этот город впереди Гардара?

— Гардара.

— Что это за штука, в которой мы едем?

— Вагон монорельса.

— Куда она едет?

— В город.

Понял, что она не настроена со мной общаться, и вернулся на своё место. Куда я еду и зачем? Мне нужен планшет, но ничего похожего на лавку за окном не было. За окном находились мрачные чёрные шестиэтажные здания, похожие одно на другое. У всех были узкие и зарешеченные окна. Вспомнив, что раньше здесь была планета колония, понял, что я проезжаю как раз мимо этой колонии. Света в окнах не было. Хотя сейчас ярко светило местное светило и он вроде был ни к чему. Всё вокруг выглядело заброшенным. Много разного мусора лежало повсюду. На следующей остановке в вагон сели трое явно криминальной внешности. Они посмотрели изучающее на меня, потом на женщину и сели недалеко неё. Вагон тронулся дальше. Они пересели к женщине и, видимо, что-то хотели от неё. Она несколько раз громко говорила им, чтобы убрали руки от неё. Вмешиваться я точно не собирался. Мне только проблем с местной полицией не хватало.

Обстановка за окном не менялась, везде были эти однотипные здания. Вагон подъехал к следующей остановке. Двери открылись, и в вагон заехал дроид с десятком манипуляторов. Эти трое сразу оставили женщину в покое и переключили внимание на него.

Видимо, они хотели удрать, но этот дроид стал ловить их своими манипуляторами и когда поймал, вытащил всех троих из вагона и скинул с платформы вниз. После чего вернулся и поехал ко мне. Когда дроид подъехал, я стал рассматривать его поближе, вот только эта сволочь тоже начала хватать меня за руки-ноги и потащила на выход. Попытался сопротивляться да куда там. Он привёз меня к краю платформы и тоже скинул вниз.

При приземлении сильно ударился спиной и головой о большой булыжник. Поднявшись на ноги, потрогал затылок, крови не было, но шишка точно будет. Вот только после этого моя единственная рубашка порвалась в двух местах. Сильно злой этим обстоятельством стал оглядываться в поисках троих уродов, из-за которых появился этот дроид. Наверняка он решил, что я с ними заодно. Вот только их здесь не было и непонятно было, куда они отсюда исчезли. Хотел вернуться обратно, но вагон уже тронулся. Когда я вылез из-под платформы, заметил, что этот мерзкий дроид стоит на платформе. Мне вспомнился дроид наёмников, и я вспомнил про валун, о который ударился. Это не дроид, а садист какой-то, но сейчас я это исправлю. Сходил за валуном и поднялся с ним обратно на платформу. Близко подходить побоялся из-за его манипуляторов, поэтому запустил в него валуном издалека. Попасть попал. Вот только после этого у дроида немного помялся корпус. Он развернулся и поехал ко мне, явно намереваясь меня снова поймать. Этот дроид крепкий попался. Ладно, посмотрим, кто крепче, короткий разбег прыжок и бью ногой прямо в его корпус. Такой удар свалил бы и калага, а эта сволочь только пролетела около метра, вот только там находился край платформы. После чего он попытался схватиться за её край, но манипуляторы, которыми он попытался зацепиться, проскользнули, и он свалился вниз. Осторожно подошёл к краю и посмотрел вниз. Дроид лежал внизу и не шевелился.

— Что, не нравиться, когда тебя туда скидывают? Вот полежи там и подумай. Это тебе мой ответ за порванную рубашку. Тупая железная болванка!

Настроение у меня сразу поднялось и тут же испортилось. Потому я понял, что у дроида есть владелец и он наверняка уже летит сюда, а значит, нужно убираться отсюда как можно быстрее. Пожалуй, стоит пробежаться и побежал к ближайшему зданию. Оно совсем не отличалось от остальных. После чего свернул за него пошёл дальше между зданиями. Прошёл ещё несколько таких же однообразных зданий и около очередного здания наткнулся на троицу, с которой только что ехал в вагоне. Они окружили подростка лет шестнадцати и о чём-то с ним и разговаривали. Решив, их дела меня не касаются, а я только что дроида сломал, хотел развернуться и уйти, но не успел. Потому что когда они меня заметили, сразу повернулись в мою сторону, а подросток воспользовался этим. Он стартовал ко мне и спрятался у меня за спиной. После чего эта троица, не спеша, подошла ко мне.

— Так-так, а вот и второй пожаловал, — сказал мулат, подходя ко мне, видимо, главный из этой троицы.

— Послушайте, я просто мимо шёл и про ваши дела ничего не знаю.

— Сам отдашь или помочь?

— Послушайте, я понятию не имею, о чём речь и повторю, я просто мимо шёл.

— Дурь где?

— Какая дурь?

— Самая обыкновенная. Которая ты ему принёс.

— Не понимаю о чём ты, и этого парня я первый раз вижу.

— Парни держите его.

— Зря вы так парни. После чего одним ударом в пах выключил из драки старшего. Двое других сразу вытащили ножи, им это не помогло. Одному сломал руку и ключицу, второй попытался пырнуть меня, но я подставил его товарища, и он пырнул его. После чего вырубил его ударом локтя в голову. Главный, у них так и стоял — согнувшись.

— Ты за это заплатишь — просипел он.

— Непременно — и ударом ноги отправил его в отключку.

После чего начал собирать трофеи. Ножи нашлись у всех троих. Забрал их вместе с чехлами. После чего обыскал карманы, нашлись три чипа. Забрал их тоже.

— Зря ты это делаешь? — сказал сзади подросток.

— Почему зря?

— Они из банды лысого Нила.

— Мне это ни о чём не говорит.

— Они тебя искать будут.

— Как будто если я это не заберу, они меня искать не будут?

— Тогда, возможно, оставят в живых.

— Мёртвые неразговорчивы и никто не узнает, что это сделал я.

— Ты хочешь их прикончить?

— Конечно. Не оставлять же их в живых.

— Тогда Нил весь город перевернёт, но тебя найдёт.

— Откуда ты это знаешь?

— Ты ведь из рабов?

— Откуда ты узнал?

— След от ошейника на шее.

— Только освободили.

— Сразу видно. Оставь их и уходим.

— Думаешь, стоит так оставить?

— Да. Уходим отсюда, пока помощь к ним не подошла.

Напоследок посмотрел на их одежду. Размерчик на всех троих был маловат для меня и пошёл за ним. Он повёл вглубь бывшей колонии. Мы несколько раз перелазили через заборы. После чего снова вышли на улицу.

— Как тебя зовут?

— Дин, а тебя?

— Рик. Дин я не понял, что они от меня хотели?

— Они решили, что ты мой поставщик дури, и хотели её отобрать у тебя. Ты хорошо дерёшься. Где так научился?

— Я с дикой планеты, там если не учишься сражаться — умрёшь.

— Ты дикий?

— Да.

— Чем теперь займёшься?

— Не знаю, я многое не понимаю в этом мире.

— Где ты был в рабстве?

— На ферме.

— Чем там занимался?

— Комбайном управлял.

— Комбайнов здесь нет, и на фермах ими только рабы управляют. Что ты ещё умеешь?

— Не знаю.

— Сложно тебе тогда с работой будет. Ты можешь или в вышибалы пойти или в наёмники, там хорошо платят.

— В наёмники точно не хочу. Со мной в рабстве большинство было бывшие наёмники. Наслушался я там про наёмничество.

— Тогда только вышибалой в бар, но туда сложно попасть.

Часть 2

— Тогда только вышибалой в бар, но туда сложно попасть. Желающих много. У тебя какая нейросеть?

— У меня её нет и не поставить.

— Тогда тебя туда тоже не возьмут. Значит, только к нам на свалку.

— К вам на свалку?

— Да. Сам всё увидишь.

Мы подошли платформе и поднялись по лестнице наверх и стали ждать. Когда подъехал вагон, мы зашли в него. Стал посматривать дроида, не хотелось снова отправиться в полёт с платформы.

— Что ищешь? — спросил меня.

— Когда я ехал сюда, меня на остановке дроид поймал и сбросил с платформы.

— Это специальные дроиды ловят тех, кто не оплатил проезд, и скидывают вниз.

— Вот и не хочется снова вниз отправиться.

— Они тупые, их легко обмануть, сам сейчас всё увидишь.

На следующей остановке на платформе стоял такой же дроид. Дин сразу занял место у выхода и когда дроид заехал в вагон, вышел на платформу. Дроид покатался по вагону, как только он выехал на платформу, мы зашли обратно, и вагон поехал дальше. Так мы делали на каждой остановке, где находились такие дроиды, а они были далеко не на каждой платформе.

— Диз я одно не понял, я сел в такой вагон далеко за городом, там, кроме полей калгиза, ничего нет.

— Это наверно конечная остановка. Местное начальство хотело город расширять и туда протянули монорельсы. Потом у них что-то не получилось. Скорей всего креды разворовали. Вот и ездят теперь вагоны туда, где никто не живёт.

Пейзаж за окном поменялся. Одинаковые дома закончились, их сменили разные по цвету и высоте здания. Большинство зданий теперь были десятиэтажные.

— Там, где мы были, это что бывшая колония?

— Да. Там сейчас никто не живёт. Раньше хотели всё снести, но как-то забыли об этом. Вот и стоит всё заброшенное.

— Давно здесь нет колонии?

— Пятнадцать лет уже.

— Тебе сколько лет?

— Шестнадцать скоро.

— Значит, ты родился здесь.

— Я колонии родился и почти два года там отсидел.

— Значит, ты, как и я, ни за что сидел.

— Здесь хватает таких.

— Что произошло, когда колонию закрыли?

— Ничего. Кто смог улетел отсюда, остальные здесь живут. Раньше планета была безжизненной одни голые камни и на ней почти ничего не росло. Потом завезли и научились выращивать этот калгиз и администрация колонии стала покупать участки земли под фермы. Работать там было некому и туда стали по-тихому перемещать на работу заключённых. Когда это дело вскрылось, уволили многих из руководства колонии. После этого местная администрация и приняла решение о закрытии колонии.

— Всех отпустили?

— Нет конечно. Самых опасных отправили в другую колонию. Убийцы там или пираты разные в пожизненное рабство на фермы отправлены, а остальных выпустили.

— Как это пожизненное? Вроде срок ограничен двадцатью годами?

— Им срок автоматически продлевают. За этим следит местная администрация.

— Они никогда не выйдут на свободу?

— Если некому выкупить, так и будут всю жизнь в рабстве. Вот только если такого выкупают, он должен покинуть планету. За этим тоже администрация следит.

— Значит, у вас здесь порядки как в колонии.

— Какие порядки? У нас теперь вообще непонятно что. Было уже два восстания после этого хотя бы стали пособия платить бывшим рабам. Тебе, кстати, тоже пособие положено. У тебя гражданство какое?

— Никакого.

— Это плохо, нужно тебе гражданство получить, тогда пособие будет. Оно небольшое всего сотня кредов в месяц, но это лучше, чем ничего. На ферме тебе должны были тысячу выплатить.

— Выплатили. Слушай, мне нужно планшет купить.

— Это тебе к Изе нужно. У него можно найти всё.

— Где этого Изю найти?

— Я покажу.

— Скажи, сложно покинуть планету?

— Несложно пассажирские флаеры каждый день на станцию летают.

— Станцию?

— Да. Около планеты станция есть.

— Дорого это?

— До станции недорого, а вот дальше, как договоришься.

— Сколько это в кредах.

— Не знаю. До станции вроде тысячи две, а дальше, как договоришься.

— Ты сам не хочешь покинуть эту планету?

— Думаешь на других лучше? Здесь я хотя бы всё знаю.

— Почему ты так решил?

— На свалке наслушался разных историй о том, кто и как сюда попал и как живут на других планетах.

— Со мной в рабстве был один разорившийся фермер. Он, когда разорился, начал, как ты, дурью торговать. После чего оказался в полиции ему грозил срок, но полицейские его продали в наёмники. Их отправили захватить шахтёрскую станцию. Станцию они захватить не смогли, его там ранили, и он попал к шахтёрам. Потом рабство и ферма здесь.

— Легко отделался.

— Совсем нелегко. У него только одна нога осталась. Это я к чему тебе рассказал. Ты ещё молод и пока не попался, завязывал бы с дурью.

— Жить мне тогда на что? Мне скоро нейросеть и базы нужно покупать будет.

— Тебе виднее, но рано или поздно тебя поймают.

— Пойдём наша остановка.

Мы вышли из вагона на платформу, обманув в очередной раз дроида. Заметил, что не мы одни так делали. Вот и сейчас как только он заехал в вагон, многие вышли из вагона, а когда выехал, стали заходить обратно.

— Дин сколько стоит проезд в вагоне?

— Кред.

Мы спустились с платформы и пошли по дороге. По обе стороны дороги находился высокий забор. За ним были или склады или производственные цеха на эти огороженные территории приземлилось несколько флаеров. Мы прошли их и за ними начались жилые дома. На первых этажах у них находились ремонтные мастерские.

— Дин, что здесь ремонтируют?

— Всё, что можно отремонтировать. Был бы ты техником, работы бы тебя было много.

— Меня на ферме отправляли ремонтировать теплицы.

— Ты разбираешься в технике?

— Немного.

— Ты же дикий?

— Дикий, но я работал в ремонтной мастерской и помогал ремонтировать комбайны.

— Это хорошо, комбайны тоже иногда привозят на свалку.

Забор вскоре закончился и начались невысокие дома. Дин свернул с дороги и пошёл по тропинке между домами. Мы немного попетляли среди домов и вышли на другую улицу.

В одном из домов весь первый этаж занимал клуб или бар. У входа подпирали стену, двое вышибал. Они оценивающе посмотрели на меня. Совсем не обратив внимания на Дина.

— Он со мной — сказал им Дин и беспрепятственно прошёл внутрь.

Не совсем понимая, что происходит, пошёл за ним. Мне в бар было совсем не нужно. Хотя, возможно, это и есть торговая лавка Изи? Охранники молча меня пропустили внутрь. Внутри сразу понял, что это всё-таки клуб, а не лавка. Внутри было всё заставлено разными столиками, вдоль дальней стены была сделана барная стойка. В баре сейчас никого не было. Только дроиды уборщики деловито сновали между столиками. Дин прошёл между столиками и направился к барной стойке. За ней дремал бармен.

— Кинар позови Гира — сказал ему и уселся на один из стульев у бара.

— Уже позвал. Тебе чего налить? — спросил меня.

— Ничего. Я с ним.

Бармен принял снова дремлющий вид. Из внутренних помещений вышел разумный, посмотрел на меня, потом на Дина. После чего бросил взгляд на пустой зал. Выглядел он как-то затравленно и болезненно.

— Он с тобой? — спросил Дина.

— Со мной. Он только из рабов освободился и помог мне там. Сам посмотри и снял небольшую камеру с воротника рубашки.

— Что там произошло?

— На встречу никто не пришёл. Появились трое лысого Нила и решили, что он мой поставщик. Хотели всё отобрать у него. Им сильно не повезло. Рик дерётся очень здорово.

После этих его слов я слегка опешил. Ведь я надеялся, что эта стычка останется между нами, а он меня сразу сдал.

— Опять он в наши дела лезет — задумчиво ему ответил Гил.

— Может, тебе нужен, вышибала? Думаю, он хорошо справлялся, — он кивнул в мою сторону.

— Пока эти справляются.

— Тогда как место появится, имей в виду.

— Рик, ты где служил? — спросил Гил

— Он с дикой планеты Гил — ответил за меня Дин.

— Там кто тебя обучал?

— Не знаю. Мне сожгли нейросеть и теперь я ничего не помню.

— Видел я один раз такие приёмы, что применял ты. Вот только там было спецподразделение.

— Не знаю я ничего о себе, даже имени своего не знаю. Меня бывшие жёны нашли у моря и назвали Риком.

— Что у тебя с нейросетью?

— Ничего. Новую нейросеть не установить, там всё сожжено, так сказал мне медик на ферме.

— Это плохо.

— Плохо, но ничего уже не изменишь.

— На ферме, что делал?

— Комбайны сломанные, с полей забирал на техничке.

— Нужно будет подумать, куда тебя можно будет пристроить. Пока подожди на улице.

Вышел на улицу, как он сказал и стал ждать Дина. Охранники на выходе оценивающе посмотрели не меня и мне вспомнился Дарс. Он бы точно затеял ссору с ними, чтобы занять их место. Где же ты дружище? Скорей всего, где-нибудь на соседней ферме находишься. Надеюсь, ты живой. Скоро я освобожу тебя. Вот только что нам делать дальше? После слов Дина, что опасных преступников не выпускают из рабства, мне стало понятно, почему так адвокат задёргался. Он выпустил на свободу опасного преступника по местным понятиям. Значит, освобождаю Дарса, и мы покидаем эту планету. Наконец из клуба появился Дин.

— Видишь, как всё удачно получилось, пока на свалке поработаешь, потом он тебя пристроит в один из клубов.

— Давно ты на него работаешь?

— Давно.

— Вообще-то, я хотел планшет купить.

— Мог бы и поблагодарить за то, что я тебя пытаюсь пристроить на работу.

— Будем считать, что мы квиты. Показывай, где можно планшет купить.

— Это недалеко. Ты действительно в спецназе служил?

— Нет конечно. Какой спецназ? Ведь я с дикой планеты? У нас там много что водиться, но никаких спецназов там точно нет.

— Может, ты просто не помнишь?

— Нет, я с караванами там много, где побывал. Это я знаю точно.

— Значит, ты не спецназовец.

— Нет.

— Жаль.

— Чем ты занимался у себя на планете?

— Говорю же я воин. У воина какая работа? Сражаться с другими войнами. Вот я сражался.

— На чём вы сражались?

— Кто на чём. Лично я на мечах сражался.

— У вас там нет игольников бластеров?

— Нет, такого нет. Это я уже здесь встретил. Когда меня пытались расстрелять вместе с комбайном.

— За что?

— Хотел бы я сам это знать. Просто парочка уродов расстреливала комбайны. Потом их поймали наёмники которых наняли хозяйки.

— Сейчас это обычное дело. Ферма с фермой часто воют.

— Зачем?

— Захватить хотят, нанимают кого-нибудь и захватывают.

— Скорей всего так и есть. Вот только зачем рабов убивать?

— Что рабы? Кого они интересуют? Этих убьют, новых купят. Они недорого стоят. Это раньше работы было полно на фермах, а сейчас фермеры почти никого не нанимают.

— Рабами заменили?

— Конечно. Им платить не нужно. Раньше сюда их завозили тысячами. Это сейчас успокоились.

— Сейчас почему не завозят?

— Сейчас завозят, но немного. Ищут в основном уже готовых специалистов, чтобы их не учить и нейросети им не устанавливать.

— Откуда ты это всё знаешь?

— Поживёшь на свалке, ещё не такое узнаешь.

— Почему не хотят учить?

— Потому что научил, а он взял и выкупился. Всё. Мы пришли.

Мы зашли в небольшую лавку, расположенную на первом этаже четырёхэтажного дома. Внутри она напоминала лавку старьёвщика. Все витрины были заложены старыми видавшими виды вещами. В углу сидел этот Изя и оценивающе смотрел на нас.

— Привет, Изя я привёл тебе нового клиента.

— Почему ты таки сразу решил, что клиента, а не как в прошлый раз большую проблему?

— Да ладно тебе Изя, это было давно, и потом я не виноват, что он захотел тебя ограбить. Ты сам ему цену загнул вот он и обиделся.

— Это называется давно? Ещё две недели не прошло.

— Этот нормальный. Он только из рабства освободился.

— Это я вижу и поэтому переживаю.

— Не переживай, всё в порядке будет. Слушай, может, у тебя должники есть, так мы с ним быстро решим твои проблемы?

— Таки и без вас есть кому их решать.

— Ты если что имей в виду.

— Буду иметь в виду, а пока вернёмся к нашим делам. Что вы хотели?

— Планшет ему нужен. У него нейросети нет.

— Был у меня планшет.

Он походил взад-вперёд, потом заглянул под прилавок.

— Вот он нашёл.

Он выложил перед нами детский планшет.

— Это что? Вроде я просил планшет, а не вот и это — спросил его.

— Чем он тебе не нравится? Отличная вещь и недорого — ответил он

— Оставь его себе. Диз, где здесь продают нормальные планшеты?

— Изя, ты чего? У тебя, что планшета нет?

— Ладно, поищу.

— Мне нужна ещё зарядка для него универсальная от света или чтобы он сам заряжался от света.

— Был у меня такой. Вот только он дорогой.

— Показывай, а то он у тебя наверно такой же, как этот.

Он ушёл на склад и долго там ходил, искал. Наконец принёс планшет, по дороге сдув с него пыль.

— Вижу, что давно он у тебя лежит.

— Дорогой. Как ты хотел?

Планшет действительно имел встроенную солнечную батарею. Включил его и посмотрел. Мне он сразу не понравился. Внутри стоял вирус для слежения. С него были удалены предыдущие данные. Вот только сделано это было безграмотно и не до конца и при желании можно было всё восстановить.

— Этот не подойдёт, он явно криминальный. Мне проблемы с ним не нужны.

— Ты чего? Отличный планшет один знакомый продал.

— Только перед этим делом взял и умер.

— Почему ты так решил?

— Потому что угол планшета испачкан в его крови.

— Это просто грязь.

— Ты мне это не рассказывай. Как выглядит засохшая кровь, я хорошо знаю.

— Наверно это я порезался и испачкал.

— Сильно в этом сомневаюсь. Планшет явно криминальный. Мне из-за него проблемы не нужны. Есть чистый?

— Нет. Только этот.

— Сколько ты за него хочешь?

— Тысячу кредов.

— Изя, ты опять начинаешь? — сказал Диз.

— Хорошо пятьсот.

— Пятьсот дорого. Триста.

— Это уже грабёж.

— Изя он криминальный и, судя по всему, с убийства.

— Почему ты так решил?

— Брызги крови хотя и затёрты, но хорошо видны. Кроме того, можно легко выяснить, кто был его владельцем раньше, всё удалено не до конца и можно восстановить.

— Хорошо четыреста, но это последняя цена.

— Договорились.

— Вот только как мне тебе оплатить? У меня деньги на счёте в банке.

— Чипа нет?

— Нет. Кстати, он мне тоже нужен.

— Сотня за него.

— Договорились. Так как мне оплатить тебе?

— Нет проблем.

Он достал другой планшет. Оплачивай. Почему-то я сразу почувствовал подвох.

— А говорил, что нет у тебя другого?

— Это мой личный. Для оплаты, таким как ты. Оплачивай.

Посмотрел его и сразу понял в чём подвох. На планшете была установлена программа слежения как у меня на ферме.

— Изя я так понимаю, что ты решил меня обокрасть?

— С чего ты это взял?

— У тебя на планшете стоит программа, как у меня была в рабстве. Она отслеживает всё, что я делаю.

— Забыл отключить. Это я за подружкой присматриваю.

— Впрочем, обойдёмся и без него.

Логин и пароль я выучил наизусть. Создал нового пользователя на планшете, блокировал действия вируса и вошёл в сеть. После чего зашёл в банк.

— Изя перекинь мне на этот планшет счёт для оплаты.

Пришёл счёт и я его оплатил.

— Получил креды?

— Да.

Они оба внимательно наблюдали за тем, что я делал.

— Тогда в расчёте.

— Может, тебе ещё что-то нужно? Изя до этого был весь напряжённый, но как только получил креды, стал, разочарованным. Однако решил забрать у меня оставшиеся креды другим способом. Продав мне что-нибудь.

— Что у тебя есть поесть?

— Что хочешь?

— Не знаю, покажи что есть.

— Есть сухие пайки свежие и не очень. Он выложил два пайка на витрину. Есть синтетика. То же самое свежая и немного просроченная.

Он выложил на витрину два небольших кубика запечатанных в прозрачную упаковку.

— Что и сколько стоит?

— Сухие пайки по пять. Синтетические кубики кред за просроченный и два за нормальный.

Взял кубики в руки посмотреть. У одного срок годности закончился больше ста лет назад у второго пять лет.

Часть 3

— Они у тебя оба просроченные.

— Ну эти почти не просроченные.

— Диз что скажешь?

— Бери сухие пайки просроченные. Они нормальные.

— Так они стоят так же пять кредов, как и не просроченные.

— Это он тебе опять цену за них загнул.

— Понятно. Изя теперь я понимаю, почему тебя хотели ограбить. У меня последнее время возникает такое же точно желание.

— Нет проблем. Бери десяток, отдам по четыре.

— По три.

— Это уже грабёж.

— Рюкзак у тебя есть?

— Найду. Тебе большой нужен?

— Диз мне большой нужен?

— Бери большой, пригодиться.

— Значит, большой.

Он принёс большой рюкзак, уже сильно видавший виды. Он выгорел на солнце, и уже было непонятно, какого цвета он был изначально. Местами в нём обнаружились дыры.

— Сколько?

— Сотня.

— Вот за это?

— Двадцатка не больше.

— Ты чего? Он крепкий ещё.

— Зато дырявый весь.

— Подумаешь две дырки. Они небольшие.

— Это сейчас они небольшие, а вот понесёшь что-нибудь, будут большие.

— Пятьдесят дешевле не отдам.

— Вода у тебя есть?

— Кред за бутылку.

— Тогда две бутылки с тебя будут бонусом.

— Каким бонусом? За что?

— За то, что я добрый сегодня и согласился с твоей ценой.

— Ладно, согласен.

— Держи ещё восемьдесят кредов. Хотя подожди. Ножи купишь?

— Какие ножи?

— Вот такие.

Достал из-за пояса три трофейных ножа. Покрутил каждый в руках. Два были больших и не удобных, третий был поменьше. Решил его оставить себе.

— Эти два готов продать, третий оставлю себе. Что готов предложить за них?

— По пятьдесят за каждый вместе с чехлами для них.

— Тогда добавляй сухих пайков, и будем в расчёте.

— Договорились.

— Хотя может у тебя есть что-то, чтобы носить планшет? Неудобно носить за поясом.

— Есть ремешок, на шее носить под рубахой.

— Давай.

— Может, рубашку нужно новую?

— Давай если найдёшь мой размер.

— Думаю, найду.

— Лучше с высоким воротником.

— Зачем?

— Прикрыть след от ошейника.

— Бесполезно. У тебя на лбу это написано.

— Тогда давай что есть.

Он опять ушёл на склад и там долго её искал. Рубашка оказалась нестарая и в очень приличном состоянии. Если не считать двух небольших дырок на груди. Одел на себя. Она была на меня немного великовата, но вполне подходила.

— Пойдёт. Сколько с меня будет.

— Сотня.

— Держи.

— Получил. Ещё что-то?

— Оружие у тебя есть?

— У тебя рейтинга нет, тебе не положено оружие.

— Жаль. Тогда всё.

— Может, ещё что-то нужно? Штаны новые не нужны?

— Вроде ещё эти не изорвал.

— Фонарик не нужно?

— Зачем он мне?

— Ночью ходить.

— Здесь нет ночей.

Сам всё сложил в рюкзак, и мы пошли на выход.

— Будет, что нужно заходи.

— Зайду.

— Вот видишь Изя, я же сказал хороший клиент — сказал ему перед выходом Дин

— Считай, что прощён — ответил Изя.

Когда мы вышли, застегнул ремешок на шее и повесил на него планшет, так было удобнее идти. После чего достал один сухой паёк и распечатал его.

— Будешь? — предложил Дину.

— Не откажусь.

Он тоже взял галету и стал её жевать. Парень оказался настоящей находкой для меня. Хотя я поначалу разозлился, что он впутал меня в их разборки, но теперь я понял, что мне повезло с ним.

— Слушай, а что такое рейтинг?

— Забудь. Он тебе не грозит.

— Почему?

— Гражданства у тебя нет. Нет гражданства, нет рейтинга, а без рейтинга оружие здесь носить запрещено. Любой коп, если тебя увидит с оружием и без рейтинга, в общем, поедешь обратно на ферму в рабство. Здесь с этим строго. У Изи есть оружие, но он побоялся тебе его продать. Потом подойдёшь, продаст.

— Почему сейчас не продал?

— Хочет вначале выяснить, кто ты и присмотреться к тебе, тогда продаст.

— Он, как я понял, скупщик награбленного.

— У него самые низкие цены на всё. Правда, продавать ему невыгодно, он всегда мало даёт. Можно было ему чипы продать.

— Пока в этом нет необходимости.

— Ты что хорошо в планшетах разбираешься?

— Не очень, мне на ферме выдавали планшет, когда отправляли в поля.

— Как ты тогда обнаружил программу у него на планшете?

— У меня на планшете такая же стояла. Она отслеживала все мои действия с планшетом. Изя хотел, чтобы я ввёл логин и пароль от моего счёта после чего программа передала их ему, и он бы получил доступ к моему счёту.

— Ты сам этому научился?

— Нет, конечно. У меня сосед на ферме был. Он мне рассказал и показал.

— Он что программист?

— Нет, он техник и до этого в наёмниках был.

— Хороший, видимо, техник. Как его зовут?

— Звали Гинар.

— Освободился раньше тебя?

— Нет. Он погиб.

— Жаль.

— Очень.

— Слушай, ты не посмотришь у меня на планшете, есть такая?

— Давай посмотрю.

Он снял с верёвочки на груди детский планшет и протянул его мне. Немного посмотрел и вернул ему.

— Тоже стоит.

— Она всё, передаёт?

— Наверно. Что вводишь точно.

— Понятно. Зачем ты купил этот планшет, если он с убийства?

— Вначале не хотел, потом подумал, что я в рабстве был в это время. Чего мне бояться?

Вообще, я подумал, что судя по пыли на нём он явно не три месяца у него пылился, а гораздо больше. Поэтому никак я не мог здесь оказаться и кого-то убить. Одно было понятно, здесь колония как была, так и осталась, только у неё теперь забора и охраны нет. Бывшая охрана колонии теперь фермерами стала. Нужно быть осторожным, а то здесь разных мошенников и аферистов хватает и без кредов можно быстро остаться. Все прекрасно знают, что освободившимся рабам выплачивают по тысяче.

— Тоже верно, но здесь особо не разбираются кто и почему. Обычно сразу, по какой-нибудь заявке на ферму. Так что в случае чего сразу его выкидывай.

— Понял. Что у вас здесь с полицией?

— Бывают иногда проверки всех подряд, но нечасто. Пойдём нам пора.

Мы как-то незаметно доели сухой паёк и пошли дальше. Дин снова повёл меня по тропинке между домов, после чего мы вышли на окраину города. Совсем недалеко от ближайшего дома рос ровными рядами калгиз. Дин направился к нему. Зайдя в него, мы пошли вдоль края поля.

— Дин, зачем мы пошли в калгиз?

— Так проще.

Вскоре около поля показались постройки, мы дошли до них и пошли среди этих построек. Впрочем, это оказались не постройки, а из остатков разной техники сваренные хибары. Некоторые были сделаны из корпусов комбайнов остальные вообще непонятно из чего. Все они были жилыми. Они находились по обе стороны небольшого прохода, по которому мы шли. Везде лежали горы мусора. В основном упаковки от сухих пайков и разные обёртки. Нам попадались идущие навстречу и женщины, и мужчины.

— Дин, где мы?

— На свалке.

— Это и есть свалка?

— Нет, она внизу. Пойдём, покажу.

Мы прошли между двух хибар и оказались на краю большого оврага. На дне, которого обнаружилось большое количество различной разбитой техники. Этот край оврага был обрывистый, как и его противоположная сторона. На другом краю оврага находились точно такие же халупы, как и здесь. Немного правее было самое глубокое место оврага, мы его совсем недавно его прошли. Там овраг заканчивался также обрывистым и каменистым краем. Только с одной стороны оврага склон был длинным и пологим, туда подъезжали и вывалили технику грузовики. Как раз сейчас туда подъехало два грузовика, и вывалили содержимое кузов в овраг. Они ещё не успели отъехать, как на содержимое их кузовов накинулась толпа разумных находящихся внизу.

