Book: Отмеченный Смертью IV



Отмеченный Смертью IV

Глава 1. Изменения в Городе Утренней Зари

— Ты слышал о новом распоряжении лорда города? — спросил дородный усатый мужчина у своего спутника.

— О том, что все мастера массивов должны явиться в его дворец, да? Интересно, что ему понадобилось?

— Я слышал, это как-то связано с кланом Тянь. Тем самым, куда лорд планирует отдать принцессу Юэ’эр.

На этих словах проходящий мимо юноша вздрогнул.

— Извините, вы говорите о Линь Юэ? Что значит отдать? — встревожено спросил он.

— Ты, видно, давно не был в нашем городе, парень. Да, мы говорим о ней. А отдать, значит выдать замуж. По официальной версии — чтобы породниться с сильным кланом, но я слышал, что это плата за помощь в захвате власти.

— Тсс! — зашипел его спутник. — А вдруг он соглядатай лорда! Да и вообще не нужно о таком болтать на улицах. Слышал, что случилось с братцом Цзю?

— Да брось. Это в первые дни он лютовал, а сейчас все уже успокоилось.

— В первые дни? — Люк(а это был именно он) поразился пришедшей в голову мысли. — Скажите, а кто сейчас городской лорд?

— Вот уже несколько месяцев как Линь Юнбэй, парень. Из какого медвежьего угла ты вылез, если не знаешь этого?

— А что стало со старым лордом?

— Извини, некогда мне с тобой разговаривать. Поищи кого другого, или в пивную сходи. Закажи кому-нибудь выпивки и тебе быстро все расскажут.

Люк уловил скрытый в этих словах намек.

— Хорошо. А вы не против, если я угощу пивом вас?

Мужчина расплылся в улыбке.

— А ты умен, парень. Идем!

Пивная оказалась совсем рядом.

Основательно расспросив мужчину, представившегося как дядюшка Бо, Люк узнал следующее:

Почти четыре месяца назад, то есть спустя около двух недель с начала испытания в Пещере, городской лорд Линь Жань совершил прорыв на позднюю ступень Лорда.

Узнав об этом, все думали, что теперь власть в городе будет безраздельно принадлежать ему, а позиция Юнбэя станет незначительной, или даже он будет убит или изгнан из города, однако… произошло ровно противоположное.

Неизвестно, что произошло на самом деле, но на следующий день Линь Юнбэй заявил, что его брат при прорыве подорвал собственное здоровье и слег. Так что теперь он, Юнбэй, будет исполнять обязанности лорда до тех пор, пока Линь Жань не поправится.

Конечно, было мало дураков, которые верили, что это действительно так. Все знали об их взаимоотношениях. Даже если бы Линь Жань действительно пострадал при прорыве, благодаря «заботе» брата восстановиться ему было не суждено.

На самом деле, версия с прорывом была не более чем фикцией. Перед этим Линь Юнбея видели рядом с довольно сильными представителями клана Тянь. Не было нужды гадать, что произошло на самом деле. Отец Чангмна воспользовался их помощью, чтобы сместить Линь Жаня и захватить власть!

Юнбэй продвигался к намеченной цели шаг за шагом, и можно сказать, что в настоящий момент это ему почти удалось. Все структуры перешли в его руки или руки его союзников. Те, кто поддерживал Линь Жаня, напротив, всячески притеснялись. Некоторые из этих людей даже уезжали из города.

А два месяца спустя вернулась Линь Юэ. И тут же угодила в когти своего дяди.

Как оказалось, она уже была сосватана одному из отпрысков клана Тянь, и в настоящий момент дело быстро шло к свадьбе. Предполагаемый жених должен был приехать в Город Утренней Зари со дня на день!

— Этот ублюдок Юнбэй! — пьяным голосом воскликнул дядюшка Бо. — Отдавать нашу маленькую принцессу какому-то заезжему выродку! Да он пальца ее не стоит!

Он сказал это достаточно громко и народ в зале одобрительно загудел.

— Тише-тише! Если эти разговоры услышат люди Юнбэя, тебя могут убить на месте, — попытался образумить его бармен.

— Разве я не прав?

— Прав, конечно. Но нужна ли правота мертвому? Если так хочешь умереть, делай подобные высказывания не в моем заведении, хорошо?

На это дядюшка Бо назвал бармена продажной шкурой, но продолжать тему не стал.

— Где сейчас находится Линь Юэ?

— Ее держат во дворце лорда. Эх, если бы я был сильнее, обязательно бы спас нашу принцессу! Но что я могу сделать? — дядюшка Бо стукнул кулаком по столу, расплескивая пиво, — Я ведь даже формирования даньтяня еле-еле достиг. Эх, да что я? В этом проклятом городе не осталось никого, кто смог бы придти ей на помощь! Даже ректор отказался от нее. За что это нашей бедной девочке?

Видя столь искреннюю заботу об Линь Юэ, Люк внезапно улыбнулся.

— Не волнуйся, я позабочусь об этом.

— Ты? Не смеши меня парень! Твоя культивация отличная для твоего возраста, но только и всего. Должно быть, ты пиковый гений своей секты раз достиг начала Измененной Крови в своем возрасте, но тут бессилен даже Лорд начальной ступени!

— Бессилен, говоришь? — Люк странно улыбнулся. — Ладно, я пойду. Это тебе на опохмел, — он кинул на стол золотую монету.

— Подожди! Я ведь даже не узнал твоего имени!

— Меня зовут Чан Лей.

— Не шути так! Молодой герой Чан погиб при прохождении испытания…

Ответом ему стала тишина. Его собеседник, который еще пару мгновений назад был здесь, бесследно исчез.

* * *

Ректор академии духовного развития Города Утренней Зари Ли Вэймин пребывал в унынии. В последнее время все было против него.

С тех пор, как Линь Юэ вернулась из Пещеры Единения Инь-Ян, прошло уже более двух месяцев, но никаких известий об его дочери так и не появилось. Самым простым объяснением было то, что она мертва.

Вэймин отказывался признавать это, но дни шли, а новостей не появлялось. Постепенно в его сердце начинало зарождаться чувство отчаянья.

Сюйшань была единственной ниточкой, связывающей его с ней. Единственной женщиной, которую Вэймин полюбил, и рядом с которой не смог остаться…

Он потратил многие годы на поиски дочери, но вот теперь она вновь исчезла…

Исчезновение Сюйшань не было единственной проблемой Вэймина. Вместе с тем академия, которой он заведовал, получила сильный удар.

Хотя почти все ученики вернулись живыми, их урожай не был таким уж большим. Тем, кто получил наибольшую выгоду, оказался даже не прошедший начальное испытание Цзя Баоянь — он получил некоторые просветления и сумел сформировать даньтянь и прорваться на ступень Измененной Крови. Но, хотя он не был большим, это точно не было плохо. А для силы, уровня академии — очень даже хорошо. Плохо было то, что вместе с Сюйшань бесследно исчез лучший ученик академии — Чан Лей.

Третьим и последним ударом по Вэймину и академии оказалось то, что Линь Юэ, которая вместе с Чан Леем занимала первую строчку, а после приключений в пещере сильно повысила свою культивацию, отдают замуж в клан Тянь, тем самым обрывая все связи с академией.

Ему было жаль девушку, которая шла на это, очевидно, не по своей воле, и он бы даже вмешался, однако… старый долг перед Юнбэем останавливал его.

— Прости, девочка, — произнес он себе под нос, а в следующий момент вздрогнул от раздавшегося стука.

Это было странно. Никто из тех, кто мог попасть в этот кабинет, не стучали так. Вежливо, но вместе с тем уверенно.

Удивленный, Вэймин тут же отправил за дверь свое духовное восприятие. А когда увидел, кто там, его сердце пропустило удар, терзаемое противоречивыми чувствами. С одной стороны, он невероятно обрадовался, что пропавший вместе с Сюйшань Чан Лей вернулся живым и здоровым, но с другой… Почему он был один?!

— Войдите! — немного хрипло произнес он.

В следующий момент дверь отворилось, и ректор убедился, что духовное восприятие не обмануло: перед ним действительно стоял Чан Лей. Однако… было в нем что-то странное. Какое-то терзающее разум несоответствие. То, что это культивация, Вэймин понял только потом. Ведь даже Линь Юэ достигла пика области Измененной Крови, а Чан Лей, по ее словам, прошел дальше. Разве могла его культивация оставаться лишь на начальной ступени Измененной Крови?

В тот момент Вэймин этого не разобрал. Он со смесью надежды и страха смотрел на юношу.

И следующие слова того выбили из ректора весь дух.

— У меня для вас не слишком радостные новости, ректор, — довольно холодно произнес юноша, глядя на него. — Вряд ли вы когда-нибудь увидите свою дочь снова.

— Она… мертва? — ставшими непослушными губами произнес Вэймин, одновременно боясь и жаждя услышать ответ.

Однако ответа не последовало. Вместо этого его собеседник задал встречный вопрос:

— Вы ведь знали об ее истинной сущности. Почему вы не сказали ей об этом?

— Истинной… сущности?

Ректор был поражен, что парень знает об этом. Это был величайший секрет, о котором знал только он один. Вэймин не говорил об этом ни одному живому существу.

— Вижу, знали. Вы не думали, что это несправедливо, молчать об столь важной для нее вещи?

— Я… я не хотел… чтобы она тоже ушла! Скажи мне, что с ней, умоляю!

В ответ на этот вопрос Люк коснулся пространственного кольца и в его руках появилось странное перо, одна сторона которого была синей, а вторая — огненно-красной, содержало густую энергию холода и огня одновременно. А еще Вэймин уловил исходящую от него ауру. Знакомую ауру!

— Это перо Сюэ’эр оставила мне, когда уходила. Должен признать, ваши опасения не были напрасны, но также ничем не помогли. Божественные звери, пусть даже наполовину, не могут находиться в этом мире. Он отвергает их. И ее тоже отверг, как только она достигла ступени Короля…

Ли Вэймин молчал, пораженный услышанным. Ступень Короля, истинная форма, отрицание мира… все это было слишком невероятно. И во всем этом его мозг вдруг уцепился за одну незначительную деталь.

— Подожди, ты сказал «Сюэ’эр»?

Юноша перед ним нахально, но вместе с тем немного грустно улыбнулся.

— О, ректор, вы заметили? Или мне все-таки стоит называть вас «тесть»?

— О чем ты говоришь, щенок! — вскричал Вэймин, полностью теряя контроль над собой. Все эти новости просто выбили его из колеи и обычно уравновешенный ректор больше не мог совладать со своими эмоциями.

Аура Вэймина резко возросла, однако юноша перед ним, казалось, не замечал обрушившегося давления.

— Всего лишь о том, что мы теперь не совсем чужие друг другу люди. Впрочем, неважно. Не желаю иметь с таким человеком как вы абсолютно ничего общего.

— О чем ты, демоны побери, говоришь?!

— С вашего попустительства ваша лучшая ученица Линь Юэ сейчас находится в плену в собственном замке и ее хотят насильно выдать замуж. Разве не ваш долг как ректора вступится за нее? Вот о чем я говорю. Можете не оправдываться, это только ваш выбор, однако…

Люк развернулся, намереваясь уходить.

— Я сказал все, что должен был. Теперь вы знаете о случившемся с дочерью…

Люк достал из пространственного кольца крупный кристалл, от которого так и разило тьмой, и бросил его в сторону ректора.

— А это — плата за обучение. Больше меня с вами ничего не связывает.

— Подожди, что ты хочешь за это перо? — спросил ректор, от которого уплывало последнее напоминание о дочери.

— Думаете, сможете предложить что-то, равнозначное перу феникса? — Люк ухмыльнулся. — Да даже если бы и могли, я ни за что бы его не променял. Это перо — то, что Сюэ’ер оставила мне и только мне. Я был бы предателем, если бы сделал что-то подобное. А теперь, прощайте!

— Думаешь, можешь разговаривать со мной в таком тоне? Захват!

Пол под ногами Люка тут же пришел в движение, хватая его за лодыжки, однако… каменные руки бессильно прошли сквозь фигуру юноши, которая тут же осыпалась множеством кристалликов льда. Что касается самого Люка, его здесь уже не было.



Глава 2. Одинокая пленница

Обдумывая этот момент позже, Люк признал, что действовал излишне резко. Известие о захвате Линь Юэ и выдаче ее замуж повлияло на него намного сильнее, чем думал он сам. Из-за этого перед хоть немного, но виноватом в этом происшествии Ли Вэймином он отбросил всякую вежливость.

На самом деле, Люк вообще не хотел видеть его, но, в конце концов, тот был отцом Сюйшань. Юноша чувствовал необходимость рассказать ему о случившемся с ней. Вопрос с учебой опять-таки требовалось закрыть. Раньше это не было критично, но сейчас влияло на его дальнейшие планы.

Вообще-то говоря, обучение в академиях духовного развития различных городов являлось бесплатным. Его спонсировало государство. Конечно, не просто так. Все ученики подобных академий был военнообязанными. По окончании академии они были должны отслужить в армии в течение, по крайней мере, трех лет, а в случае необходимости король мог вновь призвать их на службу.

Если кто-то не хотел служить, он мог просто оплатить учебу самостоятельно, что обычно и делали все дети аристократов, располагающих более-менее солидным капиталом. Но даже это несло государству выгоду. Денежную — в среднем цена учебы была намного выше предоставляемых ученикам ресурсов — но не только ее. В интересах самого короля было получить сильных подчиненных, ведь в случае войны он все также мог призвать их в армию. На общих основаниях, и там условия были несколько иными, но все же.

Раньше Люк не располагал достаточными средствами, чтобы оплатить учебу, однако сейчас все изменилось. Наградой испытания было далеко не одно лишь крещение стихиями и повышение культивации. Помимо прочего там было достаточно золота и духовных камней.

Один из таких камней — Крупный Окрашенный Камень Тьмы — Люк оставил ректору в качестве платы за обучение. Крупные Окрашенные Камни были невероятно редки и ценны. Медитируя над ним любой ученик — если только не был последней бездарностью — непременно получил бы понимание сохраненных в камне законов, а его культивация существенно увеличилось бы.

Одного камня было более чем достаточно для оплаты. Скорее даже академия получила существенную выгоду. Вряд ли, конечно, Вэймин в этот момент думал о ней, но по своим долгам Люк расплатился. Это было неоспоримым фактом.

И все-таки он чувствовал себя не совсем правым. В конце концов, лично ему Вэймин ничего плохого не сделал, а вступаться за Линь Юэ он, по идее, был должен, но не обязан. Кто она ему? Всего лишь ученица, пусть и лучшая. А с Юнбэем — Люк вспомнил слова Сюйшань после нападения Гуй Луаня — его связывал старый долг.

Пожалуй, если бы Люк мог пережить эту ситуацию еще раз, он не был бы столь резок, однако… на результат разговора это никак бы не повлияло. Эспер по-прежнему не хотел иметь с Вэймином никаких дел, да и перо бы точно оставлять не стал. Оно было его и только его!

Так или иначе, с этим делом Люк разобрался. Теперь настал черед второй задачи из его небольшого списка: спасать Линь Юэ!

* * *

Бледный лунный свет, проникающий сквозь прутья решетки, освещал небольшое аскетично убранное помещение. Помимо стоящей у стены кровати и стула у ее изголовья, на который было свалено несколько книг, а также коврика на полу в комнате ничего не было.

Единственная ее обитательница находилась в этот момент у окна. Это была красивая молодая девушка с черными волосами и ярко синими глазами.

Сегодня ей исполнилось семнадцать, однако девушка вовсе не выглядела радостной по этому поводу. Честно говоря, она давно потеряла счет дням и узнала о факте своего семнадцатилетия только благодаря дяде, который напомнил ей об этом.

Заодно он же принес известие, от которого у девушки вновь возникло желание покончить с собой. Тянь Чунпэн, человек, за которого она должна выйти замуж, будет в Городе Утренней Зари уже завтра!

Впрочем, девушка быстро отбросила подобные мысли. Хотя ситуация была практически безвыходной, ее культивацию запечатали, а родителей держали в плену и грозили убить в случае непослушания, она не сдалась. От нее зависело слишком многое, чтобы просто сдаться.

Если бы она покончила с собой, что бы стало с ее родителями?

Кроме того, сделав это, она погубила бы сестренку Лю Синь, а также своего контрактного духа.

День за днем Линь Юэ проводила в попытках снять подавление со своей культивации. Пока ничего не получалось, но она не отчаивалась. Даже если ничего не выйдет, рано или поздно они должны будут снять подавление с ее тела. Пусть даже после свадьбы. И тогда она сбежит, пробудит Лю Синь, прорвется на ступень Лорда, спасет родителей и отомстит всем своим врагам!

Линь Юэ было страшно представить, что произойдет до этого момента, но если такую судьбу уготовили ей небеса, девушке остается только принять ее.

Несмотря ни на что, Линь Юэ выдержит это испытание! А потом… найдет Чан Лея.

Это было еще одной причиной ее плохого самочувствия.

После отбытия Люка и остальных, Линь Юэ провела в Долине Грозового Лотоса более полутора месяцев, культивируя «Искусство Множественных Духов» и закаляя душу на окраинах массива молний. Эта земля, богатая ци молнии, как нельзя лучше подходила для скорейшего восстановления и пробуждения Лю Синь. Линь Юэ задержалась бы там намного дольше, однако… в один далеко не прекрасный день ее просто выкинуло из пространства Пещеры, правда перед этим позволив потратить Очки Жизни и Смерти, накопленные ею на третьем уровне.

Девушка лично убила одного из Ночных Охотников, поэтому ее накопления оказались довольно велики. Ей даже хватило на трансформацию тела, хотя, конечно, не такую глубокую, как прошел Люк. Именно ее Линь Юэ и выбрала. Она не была сведуща в законах Жизни или Смерти, поэтому усиление тела и жизненного потенциала оказалась лучшей возможностью.

Однако это событие оказалось единственным хорошим в этот день.

Завершив трансформацию, которая длилась не так уж и долго, Линь Юэ осознала себя за пределами Пещеры. А именно: в нескольких сотнях километрах от ее входа.

Девушка предполагала, что других учеников выкинет одновременно с ней, однако в этой местности больше никто не появлялся.

Тогда она не сильно переживала по этому поводу, считая, что точки выхода могут быть разными: не зря же ее кинуло не ко входу в пещеру?

Найдя ближайшее людское поселение, Линь Юэ узнала, где именно находится, и поспешила к Городу Утренней Зари.

Где ее с распростертыми объятиями поджидал любимый дядюшка!

К сожалению, она прибыла ночью, поэтому не слышала разговоров пока шла к особняку. Никто не предупредил ее. Уже приближаясь к своему дому Юэ заподозрила неладное, но было поздно: люди Юнбэя заметили ее, и тут же доложили своему господину.

Девушка не успела опомниться, как оказалась захвачена. Ее культивация существенно увеличилась по сравнению с временем до входа в Пещеру и на тот момент находилась на поздней ступени Измененной Крови, однако этого было слишком мало, чтобы противостоять Лорду средней ступени. Ее культивацию запечатали, а саму поместили под стражу. Некоторое время спустя, дядя заявил, что она выходит замуж за отпрыска клана Тянь, и если не хочет, чтобы с ее родителями случилось что-то плохое, должна быть послушной девочкой.

Тогда Линь Юэ была потрясена этой новостью и впервые задумалась о самоубийстве.

Потом состоялся разговор с Ли Вэймином, которому Юнбэй любезно позволил посетить девушку. Этот разговор вновь натолкнул Юэ на мрачные мысли. Она видела сочувствие во взгляде ректора, но тот, очевидно, ничего не собирался предпринимать, однако она не слишком рассчитывала на это. Стал бы дядя сводить их, если бы допускал возможность обратного? Намного больше ее расстроило известие, что Сюйшань и Люк так и не вернулись.

Юэ была практически уверена, что остальных участников выкинет одновременно с ней, поэтому сильно встревожились, когда они не появились.

На тот момент с возвращения Линь Юэ прошло две недели, и эту задержку еще можно было объяснить. Однако… время шло, а Люк так и не появлялся.

«Быть может, он прошел испытание до конца и те правила на него не распространились?» — думала она, но с каждым новым днем тревога росла.

Прошло две недели, потом еще месяц. Незаметно приблизился день ее помолвки, а Люка и Сюйшань практически официально признали мертвыми. Тем не менее, девушка продолжала верить.

— Брат Лей обязательно вернется, — негромко, чтобы охранник за дверью не услышал, произнесла она. — Только… — Юэ замолчала, не желая произносить следующие слова вслух. «Нужна ли я буду ему такая?» — девушка не исключала, что перед тем как ей удастся сбежать и отомстить, она будет осквернена этим Тянь Чунпэном. Они пока еще не женились, а только были бы помолвлены, но Юнбэй уже заявил о своем желании передать Линь Юэ в клан Тянь. Имея ее на руках, стал бы тот сдерживаться?

Эти мысли пробуждали в сердце девушки беспробудный мрак, но…

— Я не сдамся! — яростно произнесла она.

Бросив последний взгляд на луну и звезды, Юэ уселась на пол и погрузилась в медитацию.

На этот раз она не пыталась сбросить оковы с культивации самостоятельно, Юэ уже давно поняла, что это абсолютно бесполезно. Вместо этого девушка пыталась достучаться до Лю Синь или своего контрактного духа — звездной пантеры Глейси. Надежды на успех было мало, чтобы пробудить духа требовалось, как правило, достигнуть ступени Лорда, однако иногда случались кратковременные пробуждения. Цена их была велика — культиватор отбрасывался далеко назад в своем развитии — однако сейчас это была вполне приемлемо. Пока что ей нужно было только сбежать. Девушка не верила, что Юнбэй сохраняет жизнь родителям только для того, чтобы контролировать ее. Должны быть и другие причины.

Если бы пробудилась не Глейси, а Лю Синь, все было бы еще лучше. Так как она изначально не была контрактным духом, а также находилась на более высокой ступени развития, Линь Юэ не понесла бы потерь. Скорее наоборот. Но лучше ведь два шанса, чем один, верно?

Собрав всю свою надежду и решимость, Юэ вновь сосредоточилась на собственном даньтяне, посылая туда мысленный призыв.

«Сестренка Синь, прости, что бужу тебя раньше срока, но мне действительно необходима твоя помощь! Пожалуйста, пробудись!» — взмолилась она про себя, и на этот раз вроде бы уловила какой-то отклик, хотя было вполне возможно, что она просто выдает желаемое за действительное.

Невероятно обрадованная этим откликом, Линь Юэ полностью сосредоточилась на внутреннем мире, посылая новые просьбы о помощи. Никакого отзыва больше не было, но она не теряла энтузиазм. Девушка настолько погрузилась в себя, что шума снаружи комнаты просто не заметила.

Даже стук в дверь прошел мимо ее внимания.

А вот скрип отворяемой двери она все же услышала. А услышав — запаниковала. Юнбэй уже посещал ее сегодня и вряд ли стал бы делать это второй раз просто так. Для служанки, которая прислуживала ей и делилась новостями из внешнего мира, тоже было не время. Юнбэй не разрешал ей посещать Линь Юэ ночью. На этом список людей, которые могли войти в ее комнату, был исчерпан. Даже охранник всегда оставался с другой стороны двери и имел право вломиться в комнату, только если заподозрит побег.

«Неужели Тянь Чунпэн уже прибыл?!» — промелькнула в голове паническая мысль.

Ожидая худшего, Юэ резко обернулась. И… не поверила своим глазам.

— Давно не виделись, старшая сестра! — с улыбкой произнес стоящий в проходе юноша.

Глава 3. Символы Надписи

Линь Юэ застыла неподвижной статуей, недоверчиво глядя на Люка. Честно говоря, она очень боялась, что это какая-то провокация Линь Юнбэя. Если бы она обрела надежду, а потом та была бы безжалостно разбита, ее сердце могло и не выдержать.

Юноша, казалось, понял, о чем думает Линь Юэ.

— Это правда я. Прости, что пришел только сейчас. С тобой ведь не делали ничего плохого? Кстати, как поживает сестренка Лю Синь?

Последнее было ключевой фразой. Лишь несколько человек знали имя Лю Синь, и было почти невозможно, чтобы кто-то из них сообщил его Линь Юнбэю.

Линь Юэ, наконец, поверила в происходящее.

В следующее мгновенье она была уже перед Люком, и, обхватив его руками, уткнулась носом в грудь. Парень обнял ее в ответ.

Где-то с минуту они просто стояли обнявшись. Люк почувствовал, что одежда на его груди стала немного влажной.

— Теперь все будет хорошо, старшая сестра, — произнес он, гладя Линь Юэ по голове. — Ничего непоправимого ведь не произошло?

— Я… не знаю… — тихо произнесла девушка, не отрываясь от него. — Со мной не обращались слишком плохо, только держали здесь и хотели выдать замуж. Но родители… я не уверена, живы ли они еще на самом деле….

— Мы обязательно спасем твоих родителей! — твердо пообещал Люк. — Их тоже держат здесь?

— Я не знаю. Скорее всего, это так. Здесь, или в особняке дяди…

— Очень хорошо. Если они здесь, мы сделаем это прямо сейчас!

Линь Юэ, однако, отрицательно замотала головой.

— Нет! Нужно выбраться и найти союзников нашей семьи…

Девушке очень хотелось спасти родителей прямо сейчас, но она считала, что это слишком опасно. Им итак невероятно везло, что до сих пор никто не поднял шума.

— Нужно скорее уходить! Если дядя поймает еще и тебя, я…

— Не стоит волноваться, старшая сестра, — спокойно произнес Люк. — Не думаю, что он сможет, даже если захочет.

Звучало это ужасно самоуверенно, как будто юноша вообще не ставил Юнбэя в своих глазах. Но… как такое могло быть? Линь Юэ знала, что его сила намного превосходит текущую ступень культивации, однако когда они расставались, Люк был только на средней ступени Измененной Крови. Для сравнения, Юнбэй находился на средней ступени Лорда — на одну большую ступень выше! Разрыв был слишком велик. А ведь в особняке городского лорда сейчас гостили еще люди из клана Тянь…

Внезапно девушка кое-что вспомнила. Это могло объяснить непонятную уверенность Люка.

— Сестра Сюйшань… она с тобой?

Ситуация с Ли Сюйшань была точно такой же, как с Люком. Если появился он, то, возможно, она тоже где-то поблизости? С силой Сюйшань действительно не стоило опасаться тривиального Лорда средней ступени. Она могла уничтожить его за несколько вздохов!

Люк, однако, покачал головой.

— Нет. Я один.

— Тогда… — Линь Юэ совершенно перестала что-либо понимать.

— Насколько мне известно, ты вернулась два месяца назад. Как думаешь, почему я появился только сейчас?

Вместо ответа на не прозвучавший вопрос, он сам задал вопрос. Это, однако, стало ответом.

— Ты получил наследие Пещеры! — воскликнула девушка, даже забыв, что шуметь сейчас совсем не стоило.

— Да, это так. И сейчас я намного сильнее, чем был раньше. На самом деле, сейчас моя культивация соответствует Лорду начальной ступени.

Линь Юэ ахнула. Она ожидала, что награда будет большой, но реальное положение де все равно было несколько невероятным. Девушка искренне поздравила Люка. Ее сомнения развеялись. С культивацией Лорда начальной ступени он, вероятно, ни в чем не уступит Линь Юнбэю. Можно даже сказать, что ее дядя, скорее всего, будет полностью подавлен, и разница в малую ступень его не спасет.

Однако помимо Юнбэя существовали другие. Люди клана Тянь также гостили здесь!

Девушка поспешила сообщить об этом Люку.

— Не волнуйся. Даже если это так, мы, по крайней мере, сможем сбежать. К тому же, я никого не заметил. Возможно они ушли куда-нибудь…

— Наверно они отправились навстречу Тянь Чунпэну, — сказала девушка после некоторых раздумий.

Люк молча согласился. Вероятно слова Линь Юэ были близки к истине.

— А что случилось с сестрой Сюйшань? — спросила она чуть позже. — Я слышала, что Сюань Мэй и Ян Ми успешно вернулись в свои секты, но вы с ней пропали. Многие даже думали, что вы погибли!

— Она тоже получила наследие, — немного грустно произнес Люк.

— Дядя Вэймин очень обрадуется! Он спрашивал меня о ней…

— Не слишком. Я уже сообщил ему об этой ситуации, прежде чем придти сюда.

Линь Юэ нахмурилась. Что-то в этих словах не сходилось. Если Сюйшань получила наследие, почему Вэймину сообщил об этом Чан Лей? А также, почему он не слишком обрадовался?

— При этом она получила какую-то травму или… погибла? — озвучила девушка свои выводы.

— Ни то и не другое. Когда мы расставались, она прорвалась на ступень Короля и была в порядке. Просто по определенным причинам она не может присутствовать здесь. Надеюсь и сейчас с ней все хорошо…

— А…

— Тебе не кажется, что здесь неподходящее место для разговора? Я все расскажу тебе, но позже.

— Правда. Извини… — девушка смутилась.

— А сейчас давай займемся твоей культивацией…

Много времени это не заняло. Было совсем не сложно снять подавление с культивации, если воздействие происходило извне. Даже практик начальной ступени Измененной Крови мог снять подавление, наложенное Лордом. Конечно, у него бы ушло на это довольно много времени.



Люк справился за минуту. На самом деле он мог сделать это еще быстрее, но не хотел случайно повредить развитию Линь Юэ, поэтому действовал весьма осторожно. Тщательно исследовав технику подавления духовным восприятием, он воздействовал на нее собственным ци и быстро развеял ее.

Когда это произошло, Линь Юэ почувствовала невероятное облегчение, как будто невидимая гора упала с ее плеч, позволяя девушке дышать полной грудью.

— Большое спасибо!

В порыве чувств Линь Юэ вновь обняла Люка, но на этот раз быстро отстранилась.

— Как ты себя чувствуешь? Никаких проблем нет? Проверь хорошенько. — Серьезно сказал он.

Девушка на некоторое время погрузилась в себя, а затем отрицательно покачала головой.

— Нет, ничего такого. Никаких проблем. Давно не ощущала себя настолько хорошо!

— Вот и ладно. Тогда пойдем, найдем твоих родителей. Только, не могла бы ты описать свою мать? Линь Жаня я знаю, но ее ни разу не видел. Это на тот случай, если их держать раздельно.

— Мама похожа на меня. Только чуть выше и волосы светлые. Она не из нашей страны. В молодости отец много странствовал и привез ее с запада.

— Какова ее культивация?

— Не слишком высокая. Только поздняя ступень Измененной Крови. Ее талант не хуже, чем у отца, но в детстве у мамы не было достаточно ресурсов…

— Понятно. Не думаю, что спутаю ее с кем-то еще…

С этими словами Люк сел на пол, и распространил свое духовное восприятие.

* * *

Духовное восприятие практиков вполне могло проходить сквозь материальные преграды, однако для этого нужно было приложить определенное усилие, а его радиус заметно снижался. Тем не менее, будь на то его желание, достаточно сильный практик мог с легкостью наблюдать все, что происходит в ближайших к нему домах, или даже не совсем ближайших.

Другое дело, что это было крайне невежливо. Если бы кто-то заметил подобное, вуайериста ждало бы только всеобщее порицание или даже вызов стражи. Уверенные в себе люди могли бы вызвать его на смертельный поединок…

Однако… подглядывание было не так просто заметить, а еще сложнее — определить его источник.

Чтобы обезопасить свой быт от чужого наблюдения, люди предпринимали различные меры. Тот, кто обладал достаточными средствами, нанимал мастера надписи, который наносил на стены несложный узор, защищающий от проникновения чужого духовного восприятия. Помимо этого существовали и народные методы защиты, начиная от попытки самим воспроизвести подсмотренные где-то узоры, и заканчивая совсем уж суеверной дичью, навроде развешенных по углам голов летучих мышей. Стоит ли говорить, как много из этих методов работали на самом деле?

На особняке лорда города подобная защита, конечно же, стояла. И довольно мощная. Защищалось не только здание в целом, но и отдельные помещения. Было видно, что ее устанавливал опытный мастер. Тем не менее, она точно не была способна остановить кого-то с силой души приближающейся к уровню Короля.

Люк уже исследовал особняк ранее, когда искал Линь Юэ. Вопреки словам девушки, он не заметил ауры Юнбэя или других культиваторов ступени Лорда. Линь Жаня он тоже тогда не обнаружил.

Однако это не означало, что их здесь нет. Существовало две области, имеющие отдельную, особо мощную защиту. Юноша был не уверен, что сможет незаметно преодолеть ее, поэтому ранее даже не пытался. Да это и не требовалось — свою цель он нашел достаточно быстро.

Первой из двух скрытых от его взора областей был личный кабинет Лорда. Юнбэй вполне мог находиться там, но было почти невозможно, чтобы в нем держали пленников.

А вот второй областью был подвал…

Но, прежде чем проникать сквозь защиту подвала, Люк решил еще раз обыскать открытые области особняка, ища, на этот раз, мать Линь Юэ.

К сожалению, никого, даже отдаленно похожего, он не обнаружил. Сильных аур по-прежнему заметно не было.

Что ж, очередь подвала, наконец, настала. Однако Люк не был уверен, что лучше: попытаться преодолеть его защиту при помощи духовного восприятия, или… просто вломится туда!

В конце концов, он выбрал первое. Вероятность поднять шум так, все же, была намного ниже, а то, что он потратит на это много духовной энергии, не имело существенного значения.

Помимо прочего, Люк хотел испытать свои силы в этом взломе.

Итак, выбор был сделан.

Распространив духовное восприятие на области, граничащие с подвалом, юноша принялся искать уязвимости в его защите.

Искал, и… не находил.

Искусство Надписи можно было назвать разновидностью построения массива. А можно — выделить в отдельное искусство, что обычно и делали. У этих двух дисциплин было много сходств, однако еще больше различий. Возможно, какой-нибудь старый опытный мастер массивов без труда справился бы с этой задачей, однако познания Люка ограничивались, по большей части, массивами, несущими непосредственную угрозу жизни. И даже их он знал далеко не все.

Люк неплохо изучил общие принципы таких массивов. И очень хорошо тех — что находились некогда в твердыне клана Багровой Луны. Но к обычным надписям, защищающим от чужого духовного восприятия, ни то ни другое не имело ни малейшего отношения.

Принципы их работы были совершенно разными!

Ранее, в защите особняка, он отыскал несколько участков, где защита была очень тонкой, и Люк с легкостью проник сквозь них, никого не потревожив. Сейчас, однако, слабых мест не было.

Таким образом, потратив некоторое время на способ обойти защиту, эспер махнул на это рукой и решил действовать прямолинейно.

Сосредоточив духовное восприятие на двери в подвал, Люк просто продавил защиту, заставив скрытые символы надписи вспыхнуть и угаснуть! Звук, как будто лопнула струна музыкального инструмента, мгновенно распространился по особняку вместе с волной духовной ряби. Не слишком громкий, однако не вызывало никаких сомнений, что новые хозяева особняка или те, кто отвечает за охрану, не пропустят это мимо ушей.

Вопросом оставалось лишь то, как быстро они отреагируют…

Глава 4. Чжу Лян

Несмотря на то, что обитатели особняка были потревожены, цели своей Люк добился. Его духовное восприятие мгновенно распространилось по всему подвалу, не оставив перед ним никаких тайн.

Там действительно содержались пленные. Около трех десятков людей разного пола, возраста и ступени культивации. В основном — Измененной Крови или ниже, но был также один пожилой мужчина на уровне Лорда начальной ступени.

Линь Жань и его жена также находились тут! Всех остальных держали по несколько человек, но пожилой мужчина, Линь Жань и Линь Сола, которая действительно напоминала Линь Юэ, только повзрослевшую и светловолосую, были удостоены отдельных камер.

А вот Юнбэя здесь не было. Зато была пятерка охранников во главе с Лордом начальной ступени. И если прочие охранники спокойно резались в карты, то, чем занимался этот Лорд, Люку совсем не понравилось.

Перед его мысленным взором развернулась довольно неприятная сцена.

В камере находилось двое. Первый — тот самый Лорд — звероватый мужчина, которому, будь он обычным смертным, можно было дать около сорока лет. Все его тело было покрыто могучими мускулами, которые сейчас, ввиду того, что из одежды на мужчине была лишь набедренная повязка, можно было хорошо рассмотреть.

В руках он держал мерзкий на вид короткий кнут, окрашенный в красный. От этого кнута исходила аура, вызвавшая у Люк легкие рвотные позывы.

Вторым человеком, находящимся в камере, была юная девушка, примерно того же возраста, что Линь Юэ, которая показалась Люку смутно знакомой. Одежда девушки была разорвана во многих местах, и через эти прорехи виднелось ее чистое белое тело. На ее лице было выражение отчаянья, а в глазах стояли слезы.

— Ты плачешь? А ведь этот Чжу пока не сделал ничего плохого! Ахахаха! — мужчина громко рассмеялся. — Не волнуйся, если будешь послушной девочкой, то, может, и не познакомишься с Пожирателем Плоти лично, — он указал на свою плеть.

От одного взгляда на нее девушку передернуло. Она очень не хотела знакомиться с этой плетью, однако… быть «послушной девочкой» также было неприемлемо для нее. Ее семья Чжоу была небольшой, но гордой. После того, как Линь Жань пал, они, вместе с некоторым другими кланами и семьями, открыто выступили в его поддержку. За что и поплатились. Часть из них убили сразу, однако таких людей было не слишком много. Вместо того чтобы убивать без разбора, Юнбэй захватил в плен близких родственников глав кланов. Держа их при себе, он мог, таким образом, не опасаться больше открытого бунта.

Линь Юнбэй запретил пытать пленников, поскольку, если бы об этом прознали, восстание могло вспыхнуть с новой силой, однако сейчас он отсутствовал, и мужчина по фамилии Лян решил, что не будет ничего плохого, если он немного развлечется с некоторыми из пленниц. В конце концов, он был Лордом. Даже если Юнбэй будет недоволен, вряд ли он решится потерять столь ценного союзника. Жизнь нескольких девок — вполне приемлемая цена за его помощь!

Так думал этот Лорд начальной ступени. Это был не первый раз, когда Юнбэй отсутствовал, и Чжу Лян уже успел изнасиловать и запытать двух девушек. Что касается Юнбэя, он до сих пор не заметил этого.

И вот сегодня настала очередь третьей.

На самом деле, Чжу Лян давно облизывался на нее, однако до сих пор не решался ничего предпринять.

Эта девушка была студенткой академии духовного развития, а на их счет Юнбэй распорядился отдельно. Терпение Ли Вэймина не было бесконечным. В виду старого долга, он закрыл глаза на Линь Юэ, но это не значило, что он будет бездействовать в остальных случаях. Из-за этого, с захваченными учениками академии обращались довольно хорошо. За исключением ограничения свободы они не испытывали никаких неудобств. Им даже предоставляли ресурсы для культивации!

Поэтому Чжу Лян пока довольствовался девушками, не обладающими достаточным талантом, чтобы поступить в академию.

Аппетит, однако, приходит во время еды. Запытав двух девушек, Чжу Лян почувствовал безнаказанность. Сегодня, когда Линь Юнбэй, вместе с людьми из клана Тянь, куда-то уехал, он не слишком долго думал, прежде чем начать действовать.

— Так что, будешь меня слушаться? — мерзко улыбнувшись, спросил Лорд. А затем, не дождавшись ответа, резко скомандовал: — Раздевайся!

Девушка, понимая, что просить передумать бесполезно, не нашла ничего лучшего как сжаться в комок и заплакать.

— Значит, послушной девочкой ты быть отказываешься? Очень хорошо!

На самом деле, Чжу Лян как раз на это и рассчитывал. Как у человека, достигшего ступени Лорда, у него не было недостатка в женщинах, желающих разделить с ним ложе. Он давно пресытился ими. То, от чего он получал удовольствие на самом деле — это пытать и ломать волю!

Помимо удовольствия, он получал от этого еще и пользу. Изначально талант Чжу Ляна был просто дрянным. В свое время он не смог поступить в академию духовного развития и подался в разбойники. Даже среди разбойников его положение было довольно низким. Год шел за годом, а его сила и статус не слишком менялись.

Возможно, окончил бы свой путь в придорожной канаве, не прорвавшись даже к ступени формирования даньтяня, однако однажды Чжу Ляну несказанно повезло.

К тому времени ему было двадцать три, и он едва прорвался на ступень закалки кости.

Находясь в арьергарде отряда, Чжу Лян вдруг услышал впереди крики и звуки боя. Очевидно, его отряд с кем-то сражался. Будущий Лорд тут же поспешил к месту боя. Добравшись, он обнаружил, что все его товарищи, за исключением атамана, который находился на пике ступени Измененной Крови, были мертвы. Атаман же сцепился с мужчиной, одетым в черный балахон.

Затаив дыхание, Чжу Лян наблюдал за боем, не решаясь вмешиваться. Он даже хотел сбежать, но все-таки решил досмотреть бой до конца — лишь только потому, что атаман, похоже, брал верх в этой схватке.

То решение остаться, было величайшей удачей в жизни Чжу Ляна.

Как он и предполагал, атаман одержал верх. Однако он был серьезно ранен и израсходовал весь свой запас ци.

Чжу Лян увидел в этом свой шанс.

Под видом помощи, он вонзил клинок в спину атамана, а затем забрал его пространственное кольцо, в котором хранилось все имущество отряда. Ценные вещи его павших товарищей также стали добычей Чжу Ляна.

Но самым ценным оказалось имущество того человека, что послужил причиной гибели их всех.

Именно в нем содержалось тайное искусство, позволившее Чжу Ляну прорваться сквозь ограничения своего таланта, а также плеть, которую он сейчас держал в руках.

Суть этого искусства состояла в том, что пытая людей, Чжу Лян увеличивал свою культивацию, жизнеспособность и физическую силу. Особенно эффективно это было с использованием Пожирателя Плоти. Можно даже сказать, без него достичь текущей ступени было бы невозможно.

Действуя тайно, Джу Лян запытал уже множество людей, похищая их в городах или нападая на дорогах. Лучше всего подходили невинные девушки…

Однако он стал замечать, что постепенно его сила перестала расти. Тайному искусству и Пожирателю Плоти требовались все более сильные практики, иначе эффект был очень мал. Чтобы расти дальше, ему требовались Лорды! Но разве просто было встретить Лорда? Особенно, когда он был один…

Впрочем, одного Лорда начальной ступени ему выследить удалось. Выследить и убить. Тогда Чжу Лян не рассчитал силу и его удар оказался смертельным. Это было большой потерей. Выгода все равно была, но несравнимая с той, если бы Лорд попал в его руки живым.

А потом, уверенный в своих силах, он напал на путешествующего в одиночестве Линь Юнбэя.

Тогда мужчина понял разницу между Лордом начальной и средней ступени. Его просто раздавили. А затем предложили выбор: служить или умереть. Чжу Лян выбрал первое.

Юнбэй внедрил в тело мужчины метку, при помощи которой всегда смог бы найти его, и с тех пор Чжу Лян относительно верно служил ему, выполняя все поручения. Однако так было только внешне. На самом деле он только и ждал удобного момента, чтобы воткнуть клинок в его спину. Втайне он мечтал об этом и гадал, как сильно повысится его культивация, если Юнбэя удастся захватить живым и подвергнуть многочисленным пыткам…

Пока же приходилось довольствоваться пленниками. Особой пользы для его развития это уже не несло, однако он делал это не столько ради пользы…

Вот и сейчас он вовсе не собирался сдерживаться.

— Ты уже знаешь, что это Пожиратель Плоти. А как твое имя, девочка?

Девушка не отвечала, казалось, полностью уйдя в себя.

— Молчишь? Ну ладно!

Мужчина замахнулся, и кнут в его руке внезапно вытянулся, поражая плечи девушки и оставляя на ее теле кровавую полосу. Девушка вскрикнула. ей казалось, что в этот момент боль пронзила ее всю ее суть.

— Итак, как твое имя?

— Чжоу… Лин… — сквозь всхлипывания ответила та.

— Очень хорошо, Лин’эр. Вот разве сложно было ответить сразу? Так вот, Лин’эр, в качестве бонуса я дам тебе выбор: ты снимешь одежду сама, или мне сделать это при помощи Пожирателя Плоти?

Предвкушающе улыбаясь, Чжу Лян смотрел на девушку.

— Что же ты выберешь? Учти, первый удар был просто приветствием…

— Я… — После довольно большой паузы, когда терпение мужчины уже начало подходить к концу, Чжоу Лин открыла рот, чтобы что-то сказать, однако…. ее слова потонули в грохоте сорванной с петель двери камеры.

— Настолько увлекся, что не заметил моего вторжения? — произнес стоящий в дверном проеме юноша. — Какое безответственное отношение к своим обязанностям! На месте Юнбэя, я повесил бы тебя на твоей же плети, основательно отхлестав ею же, перед этим…

Глава 5. Еще один!

— А ты не робкого десятка, парень! — произнес Чжу Лян, внимательно рассматривая вновь прибывшего.

Поначалу он испугался, что это вернулся Юнбэй и в гневе хочет покарать его, однако реальность оказалась совсем иной. Юноше перед ним было, казалось, всего шестнадцать, а его культивация находилась на начальной ступени Измененной Крови.

Оценив это, Чжу Лян наше ситуацию весьма забавной.

На всякий случай он просканировал округу своим духовным восприятием, но, кроме племянницы Юнбэя, которая в этот момент находилась рядом со своей матерью, никого не нашел.

— Побег, значит? Очень хорошо!

Чжу Лян уже представлял, какие преимущества получит за его предотвращение. Линь Юэ имела довольно большое значение. Если бы она сбежала, новый городской лорд не сумел бы сохранить лицо перед кланом Тянь. Соответственно, награда не должна быть маленькой!

К счастью, не он отвечал за охрану Линь Юэ, и вообще верхнюю часть особняка, оделенную мощными духовными барьерами. Если бы это было так, Чжу Лян мог рассчитывать только на благодарность, и то, если бы Юнбэй находился в хорошем настроении. Теперь же, это сулило ему немалые выгоды.

Конечно, с еще большим удовольствием он использовал бы Линь Юэ для своей секретной техники, но Чжу Лян не был настолько безрассуден.

— Спасать принцессу из лап злодея… сюжет, достойный очередной баллады! К сожалению, ты немного не рассчитал силы. Я Лорд, видишь ли, — настроение Чжу Ляна пребывало в приподнятом состоянии, и он был не против немного поболтать, прежде чем прихлопнет эту мошку. Он даже не обратил внимания на предыдущие оскорбления.

— В награду за твою смелость и предоставленный мне шанс, я убью тебя быстро!

— Шанс? — с легкими нотами интереса спросил Люк.

— Побег той девки, что сейчас в камере неподалеку, немалая вещь! Если бы вы с ней тихо ушли, у меня были бы большие неприятности. К счастью, этого не произошло, так что прими мою благодарность! — Чжу Лян отвесил шутливый поклон. — Что касается шанса, о котором я говорил, за предотвращение побега я смогу попросить любую вещь. И, поверь, я не продешевлю! Так что, убить тебя сейчас, или ты сначала посмотришь, как я буду развлекаться с этой цыпочкой? — он указал на девушку в углу. — Я слышал, есть даже любители подобного…

Чжоу Лин, у которой, на миг, возникла надежда, выглядела подавленной. Она надеялась на спасение, однако юноше перед ней, похоже, нужно было спасаться самому.

Будучи ученицей академии, она, конечно же, узнала его. Это был пропавший на испытании Пещеры Чан Лей. Когда он уходил, то был лишь на пике ступени формирования даньтяня. С тех пор прошло всего четыре с половиной месяца. Даже если его достижения в испытании были поразительными, какой вершины он мог достигнуть за это время? А его противником был самый настоящий Лорд!

— Младший брат, беги! — крикнула она.

Чжоу Лин надеялась, что хотя бы он спасется. У Чан Лея было великий потенциал. Даже если она умрет, Чжу Лян в будущем получит по заслугам.

— Бежать? Это еще зачем? — как будто не понимая всю серьезность ситуации, произнес юноша.

Чжоу Лин хватала ртом воздух, не зная, что ответить.

— Действительно. Зачем бежать? С твоими силами начальной ступени Измененной Крови у тебя нет ни одного шанса на побег! Какой разумный молодой человек… Ты нравишься мне все больше и больше. Я даже почти передумал тебя убивать…

Лицо Чжу Ляна резко исказилось, когда он обернулся к Чжоу Лин.

— А ты молчи, девка! Не смей говорить без приказа этого лорда!

Он замахнулся кнутом, и девушка испуганно сжалась, ожидая новой порции невыносимой боли.

Однако секунды шли, а боль не приходила.

— Что… происходит?! — вдруг донесся до нее голос Чжу Ляна, в котором слышался… испуг?

Чжоу Лин открыла глаза, и не сразу поверила в происходящее. Чжу Лян, грозный Лорд начальной ступени, застыл на месте, не в силах пошевелится! Его рука все еще была занесена для удара, но в глазах стояла не злоба, а страх.