— Вот это и есть свалка.

— Что внизу все эти разумные делают?

— Работают.

— Не понял, поясни. Какая там может быть работа?

— Сюда привозят разную сломанную технику. Как только она оказывается внизу, они начинают разбирать.

— Вижу, что они сейчас подерутся.

— Это часто случается. Сейчас всё поделят и начнут разбирать. Железо отдельно, электронику отдельно, проводку тоже. Потом всё сдают в пункты приёма. Видишь их? Вон они наверху стоят.

— Нет.

— Пойдём, тогда всё покажу здесь.

— Кто все эти разумные здесь?

— Они такие же, как ты, бывшие рабы. Улететь никуда не могут вот и живут здесь.

— Почему не могут?

— Откуда им взять креды? Выплачивают всего одну тысячу, а только долететь до станции нужно две. Многие из них работали на далёких фермах, так что пока сюда добирались, у них уже нет ни креда.

— Много же нас здесь.

— Постоянно прибывают.

— Совсем работы нет?

— Большинство кроме как водить комбайн или мусор убирать ничего не умеют. Такой работы здесь нет. Вот и работают на свалке.

— С работой, значит, совсем плохо?

— Её практически нет. Некоторым надоедает жизнь здесь и они специально себя в рабство продают, чтобы деньги на дорогу отсюда заработать. У тебя, как была жизнь на ферме?

— У нас постоянно погибали рабы. Туда я точно не хотел бы возвращаться.

— Значит, не повезло. На некоторых фермах и кормят хорошо и секса сколько хочешь и работа не тяжёлая.

— У нас также было. Вот только постоянно погибали рабы особенно мужчины.

— Кто не хочет возвращаться. Пытаются, разбирая технику заработать на дорогу обратно и на жизнь. В общем, здесь кто как. Некоторым, как тебе, просто некуда лететь отсюда. Ты чем будешь заниматься?

— Даже не знаю. Много они там внизу зарабатывают?

— Когда как, обычно пять — десять кредов в день. Лучше к бригаде какой-нибудь прибейся и с ними работай так проще. Потом, может, один сможешь.

— Одиночки больше зарабатывают?

— Конечно, в бригаде нужно платить бригадиру. Только учти, бригады не любят, когда от них уходят, могут побить и всё отобрать.

— Бригадиру за что платить?

— За инструмент, за то, что научит, как и что разбирать.

Над оврагом тем временем завис флаер, открыл багажный отсек, из него вниз полетели два полуразобранных комбайна.

— Это что? Там же внизу разумные.

— Разбежались уже. Видел, он не сразу скинул, а взял паузу. Знающий пилот. Бывает, новички скидывают сразу, и тогда накрывает кого-нибудь, но не часто.

Мы снова подошли к краю и посмотрели, что твориться внизу. Внизу остатки двух комбайнов уже начали разбирать с десяток одиночек, которые до этого ползали по другой технике.

— Сегодня они хорошо заработают — с видом специалиста сказал Дин.

— Слушай, а они что внизу живут?

— Нет. Там жить опасно, накроет, пока спать будешь. Здесь они живут, как и все.

— Ты тоже здесь живёшь?

— Конечно, где ещё жить?

— Ты, как я понимаю, тоже там работал?

— Конечно, как-то жить было нужно.

— Теперь ты там не работаешь?

— Нет. Здесь никогда не заработаешь столько, сколько я сейчас зарабатываю. Смотри, здесь у нас душевые, можно прийти и после работы помыться. Стоит кред.

— У вас здесь есть даже душевые? Это уже хорошо.

— Скажи, а здесь все работают внизу?

— Нет, конечно. Многие в городе работают или чем-нибудь промышляют.

— Почему тогда здесь живут?

— Здесь же платить за проживание не нужно, сделал себе небольшой домик, чтобы не разворовали твоё добро и живи.

— Что и не разворовывают?

— Разворовывают конечно. Вот только здесь у большинства красть нечего и здесь территория банды Били, можно им пожаловаться. Они его накажут. Поэтому бояться здесь воровать, но всё равно воруют.

— Слушай, а такая свалка одна здесь?

— Нет, таких три около города.

— Что везде столько разумных?

— Есть ещё одна, она такая же по размеру и там разумных даже больше чем здесь. Третья свалка самая большая, но туда не попасть. Там только свои работают. Находится она далеко от города.

— Почему так?

— Они там старые повреждённые корабли разбирают, им их с орбиты скидывают.

— Почему туда не попасть?

— У них там закрытая зона для полётов и местная корпорация контролирует все подходы, не подпуская никого к кораблям. Отсюда многие хотели туда перебраться. Почти все вернулись обратно.

— Чем там так хорошо?

— Там можно найти какой-нибудь тайничок при разборке корабля. Были случаи.

— Понятно.

— Не знаешь, что это за корпорация и как туда попасть?

— Не знаю. Знал бы, давно туда перебрался.

Мы наконец дошли до края оврага. Здесь из города к верхней кромке оврага подходила хорошая дорога, именно по ней подъезжали грузовики и сваливали всё вниз. На другой стороне дороги стояли такие же точно сваренные строения только большие по размерам. Прямо перед нами десяток разумных вытащили из оврага уже голый корпус от механизма, который недавно сбросили вниз с грузовика. Они затащили его в ближайшее строение, бросили его там, после чего сработал пресс. Расплющив его. Один получил креды от приёмщика, и все они снова пошли вниз.

— Вот так здесь принимают металл. В следующем пункте принимают электронику. Ещё дальше силовые линии.

— Это я понял, а вон это что парни? Почему они здесь стоят? Когда остальные работают?

Он как их заметил и сразу переместился мне за спину.

— Это банда Билли

— Что ты тогда спрятался от них?

— Не спрятался, просто встречаться не хочу сейчас.

— Почему?

— Товар могут забрать. Просто проходи мимо и не обращай на них внимания.

— Хорошо.

Они не обратили на меня внимания, и мы прошли мимо.

— Дин, а кого они охраняют и от кого?

— Всех, кто работает внизу и приёмщиков, конечно.

— Остальные тогда что же?

— Все, кто здесь работают, платят им.

Мы подошли остаткам флаера. Дин набрал код на двери и зашёл внутрь.

— Мам я вернулся и не один. Это Рик он немного поживёт у нас.

— Зачем ты его притащил? — ответил ему голос из сумрака.

— Мам он здорово мне помог. Он только что из рабства, ничего не знает и пока поживёт у нас.

— Тебе видней. Ты принёс?

— Принёс.

— Сейчас.

Они ушли во вторую половину жилища и прикрыли дверь за собой. Похоже, эта был кусок грузового отсека флаера, его обрезали и заварили с обеих сторон, отставив только переборку. Внутри горел небольшой светильник. Он слабо освежал обстановку внутри. Вдоль стены было сделано спальное место. Вот собственно и вся внутренняя обстановка. Дин вскоре вернулся.

— Ты можешь устраиваться здесь. Тебе это будет стоить пятьдесят кредов в месяц.

— За спальное место в прихожей? Да ты наверно пошутил?

— Пошутил, можешь так пока устраиваться. Вот только когда у мамы бывают клиенты. Тебе придётся отсюда уходить.

— Клиенты? Не понимаю о чём ты?

— Здесь все женщины торгуют собой и мама не исключение.

— Понятно. Не вижу проблемы.

— Поможешь мне, если что?

— Помогу, но смотря в чём. Если думаешь, что буду помогать тебе дурью, торговать — не рассчитывай на мою помощь.

— Нет, здесь я сам справлюсь, а если у меня её захотят отнять. Твоя помощь может потребоваться.

— Здесь помогу.

— Тогда договорились.

— Тогда я поторгую, а ты здесь оставайся.

— Хорошо.

Достал планшет и занялся им. Полностью удалил старую прошивку, потом закачал и установил новую. Теперь я мог работать, не опасаясь программ слежения. Нужно было только проверить антивирусом, чтобы убедиться, что ничего не осталось от вируса, вот только меня отвлекли от этого. Входная дверь открылась и в помещение зашли двое. Поначалу я решил, что они клиенты матери, и хотел выйти, как меня просил Дин. Они обратили внимание скорей не на меня, а на планшет, который находился у меня в руках и который я убрал в рюкзак, когда я пошёл на выход. Они перекрыли мне выход.

— Ты кто такой? — спросил первый, который зашёл.

Он был повыше и покрепче второго стоящего за ним.

— Да я собственно никто.

— Слушай никто, а где шустрик?

— Не знаю я никого шустрика.

— Как не знаешь? Когда ты у него в доме находишься?

— Парни если вы о Дине, то он вышел недавно.

— Точно, кажется, его так зовут. Куда он ушёл?

— Не знаю. Он ничего не сказал.

— Вот так просто оставил тебя здесь и ушёл?

— Ну да.

— Кому ты здесь сказки рассказываешь. Ты что новенький?

— Не понимаю о чём вы.

— Только с фермы?

— Да.

— С тебя тысяча кредов!

— С меня тысяча кредов? За что интересно?

— За проживание здесь. Здесь все платят нам за проживание.

— Странно мне сказали, что здесь проживание бесплатное, и платят, если только работают.

— За это будешь платить отдельно.

— Боюсь, я платить не за проживание не за работу не буду.

— Это почему?

— Потому я никому не плачу.

— Заплатишь, никуда не денешься. Посмотри у него планшет — сказал он второму.

— Стой, где стоишь или оба отсюда уползать бу….

Часть 4

Договорить я не успел, его кулак прошёл около моего лица, и мне пришлось, резко сместится в сторону. Захват его руки, блокировка удара второго противника. Контрудар второму в колено. Первый неожиданно сбрасывает меня хитрым приёмом, и я лечу в стену. До неё не долетаю, сгруппировавшись, приземляюсь на ноги. Он атакует ногой. Вот только меня там уже нет, подныриваю под его ногу и бью ему в пах, нижняя подсечка и он падает на пол. Второй уже с ножом атакует меня, захват его руки с ножом и с хрустом выворачиваю её наружу, после чего наношу удар в район ключицы. Слышу хруст ломающейся ключицы. Нож падает на пол вместе с ним. Одновременно получаю сильный удар ногой вбок и снова лечу в стену. В этот раз, сильно ударившись о ребро жёсткости, сильно разозлился. Думал, первого я выключил из схватки надолго, но кто знал, что этот болезненный для большинства мужчин удар на него не подействует. Он снова был на ногах и атаковал меня, как будто ничего не произошло. В этот раз он не стал атаковать меня ногами, решил работать руками. Зато я хорошо владел ударами ногами и не дал ему подойти для атаки. Он получил болезненный удар в колено, сильно захромал и стал отступать. Вот только отступать ему было некуда, сзади была перегородка во вторую часть дома. Когда он спиной упёрся в неё, а я использовал его в качестве груши, вымещая на нём всю накопившуюся у меня злость. Он недолго стоял, пытаясь сопротивляться от града ударов, что я на него обрушил, но после чего очередного удара сполз вниз по стене.

Сразу повернулся ко второму, тот лежал на полу и был в сознании, подошёл к нему и ударом ноги и его отправил в отключку.

— Ты чего здесь делаешь? Весь дом ходуном ходит?

Когда всё закончилось, из второй половинки дома появилось мама Дина, она посмотрела на меня потом на них.

— Извините я не специально. Они сами напали на меня.

— Вот видишь Додо, говорила я тебе, что появиться кто-нибудь лучше тебя — сказала она, обращаясь к моему противнику, который лежал рядом с ней.

Додо ответить ей не мог. Подошёл и обыскал его. Кроме, двух ножей и пары чипов ничего не нашёл. После чего поднял рюкзак и проверил планшет. Мне пришлось его бросить с началом нашей схватки.

— Выкинь их отсюда — неожиданно потребовала Дина.

— Куда выкинуть?

— На улицу.

— Как скажете.

Взял за воротники рубашек и вытащил обоих на улицу. Когда первого вытащил на улицу, все прохожие остановились и стали смотреть за мной. После того как я вытащил и положил второго, вокруг них собралась уже приличная толпа. Оставив их, вернулся обратно. Как только я закрыл дверь, как на улице раздались крики. Приоткрыл дверь и выглянул наружу. Вся собравшая вокруг этой парочки толпа женщин и мужчин теперь дружно пинала эту парочку. Сопровождалось это совсем не нецензурными высказываниями. Прикрыл дверь и вернулся к своему спальному месту. Стало понятно, что эту парочку здесь сильно не любили и местные не упустили возможности отыграться на них за всё. Пока я их вытаскивал, мама у Дина вернулась к себе. Достал планшет и стал искать антивирусную программу, но опять не успел, появился довольный Дин. Он, похоже, тоже успел попинать эту парочку.

— Дин, на улице парочка лежит. Они приходили, тебя спрашивали.

— Видел. Это Додо с Гиббсом.

— Что они хотели?

— Кредов. Они всегда одного хотят. Похоже, ты и правда из спецназа.

— Дин я тебе уже говорил, что это не так.

— У Додо стояла база по рукопашному бою пятого или шестого уровня, а ты с ними разобрался и не поморщился.

— Вообще-то, мне тоже досталось.

— Странно. Не выглядишь ты побитым.

— Он меня достал прилично. Странный он какой-то я ему врезал между ног, а ему всё равно.

— Потому что он Додо.

— Что это значит?

— Раньше он никогда не платил за секс, а просто насиловал женщин. Один раз, когда он напился. Они его кастрировали за это. С тех пор он и стал Додо.

— Почему они называли тебя Шустрик?

— Кличка у меня здесь такая.

— Они с меня потребовали тысячу за проживание здесь.

— Обычное дело. Они со всех новеньких требуют якобы за проживание здесь.

— Почему тогда на них никто не пожалуется охране?

— Бесполезно. Только хуже будет. Хотя он всем и говорит, что сам по себе, но все знают, на кого он работает.

— На кого?

— На Била, конечно. Он здесь главный.

— Значит, проблемы с ним будут?

— Ты забрал у них что-нибудь?

— Конечно. Ножи и чипы.

— Давай их мне, я им их отдам, и проблем не будет.

— Держи.

Отдал ему оба чипа и ножи. После этого он снова ушёл. Вернулся он достаточно быстро и запер дверь изнутри.

— Всё в порядке. Проблем не будет, я обо всём договорился с Билом.

— Это хорошо.

— Не знаю как ты, а я спать.

— Наверно я тоже спать.

— Скажи, а как вы здесь работаете? Ведь светло, что днём, что ночью?

— Так и работаем. Каждый спит, когда захочет. Кто-то работает, кто-то спит. Машины круглосуточно привозят сюда мусор. Большинство старается придерживаться планетного времени. Ты можешь поставить на планшет себе такое время. Он будет показывать день или ночь. Давай поставлю. Отдал ему планшет, и он быстро мне выставил местное время.

— Хороший планшет, быстрый.

— Хороший. Скажи, а троица, что напала раньше, когда должна появиться?

— Сюда они не придут, здесь не их территория, а вот в городе они могут тебя подловить запросто.

— Понятно.

— Всё я спать.

— Давай.

Он ушёл к матери и закрыл за собой дверь. После чего погас свет. Планшет был под рукой и решил в сети почитать, что пишут про местную свалку, но замигал индикатор разряда батареи, и пришлось его выключить. Уже засыпая, я подумал, что у меня сегодня был совершенно сумасшедший день. Ещё утром я находился на ферме, завтракая, думал, когда меня заберут оттуда, а сейчас находился на местной свалке и засыпал в остатках флаера. На ферме у меня была нормальная мягкая койка, а здесь голый лист железа. Зато я был свободен, а спать мне приходилось и на голых камнях. Подложил под голову рюкзак и уснул.


Утром меня разбудил Дин. Он вышел из дома и куда-то ушёл. Обратно он вернулся достаточно быстро, принеся с собой две упаковки сухого пайка, и ушёл с ними к матери. После этого включился свет, и там зашуршали упаковки сухого пайка. Решил, что пора вставать и тоже подкрепиться. Не успел доесть сухой паёк, как Дин снова появился.

— Рик, чем ты займёшься сегодня? — спросил он, стянув у меня галету.

— Не знаю, пока никаких планов нет. Ты куда с утра ходил?

— Мама кушать попросила, вот я и сходил, купил ей.

— Здесь что можно что-то купить?

— Конечно. Там же у приёмщиков. Лучше всего к Ноле обращайся. У неё второй с краю приёмный пункт.

— Что у них можно купить?

— Еда в основном, но можно и что-нибудь заказать, если нужно. Она не заламывает цены, как Изя.

— Что, например?

— Что тебе нужно?

— Батарею для планшета нужно. Эта совсем не держит заряд. Изя совсем старую батарею с планшетом продал.

— Он может. Новую наверняка уже продал кому-нибудь.

— Вряд ли они тебе батарею предложат. За ней нужно в город ехать.

— Может Изю потрясти? Пускай возвращает нормальную батарею.

— Не стоит этого делать.

— Почему?

— Его банда кровавого Гари крышует, а им даже на Била плевать, болтали, что у них вроде даже танки есть.

— Серьёзные ребята, если танки есть.

— Эта банда самая крупная на планете. У них весь центр города под контролем.

— Как же полиция?

— Что полиция? Они только облавы, способны делать, чтобы пополнять фермы новыми рабами.

— Понятно. Значит, нужно искать новую батарею.

— Посмотри в сети.

— Ещё бы знать, какая для планшета батарея нужна.

— Поищи в сети. Впрочем, поехали в город, по дороге поищешь.

— Поехали.

Мы вышли из дома, парочки уже не было, от них остались следы крови на земле.

— Куда вчерашние гости делись? — спросил Дина

— В капсулах наверно лежат.

— Здесь что капсулы и медик есть?

— Есть, но лечение стоит недёшево. Так что сейчас подлечатся, потом начнут отрабатывать долг.

— Дин, я не понял, почему ты снова пошёл в обход свалки? Вон же дома поблизости?

— Так безопасней. У тех домов часто разные засады бывают. Не стоит напрасно рисковать.

Мы опять пошли на другую сторону оврага. Внизу почти ничего не изменилось, только работающих там, сейчас было гораздо меньше, чем вчера.

— Немного там сегодня разумных.

— Рано ещё, большинство спит.

Вот только я бы так не сказал. Многие сейчас выходили из домиков и шли в попутном с нами направлении. Когда мы подошли к самым последним домикам, около них обнаружились трое.

— Дин эти трое не за мной?

— Ты не беглый?

— Нет.

— Тогда не за тобой. Это не местные. Скорей всего охотники за головами.

— Как ты определил, что не местные?

— Одеты хорошо.

— Почему охотники за головами? Кстати, кто это?

— Кто ещё здесь будет ошиваться? Охотники за головами беглых рабов ищут.

— Почему не полиция?

— Полиция этим не занимается, а эти ищут и возвращают за вознаграждение.

Когда мы прошли мимо них, они не проявили к нам никакого интереса.

— Что здесь много беглых рабов?

— Немного, но бывает. В основном бегут с ферм, их потом кто-то ищет, кто-то нет. Деваться им некуда, вот здесь и оседают. Потом вот такие их отлавливают. На свалку они побаиваются соваться обычно. Вот так на окраинах ловят.

— Почему побаиваются?

— Их на свалке очень не любят и были случаи, когда находили в овраге. Неожиданно они решали, что могут летать.

— Понятно.

— Они, вот так стоят и ждут, когда беглый раб выйдет со свалки?

— Обычно нанимают кого-нибудь, чтобы сообщал им о его передвижениях, а сами ждут.

— Если он не ходит никуда.

— С Билли договариваются.

— Билли на свалке живёт?

— Нет. Они в домах живут около свалки, на которые ты показывал.

Мы опять свернули и пошли среди калгиза. В этот раз мы вышли из него немного дальше, и пошли среди домов по другой тропинке. Однако снова вышли к этому клубу.

— Подожди меня снаружи — сказал Дин и ушёл внутрь.

Вышибалы сегодня не обратили не меня никакого внимания. Сел на небольшой камень около угла дома и достал планшет. Вспомнив, что вчера хотел поискать антивирусную программу. Стал искать его в сети. Программы были, но все платные. Мне была нужна бесплатная. Поисковик выдал ссылку на несколько форумов хакеров. Хотел зайти на один, но остановился, что-то мне сказало, что так нельзя, нужно путать след. Запутал следы и только тогда решил заходить. Когда туда зашёл, подсветилось окно, что вход только для хакеров и для входа нужно взломать вход. Трогать это нельзя, а было нужно обойти. Без всяких проблем обошёл защиту и зашёл на форум. На форуме было выложено несколько вариантов бесплатных взломанных антивирусных программ. Покопался среди них и выбрал себе понравившуюся. Здесь было много интересного, и пока антивирусная программа закачивалась, решил посмотреть, что здесь есть. Продавалось на форуме многое, но меня заинтересовала программа для взлома чипов. У меня было что взламывать. Один продавал такую программу за пятьдесят тысяч и уверял, что она рабочая. В ответ ему писали, что она не работает или срабатывает, но не всегда. Здесь же были выложены два бесплатных варианта программы для взлома чипов, но там все писали, что они не рабочие. Решил скачать себе их обе. Потом заглянул в раздел вирусов, там тоже много что было выложено и продавалось, но меня ничего не заинтересовало. Хотел уже уходить, но меня заинтересовал один простенький вирус. Он заражал нейросеть и вместо цифр на счёте показывалась полная билеберда. Посмотрев на вирус, всплыло воспоминание и даже не воспоминание, а какая-то уверенность, что продаёт этот вирус подросток. Нажав кнопку вызов владельца. Голос ответившего оказался мне знакомым, но это был голос не подростка, а юноши. Впрочем, это было неудивительно, время шло, и он просто вырос. Отключив связь, я задумался. Откуда я мог знать, что это вирус продаёт подросток? Кроме того, я знал, как обойти ловушку на входе и я знаю, что это ловушка? Знаю, как запутать следы? Откуда я это всё знаю? Ответ на эти вопросы был только один. Я был здесь раньше. Это, в свою очередь, могло означать только одно. Что я не программист, как думал раньше, а хакер. Это уже хорошо. Хотя бы какая-то ясность, кто я такой. Тогда получается, что я что-то хакнул и решил спрятаться на дикой планете, чтобы не нашли, но что-то пошло не так. Вполне реальный вариант, но это не отменяет того, что я пират, ведь я умею хорошо сражаться.

— Что делаешь? — спросил Дин. Незаметно подойдя ко мне.

— Ничего. Антивирусную программу закачал, нужно проверить планшет. Возможно, Изя на нём ещё подарки оставил.

— Что такой задумчивый?

— Думаю, что делать дальше и как жить.

— Думай по дороге, пойдём у нас дела.

— Пошли.

Мы опять пошли тропинками между домов, и вышли к остановке монорельса. В этот раз вагон подъехал быстро. В вагоне было много разумных, свободных мест не было, все ехали на работу.

— Куда мы едем? — спросил Дина.

— В центр. Мне поработать нужно, а ты поищешь там свою батарею.

— Почему там?

— Ты же новую хотел?

— Хотел.

— Тогда только туда, около свалки ничего нового не найдёшь.

Вытащил планшет и хотел посмотреть в сети, что за батарея. У моего планшета, но Дин остановил меня.

— Убери планшет обратно — сказал он.

— Почему? Мне нужно посмотреть батарею к нему?

— Потом посмотришь. Старайся его не показывать лишний раз, а особенно на свалке.

— Почему?

— Соблазн велик, отобрать его у тебя.

— Пускай попробуют.

— Могут просто врезать чем-нибудь, планшет забрать, а тело вниз. Здесь тоже опасно, могут напасть. В вагоне везде камеры и искин из-за драки автоматически вызовет полицию. Они прилетят, всех загребут, хорошо, если просто останешься без него и не угодишь снова на ферму.

— Понял.

Пришлось убрать планшет. Здесь Дин мне врал. У него была дурь с собой, и он боялся попасться с ней. Впрочем, у меня желания общаться с полицией тоже не было, и драка мне была не нужна. На остановках стало попадаться и по два дроида выкидывальщика, но нам, как многим в вагоне, это не мешало. В вагоне дверей было много. Мы дружно выходили и заходили на остановках. Половина оставалась на местах, мне самому надоело бегать туда обратно, и я был готов, заплатит кред, чтобы доехать нормально, но Дина это совсем не смущало. Когда мы выходили из вагона, над нами пролетало множество спидеров и глайдеров. На каждой остановке монорельса дома вокруг становились всё выше и вывески у них больше и красивей. Эти вывески предлагали посетить различные торговые или деловые центры, расположенные в них. На зданиях, с разных сторон и на разной высоте, были сделаны большие балконы для парковки глайдеров. Именно туда влетало и там оставалось большинство глайдеров. Около входа в здание были сделаны большие парковки, они почти полностью были заняты глайдерами. Наземного транспорта здесь почти не было, только грузовики изредка проезжающие по дороге и антигравитационные платформы, летающие почти над самой землёй. На одной остановке мы окончательно вышли из вагона и пошли по улице. Дома здесь хотя и были высотными, но выглядели невзрачно по сравнению с теми, что проезжали. Мы недолго шли по улице, Дин свернул вглубь района, и мы снова оказались среди трущоб. В этом месте стояли три многоэтажки, и все они выглядели заброшенными. Здесь, как и на свалке было накидано много разного мусора вокруг зданий. Дин зашёл в одно из зданий. Дверь в него была выломана и была приспособлена под скамейку. Думал здания пустые, но внутри оказалось много разумных. Местами двери в помещения отсутствовали и там спали прямо на полу разумные. Дин постучал в одну из закрытых дверей. Дверь открыл заспанный мужчина уже сильно в годах.

— Шустрик — это ты? Что так рано? Это кто с тобой? — спросил он.

— Спишь долго, а я, как обычно. Он со мной, моя охрана.

— Ты заходи. Он пускай подождёт здесь.

— Подожди здесь, я быстро — сказал Дин и исчез за дверями.

Он действительно недолго там пробыл, и мы пошли обратно.

— Дин, где это мы? Мы вроде в центр собирались?

— Это центр и есть.

— Почему-то, мне кажется, что здесь мне батарею не найти.

— Давай так, я сейчас поработаю, а на обратном пути поищем тебе батарею.

— Хорошо.

Мы вернулись к улице и остановились между двумя высотками. Здесь раньше было сетчатое ограждение, но сейчас сетка была порвана, и в ограждении был проход. Пройдя через дыру, Дин занял место за сетчатой оградой.

— Рик побудь там подальше — сказал мне — Не уходи только далеко.

Часть 5

— Хорошо.

Отойдя немного, нашёл большой камень и сел на него.

— Дин, где это мы?

— Здесь раньше находилась корпорация Андглара. Сейчас она ушла отсюда.

— Почему?

— С местной администрацией у них конфликт случился.

— Почему?

— Они начали всё это дело с калгизом. Завезли его и начали выращивать и перерабатывать. Недалеко отсюда находилась большая фабрика по его переработке.

— Что случилось потом?

— Вначале они были одни, потом администрация передумала и разрешила ещё нескольким их конкурентам, заниматься переработкой, нарушив договорённость с корпорацией.

— Откуда ты это всё знаешь?

— Мама у них раньше работала, а мы здесь жили. Вот в том доме, где мы были.

— Почему тогда перебрались на свалку?

— Здесь платить за всё нужно, а там нет.

— Не понял, за что там платить?

— За охрану здания, за место для работы.

— Ты хочешь сказать, что ты ему заплатил сейчас?

— Конечно. Здесь по-другому никак.

— Заплатил, за то чтобы ты мог постоять на ветру в этом углу?

— Да. Если не заплатишь, быстро в полиции окажешься. Все платят.

— Полиции за что?

— Чтобы предупредили, когда облавы будут.

— Этот, что из полиции?

— Нет, он просто посредник. Платит и полиции и кровавому Гари за места.

— Ну и порядки у вас здесь. Почему корпорация ушла? Если они здесь всё начали?

— Не знаю. Их обвинили в том, что они организовали восстание рабов.

— Они действительно его организовали?

— Не знает никто точно. Болтали, что хакер взломал искины ближайших ферм и несколько предприятий, где их было много рабов, после чего выпустил всех рабов на волю. Они вначале ничего не поняли, потом уничтожили владельцев и охрану. После чего всё это переросло в погромы. Полицию сразу сожгли и полгорода разграбили. Тогда все на улицу боялись выйти. Это долго было, пока не прислали специальные полицейские подразделения, и только тогда всё взяли под контроль.

— С рабами, что произошло?

— Обратно на фермы, кто жив остался. Многие сражались до последнего, не хотели возвращаться на фермы. Это уже давно было, я тогда маленьким ещё был.

— Что стало с корпорацией?

— Они всех уволили и вывезли всё своё оборудование. Они не использовали рабов, и их фабрики почти не пострадали.

— У других они были?

— Вот поэтому корпорацию и обвинили, что это сделали они.

— Что дальше было?

— Ничего. Корпорация покинула планету. Остальные отремонтировали оборудование и продолжают дальше работать. Говорят, что местная администрация до сих пор платит корпорации неустойку по контракту.

К нему с улицы подошёл клиент и нам пришлось прекратить общаться. Они пошептались, тот посмотрел на меня и быстро исчез. За ним появился второй. Этот долго говорил с ним, и вроде они договорились. Он тоже получил и ушёл.

— Слушай, а что с корпорацией стало?

— Наверно работает в другом месте. Здесь от них остались только их пустые здания.

— Почему их не продали тогда?

— Не знаю.

— Возможно, продадут потом.

— Потом нечего продавать будет.

— Отремонтируют.

У него пришёл новый клиент и он занялся им. Сам достал планшет и запустил антивирусную программу. Программа отработала и нашла остатки вируса. После чего вычистила всё и заявила, что планшет чист. Теперь мне нужна карта города. Поискал в сети и закачал себе в планшет. Оказалось, что мы находились действительно почти в центре столицы. Отсюда и почти до самого края города находились бывшие цеха корпорации. Бывшая колония находилась на другом краю города. На карте были отмечены три мусорные свалки, как и говорил Дин, третья была далеко за городом. К ней вела дорога. На карте были отмечены пять крупных фабрик по переработке калгиза и большое количество небольших пошивочных фабрик. Видимо, шьющих что-то из тканей, которые изготавливались из стеблей калгиза.

— Что смотришь? — спросил Дин, подойдя ко мне.

— Карту города скачал, смотрю, что у вас здесь есть.

— Ты хорошо разбираешься в планшете.

— Когда едешь за комбайном заняться нечем, техничка сама тебя везёт, а я сидел и разбирался с ним. Так и научился.

— Скажи, ты программу скачал от вируса, она может найти эту программу слежения?

— Наверно.

— Тогда перекинь мне её на планшет.

— Держи. Получил?

— Нет. Ещё качается.

— У тебя этот планшет не твой, как я понял?

— Рабочий.

— Тогда я бы на твоём месте этого не делал.

— Почему?

— Лучше купи другой у Изи и пользуйся им. Как только ты удалишь программу слежения, к тебе возникнет много вопросов у Гилы, как я понимаю.

— Наверно ты прав и не стоит её трогать.

Он задумчиво вернулся обратно. К нему пришёл очередной клиент. Сам я занялся поиском работы. Когда поиск выдал вакансии для тех, у кого нет нейросети, стало понятно, что Дин прав. Без нейросети предлагалось всего в два места для работы. Это наёмником и колонистом. Туда готовы были брать всех, кто достиг восемнадцатилетнего возраста и мог носить оружие.

— Работу смотришь?

— Да. Выбор совсем небольшой. Что такое колонист?

— Новые планеты осваивать.

— Туда берут всех подряд?

— Да. Туда желающих всегда сложно найти.