— Извини, не могу ответить тебе взаимностью, — спокойно сказал Люк, все также стоя в проходе. — Настолько мерзких людей я не встречал уже очень давно. Можно сказать, что ты делишь пальму первенства с одним выродком из моего прошлого. К счастью, сегодня эта скверна будет очищена. Бежать следовало тебе, а не мне, но теперь уже поздно! Умри!

В руках Люка возникло Лезвие, и он сделал шаг к Чжу Ляну, намереваясь оборвать его жизнь.

Лорд, пойманный в духовный захват, бешено завращал свой ци и изо всех сил напряг мускулы, пытаясь освободиться, и что-то у него даже получилось. Он смог двигаться, но… крайне медленно. Как будто находился в каком-то очень вязком веществе. Не было даже надежды защититься от удара в таком состоянии.

Он совершенно не понимал, что происходит. Превосходная со всех сторон ситуация внезапно изменилась самым радикальным образом. Чжу Лян не мог поверить, что это дело рук юноши перед ним. Был ли здесь скрытый эксперт, которого он не смог обнаружить своим духовным восприятием?

На самом деле, это было неважно. Даже если эксперт был, он, очевидно, полностью разделял мнение этого юноши. Чжу Ляну следовало сосредоточиться на побеге, а не лишних размышлениях. Но как он мог сделать это?

— Постой! Я расскажу тебе все о планах Юнбэя, только не убивай! — взмолился он.

Другая сторона продолжила молча приближаться.

Хотя Люку было немного интересно, он точно не планировал оставлять Чжу Ляна в живых. Даже простой разговор был для него противен. Эсперу хотелось как можно скорее покончить с этим любителем пыток. Что же касается планов Юнбэя… на самом деле они не имели особого значения. А если и имели, вряд ли он стал бы делиться ими с охранником, пусть даже на ступени Лорда.

Видя непреклонность Люка, Чжу Лян запаниковал. Он привык отнимать чужие жизни, но сам очень хотел жить. В панике его мысли полностью смешались, а разум помутился.

И, в этот ответственный момент, чужой голос вдруг прозвучал в его голове:

— Позволь… мне… Я… помогу…

Он не знал, что это был за голос, однако хоть какой-то шанс был лучше гарантированной гибели. Не долго думая, Чжу Лян согласился.

В следующий момент его сознание померкло.

Люк уже приблизился на расстояние удара мечом, когда по телу противника внезапно распространилась мощная волна духовной энергии, полностью освобождая его от духовного захвата. Что-то, на что обычный Лорд начальной ступени точно был не способен. С этим справился бы гений вроде Шень Мина, но никак не обычный Лорд, служащий охранником.

Более того, и без того мощные мышцы Чжу Ляна вдруг увеличились еще больше, становясь несколько непропорциональными и гротескными, а его глаза засияли алым.

Не намереваясь выяснять, в чем причина этой странной метаморфозы, Люк нанес удар. Ради скорости он не использовал какую либо технику, но и простого удара артефактом такого ранга должно было быть более чем достаточно.

Чжу Лян уже мог свободно двигаться, но просто не успевал подставить под удар кнут или уклонится. Вместо этого он защитился рукой.

Раздался глухой стук, и руку Люка тряхнуло. Он не поверил своим глазам: на руке противника, которая должна была быть с легкостью перерублена, остался лишь неглубокий порез. И этот порез уже затягивался!

В следующее мгновение атаковал уже Чжу Лян. Кнут со свистом разрезал воздух и ударился о возникший в воздухе полупрозрачный щит, который от этого удара заметно потускнел.

Не спеша атаковать вновь, Чжу Лян уставился на Люка взглядом хищника, который давно голодал, а сейчас, наконец, встретил вожделенную добычу.

— Твоя плоть должна быть вкусной! — облизав губы толстым мясистым языком, проговорило это существо, в котором осталось мало что от человека. Скорее, оно напоминало некого потустороннего демона.

— Ты ведь больше не он, верно? — нахмурившись, спросил Люк, рассматривая своего противника.

— Верно! — существо и не думало ничего отрицать.

Люк задумался. Был ли тот действительно одержим демоном, или… чем-то иным? Глаза юноши невольно задержались нак кнуте. Аура, исходящая от него, и та, что сейчас излучал Чжу Лян, были очень похожи.

— Тогда ты… этот кнут! — воскликнул Люк, поразившись пришедшей в голову мыслью.

— Ха! А ты действительно умен! Ради спасения, этот придурок любезно позволил мне занять свое тело. Наверно, он думал, что это временно… Ахахаха! — одержимый громко рассмеялся. — Ты уже сталкивался с такими как я?

— Ты имеешь в виду… проклятыми предметами?

— Именно! — в глазах существа сияло предвкушение.

— Некоторое время назад я владел одним таким предметом… — задумчиво произнес Люк.

— И где, где он сейчас?! — тело Чжу Ляна аж затряслось от возбуждения.

Пожиратель Плоти имел одну особенность, отличавшую его от других проклятых предметов. Он мог поглощать другие проклятые предметы, перенимая часть их свойств и заметно усиливаясь при этом. Поглотить другой проклятый предмет для него было, возможно, даже лучше, чем вкусить плоти Короля! Так что его поведение было вполне объяснимо. Однако…

— Вынужден тебя разочаровать. Прошло уже несколько месяцев как мы расстались, и я понятия не имею где он сейчас.

— Бесполезный выродок! — яростно заорал одержимый, обрушивая на Люка страшный удар. Он чувствовал себя обманутым в лучших чувствах.

Эспер уклонился, и вместо плоти плеть пропорола каменный пол, оставляя на ней глубокую борозду.

— Похоже, наши переговоры подошли к концу… — заметил Люк, стоя чуть в стороне. Вокруг его фигуры плясали молнии.

* * *

В китайских новеллах авторы часто спойлярят содержание главы ее названием. Я понимаю, что так делать не следует, но иногда искушение слишком велико. Так вот, полное название этой главы должно было звучать как: «Еще один проклятый предмет»

Глава 6. Экзорцизм

Огонь, Смерть, Ветер, Холод, Молния… из стихий, которыми владел Люк, последняя подходила против одержимых лучше всего. Она могла воздействовать на всяких бестелесных сущностей, и если бы душа не смогла прочно закрепиться в теле, ее должно было просто выбить оттуда.

Именно поэтому Люк выбрал атаку на основе молнии.

— Разность Потенциалов! — произнес он название техники, одновременно усиливая ее Меллтом.

Молния сорвалась с его рук, и в мгновение ока достигла одержимого, поражая его.

Из-за темной сущности врага, эта атака совсем не была слабой. До той молнии, что некогда поразила Вихря Клинков, ей было далеко, однако вложенной мощи оказалось достаточно, чтобы испепелить обычного Лорда начальной ступени.

Тело Чжу Ляна затряслось в конвульсиях. Его выгнуло дугой и бросило на пол. Однако… на этом все прекратилось. Одержимый все еще был жив, и все еще — одержим.

Издав какой-то нечленораздельный рев, он прямо с пола бросился в сторону Люка. Одновременно его тело вновь разительно изменилось. Мышцы, на спине и боках до сих пор серьезно распирающие кожу, вдруг прорвали ее, превращаясь в множество плотных красных щупалец, отдалено напоминающих плеть проклятого предмета.

Эти щупальца тут же выстрелили во все стороны. Люк едва успел защитить Чжоу Лин, при помощи Тариана создавая перед ней щит.

Удары щупалец были слабее, чем удар плетью, но зато их было намного больше. За считанные секунды щит изрядно потускнел. К счастью, девушка не была сколько-нибудь значимой целью Пожирателя Плоти. После первой неудачной атаки тот, казалось, забыл про нее. Основной удар обрушился на Люка.

Юноша встретил его мощным потоком огня, опалившим щупальца, но, ни на мгновенье не замедлившим их, а затем еще одним Тарианом.

Ударившись о щит, щупальца не стали вновь напрямую атаковать его, а попытались обогнуть. Пожиратель Плоти оценил его крепость.

— В твоих мечтах!

Еще одна полусфера полностью закрыла контур, не оставляя противнику ни малейшей щели. Не найдя ничего лучше, тот вновь обрушил на щит град ударов.

Помимо ударов щупальцами, одержимый также несколько раз атаковал плетью, с каждым ударом серьезно снижая прочность щита. Если бы Люк не обновил его, Тариан бы уже рухнул.

Юноша резко стал серьезен. Этого противника больше нельзя было рассматривать как кого-то на начальной ступени Лорда. Его физическая сила и стойкость намного превзошли эту ступень!

Люк запоздало понял, почему молния не возымела должного эффекта. Этот проклятый предмет специализировался на плоти! Чжу Лян добровольно отдал ему контроль над телом, поэтому овладение прошло без проблем. И на пути молнии встала могучая плоть, перекрывая той доступ к скрытой внутри душе.

Если Люк хотел победить, атаковать следовало непосредственно душу, ну или просто уничтожить тело при помощи подавляющей силы. Люк выбрал первый вариант.

Множество снежно-белых шипов, состоящих из духовной энергии, возникло перед ним. От этих шипов исходило ледяной холод, способный заморозить, казалось, саму душу.

Зачуяв неладное, одержимый усилил свой натиск. Удары щупалец стали намного чаще, подобно граду обрушиваясь на защиту эспера, а кнут в руках Пожирателя Плоти засветился багряным. Очевидно, он готовил особенно мощную атаку.

Завершить ее он не успел. Вобрав достаточно духовной силы, шипы пришли в движение, в мгновение ока, покрывая небольшое расстояние, разделявшее двух противников. Тариан при этом Люку пришлось убрать, но это было уже не важно.

Пожиратель Плоти попытался защититься, создав перед собой щит из щупалец, однако все было напрасно: шипы беспрепятственно прошли через плоть, поражая непосредственно душу.

Одержимый застыл. Люк определил верно. Душа была слабым местом этого существа. Специализируясь на плоти, он мог выдержать гигантский урон своим телом, тут же восстанавливая повреждения, но в манипуляции ци или духовных атаках и противодействию им Пожиратель Плоти был крайне невежествен. Он даже тело Чжу Ляна без его на то прямого согласия захватить не мог, а ведь в момент, когда сознание проклятого предмета пробудилось от спячки, в которую погрузил его прошлый владелец, тот был только на средней ступени Измененной Крови!

Избавление от духовного захвата было высшим его достижением.

Продолжая атаку, Люк тут же оказался рядом с одержимым и нанес мощный и быстрый удар мечом, окутанным огненной энергией. Помня о предыдущем опыте, на этот раз он не стал сдерживаться и применил «Огненный Меч Лорда Демонов».

Лезвие с натугой вошло в плоть, и на этот раз крепость тела уступила остроте артефакта, усиленного мощной огненной техникой.

Голова Чжу Ляна со стуком упала на пол, забрызгивая его кровью.

Вот только это был не конец. Даже лишившись головы, туловище продолжало жить. Плоть на месте среза пошла пузырями, регенерируя с потрясающей скоростью. Люку даже стало интересно: сможет ли одержимый отрастить новую голову — но точно не настолько, чтобы дать врагу оклематься. Юноша вновь ударил мечом, только на этот раз его цель была совсем другой. Первоначально он атаковал жизненно важные органы, однако сейчас Лезвие поразило руку.

Руку, которая все еще сжимала плеть!

Как только рука отделилась от тела, бешеная регенерация тут же прекратилась. Она все еще была, но в десятки раз медленнее, чем раньше. Щупальца за спиной Чжу Ляна разом опали, теряя всю свою жизнеспособность.

Упав на землю, кнут зашипел, и, извиваясь как змея, устремился обратно, обвивая ногу Чжу Ляна и взбираясь по ней.

— На что ты надеешься?

Люк вовсе не собирался давать Пожирателю Плоти еще какие-то шансы, он вновь ударил, на этот раз сам кнут. Однако удар, способный с легкостью резать сталь, не оставил на артефакте никаких видимых повреждений. Проклятые предметы было не так-то просто уничтожить!

— Ну ладно!

Люк вдруг убрал Лезвие в пространственное кольцо, а затем свел руки вместе.

— Воплощение Огненного Будды: Пламя Небес!

Между ладоней юноши возник небольшой шар яркого золотого света. Этот шар быстро рос, и, достигнув некого критического значения, резко взорвался, охватив руки Люка призрачным золотым пламенем, но самого Люка это пламя нисколько не обжигало.

Эту технику он освоил после завершения первого слоя «Воплощения» и за время пребывания в Пещере Единения Инь-Ян достиг в ней некоторых успехов. Святое Пламя было одной из наиболее чистых воплощений Ян. Оно действовало на все, но особо эффективно было против злых существ. Согласно легендам, чистых душой людей оно не обжигало.

Так это или не так, Люк проверять не собирался. В любом случае, сейчас его противник уж точно не был «чистым».

— Сгори!

Юноша направил пламя прямо на артефакт. Зачуяв неладное, тот вновь зашипел, а затем Люк уловил идущее к нему послание духовной силы.

— Пощади! Буду… служить… верно… Клянусь!

Довольно заманчивое предложение! Люк своими глазами видел, на что способна плоть Чжу Ляна. Несмотря на трансформацию, его собственное тело не шло с ней ни в какое сравнение. Возможно даже не все Короли обладали столь могучим физическим телом. В то же время, Люк обладал мощной душой. Он мог практически не опасаться, что его тело будет захвачено.

Как ни крути, тут были одни плюсы. Однако…

В следующее мгновение золотое пламя охватило кнут, и он, издав дикий визг, от которого у Чжоу Лин и некоторых пленников в соседних камерах, из ушей пошла кровь, затрясся в конвульсиях, метаясь из стороны в сторону. Даже в таком состоянии он цеплялся за жизнь и пытался поразить Люка, но все было тщетно. Все его атаки легко блокировались.

Спустя примерно три минуты, артефакт дернулся в последний раз и затих.

Опасаясь, что это может быть ловушкой, Люк вновь достал меч и ударил им кнут. На этот раз Лезвие с легкостью, словно не заметив, разделила кнутовище на две части, которые тут же осыпались прахом. Следом за ним последовала и сама плеть. Святое Пламя полностью уничтожило его, оставив только внешний облик. Было достаточно слабого удара, чтобы артефакт развалился.

Только теперь юноша позволил себе спокойно вздохнуть. Со стороны это, должно быть, выглядело просто, но на поддержание «Святого Пламени» в течение трех минут у него ушло очень много сил.

Люк не был уверен, что уничтожение проклятого предмета являлось полностью верным решением, но это действительно было тем, что он хотел. Подобная мерзость не должна существовать! Таково было его мнение. Сравнивая Пожиратель Плоти с Ловцом Душ, последний выглядел гораздо приятнее.

Для полной надежности, юноша уничтожил также тело Чжу Ляна. Закончив с этим, он подошел к лежащей в углу комнаты девушке. Сейчас та пребывала без сознания, а от ее ушей тянулся тонкий след крови, но опасности для жизни не было. Люк сотворил Ка’ен и направил целебную энергию в ее тело, одновременно рассматривая спасенную.

Она была довольно красивой, но далеко не так, как Линь Юэ или Сюйшань. Учитывая, что среди идущих путем возвышения, большинство девушек обладал красивой внешностью, можно даже сказать, что ее внешность была обычной.

Тем не менее, Люк помнил эту девушку, хотя ни разу не общался с ней лично. Во время его первого испытания в иллюзорном массиве, она была одной из немногих, кто искренне радовался незначительному росту своего ранга. С трудом, но Люк даже вспомнил ее имя. Чжоу Лин!

— Сестра Чжоу, значит. Хорошо. Я рад, что успел вовремя, — негромко произнес он, беря девушку на руки. После этого Люк отправился в соседние камеры.

Заключенные в них люди даже не сразу поверили, что получили свободу. А когда поверили, их счастью не было предела.

— Лин’эр! — вдруг воскликнула одна женщина. Она выглядела осунувшейся, а глаза ее были красными от слез. — Что с ней?

— Вы ее родственница?

Женщина и Чжоу Лин были похожи, поэтому Люк сделал такой вывод.

— Да, тетя. Этот изверг Чжу Лян забрал ее, а никак не смогла помешать, — женщина всхлипнула. — С ней… случилось что-то плохое?

— Можете не волноваться. С мисс Чжоу все в порядке. Сейчас она без сознания, но уверяю, это самое худшее, что с ней случилось. Сможете позаботиться о ней?

— Да, конечно! Огромное спасибо за помощь! Семья Чжоу этого никогда не забудет!

Люк не ответил, молча направив импульс ци в тело женщины. Печать на ней была слабой, так что прошло всего десяток секунд, прежде чем она рухнула и женщина восстановила свою культивацию средней ступени Измененной Крови.

— Так у вас будет больше шансов. Если есть здесь те, кто заслуживает доверия, помогите им восстановиться.

— Здесь все заслуживают доверия, — с некоторой грустью произнесла женщина.

— Хорошо. Оставляю это дело на вас. А у меня здесь есть еще дела.

С этими словами он направился к камере, в которой держали Линь Жаня. Линь Юэ, и освобожденная ею Линь Сола, сейчас тоже находились там.

Глава 7. Препятствие

Перед тем, как разобраться с Чжу Ляном, Люк усыпил остальных стражников при помощи Инлита. Самый сильный из них находился только на поздней ступени Измененной Крови, и сделать это оказалось довольно просто, даже несмотря на то, что они, в отличие от Лорда, на разрушение барьера отреагировали. Не имея артефактов души и не пробудив своих контрактных духов, они были совершенно неспособны противостоять воздействию эспера, сила души которого приближалась к уровню Короля.

Люк не стал их убивать, поскольку не знал, заслуживали они этого или просто выполняли приказы. После того, как он освободил заключенных, судьба стражников целиком зависела от их решения. Люку больше не было до этого никакого дела.

Выбросив этот вопрос из головы, он вошел в камеру, где содержали Линь Жаня.

Бывший городской лорд выглядел крайне бледно. Его рубаха была разорвана во многих местах и покрыта запекшейся кровью, а на открытых участках кожи виднелись тонкие следы шрамов.

— Юнбэй пытал вас, или это рук кого-то другого? — с порога спросил Люк. Он не ожидал, что условия Линь Жаня будут настолько плохи. Юнбэй, все-таки, был его двоюродным братом.

— Би Цзянсяо! — слабым голосом ответил Линь Жань. — Ему… доставляет это удовольствие. А Юнбэй… просто не мешал.

Когда он услышал имя Би Цзянсяо, глаза Люка яростно вспыхнули. Этот человек был отцом Би Ченцзы, который чуть не убил Люка. В то время только вмешательство костяно гончей спасло его.

После смерти Ченцзы, Би Цзянсяо развил бурную деятельность по поиску убийцы сына. У него не было прямых доказательств, что это сделал Люк, однако Цзянсяо подозревал его, и точно не пощадил бы, если бы эсперу не повезло попасть в его руки. Иными словами, Би Цзянсяо был врагом Люка. Врагом, которого следовало уничтожить. Глядя на раны Линь Жаня, который был его союзником и отцом Линь Юэ, желание Люка сделать это сильно возросло.

— Он заплатит за это! — холодно пообещал юноша.

— Не стоит. Он Лорд средней ступени. Я знаю, что ты теперь тоже Лорд, но… начальная и средняя ступень сильно различаются. Нам сильно повезло, что Юнбэя или Цзянсяо сейчас нет тут. Лучше уйти, пока никто из них не появился. Я, к сожалению, больше не противник ни одному из них…

После этих слов Люк тут же обратил внимание на культивацию Линь Жаня. Она уже не была запечатана, кто-то: Линь Сола либо Линь Юэ — сняли печать, однако аура Линь Жаня все равно была довольно слабой. Он больше не ощущался как Лорд. Скорее… его ауру можно было сравнить с начальной ступенью Измененной Крови.

Лорд проследил за взглядом Люка.

— После того, как Юнбэй при помощи людей из клана Тянь захватил меня, в первую очередь он искалечил мою культивацию, — печально сказал Линь Жань. — Он повредил внутренние каналы, и мой контрактный дух вновь впал в спячку. Однако брат не стал разрушать даньтянь, поэтому у меня еще есть шанс восстановиться.

Люк вздохнул. Линь Жань был относительно молод, поэтому, при наличии нужных лекарств, шанс восстановить силу средней или даже поздней ступени Лорда у него действительно был, однако на это ушло бы очень много времени. Пройдя этот путь заново, он, вероятно, стал бы уже слишком стар и никогда не достиг бы более высоких ступеней развития.

Юноша промолчал, но в своем сердце решил, что если представится шанс, обязательно поможет Линь Жаню с восстановлением.

— Большое спасибо, что пришел на выручку Юэ’эр! Словами не выразить, как я тебе благодарен. Надеюсь, моя семья Линь сможет когда-нибудь отплатить за эту доброту…

Следом за Линь Жанем, Линь Сола также поблагодарила Люка.

— Не стоит. Я просто не мог этого не сделать. Вы можете двигаться? Нам действительно лучше не задерживаться в этом месте.

Люк чувствовал себя немного неловко, выслушивая благодарности. Поэтому поспешил перевести тему.

— Со мной не обращались плохо. Можно сказать, что я почти в пиковом состоянии, — произнесла женщина.

Ее условия содержания действительно были очень хорошими. На самом деле Юнбэй был влюблен в Солу и всегда завидовал Линь Жаню не только из-за положения лорда города, но и из-за нее. Сейчас, когда он стал хозяином ситуации, Юнбэй хотел, чтобы она стала его. Раз за разом он терпел неудачу, но совсем не отчаивался. Терпение было одной из его сильных сторон. К счастью, он пока использовал только мягкие методы. Хотя он в любой момент мог взять Солу силой, Юнбэй считал, что это равносильно признанию собственного поражения.

В отличие от нее, Линь Жань с трудом стоял на ногах. Ему понадобилась поддержка жены, чтобы передвигаться. Это было довольно медленно, но если бы им действительно нужно было торопиться, Сола спокойно могла нести его на себе — для любого практика, достигшего поздней ступени Измененной Крови, в этом не было ничего сложного. Разве что мужское достоинство Линь Жаня могло быть ущемлено…

К счастью, реальной необходимости спешить не было. До тех пор пока не появится Лорд поздней ступени, Люк был абсолютно уверен в своих силах.

Когда они вышли из камеры, количество бывших пленников сократилось, но не так, чтобы сильно. Большинство из них осталось дожидаться Люка, чтобы покинуть особняк вместе с ним. Лишь немногие сделали это самостоятельно. Чжоу Лин и ее тетя тоже пока что находились здесь. Девушка уже очнулась и теперь смотрела на Люка взглядом, от которого он почувствовал себя не в своей тарелке. Старшая женщина неожиданно стала лидером пленников, и руководила ими.

Что касается стражников, все они были разбужены, связанны и избиты, однако остались в живых. Похоже, никто из них не совершал ничего такого, что заслуживало смерти.

— Пойдемте. Здесь больше нечего делать, — сказал Люк, и все устремились к выходу.

Во главе вызвался идти крепкий немолодой мужчина, находящийся на поздней ступени Измененной Крови. Он носили имя Дин Яо и был братом патриарха семьи Дин — Дин Фэна.

Вместе с ним авангард составило еще несколько крепких мужчин, но их культивация находилась только в середине ступени Измененной Крови. Больше никого на поздней среди заключенных не было.

Следом за ними шли все остальные. Из-за слабости Линь Жаня его семья и Люк шли последними.

Особняк они покинули без проблем. До этого Люк усыплял всех, кто попадался ему на пути. Сон, созданный Инлитом, был достаточно крепким, чтобы они не проснулись практически от любого шума. Разве что если из орудий Миншенга рядом стрелять…

А вот после того, как группа пленников покинула особняк, их тут же заметили. Стояла глубокая ночь, однако редкие прохожие на улицах все же были. Сейчас они с удивлением и некоторой опаской смотрели на почти три десятка грязных и потрепанных мужчин и женщин, выходящих из ворот особняка.

— Лорд Линь! Линь Жань! — вдруг закричал кто-то, и остальные с удивлением и радостью уставились на идущую позади других фигуру.

— Городской Лорд, вы живы!

— Вы теперь вернетесь к обязанностям лорда города?

— Это правда, что вы потерпели неудачу при культивировании?

— Прошу вас, вернитесь! С вами было намного лучше!

Со всех сторон послышались возгласы. К прохожим вскоре присоединились жители соседних домов, поэтому на площади стало довольно оживленно.

Линь Жань вскинул руку, призывая всех молчать.

— Сомневаюсь, что смогу и дальше быть вашим лордом, — произнес он, старательно повышая голос, но все равно получилось довольно тихо. Тем не менее, благодаря наступившей тишине, все услышали. — Как вы все можете видеть, моя культивация действительно пострадала, так что я больше не гожусь для этой должности. Однако… это не был несчастный случай при культивировании. На самом деле, ее разрушил Юнбэй! До этого самого момента я, и все эти люди, находился в плену здесь, в этом особняке. Мою жену держали тут же, а дочь хотели насильно выдать замуж. Однако сегодня, благодаря одному замечательному молодому человеку, мы обрели свободу!

Линь Жань не стал раскрывать личность Люка, ограничившись намеками. Он не хотел, чтобы тот стал первоочередной целью Юнбэя.

— Я не призываю вас что-то делать, просто хочу, чтобы народ этого города знал правду. А теперь, извините, мне нужно идти, иначе, боюсь, скоро снова окажусь там, где был… — завершил он свою речь.

*Хлоп, хлоп, хлоп*

Как только он договорил, вдруг раздался одинокий звук аплодисментов.

— А ты действительно знаешь свое место, бывший городской лорд! — произнес стройный женоподобный мужчина, обмахиваясь веером. На самом деле Люк не был бы полностью уверен, что мужчина, если бы не знал, кто это. Все остальные тоже, конечно же узнали его.

— Би Цзянсяо! — в голосе Линь Жаня слышалась ненависть.

— Еще немного, и ты бы действительно сбежал, — с улыбкой сказал Цзянсяо. — Какая удача, что я как раз шел навестить тебя, мой дорогой! Если бы не это, в следующий раз, боюсь, мы увиделись бы совсем не скоро. Что толькоделает этот мужлан Чжу Лян? Тебе что, удалось подкупить его? Впрочем, неважно. Пусть с этим разбирается Юнбэй. Лучше скажи, почему это ты вдруг решил бросить меня? Разве тебе не нравится то, чем мы занимались?

— Кому понравятся пытки? — Холодно ответил Линь Жань, тайно передавая жене и дочери послание, чтобы они бежали. Обе, однако, пока оставались на месте.

— Пытки, значит? Вот как ты к этому относишься? Мое сердце разбито! — Би Цзянсяо патетично схватился за грудь.

— Но так и быть, если ты добровольно вернешься в камеру, я обещаю не убивать никого из этих людей. У меня сегодня хорошее настроение, видишь ли! Ведь прекратив побег тебя, его драгоценной Солы и вашей дочери, жених которой прибывает уже завтра, Юнбэй должен будет мне очень много! Как думаешь, может попросить отдать мне должность лорда города? — Цзянсяо рассмеялся. — Шучу, не нужно мне это место. От него больше мороки, чем пользы. Не понимаю, что вы с Юнбэем в нем находите?

Он сделал паузу, после чего сказал уже совершенно другим тоном: — Ну что, ты сдашься добровольно?

В этот момент Линь Жань стал смертельно серьезен. Он допускал мысль о том, чтобы вернутся в заключение самому, но мысль о том, что будут захвачены также Юэ и Сола была для него хуже смерти.

— Бегите же! — крикнул он, отталкивая от себя жену, а сам бросился прямо к Цзянсяо.

Он не был вооружен. Его пространственное кольцо было отобрано и находилось неизвестно где, а оружие стражников забрали другие пленники. Линь Жань, пребывая в ослабленном состоянии, не возражал. Да и не помогло бы ему оружие против такого противника. Раньше, когда он был на средней ступени Лорда, сила Линь Жаня была заметно выше, однако сейчас он и рядом не стоял с главой клана Би.

— Как глупо!

Би Цзянсяо не применяя никаких атакующих техник, просто шагнул навстречу Линь Жаню и нанес мощную пощечину, от которой бывший лорд города упал на землю.

— Отец!

Линь Юэ было дернулась ему на помощь, однако вдруг ощутила руку Люка на своем плече. Немного поколебавшись, девушка осталась стоять на месте. Она верила Люку. А вот Солу он остановить не успел.

— Не смей трогать моего мужа! — яростно сказала она, обрушивая на Цзянсяо удар сформированного из ци золотого меча.

— Не смей тявкать, сучка! — от этого действия, Лорд внезапно пришел в ярость. — Если тебя хочет Юнбэй, это не значит, что я ничего тебе не сделаю!

Цзянсяо взмахнул веером, без труда отбивая им золотой меч. Следующий взмах артефакта породил сотни ледяных игл, которые тут же устремились по направлению к Соле.

Би Цзянсяо не жадничал, щедро вливая ци в эту атаку, и хотя техника, которую он применил, была не слишком высокого уровня, этого хватило бы, чтобы сильно ранить кого-то, находящегося на поздней ступени Измененной Крови.

Понимая это, Сола резко побледнела. Она поспешно сформировала перед собой золотой щит, однако этого точно не было достаточно, чтобы остановить атаку.

В мгновение ока иглы достигли щита, и, погасив где-то половину мощности атаки, тот разлетелся на куски.

Однако… иглы не пронзили нежную плоть Линь Солы.

Прямо на их пути вдруг возник источающий сильный жар огненный щит!

Глава 8. Ледяное Крыло

Столкнувшись с этим щитом, оставшиеся ледяные иглы мгновенно растаяли, ничуть его не повредив. Очевидно, огненный щит был намного сильнее золотого щита, который применила Сола. А это означало, что его сотворил Лорд!

— Кто здесь, покажись!

Би Цзянсяо не заметил в этой группе никаких Лордов, помимо искалеченного Линь Жаня, поэтому был сильно удивлен. Кроме того, чтобы создать технику перед кем-то, нужно было находиться не слишком далеко от этого человека. Даже для экспертов пика области Лорда это расстояние составляло не более десяти-двенадцати метров.

Би Цзянсяо еще раз внимательно осмотрел эту область, однако никого на ступени Лорда так и не обнаружил. После этого он пришел к выводу, что огненный щит перед ним был создан при помощи артефакта. Он не видел, чтобы Сола или кто-то другой активировали его, но некоторые артефакты срабатывали автоматически.

Зато на этот раз он обратил внимание на кое-что еще.

— Чан Лей! — воскликнул он, пораженно.

Ранее Цзянсяо лично никогда не встречал этого юношу. В то время как Дун Хэсань штурмовал особняк семьи Сюэ, Люк находился внутри, поэтому сам он видел Цзянсяо и Юнбэя, а вот они его — нет. Однако Цзянсяо и без этого хорошо знал, как тот выглядит. Лорд не узнал его сразу, только потому, что был сосредоточен на Линь Жане.

— Похоже, твоя удача в той пещере была довольно неплохой! — сказал он, оценив культивацию юноши, и одновременно продолжая поиски скрытого эксперта, защитившего Линь Солу. — В шестнадцать лет прорваться на ступень Измененной Крови… в нашем городе такой талант раньше был только у племянницы Линь. И не только в нашем. В любой крупной силе нашего королевства ты считался бы гением! Как жаль, что сегодня ты умрешь!

Не сказать, чтобы Цзянсяо сильно любил своего сына, но Ченцзы был его наследником. Естественно, Лорд не собирался прощать его убийцу, пусть даже предполагаемого. А видя быстрый прогресс Люка, Цзянсяо все больше убеждался, что это действительно был он. К тому же, сейчас у него был достойный повод.

— Это ведь ты помог им сбежать?

— Вы ведь собираетесь меня убить? С чего мне отвечать на ваши вопросы? — невозмутимо спросил Люк.

— С того, что смерть может быть разной. Простой и быстрой, или долгой и болезненной… Какую выберешь ты?

— Если я поклянусь, что Би Ченцзы убил не я, вы мне поверите?

Это действительно было так. Хотя Люк сражался с Ченцзы, его убийцей стала костяная гончая.

Услышав эти слова, Цзянсяо ненадолго задумался. Клятвы в этом мире не были пустым звуком. Тем не менее, стоя на пороге смерти, кто-то вполне мог дать ложную клятву. Он плохо знал этого юношу, поэтому не мог сказать, стал бы тот делать это, чтобы выжить.

— Так это или не так, на самом деле уже не важно, — сказал Лорд, наконец. — В будущем ты мог бы стать опасным врагом. Я уже оскорбил тебя, так что твоя смерть для меня — это лучшее решение.

Люк неожиданно улыбнулся.

— Очень хорошо! Теперь я не буду сомневаться. Говоря, что я стану опасным врагом, вы немного ошиблись, старший. Я уже опасный враг!

На этих словах, аура Люка вдруг резко изменилась. Только что она соответствовала начальной ступени Измененной Крови, однако спустя всего пару мгновений все присутствующие на площади стали ощущать, что культивация этого юноши была на целую большую ступень выше.

Он находился на начальной ступени Лорда!

Помимо Линь Юэ, ее отца и матери, которые уже знали об этом, все остальные просто не верили своим глазам. Даже Линь Жань и Линь Сола находили это не совсем реальным. Лишь Линь Юэ, которая сама проходила испытание Пещеры, а также видела рост Люка, хоть и только до средней ступени Измененной Крови, счастливо улыбалась.

— Так ты все это время маскировался! — воскликнул Би Цзянсяо, найдя единственное разумное объяснение. Он имел в виду не только сейчас, а вообще. Сам Лорд владел техникой иллюзии, но она могла изменить только внешность и никак не влияла на культивацию, тем не менее, Цзянсяо допускал существование подобной техники.

— Хахаха! Теперь я уверен, что это был ты! Может ты и той костяной гончей управлял, а? Сколько тебе на самом деле лет, «гений»? Может быть, ты даже старше меня?

Цзянсяо не мог поверить, что кто-то в возрасте шестнадцати лет способен достичь ступени Лорда. В то же время, если культивация Люка была замаскирована, почему он не мог изменить свою внешность?

— Это моя настоящая внешность, — произнес Люк, стараясь, чтобы его голос звучал уверенно.

За прошедшие с момента попадания в этот мир десять с половиной месяцев он уже полностью привык к своему новому телу. Кроме того, изначально Люк и Чан Лей были довольно похожи, эспер даже предполагал, что именно из-за этого сходства на призыв юноши отозвалась его душа, а не какой-нибудь другой дух. Так что, его утверждение не было ложью. Однако прозвучало не слишком убедительно.

— Думаешь, я поверю? Лучше не позорься, и покажи свой настоящий облик!

— Неважно, поверите или нет. Мне нет до вашей веры никакого дела, — холодно сказал Люк. — Вы, вроде, хотели меня убить? Так приступайте, зачем ждать?

В ответ на эти слова, на лице Би Цзянсяо вновь появилась улыбка. Он, казалось, полностью вернул себе утраченное спокойствие.

— Ну и что, что ты на ступени Лорда? Между начальной и средней ступенью есть большой разрыв, знаешь ли. Позволь, я продемонстрирую тебе его!

На этих словах аура Цзянсяо резко возросла, а температура вокруг стала стремительно падать. Имея дело с другим Лордом, пусть даже на малую ступень ниже него, он не смел действовать небрежно.

Цзянсяо не боялся Люка, он боялся… что тот сможет сбежать! Если бы это произошло, в будущем у Цзянсяо могли возникнуть крупные проблемы. Во избежание этого, глава семьи Би решил сразу использовать всю силу, чтобы мгновенно подавить противника.

— Гляцио Птера! — произнес он название техники, одновременно взмахивая веером в сторону Люка.

Повинуясь движению артефакта, в воздухе возникло множество кусочков льда, которые очень быстро стали сливаться между собой. Прошло совсем немного времени, прежде чем перед пораженными зрителями возникли сотни, если не тысячи, ледяных бабочек.

Не мешкая, все эти бабочки направились в сторону Люка.

Их крылья сверкали, отражая лунный и звездный свет. Это сияние оказывало на всех вокруг завораживающее действие. Все люди на площади смотрели на бабочек, не в силах оторвать взгляд. В этот момент они забыли обо всем на свете. Лишь Дин Яо, Линь Сола, Линь Юэ и Линь Жань смогли противостоять этому воздействию, но так было лишь потому, что не они были целью этой странной техники.

Ее основная мощь сосредоточилась на Люке!

Все остальные попали лишь под остаточные эффекты, но даже тогда им смогли противостоять только люди на поздней ступени Измененной Крови и пусть искалеченный, но Лорд. Интенсивность воздействия на Люка была, по крайней мере, в десять раз выше!

И юноша, казалось, полностью попал под чарующий эффект этой техники. Он неотрывно смотрел на приближающихся бабочек, не делая даже малейшей попытки пошевелиться.

— Чан Лей! — видя это, тревожно закричала Линь Юэ, однако юноша по-прежнему был неподвижен.

— Бесполезно! — Цзянсяо усмехнулся. — Попав под воздействие этих малышек, даже Лорд средней ступени не будет иметь другого выбора, как стать их пищей. Похоже, я переоценил его…

— Брат Лей, очнись!

Понимая, что слова бесполезны, Линь Юэ сформировала слабую технику ци и отправила ее в Люка, надеясь так пробудить его, однако часть роя бабочек изогнулась и с легкостью перехватила эту атаку.

— Если ты хочешь пробиться, следует использовать более сильные атаки. Намного более сильные. Только, боюсь, они повредят и ему, — заметил Би Цзянсяо с расслабленным выражением лица.

Линь Юэ закусила губу. Это положение казалось безвыходным. Бабочки уже вплотную приблизились к Люку, мешая подойти к нему, слабые техники ци были бесполезны, а сильные — опасны.

Однако, после недолгих раздумий, она, казалось, нашла выход.

Но если нельзя было пробудить Люка таким образом, можно просто уничтожить бабочек!

На лице девушки появилось решительное выражение, и она принялась формировать самую сильную свою атаку.

— Юэ’эр, не надо, — вдруг раздался в ее ушах мягкий голос Люка, и Линь Юэ тут же развеяла не успевшую сформироваться технику, а на ее губах невольно появилась улыбка.

— Чему ты улыбаешься?

Видя ее странное поведение, Би Цзянсяо вдруг заподозрил неладное. Линь Юэ не ответила ему.

В этот момент первые несколько бабочек сели на Люка и погрузили хоботки в его плоть. Юноша почувствовал, как его жизненная сила утекает. Потихоньку, но это было всего несколько бабочек. Если бы они атаковали все разом, жизненная энергия юноши была бы выпита за секунды.

— Вот и все! На одного гения молодого поколения стало меньше. Если он действительно гений молодого поколения, ха-ха!

Однако в следующий момент выражение лица Цзянсяо резко изменилось, и он выплюнул глоток крови!

— Как… это возможно?!

На месте, где совсем недавно парил рой, теперь находилось огненное облако, а все бабочки были мгновенно уничтожены!

Би Цзянсяо был связан с ними своим духовным восприятием, иначе просто не смог бы их контролировать. После уничтожения техники он получил мощную отдачу.

— Какая зловещая техника! — пораженно произнес Люк. От начала и до конца он не был подвержен воздействи бабочек. Причина, по которой он не реагировал, заключалась в том, что его очень заинтересовал этот навык. Он просто наблюдал за его действием. — Погрузить людей в сон, а потом выпить все жизненные силы… это действительно страшно. Ваш веер… случайно не проклятый предмет?

— О чем ты говоришь?

— Думаю, даже если это и так, вы бы не сказали. Придется проверить это самому. После вашей смерти, разумеется… Огненное Копье!

Столб гудящего пламени, совсем не напоминающий простую технику С-ранга, которой являлся, мгновенно сформировался перед юношей и устремился по направлению к его врагу.

Глава 9. Превосходство

Ранее, когда Люк уничтожал бабочек, он не использовал каких-либо техник. Облако огня, возникшее вокруг него, было результатом Фира и его понимания законов огня. На самом деле это облако не было особо мощным, но, к счастью, ледяные бабочки больше полагались на воздействие на разум, а не на прочность тел. Линь Юэ, вполне могла уничтожить их своей атакой, но Люк сомневался, что Би Цзянсяо позволил бы ей это сделать. Он мог просто переключить часть роя на нее.

Тем не менее, это все еще была техника, созданная Лордом средней ступени. То, что огненное облако убило всех бабочек, было показателем того, насколько глубоко Люк постиг законы огня.

С этим пониманием(и усилением знаком), простая «Огненная Стрела», которая раньше могла вызвать у практика уровня Би Цзянсяо лишь улыбку, стала опасным оружием.

— Щит Ледяных Осколков!

Цзянсяо не смел недооценивать эту атаку. Повинуясь его команде, на пути копья возник щит, состоящий из мириадов собравшихся вместе льдинок.

*Шипение*

Копье и щит столкнулись, и на месте их столкновение возникло густое облако водяного пара, затмевающего зрение. Впрочем, было еще духовное восприятие. При его помощи Люк четко понимал, что там произошло.

«Огненное Копье» полностью развеялось, тогда как в центре ледяного щита была глубокая выбоина, почти достигшая его внутренней стороны.

Тем не менее, щит все еще существовал, а копье — нет. Очевидно, что в этом обмене ударами победителем оказался Цзянсяо.

Только, вот, он был совсем не рад этому. Ранг «Щита Ледяных Осколков» был намного выше, чем у «Огненного Копья». На самом деле это была техника А-ранга!

Учитывая разрыв в рангах этих двух техник, а также разрыв в культивации… «Щит» должен был просто не заметить «Копье»!

То, что произошло, поселило в сердце Цзянсяо глубокое чувство неуверенности.

«Быть может это было не то «Огненное Копье» ранга С…» — утешал он себя. В конце концов, название техник можно было менять, если хорошо этой техникой владеешь.

Люк, тем временем, не мешкал.

— Огненный Дождь! — применил он еще одну технику, которой научился у Не Юна.

Множество капель огня возникли перед юношей, а затем устремились в сторону его противника.

— Град Ледяных Лезвий!

Би Цзянсяо ответил точно такой же техникой на основе льда. Только она была развитием «Ледяного Града» и ее ранг, соответственно, был выше.

Ледяные клинки и огненные капли столкнулись, и все опять заволокло водяным паром. Однако результат в этот раз был иным.

— Как такое может быть?!

Большая часть огненных капель рассеялась, однако где-то четверть из них достигла Цзянсяо. Что касается ледяных клинков, все они были разрушены.

В этот раз победителем оказался Люк!

Цзянсяо совершенно не понимал, что происходит. Его техника была схожа с техникой Чан Лея, а ее ранг был даже выше. Культивация Цзянсяо также была выше. Это его техника должна была с легкостью уничтожить технику противника, но не наоборот!

«Может, он все еще скрывает свое настоящее культивирование?» — от этой мысли Цзянсяо похолодел. Если человек перед ним был замаскированным Лордом поздней ступени, все становилось более реальным. Однако аура, которую он ощущал, определенно принадлежала Лорду начальной ступени, а поддерживать ее маскировку в бою было намного-намного сложнее, чем вне его.

Цзянсяо запутался.

— Как и следовало ожидать от Лорда средней ступени, таким тебя не победить, — произнес Люк, наблюдая, как огненные капли бессильно бьются о защитный ци противника. — К сожалению, у меня почти нет мощных дистанционных техник стихии огня. Поэтому… Огненный Покров!

Создав защиту, Люк тут же применил «Крыло Бури» и бросился прямо к своему противнику. В этом бою за исключением техники движения, он решил полагаться только на навыки стихии огня. Конечно, если бы ситуация стала критической, он бы не колебался, но, пока это оставалось возможным, не спешил задействовать другие стихии.

— Хочешь ближнего боя? — глава клана Би усмехнулся.

Если бы этот парень продолжал атаковать дистанционно, он был совсем не уверен в победе. Однако сейчас…

— Поле Холода, Расцвет Льда!

Одну за другой активировал он две техники.

Первая из них была развитием тривиальной «Области Холода». За исключением того, что была заметно мощнее, она ничем не отличалась. Но вот вторая… Ее можно было смело назвать козырем Цзянсяо. Это была техника Земного ранга! «Поле Холода» ледяной Лорд сотворил только для того, чтобы усилить ее.

Люк был всего в паре метров от врага, когда «Расцвет Льда» начал действовать. В воздухе внезапно появились мириады состоящих изо льда цветочных лепестков. Они ярко сверкали, испуская поразительную морозную энергию, способную, казалось, заморозить саму душу. В то же время находящийся совсем близко Би Цзянсяо полностью исчез из виду. Даже восприятие сильно подавлялось. Никто из свидетелей боя не распространить его даже на метр внутри этой области льда.

Люк тоже полностью потерял след Цзянсяо. Он продолжил движение и поразил место, где противник был только что, но меч пронзил лишь пустоту.

В следующий момент его чувство опасности взвыло, и юноша на рефлексах создал перед собой Тариан.

*Хлопок*

Небольшой снежно-белый кинжал мгновенно пробил щит и если бы не мгновенная реакция Люка, успевшего сгустить духовный щит, вошел бы в плоть юноши.

Духовный щит был вариацией духовного захвата. За исключением того, что непосредственно возле тела практика, он был намного эффективнее. Достаточно плотная духовная сила могла сковать, замедлить или остановить предметы или энергетические атаки.

Столкнувшись с духовным щитом, кинжал сильно замедлился, однако продолжил свое движение вперед. Это выглядело так, как будто кинжал находился в воде.

Но, хотя его движение было медленным, Люк не мог уклониться или как-то по-другому воздействовать на него. Если бы юноша хоть на миг ослабил концентрацию, кинжал тут же достиг бы его плоти.

Мощь этой атаки была, по крайней мере, в десять раз сильнее самого мощного удара Пожирателя Плоти!

Сейчас Люк действительно прилагал все усилия для защиты. Он резко понял, что недооценил Би Цзянсяо. Хотя сила этой атаки точно не была его собственной, Люк должен был учитывать возможность использовать сторонние силы. Такие, как артефакты.

Наконец, застыв всего в сантиметре от груди Люка, кинжал полностью остановился. Вложенная в него энергия иссякла, и эспер почувствовал, что может управлять им. Он тут же воткнул кинжал в землю. Можно было попробовать сразу захватить его, но Люк не рискнул этого делать.

— Отразил…

В этот момент Би Цзянсяо покрылся холодным потом. Он не смел недооценивать противника, поэтому разом применил сразу два своих сильнейших козыря: «Расцвет Льда» и атаку кинжалом. Эта комбинация могла мгновенно убить не знакомого с ней Лорда средней ступени. Возможно, даже Лорд поздней ступени был бы сильно ранен. Однако этот юноша сумел без вреда для себя остановить кинжал. Что же касается «Расцвета Льда», его атакующая мощь была несколько ниже, а сама техника была намного медленнее. Цзянсяо оставалось лишь надеяться, что на отражение белого кинжала Люк потратил слишком много сил.

Ледяные лепестки, тем временем, продолжали падать. Люк ощущал немалую угрозу, исходящую от них. Для проверки он применил огненное облако, однако лепестки оказались намного устойчивее бабочек. Небольшая часть из них растаяла, но остальные продолжали неотвратимо приближаться к земле и самому Люку.

Несколько лепестков уже коснулись его. Усиленный Фиром «Огненный Покров» без труда отразил это нападение, однако у юноши было предчувствие, что когда лепестки достигнут земли, произойдет что-то плохое.

Так как он не мог быстро разрушить эту технику, оставалось два варианта: покинуть зону его действия, или… убить его создателя. Хотя последнее могло и не помочь

Окруженный со всех сторон областью холода, Люк не знал, где находятся ее границы и как далеко она распространяется. Также он не знал где Цзянсяо. Для обоих вариантов требовалось одно и то же.

Духовное восприятие!

В области, созданной «Расцветом Льда» и «Полем Холода», его восприятие распространялось только на три метра. Помимо таинственного подавления, тут было слишком много мелких объектов. Из-за этих двух факторов радиус был настолько мал. Однако Люк быстро нашел решение.

Ему вдруг вспомнился недавний бой против Пожирателя Плоти…

Люк резко отозвал свою духовную силу внутрь тела, а затем сгустил ее во множество тонких, но прочных нитей. После этого нити с огромной скоростью вылетели во все стороны, с легкостью преодолевая ограничения области!

В мгновение ока они распространились на несколько десятков метров во все стороны.

Духовное восприятие было неразрывно связано с духовной силой. Запустив нити духовной силы, Люк мог воспринимать все в тех местах, где они проходили.

— Здесь!

Под ногами юноши сверкнули молнии, и он переместился на десяток метров левее, нанося удар в кажущуюся пустой область.

*Звон*

Лезвие столкнулось с веером в руках Цзянсяо, оставляя на артефакте глубокую зарубку.