— Почему?

— Кто туда поедет? Это планеты, где сила тяжести повышенная или разные опасные твари обитают и атмосфера ядовитая. Туда не успеешь прилететь, а тебя уже сожрали. Лучше здесь на ферме в рабстве сидеть чем туда.

— Выбор у меня небольшой.

— Лучше на свалке мусорщиком работать, чем туда.

К забору подошли три женщины. Дин, как только их увидел, сразу вернулся на место. На них из одежды было совсем немного и сразу стало понятно, что они сюда торговать собой пришли.

— Шустрик, это кто сегодня с тобой? — спросила одна из них.

— Охрана — как-то мрачно ответил он.

— Может, он и нас по охраняет? Мы совсем не против этого.

— Нет. Это только моя охрана.

— Жаль. У твоей охраны имя есть?

— Нет.

— Охрана не скучай там, подходи ближе к нам, мы не кусаемся.

Вначале хотел ответить, но посмотрел на Дина и решил это не делать. Он выглядел как-то совсем недовольно. Обычно за ним я такого не замечал. Уткнулся в планшет и продолжил поиск в сети. Женщины ещё попытались пообщаться со мной, но потом отстали.

Мне было понятно, что Дин решил меня использовать в своих делах и вчера специально подставил под этого Додо, но я был согласен на это. Для меня он был бесценным источником информации, которую мне нигде не получить было. Главное, что он мне почти не врал. Вчера эта парочка сильно удивилась, увидев меня у него в гостях, значит, он никого раньше не приводил домой. Он явно что-то задумал и сразу стал меня отговаривать, чтобы я не шёл в колонисты. Пока было непонятно, что он задумал, но это скоро проясниться.

Почитал про колонистов, там ничего такого не было, что он мне говорил. Вот только и про наёмников тоже ничего такого не было, только, как здорово там работать, а про них я действительно наслушался много. Почти все на ферме были из наёмников. Как дамы появились, ко мне Дин больше ни разу не подошёл. Всё время находился у ограждения.

Решил посмотреть в сети батарею для этого планшета и быстро выяснил, что там должно стоять, и нашёл её в сети. Предложений в сети оказалось много. Были как новые и уже бывшие в употреблении. Нашёл на карте торговый центр недалеко. Там они были в продаже и новые и пользованные. Взял чип, который вчера купил у Изи, проверил его на вирусы и перечислил на него две тысячи. Когда у Дина ушёл очередной клиент, подошёл к нему.

— Дин, это ведь где-то рядом? — показал ему планшет с картой.

— Да. Это недалеко отсюда. Что хочешь туда сходить?

— Там батареи в продаже есть.

— Сходи.

Торговый центр оказался действительно недалеко. У входа было двое охранников. Они проводили меня взглядами, но ничего не сказали. Внутри оказалось разнообразных магазинов, осмотрел их и поднялся на четвёртый этаж. Здесь находился большой магазин, торгующий различной электроникой. На входе меня остановили двое крепких охранников.

— Ты куда? — спросил один.

— В магазин.

— Что тебе нужно?

— Батарея для планшета?

— Покажи планшет.

Пришлось достать планшет и показать.

— Жди здесь. Сейчас продавец подойдёт.

— А вы что не продавцы?

— Нет, мы охрана.

— Понятно подпорки для двери. Смотрите не надорвитесь от такой работы.

— Не борзей, а то сейчас быстро на улице окажешься.

— Сами там не окажитесь вместе со мной. На лечение кредов заработали? Хотя что с вас взять. От вас трофеев не будет. Вам, что ничего не выдают из оружия?

— Не положено.

— Жаль. Считайте, вам сегодня повезло. Ну так что? Где ваш продавец? Спит, что ли?

— Уже идёт сюда.

Девушка, продавец, действительно вскоре подошла

— Что ты хотел? — спросила меня.

— Мне нужна батарея вот для этого планшета. У вас в сети написано, что есть вот эти два варианта.

Показал ей планшет.

— Она взяла планшет, посмотрела его, забрала планшет и ушла на склад вместе с ним.

— Не понял? Куда это она с моим планшетом ушла?

— Смотреть пошла, сейчас вернётся.

— Что смотрите? Не нравлюсь?

— Нет.

— Скучно наверно вам здесь стоять. Сморим на батарею, что я вас побью?

— Размечтался. Сам за неё плати.

— Значит, боитесь, что побью?

— Вот ещё, с рабами нам только не хватало драться.

— Как будто вы ещё с кем-то можете подраться.

— Слушайте, у вас здесь есть бои, какие-нибудь где можно подраться с кем-нибудь за деньги?

— Такого нет.

— Вы вообще слово «да» знаете?

— Нет.

— Заметно.

Продавец вскоре вернулась и вернула мне планшет.

— Новую батарею не нашла, только неновая — сказала она.

— Где она?

— Внутри. Я уже установила её на место. С тебя триста кредов.

Открыл панель и посмотрел батарею, внутри действительно стояла другая.

— Счёт вышли на планшет.

Когда пришёл счёт, оплатил его.

— Ещё что-то нужно?

— Нет вроде. Хотя научите свою охрану говорить слово «да», а то они его не знают.

— Мы поработаем над этим.

Здесь находился бар, и я заглянул туда. Здесь у входа тоже был охранник. Он посмотрел на меня, но ничего не сказал.

— Плесни мне что-нибудь покрепче — сказал бармену, подходя к стойке.

— Три креда.

— Держи.

Он налил полстакана чего-то тёмного. Понюхал, пахнет вроде спиртом. Попробовал.

Вкус приятный.

— Что давно не пил?

— Давно. У себя на планете в последний раз самогон с приятелем пили, но это было так давно.

— Понимаю. Сам в рабстве побывал. Где был?

— На ферме.

— Чем занимался?

— Комбайн водил.

— Тяжело тебе придётся. С работой здесь плохо.

— Это я уже понял.

Допил и пошёл обратно к Дину. Он был на месте, пропала одна из жриц любви, что стола с ним рядом.

— Ты что так долго? — спросил Дин.

— Не пустили в магазин, пришлось ждать продавца у входа, потом она долго искала батарею. Ещё я в бар зашёл. Давно я не пил спиртное.

— Это чувствуется.

— Там охрана, таких, как я даже в магазин не пускает.

— Бывает.

— Обидно.

Пошёл обратно к камушку, на котором сидел.

— Ты что подрался с ними?

— Хотел, но они отказались. Ты не знаешь, может здесь платные поединки есть?

— Такого здесь нет.

— Жаль.

— Похоже, твоя охрана напилась — сказала одна из жриц любви

— Это не имеет значения — ответил ей.

Дин вообще промолчал.

— Не хочешь меня?

— Не хочу.

— Почему?

— Ты мне не нравишься.

Мне вспомнился мой последний вечер на ферме. Он был очень приятным. Моя выздоровевшая подружка пришла вечером и соблазнила меня в душе. На сервере фермы я тогда проверил её. Она вообще никогда ни на кого не стучала, хотя ей пятнадцать лет было находиться в рабстве.

— Рик, ты слышишь меня? Ты где сейчас? — Дин тряс меня за плечо.

— Здесь я Дин. Просто ферма вспомнилась.

— Что ты тогда такой довольный?

— Был там один приятный момент.

— Вставай, уходить нужно.

— Что случилось?

— Полицейская облава. Вырубай планшет и уходим.

— Вырубил ещё в торговом центре.

— Тогда уходим.

— Посмотрел в сторону улицы, там уже никого не было.

Дин повёл меня дальше между домов вглубь квартала. После чего мы там долго петляли среди ангаров разных размеров. Дин постоянно останавливался и посматривал вверх.

— Чего ты там высматриваешь?

— Полицейские дроны.

— Они всегда вместе с ними бывают. По ним можно определить где они.

— Понял. Скажи, я одно не понял, чего ты был так недоволен, когда эти девицы появились?

— Думаю, они стучат в полицию, и Галлу сообщают постоянно. Просил ведь Стена не ставить меня вместе с ними. Потом с этим разберёмся.

Сзади, что бабахнуло. Мы оба обернулись. Около одной из ближайших к нам высоток поднимался белый дым. Там же висело несколько дронов в воздухе.

— Что это?

— Газ пустили. Сейчас штурмовать будут.

— Зачем?

— У них это обычное дело. Вначале стреляют, потом разбираются.

— И вот за это нужно платить?

— Здесь это нечасто бывает.

— Что и на свалке бывает?

— Один раз всего было. Туда они не лезут. В этом доме наверно кого-нибудь ищут. Обычно они на улицах ловят. Перекроют квартал и всех подряд задерживают.

Сзади ещё два раза бабахнуло и засверкали выстрелы от бластеров. Кто-то вёл огонь с верхних этажей по тем, кто находился внизу, а там находилась полиция. Мы оба посмотрели на это и не сговариваясь ускорили шаг.

— Кто это с ними так сурово?

— Завтра узнаем. Злые они сейчас будут.

Мы долго шли среди ангаров, пока не вышли к платформе. Дин осмотрелся и стал подходить к ней, только когда появился вагон монорельса. Мы проехали несколько остановок, удаляясь от центра, после чего пересели на другую линию и вернулись на свалку, перед этим заскочив в клуб. Около дома он меня оставил, заявив, что ему нужно ещё поработать и быстро исчез, затерявшись между местных хибар. Сам я решил посмотреть, чем занимаются мусорщики внизу. Вот только подойти к самому оврагу здесь я не мог. За домом было здорово замусорено, я обошёл соседний домик и вышел на край оврага. Устроившись на краю, распечатал сухой паёк и жуя его, стал смотреть, что делают там внизу. По сравнению с утром мусорщиков в овраге значительно прибавилось. Там как раз грузовик вывалил очередную партию сломанной техники, и её стали растаскивать разные бригады. Каждой досталось по одному экземпляру. Мне стало интересно наблюдать за работой одной из бригад. Видимо, технику привезли с одной из фабрик, потому что у каждой были манипуляторы. Дружно заработали кувалды, разламывая корпуса. После этого стали из корпусов выдирать различные технические заглушки. Вся проводка изнутри аккуратно доставалась. Все платы тоже. Видимо, бригадир у них проверил корпус и всё это поволокли к сдаточным пунктам. Почувствовал взгляд на себе. Резко обернулся и никого не заметил сзади.

— Привет — услышал я сверху.

Поднял голову и обнаружил троих девушек, наблюдающих сверху за мной. Они удобно устроились на остатках флаера, выполнявших теперь роль дома.

— Привет.

— Что ты здесь делаешь?

— Смотрю, как внизу люди работают. Вы что там делаете?

— Загораем.

— Это ты вчера избил Додо?

— Было дело, я ему сказал, что платить не буду, а он упёрся. Пришлось по-другому объяснять.

— Он такой был.

— В смысле был?

— Ты что не знаешь?

— О чём?

— Нет больше Додо.

— Сказали, что он в капсуле.

— Не дожил он до капсулы, туда ему и дорога.

— Не знал.

— Слушай, а это правда, что ты из спецназа?

— Нет, я дикий с дикой планеты.

— Опять Шустрик значит врал.

— Врал.

— Чем ты занимаешься? — спросила вторая.

— Ничем. Сухой паёк ем и за работой внизу наблюдаю.

Одна спустилась вниз по небольшой лесенке сбоку. Из одежды на ней ничего не было.

— Хочешь меня? Пятьдесят кредов.

— Кредов нет.

— Жаль, как появятся, заходи. Чем дальше займёшься?

— Меня только два дня назад, как из рабства отпустили. Здесь я ничего не знаю и пытаюсь понять, что здесь у вас и как. Хочешь, угощайся — и предложил ей сухой паёк.

Она не отказалась, села рядом и утащила галету.

— Ты джем будешь?

— Нет. Он сильно сладкий.

— Ты не против, если я заберу его?

— Забирай.

— Ой, девчонки мне джем достался.

— Везёт тебе Люська — сказала вторая и тоже спустилась с крыши вместе с третьей.

— Кто успел того и джем — ответила Люська.

Часть 6

— Вот держите — распечатал ещё два пайка и отдал им упаковки с джемом оттуда.

— Заходи к нам в гости. Мы тебе хорошую скидочку сделаем. Ты её точно заслужил, — сказали они на прощанье, и ушли к себе в дом.

Сам продолжил, наблюдать за работой внизу. Работа мне не показалась сложной. В бригады, как я понял, собирались, чтобы противостоять другим бригадам. Внизу периодически вспыхивали какие-то разборки между мусорщиками. Отдельно от них находились одиночки, которые ходили и что-то искали в глубине свалки. Они отодвигали пустые корпуса и залазили между ними. От двух комбайнов, что вчера сбросили с флаера, остались только голые корпуса.

Работа у них, похоже, приносила больше кредов, но была опасной. Залезешь вниз между корпусов, а сверху что-нибудь скинут и привет. Посмотрел по сторонам, никого не было, достал планшет из рюкзака. Зарядка сразу пошла вверх. Местное светило уже шло к закату, но светило хорошо. Итак, что у меня сейчас в сухом остатке. Выяснилось, что я хакер. С работой здесь однозначно плохо, её просто нет. С полицией мне тоже встречаться нельзя. Лучше всего мне находиться здесь, раз они сюда не суются. Вывод? Нужно искать Дарса вытаскивать его и улетать с этой планеты. Вопрос в том, куда лететь? Этот мир мне совсем незнаком. Что же планшет есть. Будем разбираться.

Быстро выяснилось, что это планета является одним из семи спутников планеты гиганта. В системе находится небольшая станция и на этом всё. Система принадлежала Аварской империи и находилась не то чтобы на самой окраине империи, но не очень далеко от её края. Система находилась в стороне от основных торговых путей империи. Видимо, поэтому здесь была создана колония. Стал изучать данные по империи и понял, что всё это я уже знаю. Нашёл станцию Балданга. Она находилась достаточно далеко отсюда. Лететь от неё сюда около трёх недель. Стал искать работу на соседних планетах. Везде мне предлагалось одно и то же наёмничество или колонизация. Больше никаких вариантов без нейросети не предлагалось. На планетах для колонизации предлагались разные виды работ. Стал читать на форуме, что предлагают и что говорят про колонизацию. Там преобладало две точки зрения. Одна, что может повезти и хорошо заработаешь. Вторая, что нечего там делать, погибнешь сразу, как прилетишь. Мне понравилась первая, но я решил обсудить это вначале с Дарсом.

— Вот ты где! — обернувшись, обнаружил Дина, — Что ты здесь делаешь?

— Планшет заряжаю и про колонизацию читаю.

— Что прочитал?

— Пишут, что многим везёт и можно хорошо заработать.

— Решил в колонисты податься?

— Не знаю ещё. Думаю там лучше, чем там внизу.

— Они здесь живые, а там на одного удачливого тысяча погибших. Посмотри статистику.

— Где это посмотреть, можно?

— Давай покажу.

Он взял планшет и показал мне данные. Действительно, статистика оказалась такой.

— Невесёлая статистика.

— Забудь, не стоит оно того. Они поэтому и берут всех подряд, что желающих нет. Пошли спать завтра рано вставать.

— Пошли. Слушай, я узнал, что Додо того — сыграл в ящик. Проблем не будет из-за этого?

— Нет, я вчера все проблемы решил. Он здесь всех достал. Его уже сколько раз хотели прикончить, но ему везло. Вчера не повезло.

Утром Дин разбудил меня рано. Мы быстро поели и пошли в город. Здесь всё время повторилось, только в этот раз мы заняли место между другими двумя домами.

— Рик, знаешь, что вчера было здесь?

— Откуда?

— Наёмники прилетели и жили в том доме. Полиция то ли специально, то ли случайно решила этот дом проверить.

— Чем там всё закончилось?

— Наёмники семерых полицейских прикончили и ещё шестеро в капсулах.

— Что с наёмниками?

— Ушли. Их сейчас ищут. Улетели они уже наверно с планеты. Полиция злая сейчас. Наверно опять облавы будут устраивать.

— Может не торговать тебе пока?

— Жить тогда на что?

— На свалке заработаешь. Ты ведь раньше там работал.

— Нет. На моё место здесь сразу найдут другого.

— Зато целее будешь.

— На свалке я точно не хочу работать.

— Тебе виднее.

Сегодня Дин работал один, похоже, остальные побоялись выйти на работу. Клиентов у него тоже было совсем немного. Сам я занялся программой для взлома чипов, что я скачал с хакерского форума, но Дин постоянно подходил и смотрел, что я делаю с планшетом. Пришлось быстро сворачиваться и делать вид, что я читаю местный форум. Мне это быстро надоело, и я прекратил этим заниматься. Занялся поиском Дарса по фермам здесь. Дин подошёл ко мне в очередной раз и спросил.

— Что ищешь?

— Приятеля. Мы вместе с ним в рабство попали. Он наверняка здесь на одной из ферм.

— Ты так долго будешь искать.

— Почему?

— Здесь не одна тысяча ферм.

— Быстрей не получиться.

— Запроси у искина администрации. У них все данные по рабам на планете есть.

— Что так можно?

— Можно. Дай планшет.

Он забрал планшет и нашёл искин местной администрации.

— Теперь вводи его имя, и он выдаст всех рабов с этим именем, и были они здесь или нет.

Набрал Дарс. Искин выдал, что раб с таким именем не зарегистрирован.

— Это как?

— Значит, его нет на планете.

— Где он тогда?

— Не знаю. Если бы он находился здесь, был бы в базе.

— Может, он не зарегистрирован?

— Вряд ли. Никому не нужны проблемы с администрацией. Если выясниться, что есть не зарегистрированные рабы, штраф будет большой. Попробуй набери себя.

— Да я верю, но набрал Рик.

Выдало четыре Рика. Двое были в рабстве. Двое уже не числились. Нашёл себя. Искин выдал, что был продан, и отбыл с планеты. Это точно юрист постарался, отбыл, называется.

— Нашёл себя? — спросил Дин.

— Нашёл.

— Вот видишь.

— Как мне его найти тогда?

— Не знаю. Если его нет в базе, значит, его здесь никогда не было, и искать здесь бесполезно. Систем и планет много и он может находиться где угодно. Если живой, конечно.

— Мне что не найти его теперь?

— Ты знаешь имя капитана или название корабля, который вас захватил?

— Нет, капитана я видел всего один раз и имени его не знаю.

— Тогда шансов нет. Кто тебя продал и откуда неизвестно. Может это посредник, связанный контрактом. Он будет молчать даже в суде.

Задумавшись, понял, что он прав. Непонятно почему я решил, что Дарс здесь. Ведь он мог действительно находиться где угодно. На той же станции остаться. Меня продали сюда по дешёвке, потому что мне нейросеть не установить, а ему нейросеть можно установить без проблем, значит, он стоил гораздо дороже. Мне ведь Гинар говорил об этом, когда я только появился на ферме. Вот только как мне его теперь искать? Лететь на станцию и там выяснять? Как там это делать непонятно. Если его там нет, зачем мне туда лететь? У меня креды не бесконечные. Значит, мне здесь делать нечего и можно улетать отсюда. Вот только куда лететь? Посмотрим, что пишут об этом в сети. Уткнулся в планшет и стал читать, что пишут в сети, как найти кого-то. Дин вначале смотрел, что я читаю, потом вернулся на своё место. В сети предлагалось несколько вариантов поиска. В моей ситуации мне больше всего подходил вариант нанять частного детектива там на станции. Вот только писали, что он может просто взять креды и ничего не искать.

— Рик пойдём — сказа Дин.

— Куда?

— Всех клиентов вчера распугали, похоже, нечего здесь больше делать.

— Пошли.

Мы вернулись обратно на свалку.


Утром меня уже привычно разбудил Дин, но я решил не ходить с ним. Сказал, что если появятся проблемы, схожу с ним, а так мне надоело с ним сидеть. Мне нужно было заняться своими делами без постоянного контроля с его стороны. Он немного расстроился, но ничего не сказал и ушёл один. После этого мама у него стала на меня ворчать, что я здесь грязь ношу в дом. Кроме того, внутри было темновато, света для зарядки планшета не хватало, и я решил последовать примеру девушек позагорать и зарядить планшет, а также наконец заняться программой для взлома чипов, так чтобы меня никто не отвлекал. Место на крыше было отличное, и мне никто не мешал. Программа, которую я скачал, оказалась сильно кривая, работы с ней оказалось неожиданно много. Пришлось почти половину программы переделывать. Вечером Дин вернулся, сказал, что всё тихо и проблем у него не было.


Прошло пять дней и мне осталось совсем немного доделать, но появилась мама у Дина. Она заявила, что постоянно скребу и царапаю крышу там наверху. На самом деле ей, похоже, не нравилось, что я не хожу теперь с Дином. Кроме того, у неё отнимались ноги из наркотиков и она далеко не ходила от дома. Устроив за домом отхожее место. Пришло мне слезть с крыши и уйти оттуда, чтобы не нервировать её. Дошёл до дома девушек и постучал к ним. У дома их не оказалось. Решив, что они не будут против, чтобы я полежал у них на крыше, забрался наверх и продолжил заниматься программой. Неожиданно я услышал голос Дина.

— Мам, где Рик? — спросил он.

— Только что прогнала. Надоел, всю крышу исцарапал.

— Он на крыше был?

— Да. Говорю же, прогнала я его.

— Куда он делся.

— Откуда я знаю? Здесь он где-то. Куда он денется? Кто это с тобой?

— Это друзья у Рика. Они хотят встретиться с ним.

Сам я уже собирался позвать Дина, но после слов о друзьях задумался. Какие могут быть у меня здесь друзья. Может, Дарс нашёл меня? Так он не на этой планете?

— Где он, может быть? — спросил Дина знакомый голос.

— Вы сами всё слышали. Он здесь. Куда-то ушёл. Мама прогнала.

— Надоел он мне — сказала мама — Целыми днями на крыше сидит, ничего не делает.

— Может он на крыше? — спросил знакомый голос.

— Нет. Она прогнала. Может, к сдатчикам ушёл, купить воды или поесть — ответил Дин.

— Пошли, поищем.

— Идите, но без меня. С Билли сами будет разговаривать и решать все вопросы, я вас не знаю. Здесь его территория.

— Точно он вернётся?

— Куда он денется.

Крыша у флаера была покатая и когда я услышал, что кто-то забирается на остатки флаера Дина и быстро переместился с середины на самый край, спрятавшись там.

— Нет его здесь — сказал ещё один мужской голос.

— Подожди, я сейчас посмотрю.

После чего услышал осторожные шаги рядом с этим флаером. Похоже, Дин обошёл этот флаер и ушёл.

— Тоже нет — сказал он, когда вернулся к дому — Что будем делать?

— Ждать у тебя будем. Если должен вернуться.

— Хорошо, но ты помнишь нашу договорённость, его планшет мой.

— Помню, заходи.

Осторожно выглянул и сразу узнал обладателя знакомого голоса. Это был старший у наёмников, которые прилетали на ферму. С ним находились ещё двое. Все в камуфляже под калгиз и с винтовками. Мама у Дина привычно сидела около двери на большом валуне, а они стояли около неё. Надо же, какие злопамятные оказались. Видимо, сильно обиделись за девочек и дроида, а вот Дина я совсем не ожидал такой подлянки. Сдал меня за планшет. Надо же не побоялись сюда прийти. Что мне делать? Эх, подпереть бы камушком дверь и скинуть всё это в овраг. Жаль слишком дом тяжёлый не сдвинуть мне его, и наверняка закреплён, чтобы не сполз вниз. Ворваться внутрь и напасть? Не успею, прикончат, как только дверь открою. Гранату бы мне какую нибудь. Хотя гранату однозначно нельзя. Шум поднимется, а он мне не нужен. Остальные наёмники однозначно где-то рядом. Они наверняка подготовились и в полях калгиза стоят их антенны. Думают, что я туда побегу и там они меня на их быстроходных глайдерах догонят и поймают. В ту сторону однозначно нельзя. Остаётся только один вариант в сторону города, но там всё открыто и, кроме травы, ничего нет. Дин никогда туда не ходит и остальные тоже. Возможно, меня там также поджидают. Слишком их мало, всего трое здесь. Где ещё шестеро? Даже шестерых мало, чтобы всё перекрыть, их должно быть больше.

Странно это всё. Как они вышли на Дина? Откуда узнали, что я у него живу? Нейросети у меня нет. Как они выследили меня? Меня же вчера Дин спрашивал, как я смог освободиться через три месяца рабства. Ответил ему, что мне повезло и один человек был должен моему погибшему приятелю. Вот я болван. Как я вчера всё сразу не понял? Меня ведь этот Гила проверял. Он хотел использовать меня в своих делах, но боялся, что я из полиции. Пока оставил присматривать за мной Дина, а сам наводил справки обо мне. Вот оно что. Он наверняка связался с бывшими хозяйками и юристом. Впрочем, что он мог выяснить? Юрист точно болтать не будет это не в его интересах. Хозяйки только могли что-то ему рассказать. Опять, что они могли ему рассказать? Был такой раб — продали. Что — то не сходиться. Откуда здесь взялись эти наёмники? Они оставались на ферме. Работают на бывших хозяек на ферме или решили отомстить за дроида? Как вышли на Дина? Ничего не понимаю. Впрочем, разбираться буду потом, нужно что-то решать. Есть два варианта или спрятаться здесь или попытаться бежать в город. Второй вариант предпочтительней. Скоро они поймут, что я не вернусь, и договорятся с Билли после чего здесь всё перероют. Значит, нужно уходить пока есть время. Вот только как? Может на грузовике уехать? Опять они никогда не останавливаются, вываливают содержимое и уезжают и около них всегда охранники Била. На ходу мне в него не запрыгнуть слишком высокие борта. Тормознуть грузовик не получиться нужен какой-то другой план.

Нужно как-то быстро прорываться к домам, плохо, что я не выяснил, почему туда бояться ходить местные. Снизу послышались голоса девушек, похоже, мне отсюда пора уходить.

Стоп есть идея. Осторожно спустился вниз и постучался к ним. В небольшую щель они посмотрели, кто пришёл и сразу открыли.

— Привет, Рик. Креды появились?

— Появились. Мне нужны две из вас.

— Что сразу с двумя хочешь?

— Девушки у меня к вам другое дело, но тоже по вашей части.

— Мы извращениями не занимаемся — сказала одна.

— Никаких извращений и секса, но риск есть. Заплачу сотню каждой. Хотя бы одна из вас готова рискнуть?

— Смотря что тебе нужно.

Согласилась Люська и ещё одна. Когда мы подошли к дороге, я показал на грузовик.

— Девушки, ваша задача остановить отъезжающий отсюда грузовик.

— Они не останавливаются.

— Тогда чтобы он просто притормозил. Мне нужно в кузов попасть.

— Зачем?

— В город нужно быстро попасть. Поможете мне его притормозить?

— Как мы это сделаем?

— Не знаю, выйдите перед ним, покажите ему, что-нибудь из ваших прелестей или упадите в обморок. Всё что хотите на ваше усмотрение.

— Если не остановиться?

— Будем тормозить следующий.

— Вы главное сами под него не попадите. Чтобы смогли остановить следующий.

— Креды вперёд.

— Конечно.

— По сотне каждой.

— Я же обещал. Держите и запомните в ваших интересах не болтать об этом.

— Почему?

— Потом узнаете.

— Тогда мы пошли.

— Идите.

Они пошли смело к дороге. Сам начал красться по обочине. Девушки действовали несколько прямолинейно, но как выяснилось вполне эффективно. Они просто вышли на дорогу и резко расстегнули блузки перед водителем. Водитель, видимо, слегка обалдев, успел затормозить. Уже на бегу к грузовику я услышал.

— Девки, вы чего?

— Хочешь нас? — спросила Люська.

— Сколько?

— Пятьдесят за каждую.

— У меня график. Мне нельзя останавливаться.

— Дай созвонимся, какие проблемы?

— Давайте ваши контакты. Всё я поехал, отойдите с дороги.

— Как скажешь.

Видимо, они отошли и грузовик поехал дальше. Сам уже забрался в пустой кузов. Грузовик проехал мимо них. Девушки стояли на обочине жутко довольные. Помахал им рукой на прощанье. Они мне в ответ и пошли обратно. По сотне заработали и ещё клиента подцепили. Надеюсь, водитель меня не заметил. Пока грузовик пылил по дороге, подъезжая к ближайшим домам. Он без проблем их миновал и поехал дальше, только тогда я облегчённо выдохнул. Кажется, обошлось и мне удалось удрать со свалки. Вот только куда мне сейчас? Где жить? Всё это было очень неожиданно для меня, я собирался закончить программу, нанять детектива, и по результатам его работы покинуть планету. Вот только что мне сейчас делать? Плохо, что мне не удалось выяснить, зачем они меня искали. Как-то мне не верилось, что наёмники меня искали из-за этого дроида, и было непонятно как они вышли тогда Дина. Между ними не могло быть связи, если только через бывших хозяек. Что они их наняли, чтобы найти меня? Зачем? Они сами меня продали и отпустили? Этого не может быть, как я сразу этого не понял. Наверняка этот Гила связался с ними, чтобы узнать обо мне. После этого им стало интересно, и они стали копать. Может, пригласили специалиста, и он проверил планшет Фила. На планшете я всё удалил, но данные по моим выходам в сеть остались у искина. Нет, это вряд ли и сложно для них. Скорей не так, они просто прижали юриста тем, что они сообщили ему, что я убийца, а он отпустил меня. После чего он им выложил про меня всё, что знал. А собственно, что он знал? Где оставил меня? Это неважно, и сейчас я мог находиться где угодно, а вот что я сам с ним связался, наверняка рассказал. Они быстро поняли, что я заплатил за себя и у меня есть креды, кроме того, они стали подозревать, что я хакер. Ведь я смог связаться с адвокатом у них под носом. После чего они нанимают наёмников найти меня, а те быстро находят Гилу, и тот выводит их на Дина. Теперь они знают, что я никакой не дикий и наверняка уже выясняют кто я. Впрочем, пускай выясняют, я свободен и выкупился. Сделка есть сделка. Тогда зачем прислали наёмников? Хотят снова заполучить к себе в рабство? Вот только я ничего не совершал, чтобы снова туда попасть. Что они задумали? Обидно, наверно, когда дикий раб обвёл вокруг пальца, а наёмникам дроида сломал. Может, они на этом сошлись?

Глава 3

Часть 1

Грузовик тряхнуло на кочке, и я больно ударился затылком о кузов, после чего понял две вещи. Первая — мне нужно сходить. Вторая — кажется, я понял, что их объединяет. Первую проблему я решил быстро, когда грузовик притормозил на перекрёстке, я без проблем спрыгнул с него. После чего в ближайшей подворотне решил проверить вторую. Зашёл на искин местной администрации и набрал имя Рик. Высветилось, как и раньше четыре Рика. Напротив меня вместо "продан, улетел", светилась другая надпись, "бежал, в розыске". Вот это я и подозревал. Они просто отменили эту сделку. Её не существовало больше. Это была явно работа адвоката. Теперь мне стало всё понятно. Это многое усложняло. Просто так теперь с планеты не улетишь. Они отменили сделку, потом наняли этих наёмников, чтобы меня искать. Видимо, Дин ещё вчера знал об этом, но мне ничего не сказал.

Нужно сменить счёт в банке. Номер счёта они знают, а пароль у них мог сохраниться на искине.

Быстро зашёл в банк. Когда открылся счёт, облегчённо выдохнул. Деньги оказались на месте. Сразу перекинул их себе на чип. После чего удалил это соединение с сетью, вычистил планшет и оплатил новое. Открыл новый счёт в этом же банке и положил креды туда. Старый не стал закрывать. Сменил только пароль у него и оставил на нём один кред, чтобы сам банк его не закрыл. После этого выключил планшет и осмотрелся. Где это я? Только сейчас я понял, что совершенно не представляю, где нахожусь. Пришлось снова включить планшет и определить своё положение по карте. Заодно решил посмотреть, сколько за меня платят. Нашёл список разыскиваемых беглых рабов. Он оказался достаточно внушительным почти три сотни разыскиваемых.