Этот веер был артефактом высшего Земного ранга и, несмотря на свой внешний вид, обладал высокой прочностью. Тем не менее, столкнувшись с мечом Люка, он тут же был сильно поврежден. Чтобы починить его пришлось бы приложить немало усилий.

Цзянсяо, однако, было не до сожалений. Он с трудом отражал обрушившийся на него град ударов.

— Умри!

Очередная атака пылающего красным пламенем меча разбила веер на две половинки. Последующий удар ногой в бедро был настолько силен, что сбил Цзянсяо с ног, а затем… Люк резко вонзил Лезвие в грудь противника, без труда преодолевая защитный ци.

Однако именно в этот момент земли достигло достаточное количество лепестков…

Глава 10. Расцвет Крови

Являясь создателем техники, первым это заметил Цзянсяо. Меч пробил его сердце, и это были последние мгновения его жизни, однако…

— Умри со мной! — воскликнул он, изо всех сил стимулируя собственный ци и смешивая его с кровью. — Кровавый Расцвет!

Цзянсяо никогда не думал, что когда-нибудь применит эту жуткую технику, являющуюся развитием «Расцвета Льда», однако все равно изучил ее. Если «Расцвет Льда» был техникой начального Земного ранга, то «Расцвет Крови» достиг вершины этого уровня. Он даже был сравним с некоторыми слабыми техниками Небесного ранга! Это намного превосходило любую другую технику, которой владел Цзянсяо.

Ценой за подобную мощь была сущность крови. Чтобы активировать «Расцвет Крови» на минимальном уровне мощности, требовалась треть сущности крови Цзянсяо. Сущность крови было очень тяжело восполнить. Никто не стал бы тратить целую треть, если только это не вопрос жизни и смерти.

Однако сейчас Цзянсяо вообще не заботился о сохранении своей сущности крови. Он потратил ее всю!

Фонтан смешанной с ци крови ударил во все стороны, окрашивая весь снег и лед в алый.

В этот момент Люка настигло серьезное чувство кризиса. Со всех сторон он ощущал нешуточную опасность, примерно такую же, как от ледяного клинка совсем недавно. Но если клинок был артефактом, и такая сила была объяснима, то, что ему угрожало сейчас, было техникой.

«Это из-за того, что он умер?» — мелькнула в голове Люка мысль. Он находил эту предсмертную технику действительно устрашающей.

Лед вокруг мгновенно пришел в движение, формируя множество роз. Эти розы стремительно росли, постепенно заполняя все свободное пространство. Они обладали внушительными шипами, а аура, исходящая от них, была очень опасной. В мгновение ока розы выросли до двух метров в высоту, но все еще продолжали расти.

— Пламя Ненависти, Доспех Духа Крови!

Люк не смел пренебрегать этой угрозой. Ни секунды не медля, он активировал все свои защитные умения. Но все равно чувствовал: этого не достаточно! Покинуть зону действия техники он тоже не успевал, она распространилась на несколько десятков метров во все стороны.

Во все. Но только в горизонтальном направлении.

Молния затрещала под ногами юноши, и он резко подпрыгнул в воздух! За его спиной развернулось два полупрозрачных крыла, а молниевые разряды теперь охватывали все его тело.

Люк с силой взмахнул крыльями, стараясь набрать максимальную высоту как можно быстрее.

Множество парящих в воздухе лепестков касалось его, но все они уничтожались защитой. Лепестки не представляли реальной опасности. То, что представляло, находилось внизу.

Чуя, что добыча ускользает, розы резко пришли в движение. Их бутоны раскрылись, выпуская дурманящий аромат, а кроваво-алые шипы с чудовищной скоростью выстрели по направлению к Люку. Не как шипы Снежного Кристального Чертополоха, которые отделялись от него в момент атаки, эти шипы остались прикреплены к стволу. Вместо того чтобы отделятся, они резко вытянулись.

Все шипы целились только в него одного! В этот момент в них, казалось, вселилась душа Цзянсяо, желающая отомстить своему убийце.

Тариан!

Щит был пробит в то же мгновенье, как шипы достигли его. Люк спешно создал еще один щит, продолжая стремительно набирать высоту.

Второй щит постигла та же участь, что и первый. Третий, четвертый…

Если после первого пробитого щита не было никаких изменений, то, по мере пробития следующих, шипы начали замедляться. Наконец, сокрушив пятый Тариан, скорость шипов упала до такой степени, что Люк мог больше не опасаться, что они настигнут его.

Быстро взлетев на пару сотен метров в воздух, он с высоты осмотрел происходящее внизу.

Шипы остановились на высоте около пятидесяти метров, а затем начали втягиваться обратно. Однако плохое предчувствие не оставляло юношу. Правда, в этот раз опасность угрожала не ему.

— Бегите, все!

Его усиленный ци голос разнесся по всей площади и даже за ее пределами.

Люди, наблюдающие за битвой, итак стояли по крайней мере в полусотне метров от области «Расцвета Крови», но услышав эти слова поспешили отступить. Они не были уверены, что это действительно стоит делать, однако не стоило рисковать понапрасну. Все они принялись отступать.

Однако… некоторые делали это недостаточно быстро.

Полностью втянувшись, шипы выстрелил с новой силой, и на этот раз их целью был не Люк. Они распространились во все стороны, примерно на сотню метров, поражая не успевших уйти прохожих и бывших заключенных.

К счастью, благодаря словам Люка, таких было совсем немного. Тем не менее, плохое предчувствие никак не оставляло его.

«Они впитывают кровь!» — внезапно пришло осознание.

Шипы роз впитывали кровь убитых людей, что еще больше усиливало технику. Если они успешно сделают это, следующий залп будет намного мощнее!

К счастью, эта дьявольская техника не могла существовать вечно, поддерживая сама себя. Люк чувствовал, как вложенный в нее ци холода истощается. Хотя техника поглощала кровь и за счет этого становилась мощнее, не пройдет много времени, прежде чем ее структура дестабилизируется и она разрушится.

Тем не менее, на залп или два ее хватит.

Люк не знал, насколько мощнее стал «Рассвет Крови», но смутно чувствовал, что теперь он сможет достать до края площади.

Если бы это произошло, люди, находящиеся внутри домов, не смогли бы избежать гибели. Люк не хотел этого допускать. К счастью, для того чтобы усвоить и преобразовать кровь, розам требовалось некоторое время. Люк мог предпринять меры.

Шар огня, размером с крупную тыкву, возник между его рук. Это была техника, которую он получил на первом уровне Пещеры, убив огненного Стража. Мощи этой техники, которая носила название «Семя Огненной Бури» должно было вполне хватить, чтобы уничтожить «Расцвет Крови».

Под воздействием духовной силы юноши, огненный шар принялся стремительно сжиматься, одновременно закручиваясь в спираль.

От размера крупной тыквы он уменьшился до размера головы ребенка, а затем стал еще меньше.

Все это время Люк также продолжал вливать в него новые порции ци. Из-за этого шар выглядел как огненное ядро галактики, вокруг которого вращались спиральные рукава.

Когда шар стал диаметром с мяч для гольфа, Люк понял, что у него больше нет времени. Если он продолжит подготавливать технику, «Расцвет Крови» ударит первым.

Не мешкая, он запустил огненный шар в полет.

Хотя основная часть шара была совсем небольшой, вокруг него все еще оставался ореол из пламени. Подобно божественной стреле, жаждущей покарать грешников, он обрушился прямо в центр области, занимаемой кровавыми розами.

*Грохот, грохот*

Прогремел мощный взрыв. Стекла ближайших домов разлетелись в дребезги, а люди, не успевшие убраться достаточно далеко, были сбиты с ног ударной волной. Многие получили ранения осколками камней. К счастью, никто не погиб, однако многим требовалась срочная помощь. В центре площади находился кратер около двух десятков метров в диаметре, а от «Расцвета Крови» не осталось и следа!

Люк был потрясен мощью собственной техники. До этого он уже применял ее, однако делал это в тренировочном зале дворца внутри Пещеры Единения Инь-Ян. Там все было сделано из невероятно прочных материалов, которым он при всем желании не мог повредить, поэтому Люк не знал, насколько разрушительным может быть «Семя Огненной Бури».

Юноша считал, что все, что может грозить людям поблизости, это ударная волна, однако реальность внесла свои коррективы. Около десятка не успевших вовремя укрыться или защититься людей, лежало на земле, истекая кровью. Если бы никто не оказал им помощь прямо сейчас, они очень скоро распрощались бы с жизнью.

— Кто-нибудь знает медицинские техники? — громко спросил Люк, приземляясь на землю. — Им срочно нужна помощь!

— Я немного владею исцелением, но не уверен, что смогу помочь всем. Особенно тяжелораненым, — откликнулся немолодой мужчина из числа прохожих.

К нему присоединилась женщина лет сорока и, на удивление Люка, Чжоу Лин. Более того, именно она была лучшей из этой троицы. Если у двух других исцеление явно было развито просто на всякий случай, то девушка владела им на довольно неплохом уровне.

Тем не менее, если она хотела спасти всех, это было невозможно.

«Должен ли я раскрыть себя?» — задавался юноша вопросом. Он тоже мог исцелять, и даже эффективнее, чем Чжоу Лин, однако метод, который он использовал, был слишком заметным. Ка’ен не использовал ци. Хотя Люк мог выпустить ци для маскировки, это не был бы целебный ци. Все сразу заметили бы неладное.

«Точно! У меня ведь есть несколько целебных зелий!» — вдруг вспомнил он. Зельями он запасся перед походом в Пещеру, и далеко не все из них использовал там.

Достав из пространственного кольца бутылочки с зельями, он передал их своим помощникам, чтобы они использовали их на раненных. Сам он решил заняться тем же самым.

Оглядев раненых, он направился к самому тяжелому из них.

Это был пожилой человек сухощавого телосложения. Осколок камня навылет пробил его грудь, оставив после себя внушительную дыру. Было удивительно, как этот мужчина еще жив.

Осмотрев повреждения, Люк нахмурился и покачал головой. Зелье тут точно не помогло бы. Оно просто не успеет подействовать до того, как старик умрет. Люк мог бы позвать Чжоу Лин, однако человек, которого она лечила сейчас, также был очень тяжело ранен. На лице девушки застыло сосредоточенное выражение. Ей, явно, было не просто сохранить ему жизнь. На двух других в этом вопросе надежды не было. Единственным, кто мог помочь старику прямо сейчас, был Люк.

«Не думаю, что кто-то заметит, всем сейчас не до этого…» — наконец решил он, сотворяя Ка’ен. Этот человек умирал по его вине. Люк был просто обязан ему помочь.

К сожалению, юноша не знал, что все это время за ним наблюдала пара очень внимательных глаз…

Глава 11. Торговец информацией

За пределами центральной площади, на которой находился особняк лорда города, собралось большое количество людей. Эти люди были привлечены звуками битвы. Особенно сильно всех потряс произошедший взрыв, однако и освобождение Линь Жаня также стало горячей темой для обсуждений.

— Кто здесь сражался? Это были Лорды поздней ступени?

— Нет, гляди, там лежит тело господина Би Цзянсяо! Он разозлил кого-то, кого не стоило провоцировать…

— Глядите, это же лорд Линь Жань! Быть может, он сразился с Цзянсяо? У них всегда были плохие отношения.

— Разве может быть лорд Линь так силен? Я слышал, его культивация упала…

Присмотревшись, все обнаружили, что аура Лин Жаня крайне слабая. Он едва мог проявить силу ступени Измененной Крови. Повергнуть Цзянсяо… об этом не могло быть и речи.

Тогда кто?

Многие задавались этим вопросом.

— Это тот парень! — сказал один из людей, прибывших сюда раньше, указывая на Люка.

Однако ему никто не поверил. К этому времени Люк вновь скрыл свою культивацию, даже еще сильнее, чем раньше, и хотя он был довольно знаменит, мало кто знал, как он выглядит на самом деле. Никто из присутствующих на площади не узнал его.

Остальные же свидетели предпочитали молчать. Они понимали, что если этот парень не выставляет свои силы напоказ, значит это для чего-то нужно. Лучше было промолчать, чем спровоцировать гнев фигуры, способной своей атакой разнести городскую площадь.

Благодаря этому, на Люка смотрело лишь небольшое количество людей. Основное внимание было приковано к Линь Жаню и его семье.

Тем не менее, был один человек, который пристально следил именно за Люком.

Это был сгорбленный мужчина в пыльной одежде. На его голове находилась шляпа, с широкими полями, отбрасывающая тень на лицо.

Черты лица этого мужчины были довольно грубыми и уродливыми, однако в черных глазах читался острый ум. Этот человек присутствовал на площади от начала и до конца. Он своими глазами видел все, что произошло.

— Этот парень слишком жуткий. Лучше с ним не связываться… самому, — с усмешкой произнес мужчина себе под нос. Его голос чем-то напоминал воронье карканье. — Однако… информацию можно дорого продать…

Для того чтобы выяснить побольше информации и определить, кому она будет интересна в первую очередь, сгорбленный человек продолжал свои наблюдения.

— А это еще что? — пробормотал он, рассматривая желтую энергию, исходящую от рук юноши. Энергия вливалась в тело тяжелораненого старика и оказывала на того положительный эффект. Это явно была какая-то целительская техника. Однако…

— Я не чую от нее лечебного ци! — слишком громко воскликнул горбун, и на него заозирались стоящие неподалеку люди, однако, не обнаружив ничего необычного, они вернулись к более интересным вещам.

Горбун же продолжил наблюдать за Люком. Его взгляд не нес никакого убийственного намерения, поэтому юноша не замечал этого.

При помощи Ка’ена Люку удалось стабилизировать состояние пожилого мужчины, после чего он обработал его рану зельем и поспешил к следующему человеку. Его состояние было намного лучше, так что больше знак эспер не применял, но горбуну оказалось достаточно и одного раза.

Он не понимал, как это возможно, но был уверен, что ци при применении этой странной техники не использовался. Желтая энергия имела другую природу!

Горбун быстро сложил в уме некоторые факты.

— Возможно это…

Он вспомнил, что разыскиваемый Сектой Морозных врат лекарь по имени Лю Ци был довольно молод. Этот лекарь каким-то таинственным образом исцелил девушку из семьи Сюэ — задача, с которой не могли справится до этого многие выдающиеся лекари. Возможно, дело было в ином типе энергии? Теперь, своими глазами увидев действие Ка’ена, горбун думал, что это так. У него практически не осталось сомнений, что Чан Лей и Лю Ци — одно лицо!

— Лорд Хуаюй заплатит немалые деньги за эту информацию. И Секта Морозных Врат — тоже!

Помимо этого, горбун также намеревался продать информацию Линь Юнбэю. Но не насчет целительской техники, а насчет событий здесь. Его совершенно не волновало, как именно эти три силы поделят парня. Он всего лишь предоставит информацию, возможно, даже, через посредников, а что будет дальше — совершенно не его проблемы…

Пока Люк и остальные занимались лечением раненых, на площадь прибыл отряд стражи. После того как занял пост лорда города, Линь Юнбэй ставил на все ключевые посты своих людей. Что касается стражи, о ней он позаботился в первую очередь. Текущий глава стражи и все его заместители были людьми Линь Юнбэя.

Отряд, прибывший на площадь, состоял из десятка человек. Вел их усатый мужчина, находящийся на средней ступени Измененной Крови. Его звали Лян Ван, и он был одним из десяти лейтенантов стражи.

— Кто посмел так нагло действовать в моем городе Утренней Зари?! — закричал он, увидев кратер на площади. — Покажись!

Люк был занят, и решил никак не реагировать на эту мелкую сошку.

— Сдайся добровольно, и городская стража проявит снисхождение. Иначе, будь ты хоть Лордом средней ступени, лорд Линь покарает тебя! — продолжал разглагольствоваться Лян Ван.

— О, это ты Лян Вань, давно не виделись! — перед предводителем стражников вдруг возник немолодой мужчина, находящийся на позднем этапе Измененной Крови. Мужчина улыбался, но эта улыбка не предвещала ничего хорошего.

— Дин… Яо? — Лян Ван внезапно побледнел.

Во время разгона митинга в поддержку Линь Жаня Лян Ван был одним из тех, кто захватил Дин Яо. Тогда он был очень груб, даже плюнул Дин Яо в лицо. Теперь, столкнувшись с ним один на один, Лян Ван был крайне напуган. Он был одним из слабейших лейтенантов и его культивация была на малую ступень ниже. Развитие остальных стражников, пришедших сегодня с ним, было даже ниже, чем у него. Самый сильный из них находился на начальной ступени Измененной Крови, были также практики формирования даньтяня.

Иными словами… отряд не мог помочь против Дин Яо. Все вместе его люди могли справиться с практиком средней ступени Измененной Крови или даже с двумя, но поздняя ступень была для них недосягаема.

— Господин Дин Яо, в прошлый раз я всего лишь выполнял приказы, прошу простить, если мои действия чем-то обидели вас! — смиренно склонил он голову.

— Выполнял приказы? — Дин Яо усмехнулся. — Ты делал это с большим энтузиазмом!

Лян Ван побледнел, похоже, другая сторона была не намерена идти на компромисс.

— В другое время я бы просто убил тебя, но сегодня у меня хорошее настроение. Если ты дашь себе полсотни пощечин, я пощажу тебя. И не смей сдерживаться, иначе пощечинами дело не ограничиться!

— Ты!.. — лицо Лян Вана резко покраснело, однако, встретившись с холодным взглядом Дин Яо, он резко остепенился.

— Хорошо, я сделаю это.

Хотя бить себе пощечины при стольких свидетелях было невероятным позором, лучше было сделать это, ведь альтернатива могла оказаться намного хуже.

*Хлоп*

По площади разнесся звонкий звук удара руки по лицу. Этот звук повторился больше пятидесяти раз. Некоторыми из пощечин Дин Яо был недоволен, и не засчитывал их. Более того, за каждую такую пощечину он начислял две штрафные. Лян Ван проклинал его в своем сердце, но послушно делал все, что ему скажут. Позор был лучше, чем смерть.

Пока Лян Ван под чутким руководством Дин Яо отвешивал себе пощечины, Люк закончил с лечением раненых. Их ситуация стабилизировалась и жизни больше ничего не угрожало.

«Пора уходить. Мы итак задержались тут излишне долго».

— Позаботьтесь о них, — сказал он своим помощникам из числа горожан, после чего направился к небольшой группе бывших заключенных. Большая часть из них уже разошлась, но около десятка человек все еще ждали на площади.

— Не ожидал, что ты стал настолько сильным, — со следами потрясения в голосе произнес Линь Жань.

— Мне просто повезло. Пещера Единения Инь-Ян действительно уникальное место. Не только я получил там хорошие результаты. Уверен, сестра Юэ тоже скоро догонит меня…

— Хаха! Не занижай свои успехи! Моей дочери очень далеко до того, чтобы бороться на равных с Би Цзянсяо, — рассмеялся бывший лорд. — Держи, это твои трофеи, — он протянул Люку пространственное кольцо, ранее принадлежавшее Цзянсяо и кинжал, который чуть не послужил причиной гибели Люка.

— Спасибо, что позаботились о них за меня, — с улыбкой ответил юноша, принимая добычу.

Ранее он был слишком озабочен исправлением того, что сделал, и ему было не до трофеев. Если бы Линь Жань не подобрал их, к этому моменту ими завладел бы кто-то другой.

— А где сестра Юэ и ваша жена? — Люк заметил, что Линь Юэ и Линь Солы на площади не было. Судя по поведению Линь Жаня с ними все было в порядке, так что парень не стал спрашивать об этом сразу же.

— Раз случилась задержка, они решили вернуться в особняк и поискать наши вещи. С ними также пошли еще некоторые люди. Не думаю, что они задержаться там надолго.

И точно, не прошло много времени, прежде чем двери особняка распахнулись и оттуда вышло около десятка людей под предводительством Линь Солы. Все эти люди были экипированы намного лучше, чем раньше, а в руках они несли вещи, принадлежавшие, очевидно, другим бывшим пленникам.

После того, как все разобрали свое имущество, отряд, наконец, покинул площадь.

Глава 12. Некуда идти…

— Вам есть, куда идти? — спросил Люк, когда городская площадь скрылась из виду.

Если остальные бывшие пленники могли вернуться к своим семьям, с Линь Жанем все было по-другому. Особняк городского лорда был захвачен, а возвращаться в личный особняк Линь Жаня, тоже не было разумным решением. Разве Юнбэй не проверит его в первую очередь, после того как вернется?

— Не уверен. Я не знаю какова сейчас ситуация внутри клана, но учитывая, что никто из них не пришел нам на помощь, было бы глупо рассчитывать на них.

— Мой клан Дин с радостью примет лорда города!

Услышав слова Линь Жаня, Дин Яо с готовностью предложил ему свою помощь. Некоторые другие люди также сделали это.

— Не стоит, — Линь Жань грустно улыбнулся. — Ваши семьи итак пострадали из-за меня. Если Юнбэй узнает, что кто-то посмел меня укрыть, боюсь, последствия будут крайне печальными. Кроме того, Дин Фен и Сяо Вэй только Лорды начальной ступени, а остальные еще ниже. В случае чего, мы ничего не сможем противопоставить Юнбэю…

— Если хотите, я могу позаботиться о Линь Юнбэе за вас…

Люк бы уверен в своей способности победить любого Лорда средней ступени, если только это не будет кто-то наподобие Ли Сюйшань. Линь Юнбэй притеснял Линь Юэ. Кроме того, он и до этого был врагом Люка. Разобраться с ним было в интересах юноши. Он без колебаний предложил свою помощь.

На лице Линь Жаня, однако, появилось неловкое выражение.

— Это очень эгоистично с моей стороны, но я не хотел бы, чтобы ты делал это, — со смущением произнес он.

— Но почему?

— Кхе-кхе. Это действительно эгоистичное желание, но я хотел бы справиться с Юнбэем своими силами. Я понимаю, что сейчас я ему не противник, но…

Линь Жань замолчал, однако Люк понял, что тот имел в виду. Культивация Линь Жаня была искалечена. Хотя он мог со временем восстановиться, кто знает, сколько времени потребовалось бы на это? Спустя много лет он мог бы восстановить силу Лорда и даже вернуть свои прошлые достижения, однако если он хотел превзойти их… это было бы невозможно.

Линь Жань был гордым человеком, он не желал мириться с этим.

Он хотел сделать из Линь Юнбэя цель!

Поставив задачу разобраться с ним своими собственными руками, он бы изо всех сил стремился выполнить ее, выходя за рамки потенциала, отмерянного ему Небесами. Именно поэтому он попросил Люка ничего не делать.

— Я понимаю. Но разве это не будет несправедливо по отношению к людям, которые поддерживают вас?

В настоящее время Юнбэй ставил на ключевые посты своих людей, сторонники Линь Жаня, напротив, всячески притеснялись. Они быстро теряли свой бизнес и сферы влияния. Членов многих семей вообще держали в заложниках… Их Люк освободил, но не было никакой гарантии, что Юнбэй снова не использует тот же прием.

Со стороны Линь Жаня было бы настоящим предательством оставлять все как есть, при условии, что он мог что-то с этим сделать.

— Думаю, у меня есть решение этого вопроса… — довольно уверенно произнес лорд.

— Какое? — Люк был заинтригован.

Линь Жань не стал тянуть и сразу перешел к сути.

— У меня и герцога Юань Цзяня, который является управителем северо-западных территорий нашего королевства, не самые плохие отношения, можно даже сказать, что он мой друг. Наш Город Утренней Зари тоже входит в его подчинение. Юань Цзянь — честный и справедливый человек. Если я сообщу ему о том, что произошло на самом деле, уверен, он не позволит Линь Юнбэю занимать эту должность. Скорее всего, он даже будет изгнан из города.

— Вот как? На какой ступени культивации находится Юань Цзянь?

Это не имело никакого отношения к текущему вопросу, даже если бы герцог не имел достаточно личной силы, он всегда мог послать для выполнения своей воли кого-то другого. Однако интуиция подсказывала Люку, что Юань Цзянь совсем не простой человек.

— Когда мы виделись в последний раз, он был в полушаге от ступени Короля. Это было три года назад. Думаю, сейчас он находится на том же уровне. Если бы старина Цзянь прорвался, это стало бы главной новостью всего королевства…

Официально в Королевстве Восхода Солнца было всего два практика уровня Короля. Появление еще одного, безусловно, произвело бы фурор. Однако то, что о нем ничего не было слышно, не означало, что Юань Цзянь не прорвался. Он мог просто не афишировать это явление.

Люк был почти уверен, что в Трех Великих Кланах есть хотя бы по одному скрытому эксперту области Короля. Такие же сомнения были у него относительно клана Тянь.

— Подождите, его фамилия Юань, верно? Принадлежит ли он к клану Юань, который считается одним из великих?

— Это довольно деликатный вопрос, — ответил Линь Жань, понизив голос. — Хотя все заинтересованные лица в курсе, об этом не принято распространятся, но не думаю, что будет плохо, если я расскажу тебе.

— Официально, клан Юань и Юань Цзянь никак не связаны, но на самом деле он является младшим братом патриарха клана Юань Цзи. В молодости между ними произошел какой-то конфликт, подробностей о котором не знаю даже я. В том конфликте старый патриарх, их отец, встал на сторону Юань Цзи. Юань Цзянь, раздосадованный этим, покинул дом и разорвал все отношения с кланом. Место герцога он получил, полагаясь только на свои силы и умения. Клан Юань не оказывал ему никакой поддержки. Можно сказать, что он действительно не имеет к ним никакого отношения.

— Понятно.

Люк почувствовал некоторую степень уважения к этому человеку. Практики в полушаге от ступени Короля были почти столь же редки как сами Короли. Если человек достигал стадии полшага до следующей ступени, то если он не был слишком стар и обладал достаточными ресурсами, прорыв к этой ступени был лишь вопросом времени. Во всем Королевстве Восхода Солнца едва набирался десяток человек на стадии полушага от ступени Короля и почти все они были глубокими стариками.

Что касается положения герцога, оно было еще более почетным. Во всем королевстве было всего пять герцогов.

Получив такую силу и статус, полагаясь только на самого себя… этот Юань Цзянь определенно заслуживал уважения!

— Но как вы планируете связаться с ним? Отправитесь в Город Палящего Солнца?

Город Палящего Солнца был столицей северо-западного герцогства. Путешествие до него займет, по крайней мере, неделю.

— Нет. Юнбэй вернется уже завтра. Для него не составит труда догадаться о том, что я хочу сделать. Он сразу отправит людей на перехват. И, хотя с твоей помощью мы сможем отбиться от самого Юнбэя, есть еще люди клана Тянь. Те двое, что захватили меня, находились на позднем этапе ступени Лорда. Они потом ушли, остался лишь один Лорд средней ступени, но, я уверен, что вместе с Тянь Чунпэном прибудет один или два защитника на позднем этапе. Если мы столкнемся с ними, это будет катастрофой!

— Хм, — Люк задумчиво коснулся лба. Разрыв между малым ступенями на стадии Лорда был заметно выше, чем на ступени Измененной Крови. Люк никогда не сражался против кого-то, обладающего такой силой. Если бы это была схватка один на один, юноша не сомневался, что выйдет победителем, однако если таких практиков будет двое… Люк не мог с уверенностью сказать, каким окажется исход. Для того чтобы точно оценить силы практиков поздней ступени, ему было необходимо сразиться хотя бы с одним таким практиком.

На самом деле он сильно сомневался, что их будет двое. Два практика поздней ступени Лорда, выступающие просто в качестве сопровождения…

— Этот Чунпэн настолько влиятелен?

Вместо Линь Жаня ответила Линь Юэ.

— Он один из двух лидеров молодого поколения клана Тянь. В двадцать лет он прорвался на ступень Лорда, сейчас ему двадцать пять, и совсем недавно он стал Лордом средней ступени… Мне дядя все уши прожужжал, восхваляя его и весь клан Тянь.

Глаза Люка внезапно загорелись.

— А кто его отец? Случайно не Тянь Юань?

— Нет, его брат, Тянь Лимин. Сын Тянь Юаня — первый лидер молодого поколения клана Тянь. И, хотя их зовут двумя лидерами, талант Тянь Юя намного выше. Просто он пока еще слишком молод, поэтому не успел превзойти Тянь Чунпэна. В восемнадцать лет Тянь Юй прорвался на ступень Лорда. Сейчас ему двадцать и он уже на пике начальной ступени. Если не случится ничего неожиданного, он прорвется на среднюю ступень в течение года.

Люк хмыкнул. Хотя достижения Тянь Юя для других людей казались поразительными, для него это был пустой звук. Его телу было шестнадцать. После возрождения в этом мире он культивировал со ступени закалки мышц и менее чем за год достиг начальной ступени Лорда. По сравнению с этой скоростью, достижения Тянь Юя просто ничего не стоили.

— Совсем скоро ты превзойдешь этого «гения», — улыбнулся Люк, глядя на Линь Юэ.

После приключений в Пещере ее культивация находилась на пике ступени Измененной Крови. Хотя от достижения пика до прорыва на следующую ступень могло пройти очень много времени, юноша чувствовал, что в случае с Линь Юэ этого не случится. Ее талант был лучшим в Городе Утренней Зари и был сравним с гениями сект первого ранга! Люк даже думал, что если бы не заключение, она бы уже прорвалась.

— Я приложу к этому все усилия! — серьезно сказала девушка.

На самом деле ей было плевать на талант Тянь Юя, перед ней был другой ориентир. Линь Юэ никогда не надеялась превзойти этот ориентир. Она хотела, хотя бы, не отстать слишком сильно…

— Вы так и не сказали, как планируете связаться с Юань Цзянем, — обратился Люк к бывшему лорду.

— Честно говоря, я еще не решил, — ответил тот, после небольшой заминки. — Раньше у меня был амулет связи, но Юнбэй забрал его. Пространственные кольца он в особняке не оставил, или мы не сумели найти, поэтому все мои вещи находятся у него. Я думаю, можно нанять несколько сторонних человек, чтобы они доставили старине Цзяню послание, но этот способ слишком ненадежен. К тому же, нам действительно негде остановиться. Эх, если бы только был другой амулет связи… К сожалению, эта вещь слишком редка, чтобы можно было найти ее…

— Амулет… — повторил Люк, задумчиво, после чего, вдруг, счастливо улыбнулся.

— Кажется, я знаю, как решить все ваши проблемы!

Глава 13. Божественное восприятие

— Да, и как же?

Линь Жань заинтересованно посмотрел на Люка. Однако тот не ответил, вместо этого, вдруг, формируя «Огненную Стрелу» и сразу же отправляя ее вдоль улицы!

Преодолев полторы сотни метров, техника врезалась в землю, а в нескольких метрах от нее прямо из воздуха появилась сгорбленная фигура в поношенной одежде.

— Незачем так горячится, молодой человек! А если бы я не успел увернуться? — возмущенно спросила фигура.

— Кто ты такой и что тебе нужно? — холодно спросил Люк. Он был впечатлен способностью этого человека к маскировке. Если бы его собственное духовное восприятие не было таким острым, эспер никогда бы не заметил горбуна.

— Просто прохожий. Уже ухожу. Извините, что побеспокоил вас!

Будучи раскрытым, горбун больше не планировал здесь оставаться. Он начал медленно отступать прочь. Но как мог Люк позволить ему уйти? Скрытно следуя за их группой, другая сторона, очевидно, не имела хороших намерений.

— Стоять!

Люк применил «Крыло Бури» и на полной скорости устремился по направлению к горбуну.

Столкнувшись с такой скоростью, тот не смел ее недооценивать. Горбун сам находился на ступени Лорда начальной ступени. Его культивация была даже выше чем у Люка, он находился на пике этого уровня. Тем не менее, горбун вовсе не горел желанием сражаться. Он видел бой Люка с Би Цзянсяо и понимал, что ничего не сможет ему противопоставить. В то же время, если он хотел сбежать, его скорости было недостаточно.

«Придется использовать это…»

В его руках появилась дощечка из серого камня размером с ладонь. На поверхности дощечки были выгравированы таинственные символы. В настоящий момент у горбуна осталось всего две такие дощечки, и он не думал, что одну из них придется активировать сегодня.

Тем не менее, он не мешкал. Проклиная Люка в своем сердце, горбун переломил дощечку, а затем исчез во вспышке серого света.

— Талисман мгновенного перемещения! — Линь Юэ воскликнула. Она лично пользовалась подобным, поэтому мгновенно узнала его эффект.

— Ты уверена? — уточнил Люк у девушки, тщательно сканирую окрестности духовным восприятием.

— Да. Он не совсем такой, как был у меня. Если я не ошибаюсь, это более дешевый вариант. Он должен перемещать где-то на пять — десять километров…

Люк досадливо прикусил губу. Пять — десять километров внутри миллионного города… отыскать кого-то в таких условиях было нереально даже для него. Не говоря уже о маскировке этого горбуна.

— Он вроде не успел услышать ничего особенно важного, — неуверенно произнес Линь Жань.

— К счастью, я вовремя заметил его. Он Лорд начальной ступени. Есть ли среди людей Юнбэя кто-то похожий?

— Насколько я знаю, нет. Возможно он завербовал этого человека в последнее время, или, может, это кто-то из людей клана Тянь… В любом случае он нам точно не друг. Хорошо, что удалось его заметить, пока не стало поздно, — ответил Линь Жань.

— Жаль, что не удалось его поймать…

Люк был очень заинтересован в способах маскировки этого человека. В Пещере Единения Инь-Ян ему удалось получить технику, позволяющую скрывать или маскировать уровень культивации, это была одна из конечных наград. На самом деле она не была столь же хороша, как две другие техники, хранящиеся там. Насколько понимал Люк, Создатель Пещеры оставил ее только для того, чтобы наследнику было проще избежать внимания завистливых людей, так что ранг этой техники не был слишком высок.

Как бы то ни было, она все еще была техникой, оставленной таким могущественным персонажем. Люк сильно сомневался, что сможет найти что-то лучше.

К сожалению, это техника маскировала только культивацию. Если Люк хотел скрыть свое присутствие, или стать невидимым, это было бы невозможно. Маскировка, наподобие этой, использовалась Сектой Крадущегося Тигра, но Люк сильно сомневался, что горбун входит в ее ряды. Он не использовал фирменного плаща секты, а полагался исключительно на технику, чтобы скрыть себя. По крайней мере, Люк думал, что это так.

Если бы юноше удалось заполучить эту технику, его возможности очень сильно увеличились бы.

Теперь, однако, было уже поздно. Люк лишь надеялся, что снова встретит этого человека в будущем.

— Пойдемте, я отведу вас в безопасное место, — сказал он остальным, после чего уверенно направился вперед.

* * *

В темном полуподвальном помещении, освещаемом лишь тусклым недорогим светильником, на жесткой грубо сделанной деревянной кровати сидела девочка. На вид ей можно дать лет двенадцать — тринадцать, но не было бы слишком удивительно, если реальный возраст девочки оказался бы больше. Ее кожа была бледной, как будто она никогда не видела солнечного света, а телосложение худощавым. Не так, словно ее морили голодом, но и досыта девочка явно не ела.

Глаза девочки были закрыты. Ее худая спина касалась холодной стены, но она не обращала на это ни малейшего внимания. Ее спутанные белые волосы были откинуты назад. Казалось, девочка спала или была погружена в глубокую медитацию.

Оба эти варианта были близки к истине, но ни один из них не был по-настоящему верен. Девочка вообще не была практиком боевых искусств. Она никогда не практиковала закалку тела, не развивала свои меридианы, не заключала контракт с духом… Ее физическая сила была крайне мала. На первый взгляд она была простой смертной девочкой. Да и не на первый — тоже.

Однако будь это на самом деле так, она не сидела бы тут одна взаперти…

Внезапно, девочка открыла свои глаза. Будь здесь наблюдатель, он мог бы отметить их неестественный алый цвет. Вместе с белыми волосами, становилось понятно: девочка была альбиносом.

Всегда и везде альбиносы привлекали всеобщее внимание. В разные времена и разных местах отношение к ним сильно разнилось: где-то их убивали при рождении, а где-то почитали как живых божеств. Были и более умеренные взгляды.

Место, где родилась девочка, было именно таким. Она была дочерью уважаемой семьи, и ее детство было довольно счастливым.

К сожалению, когда ей было шесть, все изменилось…

Девочка посмотрела в направлении двери и в ее алых глазах мелькнула ненависть. Длилось это лишь один короткий миг, а затем выражение ее лица стало безразличным.

Через некоторое время дверь распахнулась. Вошедшим был тот самый горбун, за которым некоторое время назад гнался Люк.

— Приветствую мастера Гу, — безэмоциональным тоном произнесла она.

Не удосужившись ответить на приветствие, горбун отцепил от одежды небольшую черную бусину и кинул девочке.

— Найди мне этого парня. Здесь образец его ци. Разузнай все, что возможно, и оставь на нем метку, — злым голосом проговорил он.

— Будет исполнено, мастер Гу, — все тем же безразличным голосом ответила девочка, а затем вновь закрыла глаза, отрешившись от мира.

— Изначально я хотел просто продать информацию, но теперь… Ты заплатишь, за то, что напал на меня! — предвкушающе говорил горбун, от нечего делать, вертя в руках внушительного размера нож.

Хотя он все еще собирался продать информацию, на этот раз услуга не ограничится простой продажей информации. Благодаря метке его подручной, этот парень точно не сможет скрыться!

Обычно горбун не делал этого, опасаясь, что его источник информации удастся как-то вычислить, но в этот раз он действительно был задет. Убегать от кого-то в несколько раз моложе его самого, да еще использовав при этом драгоценный Малый Талисман Побега… Гу Ло не мог этого простить. В конце концов, тот старик находился с ним в очень плохих отношениях, и доставать пространственные талисманы было невероятно сложно. Всякий раз горбуну приходилось придумывать новую схему.

— Если сделать это один раз, никто не обратит внимания, — успокаивал он себя. — Будут думать, что у меня шпион в его окружении. Вот если этим злоупотреблять… Заодно могу потребовать с них намного большую награду…

Пока горбун строил коварные планы, его помощница настраивалась на ци Люка. Получилось на удивление быстро, заметно быстрее, чем обычно. Лишь чуть медленнее, чем с ци уже знакомого человека. Хотя девочка немного удивилась этому факту, во внешнем мире ее лицо оставалось абсолютно безэмоциональным.

Когда настройка была завершена, девочка сразу же почувствовала направление, в котором находился объект ее поиска. Духовное восприятие девочки мгновенно распространилось в том направлении.

От нее, до цели было, по крайней мере, десять километров. Хотя в безлюдной местности Люк мог распространять духовное восприятие на тридцать-тридцать пять километров, а в сосредоточенном состоянии на все пятьдесят, так было только в безлюдной местности. В городах или иных местах большого скопления людей, их ауры непроизвольно создавали помехи, мешающие его распространению. Максимум Люка внутри Города Утренней Зари составлял пять километров, но только в сосредоточенном состоянии.

Сознание девочки преодолело десяток километров практически мгновенно. Такое небольшое расстояние не могло ее остановить.

При желании, восприятие девочки могло накрыть весь город, и даже это не было пределом!

Причина в том, что ее восприятие не было обычным духовным восприятием. Оно находилось на более высокой ступени и звалось «божественным восприятием».

Именно оно стало причиной гибели ее семьи. Оно, и людская жадность.

«Красивый», — отстраненно подумала девочка, разглядывая Люка. Он находился внутри странного вида особняка. На первый взгляд особняк был обычным, но девочка четко ощущала кроющиеся в нем сюрпризы.

«И талантливый. Жаль, что он спровоцировал мастера Гу» — печально вздохнула девочка. Ее очень расстраивало, что в результате ее содействия этот юноша умрет. Она хорошо изучила натуру Гу Ло и знала, что просто так тот его не отпустит.

Не только Люк. Она очень сожалела всякий раз, когда приходилось выслеживать хороших людей. Таких миссий было не слишком много, но с каждой из них в душе девочки что-то обрывалось.

К сожалению, она не могла не повиноваться. Если бы она это сделала, мучительная боль стала бы ее наградой. Девочка была тринадцатилетним ребенком, она не умела терпеть боль, по крайней мере, долго. Она пыталась сопротивляться, но каждый раз Гу Ло выходил победителем. В конце концов, Гу Ло это надоело, и он пообещал убивать десять невинных за каждый отказ.

С тех пор девочка послушно исполняла все его приказания. Она полностью замкнулась в себе, и на ее лице было сложно увидеть какие-либо эмоции. В последнее время она действительно стала почти безразличной.

Юноша находился в окружении нескольких людей. Они сидели внутри особняка и мирно беседовали. Никто из этих людей не заметил присутствия девочки. Даже символы надписи, которые с избытком были нанесены на особняк, никак не среагировали. Божественное восприятие действительно соответствовало своему имени…

Девочка снова вздохнула. Эта миссия никак не отличалась от предыдущих.

Она отделила небольшую часть своей духовной силы, намереваясь прикрепить ее к цели. С помощью этой метки и специального амулета Гу Ло всегда сможет определить местоположение юноши.

Однако как только девочка собиралась прикрепить метку к Люку, через ее духовное тело вдруг прошла волна чужого духовного восприятия!

«Неужели он может ощущать меня?» — сердце девочки бешено заколотилось…

Глава 14. Отпечатки мыслей

Волна духовного восприятия беспрепятственно прошла сквозь аватар девочки. Свободно и легко, как будто его там и не было.

Люк нахмурился. Ему казалось, что за ним кто-то наблюдает при помощи духовного восприятия, однако сканирование не дало никаких результатов.

— Что-то случилось? — спросила элегантная черноволосая женщина, которой на вид нельзя было дать и тридцати. На самом деле она была заметно старше и являлась матерю двоих детей, старшему из которых уже исполнилось восемнадцать.

— Показалось, что за нами кто-то следит, но я никого не заметил.

— Это невозможно. Хотя я далеко не лучший мастер надписи, к защите своего дома я подошла очень серьезно. Никто ниже уровня Короля не сможет незаметно проникнуть сюда своим духовным восприятием, — уверенно произнесла женщина.

— Да, я заметил. Наверно, я стал излишне подозрителен. Извините, что побеспокоил вас, госпожа Юйлань.

— Не нужно говорить как будто ты чужой в этом доме, — женщина тепло улыбнулась. — После того, как ты помог Юнь’эр, можно сказать, что ты член нашей семьи…

Место, куда Люк привел Линь Жаня и его семью, было особняком Сюэ. Это место подходило сразу по нескольким критериям.

Во-первых, Сюэ Юньшань была выбрана в качестве ученицы лично Сянь И Фэй из Секты Морозных Врат.

Кем была Сянь И Фэй? Она являлась одним из двух заместителей главы секты первого ранга, а также существом на уровне Короля! Будь то Линь Жань или Линь Юнбэй они должны были обращаться с семьей Сюэ очень почтительно. Если Юнбэй узнает, где скрывается Линь Жань, он сможет только кусать себе локти от досады. Забудьте о тривиальном Юнбэе, даже король Королевства Восхода Солнца не стал бы без причины оскорблять семью Сюэ!

Иными словами, лучшего убежища найти было просто невозможно. Вдобавок, была и вторая причина.

Сюэ Юйлань была лучшим в городе мастером артефактов. У кого, как не у нее, можно найти амулет связи? Люк пока не поднимал этот вопрос, но был практически уверен в положительном результате.

«Все-таки не видит» — в этот момент на лице невидимой девочки выражение надежды сменилось разочарованием, но и оно быстро угасло, оставив безразличие. Хотя этот парень мог смутно ощущать ее присутствие, это было далеко от того уровня, когда они могли бы взаимодействовать.

Девочка вновь сформировала метку из духовной силы и приблизилась к Люку. Несмотря на то, что ее восприятие было невероятным, духовная сила девочки не была развита. Она соответствовала только практику ступени закалки кости. Девочка не могла управлять своей духовной силой на расстоянии, чтобы внедрить метку, ей требовалось коснуться цели.

Подойдя к Люку с боку, она легко дотронулась до его плеча.

Юноша вздрогнул и резко обернулся.

Неожиданно их лица оказались очень близко друг к другу. Практически вплотную. Расстояние между ними не превышало толщину указательного пальца!

Глаза девочки расширились. Она никогда не видела лицо другого человека настолько близко. Глаза противоположной стороны были яркими и бездонными. Они смотрели, казалось, в саму душу девочки.

«Он видит меня!»

Девочка внезапно почувствовала смущение. Она покраснела и резко отшатнулась. В одно мгновение она оказалась на расстоянии десятка метров.

Люк нахмурился. Только что ему показалось, что кто-то дотронулся до него. После этого он вроде бы даже смог смутно рассмотреть силуэт чьего-то лица и пару красивых алых глаз, однако все это было крайне мимолетно, он не был уверен, что ему не померещилось.

— Кто здесь, покажись! — сказал он громко, но, конечно, никто не появился. Более того, смутное ощущение чужого присутствия также исчезло.

Пребывая в смешанных чувствах, девочка не решилась оставаться здесь. Свою работу она уже выполнила, и в ее дальнем присутствии не было необходимости.

Тем не менее, она была уверена, что еще вернется к этому юноше. Впервые за долгое время перед ней забрезжила надежда. Если бы она действительно смогла взаимодействовать с ним, тогда… возможно… Возможно, она была бы спасена!

«Надо найти информацию».

Первой задачей, поставленной Гу Ло, было найти самого Люка и пометить его, а второй — найти информацию о нем.

Аватар девочки завис над городом. Она закрыла глаза, настраиваясь на мыслесферу этого места.

Это была еще одна из ее способностей. Мысли людей не исчезали без следа. Они оставляли отпечаток на мироздании. Собравшись вместе эти отпечатки образовывали мыслесферу — сферу мыслей, девочка называла ее именно так. Из мыслесферы она могла черпать информацию. Эта информация совсем не обязательно была истинной, лишь тем, как считали люди. Можно сказать, это было что-то наподобие собирания слухов в таверне, с той лишь разницей, что можно было сразу отбросить откровенно ложные слухи. Также эта информация не была полной. Лишь то, что знали люди в этом месте. Тем не менее, это все еще была информация.

Отпечаток мыслей одного человека был слаб и почти неразличим. Он существовал секунды или даже того меньше. Однако большое количество людей формировали устойчивые отпечатки. Чем больше человек знало что-то, тем легче было найти информацию. Очень скоро девочка узнала, что имя юноши было Чан Лей и он являлся гением академии духовного развития этого города. Также быстро она узнала и другую общеизвестную информацию, включая недавно произошедшие события перед особняком городского лорда и, частично, в нем самом.

С трудом, но она выловила даже момент, когда Люк обнаружил Гу Ло.

«Вот как это произошло… Неудивительно, что мастер разозлился. Но… он действительно испугался его? Они, ведь, на одном уровне…»

Девочка не слишком понимала силу культиваторов ступени Лорда, так что могла судить только приблизительно. Тем не менее, она знала Гу Ло. Тот не стал бы тратить Малый Талисман Побега, если бы его жизни не грозила серьезная опасность. Исходя из этого, отслеживаемый ею юноша, был не просто сильнее, а намного сильнее. По крайней мере, Гу Ло считал именно так.

«Надо найти информацию о той технике»

Девочка попыталась найти что-то насчет атаки, разрушившей площадь, но ее добычей стали лишь непроверенные слухи. Сейчас эта тема являлась крайне популярной, их было невероятное множество. Из-за попыток выловить из них ценную информацию у девочки начала болеть голова.

Если отбросить всю шелуху, то помимо мощи, которую наблюдали многие, и огненной природы об этой технике не было известно ничего. Чан Лей не применял ее раньше.

«Надо разузнать о его связи с семьей Сюэ, мастер спросит об этом…»

Девочка вновь обратила свое внимание на особняк. На этот раз ее интересовали исключительно отпечатки, порожденные этим местом. Однако ее ждала неудача. В особняке жило слишком мало людей, лишь хозяйка Сюэ Юйлань, пожилой дворецкий Миншенг, еще один немолодой слуга-мужчина, и несколько служанок. Временами заглядывал еще сын хозяйки, Сюэ Жань, но большую часть времени он проводил вне особняка.

Тем не менее, вновь погрузившись в мыслесферу всего города, девочка нашла немало интересной информации об этом месте.

«Чан Лей и есть Лю Ци», — сделала она вывод. «Вероятно, это та информация, которую мастер хотел узнать. Пора возвращаться».

Аватар девочки устремился к ее реальному телу. В мгновение ока преодолев половину города, он вошел в него. Девочка открыла глаза.

Ощущения при возвращении были не самые приятные. Девочка чувствовала слабость и тошноту, а из ее носа вытекала тонкая струйка крови, окрашивая алым ее лицо и одежду. На кровати перед ней также были следы крови.

— Ты нашла его? — спросил Гу Ло, не обращая никакого внимания на самочувствие девочки.

Это был не первый раз, когда она возвращалась из своего ментального путешествия в таком состоянии. Простое путешествие не могло на нее так повлиять, но сбор информации был другим. Особенно, если приходилось отсеивать большой ее объем.