Жадины! Всего десять тысяч пообещали. Обидно стало, меня за мои креды сейчас ищут. Район, где я спрыгнул, находился достаточно далеко от свалки, здесь в основном находились рабочие цеха и предприятия. Одно из них находилось за забором на другой стороне дороги. На этой стороне дороги начинались трёх четырёхэтажные жилые дома. Выключил планшет и пошёл вглубь жилого квартала. Дома здесь были все однообразные и одинакового цвета, скоро я уже сам не понимал, куда иду. Наконец, вышел на другую улицу и решил идти по ней. Пока шёл среди домов, думал снять квартиру, но быстро понял, что мне нельзя это делать. Получиться как сейчас. Владелец квартиры начнёт выяснять кто я и откуда после чего наёмники появятся у дверей. Мне нужно забиться в какую-то небольшую пещеру и там сидеть одному. Продуктов только нужно ещё купить. Как раз прошёл мимо продуктовой лавки и подумав вернулся обратно. Выбор продуктов внутри оказался большим. Вот только я не знал большинства товаров из того, что в ней продавали. Поэтому купил сухие пайки и пять бутылок воды. Заполнив ими свой рюкзак под завязку. После чего пошёл дальше по улице. Дальше продолжились жилые районы вперемежку с производственными предприятиями. Мне попался магазин одежды, и я решил заглянуть внутрь. Внутри работала девушка, аварка. Здесь это было редкость, хотя система находилась в составе Аварской империи. Как только я зашёл, она опустила руки под прилавок.

— Успокойся, я не грабить тебя пришёл, мне нужна одежда.

— Для чего?

— Для работы.

— Тогда рабочий комбинезон.

— Кем ты будешь работать?

— Техником. Только новый не нужен, что-то поношенное есть?

— Все такое спрашивают. Есть у меня один универсальный, но он дорогой.

— Сколько?

— Сотня и меньше не отдам, не проси.

— Покажи.

— Вначале креды.

— Если он мне не понравится?

— Верну.

— Тогда держи сотню.

Только тогда она достала комбинезон. Он действительно оказался универсальным с подгонкой по размеру. В нём обнаружились три дырки от игл, но меня это не смущало.

— Беру. Может, у тебя и инструмент для техника есть.

— Есть один набор.

— Что вместе с этим комбинезоном шёл?

— Наверно.

— Сколько?

— Сотня.

— Покажи вначале.

— Креды вперёд.

— Держи.

Набор оказался видавший виды, но я и его забрал. Уже пошёл на выход, как она предложила мне рубашку. Рубашка мне подошла и я, заплатив ещё сотню, ушёл от неё в ней, прихватив в качестве бонуса солнцезащитные очки. На планете их многие носили. Местное светило было ярким.

Долго шёл дальше в поисках того, где можно было спрятаться и пожить, но ничего не было. У меня в голове было два варианта. Первый это спрятаться в районе бывшей колонии, там было много заброшенных домов, но вот встречаться с местной бандой мне было противопоказано. Второй вернуться в район, где Дин торговал дурью, там тоже было много запрошенных зданий. Вот только там было ещё опаснее и попасть в полицейскую облаву совсем не хотелось. Поэтому стал искать что-то заброшенное здесь, так ничего не найдя вышел на окраину города. Дальше начинались поля с калгизом.

Среди полей возвышалась платформа монорельса, и я направился к ней. Особого выбора не было, поэтому я устроился под лестницей на платформы. Эта платформа оказалась конечной на маршруте. Место оказалось неплохим. Платформа прикрывала от нечастых дождей, калгиз от ветра. Подложив рюкзак под голову быстро уснул. На планете была ночь, и опускались сумерки.


Поначалу я просыпался, когда к платформе приезжал вагон монорельса, потом привык и не стал обращать внимания. Однако проснулся утром оттого, что очередной вагон приехал к платформе. Нужно будет найти место поспокойнее, чем это. Пока завтракал, вышел из-под платформы и осмотрелся. Небо было чистым, дронов не было. Ещё там на свалке я опасался, что наёмники запустят дронов и меня быстро найдут, но дронов у них, видимо, не было. Убедившись, что вокруг всё тихо, занялся программой для взлома. Мне осталось совсем немного, чтобы её доделать. Через несколько часов всё было готово. Ещё раз всё проверил, подключил трофейный чип и запустил взлом. Первая защита пала быстро, за ней вторая, программа долго возилась с третьей защитой, я подумал, что зависла, но и третья защита после приличной паузы пала. Планшет показал баланс чипа две тысячи восемьсот пятьдесят три креда. Уже хорошо, но больше радовало, что программа заработала. Такую программу можно продать тысяч за сто даже больше, но что-то мне говорило, что нельзя это делать. Вообще, я собирался подарить её Дину, чтобы он мог с её помощью выбраться со свалки, но теперь он точно её не получит. Интересно, что они там делают? Наёмники давно поняли, что меня на свалке нет и не будет. Что бы я делал на их месте? Наверно ждал около Дина, в надежде, что я там появлюсь или на свалке, или на месте, где он торгует. Скорей там, где торгует. Может поохотиться на них? Вот только зачем? Ради оружия? Опять продать его сложно, а тем более винтовки. Полиция после этого может подключиться. Нет, точно не стоит это делать. Пускай живут. От мысли судиться с ними я отказался ещё вчера. Нужно просто улетать отсюда, а потом разберёмся. Программа закончила взлом последнего чипа. На одном чипе оказалась всего сотня кредов. На втором чипе тысяча четыреста кредов. Перекинул все креды на свой чип, закинув рюкзак на плечи, и пошёл к ближайшим домам. Дело сделано, креды теперь есть. Что мне теперь нужно? Оружие? С ним здесь большие сложности. Обойдусь ножом. Дойдя до ближайших домов подключил сеть и стал смотреть, где нахожусь. Совсем недалеко от меня находилась вторая свалка. Судя по карте, она была больше по размеру, чем та, на которой я жил. Туда точно не стоило соваться. Поэтому я повернул в другую сторону и пошёл вдоль окраины города. Здесь жилые дома вскоре закончились и начался складской комплекс. Оттуда взлетел флаер, набрав высоту, и улетел. Здесь на планете сила притяжения была небольшой, поэтому не было космодрома и все перевозки со станции на планету и обратно осуществлялись с помощью флаеров. Большинство товаров на планете не производились, а привозились сюда с других мест. Стоп что-то я не то делаю. Развернулся и пошёл обратно. Вернувшись к жилым домам, выбрал четырёхэтажный дом. Искин дома оказался в сети. Вначале я хотел отказаться от взлома и поискать дом не в сети, но потом подумал, что это неважно. Вряд ли искин вызовет полицию, а частная охрана меня не волновала и начал взлом. Программа долго с ним возилась. Мне это надоело, я сам стал ей помогать. Искин дома после этого быстро пал, предоставив мне полный доступ к дому. После этого я ушёл в калгиз и почти два часа прождал гостей, наблюдая в камеры дома. Охрана появилась, как я думал. Проверила дом, решила, что это сбой искина, и улетела. К тому времени я уже давно всё почистил и удалил все следы взлома. Когда она улетела, отключил камеры и зашёл внутрь. Строение дома плохо знал, но видел на двух внутренних камерах лестницу наверх. Камеры стояли у входа на лестницу и на выходе, на чердак. Собственно чердак меня и интересовал. Тихо прокрался на лестнице наверх и попал на чердак. После чего понял, что мой план провалился. Оказалось, что чердак непустой, как я думал раньше, а на нём сделана парковка для глайдеров. На стоянке сейчас находился всего один глайдер, но мест для их парковки было много. Больше на чердаке ничего не было и спрятаться здесь тоже было невозможно — всё было открыто. Расстроенный я уже пошёл вниз, когда услышал, что открывается дверь одной из квартир на четвёртом этаже. Мне пришло быстро ретироваться на чердак. Уже на чердаке, я понял, что сделал это зря, спрятаться здесь было негде, а глайдер наверняка принадлежит жильцу из квартиры. Здесь был выход на крышу, и я быстро оказался около него. Здесь оказался небольшой карман около двери на крышу, где я и спрятался. Вскоре открылась дверь дома, и кто-то следом за мной зашёл на чердак. Немного выждав, выглянул и посмотрел кто это. Жилец квартиры оказался высоким брюнетом и сейчас находился у глайдера, одевал, шлем на голову. Он сел на глайдер, стала открываться створка дверей для вылета на улицу. Думал, сейчас он улетит, но он остался на месте, вместо этого на чердак залетел и приземлился второй глайдер.

— Привет — сказал его пилот соседку.

— Здорово — грустно ответил ему первый.

— Что такой грустный?

— Опять на станцию отправляют.

— Почему тебя?

— Да откуда я знаю. Прилечу обратно, буду разбираться.

— Надолго?

— Неделя, наверно, как обычно.

— Значит, не получиться ничего?

— Нет.

— Жаль.

После этого прилетевший спустился с чердака, а второй улетел.

Парень взял бы меня с собой. Вот я совсем не против, на станцию слетать. Немного подождал, пока второй зашёл в квартиру и решил уходить отсюда. Уже на лестнице мне пришла в голову интересная мысль. Его же неделю не будет вот и решение мой проблемы с жильём. Посмотрел у искина дома, кодов доступа к квартире не было. Значит, придётся ломать. После чего начал взлом. Искин квартиры оказался совсем простеньким и быстро сдался, открыв дверь. Он передал сигнал о взломе искину дома, но я его заранее блокировал, и дальше сигнал никуда не ушёл. Квартира оказалась очень приличная, спальня, гостиная и отдельная кухня. В кухне было много разнообразной кухонной техники. Видимо, владелец любил готовить, но там находился обычный пищевой синтезатор, как на ферме. Набрал знакомый номер, и вылезла кашка трёх цветов. Отлично. Жить точно можно. Главное, чтобы владелец жил один и не шуметь, чтобы соседи не услышали ничего. В ванной у него находилась душевая кабина и, раздевшись, забрался туда. Здесь же была стиральная машинка. Закинул все вещи, что у меня были в неё. Когда после душа, я завалился на большую кровать, стоящую в спальне, понял, что мне совсем немного нужно для счастья. У меня есть неделя спокойной жизни и нужно всё обдумать. Планету будет непросто покинуть однозначно. Улететь пассажирским флаером вряд ли удастся, наверняка там жёсткий контроль. Вернуться на ферму и угнать флаер? Возможно, но далеко я на нём не улечу. Меня примут на подлёте к станции или на самой станции. Нужно что-то придумать. Флаеров туда много летает, может договориться с пилотом? Опасно, возьмёт креды и сдаст. Никто не захочет рисковать, помогая беглому рабу. Нужно посмотреть в сети, кто туда летает постоянно.

Оказалось, что туда постоянно летает больше двадцати транспортных компаний. Это не считая частников. Одна из таких транспортных компаний находилась рядом с домом, именно оттуда улетел флаер к станции. Проникнуть к ним территорию будет точно непросто, по периметру высокий забор и камеры. Впрочем, я так не решил, куда мне лететь отсюда. К тому же я хотел найти частного детектива на станции Балданга. Чтобы он выяснил на станции, куда продали Дарса. На станции нашлось больше десятка разумных, которые предлагали услуги по розыску и рабов. Почитал отзывы и выбрал одного практически наугад.

— Слушаю — ответил грубоватый мужской баритон.

— У вас написано, что вы осуществляете поиск рабов.

— Совершенно верно. Только тех, что были проданы на станции.

— Меня интересуют двое. Они были проданы месяца четыре назад.

— Это уже давно. Много времени прошло. Что вы о них знаете?

— Оба дикие. Привезли их на станцию и там продали. Зовут Рик и Дарс. Нужно выяснить, куда и кому они были проданы.

— Официально через биржу были проданы?

— Этого я не знаю.

— Кто привёз и продавал?

— Тоже не знаю.

— Ты хотя бы представляешь, сколько здесь рабов продаётся?

— Нет.

— Тысячи и половина из них дикие.

— Что не найти будет?

— Если через биржу продавались, можно выяснить, но если это была сделка частная, а таких здесь много, шансов что-то узнать мало.

— Частная?

— Да. Это, когда не проводят сделку через биржу, а между собой договариваются.

— Понял я.

— Ну что? Будем искать?

— Сколько это будет стоить?

— Три тысячи и деньги сразу.

— Нет, так не пойдёт, только в зависимости от результата.

— Так, я несогласен, мне будет нужно платить за информацию. Вдруг ты потеряешься.

— Хорошо тысяча авансом и две по результатам работы.

— Согласен. Под протокол.

— Высылай счёт.

— Держи.

— Оплатил.

— Получил.

— Когда будут результаты?

— Через два дня не раньше.

— Наберу тебя через два дня.

— Договорились.

Отлично, одну проблему решил, результаты должны быть. Теперь главная проблема. Мне нужно попасть зайцем на флаер так, чтобы меня не засекли. Вопрос — как это сделать? Ответ: нужно или спрятаться среди груза или в самом грузе. Неплохая идея спрятаться среди этих шишек. Вот только идея на самом деле оказалась плохой. Выяснилось, что часть шишек перерабатывается уже здесь в картриджи, а оставшаяся часть вывозится отсюда переработанная в виде пасты. Спрятаться в ней не представлялась возможной. С тканями тоже было всё плохо. Вывозились или готовые изделия или ткань в тюках. Наверняка производилось и вывозилось здесь ещё что-то, вот только этой информации не было в открытом доступе. Похоже, придётся угнать флаер вырубив пилота или вернуться на ферму и угнать флаер оттуда. Наверно с фермы угнать флаер незаметно не получиться. Охрана поднимет тревогу, даже если я вырублю Хала, и Фила, и неизвестно смогу я его пилотировать или нет. Нужно постараться незаметно просочиться на флаер, летящий на станцию. Вот только как это сделать? В задумчивости подошёл к окну и открыл шторы. Квартира была на четвёртом этаже и из окна было хорошо видно, что происходит на соседнем складском комплексе, а там грузили очередной флаер. Когда загрузили, он улетел в сторону станции. Через несколько часов третий флаер также последовал за ним. К этому времени один уже вернулся и его стали разгружать. Территория у комплекса была небольшой, всего два больших склада и площадка рядом с ними, для посадки флаеров. Площадка была ограждена со всех сторон и на углах ограждения висели камеры наблюдения. Одни контролировали, что происходит внутри, другие, что происходит снаружи ограды. К комплексу постоянно подлетали антигравитационные платформы что-то отправить или, наоборот, забрать. Изредка приезжали грузовики. Внутри работали рабы, а не дроиды. Это ещё больше всё усложняло. Можно было сломать камеры и перебраться через ограду. Вот только сразу поднимется тревога и появиться охрана. Ломать искин? Будет то же самое. Поднимется тревога появиться охрана, и потом сменят пароль. По-другому, на флаер не попасть, вряд ли у искина комплекса есть доступ к флаерам. Флаеры закрыты, и когда окажусь внутри, времени на взлом у меня не будет. Кроме того, мешались рабы, практически постоянно находящиеся около складов. Они точно поднимут тревогу, если меня заметят. Поначалу я подумал, что это невозможно, но потом решил, что не бывает нерешаемых задач. Бывают трудноосуществимые.

Часть 2

Три дня у меня ушло на то, чтобы написать вирус и переделать программу для взлома чипов на программу для взлома искинов. Хорошо что на форуме хакеров нашлось многое и я просто брал нужные мне блоки от других вирусов соединяя и монтируя их, так как мне было нужно. Опробовать вирус решил на искинах квартир. Когда отдыхал, просматривал записи камер дома, выяснилось, что не все квартиры в доме обитаемы. Заняты были только квартиры на верхних этажах, а вот нижние этажи дома были почти пустыми. Вот на искинах этих квартир решил и опробовать свой вирус, заразив их. Через час после заражения они все мне сами выслали коды доступа и не поднимали тревоги при этом. Сходил, посмотрел, что находиться в квартирах. Оказалось, что все они пустые, только в одной было немного мебели. Небольшой диван с парой кресел и панель на стене. Время пока было, и я решил не переезжать в неё. Возможно, там появится хозяин. Что же, теперь попробуем на искине транспортной компании, вошёл в сеть и отправил вирус искину транспортной компании. После чего решил связаться с детективов которого нанял. Мне совсем не нравилось его поведение. Вчера я с ним связался в первый раз, он ответил, что время ещё не вышло, и у него пока нет данных. Здесь я был сам немного виноват и забыл, что на станции время общее, и оно действительно не вышло. Напоследок он спросил, как со мной связаться. Ответил ему, что у меня нет возможности ответить ему. Сеть не везде работает. Когда время вышло, я второй раз связался с ним. Он долго не отвечал, потом ответил и опять начал утверждать, что у него пока нет никаких данных, и я ещё немного подождал. Ждать долго у меня желания не было, и я сказал, что сам перезвоню. Он опять стал предлагать связаться со мной, как всё будет готово. Вот и сейчас он опять не отвечал на мой вызов. Похоже, ничего он не смог узнать. Наконец, он ответил.

— Слушаю.

Одновременно с ответом пришёл вирус от него. Его обнаружила антивирусная программа и сразу блокировала связь. Пришлось почистить планшет и снова вызвать его. В это раз он сразу ответил.

— Слушаю.

— Что происходит? Почему ты не выходишь на связь?

— Работы много.

— У тебя есть данные, что я просил найти?

— Данные есть, что с оплатой? Мы договорись вроде оплата по факту. Выкладывай, что у тебя есть или найму другого.

— Информации немного скажу сразу.

Он специально говорил как-то медленно или мне это показалось. Кроме того, поступали непонятные запросы от него.

— Выкладывай что есть.

— Есть информация только по одному Рику.

— Что по второму?

— По нему нет ничего.

— Почему?

— Он не продавался через биржу официально, а значит, был продан как частное лицо. Нужно узнать, кто его привёз на станцию, только тогда можно будет узнать, кому и когда он был продан, но это будет стоить гораздо дороже.

— Что по Рику?

— Здесь всё известно. Он был продан официально через биржу и кто продал и кому был продан известно.

— Если известно, кто продавал, почему ты не выяснил у него о судьбе второго?

— Это посредник. Он может и не знать ничего о втором рабе. Кроме того, не факт, что захочет продавать информацию о том, кто ему поручил продать раба. Если ты готов, то я могу с ним встретиться и провести переговоры. За вознаграждение, разумеется. По результатам переговоров станет ясно готов он продать информацию или нет и есть она у него или нет. Что скажешь?

— Мне нужно подумать.

— Что по второму рабу? Готов приобрести информацию по нему?

— Я подумаю и потом тебе отвечу.

После чего разорвал соединение.

Этот детектив однозначно пытается отследить меня. Он, похоже, понял, что я один из этих рабов и когда выяснял всё о нас. Он узнал, куда и кому был продан. После чего стал выяснять дальше, чтобы продать информацию подороже и узнал, что я беглый. Здесь он решил заработать и связался с бывшими хозяйками. Теперь пытается выяснить, где я нахожусь. Ушлый детектив попался, решил дважды заработать, получить креды с меня и продав информацию о моём местонахождении. Вот только ничего у тебя не получится дружок. Мои следы ты будешь очень долго распутывать, если хватит ума для этого. Интересно, сколько стоит раб — хакер? Наверно дорого.

Значит, план А у меня накрылся. Переходим к планам Б и В. Буду сам искать. Вначале план В. Нашёл в сети искин его детективного агентства и заразил его свежее изготовленным вирусом. После чего закачал схему станции и начал искать на ней, где мы могли находиться. Для этого взламывал камеры наблюдения, находящиеся поблизости. Наконец, мне удалось обнаружить место, откуда мы бежали. В памяти камеры я даже нашёл наш побег. После чего не составило большого труда найти, куда мы ползли и где спрятались. После чего я нашёл место, где вы выползли в насосной станции и вышли на станцию. Здесь нас вырубили, это было последнее, что помню. Взломав камеру, я нашёл у неё в архиве и сам момент, когда нас вырубили и что происходило дальше. Дальше собственно прилетел раб на платформе, погрузил наши обездвиженные тела на неё и улетел. Пришлось приложить много усилий и взломать с десяток камер, чтобы найти, куда он нас привёз. Привёз он нас к медицинскому кабинету и затащил внутрь. Туда же после этого подошёл капитан корабля и с ним пришли ещё двое. Отмотал и посмотрел запись того, что было до этого около этого кабинета. Оказалось, что сюда приводили остальных рабов с корабля и не только их. В кабинет постоянно приводили партии рабов и обратно никто из них не выходил. Наверняка их здесь укладывали в криокапсулы. Странно, что криокапсулы оттуда никто не вывозил. Только внимательно рассмотрев схему станции, я понял почему. Из кабинета был второй выход на торговую площадку для рабов. Вот только никаких камер оттуда как я не пытался так и не смог найти в сети. Была возможность подключиться и получить доступ, но за это было нужно заплатить. Поэтому я вернулся к камере около кабинета и стал смотреть за тем, что было дальше. Собственно ничего дальше и не было. Мы, как и другие, остались там, а капитан и с ним ещё один вышли оттуда и пошли по коридору общаясь. Прошли они немного вместе, потом расстались. После чего я последовал за капитаном, поняв, что он идёт на корабль, вернулся к ангарам и нашёл место, когда он вернулся. Это был ангар с номером две тысячи двести восемьдесят девять. Мне это ничего не дало. Все данные по ангару были только у искина станции, и мне были недоступны. Тогда я вернулся к месту, где они расстались, и стал искать, куда ушёл второй.

Это оказалось совсем несложно выяснить. Он пришёл в офис, расположенный недалеко от места, где они расстались. В сети станции этот офис был и располагался в нём посредник Ланг Лин. Он предлагал посреднические услуги по различным сделкам на бирже. Похоже, я нашёл того, кто меня продавал. Вот только детектив был прав. Возможно, он ничего и не знает о Дарсе. Посмотрим, что есть у него на искине и отправил ему свеженький вирус.


Немного подождав я проверил закладку в сети, куда мне вирусы должны были скидывать коды доступа. Там оказалась только одна от искина детективного агентства. Зайдя туда, я ничего не обнаружил. Искин оказался пуст. Только записи к камерам наблюдения расположенным у входа и внутри агентства. Камера, распложенная внутри, меня заинтересовала. Вот только настроена она была так, что каждые сутки все предыдущие записи уничтожались. Сейчас там была запись всего за несколько часов. Ничего интересно на записи не было. Собственно там был сам разговор со мной и после меня он связался с бывшими хозяйками. Этот разговор меня немного заинтересовал. Он им рассказал, что я опять связался с ним и передал им запись нашего разговора. После чего стал просить у них креды, заявив, что возникли сложности, и он не может меня отследить. Ему нужно привлечь специалиста для этого. Непонятно было, что ему ответили, но как я понял, что-то пообещали, но не заплатили. Физиономия у него была какая-то кислая после этого. Видимо, они его спросили про Дарса. Он им ответил про него, точно так же как мне, предлагал связаться с посредником и пообщаться с ним. После чего они его спросили кто он. Он ответил, что дикий, но никаких данных у него на него нет и предложил выяснить это. Видимо, они отказались. После этого он окончательно скис и разговор закончился. Посидел немного и вышел из агентства. Убрал следы взлома и ушёл оттуда. С этим было всё понятно. С медицинского кабинета вскоре пришёл пароль. Здесь вообще ничего интересного не оказалось. Всё, что было в свободном доступе. Список медицинских услуг, которые предлагал данный кабинет. Ни одной камеры наблюдения, ни внутри, ни снаружи не оказалось. Следующим был посредник. Здесь мне повезло, нашлись камеры внутри и снаружи, и ничего из записей не было удалено. Просматривая записи, я быстро понял, что он ведёт дела с разными колониями. Они постоянно с ним связывались и заказывали рабов для колоний.

Вскоре я услышал его разговор с капитаном, как я понял. По всё времени совпадало, корабль в это время как раз должен был прилететь к станции. Капитан хотел продать ему всех разом.

Они долго торговались и наконец договорились, что вначале посредник проверит товар и после этого они обсудят окончательную цену. После нашего с Дарсом побега посредник с ним сразу связался и высказал претензию, что тот не может довести рабов до капсул. Видимо, капитан сильно извинялся и говорил, что произошла накладка. Обещал, что нас скоро поймают. Посредник давил на то, что ему нужно отправлять партию и что он здорово его подвёл. Партия теперь неполная. Видимо, в итоге ему удалось здорово подвинуть капитана по цене, потому что он выглядел сильно довольным после этого разговора. Когда нас поймали, он вернулся к себе и что-то долго думал. После чего связался по очереди с тремя разумными и предлагал им купить меня. Судя по тому, что меня продали через биржу, все отказались. Просмотрел записи за последующие несколько дней никаких упоминаний о Дарсе или мне больше не было. Начал рыться у него на искине и там было нашлось много разного мусора. Нашёл среди этого мусора списки рабов, отправленных им в разные колонии. Видимо, он делал копии на всякий случай. Когда начал проверять списки, за даты, когда мы находились на станции, обнаружил вначале список рабов, что летели вместе с нами. Они все полетели колонизировать планету Каледония. Когда посмотрел дату на списке, сразу понял, что посредник не врал капитану, и ему действительно было нужно отправлять партию. Мы же тогда с Дарсом сидели в вентиляции. Посредник потупил просто, он купил двоих диких на бирже и отправил вместо нас. Они шли отдельно в самом конце списка. Начал искать дальше и нашёл Дарса в одном из списков. Он долго пробыл на станции и только два месяца назад улетел на Каледонию с другой партией рабов. Значит, я им почему-то не подошёл для колонизации. Скорей всего из-за нейросети и этот посредник меня продал через биржу. Может мне тоже податься в колонизаторы? Вдвоём веселей. Смущало только, что меня туда не взяли, и что туда отправляли партиями рабов. Узнав всё что хотел. Начал поиск в сети Каледонии и быстро её нашёл. Ничего особенного там не было. Система, где находилась эта планета, находилась далеко отсюда, почти на самой окраине империи. Колонизацию осуществляли сразу несколько корпораций. В сети было много рекламы, предлагающей сказочные горы новым колонистам. По самой планете не было почти никакой информации только общие сведения. Планета была большой и пятой по счёту от местного светила. Сила притяжения выше стандартной. Атмосфера на ней была пригодна для дыхания. Местная флора и фауна агрессивны. Колония на планете только начала заселяться. Было всего несколько поселений колонистов в районе экватора. На орбите планеты шла постройка станции.

Искин колонии находился в сети, но кроме рекламы с предложениями любой работы и множества возможностей разбогатеть ничего толком не было. Решил выяснить, что там такое и нажал на ссылку.

— Колония Каледония. Слушаю вас! — ответил приятный женский голос.

— Мне бы поговорить с кем-то о работе?

— Нет проблем, соединяю.

Картинка сменилась, на экране появился мужчина.

— Вы хотели поговорить о работе, я правильно вас понял — произнёс он очень быстро.

— Правильно.

— Поверьте, у нас для вас много работы и нам нужны почти все специалисты. Вы вот чем занимались раньше?

— На ферме работал.

— С фермерством у нас пока не очень, но вы не расстраивайтесь у нас нужно много других специалистов. Мы вас обучим практически бесплатно.

— На кого?

— На кого захотите. Всё зависит от ваших возможностей.

— Что за работа у вас?

— Любая, поверьте, любая работа у нас есть для вас. Прилетайте, мы даже готовы оплатить ваш перелёт до нас.

— Дело в том, что я дикий, как у вас говорят.

— Это совсем не проблема. У нас здесь много диких. Все получили нейросети и работают.

— Мне нейросеть не установить.

— Совсем?

— Совсем.

— Тогда, к сожалению, вам у нас не получится трудоустроиться. Извините у меня ещё один звонок — и он отключился.

Поискал в сети другие колонии, нашёл больше двадцати предложений и выборочно связался с некоторыми. В половине случаев мне сразу отказали, только в трёх колониях предложили работу, но не сказали какую. По всем колониям, где мне предложили работу, была крайне скудная информация. Никой информации о том, что происходит на планетах, не было.

С одной стороны, было странно, что туда покупают рабов, причём диких. Значит, никто не хочет к ним лететь. С другой стороны, куда денешься, когда нужно колонизировать, а в колонисты никто не хочет. Это здесь никто не ставит рабам нейросети и не учит их, а там Дарс наверно уже с нейросетью ходит. Похоже, повезло ему, больше чем мне. Вот только смертность там высокая. Впрочем, здесь наверно не меньше. Будем считать, что у него всё в порядке и нужно заняться своими проблемами, а они пока не хотели решаться. Искин транспортной компании ничего не прислал до сих пор хотя и получил вирус самым первым. Похоже, там стоит антивирусная программа, и она удалила мой вирус. Ладно план А провалился и нужен план Б. Мне теперь нужно как добраться до фермы. Вот только кто сказал, что там нет этих наёмников с их антеннами. С другой стороны, флаер ведь есть и у бывших хозяек и на ферму не нужно лететь. С этими дамочками точно стоит встретиться. Вот только я не знаю, где они живут. Вряд ли флаер у них стоит во дворе. Скорее где-то в охраняемом месте. Как мне их найти? Как добраться до того города? Мне нужен глайдер для этого. Угнать его не проблема, их много на чердаке стоит, вот только сумею ли я им управлять. Посмотрим, что есть в сети. Почти сразу выдало обучение управлению и прокат флаеров. Что же, так даже проще, угонять ничего не нужно и связался с ними.

— Девушка подскажите, у меня нет нейросети, я смогу управлять глайдером?

— Сможете. Вам только нужно разучить обучающую программу.

— Да, но у меня нет нейросети?

— Изучите с помощью гипнограммы и можете взять напрокат глайдер.

— Отлично.

— Приезжайте к нам.

— Приеду.

С утра я первым делом отправился в парикмахерскую. Девушка там встретила меня настороженно.

— Доброе утро — сказал ей.

— Доброе. Что хотел?

— Хотел постричься и сменить цвет волос.

— На какой?

— Не знаю. Давай так. Мне нужно, чтобы меня не встречали, как ты сейчас.

— Как сейчас, я тебя встретила?

— С опаской.

— Цвет в какой будем красить?

— На твоё усмотрение, но так чтобы меня с работы не уволили после этого.

— Это сложнее. Кем ты работаешь?

— Техником. В общем, хочу выглядеть солидно. Сможешь?

— Сотня и деньги вперёд.

— Нет проблем. Держи.

— После получения кредов она опустила мне на голову каску, и в каске стало что-то происходить. Несколько минут там что-то происходило, после чего стало жарко, и каска снялась с головы. Посмотрев на себя в зеркало, понял, что я что-то не то сделал. Теперь я стал салатно-серебристым с золотыми вставками.

Часть 3

— Ты считаешь, что это солидно?

— Очень классно получилось, сама не ожидала.

— На кого я теперь похож?

— На модного техника.

— Ты уверена?

— Да.

После того как меня обрил медик на ферме волосы отрасли, а теперь они опять стали короткими.

— Ладно. Будем считать, что это модно.

— Что значит, будем считать? Это так и есть!

— Понял.

Выйдя от неё, понял, что не ожидал подобного. Думал, она перекрасит меня из брюнета в блондина или что-то подобное, но в зелёный это был перебор, по-моему. На платформе сел в вагон и поехал в центр города, при этом заплатив за проезд. Дроиды несколько раз появлялись в вагоне, но меня не трогали. При этом многие ехали на работу, и на цвет моих волос никто не обращал внимания, а вот физиономия отпугивала. Видимо, пугали шрамы на лице. Посмотрим, что будет в прокатной конторе.