— Да, мастер. Он в особняке Сюэ.

— Очень хорошо, Мираж! Держи!

Гу Ло кинул девочке две таблетки, красную и зеленую. Его настроение, до того бывшее довольно мрачным, заметно улучшилось. Узнав, что Люк в особняке Сюэ, горбун был совершенно уверен, что Чан Лей и Лю Ци одно лицо.

— Благодарю, мастер.

Несмотря на слабость, Мираж ловко поймала обе таблетки. Они были очень ценны для нее. До того как стать торговцем информацией, Гу Ло был наемным убийцей. В связи со своей профессией, он неплохо разбирался в приготовлении ядов. В остальной алхимии его успехи были намного скромнее, но он все еще был алхимиком. Эти две таблетки он изготовил сам.

Красная таблетка предназначалась для восстановления крови. Она была низкого качества и содержала различные примеси, но если Мираж хотела быстро восстановиться, это было единственным выходом. Она чувствовала, что мастеру скоро вновь понадобится ее помощь, поэтому молча отправила таблетку в рот.

Что касается зеленой таблетки, она была намного ценнее.

Ведь это было противоядие…

Глава 15. Тупик развития

Мираж не было настоящим именем девочки, это прозвище дал ей Гу Ло, но даже его он использовал крайне неохотно. У нее вообще не было ничего своего. Комната, вещи, одежда, имя… даже ее жизнь не принадлежала ей.

Гу Ло всегда был очень осторожен. Чтобы предотвратить побег Мираж он не позволял ей заниматься культивацией, даже несмотря на то, что это сильно расширило бы ее возможности в сборе информации.

Горбун держал ее в помещении без окон и всегда надежно закрывал дверь, когда уходил.

Но даже эти меры он посчитал недостаточными. Он ввел в тело девочки один из самых страшных ядов, находящихся в его распоряжении — Желчь Зеленого Дракона.

Это было только название, и к реальным драконам яд не имел никакого отношения, но иметь дракона в названии уже было весьма почетно. Это напрямую указывало на мощь яда.

Если ли бы Желчь Зеленого Дракона попала в организм и успела внедриться, даже практик поздней ступени Лорда не смог бы избавиться от нее своими силами. На самом деле это было весьма маловероятно, практик подобной силы сразу бы заметил, что с ним что-то не так и сумел бы противостоять отраве, но, если по какой-то причине он не сумел бы сделать это вовремя, его судьба была бы печальна.

Отличительной чертой Желчи Зеленого Дракона была болезненность. Небольшая внутренняя боль присутствовала всегда, Мираж уже давно привыкла к ней и практически не замечала, однако если не принимать противоядие какое-то время, эта боль стремительно возрастала. Первые три дня боль была примерно на одном и том же уровне, но на четвертый резко усиливалась, хотя была еще вполне терпима, на пятый — она становилась мучительна… если не принимать противоядие семь дней подряд, пораженный Желчью Зеленого Дракона умирал в ужасных муках.

Когда Гу Ло не был доволен работой Мираж, он не давал ей противоядие четыре дня, а если она его чем-то разозлила, часть пятого, но дальше пяти дней это никогда не заходило, горбун слишком ценил свою работницу, чтобы так рисковать, ведь слабый организм мог погибнуть и раньше, чем через неделю.

— Ты раздобыла информацию?

— Да, мастер Гу. Сейчас подготовлю отчет.

— Займешься этим позже. Настрой этот амулет.

— Поняла.

Девочка приняла от горбуна небольшой артефакт, выглядящий в точности как компас, и настроила его на свою метку. Она делала подобное не один десяток раз, и много времени это не заняло.

После того, как настройка была завершена, она передала артефакт Гу Ло.

— Хорошо, а теперь готовь отчет. После этого можешь отдохнуть.

— Хорошо.

Горбун вышел, оставив ее одну. Мираж поднялась на ноги и, отворив дверь, вошла в смежное с комнатой помещение. Там она умылась холодной водой из бака и тщательно помыла руки, после чего вернулась в комнату. Достав кисть и бумагу, она принялась писать отчет.

Она уже практически дописала его, когда, вдруг, почувствовала что-то неладное. Ее связь с оставленной меткой пропала!

«Надо быстрее выпить противоядие!» — мелькнула в голове девочки мысль, но сделать это она не успела.

Гу Ло, который как раз проверял действия компаса, также сразу заметил это.

— Ах ты, мелкая дрянь! Вздумала меня обманывать! — зло произнес он, вламываясь в комнату.

Горбун мгновенно пересек разделяющее их расстояние и нанес мощный удар по лицу девочки.

Ее голова резко мотнулась, а из носа вновь пошла кровь.

— Прошу меня простить, мастер Гу, объект как-то сумел обнаружить мою метку и разрушил ее, — безразлично произнесла Мираж. На ее бледной коже явственно виднелся отпечаток руки.

— Хочешь сказать, ты не виновата?

— Об этом следует судить мастеру…

Гу Ло зло прищурился. На самом деле он не думал, что Мираж обманывает его, этот парень был слишком особенным. Горбун допускал, что он действительно смог избавиться от метки, хотя раньше такого никогда не случалось. Тем не менее, Гу Ло все равно считал, что Мираж заслуживает наказания. Просто на всякий случай.

— Давай сюда таблетку! — повелел он.

Девочка молча повиновалась. Она очень не хотела отдавать противоядие, но если бы она заупрямилась, было бы только хуже. Мираж жалела, что приберегла зеленую на потом, когда боль станет слишком сильной, следовало принять ее вместе с кроветворкой.

Однако было уже поздно.

Она не принимала противоядие уже двое суток. Ближайшие дни явно станут не самыми лучшими в ее жизни.

* * *

— …я немедленно вышлю людей для решения этой проблемы! — донеслось из амулета связи.

Люк улыбнулся. Говорившим был ни кто иной, как герцог северо-запада Юань Цзянь. Сюэ Юйлань действительно обладала переговорным амулетом. У нее не было канала связи лично с герцогом, однако нашлись контакты в Городе Палящего Солнца. Хоть и не сразу, но через них удалось связаться с Юань Цзянем. Сейчас Линь Жань разговаривал с ним через амулет связи, и Люк уже убедился, что предположения бывшего лорда города были верны. Герцог вовсе не собирался оставлять эту ситуацию на самотек. Особенно недоволен он был вмешательством клана Тянь.

— В последнее время они действуют все более и более нагло, — сказал он глубоким голосом. — Настало время их проучить! К сожалению, я не могу приехать лично, но Старый Бай должен справиться с этой проблемой.

Старый Бай или Бай Хаотянь был самым преданным слугой Юань Цзяня. Во времена его изгнания, Старый Бай последовал за своим молодым господином и до сих пор верно служил ему. В настоящее время культивация Старого Бая находилась на пике ступени Лорда, а боевой опыт был крайне внушителен. Юань Цзянь очень ответственно отнесся к этому вопросу, раз послал его.

С момента побега прошло больше суток. Линь Юнбэй уже должен был вернуться, но Люка и остальных пока никто не беспокоил. То ли лорда пока не было в городе, то ли он не знал, где скрывается Линь Жань, а может просто он решил не тратить время попусту, ведь с семьей Сюэ у него и до этого были не самые лучшие отношения.

Дослушав разговор до конца, и немного обсудив с Линь Жанем планы на будущее, Люк поднялся на второй этаж, где находилась отведенная ему комната.

С тех пор, как юноша перешел на ступень Лорда, его культивация совершенно перестала расти. Будь это простая медитация или окрашенный духовный камень — развитие Люка застыло в самом начале ступени Лорда и не желало улучшаться даже на чуть-чуть.

С энергией смерти все обстояло почти тем же самым образом. Недавние убийства Чжу Ляна и Би Цзянсяо сдвинули ее с мертвой точки, но это продвижение было крайне незначительным.

Люка тревожила эта ситуация, однако он понимал, чем она вызвана. Дело, определенно, было в контракте. Все время до этого его силы были подавлены на ступень. Когда культивация Люка внешне соответствовала средней ступени Измененной Крови он на самом деле находился на средней ступени Лорда. Теперь, когда его сила соответствовала Лорду, разве это не означало, что после завершения контракта он мгновенно станет равным Королю?

На самом деле это было не так. Ступень Короля была немного особенной. Если на ступени Лорда контрактный дух просто просыпался и добавлял свои силы к силе носителя, то с переходом на ступень Короля или Частичного Воплощения, происходило качественное изменение.

В момент перехода на эту ступень практик формировал Духовное Орудие, позволяющее намного более эффективно использовать силу духа.

Люк не имел ни малейшего понятия, как ему сформировать Духовное Орудие, ведь у него не было духа. Даже если бы он и был, прямо сейчас у него не было понимания и силы для настоящего перехода на ступень Короля.

Люк решил посоветоваться по этому поводу с Эри’Наром, но даже без разговора с ним, юноша знал, что делать для своего дальнейшего развития.

Исполнять контракт!

Люк и без того планировал сделать это, а сейчас его мотивация возросла в несколько раз.

Хотя Люк не мог увеличивать свою культивацию, он все еще мог становиться сильнее. Развитие техник, сил эспера, духовной силы — все это было возможно. Даже медитация с духовными камнями по-прежнему имела смысл. Хотя увеличения уровня ци не происходило, доступный ци становился чище и плотнее. Эффективность такого ци в бою была заметно выше. Простые техники Люка подавляли продвинутые техники Би Цзянсяо частично и из-за этого.

В общем, медитацией Люк не пренебрегал. Сейчас он также планировал заняться ею.

Юноша достал из пространственного кольца красный камень, размером с куриное яйцо. Камень совсем не выглядел обычным. При одном только взгляде на него любой увидел бы ревущие языки пламени. Сам по себе камень казался раскаленным, хотя на самом деле это было не так. Его температура была даже немного ниже температуры окружающей среды.

Это был средний окрашенный духовный камень стихии огня.

В Пещере Люк получил около трех десятков крупных окрашенных духовных камней, и даже несколько великих, что касается средних, их было около сотни! А также около пяти сотен малых окрашенных духовных камней. Иными словами, сейчас эспер, бесспорно, был самым богатым человеком в Городе Утренней Зари, а возможно и всем Королевстве Восхода Солнца. Он мог тратить окрашенные духовные камни, как ему вздумается. Сейчас он собирался использовать этот средний камень для культивации — роскошь, которую даже лорд города редко мог себе позволить.

Люк положил камень перед собой, и, сев в позу лотоса, настроил на него свое сознание. Однако прежде чем он начал поглощать энергию, эспер, вдруг, ощутил, что за ним кто-то наблюдает!

На этот раз Люк никак не показал своего знания. После первого раза он обследовал свое тело и заметил на нем метку духовной силы. Она была утонченная и малозаметная, кто-то, не обладающий таким выдающимся восприятием, ни за что не обнаружил бы ее.

Заинтересовавшись, Люк попытался исследовать духовную метку, но был неосторожен и случайно разрушил ее.

Хотя он не смог ничего выяснить при помощи метки, теперь у него не оставалось сомнений: то лицо не было плодом фантазии, и за ним действительно кто-то наблюдал!

Сейчас, когда этот кто-то появился снова, Люк не хотел случайно вспугнуть его. Точнее ее — лицо, которое он видел, без всяких сомнений принадлежало девочке.

— Нет, этот камень пока слишком сложен для меня, использую другой…

С этими словами Люк убрал средний окрашенный духовный камень в пространственное кольцо, а его место занял камень размером с грецкий орех. Средний камень был все еще слишком ценным. В обычных условиях Люк без потерь усвоил бы всю энергию и следы законов, содержащихся в нем, однако сейчас, когда он хотел только сделать вид, что медитирует, это было бы пустой тратой ресурсов. С малым камнем все обстояло по-другому. С восприятием Люка он мог одновременно поглощать энергию и законы и наблюдать за окружающим пространством.

Настроившись на камень, Люк погрузился в медитацию.

Глава 16. Что-то знакомое…

Мираж внимательно наблюдала за неподвижно сидящим юношей. Ее духовный аватар находился возле окна особняка, девочка была готова покинуть его пределы в любой момент. Она и раньше наблюдала за Люком, однако делала это издалека, не решаясь приблизиться. Мираж и сама не знала, почему боится сделать это. Этот парень, который сумел ее засечь… возможно был для нее единственным шансом на спасение, но девочка все равно продолжала медлить. В глубине души она боялась, что произошедшее в прошлый раз было только случайностью. Кроме того, Мираж не знала, может ли она доверять Люку.

Еще одной ее способностью, о которой не знал даже Гу Ло, было то, что Мираж могла улавливать поверхностные мысли людей. Очень нечетко, но даже это было большим подспорьем. К примеру, пару месяцев назад этот извращенец Гу Ло решил, что она уже достаточно взрослая и пора сделать ее женщиной. Если бы Мираж не уловила в его мыслях опасения, что это может повлиять на ее дар, девочке оставалось бы только принять свою судьбу. В тот раз она сказала, что чувствует, что ее способности исчезнут. Просто, безо всяких аргументов — Мираж не знала, как сделать ее слова более убедительными. К счастью, этого оказалось достаточно. Горбун был слишком осторожен. «Кому нужно твое тщедушное тельце?» — пренебрежительно бросил он, после чего пошел и нашел себе проститутку.

Но, хотя Мираж могла улавливать мысли людей, Люк был исключением. Вокруг его тела как будто бы существовало невидимое и неощутимое поле, которое полностью гасило ее способность. Из-за этого девочка опасалась его.

Неизвестно, решилась бы она когда-нибудь приблизиться к юноше снова, однако сегодня Гу Ло приказал вновь внедрить в него духовную метку. Горбун считал, что прошлое избавление от нее было простой случайностью. Даже если это не так, он, по крайней мере, убедится в этом. Хотела девочка или нет, она должна была следовать приказу.

«Вроде не замечает. Это от того, что он медитирует?» — Мираж медленно и нерешительно приближалась к юноше. В прошлый раз он заметил ее сразу, как только аватар девочки проник в особняк, возможно даже чуть раньше. Сейчас ничего такого не было. Одновременно с облегчением, Мираж чувствовала себя расстроенной.

Приблизившись почти вплотную, она некоторое время просто стояла рядом, глядя, как небольшой красный камень, содержащий по ее меркам невероятное количество ци огня, постепенно уменьшается. В этот момент Мираж немного завидовала Люку. Он был свободен и мог практиковать боевые искусства… то, чего очень хотела она сама. Впрочем, зависть быстро прошла, сменившись сожалением. Как и она сама, этот юноша уже угодил в сети Гу Ло, хотя, в отличие от нее, еще не знал об этом.

Мираж сформировала из духовной силы метку и нанесла ее на плечо Люка, после чего резко отпрянула. Она ожидала, что такого он точно не пропустит, однако юноша все также продолжал сидеть, погруженный в медитацию. Казалось, он совсем не заметил касания девочки.

— Ты правда ничего не заметил? — произнесла она вслух. В голосе девочки слышалось разочарование.

Некоторое время Мираж продолжала наблюдать за Люком, она даже несколько раз приближалась к нему практически вплотную, но дотронутся больше, все же, не решалась.

— Мне пора идти, а то Гу Ло что-то заподозрит. Но я скоро вернусь, — пообещала девочка, после чего покинула пределы особняка.

Через некоторое время после того, как она ушла, Люк открыл глаза и дотронулся до места, где была метка.

В этот раз эспер был готов, поэтому касание не стало для него неожиданностью. Делая вид, что медитирует, он, на самом деле, сосредоточил восприятие на поверхности собственного тела и в момент, когда Мираж оставляла метку, сумел уловить немного информации о ней.

Много узнать не удалось, но что Люк определил точно: ее духовная сила была намного ниже его собственной. Даже ниже ступени формирования даньтяня. То, что при такой низкой силе она способна проникать сквозь защиту особняка и скрываться от его восприятия… — Люк находил это очень загадочным.

Он не знал, почему она преследует его, но от самой девочки он не уловил злых намерений. Возможно, ее кто-то послал, или… что-то еще. Было слишком мало сведений, чтобы делать на их основании какие-то выводы.

— Не знаю, друг ты, или враг, но я пока оставлю это, — произнес юноша, имея в виду метку.

Его очень заинтересовало происходящее. Посредством этой метки он надеялся выяснить, что происходит.

В отличие от Мираж, Люк не мог узнать, где она, по ее духовному следу или ауре, однако… метку не стали бы оставлять просто так. Для чего-то это было нужно. Рано или поздно люди, стоящие за ней, найдут его. Тогда-то он и выяснит подробности, относительно этой таинственной девочки.

На самом деле у Люка был и другой способ узнать о происходящем.

Он мог использовать духовный захват.

Сегодня, когда гостья оставляла метку, для этого была лучшая возможность, однако юноша не решился этого сделать, по двум причинам сразу. Во-первых, он не знал всех способностей девочки. Раз уж она легко преодолела барьер символов надписи, то и от захвата могла бы освободиться. После этого ее настороженность определенно бы возросла. Возможно, это навсегда отпугнуло бы ее.

Вторая причина заключалась в том, что Люк боялся ей навредить. Учитывая то, насколько мала ее духовная сила, это было довольно просто. Особенно, если бы она вырывалась изо всех сил.

Люк совсем не собирался вредить ей, ведь в ауре девочки он заметил кое-что знакомое. То, чего еще ни разу не встречал в этом мире.

Впрочем, он был совсем не уверен. Их контакт был слишком коротким, и юноше могло показаться.

Как бы то ни было, проверить это сейчас не было никакой возможности. Еще немного порассуждав о личности девочки и ее способностях, Люк вернулся к тренировке.

* * *

— Вы уверены, что не стоит отправиться навстречу молодому господину Тянь Чунпэну? Он должен был приехать еще вчера, — с тщательно скрываемым недовольством спросил Линь Юнбэй у своего спутника.

— Да, — коротко ответил сурово выглядящий мужчина со шрамом на лице.

Как и сам Линь Юнбэй он был Лордом средней ступени.

Общество Юнбэя его утомляло. Он вообще не любил людей, и пребывание наблюдателем в Городе Утренней Зари было для мужчины сродни наказанию.

На самом деле, это оно и было. Тянь Сяо Гу обидел влиятельного человека из верхушки клана. Ему повезло, что он был Лордом средней ступени, иначе простой ссылкой дело бы не ограничилось.

— Если мы пойдем навстречу, то можем разминуться. Лучше ждать здесь, — решил все же пояснить он, не дожидаясь следующих вопросов.

— Но ведь маршрут согласован. И вдруг с ним что-нибудь случилось… — не унимался Юнбэй.

Шрамолицый хмыкнул.

— Тянь Чунпэн очень своенравен. Ему плевать на согласованность маршрута. Причина, по которой он до сих пор не прибыл, состоит в том, что он вновь нашел приключений на свой… гхм… на свою голову. Ну, а если с ним вдруг действительно что-то случилось, то мы вдвоем ничем не сможем помочь. С ним почти наверняка едет телохранитель поздней ступени Лорда, а то и два. Ты думаешь, сможешь сделать что-то с экспертом, способным справится с ними?

Юнбэй так не думал. Так что все, что ему оставалось, это покорно ждать в придорожном трактире.

Прошел день. За ним еще один. Линь Юнбэй был как на иголках, в то время как Тянь Сяо Гу оставался совершенно спокойным. Он сидел в арендованной комнате, пил эль и смотрел в окно. Такое времяпрепровождение очень нравилось ему. Если бы не надоедливый Линь Юнбэй, Тянь Сяо Гу и вовсе был бы счастлив.

Подошел к концу третий день ожидания. Он думал, что сможет наслаждаться блаженным ничегонеделаньем еще один день, однако мечты мужчины были разрушены.

Стоило солнцу скрыться за горизонтом, на дороге перед трактиром появилась шумная процессия, из нескольких карет и около полутора десятков людей. Молодой господин клана Тянь, наконец, прибыл.

Вопреки предположениям Тянь Сяо Гу, охранников поздней ступени Лорда оказалось не один и не два. Их было трое. Однако не все из них сопровождали Чунпэна. Третий держался отдельно от двух остальных. Он сидел рядом с полностью седым стариком, находящимся на начальной ступени Лорда, и, несмотря на более высокую культивацию, обращался с ним крайне почтительно.

* * *

— Метка держится уже два дня. Должно быть, в прошлый раз это действительно была случайность, — озвучил Гу Ло свои мысли.

Мираж не ответила, горбун просто рассуждал вслух, и ей было совсем не обязательно участвовать в разговоре.

— А раз так, пришло время встретиться с заинтересованными лицами. На этот раз меня может долго не быть. Держи, — он передал девочке сразу десяток зеленых таблеток.

Этого должно было хватить как минимум на месяц. Запас воды и еды был еще выше. Умереть от голода или жажды девочке точно не светило. Если с Гу Ло, вдруг, что-то случиться, ее убьет яд.

— Постарайся особо не скучать, хаха! И, — тон горбуна резко стал серьезным, — даже не думай сбежать. Ведь если тебе это каким-то чудом удастся, я убью сотню невинных людей, которых ты так ценишь!

С этими словами Гу Ло нахлобучил шляпу и покинул помещение, тщательно затворив за собой дверь.

Девочка осталась одна.

Глава 17. Наследие

Завершив испытание Пещеры до конца, Люк получил три техники. Первая из них предназначалась для маскировки ци и была не слишком сложной, однако две другие отличались. Вторая техника называлась «Сутра Истинного Ци» и позволяла со временем заменить весь ци в организме на истинный ци. Что-то подобное делала техника, полученная Линь Юэ от стража, но та ограничивались лишь одним типом ци — астральным.

В отличие от нее, «Сутра Истинного Ци» не имела таких ограничений. Она преобразовывала нейтральный ци. После того, как этот измененный нейтральный ци был бы преобразован в какой-то конкретный вид, тот тоже стал бы истинным. Например, истинный ци огня или истинный ци молнии.

Класс «Сутры Истинного Ци» был намного выше, чем у «Дыхания Звезд», полученного Линь Юэ. Практиковать ее тоже было заметно сложнее. За два месяца Люк сумел изменить только около семи процентов ци в организме. Возможно, если бы он приложил все усилия к практике именно этой техники, дела обстояли бы лучше, но были и другие.

Кроме того, с увеличением времени результаты улучшались отнюдь не пропорционально его затратам.

Если взять, что часовая практика имела стопроцентную эффективность, то двухчасовая — только девяносто. В дальнейшем она падала еще сильнее. Это правило не распространялось на практиков, впавших в состояние просветления, однако такое состояние было невероятно редким. В обычных же случаях не имело смысла заниматься чем-то одним слишком долго.

У Люка было много техник, нуждающихся в развитии. Он уделял «Сутре Истинного Ци» только около четырех-пяти часов в день.

Третья техника называлась «Истинное Искусство Единения».

Сейчас Люк практиковал именно ее.

Это искусство как нельзя лучше отражало всю суть Пещеры Единения Инь-Ян. Его культивация заключалась в единении противоположных стихий.

И это было невероятно сложно!

Если бы Люк не прошел Пещеру, он сильно сомневался, что смог бы освоить даже первый слой этого искусства.

Первым требованием к его освоению было владеть двумя противоположными стихиями, что само по себе уже очень непросто. Большинство практиков изучали техники лишь одной стихии. Даже если они изучали больше, это были близкие или взаимоусиливающие стихии, огонь и ветер, например. Тех, кто практиковал противоположные, было очень-очень мало, а добившихся в этом каких-то успехов — считанные единицы.

Второй шаг был еще сложнее, требовалось создать оба типа ци одновременно.

Третий заключался в том, чтобы объединить эти два противоположных типа ци в одну технику.

Сейчас Люк находился на нем.

Так как тренировка этой техники включала боевые приемы, эспер не мог делать это у себя в комнате. Сейчас он находился в подвале особняка, где был оборудован тренировочный зал.

Два потока ци: морозный и огненный — текли по меридианам юноши, один к правой, другой к левой руке.

Одновременно они покинули пределы тела и смешались между собой.

В обычной ситуации это немедленно вызвало бы бурную реакцию, однако сейчас происходило нечто странное: вместо ожидаемого столкновения, эти два противоположных типа ци начали взаимодействовать, образуя прекрасный двухцветный лотос. Половина лепестков этого лотоса была снежно-белой, а вторая — огненно-красной. От белых лепестков исходил пробирающий до костей холод, а от красных — невероятный жар.