В прокате глайдеров всё прошло достаточно быстро. Мне водрузили обруч на голову и включили гипнограмму. После чего дали выпить мутной жидкости, чтобы меня не мутило. Услуга мне обошлась в сотню кредов. На прощание сказали, что завтра я могу прийти и взять глайдер напрокат. Прокат глайдера был не дёшев, на мой взгляд. Самый дешёвый вариант стоил триста кредов в сутки, а большинство пятьсот. Когда ехал обратно, в вагон зашли двое, явно из банды. Они критически осмотрели меня с ног до головы, но ничего не сделали. Сели недалеко и стали между собой шептаться. Периодически посматривая на меня. Похоже, мой вид им не нравился. С одной стороны, это было хорошо. Меня больше не воспринимали как беглого раба. Дни, проведённые на крыше флаера, не прошли даром. Шея загорела, и следа от ошейника практически не было видно. Похоже, с этой причёской я стал похож на непонятно кого, но меня это в принципе мало интересовало.

Пришлось выйти раньше и несколько раз проверить за собой. Только убедившись, что за мной никто не следит, вернулся в квартиру. В квартире стал наблюдать за флаерами транспортной компании. Они летали на станцию нерегулярно. Видимо, по мере заполнения. Ночь обычно проводили на складском комплексе. Всего у компании было три флаера. Утром улетел один, пока меня не было улетел ещё один. Сейчас третий флаер готовился стартовать. Уже не надеясь, заглянул в свою закладку для сети и там обнаружил код доступа к искину. Вот только когда я его ввёл, уровень доступа оказался пользовательским, а не владельца. Скорей всего, у искина была установлена специальная защита, и она не позволила получить этот доступ. Тогда вирус выслал первый доступный. Им оказался пользовательский доступ. Вот только с этим уровнем нельзя ничего было сделать. Кроме как получить вид к обзору с камер наблюдения. Камер здесь хватало. Почти всё помещения находились под присмотром камер. У входа в каждый ангар находились охранники. Они с помощью камер присматривали за происходящим на складах и внутреннем дворе. В самих складах ничего интересного не обнаружилось. Шла обычная работа по приёмке и выдаче товара. Всё оказалось ещё хуже, чем я думал, но решил, что стоит попробовать. Поставил будильник на планшете посреди местной ночи и лёг спать.


Планшет разбудил меня, как и было запланировано, в три часа ночи, хотя на улице было светло. Умылся, чтобы стряхнуть остатки сна, и вышел на дело. Первым делом я собрал с десяток небольших булыжников. Их хватало вокруг. После проверил, чем занимаются рабы и охрана. Большинство рабов спало. Кроме четверых. Они дремали у входов в ангары в ожидании ночных клиентов. Один охранник дремал, второй вроде смотрел фильм. Заняв нужную позицию, так чтобы не попадать в камеру стал кидать булыжники в камеру контролирующую обстановку снаружи ограды. Четвёртым камнем я попал в неё, и она поменяла своё положение. Теперь, если она ещё работала, то должна была показывать внутренний двор. После чего я быстро ретировался оттуда и уже в зарослях калгиза активировав планшет и наблюдал за тем, что происходит внутри. Один охранник остался на месте, а второй решил проверить, что произошло с камерой. Он вышел наружу и крался вдоль забора к ней. Вскоре я его увидел без планшета. Он дошёл до угла, где находилась камера, походил вокруг, посмотрел на камеру и никого не обнаружив, вернулся обратно. Ждал, что к ним прилетит подкрепление и проверит всё более тщательно, но прошло около часа, а никто так и не появлялся. Решив, что уже можно, подошёл к ограде. Искинов флаеров не было в сети, а вот сами флаера находились не очень далеко от ограды. Подойдя вплотную к ограде, послал запрос их искинам. Отзывов не было, и я расстроился, что всё было напрасно. Постепенно перемещаясь вдоль ограды, всё-таки оказался в точке, где была охранная зона флаера и там на мой запрос поступил ответ от искина флаера. Остальные флаера находились немного дальше и на мои запросы не отвечали. Этот флаер сразу получил вирус, и одновременно я стал его ломать, а он активно сопротивляться. Мне удалось захватить немного пространства, отвечающего за сеть. Смог активировать доступ в сеть и оплатил доступ в неё. Убедившись, что искин флаера теперь в сети оставил его в покое и ушёл дальше спать. Проснувшись утром, не обнаружил флаера на месте. Похоже, он улетел на станцию. В закладке, куда вирус должен был выслать коды доступа, ничего не оказалось. В сети искин тоже не числился. Похоже, не сработало. Камера, которую я вчера ночью повредил, была заменена и уже работала. Обстановка внутри была рабочая, и ничто не говорило, что ночью что-то произошло. Охрана сменилась и сейчас работали двое новых охранников. Пришлось ждать вечера, когда вернётся флаер. Когда он вечером прилетел, сразу появился в сети. Похоже, ничего не заметили, но я ошибся. Заметили и вечером все флаеры стояли уже далеко от ограды. Впрочем, мне было это уже неважно, вирус прислал коды доступа. К сожалению, опять оказался пользовательский уровень, мало того, я не мог флаером управлять, видимо, и здесь стояла специальная защита. Мог только посмотреть по камерам, что происходит в кабине трюме или снаружи. Открыть закрыть переходные шлюзы и на этом всё. Сегодня был шестой день, как я жил в квартире и мне было пора уходить из квартиры, но очень не хотелось. Принял в последний раз душ, вернул, как было на постели, закрыл шторы и вышел из квартиры, оплатив счёта за воду и свет. Диван в квартире на втором этаже оказался совсем неудобным, и я долго не мог уснуть на нём, после удобной кровати наверху.


Что же сегодня у меня основной этап проникновения внутрь. Надеюсь, у меня получиться, что я задумал. Хотя гипнограмма у меня развернулась ещё вчера, и теперь я знал, как управлять глайдером, но это было в теории и требовалось опробовать это на практике. Ведь от этого зависело многое в моём плане проникновения в транспортную компанию.

В ближайшей компании по прокату глайдеров мне отказали, заявив, что понятия не имеют, изучал я гипнограмму или нет, и предложили мне изучить гипнограмму у них, заплатив им сотню за это. Мною это их предложение было отвергнуто в крайне категоричной форме и пришлось мне отправиться в прокат, где изучал гипнограмму. Там тоже возникли проблемы. Мне не нужен был глайдер на сутки, а только на пару часов, а они не хотели мне его сдавать на столь короткий промежуток времени. Пришлось брать на половину суток. Вначале сделал пробный полёт с инструктором, вернее, инструкторшей, после чего полетел сам. Ничего сложного в этом не оказалось. Всё движение в городе было под контролем искина. Он направлял и распределял городские потоки из глайдеров, летящих в разных направлениях и высотах. Вначале полетал над городом, потом мне стало скучно и я решил слетать посмотреть, что происходит на свалке. Вылетел из города и полетел вдоль окраины города к свалке. У свалки почти ничего не изменилось. Всё внизу также разбирали технику. Вот только в полях калгиза я заметил уже знакомые мне по ферме антенны и хотя внимательно смотрел, но самих наёмников так и не заметил. Мне было нужно оружие, а я знал только одно место, где его можно взять. Пошёл на посадку недалеко от лавки Изи. К моему удивлению, искина лавки в сети я не нашёл. Пришлось немного доработать вирус и идти к самой лавке. Охранная зона у искина лавки оказалась совсем маленькой и была расположена прямо под камерой наблюдения, расположенной над входной дверью. В лавку заходить не стал, а когда прошёл мимо лавки, нажал кнопку активации на планшете, висящем на ремешке у меня под рубашкой. За углом соседнего дома проверил планшет. Вирус был доставлен по назначению. После чего решил слетать и проверить вторую свалку. Она оказалась значительно больше той, на которой я жил раньше. Здесь не было оврага, а была просто большая куча из техники. В калгизе около неё также заметил антенны наёмников. Плотно обложили. Интересно на третьей свалке они есть? Полетел туда. Пришлось лететь больше часа. Свалка оказалась не очень большой, но охраняемой. На её обширной территории лежали воткнувшиеся в землю остатки двух транспортников и практически голые и разрезанные остатки ещё нескольких кораблей. Сверху я заметил вооружённую охрану около них, но антенн наёмников здесь не было. Самих мусорщиков здесь было немного, и на ещё не разобранных корпусах транспортников, работали дроиды. Развернувшись над соседней фермой, полетел обратно в город. Стало понятно, что меня активно ищут, но не здесь, только на тех двух свалках. Наверняка за Дином ходят по пятам в надежде, что я там появлюсь около него. Похоже, наёмники не в курсе кто я такой и это знают только хозяйки. Может подсказать им, что я хакер? Тогда они заломят за меня более высокую цену и начнётся гораздо серьёзная охота на меня. Впрочем, куда уже серьёзнее и так обложили обе свалки? Похоже, они решили, что рано или поздно я туда вернусь. Вот только ещё до этого я собирался покинуть свалку и улететь на станцию. Сейчас, конечно, всё усложнилось, но возвращаться на свалку я точно не собираюсь. Бросив глайдер у делового центра, пошёл обратно в квартиру. Прогноз погоды сегодня давал дождливую и холодную ночь, и он полностью оправдался.

Ночью, как только я вылетел с чердака на угнанном глайдере. Сразу ощутил это на себе в полной мере. Порывы сильного ветра кидали глайдер как пушинку. Иногда сверкали молнии. Подобная погода здесь была редкостью, но на ферме мне доводилось, встречался с такой непогодой. Что же отличная погода для смелых и решительных. Надеюсь, удача сегодня будет со мной. Пролетая над свалкой, заметил, что все мусорщики покинули овраг. Туда сейчас стекалась потоки воды.

Посадил глайдер недалеко от лавки Изи и пошёл к ней. Первый раз просто прошёл мимо. Планшет при этом на груди пискнул, сообщив, что пришло сообщение. Посмотрев, что пришло, обрадовался, пришли коды доступа к искину и не пользовательские. Вот только искин оказался пуст. На нём почти ничего не было только запись с наружной камеры наблюдения. Мои надежды не оправдались. Никаких списков товара, что были в лавке, и продавались в ней — не было. Мало того, внутренние камеры были, и это я хорошо запомнил, но у искина не было к ним доступа. Открыл двери и выдернув нож из ножен осторожно потянул за ручку. При этом я старался сделать это очень осторожно, но колокольчик на двери предательски дзинькнул и я замер. Любой понимает, что посреди ночи никто с хорошими намереньями не ходит. Понимая, что возможно сюда летит его охрана и нужно действовать. Осторожно двинулся вперёд. За прилавком никого не оказалось. Перепрыгнул через него, заглянул на склад. Странно никого. Может, он всё-таки не здесь ночует? Только когда я заглянул за большую кучу разных запчастей, я обнаружил его. Оказалось, что почти в самом углу склада стояла кровать и на ней безмятежно спал Изя. Одним ударом в челюсть прервал его сон и одеждой, которой здесь было много, связал его. Обыскав его ничего не нашёл кроме банковского чипа. Оружия не было. На улице из-за дождя было темно, а внутри был сумрак. Через два небольших окна в помещение почти не попадал свет. Стал искать на стеллажах оружие и скафандр, подсвечивая себе планшетом. Насчёт оружия я был уверен, что оно у него есть, а вот насчёт скафандра нет. К сожалению, ничего подобного я не нашёл. Вышел в торговый зал и продолжил искать здесь. Нашёл здесь кубики синтетики сухие пайки бутылки с водой. В том месте, где в торговом зале стоял Изя, я обнаружил три кнопки. Для чего они были непонятно. Перерыл здесь почти всё, но кроме небольшой коробочки с банковскими чипами ничего не нашёл. Коробочку убрал в рюкзак и задумался. Дин с уверенностью говорил, что у него есть оружие, значит, оно здесь есть и камеры внутри тоже работали. Что-то здесь не то. Где-то здесь должно быть оружие. Стал отодвигать коробки с сухими пайками. Ничего. В углу стоял металлический ящик, в нём были наложены запчасти, вначале я рылся в нём, потом решил просто вывалить всё на пол.

Вот только когда я отодвинул его, под ним обнаружилась небольшая коробка. Открыв её, я нашёл, что искал. Внутри лежали два полуразобранных игольника и запасные обоймы к ним. Отлично. Можно уходить. Ещё раз зашёл на склад и бегло посмотрел, что там есть. Ничего интересно там не оказалось, и я пошёл на выход. Когда планшет снова пискнул.

Удивлённый, этим обстоятельством остановился. Пришёл ещё один код доступа от вируса. Он почти не отличался от предыдущего, разница была только в трёх последних цифрах. Ввёл его искину, но искин коды доступа не принял. Совсем не понимая, что за коды доступа я получил, стал копаться на искине. Удалив запись с наружной камеры, обнаружил, что есть и вторая копия этой записи. Искин её отправлял куда-то. По адресу, который обнаружился в сети, находился ещё один искин, но этот искин находился не в этом здании, а неизвестно где. Как туда происходила отправка записи с искина лавки, было непонятно, ведь искин лавки не находился в сети. Когда ввёл пришедшие коды, обнаружил всё там и копию записи с камеры наблюдения и с внутренних камер. Здесь же находился список того, что было в продаже у Изи. Быстро пробежавшись по нему и понял, что меня в нём ничего не интересует и скафандров у Изи не было. Впрочем, оружия в нём тоже не было. Перед уходом отключил камеры и удалил все записи за этот день, уходя, запер лавку за собой. Погода на улице поменялась, и туч на небе уже не было, стало гораздо светлее. Следующая остановка у меня была не запланирована. Мне был нужен скафандр, а где его купить я не знал. Порывшись в сети, обнаружил их в продаже всего в двух местах и оба места сейчас были закрыты. Жаль. Нужно было ещё вчера купить там, но не стал это делать, рассчитывая бесплатно разжиться им у Изи.

Что делать? Поднял голову и посмотрел наверх. Ветер гонял по небу небольшие тучи, и вроде опять собирался дождь. Жаль терять такую ночь. Кто знает, какая погода будет завтра ночью. Наверно, придётся рискнуть. На обратном пути погода постоянно менялась, то налетала туча, и лил дождь, то тучи расходились, и было светло как днём. Мне в принципе было уже всё равно. Промок и замёрз я, ещё пока летел к лавке. Приземлился я среди поля и вначале немного побегал, чтобы согреться. После чего подсвечивая планшетом, стал собирать игольники. Хорошо, что купил инструмент и у меня теперь было чем собирать. У Изи инструмента я не нашёл. Интересно чем он разбирал их тогда? Вообще, у него были в продаже в основном различные электронные блоки со свалки. Ему их явно приносили сами мусорщики, а значит, он цену давал лучше, чем скупщики у свалки. Дин мне здесь врал. Без проблем собрал оба игольника и проверил их. Плохо, что это были разные модели и весили они по-разному. С двух рук стрелять одновременно было неудобно. Зато я теперь был вооружён не только ножом. Переоделся в комбинезон техника и стало сразу теплее. Он пока был сухим. Что же можно приступать к третьей фазе — проникновению на территорию.

Часть 4

Посмотрим, чем занимается охрана? Охранники увлечённо следили за игрой на экранах. Пора. Пролетая около дома, в квартире на четвёртом этаже заметил свет. Владелец квартиры уже вернулся обратно. Около транспортной компании я завис на месте и стал набирать высоту. Набрав высоту, подлетел к ангарам транспортной компании. Достал игольник и прицелился. Стрелять было крайне сложно, порывы ветра не давали глайдеру находиться на месте. Мне пришлось расстрелять половину обоймы, пока я попал в камеры на крыше одного из ангаров. Планшет показал, что больше нет картинки с них. После чего я отлетел подальше от них и посмотрел, что происходит. Охранник из ангара вышел на улицу и посмотрел вокруг, не заметив ничего, вернулся в ангар и там не задержался, пошёл проверять внутреннюю территорию. Встретив ожидавшего его там второго охранника, они походили около флаеров и вернулись обратно. Прождал около часа, но как и вчера проверить никто дополнительно не прилетел.

Что же пора. Меня мучили сомнения, стоит ли это делать или нет, но удалив все полётные данные и настроив автопилот на возвращение, на чердак, повёл глайдер к ангару. Один два три прыжок. Включив автопилот, я спрыгнул с глайдера. Падение было ощутимым на месте, где я приземлился на крышу ангара, образовались две небольшие вмятины. Здесь я не учёл, что крыша была пологой и скользкой из-за дождя, который опять накропал. По инерции я пробежал немного вперёд, потом поскользнулся, упал на спину и заскользил вниз. Мне удалось зацепиться за ребро крыши. Даже не мне, а рюкзаку. После чего я замер, боясь пошевелиться, чтобы не съехать вниз. Руки нужно вырвать тому, кто сделал такую скользкую крышу. Ангары были высокие, около десяти метров в самом высоком месте, и мне совсем не хотелось свалиться вниз. Глайдер немного пролетел дальше после чего повернул и полетел к дому. План у меня удался наполовину. Теперь я находился на крыше ангара, как и хотел, но вот-вот свалюсь вниз. Достал планшет, висящий у меня на груди, и посмотрел, что делают охранники. Охранник во втором ангаре сидел на месте и продолжил смотреть игру, а вот охранник из этого ангара что-то услышал и, встав со своего рабочего места, стал ходить по ангару в поисках источника звука. Видимо, он связался со вторым и тот тоже оставил просмотр и стал ходить искать по ангару. Так продолжалось достаточно долго, они ходили, смотрели, но ничего не обнаружив, вернулись на свои места. Дождь за это время стих и я решил, что нужно попробовать забраться наверх. Сев на шпагат и используя небольшие рёбра жёсткости как распорки стал постепенно забираться наверх. Мне с большим трудом это удалось, и я облегчённо сел на самый верх крыши. Сняв рюкзак, обнаружил, что почти лишился одного из карманов и сухой паёк, которые я забрал в лавке Изи, грозил теперь выпасть из него. Однозначно было нужно до завтра подождать, чтобы крыша не была такой скользкой, заодно и скафандр прикупить. Вот только отступать было поздно. Добравшись до камер, я выдернул их из своих мест и как смог убрал иглы, что воткнулись около них. Светило уже начало вставать, и я должен был убираться с крыши. Вот только здесь обнаружилась большая проблема. В виде того что все три флаера компании стояли далеко от крыши, а тот, который мне был нужен, находился с краю, и до него было около шести метров. Из окна квартиры, это расстояние, казалось, гораздо меньше. Что делать было непонятно. Я не птица и парить не умею. Немного подумав, понял, выхода нет, придётся прыгать. Ситуацию немного спасало, что крыша ангара была выше крыши флаера. Был, конечно, и второй вариант, но там было всё хуже. Просто съехать по крыше вниз, но там падать совсем не хотелось. Собравшись с духом, я встал и побежал по верхней кромке крыши рискуя в любую секунду поскользнуться и свалиться вниз, но мне повезло, я смог сделать несколько шагов и оттолкнувшись, сколько было сил от края крыши, ласточкой прыгнул вперёд. Уже в полёте понял, что я опять облажался. Ведь гравитация на планете была слабой, и этот факт я совсем не учёл. Мой полёт проходил вполне нормально, грозя мне тем, что пролечу все флаеры и шлёпнусь в одну из больших луж, образовавшихся около них. Крыша у флаеров была полностью плоской и немного покатой с боков. Приземлившись на самый конец флаера, я заскользил по нему как по маслу. В самый последний момент я смог схватиться на антенну радара на крыше и остаться на ней. После чего стал ползком перемещаться за небольшую надстройку у его хвоста, за которой рассчитывал спрятаться. При этом я точно попал в камеры флаера и, возможно, в камеры внутреннего наблюдения у охраны. Переместившись, достал планшет и посмотрел, чем занимаются охранники. Искин компании меня не зафиксировал и не поднял тревогу, поэтому что оба охранника находились на своих местах. Что же мой план почти удался. Вот я уже на крыше нужного мне флаера. Можно попасть внутрь. Вот только стоит это делать или нет. Если он пустой, его будут грузить и меня сразу обнаружат в трюме. Наверно не стоит, подожду здесь на крыше. Место хорошее, камеры наблюдения меня здесь не видят. Это если не брать в расчёт дождь, который снова начался. Достал упаковку сухого пайка из порванного кармана рюкзака и распечатал его. Жуя галету лежал и обдумывал ситуацию. Непонятно что с этим флаером загружен он или нет. Кроме того, непонятно куда он сейчас полетит. Флаеры ведь летали не только на станцию, но доставляли грузы в Лендсвил и на фермы. Буду действовать по обстановке два охранниками совсем не проблема. Однако всё хотелось сделать незаметно.

Местное светило уже вышло из-за горизонта, сразу разогнав тучки. До начала рабочего дня осталось меньше часа, и пока всё было тихо. Меня волновала третья камера, которая смотрела с ангара вниз и показывала обстановку у флаеров, её я только немного подкорректировал, чтобы она показывала только нос флаера. Если с началом рабочего дня появятся ремонтник, как и в прошлый раз, мне придётся быстро перемещаться под флаер, чего мне совсем не хотелось, там была лужа. Рабочий день начался точно по времени, сразу появились рабы из помещения, где спали и ушли в ангары. Там же появилось местное начальство и стало командовать, куда и что грузить. Одновременно с ними появились пилоты флаеров. Они стояли отдельно, с ними местное начальство поговорило, и они пошли к флаерам. Они недолго пробыли в кабинах, видимо, проверили состояние флаеров и вышли из них. Собрались вместе что-то обсуждая. Рабы тем временем начали грузить флаеры. В первую очередь стали грузить средний флаер. Вскоре он улетел, а мне при его взлёте пришлось спрятаться за один из двигателей. Этот флаер грузили почему-то с перерывами. Сам наблюдал за тем, чем занято местное начальство, а оно разговаривало с охранниками, которых стало пятеро. Похоже, скоро появятся ремонтник менять камеры на крыше и мне пора отсюда убираться. Заметив, что все рабы заняты разгрузкой приехавшего грузовика, а пилоты флаеров разговаривают о своём, решил, что мне пора. Открыл кормовой шлюз и спрыгнул вниз. В полёте смог зацепился за верх шлюза и так попал внутрь. Конечно, камера в шлюзе меня зафиксировала, но я надеялся, что искин флаера не воспримет меня как захватчика и не подымет тревогу. Когда оказался в грузовом отсеке, сразу посмотрел есть тревога или нет. Всё было тихо, похоже, искин флаера воспринял меня как обслуживающий персонал. Грузовой отсек флаера, куда я попал, был заполнен на треть. Все товары были размещены у перегородки с пилотской кабиной. Пришлось переложить часть коробок и тюков и самому спрятаться у перегородки. Заложив себя коробками. Только в грузовом отсеке, я понял, что здорово замёрз на крыше. Хотя и комбинезон и был не промокаемым, но голова и кисти рук замёрзли основательно. Немного согревшись, включил планшет посмотреть, что происходит. Начальство притащило лестницу и двое из охранников карабкались на крышу ангара. Убедившись, что там никого нет, наверх полез техник устанавливать новые камеры.

Надеюсь, они долго не найдут старые камеры в углу, куда я их выкинул. Видимо, техник всё такие обнаружил дырки от попаданий игл в крышу и сообщил об этом охране. Между ними и владельцами началась горячая беседа по этому поводу. Рабы тем временем закончили разгружать грузовик и начали всё выгруженное из грузовика перемещать во флаеры. Почти всё, что выгрузили сейчас, поместили в этот флаер, и его пилот сразу заняла своё место в кабине. Пока не пропала связь, всё время наблюдал за владельцами и как они обдумывали ситуацию с охраной. Наверно решили, что это работа их конкурентов. Меня так и подмывало сказать им, что это не конкуренты, и меня содержимое складов не интересует, мне нужно только долететь до станции. Когда сеть пропала, переключился на камеры флаера. Судя по всему, флаер летел, куда мне и было нужно. На станцию с таким же названием, как и планета и столица. При этом я сильно надеялся, что утечек воздуха в грузовом отсеке нет, как и датчика контроля углекислоты. Флаер был грузовым, а не пассажирским и вроде в грузовом отсеке этого датчика быть не должно. Когда мы покинули атмосферу планеты, стала хорошо видна приближающаяся станция. Прощай планета, надеюсь, я больше сюда никогда не вернусь.

Станция становилась всё ближе, и теперь я мог хорошо рассмотреть её в камеры наблюдения. Она была в форме шара с усиками, и к этим усикам были пристыкованы флаеры и корабли. Когда подлетели близко, стали пролетать мимо пристыкованных кораблей, я знал, что это за корабль и как он устроен. Однозначно я в кораблях разбираюсь, и это значит, что я пират. Пират так пират, сейчас уже ничего не изменишь. Флаер подлетел к станции и полетел около неё, так продолжалось недолго, неожиданно он резко поменял курс и залетел в открытые ворота ангара. Здесь я занервничал, как бы это не оказалось ловушкой, и меня там ожидали, но оказалось, что нервничал зря, флаер залетел на склад транспортной компании. Как только мы залетели, ворота за нами закрылись, и ангар стал заполняться воздухом. Рядом стоял второй флаер тот, что улетел с утра. Его то ли разгружали, то ли загружали транспортные дроиды. Когда появился воздух в ангаре, из флаера вышла пилот. Она встретилась с пилотом соседнего флаера и стали что-то горячо обсуждать. Быстро обсудив, они пошли на выход из ангара. Из разумных в ангаре вроде больше никого не было, и я решил, что пора покинуть этот флаер. Пришлось переложить немного коробок, чтобы добраться до двери, ведущей в кабину пилота. Когда вышел из кабины, понял, что я ошибся. В ангаре я находился совсем не один. Здесь было как минимум пятеро. Трое управляли транспортными дроидами, которые разгружали и загружали одновременно соседний флаер, ещё двое у выхода общались с пилотом антигравитационной платформы, который прилетел или сдавать, или забирать товар. Она была уже погружена, они недолго поговорили с пилотом и на смену этой платформе прилетели две других. Трое остальных бросили грузить флаер и переключились на разгрузку этих платформ. Рядом никого не было, и я решил пора, открыл шлюз и вышел из флаера. Почти сразу заметил камеру у потолка, похоже, в очередной раз засветился, не говоря про камеру в шлюзе. Спрятавшись от неё за флаером, осмотрелся и переместился за несколько упаковок с тканью, там она меня не должна была видеть, и уже оттуда наблюдал за выходом, а там сейчас находилось семеро и четверо из них вооружены. Как-то там, на планете я не подумал, что мне придётся отсюда выбираться. Прорываться с боем или попробовать выйти, сделав вид, что я мимо прохожу. Все заняты, возможно, не обратят внимания на меня? Если не получиться тогда что? Бой? Слишком их много нужно тогда их по очереди вырубать. Кроме того, сейчас ещё пилоты вернутся и будет их ещё больше. Оба пилота тоже вооружены. Не хотелось бы никого трогать, нужно просто отсидеться. Стоп отсидеться, точно не получится. Они сейчас погрузят первый флаер, и когда он будет улетать, атмосферы на складе не будет, а скафандра у меня нет. Похоже, придётся уходить отсюда с боем. С боем так с боем, но решил проверить, возможно, есть второй выход, и стал двигаться между складированным товаром. Второго выхода не оказалось, но я обнаружил три вытяжки у самого пола. Они были небольшими, но почему-то я был уверен, что смогу пролезть в них. Две находились на открытом месте третья около тюков с тканью. С трудом отодвинув три тюка, сложенных друг на друга, подобрался к решётке вентиляционной вытяжки. Хорошо, что я прицепил набор на бедро, его так обычно носил Фил и техники на ферме. Теперь с помощью инструмента стал откручивать решётку на вытяжке. Открутив, засунул рюкзак внутрь и сам полез за ним. Думал, застряну, но повезло, что комбинезон оказался скользким, и мне удалось проползти внутрь. Уже, когда полз по вентиляции, стал, опасался застрять, и я понял, что мне это напомнило. Также совсем недавно мы с Дарсом ползли непонятно куда. Кроме того, я как последний болван не скачал карту этой станции, но теперь выбора не было и нужно было ползти вперёд, пока воздуховод не перекрыли, чтобы не остался в этой вентиляции навсегда. Проблема заключалась в том, что в ней было очень узко, я уже несколько раз застревал на поворотах. Неожиданно сзади что-то щёлкнуло, и воздушный поток, выбивавший в глазах слезу, пропал. Посмотреть, что это было, я не мог, похоже, я успел, и воздушная заслонка закрылась, где-то сзади. Пришлось ползти дальше, и ползти стало гораздо легче, не было встречного воздушного потока. Когда дополз до очередного поворота, он снова появился. Прополз его и выполз на развилку. Было три варианта прямо направо и налево. Вначале хотел налево, но встречный поток дул прямо, и я решил ползти прямо. Пришлось ползти долго и упорно вперёд. Борьба со встречным потоком отнимала немало сил, и когда дополз до решётки, здорово устал. Решётка здесь была закреплена крепко, как и предыдущая и мои попытки выбить её не увенчались успехом. Кроме того, мне мешался рюкзак, который был передо мной. Посмотреть, что было впереди, на другой стороне решётки не представлялось возможным, и я начал перекусывать решётку кусачками, что были у меня в наборе техника. Прутья были толстыми и мне с большим трудом перекусить их с одной стороны решётки, после чего стал их отгибать. Только тогда смог подобраться к самому креплению решётки. Как его открутить, я знал, но пришлось долго и упорно разбирать крепление решётки. Разобрав крепление, смог отогнуть решётку одну сторону решётки и протолкнуть рюкзак дальше. После чего вылез сам. Зря я поел там на крыше флаера, мог и застрять, как-то подумалось, когда вылез из вентиляции. Вторая мысль была, что нужно пристрелить изобретателя этих решёток вместе с его креплениями. Сил совсем не осталось, я здорово устал, хотя прополз около сотни метров, но, видимо, сказалось, что приходилось постоянно бороться с воздушным потоком, или я ещё не адаптировался к стандартной гравитации на станции. Организм отвык неё за месяцы, проведённые на планете. Пока сидел, отдыхал, осмотрелся. Похоже, я попал в соседний ангар. Вылез я между двумя маршевыми двигателями, лежащими около вытяжки. Эта модель двигателей была старой, и выглядели они так же. В первую очередь посмотрел камеры наблюдения у потолка. Поблизости их не оказалось. В ангаре было тихо. Не было слышно ни голосов разумных, ни работы каких-то механизмов, но освещение присутствовало, а это значило, что я здесь находился не один.

Часть 5

Интересно, куда это меня занесло? Немного отдохнув, посмотрел на свой рюкзак. Он соврал на себя кучу пыли и грязи, собравшейся в воздуховоде. Осмотрев на себя, понял, что выгляжу не лучше. Мой чистый комбинезон собрал на себя, всё то, что не собрал рюкзак. Достал бутылку с водой и попытался смыть большую грязь с комбинезона и рюкзака. В какой-то мере мне это удалось. После чего вернул решётку на место и закрепил её. Теперь посмотрим, где я оказался и осторожно выглянул из-за двигателя. Оказалось, что опасаться было нечего, и весь ангар был заставлен старыми блоками и запчастями от кораблей. Всё это было сложено в высокие кучи. Никого из разумных поблизости не было. Выйдя в небольшой проход, между всем этим добром, попытался понять, в какой стороне должен быть выход. У меня зародилось смутное подозрение, что этот ангар принадлежит мусорщикам с третьей свалки, и что всё ценное оттуда попадало сюда. Немного побродив среди этого мусора, вышел к выходу. Около него находился небольшой жилой модуль и, судя по всему, в нём кто-то жил. Над выходом из него висела всего одна камера наблюдения, перекрывавшая выход из ангара. Что же посмотрим и, расстегнув комбинезон, вытащил планшет. Искин ангара почти сразу отозвался и получил вирус. После чего активировал поиск местной сети. Мне была нужна карта этой станции. Сеть планшет нашёл, но с большим трудом. Видимо, большое количество железа в ангаре создавало проблемы. Сеть была, но вот скорость у сети была совсем медленная. Впрочем, это мне не помешало найти и закачать на планшет карту станции. Развернув её, посмотрел строение станции. Она оказалась совсем небольшой по размеру. Устройство станции было простым, по её краям её были различные склады и ангары, а вся администрация и торговая часть находилась в самом центре станции. Найдя на карте транспортную компанию Ветер, на флаере которой я сюда прилетел, понял, что нахожусь в ремонтной компании Ганира. Сомнения, что это ремонтная компания у меня возникли сразу. Не было здесь ремонтных дроидов и техников. Попытался найти другие варианты, куда я мог попасть, но других подходящих вариантов не нашлось. Планшет пискнул, известив, что пришли коды от искина. Когда увидел, что прислал вирус, выругался. Похоже, и на этом искине тоже стояла защита от взлома. Пришли коды пользовательского уровня. Это рушило все мои планы. Ведь я надеялся уйти отсюда незаметно, так чтобы преследователи, если они появятся здесь на станции, потеряли мой след. С таким уровнем ничего не почистить за собой. Похоже, придётся ломать внаглую и чистить за собой, но тогда будет понятно, что я здесь побывал. Без этого не выйдешь даже из ангара. Лезть обратно в вентиляцию мне совсем не хотелось. Зашёл на искин и посмотрел камеры, их оказалась всего три на весь ангар. Одна у выхода, вторая у наружных ворот, третья в дальнем углу. Камеру у выхода я мог легко подстрелить, но что мне это давало? Неожиданно из модуля вышли двое и пошли к транспортным дроидам стоящим рядом с модулем. Дроиды сразу активировались и поехали за чем-то, но один почти сразу остановился, и в ангаре запахло горелой электроникой. Второй дроид проехал немного и тоже остановился, немного дальше. Эти двое подошли к сломавшемуся дроиду и попытались его снова оживить. Решил, что наглость — второе счастье и пора действовать.

Понимая, что двери ангара наверняка закрыты, я прокрался вдоль стены и пошёл от неё к жилому модулю, разумеется, попав в объектив камеры наблюдения. Очень надеясь, что в камеру не попало, как я крался вдоль стены. Местные так стояли ко мне спиной около дроида и не заметили, как я к ним подошёл.

— Привет, парни, что у вас случилось? — спросил их.

— Ты кто? — удивлённо спросил один из них, когда оба обернулись ко мне.

— Техник я станционный. Меня старший техник прислал посмотреть ворота.

— Какие ворота?

— Вам виднее. Вы ведь просили посмотреть.

— Мы никого не просили посмотреть, и с воротами у нас вроде всё было в порядке.

— Хорошо так запишем, транспортная компания Ветер с воротами проблем нет.

— Мы не транспортная компания Ветер. Они дальше находятся.

— Странно, мне сказали, что она находится здесь. Наверно я снова что-то перепутал.

— Они в следующем ангаре дальше по коридору.

— Понял. Парни, может, покажете, где это, а то я новенький всего третий день на станции?

— Выйдешь из ангара и направо. Как ты попал сюда?

— Дверь была открыта я и зашёл.

Один явно что-то заподозрил. Второй ничего не говорил, но неожиданно он спросил.

— Слушай, а ты в дроидах разбираешься?

— Не очень, а что?

— Может, посмотришь, что с ним? Поехал и встал и не отзывается.

— Давай посмотрим.

Подошёл к дроиду и открыл технический лючок в корпусе. Там стояли четыре платы управления. Одна из них сгорела. Это было хорошо видно. С помощью инструмента извлёк её и отдал ему.

— Держи, сгорела управляющая плата, нужна другая. Возможно, ещё что-то сгорело, нужно проверить диагностическим сканером, а его у меня его с собой нет.

— Что так? Вроде рюкзак полный? — спросил первый, который подозрительно ко мне отнёсся.

— Там запчасти для ремонта, чтобы не бегать потом за ними.

— Понятно.

— Может, покажете, где эта компания находится, а то я опять что-нибудь перепутаю?

— Выйдешь из ангара и по коридору направо. Не заблудишься.

— Понял, если что я вернусь.

На выходе дверь оказалась не закрытой, и я без проблем вышел в коридор станции. После чего повернул направо, как он и сказал. Ворота в ангар транспортной компании оказались открытыми, и туда залетела загруженная антигравитационная платформа. Дошёл уже до неё и решил идти обратно. Около неё находились две камеры наблюдения, контролирующие коридор станции в обе стороны. Мне попадать в них совсем не хотелось. Засветился я уже и на камерах флаера и на их внутренних камерах.

Станция оказалась старой, во многих местах в коридоре была ржавчина и под потолком висели ничем не прикрытые пучки силовых кабелей. Впрочем, это я понял, раньше, когда на флаере подлетал к ней. Видимо, она побывала в серьёзной переделке. На внешней обшивке были хорошо видны многочисленные заплатки и повреждения. Нанесены они были точно не метеоритами. Коридор, в который я попал, проходил по кругу вдоль наружной обшивки станции. С одной его стороны находились большие ангары. Они располагались между коридором и наружной обшивкой станции. С другой стороны, были сделаны небольшие склады и ремонтные мастерские. В одном месте я остановился, здесь не было сделано ни склада, ни мастерской, и вначале я не понял, что это. Только когда открыл одну из дверей, понял что это камеры для заключённых. Значит, эта станция, как и планета, была раньше тюрьмой. Сейчас из неё сделали перевалочную базу. Вот только состояние станции было очень плохим, потому что многие встречные разумные были в скафандрах. Кроме того, в отличие от планеты здесь почти все, за исключением рабов, были вооружены. На меня никто не обращал внимания. Техников здесь хватало и многие были одеты как я. Прогулявшись по коридору, решил, что пора заканчивать эту экскурсию, и свернул в тоннель для дроидов. Вот только оказалось, что не только я здесь хожу по тоннелям предназначенных для дроидов. Встречные разумные попадались в тоннеле ничуть не меньше, чем в коридоре. Вскоре я вышел в коридор на второе внутреннее кольцо станции. Таких колец на станции было пять. Второе кольцо оказалось полностью торговым. По обеим сторонам коридора здесь находились торговые лавочки. В коридоре, как и в предыдущем, было мало места, антигравитационные платформы с трудом разлетались. Погуляв по нему, я перешёл на третье кольцо. Оно ничем не отличалось от второго. Последние два кольца были совсем небольшими и находились в самом центре станции. На них располагались деловые и развлекательные центры и медицинские кабинеты. На внутренних кольцах было не так много разумных в скафандрах, как на наружном, но они и здесь встречались.

Хотел заглянуть в развлекательный центр, но он был закрыт до вечера, а на станции сейчас было раннее утро. Вернувшись на третье кольцо, походил немного по нему и зашёл в один из баров. Бармен достаточно критически посмотрел на мой вид, но я заказал сразу два стакана выпивки и ему стал неинтересен мой вид. Забрав выпивку, сел за свободный столик в самом углу, чтобы не мозолить ему глаза у стойки. Когда я туда перебрался, бармен вообще забыл обо мне. Местных в баре было немного. За одним столиком сидели три девушки, другой столик занимала парочка пилотов. Повод выпить у меня был, мне удалось покинуть планету, не без проблем, но удалось. Теперь здесь на станции можно не волноваться, какое-то время, интересно здесь есть список беглых рабов как на планете?

Такой список нашёлся и он ничем не отличался оттого, что был на планете. Вот только когда в нём я нашёл себя, оказался в лёгком шоке. Цена за меня резко увеличилась, и теперь за меня бывшие хозяйки предлагали пятьдесят тысяч. Было непонятно, с чём это было связано, но теперь я был в десятке самых разыскиваемых и дорогих рабов планеты. Забавно было, что я сижу спокойно здесь в баре и не от кого не прячусь. Было совсем непонятно, чем был вызван такой рост цены, зная прижимистость хозяек. Они ведь специально покупали рабов инвалидов, чтобы было дешевле. На планете сейчас охотники за головами обе свалки перероют, ища меня. Впрочем, пока я не был самым дорогим рабом, занимая почётное седьмое место. Нужно быстрее улетать отсюда, пока меня кто-нибудь не опознал. Опять, как это сделать? Если капитан проверит кто я? Официально проситься на корабль очень рискованно. Придётся опять искать варианты, как отсюда улететь. Только нужно это быстро делать. Пока здесь нет толпы, желающих заработать пятьдесят тысяч. Залпом допил второй стакан и вышел из бара. Перед выходом поставил на взлом банковский чип Изи. Мне нужен был скафандр, а у меня на счёте осталось немного больше трёх тысяч. В баре я выбрал один в продаже, но он стоил почти шесть тысяч. Он был далеко не новый и совсем простая модель, но модель ходовая и надёжная судя по отзывам в сети. Для меня эта модель имела одно преимущество. Она могла управляться без нейросети, и управление было очень простым и автоматизированным. Вначале хотел дойти и купить сам, но потом решил так не делать. Не хотелось мне лишний раз теперь светиться под камерами. Поэтому я направился в тоннели для дроидов. Там камеры хотя и были, но большинство не работало. Долго ходил, там меняя тоннели и уровни, пока не пискнул планшет, сообщив, что чип взломан. Баланс чипа показал восемь тысяч двести кредов. Спустившись на несколько уровней и заняв позицию около одного из переходных шлюзов, вызвал продавца. Здесь не было камер наблюдения, и шлюз был не занят кораблём.

— Добрый день. Мне скоро улетать, и нужен скафандр.

— Какой?

— Самый простой. У вас там есть моделька за пять восемьсот. Он рабочий?

— Конечно. Он в отличном состоянии.

— Насчёт отличного состояния вы точно загнули, он уже и на хорошее состояние не тянет.

— Зря вы так.

— Сказал как есть, поверьте, я в этом разбираюсь.

— Верю. Нужно ещё что-то к нему?

— Например?

— Дополнительные усилители, аптечку, обвес специальный?

— Набор техника там вроде и так должен пристёгиваться?

— Да.

— Тогда только аптечку к нему, заправленную.

— Нет проблем шестьсот кредов.

— Дороговато она у вас.

— Обычная цена.

— Возможно, у вас кобура под игольник есть?

— Найдём.

— Сколько?

— Сотня.

— За кобуру сотня?

— Отличная кобура.

— Тогда доставка до меня бесплатная.

— Конечно.

— Тогда жду всё около двести семьдесят пятого шлюза. Проверяю и оплачиваю на месте.

— Договорились.

Минут через двадцать прилетела платформа, и девушка-пилот, привезла на ней всё, что я заказал. Проверять при ней скафандр я не стал, чтобы не поняла, что у меня нет нейросети. Проверил только аптечку и посмотрел кобуру. Этот торгаш мало того что цену на аптечку загнул, так ещё и не новую подсунул, хорошо, что аптечка работала. Платил, по сути, за всё, не я, а Изя, поэтому я и не торговался. Как только я оплатил, девушка сразу запрыгнула на платформу и улетела. Видимо, у меня отразилось на лице, всё, что я думаю о таком обмане. Только после того, как платформа скрылась из вида, проверил скафандр. Он оказался рабочим. После этого сразу отправился в тоннель для дроидов находящийся недалеко от шлюза. Уже в тоннеле пристегнул и подключил аптечку к скафандру и одел его на себя. Мне эта модель приглянулась тем, что забрало скафандра было небольшим, и кто находится внутри, по камерам наблюдения рассмотреть было сложно. К тому же забрало можно было притонировать и тогда это было сделать невозможно. Сбоку повесил кобуру и поместил в неё один из игольников, решив, что маскировка теперь у меня вполне подходящая. Не успел сделать и пары шагов, как получил укол от аптечки. Посмотрел на небольшом дисплее на руке, что она мне вколола. Аптечка посчитала, что у меня воспаление лёгких, и вколола мне препарат от этого. Похоже, здорово я этой ночью промёрз, раз она так посчитала. Главным для меня теперь стал вопрос, а куда собственно лететь? Остановился и достал планшет. Лететь и становиться колонизатором к Дарсу? Так меня не возьмут в колонизаторы без нейросети? Кроме того, зачем? Меня программа взлома чипов неплохо, прокормит? Зачем мне нужна эта колония? Нужно будет связаться как-то с Дарсом и выкупить его оттуда, а дальше вместе разберёмся. Значит, улетаем отсюда, куда получиться, а дальше видно будет. Что же посмотрим, куда отсюда можно улететь? Обнаружил у искина станции объявления капитанов кораблей, которые предлагали взять пассажиров. Вариантов улететь предлагалось много, вот только ни одно место, куда летели корабли, мне ни о чём не говорило. Поэтому нашёл карту ближайших систем и стал изучать их. Оказалось, что большинство летит до находящихся поблизости станций. Были некоторые, которые летели на отдалённые станции и даже планеты. Как правило, это были колонии, находящиеся относительно недалеко отсюда. Когда я закончил разбираться с теми, кто и куда летит и что это за место, понял с что на станции уже вечер и что я почти двое суток на ногах. Организм требовал отдыха и сна. Вариант снять здесь каюту совсем не рассматривался. Поэтому я стал на карте станции искать варианты, где можно было бы поспать, так чтобы никто не пришёл за мной. Мне было нужно какое-то техническое помещение. Нашёл на карте одну из насосных станций и отправился к ней. Она располагалась в самом низу станции, и я надеялся, что место там будет не посещаемым. Вот только когда я туда добрался, оказалась, что нет там никакой насосной станции. Станция была сильно переделана и теперь сильно не соответствовала карте. На месте, где на карте должен был быть проход к насосной станции, теперь в этом месте стояла перегородка. Решив, что не очень и хотелось, начал искать другую насосную станцию на карте. Она быстро нашлась и не очень далеко от меня. С надеждой, что она там находится, отправился к ней.

Коридор, который проходил к ней был почти не освещён и пуст. Похоже, здесь был не только самый низ станции, но и её криминальное дно. Меня это совсем не пугало, а даже радовало. Это значило, что сюда лишний раз никто не суётся. Так, никого не встретив по дороге, дошёл до насосной станции. Она, к моей радости, оказалась на месте и дверь в неё была закрыта. Отправив вирус искину насосной станции, стал ждать у двери. Минут через десять пришли коды доступа и, отключив камеру наблюдения внутри насосной, открыл входную дверь. Помещение оказалось совсем небольшим, в нём работали два насоса подающих воду на верхние уровни станции. Места рядом с насосами хватало и, изменив ракурс камеры, включил её снова. Сам лёг рядом с насосом. Последнее, что успел сделать, это закрыть за собой дверь. После чего почти сразу уснул.

Часть 6

Когда открыл глаза, сразу посмотрел время на планшете, на станции было уже утро. Выспался я хорошо и мне совсем не мешал насос, работающий рядом со мной. Утром большинство мышц болело, и чувствовал себя разбитым, видимо, сказалось изменение гравитации. Когда застегнул скафандр, аптечка сразу вколола мне тонизирующий коктейль, стало намного лучше. Сильно хотелось кушать, и я распечатал сухой паёк. Ещё вчера я определился, что за станции и системы находиться недалёко, теперь нужно понять, как отсюда улететь. Интересно обнаружили, что я на станции или нет? Это можно легко узнать. Мой доступ к искину транспортной компании оказался активен и, похоже, мой взлом не обнаружили. Посмотрел камеры на планете. В транспортной компании Ветер шла обычная работа, рабы выгружали флаер, прилетевший со станции. Охрана сидела на своих местах и, похоже, никто ничего не обнаружил. Решив, что ничего особенного не будет, если я взломаю парочку камер наблюдения, чтобы убедиться, что всё в порядке. Мне эти транспортники были уже неинтересны. Немного запутав следы по планете, начал взлом камеры. Она находилась напротив помещения, где находилось начальство компании. Искин немного сопротивлялся, быстро сдался, предоставив доступ к камере. После того как я улетел, ничего интересно не происходило, заменили камеры наблюдения и работа продолжилась как раньше. Промотав запись, хотел уже уходить, когда увидел, как в помещение к начальству зашли четверо уже знакомых мне по ферме наёмников. К сожалению камер, в помещении для начальства не было, была камера напротив входа. Совсем было непонятно, что это значило. В помещении для руководства наёмники пробыли недолго, и достаточно быстро его покинули. Ушли они в сторону выхода. Через небольшой промежуток времени появилась другая группа наёмников. Они пробыли у начальства также недолго, и быстро ушли. За ними появились ещё одни, и всё повторилось. Местное руководство решило нанять дополнительную охрану?

Всё возможно. Вот только сегодня утром снова появились наёмники с фермы, и ушли они не в сторону выхода. Пришлось отсмотреть записи с другой камеры. Выяснилось, что они сели на флаер и улетели. Судя по всему, на станцию. Стало понятно, что это несовпадение. Они ищут меня и идут по моему следу. Значит, они уже на станции и другие группы наёмников скоро подтянутся. Транспортники просто продали им информацию. Что же сами виноваты. Придётся ломать и атаковал искин транспортной компании. Искин долго упирался, но вскоре я его одолел. Как я и думал, стояла специальная защита доступа высоких уровней, пришлось дополнительно с ней повозиться, но и она пала под моим натиском. Чем больше я занимался взломом, тем больше понимал, что это я делаю не первый раз, и всё лучше и лучше у меня это получается. Получив все коды доступа, перешёл на искин транспортной компании здесь на станции и посмотрел записи с камер наблюдения. Выяснилось, что у них есть скрытые камеры наблюдения, которые я не заметил. В камеру наблюдения я действительно попал и даже не в одну. Наёмники прилетели туда сегодня утром, осмотрели склад в присутствии одного из местных и пилота флаера. Нашли незакрытую вентиляцию, осмотрели её и покинули транспортную компанию через дверь. За ними следом появились две другие группы наёмников, тоже осмотрели всё и ушли. Значит, у меня на хвосте три группы охотников. Что же, ничего нового, ещё вчера я думал, что у меня мало времени, так и оказалось. Теперь я знаю, сколько их и можно поохотиться на них. Все группы небольшие. Две состоят из четырёх разумных одна троих. Вот только игл у меня мало для этого, одна обойма практически пустая и шум скорей всего поднимется на станции. Нет, лучше незаметно улететь отсюда. Пускай ищут. Здесь искать можно долго. Пока посмотрю, что это за транспортная компания такая. Порывшись в документации, что была у искина, понял, что в основном компания зарабатывала на посреднических услугах.

Вначале я не понял, что они делали. Они забирали небольшие грузы от частных транспортников, залетающих сюда, и когда набирался большой объём, отправляли всё на соседние станции с другими частниками. Ещё немного порывшись в документации — разобрался. Обычный средний транспортник брал большой объём груза с доставкой сюда, но среди этого груза попадалось несколько небольших грузов, которые нужно было доставить на соседние станции. Лететь до ближайших станций и доставлять туда по два-три груза, оставшихся у него ему было невыгодно. Вот он и сдавал все эти остатки транспортной компании и оплачивал им доставку до ближайших станций, а сам снова загружал транспортник под завязку и летел дальше. Это была скорей небольшая перевалочная база, чем транспортная компания. Когда с этим разобрался, вернулся на планету и посмотрел в камеры, чем там занимаются. Оказалось, что там был форменный бардак. Все бросили всю работу. Начальство что-то решало с охранниками в помещении охраны. Посмотрел, что ещё есть у искина, нашёл ошейники рабов и отключил их, после чего искин сообщил рабам, что они свободны. Создал резервный доступ для управления искином, почистил искин от вируса, после этого вернул доступ владельцам и ушёл оттуда. Напоследок посмотрев, что происходит. Оказалось, что пока начальство разбиралось с охраной, рабы дружно покинули территорию через забор. Совершив эту маленькую месть, понял, что здорово засветился. Мне нужен новый планшет и нужно уходить отсюда. Собирая остатки пайков в рюкзак, обратил внимание, что задумался и не заметил, как съел два сухих пайка.

Приоткрыв дверь, осторожно выглянул в коридор. Коридор, как и вчера, оказался пуст. Пока шёл, думал, что мне делать? Нужно как-то попасть на корабль, а наверняка наёмники уже проинформировали капитанов кораблей обо мне. Значит, или взлом искина, а искин корабля — это не искин дома или транспортной компании он гораздо сложней. Нужно как-то попасть туда зайцем. В первом варианте вначале придётся взламывать переходный шлюз и только потом искин корабля. Можно, конечно, облететь и подлететь на платформе к кораблю снаружи, тогда шлюз ломать не нужно будет. Второй вариант спрятаться в каком-то грузе. В обоих вариантах нужен помощник в первом, чтобы кто-то управлял платформой, во втором случае, чтобы доставил тебя на борт в какой-нибудь коробке.

Помощника не было, и доверять кому-то было опасно. Слишком большую сумму за меня обещали. Научится самому управлять платформой? Нужна, гипнограмма. Вот только слишком много вопросов появиться сразу, кто я такой и почему без нейросети, кроме того, непонятно можно платформой управлять без нейросети или нет. Проще шлюз взломать, опять с искином корабля неизвестно получиться взломать или нет. Всё это как-то очень сложно, нужен вариант проще.

Поднявшись на несколько уровней выше, решил дойти до шлюзов. Возможно, около них что — то придумаю. Идей не появилось и, погуляв около шлюзов, решил заглянуть в бар, находящийся рядом. Бар был полон разумных. Местные завтракали перед началом рабочего дня, но большую часть посетителей составляли пилоты или кто-то экипажей кораблей. Они обсуждали за выпивкой свои дела. Свободных мест у барной стойки совсем не было и, заметив одно место около занятого столика, пошёл туда.

— Парни, не помешаю? Мест свободных, больше нет, — спросил сидящих за ней.

— Садись, — ответил один, похоже, пилот.

Сел рядом с ними и глотнул из стакана выпивки, что купил. Они были одеты как я, в скафандры и, видимо, поэтому приняли меня своего.

— Ты с какого корабля? — спросил второй.

— Местный я здесь работаю — ответил ему.

— Не боишься с утра выпивать?

— Нет, я только закончил смену, и сейчас отсыпаться пойду.

— Ты ведь техник?

— Техник.

— Мне хороший техник на корабль нужен, — сказал третий.

— Хорошие техники всем нужны.

— Это точно.

Видимо, он понял, что я не горю желанием к нему на корабль, оставил меня в покое. Они вернулись к прерванному разговору, а я задумался. Может и правда под видом техника попасть на корабль. Вот только быстро раскроется, что я без нейросети и без нейросети не подписать контракт. Нет, это не вариант. С другой стороны, прийти перед вылетом к нему и долететь до следующей остановки. Вот только как бы меня на следующей остановке не приняли. Сам пока слушал, о чём они разговаривают соседи, быстро понял, что они не пилоты, а капитаны кораблей. Один летел в колонию и должен был здесь забрать партию будущих колонистов. Двое других ничего не рассказывали о себе и больше расспрашивали первого. Решил тоже спросить у него.

— Слушай, ты ничего не знаешь про колонию на Каледонии?

— Ты туда собрался?

— Нет, приятель туда улетел колонистом. После этого не выходит на связь.

— Не удивительно. Может, его уже и нет в живых.

— Почему так?

— Новая колония и планета опасная.

— Сколько пытался узнать о планете, ничего не нашёл.

— Знаешь, я всего один раз был там, и сам почти ничего не знаю о ней. Станцию там тогда только начали строить. Проблемы у них там были с местной живностью. Планета оказалась очень агрессивной. Много колонистов там погибало из-за этого. Впрочем, возможно, сейчас решили эту проблему.

— Что за живность?

— Даже не знаю, не интересовался этим, слышал, как местные на станции болтали. Если, хочешь в колонизаторы, есть более достойные места.

— Не хочу. Просто хотел узнать о его судьбе.

— Отправь запрос искину колонии. Он должен ответить, жив он или нет.

— Наверно так и сделаю. Туда можно слетать?

— Конечно. Подписывай контракт с колонией и бесплатно полетишь.

— В колонисты я не хочу.

— Зря. Там много возможностей.

— Мне приятель также говорил.

— Есть колонии уже обжитые там нормально и можно хорошо заработать.

— Почему сам не идёшь в колонисты, если там всё так классно?

— Профессия у меня неподходящая для колониста.

— Вот и у меня неподходящая. У меня здесь работы хватает.

Видимо, поняв, что меня не завлечь в колонисты. Он спросил второго об их общем знакомом. Сам я уже собирался отсюда уходить, но у меня были планы посетить местное отхожее место. Ради чего собственно и зашёл в этот бар. Вот только когда я оттуда вышел, чуть не вернулся сразу обратно. За освободившийся соседний столик садилась четверо наёмников, за которыми я совсем недавно наблюдал по камерам транспортной компании. Искали они не кого-нибудь, а меня. От этого я растерялся, не зная, что делать. Они вроде не обратили на меня внимания, но это могла быть просто уловка. Ожидая нападения в любой момент, подошёл к стойке. Бармен тут же появился рядом, и пришлось заказать ещё выпивки. Двое из наёмников также стояли около барной стойки, видимо, в ожидании своих заказов. Забрав выпивку, пошёл за свой столик, боковым зрением наблюдая за ними. Без проблем занял своё место за столиком. Эти наёмников забрали приготовленную еду и сели за соседний столик к двум приятелям, сидящим за столом.

— Рассказывайте, что смогли узнать? — сказал один из сидевших за столиком, двоим только присоединившимся к ним.

— Почти ничего. Сам знаешь, здесь камеры через одну работают, — ответил один из присоединившихся к ним — В общем, погулял он по коридорам, потом исчез в тоннелях для дроидов. Засветился там, в трёх местах. Потом вообще исчез. Может, уже улетел отсюда. Последний раз попал в камеру около переходных шлюзов на десятом уровне.

— Нужно поговорить с капитанами кораблей.

— Уже поговорили. Пусто. Не видели они его, и не просился он к ним на корабль, но четыре корабля уже улетели, возможно, он находится на одном из них.

— Удалось узнать, куда улетели?

— По двоим есть данные. Двое других частники и куда они полетели неизвестно.

— Это плохо. Может, можно это как-то выяснить?

— Нельзя. Многие боятся нападения пиратов и не раскрывают, куда они летят.

— Что будем делать?

— Возвращаться нужно, я тебе сразу сказал, что не стоит связываться с этим делом.

— Может, он всё-таки не улетел?

— Всё возможно. Послушай они нам точно, что-то не договаривают здесь всё непросто.

— Почему?

— Потому что этот парень совсем непрост. Мне прислали одно видео с ним. Сам посмотри. Никакой он не дикий, как они утверждают. Спецназ, причём высокий уровень. Ты обратил внимание, как он проник на станцию, только спецы так умеют. Заметь, при этом его никто не обнаружил. Если бы камеры наблюдения его не засекли, это вообще бы осталось не замеченным. Где ты встречал дикого с такой подготовкой?

Капитаны у меня за столиком допили вино, что было у них в бутылках, и собрались расходиться. Решил, что мне тоже пора, как-то не комфортно сидеть и слушать, когда за соседним столиком обсуждают тебя. Вместе с капитанами вышел из бара и пошёл в ту же сторону, что и они. После чего незаметно отстал и свернул в тоннель для дроидов.

В тоннеле я остановился и задумался на тему, что мне делать. Вроде я все камеры в тоннелях обходил, но оказалось, что несколько всё-таки пропустил. Кроме того, я зря взломал эту транспортную компанию. Скоро они узнают о взломе и поймут, что я здесь на станции, а никуда не улетел на этих двух кораблях. Похоже, этот наёмник, наводивший справки обо мне бывший полицейский. Наверняка и у остальных групп есть эта информация. Эти возможно и бросят меня искать, а вот некоторые обидевшиеся за дроида могут и не бросить. Стоп. Как я сразу не догадался? Тот, кто мне мешал тот мне и поможет! Хотел достать планшет, но передумал. Это уже опасно и его могут отследить. С другой стороны, мне всё равно нужен новый планшет. Удалил это соединение с сетью и купил новое. После чего стал искать планшеты в сети и быстро нашёл не один десяток предложений, но сразу встал вопрос заказать доставку или самому идти в лавку. Выбрал второй вариант, нужно посмотреть всё самому перед покупкой, а то снова подсунут непонятно что. Лавка, куда я пришёл, оказалась лавкой различной бытовой электроники. Выбор в ней был большим, и поначалу я даже забыл, зачем пришёл, ходил и рассматривал, что в ней есть. Мне это напомнило что-то очень знакомое, но как я не старался, не мог ничего вспомнить. От попытки вспомнить, меня отвлекла девушка-продавец.

— Вы пытаетесь найти, что конкретное? — спросила она.

— Вообще, я пришёл за планшетом. У вас в сети есть два предложения за тысячу двести кредов и полторы тысячи.

— Есть такие планшеты.

— Покажите. Хочу их посмотреть.

Она принесла и выложила на прилавок два планшета. Посмотрел и выбрал вариант тысячу двести. Он мне показался более новым. Когда оплатил и забрал планшет, попытался снова вспомнить, что мне это напоминает, но, видимо, продавец восприняла это как моё желание ещё что приобрести.

— Ещё что-то нужно? — спросила она.

— Не знаю, не помню.

Она стала перечислять различные вещи, что были у них в продаже, а я отрицательно качал головой. Мне ничего из этого мне было не нужно, задумался я, только когда она предложила камеры наблюдения. Видя, что я отрицательно не покачал головой, она подвела меня к прилавку с камерами. Здесь находились различные камеры наблюдения от совсем маленьких до самых обычных. Посмотрел я на самую маленькую для скрытого наблюдения, она мне показалась знакомой. Вот, похоже, почему я не заметил камеры в тоннелях, там стояли такие камеры скрытого наблюдения.

— Хотите такую камеру? Её можно подключить к планшету.

— Сколько?

— Тридцать кредов.

— Давайте.

Рассчитавшись за камеру, в задумчивости вышел из лавки и пошёл в сторону ближайшего тоннеля для дроидов. Что мне это напомнило? Сколько не пытался, ничего не мог вспомнить. Что-то очень знакомое. В тоннеле прошёл до развилки и расширения на этом месте и здесь остановился. Решив, что нужно подключить камеру к планшету. Когда стал подключать, понял, что я не просто знаю, как это делается. Похоже, делал это уже не один раз. Подключив камеру, опять попытался вспомнить. В этот момент в тоннеле появились двое. Решив, что они просто решили срезать через тоннель, не обратил на них никакого внимания, ведь я стоял в расширении и совсем им не мешал пройти. Вот только это чуть не стоило мне жизни. Хорошо пси почувствовала опасность и предупредила. В последний момент я уклонился от удара ножом в шею. Этот удар вернул меня в реальность, и боевой режим активировался. Очень быстро нападавший с переломом руки оказался на полу, второй меня атаковал следом за первым, и его постигла эта же учесть. Вырубив, обыскал обоих. Ничего, кроме ножей и пары чипов, у них не нашлось. Больше всего было непонятно, что с ними сейчас делать и кто они. Эта парочка была точно не из наёмников, ищущих меня здесь. Вначале я подумал, что местная полиция, но никаких значков и оружия не было. Судя по всему, это местный криминал. Решили меня ограбить, заметив, что у меня планшет в руках или продавщица в лавке навела. Опять, зачем меня убивать? Прикончить их или не стоит? Наверно не стоит. Сейчас им точно лечебная капсула понадобится, а мне нужно уходить отсюда. Убрал планшет с камерой в рюкзак и пошёл в боковой тоннель. Вообще, эти тоннели были сильно переделаны, и многое обозначенное на карте отличалось, оттого что было в реальности. Уже в боковом тоннеле решил вернуться в насосную станцию. Место там было спокойное, а мне было нужно затаиться на время. Если меня и вычислили, должны были проверить это место, уйти оттуда или оставить засаду там. Засады на месте не оказалось. В помещении насосной тоже никто не побывал. Заплатив за сеть, зашёл с нового планшета на искин транспортной компании. Здесь у них уже была рабочая обстановка. Не хватало только рабов. Сейчас сами владельцы работали на приёмке товаров. Ничего не трогая, перешёл на искин станции. Меня, прежде всего, интересовало, бывают перерывы у них в работе или нет. Просмотрев записи с камер наблюдения, выяснил, что работает компания круглосуточно, но не все сотрудники. Все пятеро местных сотрудников жили в жилом модуле. Ночью обычно дежурили вдвоём, приёмщик товара и погонщик дроидов. Полночи одна пара полночи другая. Каждую ночь было по-разному, но почти всегда был перерыв от часа до нескольких часов, когда не было никого из клиентов. В это время все пятеро находились в жилом модуле. Убедившись, что возможности проникнуть к ним есть не только через вытяжку, стал смотреть, другие камеры. Меня интересовало, что из крупногабаритного товара есть на складе. Ещё когда был там, обратил внимание на три больших пластиковых короба, размер у них был вполне подходящий, чтобы я мог без проблем поместиться внутрь. Вопрос был, в том, что находиться в внутри этих коробов. Порывшись в документации, выяснил, что в них находились лифтовые механизмы. Эти механизмы летели на соседнюю станцию Триара и судя по отметке у искина завтра должны отправиться туда на транспортнике Киная. Порывшись в сети, нашёл на доске объявлений, что капитан Кинаи предлагал взять троих пассажиров до станции Триара. Всё совпало. Проблема была только в двух вещах, как мне достать из коробки этот механизм и куда его, потом спрятать? Вручную мне этот механизм точно не достать из коробки. Слишком он тяжёлый, а транспортные дроиды на складе не находились в подчинении искина. Посмотрел, можно или нет отключить гравитацию на складе, но такой возможности у искина не оказалось. Скорей всего гравитация была общая для всей станции. Проверил ещё варианты, в чём можно было спрятаться, но ничего подходящего больше не нашёл. В списке того, что должно было завтра лететь на Триару, были в основном тюки с тканями, коробки с пастой калгиза и много небольших по размеру упаковок, оставленных здесь разными транспортниками. Что же придётся сегодня нанести очередной визит в эту транспортную компанию. Напоследок посмотрел, сколько лететь до этой станции оказалось три дня в гиперпространстве. Она находилась недалеко отсюда. Скачал карту этой станции. После чего отключился от сети. Станция была большая и, похоже, ещё строилась. Часть станции была обозначена как нерабочая.

Часть 7

Впрочем, туда нужно ещё попасть, главная проблема у меня заключалась в том, что скафандр был совсем простым и мог автономно работать только трое суток, а в трюме неизвестно будет атмосфера или нет. После этого он начнёт скидывать накапливаемую углекислоту наружу и ему будет нужна атмосфера, чтобы пополнить запас кислорода. У дорогих скафандров этой проблемы не было, там стояла автономная система очистки, и можно было месяцами жить в нём. Запас кислорода можно и растянуть по времени, а вот с углекислотой всё было сложнее, датчики в трюме сразу зафиксируют выброс углекислоты и искин поднимет тревогу, что посторонний в трюме. Нужно было, как-то решить вначале эту проблему. Похоже, поторопился я с покупкой этого скафандра, нужно было покупать более дорогую модель. Пришлось снова идти в сеть и искать решение этой проблемы. Выяснилась, что проблема решается достаточно просто подключением дополнительного баллона с кислородом. Они были в продаже. Стоили двести кредов, пришлось ещё пятьдесят кредов заплатить за доставку до места встречи. Вернувшись в помещение насосной станции, стал его устанавливать баллон, как было указано в сети. Когда закончил, понял, что подобный баллон здесь был установлен раньше, но его сняли. После запуска диагностики скафандр начал закачку в баллон кислорода и сообщил, что по окончании, готов будет десять дней работать в автономном режиме. Одну проблему решил, что делать дальше было непонятно. У меня было несколько вариантов развития событий. Решил дождаться ночи и нанести визит в транспортную компанию. Проспал до ночи и после того как меня разбудил планшет, сразу подключился к искину транспортной компании. Камеры показали, что у транспортников сейчас клиент и двое принимали товар с прилетевшей к ним платформы.

Пора, самое время нанести визит. На станции была ночь. Пока я до них дойду, клиент уже улетит. Всё оказалось, как и думал, когда я добрался до них, этого клиента у них уже не было, зато прилетел другой и за ним следом вернулся первый и снова привёз полную платформу на разгрузку. Пришлось торчать в соседнем баре, ожидая, когда все улетят оттуда. Как только оба улетели, сразу направился туда. Когда добрался до них, меня сильно обрадовало, что к ним пока никто не прилетел. Двое местных сотрудников, принимавших товар, ушли в жилой модуль, другие трое, похоже, уже спали. Отключив камеры наблюдения, контролирующие вход, пошёл в гости. Приоткрыв дверь, осторожно заглянул внутрь, опасаясь наткнуться на местных, вышедших из модуля. Всё вроде было тихо, транспортные дроиды стояли около модуля и не двигались. Рывок и я спрятался за только что прибывшими коробками. Ещё раз проверил, никто из модуля не появился. Активировал камеры у входа. Выключил камеры находящиеся в глубине ангара и пошёл к интересовавшим меня коробкам. Все три коробки стояли в самом углу и были сложены одна на другую. Пришлось забраться наверх и вскрыть крышку верхней коробки. В очередной раз убедившись, что не зря купил набор инструментов техника. Вот только когда вскрыл крышку, был разочарован. Места внутри коробки почти не оставалось, большую часть места занимал механизм. К сожалению, мне не удалось его даже приподнять, не говоря о том, чтобы достать из коробки. Нужен был транспортный дроид. Местные транспортные дроиды находились не в сети, и чтобы взломать хотя бы один из них, мне было нужно подобраться к нему близко, а также требовалось время на взлом. Вот только вокруг дроидов было открытое пространство, и в любой момент из модуля мог кто-то выйти. Можно было быстро подойти, заразить вирусом и уйти, но неизвестно, сколько вирусу понадобиться времени на взлом, а утром коробки уже улетят отсюда. Походив по складу и не обнаружив ничего, в чём можно было бы спрятаться, вернулся обратно к коробкам. Неизвестно, когда появиться ещё такая возможность, похоже, придётся рискнуть. После чего стал раздеваться. Снял с себя всю одежду и надел скафандр на голое тело. Мне предстояло провести не меньше пяти суток в коробке. Еды в жидком виде для скафандра я не купил и, возможно, придётся голодать пять суток. Обе ёмкости скафандра для еды и воды заполнил водой. Приготовил планшет и пару упаковок сухого пайка. Всё остальное сложил в рюкзак. Рюкзак пришлось сложить отдельно в один угол, сам стал устраиваться в другом. Здесь между механизмом и стенкой коробки оставалось немного свободного места. При этом мне предстояло провести не меньше пять суток на боку, согнувшись в виде буквы г. При этом повернуться или как-то сменить позицию будет нельзя. Кроме того, была опасность, если что если коробку при погрузке наклонят, механизм может сместиться и проломить мне грудную клетку. Немного подумав, решив всё-таки рискнуть, и стал закреплять крышку изнутри, чтобы она не отпала при транспортировке. Только когда с этим закончил, вспомнил, что человеку нужно, не только есть и пить и проверил у скафандра систему сбора отходов жизнедеятельности. Она оказалась в исправном состоянии. После чего достал планшет и включил камеры. На складе, пока я возился с коробкой, никто из клиентов не появился, а местные так и не вышли из жилого модуля. Так продолжалось несколько часов, но ближе к утру стали прилетать загруженные платформы и уже другая пара их принимала. Уже утром появились остальные и открыли наружные ворота. Снаружи около ворот висел транспортник с открытым трюмом. После чего транспортные дроиды стали бойко перевозить упаковки с товаром в трюм корабля. Коробки с механизмами были в самом углу. Дроид подъехал, подцепил сразу все коробки с механизмами и повёз их на выход. Когда он вылетел из ангара, и пропала гравитация, мне удалось немного отодвинуть от себя механизм. Правда, это мне дало совсем не много внутреннего пространства.

Коробки с механизмами оказались почти последними на отправку. Дроиды ещё перетаскали то, что привезли этой ночью, и ворота ангара стали закрываться. Переключившись на наружные камеры наблюдения, увидел, что и трюм корабля был практически полным и тоже уже закрывался. Мне не повезло, потому что коробку со мной заложили сверху другими коробками и, похоже, выйти из неё не получиться, хорошо, что пока была атмосфера на складе, успел съесть сухой паёк, похоже, придётся голодать. Корабль тем временем отлетел от станции. Сеть пропала и появилась гравитация в трюме. Скафандр показал, что атмосфера в коробке появилась и можно открыть забрало. Отключил у скафандра автоматическое переключение режимов и включил автономный режим. После чего стал искать бортовую сеть, она нашлась. Осторожно зашёл на корабельный искин как гость. Пассажиры ведь на борту должны были быть. Доступа ни к чему не было кроме наружных камер наблюдения. Немного понаблюдав, как корабль начал разгон, решил всё-таки выбраться из коробки, потому что уже весь бок, на котором лежал — затёк. К моему сожалению, крышку открыть у меня не получилось, видимо, сверху было поставлено что-то тяжёлое. Похоже, придётся, переходить к плану Б. В управлении скафандра нашёл управление аптечкой и вколол себе снотворное.


Открыл глаза и понял, что совсем не чувствую бок, на котором лежу. Активировал планшет и посмотрел в камеры наблюдения корабля. Корабль теперь летел в гиперпространстве. Хотелось пить и, вспомнив, что я заполнил ёмкости водой, с жадностью напился, после чего стал, как мог шевелиться. Мне удалось разогнать кровь по боку, и я стал его чувствовать. Посмотрев время на скафандре, обнаружил, что прошло почти двое суток, как я находился в этом ящике и полторы сутки, как я был на этом корабле. Лететь ещё было долго и, увеличив дозу, вколол себе новую дозу снотворного.


Проснулся оттого, что почувствовал укол аптечки и сильно хотелось пить. Бок, на котором лежал, сильно болел. Напившись, включил планшет и хотел посмотреть, где мы. Вот только искин корабля не отозвался, и доступа к камерам не было. Похоже, заблокировали. Странно, что отклика искина нет. Здесь обратил внимание на дату, на планшете, оказалось, что проспал я четверо суток, после моего последнего пробуждения и уже почти шесть суток нахожусь в этом ящике. Активировав поиск искинов поблизости, сразу получил отклик от одного, но в доступе он мне отказал. Подозревая, что я уже на станции активировал подключение к сети. Сеть обнаружилась, и доступ в сеть был получен. Станционная сеть станции Триара приветствует вас. Высветилось на планшете. Что же полёт окончен, можно выбираться. Вот только оказалось всё не так просто. Сверху опять что-то лежало. Пришлось ножом подцепить и сдвинуть крышку и в образовавшуюся щель попытаться рассмотреть что-то снаружи, но так ничего и не увидел кроме ламп освещения на потолке. Посмотрев данные скафандра и увидев, что атмосфера вокруг была, открыл забрало скафандра и потом снял его весь с головы. Так было удобнее смотреть в образовавшуюся щель. К моему сожалению, так ничего и не увидел. Вокруг всё было тихо, и я решил расширить щель. Расширял щель до тех пор, пока что-то не прогрохотало где-то рядом и сразу стало легко сдвигать крышку. Открыв крышку, высунул голову наружу. Вокруг был большой склад или ангар. Все места между проходами были заложены разными коробками. Коробки, что стояли сверху, теперь валялись на полу в проходе. Живых поблизости не было и камер наблюдения вроде тоже. Нужно выбираться, и я попытался встать. Вот только одну ногу уже совсем не чувствовал. Получилось так, что из коробки я практически вывалился, повиснув на руках. После чего встал на одну ногу, которую чувствовал. Забрал свои вещи из коробки и закрыл её обратно. Хотел закрепить, как было раньше, но не успел, услышал звук транспортного дроида и мне пришлось упрыгать оттуда в соседний ряд. Дроид подъехал, сложил все коробки обратно и уехал. После чего я вернулся обратно и закрепил крышку. Осталось только понять, где я и как отсюда убраться. Вытяжек рядом вроде не было видно и совсем не хотелось туда лезть. Была большая опасность, что я просто застряну в скафандре в вытяжке. Поэтому отправил вирус местному искину и стал осматриваться. Помещение здесь оказалось больше помещения, откуда я прилетел. Оно было таким же по ширине, но гораздо длиннее.

По обе стороны прохода, в котором я оказался, находились два длинных параллельных прохода. Они заканчивались около больших ворот. На другой стороне прохода, откуда приехал дроид и куда вернулся, мне было вообще не видно, что происходит, слишком это было далеко. Кроме того, я заметил там, где заканчивались коридоры, были установлены камеры наблюдения, контролирующие эти коридоры. Там ни дроидов, ни живых не было видно. Находился я ближе к концу коридоров, а выход, похоже, был в стороне, откуда приехал дроид.

В ноге постепенно стали появляться покалывания и это радовало. Порой просто посидеть на полу бывает за счастье. Дроиды периодически проезжали по коридорам, забирали что-то и уезжали обратно. Сам сидел в небольшом проходе между коробками и шансы, что меня заметят с проезжающего мимо дроида, были невысоки к тому же у меня было сильное подозрение, что дроидами управляет искин, а не кто-то из разумных. Когда немного посидел, у меня проснулся жуткий аппетит. Это было не удивительно, почти шесть суток ничего не ел. Сухой паёк мне показался ужасно вкусным. Ждать кодов пришлось долго, но меня это не огорчало, сейчас я был свободен, и это меня радовало. Чувствительность ноги за это время восстановилась, и я стал ходить нормально, почти не хромая. Вот только когда их получил, сразу расстроился, опять оказался пользовательский уровень. Транспортная компания Гитана, на склад которой меня выгрузили, почти ничем не отличалась от той, откуда я прилетел. Устроено здесь, всё было так же. Разница была в количестве работающих здесь. Насчитал двенадцать человек на приёмке и выдаче товара.

Что делать дальше было непонятно, ломать искин или камеры совсем не хотелось. У владельцев появиться много вопросов, кто это сделал и зачем. Единственный вариант это тихо выйти отсюда ночью, засветившись на камерах, и надеяться, что никто ничего не заметит. До ночи оставалось ждать немного. Вот только мои ожидания не оправдались. Всю ночь кто-то приходил или прилетал что — то получать или сдавать и из персонала всегда кто — то был у выхода. Мне повезло только под утро, клиенты резко закончились и четверо местных сотрудников ушли в жилой модуль. За это время я уже подкрался близко к выходу и быстрым шагом пошёл на выход, на ходу перепрыгнув через ограждение у входа. Выйдя в коридор, посмотрел, что происходит на складе, похоже, меня не заметили и искин также не поднял тревогу. Никто не вышел следом за мной из жилого модуля. Пока девочки, мысленно передал наёмникам, ищите меня долго и упорно на Гардаре. Немного побродив по станции, решил, что стоит снять каюту и принять душ. У искина станции узнал, где есть свободные каюты, и оплатил ближайшую ко мне. Она обошлась мне четыреста кредов, это было дорого, были каюты проще и дешевле, но мне было совсем не жалко кредов. Станция была новая и только строилась. Каюта была тоже совсем новой, как и всё оборудование внутри неё, была сделана даже специальная чистка для скафандров. С удовольствием принял душ, закинул одежду в стиралку и на мягкой кровати понял, жизнь налаживается. Бок, как и нога, болели, осмотрев себя, обнаружил там пролежни. Решил, что само заживёт, аптечка поможет и занялся решением текущих проблем. В первую очередь нужно было пополнить банковский чип, и поставил на взлом банковские чипы напавших на меня в тоннеле. Пока программы на планшетах взламывали их, почитал местные новости. Ничего интересного в них не нашлось, и я пошёл читать федеральные новости, а там обсуждали шикарную свадьбу брата императора. Посмотрев на жениха, решил, что у него отвратительная рожа, как и сама свадьба.


Проснувшись для меня утром, а по станционному времени днём, задумался о том, что мне дальше делать. В первую очередь проверил, ищут меня здесь или нет. В местном списке беглых рабов меня не оказалось. Нашёлся только в федеральном поиске, но там таких было много, не одна сотня тысяч. Лететь к Дарсу сразу было нельзя, если погоня не отстала, они быстро поймут, куда и зачем я полетел. Оптимальный вариант спрятаться на одной из обжитых планет и пожить там какое-то время, а когда всё забудется слетать к Дарсу. К сожалению, в этой системе жилых планет не было. На одном из спутников находилось только небольшое шахтёрское поселение и военная станция для охраны системы. Значит, нужно улетать отсюда, вопрос был официально проситься на корабль или опять зайцем лететь? Интересно, сколько просят за полёт отсюда. До ближайшей станции Алдира просили пять тысяч, там находилась жилая планета. Сколько у меня есть кредов? На взломанных ночью чипах оказалось совсем немного, на одном тысяча сто кредов, на втором всего сотня. Всего у меня не набиралось и трёх тысяч. Какие-то бедные грабители попались. Тратить шестьдесят тысяч мне совсем не хотелось, это были креды на чёрный день. Можно было заняться взломом чипов от Изи, но мне совсем не хотелось этим заниматься сейчас. Это долго и наверняка там будет совсем мало кредов. Значит, придётся лететь снова зайцем так безопасней в принципе. Тогда нужно посмотреть, в чём можно улететь отсюда. Подключившись к искину транспортной компании, стал смотреть камеры и слегка был ошарашен, увидев на складе транспортной компании уже хорошо знакомых мне наёмников, вскрывающих коробки с лифтовыми механизмами. Причём вскрывали коробки местные сотрудники, а наёмники держали коробки на прицеле. Причём их было не четверо как на той станции, а десяток как тогда на ферме. Смотрел и совершенно не понимал, что происходит, и как они смогли меня вычислить? С ними дополнительно был паренёк невысокого роста, и он что-то говорил старшему у них. Похоже, он хакер, как и я. Было совершенно непонятно, как они здесь так быстро оказались, и кто их пустил на склад проверять коробки. В коробках они ничего не найдут, но если этот парень будет проверять искин, то найдёт запись со мной и следы вируса. Вот только допустят его до него или нет это большой вопрос. Надоели они мне. Похоже, пришло время встретиться.

Часть 8

Нужно срочно уходить отсюда, я ведь совсем не прятался, когда снимал эту каюту. Быстро оделся и, скидав всё в рюкзак, вышел из каюты. Ещё вчера я на всякий случай посмотрел, куда буду отходить. Эта часть станции была совсем новой, и камер наблюдения здесь пока не было установлено. Рядом на карте находился тоннель для дроидов, и я его приметил как возможный вариант для отхода. Тоннель действительно был и работал. Уже зайдя в него, подумал, что здесь отличное место для засады, на случай если они пойдут за мной. После чего на повороте тоннеля закрепил скрытую камеру для наблюдения, чтобы видеть, если они пойдут за мной. Хотел подключить доступ в сеть, но здесь я понял, в чём была моя ошибка. Банковский чип, похоже, всё дело в нём, я за сеть всё время платил с одного чипа Изи и они, похоже, его отследили. Отследили все мои покупки, поняли, что я купил баллон для воздуха, и буду прятаться в коробках. Нет, не сходиться, здесь что-то другое, но чип точно нужно сменить. Заплатил за подключение к сети камеры с чипа напавших на меня и перебросил все деньги на этот чип транзитом через чип второго грабителя. После чего подключил камеру к планшету и пошёл дальше. Как получилось, что они узнали, что был в этих коробках? Не понимаю, ведь камеры я выключал, и записи точно не было. Может это их и привлекло? Как я сразу не понял? Ведь я взломал искин, и владельцы после этого были в панике, а значит, наверняка привлекли специалиста, чтобы проверить искин. Вот этого парня и привлекли. Он и раскопал, что камеры отключались на долгое время, и встал вопрос, зачем и почему?

После этого они и подумали, что я спрятался здесь в коробках, и прилетели сюда. Если он хороший хакер, тогда он быстро нашёл мою закладку и что я отключал камеры. Заодно он вычислил, что все соединения были оплачены с одного чипа, моего чипа. Это, кстати, легко проверить. Удалил старое подключение к сети и оплатил новое с нового чипа. После чего попытался подключиться к искину транспортной компании Ветер. Оба моих доступа и пользовательский и через закладку были удалены. Стало понятно, как они здесь оказались. После чего заглянул искин на местной транспортной компании. Наёмники по-прежнему все были там и, похоже, пытались уговорить владельца на доступ хакера к искину. Видимо, не договорились, потому что он им указал на дверь, и они ушли. Этот хакер наверняка скоро выяснит, что я воспользовался чипом здесь и оплатил каюту. Так что скрываться уже не имело смысла, да и мне надоело бегать от них. Нужно решать эту проблему. Если они ещё не знают, что я здесь, то скоро об этом узнают. Сам я направился в ближайший магазин оружия. Мне были нужны иглы. Иглы оказались совсем недорогими. Взял семь десятков бронебойных игл, один десяток нейротиков и две запасные обоймы. Заплатил за всё две сотни кредов. После чего направился в строящуюся часть станции. Мне были нужны варианты отхода. Здесь уже была атмосфера, и работали большие дроиды монтажники. Они монтировали панели стен и кают. От них летели искры, и сверкали вспышки сварки. На схеме станции здесь должны были находиться тоннели для дроидов, но пока их не было. Обозначен был только каркас из рёбер жёсткости и недоделанный тоннель. Осмотрев здесь всё, понял, что это место идеально для засады и отхода. Можно уйти как на другие уровни, так и на наружную обшивку станции. После чего спрятал здесь рюкзак и пошёл обратно к каюте. Ведь место нашей встречи изменить было нельзя. Сел в тоннеле, стал ждать. Каюта была оплачена на сутки, и доступ к ней до сих пор был. Внутри над входной дверью была установлена камера наблюдения, её я отключал, когда там жил. Сейчас активировал и стал ждать. Преследователи не заставили себя долго ждать. Начался взлом управляющего модуля каюты. Решил ему активно противостоять, блокировал и не давал взломать его. Видимо, хакер он был так себе, потому что мне удавалось без видимых проблем ему противостоять. Похоже, это надоело наёмникам, и они расстреляли замок и ворвались внутрь. Перед тем как покинуть каюту, оставил хакеру сообщение.

— Ты сунул нос в мои дела и заплатишь за это.

После чего направился к выходу из тоннеля. Отсюда было видно, что у каюты маячили трое, остальные, похоже, были внутри. Они пробыли там недолго и пошли обратно. Как раз в сторону, где я их ожидал. Вся десятка находилась на месте. Немного это было странно, что здесь делать десятку наёмников? Если поймают меня, то максимум что светит каждому это пять тысяч, а они на перелёт сюда потратили больше половины этой суммы, а с учётом перелёта до той станции получается уже больше и это только в одну сторону. Видимо, им эти перелёты оплатили бывшие хозяйки, похоже, очень они хотят меня заполучить обратно. Сильно удивляла сумма, которую они потратили на поиски. Видимо, они рассчитывали продать меня гораздо дороже. Наёмники уже подходили к тоннелю, и мне пришлось переместиться с конца тоннеля в глубину, спрятавшись за поворотом. Скрытая камера показала, что двое из наёмников заглянули в тоннель и пошли дальше. Пора! Сунул планшет в расстёгнутый скафандр, подхватил заранее приготовленные игольники и побежал вперёд. От поворота тоннеля до выхода из него было около полусотни метров. Когда я оказался у выхода, наёмники уже отошли от тоннеля на десяток метров.

— Девочки не меня ищите? — громко сказал им и открыл огонь с обеих рук.

Они успели обернуться, когда я начал стрелять, главной целью для меня был хакер. Мне было нужно если не убить его, то вывести надолго из строя. Они явно не ожидали нападения от меня, ещё и со спины, и это замешательство позволило мне напичкать многих из них иглами. Подготовка у них оказалась неплохой, многие упали и стали отстреливаться из винтовок. Повезло им, что они шли толпой и идущие впереди не пострадали. Все иглы приняли на себя идущие сзади, а сзади шёл как раз хакер. Он был задумчив, когда получил первую иглу, похоже, обдумывал моё послание. Из тоннеля я не выходил, стреляя выхода. Когда одна обойма кончилась, и я спрятался в тоннеле, в мою сторону после этого полетела куча игл. Напичкав иглами боковую стену тоннеля. Высунул руку и наудачу, дострелял вторую обойму, после чего побежал вглубь тоннеля. На ходу перезаряжаясь. Мне повезло, они опомнились, только когда я скрылся за поворотом тоннеля. После этого у выхода мелькнуло несколько теней, и оттуда полетели иглы в тоннель. Убедившись, что я не стреляю в ответ. Трое побежали за мной. Всё это я хорошо видел по скрытой камере, а сам снаряжал обоймы иглами. Когда они пробежали немного от входа, открыл огонь. В тоннеле было узко и все иглы в себя, принял бегущий первым. Остальные прикрылись им, как щитом и стали отходить обратно отстреливаясь. Немного пострелял по ним и вроде зацепил ещё одного. После чего от входа стали периодически постреливать, но я не отвечал и, похоже, они пошли в обход. Обойти меня было можно, соседний вход в тоннель находился не очень далеко, и оба тоннели соединялись с помощью перехода. Решил, что устрою засаду в месте соединения тоннелей. Зарядив запасные обоймы, выдвинулся туда. Занял позицию на перекрёстке тоннелей. Наёмники не заставили себя долго ждать и скоро появились двое. Стрелять начал, когда они подошли близко. Первый также принял и всю порцию игл, но упал на пол и стал отстреливаться, второй залёг за ним.

— Что девочки, не нравиться, когда на вас охотятся? Это вам не за безоружными рабами охотиться. Здесь убивают. Какие вы же ребята предсказуемые. Где ваш старший? Я ждал его?

— Вы встретитесь скоро, — ответил второй.

— Он мёртвый уже, что ли?

— Нет, и скоро вы встретитесь.

— Давно жду встречи и убью его непременно. Впрочем, как и вас всех.

После чего открыл огонь по второму, переместившись на другую сторону тоннеля. Здесь была позиция удобнее, и отсюда два раза вроде зацепил его.

— Слышишь, наёмник, чем я вам так приглянулся? Вам ведь невыгодно за мной охотиться? Совсем мало заплатят?

Второй больше не отвечал и не стрелял в ответ. Высунувшись, посмотрел туда, и первый воспользовался этим и открыл огонь. Меня чуть не зацепило, но испортило скафандр. Пришлось добавить в нём игл. У меня пискнул планшет под скафандром, это включилась камера. Смотреть, что там не стал, было и так понятно, что они уже в тоннеле и идут к этим на помощь. Жаль было оставлять трофеи, но пришлось всё бросить и уходить. Уходил, куда и планировал, дошёл до стройки и занял позицию за одним простаивающим дроидов монтажником. Ждал больше часа, но никто так и не появился. Было обидно, позиция была прекрасная всё открыто вокруг, а у меня есть сразу несколько вариантов для отступления. После чего взлетел, наверх, используя реактивные двигатели скафандра. Там забрал припрятанный рюкзак и пошёл по этому уровню. Дроидов и стройки здесь не было, хотя везде были недоделанные уровни. Когда добрался до уже построенных уровней, обнаружил готовые каюты, вскрыв управляющий модуль одной из них, и попал внутрь. Быстро выяснилось, что каюта пуста и не подключена к управляющему искину. Внутри не было, ничего из оборудования каюты, стояла только новая запакованная кровать. Распечатав упаковку, удобно устроился на ней. Отличное место, чтобы переждать, пока всё успокоиться. Расстегнув скафандр, обнаружил, что скафандр пробит иглой навылет. Забрало скафандра было открыто и поэтому осталось цело. Игла зацепила мне ухо, пробила скафандр и улетела дальше. Выяснилось, что это не всё, на руке были ещё две дырки от попаданий и ранение на руке. Игла здесь также прошла навылет, зацепив только мягкие ткани. Аптечка мне уже вколола все нужные препараты, и я ничего не почувствовал.

Что же от наёмников избавился, но, похоже, это ненадолго, зато сейчас подключиться местное СБ, а это наверно хуже, чем наёмники, и пока наёмники будут отдыхать в капсулах нужно бежать отсюда. В этот раз я больше такую глупость не сделаю и возвращаться в транспортную компанию не буду. Хотя кто мне может помешать сделать вид, что я улетел через них, пускай ищут. Так и сделаю. Стал искать самые крупные транспортные компании и отправлять им вирусы, посетив искины четырёх компаний. После чего отключил сеть и поставил два банковских чипа на взлом. Мне был нужен новый чип для оплаты. Адреналин в крови бурлил, пришлось вколоть себе успокоительного и попытаться уснуть. Ночь у меня, похоже, будет сложная.

Проснулся, когда планшеты пропищали, сообщив, что чипы взломаны. Был уже поздний вечер на станции. Когда открыл коды, что мне прислал вирус, понял, что нужно переделывать вирус. Все четыре коды были пользовательского уровня. Придётся мне много ломать сегодня. Начал со взлома камер наблюдения с транспортной компании, куда я прилетел. Взламывал и отключал. Вскоре половина камер у них не работала. Следующей оказалась соседняя транспортная компания, находящаяся на соседнем складе. Взломал несколько камер у них, посмотрел там несколько больших коробок, но стояли они внизу и были заложены сверху другими, решил, что эти коробки мне не подходят, и отключил и здесь камеры. Следующая транспортная компания меня заинтересовала, в ней были два интересных варианта. Тоже хотел им вырубить камеры, но пока не стал. В четвёртой тоже был один вариант, тоже оставил, не выключал камеры. В пятой почти весь склад оказался забит тюками с тканями и коробками с пастой калгиза. Гардара меня даже здесь не отпускает и со злости отключил им все камеры. У меня осталось только два варианта, в одном был один вариант в другом два, возможно, три. Решил пока их не трогать и понаблюдать. Проверил суммы на свежее взломанных чипах. На одном была сотня на втором две. Перебросил все креды со своего чипа на один из этих. Пускай ищут теперь.

Поняв, что мне перед отлётом нужно заделать дырки у скафандра, стал искать в сети мастерскую по ремонту, потом передумал и решил просто купить заплатки. Нашёл лавку, торгующую ими, и отправился туда. Она оказалась далеко от меня, и меня подбросила туда пилот антигравитационной платформы за полсотни кредов, а вот обратно пришлось идти пешком, хорошо, что эти две транспортные компании оказались недалеко друг от друга.

Остановившись в тоннеле, снял скафандр и стал заклеивать отверстия в нём, одновременно смотрел по планшету, что происходит у транспортников. Ничего необычного там не происходило, шёл обычный рабочий процесс. Закончив с ремонтом, заполнил ёмкости скафандра водой и жидким питанием, которые приобрёл вместе с заплатками и одел его на себя. Проверка показала, утечек воздуха нет и можно приступать ко второй части плана — проникновению. Дело в том, что на складе часть заинтересовавших меня коробок переместили ближе наружным воротам. Судя по всему, их куда-то собираются отправлять. Ночь уже была на станции и, решив, что пора и пошёл на выход из тоннелей. Хорошо, что меня предупредило чувство опасности, и перед очередным поворотом я остановился и осторожно выглянул из-за угла. Вначале я ничего не заметил, но присмотревшись, заметил окончания двух стволов. Там в самом конце этого тоннеля был перекрёсток с другим тоннелем и, похоже, в нём стоял дроид. Мне вспомнился дроид, которого я уничтожил на ферме, у него тоже вместо манипуляторов были два ствола. Вот значит как, решили устроить мне здесь засаду, а сами ждёте где-то поблизости? Хотя сейчас вряд ли. Все в капсулах здоровье поправляют. Скорей раньше его сюда поставили. Рассчитывали, что я вернусь в транспортную компанию, чтобы улететь отсюда. Здесь был самый ближний к ней выход из тоннелей для дроидов. Ладно, где один там и второй. Пришлось возвращаться и долго ждать, когда появиться в тоннеле, какой-нибудь дроид. Этим дроидом оказался дроид-доставщик. Встав на его пути начал его взлом. Он поначалу пытался меня объехать, но я упорно не давал ему это сделать. Искин у него смог даже оказать сопротивление, перед тем как перейти под мой контроль. После взлома я приказал ему ехать на выход из тоннелей. Где стоял дроид-охранник. Сам пошёл за ним, прикрываясь его корпусом. Когда он подъехал к дроиду охраннику, тот отъехал в сторону, не заметив меня за ним, проезжая мимо меня, он получил от меня сильнейший удар ногой и завалился набок. Дроид оказался тот же, только мои вмятины на корпусе были выправлены и сверху вместо четырёх камер был установлен небольшой радар. Открыв техническую полость, вырвал из дроида все доступные мне провода и разрезал их. Дроид после этого сразу затих. К сожалению, хорошего валуна здесь не найти и нанести урон ему, как на ферме, было нечем. Пришлось сломать ему радар и погнуть стволы. Неудовлетворённый нанесённым уроном пнул, его ещё раз, но от этого стало больно только мне. Ладно, будем считать, что ему повезло в этот раз. После этого отправил дроида доставщика выполнять его предыдущее задание и посмотрел, что твориться на интересующем меня складе. К большому своему сожалению было поздно, этот дроид разрушил все мои планы, на складе уже полным ходом шла погрузка в корабль, и все перспективные для меня коробки оказались в нём. Расстроенный этим обстоятельством выключил камеры на складе и решил, что возможно это и неплохо. Пускай думают, что я улетел куда-то, а я спрячусь пока здесь. Поживу в каюте. Нужно уходить отсюда. Наёмники побоятся соваться сюда после сегодняшнего, а вот СБ станции могут подключить запросто.

Часть 9

Развернулся и пошёл обратно, откуда пришёл. Вышел уже из тоннелей далеко и зашёл сразу в бар, оказавшийся рядом. Развлекательная программа, похоже, в баре уже закончилась, и большинство посетителей разошлось по каютам, остались только самые стойкие. Заказал себе поесть и выпивки то, что предложил бармен и, забрав это, пошёл за один из свободных столиков. Настроения не было совсем. Ничто меня не порадовало ни выпивка, ни кусок мяса, который я заказал. Он мне казался каким-то пресным вместе с овощами. Мне казалось, что я сегодня пустил реальный шанс улететь отсюда. За соседним столиком обнималась парочка, за другим столиком двое техников обсуждали свои проблемы. Вначале я не слушал, о чём они говорят, мне было неинтересно, но потом заинтересовался и прислушался.

— Всё Тони! Дин Кордана работу на этой станции закончил, — сказал один.

— Послушай, ты погорячился, она погорячилась, с кем не бывает? — ответил ему второй.

— Нет Тони в этот раз всё, мне всё это надоело, и я решил, что хочу в колонисты.

— Какие колонисты? Зачем тебе это? Ты хороший техник.

— Вот пускай теперь без меня разбирается, а я улетаю.

— Дин ты делаешь ошибку.

— Их все делают. Надоело мне всё, хочу попробовать что-то новое.

— Дин одумайся пока не поздно.

— Поздно Тони я контракт подписал и у меня через час вылет.

— Что ты наделал? Как она без тебя теперь?

— Если любит, прилетит ко мне, а не любит, значит не судьба.

Они ещё недолго обсуждали неразделённую любовь Дина и потом ушли на посадку, на корабль. Сам я осторожно заглянул в раздел кают у центрального искина станции. Искин вроде не заметил, что я обошёл защиту и посмотрен номер каюты, в которой жил Дин Кордана. Нашёл на карте двадцать седьмой уровень и каюту номер пятьсот семьдесят три.

Она оказалась совсем недалеко отсюда. Купив на прощание у бармена бутылку крепкой настойки, отправился туда. Мы с Дином были почти одного роста, и скафандры у нас были практически одинаковыми. По дороге я хорошо приложился из горла и к каюте уже пришёл, захмелев, взлом не составил большого труда, и я оказался внутри. Каюта оказалась самой обычной, из его вещей уже ничего не было. После чего оплатил через управляющий модуль аренду на неделю, допил бутылку и отключился на кровати. Мне снилась девушка, она звала меня и просила о помощи.

Проснулся, оттого что кто-то стучал в дверь.

— Дин открой дверь, — услышал я оттуда, — Нам нужно поговорить.

Голова и так раскалывалась, а она стучала в дверь, и это болью отдавалось в голове. Хотел послать её, но вспомнил, что я не Дин, поэтому заткнулся и молчал. Она ещё немного постучалась и ушла. Похоже, это была его девушка. Сделал укол аптечки и пока ждал, когда подействует. Пытался вспомнить свой сон. Эту девушку я знал. В этом я был уверен, но кто она и откуда не мог вспомнить.


Прошла неделя как я жил в этой каюте и сегодня был последний день аренды, нужно было, или продлевать, или съезжать. Девушка больше не приходила. Из каюты за это время ни разу никуда не выходил и сеть не включал. За это время я взломал все банковские чипы, что у меня были и мой счёт пополнился шестью с половиной тысячами кредов. Мой запас сухих пайков за это время подошёл к концу и требовал пополнения. Сегодня было нужно, что-то решать. Вот только решать мне совсем не хотелось. У меня было у меня сильное чувство, что меня ищут и мне совсем не хотелось никуда выходить из каюты. Сегодня придётся покинуть эту гостеприимную каюту и выбора у меня нет. Нужно улетать отсюда. На станции сложно спрятаться, нужно лететь на любую густонаселённую планету, а там можно без проблем потеряться. Надеюсь, меня не ожидает очередная засада у выхода из тоннелей. За это время я нашёл на карте станции вариант, как можно проникнуть на склад через вентиляцию. Вот только главный вопрос заключался в другом, куда спрятаться на складе. Приняв напоследок душ, оделся и вышел из каюты. До входа в тоннели было недалеко, и я отправился туда. В тоннелях взломал первого попавшего мне навстречу дроида доставщика и отправил его проверить выход, где стоял дроид-охранник. Охранника там уже не оказалось. Дроид поездил туда обратно в поисках ещё ловушек или засад, но ничего не найдя отправился выполнять доставку. Хотя я так ничего и не нашёл, но соваться туда посчитал опасным. Удалив старое соединение, оплатил новое и стал смотреть, что происходит у транспортников. Транспортная компания, в которую я прилетел, и соседняя с ней мой взлом обнаружили. Мой доступ к ним был аннулирован. Зато три остальных просто включили камеры наблюдения и работали дальше. Мой тщательный осмотр коробок и упаковок почти ничего не выявил, нашёл два варианта в той же транспортной компании, куда я смог попасть в прошлый раз и на этом всё. Что же будем пробовать, вариантов всё равно больше нет. Не получится здесь буду взламывать искин, какого-нибудь корабля. Этот вариант был не очень. Слишком долго взламывать искин корабля, а корабль стоять и ждать, пока я его взломаю, точно не будет. Пока было время, сходил на место моей схватки с наёмниками. Камера там так и осталась на месте. Подключив её к планшету, посмотрел, что она записала. Видимо, наёмники были здорово напуганы моим нападением. Вперёд они пошли очень осторожно, когда я уже воевал с двумя другими. Последним у них шёл главный. Он сильно хромал на левую ногу, ещё один был ранен в плечо. Всего их осталось четверо. Они прошли мимо камеры, через какое-то время вернулись и протащили двоих, с которыми я воевал другом в тоннеле. Было непонятно жива эта парочка или нет. Утащили их в коридор и больше не возвращались. Когда они возвращались, заметил, что главный у них ещё и ранен в спину. После этого никого больше часа не было, потом появились двое, покрутились у выхода, осмотрели место, где я подстрелил наёмника. Посмотрели около поворота тоннеля, откуда стрелял, и ушли дальше, после чего вернулись и ушли на выход. Эти двое однозначно СБ станции, скрытую камеру они не заметили. Было непонятно, жив, остался хакер или нет. Если жив, то он мог уже и поправится. Несколько раз на записи у выхода из тоннеля мелькнули медицинские дроиды, но подробно разглядеть, что это, было невозможно.

Мне показалось подозрительным, что в этих трёх компаниях не нашли следов взлома. Возможно, это было ловушкой. Впрочем, придётся рискнуть и пора возвращаться к транспортной компании.

Пришлось несколько часов прождать, когда образовалась ночная пауза, и никого не было из клиентов в транспортной компании. Мне удалось проникнуть на склад. В двух заинтересовавших меня коробках лежали андроиды. Мне они подходили почти идеально. Вот только места внутри не было. Андроиды лежали в силиконовой упаковке, чтобы не поцарапались. Оба андроида оказались мужского пола и внешне ничем не отличались от человека. Разница была только во внешности, один оказался блондином второй брюнет. Что же дружок ты ведь не против, если немного поцарапаешься. Молчание — знак согласия. После чего стал вытаскивать андроида и упаковки. Сама силиконовая упаковка с трудом поместилась в коробке со вторым андроидом, а я уложил андроида набок и с трудом разместился рядом с ним тоже на боку. При этом его ноги неприятно пахли силиконом и постоянно пытались попасть мне в лицо и забраться в незакрытое забрало скафандра. Мне с трудом удалось вернуть крышку на место, и я сразу закрыл забрало скафандра, чтобы не чувствовать этот запах силикона. Коробки были у ворот, и ждать отправки почти не пришлось, через несколько часов их погрузили на корабль, и я отправился в своё очередное путешествие в коробке. Когда закрылись ворота трюма корабля, и он начал отлетать от станции, вколол себе дозу снотворного и сразу уснул. Открыв глаза, посмотрел на планшете, сколько прошло времени. Оказалось чуть больше суток. Активировал поиск сети. Сеть нашлась, к моему удивлению, не корабельная, а станционная. Что это значило, было непонятно. До ближайшей станции, а это была Гардара лететь минимум три дня, до остальных немного больше. Странно. Где это я? Включил поиск и подключение искинов. Откликнулись сразу три. Ещё более озадаченный выключил планшет от пришедшей в голову мысли. Единственный вариант, который был возможен, что я никуда не улетел и нахожусь всё там же в системе. Тогда я мог полететь только в одно место, а точнее, в два. Это или военная станция или шахтёрское поселение. Для меня лучше второй вариант. Кому могли понадобиться эти две сексуальные игрушки? Озабоченной шахтёрской дамочке или какой-то военной? Оба варианта выглядели, какими-то не реалистичными, но других вариантов у меня не было. Решил пока не лезть в сеть, а осмотреться вокруг. Скафандр показывал, что атмосфера для дыхания есть и можно открыть забрало. Осторожно открыл и вдохнул. Обычный станционный воздух очень надеюсь я где-то у шахтёров. От них улететь будет совсем просто. Сняв скафандр с головы, стал осторожно приоткрывать крышку. Мне это удалось, и я осмотрелся. Оказался я на небольшом складе или ангаре. Рядом стояли ещё какие-то коробки. Ни дроидов, ни живых на складе не оказалось. Открыл ещё немного и обнаружил две камеры наблюдения, одна была расположена над большими воротами, вторая над небольшими дверьми. В объективы обоих я не должен был попадать. Поэтому смело открыл коробку и осмотрелся, других камер я не обнаружил и вылез из коробки. Обнаружив местный искин, отправил ему вирус с планшета. Второй искин меня заблокировал. Третий дал доступ и завалил кучей рекламы. Она гласила, что игровая зона Триара приветствует меня. Исходя из того, что название совпадало с названием станции, понял, что ошибки нет, и я никуда не улетел из системы. Вот только ни о чём таком я не слышал, с другой стороны, ничем таким я и не интересовался. Ладно, попробуем приобрести местное соединение с сетью. Заплатил за новое подключение, и сеть появилась. Уже лучше. В сети задал поиск, что это за игровая зона такая. Как только получил ответ, сильно расстроился. Эта игровая зона находилась на военной станции. Сами военные сюда не допускались, только гости. Эта развлекательная зона занимала весь верх военной станции, расположившись на десятке уровней. В неё в принципе мог попасть любой желающий, но для входа было нужно показать, что у тебя есть сто тысяч на счёте. Вот только у меня не было ста тысяч, и я совсем не хотел сюда, а попал. Стоимость аренды номера здесь начиналась от пяти тысяч за сутки. С одной стороны, порадовало, что это невоенная станция. С другой стороны, было написано, что безопасность здесь была на очень высоком уровне. Где он ваш уровень, если я здесь оказался? Вот только как выбираться отсюда было непонятно. Наверно будет непросто выбраться отсюда. Клиентов сюда и отсюда возили небольшие пассажирские флаеры. Они были бесплатными, но большая часть клиентов прилетала сама. Для таких клиентов предлагались в аренду подобные ангары. Этот ангар, похоже, использовался как небольшой склад. Как мне выбраться отсюда было неясно. Можно было улететь отсюда на флаере, вот только пока я лечу туда, узнают, кто я и на станции примут. Только сейчас я понял, что я зря зациклился на этих транспортных компаниях, нужно было лететь к шахтёрам и уже оттуда улетать на какой-нибудь шахтёрской лоханке. Не повезло мне с этим вылетом. Как началась у меня эта полоса невезения на планете, так и продолжается. Впрочем, пока меня не нашли и сдаваться рано. Вскоре пришли коды доступа к искину ангара. В этот раз мне повезло, и доступ был полный. Просмотрел записи с камер наблюдения. Периодически в ангар привозили коробки или упаковки и оставляли здесь. При этом сюда приходил разумный и наблюдал за этим процессом. После чего он пропадал, до следующей доставки. Доставки эти были нечасто. Один-два раза в месяц. Ничего больше узнать не удалось, записей больше чем за полгода не сохранилось у искина. Были понятны две вещи. Первая меня здесь долго не потревожат. Вторая мне долго не протянуть здесь. Запас сухих пайков хотя я и пополнил, но он был не безграничен. Запас воды был ещё меньше, а пополнить на складе ни тот ни другой было негде. Соседние коробки решил пока не трогать. Андроида вернул в силиконовую упаковку и закрыл коробку. Просматривая данные у искина, узнал, что перед выходом из ангара в игровую зону требуется регистрация как дроидов, так и любых разумных. Все не зарегистрированные будут задержаны службой безопасности. Эта новость меня совсем не порадовала. Нейросети у меня нет, а как без нейросети зарегистрируешься? Это было большой проблемой. Впрочем, план у меня уже появился. Проникнуть на корабль или флаер кого-нибудь из гостей по наружной обшивке. Нужно только выяснить, какие системы безопасности есть на наружной обшивке. У искина ангара не было никаких данных об этом. Только система оповещения центрального искина, которую я уже заблокировал. У искина игровой зоны был режим виртуальной экскурсии, и я пошёл виртуально гулять по игровой зоне. В основном это были различные игровые зоны, сделанные в разных стилях и с разными игровыми стилями и зонами. Около них располагались каюты для вип-клиентов. Это находилось на верхних уровнях. На нижних уровнях располагались дорогие магазины, торгующие элитной одеждой и украшениями. Стало понятно, почему эта зона находится здесь на военной станции. Здесь была и бойцовая зона, где проводились поединки между бойцами и несколько борделей. В самом низу были каюты проще и дешевле. Не нашёл я, только где живёт обслуживающий персонал, а он здесь точно должен был быть. В виртуальной экскурсии ничего такого не было. Посмотрел наружные камеры наблюдения. Они были, но с них не было видно обшивку станции. Похоже, там полно систем безопасности и просто так, даже в соседний ангар не проникнуть. Подробной схемы также не было, но откуда-то я знал устройство такого типа станций. Вот только реальность могла сильно отличаться оттого, что я знал. Чтобы посмотреть, нужно выйти отсюда, а как это сделать не замеченным было непонятно. Обошёл весь ангар в поисках каких-то вентиляционных решёток. Они были, и их было много, но все они были очень небольшими и находились у самого потолка. Сделать там большое отверстие было нечем. Жаль, что мои мечи остались на планете.

Когда обошёл всё по кругу, вернулся, посмотрел на коробки, сложенные в углу. Может вскрыть и посмотреть, что в них? Интересно это всё дальше полетит куда-то или уже прилетело? Непонятно, зачем это всё здесь складируют? Интересно, сколько стоят эти секс игрушки? Включив планшет, нашёл их в сети, когда увидел их стоимость, был сильно удивлён. Каждая такая игрушка стоила почти три миллиона. Значит, в этих двух коробках шесть миллионов. Это что же тогда в остальных? Однако заинтересовало меня совсем другое — устройство андроида. Оказалось, что модуль связи с андроида автономный и немного подумав, решил действовать. Вскрыл снова коробку с андроидом и сделал небольшой надрез на плече, после чего извлёк оттуда управляющий блок связи. Пришлось повозиться, чтобы запитать и активировать его от планшета, но в итоге он заработал. После чего зарегистрировал его в местной сети как андроида Сеню. Под таким названием он продавался в сети. Искин игровой зоны разрешил доступ на территорию игровой зоны. Что же теперь можно посмотреть, что за игровая зона такая. Переоделся в комбинезон техника, аккуратно засунул планшет с модулем под комбинезон, перевесил набор техника со скафандра на ногу и решил так идти. Всё остальное оставил здесь. Дверь ангара сама открылась, когда я подошёл к ней. Из склада вышел в длинный коридор и пошёл по нему.

Часть 10

Когда он закончился, сразу началась игровая зона. В первом помещении стояли различные игровые автоматы, но это я всё видел и на виртуальной экскурсии. Походив немного по игровой зоне, хотел попробовать сыграть, но потом передумал. Вряд ли местному персоналу разрешат играть здесь. Поэтому я отправился вниз к магазинам. Они меня не интересовали, но были технические помещения. Туда я тоже заходить не стал, а спустился ещё ниже, здесь в самом низу оказались каюты для персонала и пара баров. Народу в них было немного, заказал выпивку, посидел немного. Ничего интересного не услышал и пошёл на выход. В коридоре встретился с двумя техниками. Они немного удивлённо посмотрели на меня, ничего не сказали и прошли мимо. Подумав, развернулся и пошёл следом. Просто один из них сказал второму, что собирается лететь на гражданскую станцию. На перекрёстке с другим коридором они разделились, и я пошёл за тем, который туда собрался. Он зашёл в небольшой ангар и сразу поднялся на борт пассажирского флаера. Сам я сделал вид, что жду кого-то, и встал около него. На борт флаера один за другим проходили разумные. Похоже, никакой проблемы с тем, чтобы улететь отсюда у меня не будет. Что же можно возвращаться, забирать рюкзак со скафандром и улетать отсюда. С другой стороны, зачем торопиться? Может улететь не просто так? Раз попал сюда. У меня кредов мало, а у местных посетителей их много. Вот только многие здесь были с серьёзной охраной. Состоящей как из дроидов, так и разумных вооружённых до зубов. Вернувшись в игровую зону, ещё немного там посмотрел и решил возвращаться. Уже подходил к ангару, когда дверь, ведущая туда в ангар, неожиданно открылась и оттуда вышли двое. Мне пришлось пройти мимо ангара. Одного из них я сразу узнал, именно он принимал коробки на складе, когда их привозили. Второго я видел первый раз. Первый который принимал коробки, обратил на меня внимание, но я опустил голову и смотрел себе под ноги, пытаясь найти шнурки на ботинках, которых там никогда не бывало, прошёл мимо них. После чего небыстро пошёл дальше. Дошёл до конца коридора, развернулся и пошёл обратно. В ангаре меня ожидал сюрприз в виде небольшого челнока, стоящего в нём. Стало понятно, что прилетел владелец андроидов. Что же это даже хорошо. Удача мне всё-таки улыбнулась. Быстро зашёл на искин ангара и почистил следы вируса и удалил кусочки записи, там, где я попадал в объективы камер наблюдения. После чего посмотрел, что здесь происходило. Когда прилетел челнок, в ангар зашёл разумный который принимал груза. Немного подождал, пока из челнока вышел второй и между ними состоялся короткий разговор.

— Привет. Тебя что — то долго не было?

— Работы много было, не мог вырваться, то одно то другое.

— Что так?

— Один экипаж недоволен, хотели к Халиду перебежать. Хорошо я вовремя узнал.

— Чем они недовольны?

— Не нравиться им на станции сидеть, им на охоту нужно.

— Сказал ведь опасно это сейчас и нужно переждать.

— Говорил, бесполезно. Говорят, что другие в поиске и удачно, а они сидят без заработка. Вот и недовольны.

— Пойдём в СБ, там всё расскажешь.

— Опять СБ? Узнает кто, что я к тебе хожу постоянно, будет много проблем.

— Не переживай. Скажу, что вызвал на профилактическую беседу. Ты ведь опять будешь себя вести плохо?

— Это как получиться.

— Ты надолго?

— Как обычно.

После чего они ушли в СБ. Что первый был из СБ, это я ещё в коридоре понял, но кто был второй, было непонятно. Экипаж, охота, поиск? Что это значит? Пират что-ли? Здесь два варианта или наёмник или пират. Больше, похоже, что пират, но тогда, что их объединяет? Пират, работающий на СБ? Они разговаривали как начальник с подчинённым, и второй покорно пошёл за ним в СБ. Похоже, мало у меня проблем. Мне только с пиратами и СБ проблем не хватало. Не стоило трогать этого андроида и нужно уходить, пока СБ не очухалось, а с другой стороны, этот пират вроде один и СБ просто прошло мимо. Чего мне бояться? Челнок мне не помешает, вот только смогу я им управлять или нет? Добра здесь помимо челнока на несколько миллионов, а это совсем неплохой куш. Значит — в атаку, и я послал вирус искину челнока. После чего стал заряжать второй игольник нейротиками. Зарядив игольник, стал переодеваться в скафандр. После чего снова забрался в коробку к андроиду. Клиента долго не было, и к моему разочарованию его привёз дроид вместе с этим сб-шником. Дроид завёз его на борт челнока и там оставил. После этого челнок закрылся, а сб-шник и дроид покинули ангар. Судя по тому, что груз не загрузили в трюм. Челнок пока не собирается никуда улетать. Так и оказалось. Утром клиент долго не появлялся из челнока и появился только ближе к вечеру. Вышел из него и сразу ушёл из ангара. Решил его пока не трогать. Вирус пока не прислал никакого ответа. Через несколько часов клиента снова привёз дроид в невменяемом состоянии. Он также завёз его на борт и уехал. Опять не стал его трогать, опасаясь, что с дроидом должен быть сб-шник, а он мне совсем не нужен, но он так и не появился в ангаре. На следующий день он вышел из челнока задумчивый и, видимо, заказал дроида на станции. В ангар приехал транспортный дроид и быстро перевозил все коробки в трюм корабля. Уже обрадовался, что оказался внутри челнока. Вот только этот болван решил проверить свою покупку и открыл коробку со мной. Он даже успел схватиться за бластер, но моя игла с нейротиком и его лоб встретились раньше. Ситуация, в которой я оказался, была странной. В рубку мне было не попасть, искин не пустит, начну ломать искин, поднимется тревога. Этот часа через три придёт в себя, может, раньше. Придёт в себя, поднимет тревогу. Искин не взломан, никуда не улетишь. Мало того, у меня нейросети нет. Сейчас даже трюм покинуть, не получиться, я заперт. Что делать непонятно. Может, искин пропустит как андроида? Нужно пробовать, и стал подключать блок связи к планшету. Искин доступа не дал, когда я подошёл к двери, написал, что в доступе отказано. Хорошо не хочешь так, попробуем другой вариант, подхватив пирата, потащил к двери.

— Искин, владельцу плохо, — сказал в камеру у двери.

После небольшой паузы искин дал доступ в общий коридор и открыл медицинский отсек. Такой, к моему удивлению, оказался на борту. Затащив пирата туда, оставил его там и пошёл в рубку. Рубка была блокирована защитной перегородкой. Понятно. Можешь блокировать дальше. Блоки связи всё равно находятся не там. Открыл небольшую панель в коридоре и извлёк оттуда два блока связи. Всё дружок. Теперь ты никому ничего не сообщишь. После чего начал взлом. Челнок был не старым, и я опасался, что долго провожусь с искином, но мне повезло, искин оказался не родным. Мне понадобилось всего четыре часа, и он перешёл под мой полный контроль. Сразу выяснил, что внутри сидит вирус и не один. Мало того, искин был три раза взломан до меня. Причём очень топорно и следы этих взломов остались. Решив, что этим займусь позже. Открыл рубку и сел в пилотское кресло.

— Искин, у меня повреждена нейросеть, приказываю включить ручной режим.

— Отказано, отсутствует сертификат пилота.

То, чего я боялся, произошло. Хотел убрать этот сертификат, но он был прописан почти везде в прошивке искина. Быстро понял, что не поможет, и нужно всю прошивку искина переделывать будет.

Что же делать? Похоже, нужно вырубить его и уходить отсюда. Сходил, воткнул в пирата ещё одну иглу с нейротиком и задумался. Убрать блокировку не получиться может попробовать убедить искин, что я этот пират. Хорошая мысль. Пришлось залезть в банк данных искина и подменять его голосовые данные моими. Не получилось. Прищлось удалить все данные видеофиксации, и только после этого искин разрешил ему доступ к управлению.

— Искин, у меня повреждена нейросеть, приказываю включить ручной режим управления.

— Принято.

— Отлично.

Вернулся в рубку и стал готовить челнок к вылету.

— Искин запроси у диспетчера вылет до гражданской станции.

— Принято. Запрос отправлен. Разрешение на вылет получено.

Открыл ворота ангара и осторожно вылетел из него, после чего закрыл обратно.

— Искин проложи маршрут до гражданской станции и начинай полёт по нему.

— Принято.

Челнок развернулся, отлетел от станции, после чего повернул в сторону гражданской станции и полетел туда. Как удобно и управлять не нужно, всё искин за тебя делает. Пока он сам летел, я открыл карту ближайших систем и думал, куда лететь. Все планы у меня как-то резко поменялись. Ведь раньше я совсем не рассчитывал на челнок. Рассчитывал спрятаться на планете, а теперь у меня есть этот челнок и мне вроде как это уже совсем и не нужно. Что же нужно где-то спрятаться и подумать, что дальше делать. Мне подходили для этого несколько систем поблизости, в них не было ни поселений, ни станций в них только работали шахтёры. Выбрал одну самую дальнюю и проложил в неё маршрут. После чего изменил маршрут, и челнок стал разгоняться для прыжка туда. Сам заняться пиратом. Вопрос был один. Что с ним делать? Прикончить? Вдруг ещё понадобиться. Опять может он не пират. Челнок ведь официально зарегистрирован. Нужно всё проверить. Хотел засунуть его в одну из двух медицинских капсул, но они не давали мне доступ, из-за отсутствия сертификата медика. Пришлось их взламывать и также подменять данные. Только после этого я получил доступ к одной из них и уложил пирата в неё. Найдя в меню режим ментокопирования, хотел запустить его, но и здесь капсула упёрлась и потребовала специальное разрешение. Пришлось и здесь обойти блокировку и запустить режим в автоматическом режиме. Когда вернулся в рубку, обнаружил, что челнок почти разогнался для прыжка, а у меня появился преследователь. С военной станции вылетел фрегат, и он уже несколько раз пытался связаться со мной. Похоже, что-то я сделал не так, впрочем, это уже неважно, активировался гипердвигатель и челнок ушёл в гиперпространство.


Прошёл месяц, как я нахожусь в этом челноке. Как же ошибался, что думая, что это неважно. Оказалось важно и ещё как важно. Этот фрегат никак не хотел отставать от меня. Как только выходил из гиперпространства в любой системе, через небольшой промежуток времени в системе появлялся этот фрегат. Меня пока спасало только то, что этот челнок имел модифицированные маршевые двигатели и совсем немного уступал фрегату в скорости, но расстояние между нами неуклонно сокращалось. Чтобы я только не делал, но этот фрегат упорно появлялся снова и снова продолжая преследовать меня. Понимая, что на челноке где-то установлен маяк, три раза обыскал его, но так ничего не нашёл. Два раза мне казалось, что я смог оторвался от фрегата, первый раз, когда я сделал петлю и спрятался под летящим контейнеровозом, но он снова нашёл меня. Второй, когда подставил его под пирата, сидящего в засаде, но ему, как и мне удалось удрать от пирата, хотя он и получил парочку пробоин и ненадолго прекратил преследование. Вот и сейчас он снова появился следом за мной, и я в очередной раз пожалел, что связался этим челноком и пиратом. Почему я тогда просто не долетел до станции и спокойно на флаере не улетел к шахтёрам? Всё моя жадность. Владелец челнока действительно оказался пиратом давно и успешно работавшим на СБ. Завербовал его как раз второй разумный. Он оказался начальником СБ этой игровой зоны. Странно, что других преследователей не было кроме этого фрегата. Похоже, СБ не хотело поднимать шум из-за этого. Всё это время я прыгал по ненаселённым системам Аварской империи, вот и сейчас думал куда дальше. Вначале я хотел улететь на территорию другой империи и летел туда, но потом передумал и решил, что это опасно. Владелец челнока был пират, я тоже угнал это челнок, что меня там ждёт за пиратство? В общем, ничего хорошего. У границы империй полно военных кораблей обеих империй и соваться туда опасно. В памяти пирата сохранилось много мест, где находились пиратские территории. Вот к одной из них я и летел уже две недели, почему-то она мне показалось знакомой. Мне осталось туда лететь ещё неделю, но следующий выход будет уже в ничейной системе, там часто устраивали засады пираты. Возможно, это поможет и он, наконец, отвяжется на меня. Дальше будем смотреть. Мне самому совсем не хотелось в гости к пиратам. Неизвестно как меня там встретят. Снова разогнался и прыгнул. Перед прыжком посмотрел расстояние между нами, а оно ещё больше сократилось.


Перед выходом из гиперпространства было у меня какое-то непонятное чувство. Вот и ничейная система. Радар показал, что она пустая. Вот только почти сразу пришёл вызов.

— Входящий вызов — сообщил искин.

— От кого? Система пуста?

— Военный корабль, империи Аратан.

— Откуда он здесь? Почему нет данных на радаре?

— Сигнал поступает из астероидного пояса. Местоположение не определено.

— Далеко отсюда? Выведи данные на экран.

На экране показался примерный район, и это место оказалось совсем рядом.

— Прими вызов, но только голос и выведи на большой экран.

— Принято.

На экране появилась девушка в форме вооружённых сил империи Аратан.

— Приказываю челноку оставаться на месте и принять на борту досмотровую группу.

— На каком основании?

— Подобный челнок был угнан. Возможно, ты пират.

— У меня транспондер включён в отличие от вас и кто вы такие непонятно. Возможно это вы пираты.

— Попытаешься бежать, будешь уничтожен. Принимай на борту досмотровую группу и если всё в порядке полетишь дальше.

Из кучи камней появился нос корабля, и одновременно пришли коды опознания. Коды принадлежали флоту империи Аратан. От корабля почти сразу отделился абордажный бот.

— Искин сделай расчёт. Успеем уйти в гиперпространство?

— Вероятность ухода в гиперпространство меньше одного процента.

— Понятно. Перехват неминуем. Похоже, всё. Прилетел.


home | my bookshelf | | На границе империй. Том 7 |     цвет текста   цвет фона