Во время формирования лотоса с лица Люка не сходило сосредоточенное выражение. Впервые он смог сформировать «Лотос Двух Элементов» — простейший прием из «Истинного Искусства Единения» — около полумесяца назад, однако до сих пор его формирование требовало от юноши предельного напряжения умственных сил. Люк сомневался, что смог бы вообще сформировать его, если бы не способности эспера и развитая духовная сила.

Создатель этого искусства был крайне неординарным человеком.

Закончив формирование, Люк отправил лотос в находящийся в трех десятках метров манекен. Прогремел взрыв, и все заволокло паром, однако выражение лица юноши было несколько недовольным.

— Опять ничего не вышло. Он все еще слишком нестабилен.

Хотя Люк мог сформировать лотос и удерживать его от разрушения, когда тот был рядом, в момент активации сохранять баланс элементов при помощи духовной силы было уже невозможно. Из-за этого эффект атаки был во много раз слабее. Это было лишь результатом столкновения льда и огня, но никак не тем, что задумывалось изначально.

«Возможно, это из-за моего слабого понимания законов Льда. Нужно подтянуть их, либо избрать для лотоса иные стихии».

К сожалению, Люк не владел другой парой противоположных стихий, а осваивать новую стихию с нуля было явно проигрышным вариантом. На данный момент огонь и лед были единственным выбором. Так что оставалось только подтягивать понимание законов льда.

Но было ли у него на это время?

Придя в город, он сразу же услышал о том, что клан Тянь набирает мастеров массивов для какой-то миссии. Это была очень хорошая возможность для того, чтобы внедриться в него. Если бы Люк вместо этого пошел искать место, где можно улучшить понимание законов льда, не означало ли это, что он упускает свой шанс зря?

К сожалению, никаких подробностей о наборе мастеров массивов не было, только то, что нескольким кандидатам, обратившимся к представителю клана, сказали ждать. Сколько именно ждать — оставалось неизвестным.

После первой неудачной попытки Люк создал еще несколько лотосов, однако результаты ни в чем не отличались. На этапе высвобождения энергии техника неизменно разрушалась.

— Ладно, хватит с этим, — произнес юноша, после того как очередной лотос взорвался, не нанеся манекену никаких повреждений. — Пора заняться тренировкой души…

Возвращаясь в прошлое, во время тренировок в массиве молний Люк получил довольно много Очков Молнии. Тысячу из них он использовал для прохода в центр четвертого уровня, однако после этого у него оставалось еще чуть меньше тысячи. Обменяв их на Очки Содействия, Люк получил возможность приобрести что-нибудь еще. Его выбором стала техника под названием «Искусство Грозовой Души». Она была очень дорогой. Люк потратил все оставшиеся Очки Содействия на ее покупку, но нисколечко об этом не жалел. «Искусство Грозовой Души» было уникальной техникой. Оно предназначалось для развития силы души!

В отличие от обычных техник, основанных на циркуляции ци, «Искусство Грозовой Души» полагалось на мантры. При их помощи душа практикующего погружалась в странное состояние. В этот момент формировался аватар души, который был способен покинуть тело. Он не мог отдаляться от него больше чем на радиус прямого контроля, а его существование не длилось долго, однако было у него также и одно достоинство. В отличие от аватара Мираж, этот аватар был очень устойчив к внешним повреждениям.

На этом основывалась вторая часть данной практики.

Развитие духовной силы в ней происходило… благодаря ударам молнии! Поражая аватар, они уплотняли духовную силу и способствовали ее увеличению. Также росла устойчивость основной души.

При полном овладении техникой было даже возможно добавить душе элемент молнии!

Однако техника не была самодостаточна. Пребывая в форме аватара, практик не мог циркулировать ци, и, соответственно, создавать молнии. Для этого требовался внешний источник.

Для решения этой проблемы в свитке с практикой также находилось описание Малого Массива Молнии, но у Люка было и другое решение. Правда, он не был уверен, что оно сработает.

До сих пор Люк не практиковал «Искусство Грозовой Души», так как был сосредоточен на развитии «Воплощения Огненного Будды», «Сутры Истинного Ци» и «Истинного Искусства Единения», а также других старых техник. По сравнению с ци, его сила души была далеко впереди. Однако сейчас юноша почему-то решил, что ее время пришло.

Используя буддийские песнопения, он довольно быстро вошел в нужное состояние. Неожиданно Люк осознал, что сместился в пространстве. Обернувшись, он, вдруг, понял, что смотрит на собственное тело. Не так как раньше, когда он обследовал все вокруг духовным восприятием, он видел себя своими собственными глазами. Не было никаких отличий!

— Вот, что значит духовный аватар, — произнес юноша задумчиво. Голос тоже был вполне реальным, по крайней мере, для него самого. — Очень интересно!

Однако дальше проверять возможности аватара Люк не стал. Вместо этого он вернулся в свое реальное тело.

— А теперь еще раз.

Люк несколько раз повторил процесс перехода в состояние аватара и обратно, и только после этого решился.

Перейдя в состояние аватара еще раз, он неожиданно вскинул правую руку над головой, после чего сложил ее пальцы в знак Меллт! И… едва не закричал от пронизывающей боли. Молния, ударившая вниз с кончиков пальцев, прошла аватар насквозь и исчезла в камне пола.

Эта молния не была сильной, напротив, она была очень слабой, небольшой разряд, а не молния, но даже столь слабый разряд все еще был очень болезненным.

Люк даже всерьез задумался, стоит ли продолжать практику столь мучительной техники. Несмотря на всю силу воли, он не смог бы раз за разом выдерживать подобную боль.

Раздумья, однако, длились недолго. У него было решение проблемы с болью, эспер не вспомнил о нем сразу, потому что в последний раз применял очень давно. Только вот, он не был уверен, что подобное сработает на аватаре.

Впрочем, ничего не мешало попробовать. Если не получится, тогда действительно стоило задуматься о целесообразности культивации этой техники, но вот если получится…

Вновь перейдя в режим аватара, Люк использовал Инлит. После этого он вскинул руку и сотворил очередной Меллт. А затем… счастливо улыбнулся. Знак, воздействующий на разум, справился не до конца. Болевые ощущения все еще были, однако… они ни в какое сравнение не шли с первоначальной болью.

Их вполне можно было терпеть.

Основная проблема в культивации «Искусства Грозовой Души» оказалась решена.

Глава 18. Ненамеренное убийство

— Как такое может быть?! — в ярости вскричал Линь Юнбэй, выслушав доклад своего слуги.

Он не мог поверить в происходящее. Все его планы в одночасье рухнули. Линь Жань и Линь Сола оказались на свободе, а правда о тех событиях всплыла. Еще хуже было то, что сбежала Линь Юэ, которую он обещал отдать клану Тянь за их помощь, двое его соратников: Чжу Лян и Би Цзянсяо — оказались мертвы.

Все вместе это оказалось действительно сокрушающим ударом. Хотя Юнбэй все еще оставался лордом города, его дни на этом посту были сочтены, а если он не сможет дать внятного объяснения клану Тянь, возможно — дни вообще.

«Нужно срочно вернуть их!» — билась в голове мужчины мысль.

— Вам удалось выяснить, где они скрываются?

— Нет, но мы работаем над этим.

— Работаете? Как вы вообще могли это допустить?!

Юнбэй резко ударил слугу по лицу. Тот упал на колени и склонил голову.

— Прошу меня извинить, мой лорд! Враг был слишком силен, он даже с лордом Би сумел справиться. Как мог этот ничтожный слуга остановить его?

— Как мог этот Чан Лей стать таким сильным? — спросил Юнбэй, немного успокоившись

— Этот слуга не знает, господин…

— Ладно, неважно, люди из клана Тянь справятся с ним. Главное — найти, где они прячутся… Иди! И если не узнаешь это до завтрашнего утра, то лишишься руки. Для начала.

Слуга ушел. Юнбэй остался один, и его настроение было крайне мрачным. Пока что его гости отдыхали с дороги и не поднимали вопрос с женитьбой, однако уже завтра он не может не возникнуть. И тогда жизнь Юнбэя будет стоить столько же, сколько жизнь этого слуги, которую он мог оборвать просто по прихоти.

— Господин! Есть новости!

Не прошло и часа, как в покои Юнбэя вломился радостный слуга.

— Ты узнал, где они?

— Еще нет, но этот старик говорит, что знает.

— Старик? — переспросил Юнбэй.

В этот момент дверь вновь открылась, и вошел пожилой мужчина, выглядящий как нищий. Его одежда была старая и грязная, со следами заплаток. Этот мужчина вообще не обладал культивацией, являясь обычным смертным.

— Он говорит обо мне, благородный господин.

— Говори, что знаешь! — требовательно произнес Юнбэй. Был тот нищим или нет, какое это имело значение?

Нищий глубоко поклонился.

— Прошу извинить этого старика, благородный господин, но эта информация не бесплатная.

— Да как ты смеешь?

Аура Юнбэя резко возросла. Нищий, попав под ее влияние, рухнул на колени, а затем и вовсе распластался на земле.

— Господин, успокойтесь! Вы так убьете его, и мы ничего не узнаем!

Услышав слова своего помощника, Юнбэй глубоко вздохнул и постарался очистить свои мысли. Из-за всех случившихся неприятностей он был на взводе, поэтому и отреагировал так бурно.

— Хорошо. Какую цену ты хочешь?

— Пятьдесят духовных камней, — не вставая с пола, ответил нищий. — Для такого могущественного господина эта цена должна быть смехотворной. Не спешите отказываться, за эту цену я расскажу не только где они находятся, но и подробно опишу произошедшее на площади.

— Хорошо, говори! — Юнбэй легко согласился

— Простите, что говори такие слова господин, но если выслушав мой рассказ вы решите не платить, мой господин занесет вас в черный список.

— Говори же!

— Слушаюсь, господин. Итак…

Нищий принялся рассказывать. По мере того, как он говорил, выражение лица Юнбэя становилась все более мрачным. То, что семья его двоюродного брата скрылась в особняке Сюэ, вызывало у него головную боль. Он не мог трогать особняк Сюэ! Возможно, клан Тянь мог на него как-то повлиять, но особой уверенности в этом не было. Да, даже если и мог, Юнбэй уже потерял лицо, ведь сам он нарушил соглашение и не был способен лично все исправить.

Этот Чан Лей тоже был той еще проблемой. То, что тот прорвался на начальную ступень Лорда, уже было немыслимо, однако он также смог своими силами победить Би Цзянсяо и даже разрушить его предсмертную технику. Юнбэй раньше слышал от своих людей, что это он, однако думал, что парень использовал какой-то могущественный артефакт. Нищий же с уверенностью утверждал, что артефакта не было. Впрочем, он вполне мог ошибаться.

Нищий закончил свой рассказ, и в воздухе воцарилось молчание. Юнбэй полностью погрузился в свои мысли, обдумывая ситуацию. Как ни крути, его будущие было довольно мрачным.

— Благородный господин, я все рассказал, можно мне мою плату? — нерешительно спросил нищий, дождавшись, когда Лорд все обдумает. Сделал он это зря. Копившееся в Юнбэе раздражение в этот момент нашло выход. Лорд взмахнул рукой, нанося нищему мощную оплеуху.

Полученная информация была полезна. Юнбэй не хотел травмировать или тем более убивать этого информатора, даже планировал ему заплатить, однако… не рассчитал силы. Нищий старик был простым смертным, никогда не занимавшимся культивацией. От пощечины Юнбэя его шея вывернулась под неестественным углом и он безмолвным трупом упал на пол.

— Выбросить эту падаль! — ничуть не жалея о случившемся, повелел Линь Юнбэй.

То, что его внесут в какой-то там «черный список», лорда совершенно не заботило.

* * *

— Хорошо, очень хорошо! — произнес одинокий горбун, находящийся на пути к Городу Осеннего Дождя.

Хотя он говорил «хорошо», его слова были наполнены злостью.

В очередной раз проверив талисманы жизни, он обнаружил, что на талисмане старика Ли появилась трещина. Эти простые артефакты содержали в себе частичку души человека, на которого были настроены. В момент, когда человек умирал, его частичка души также покидала талисман. Так Гу Ло(и многие другие) мог определить, жив человек, или мертв. На самом деле, не только смерть могла оборвать связь между основной душой и ее частью, но старый нищий вроде старика Ли просто не мог попасть в такую ситуацию. К тому же, Гу Ло знал, где тот должен был находиться на момент смерти.

— Посмел убивать моих людей? Не думай, что это сойдет тебе с рук! Похоже, о твоих делишках пора узнать заинтересованным людям. Я позабочусь об этом, как только доберусь до города!

Успокоив себя этими словами, Гу Ло продолжил свой путь.

* * *

«Да, это совершенно бесполезно», — Люк разочарованно покачал головой, видя как очередной «Лотос Двух Элементов» дестабилизировался, едва покинув радиус его прямого контроля. Сейчас, благодаря культивации «Искусства Грозовой Души», тот немного увеличился и составлял тридцать два метра. Пока лотос находился в нем, Люк мог контролировать свое творение, однако, стоило преодолеть этот рубеж, как техника тут же разрушалась.

Люк всерьез задумался, стоит ли культивировать это искусство дальше до тех пор, пока не приведет элементы хотя бы в видимость равновесия. По сравнению с законами льда, его законы огня были на совершенно ином уровне.

«Или все-таки изучить две новые стихии? Но будет ли от этого толк? Нет. Определенно нет.»

Если бы Люк изучил с нуля два новых элемента разной направленности, они бы изначально находились на примерно одинаковом уровне. Однако невозможно было бы использовать их сразу, даже текущего понимания Люком законов Льда было едва достаточно, что использовать их в «Лотосе Двух Элементов». Чтобы довести до этого уровня понимание не одной, а сразу двух стихий… повысить понимание законов льда было гораздо легче и быстрее.

Решив закончить на сегодня, Люк поднялся на ноги и покинул тренировочную площадку.

— Молодой господин Чан Лей, если мне не изменяет память, вы, интересовались насчет собрания мастеров массивов, которое устраивает клан Тянь? — спросил Миншенг, стоило Люку подняться на первый этаж особняка.

— Да, это так. Есть новости?

— Утром было объявлено, что испытание мастеров начинаются сегодня и будет проходить три дня.

— Очень хорошо! Миншенг, ты знаешь, с чем это связано?

— Вчера в город вернулся Линь Юнбэй и люди из клана Тянь. Одним из них, вероятно, является мастер массивов, который будет проводить испытание.

— Вот как, он вернулся только вчера. Значит, в скором времени можно ждать его визита…

— Можете не беспокоится. Если они решатся придти, это будет лишь пустой тратой времени.

— Не сомневаюсь, Миншенг. Кстати, как там поживают твои орудия?

При этом вопросе в глазах обычно невозмутимого дворецкого появился энтузиазм.

— Недавно я взялся за разработку особо мощного орудия, которое может быть эффективно против практиков уровня Лорда. К сожалению, в его конструкции пока есть некоторые нерешенные вопросы, но я упорно работаю над этим.

Люк улыбнулся.

— Желаю удачи. Если понадобится испытать его на живом Лорде, я с радостью вам помогу.

— Правда? — глаза Миншенга загорелись. — Это очень бы способствовало в продвижении разработок! Если вы поможете мне, я буду вечно вам благодарен.

— Это не сложно. Если хотите, займемся этим, когда я вернусь.

— Вы куда-то направляетесь? Когда можно ждать вашего возвращения?

— Этого я сказать не могу. Через несколько часов или несколько дней. Не думаю, что клан Тянь будет жестко контролировать мастеров массивов, но, в крайнем случае, это займет несколько месяцев.

— Мастеров массивов? — переспросил Миншенг.

— Не думаю, что могу называться настоящим мастером, но некоторые навыки у меня есть. Не знаю только, хватит ли их для клана Тянь…

В особняке Сюэ не было ненадежных людей. Это можно определить хотя бы потому, что о его личности как Лю Ци до сих пор не было никому известно. Что касается Миншенга, более надежного человека найти было практически невозможно. Люк не скрывал свои планы, разговаривая с ним.

Однако он знал, что есть еще один человек, незримо присутствующий при этом разговоре.

С момента, как та загадочная девочка оставила метку во второй раз, Люк стал часто замечать ее присутствие. Говорить при ней о своих планах было крайне глупо, если бы не одно но. Даже если бы он не сказал, она с легкостью узнала бы это чуть позже. Избежать этого можно было только одним способом: использовать духовный захват. Тогда, даже если бы не удалось поймать ее, это надолго отпугнуло бы наблюдательницу.

Люк пока не хотел этого делать. Он решил рискнуть. Хотя внедрение в клан Тянь таким образом было хорошей возможностью, оно не было единственным вариантом. Клан Тянь вряд ли послал в этот город кого-то выше поздней ступени Лорда, даже если Люка раскроют, он сможет справиться с противником или, по крайней мере, сбежать.

Перед тем, как отправиться, Люк хотел на всякий случай попрощаться с Линь Юэ и направился в ее комнату, однако обнаружил, что девушка находилась в глубокой медитации. Сейчас, сидя с закрытыми глазами, она казалась необычайно нежной и беззащитной. Она даже не заметила, что дверь ее комнаты открылась. Если бы кто-то хотел навредить ей сейчас, это было бы проще простого. К счастью, в особняке Сюэ не было никаких злоумышленников.

Чего нельзя сказать о других местах. Линь Юэ была слишком красива. С такой красотой навлечь на себя неприятности было проще простого. Если бы она путешествовала по миру, то столкнулась бы с огромным количеством недобросовестных людей.

«Я обязательно защищу тебя, сестренка Юэ. От всех злоумышленников на свете!» — поклялся Люк в своем сердце, глядя на ее мирное лицо.

Немного понаблюдав за медитирующей девушкой, Люк покинул ее комнату, а затем и особняк. Линь Жань сейчас тоже культивировал, стремясь восстановить свои силы, а Сюэ Юйлань была занята созданием какого-то артефакта, так что юноша не стал их беспокоить, было достаточно, что о нем знает Миншенг.

Пройдя около сотни метров от особняка и убедившись, что рядом никого нет, Люк вдруг резко обернулся и посмотрел назад.

— Это дело очень важно для меня, надеюсь, ты не будешь мешать, иначе мне придется считать тебя врагом, — негромко произнес он в пустое пространство, после чего развернулся и продолжил путь.

Ответа он, конечно же, не дождался.

Глава 19. Собрание мастеров

Место, в котором проводилось испытание мастеров массивов, находилось на окраине города, в юго-восточной его части. Особняк Сюэ, напротив, располагался на севере. Чтобы не выдать себя Люк не использовал технику полета, поэтому путь до места назначения занял у него около часа.

Все-таки, Город Утренней Зари был очень большим.

Когда до места сбора осталось не более тысячи метров, Люк неожиданно остановился. Убедившись, что поблизости никого нет, он начал действовать.

От него стали исходить слабые колебания ледяного ци, а затем лицо юноши вдруг стало расплывчатым. Прошло несколько секунд, и черты лица вновь стали различимы, однако… это не было больше лицом шестнадцатилетнего юноши. Вместо этого все могли увидеть мужчину лет сорока. Лицо этого мужчины было довольно грубым и выветренным.

Вместе с лицом Люк также изменил цвет волос, сделав их угольно-черными, даже своей коже он придал более старый вид. Теперь ничто не выдавало его настоящий возраст.

Все эти изменения стали возможны благодаря второму слою «Застывших Отражений» — техники, которую Люк получил с тела Би Ченцзы. За прошедшее время Люк полностью освоил его и мог менять свою внешность как пожелает. К сожалению, спрятать морозный ци полностью он не мог, однако причин, по которым тот излучался, могло быть довольно много. Это не должно было стать проблемой.

Культивацию Люк тоже изменил. Путешествуя по городу, он маскировал ее под пик ступени формирования даньтяня, но сейчас повысил на одну большую ступень. Теперь его видимая культивация соответствовала пику ступени Измененной Крови. Для мужчины сорока лет, под которого маскировался эспер, такая культивация должна выглядеть вполне нормальной. В то же время, его не будут воспринимать как слабака.

Завершив все приготовления, юноша отправился к месту сбора.

Это был большой огороженный пустырь, перед входом в который собралось пять или шесть десятков человек. Из этих пяти или шести десятков далеко не все были мастерами массивов, на самом деле их не было вообще. Все мастера уже вошли внутрь. Оставшиеся снаружи были зеваками. Местными, или не поленившиеся придти сюда ради предполагаемого зрелища.

К их сожалению, никакого зрелища не было. Забор участка, на котором проходило испытание, был довольно высок и на нем были нанесены символы надписи, препятствующие чужому духовному восприятию проникать на огороженную территорию. Эти символы были довольно таинственны. Несмотря на то, что ими был покрыт только сравнительно невысокий забор, они образовывали непроницаемый купол, защищающий территорию также и сверху. Соприкоснувшись с этим куполом, Люк понял, что может легко разрушить его, а если приложит усилия, то и незаметно проникнуть внутрь, однако не следовало сравнивать его восприятие и восприятие этих людей, самый сильный из которых был лишь на ступени Измененной Крови.

Пробравшись сквозь толпу, Люк подошел ко входу на огороженный участок.

— Я мастер массивов, могу я пройти внутрь? — сказал он двум охранникам на пике ступени Измененной Крови.

Окинув его оценивающими взглядами, те молча расступились. Культивация этого парня была такая же как у них, а сам он выглядел довольно серьезно. Видимо, он действительно был мастером массивов, а не шутником, решившим понаблюдать за испытанием поближе.

Не мешкая, Люк вошел внутрь огороженной территории. Пройдя дверь, он оказался в небольшом дворе, отделенном от основной территории все тем же забором, посреди которого находились довольно большие ворота.

На заборе и воротах тоже были символы надписи. Даже находясь здесь нельзя было определить, что происходит внутри.

Внутри двора находилось десять человек. Семеро из них, очевидно, были мастерами массивов, которые решили пройти испытание, а трое принадлежали к клану Тянь.

Среди этих троих один был юношей всего лишь на ступени формирования даньтяня, но двое других были намного более примечательными.

Один из них — полностью седой старик на ранней ступени Лорда, второй — тоже отнюдь не молод, однако гораздо моложе первого. В его волосах было совсем немного седины, а фигура буквально дышала силой. Его культивация была выше на две малые ступени и находилась на позднем этапе ступени Лорда.

Тем не менее, он сидел позади седого старика, что означало, что его положение было ниже. Этот практик поздней ступени Лорда на самом деле был всего лишь охранником! Что касается молодого человека, то он являлся учеником и помощником мастера массивов.

— О, восьмой! Еще двое и можно запускать, — обрадовано произнес этот молодой человек. — Вы ведь мастер массивов, уважаемый? Подождите, когда наберется достаточно человек, и мы запустим массив. Запускать его ради одного человека слишком расточительно.

Выслушав объяснения юноши, Люк молча кивнул, после чего сел чуть в стороне от остальных и погрузился в медитацию.

Через полчаса появился еще один человек, но потом в течение часа никто не появлялся. Несмотря на то, что Город Утренней Зари обладал миллионным населением и в него съехались мастера массивов с ближайших земель, было не так много человек, которые владели этой профессией. То, что за половину дня собралось девять человек — уже было очень хорошо.

Прошел еще час, а десятый человек так и не появился. Среди собравшихся мастеров массивов стали слышны возгласы возмущения.

— Сколько нам еще ждать? — громко спросил худощавый мужчина средних лет.

Он был уважаемым человеком. Обычно его ждали, но не он. Теперь, столкнувшись с таким отношением, мужчина был возмущен.

— Мы итак ждали много времени, прежде чем господин Тянь Ген приедет сюда, но теперь, когда это случилось, вы все еще тянете. Признаться честно, я был соблазнен обещанными наградами, но теперь я ухожу!

Худощавый мужчина направился к двери. Никто и не думал его останавливать.

— Хочешь уйти, уходи, — равнодушно сказал Лорд поздней ступени. — Но учти, если, вдруг, передумаешь, мой клан Тянь уже не примет тебя.

Мужчина среднего возраста на самом деле не хотел уходить, своим заявлением он планировал добиться лучших условий, но, неожиданно, был проигнорирован. Чувство возмущения, вызванное поведением клана Тянь, возросло в его сердце еще больше.

— Очень хорошо! Тогда я, Сыту Моянь, покидаю это место!

Мужчина отворил дверь, намериваясь выйти, и… нос к носу столкнулся сразу с двумя людьми. Эти два человека оба были мастерами массивов. Они были знакомы друг с другом, и пришли вместе.

— Минус один, плюс два! Итого десять! А это значит, что можно запускать. Вы ведь мастера массивов, господа? — Радостно произнес молодой человек.

— Да, это так, — двое мужчин подтвердили.

Сыту Моянь в этот момент чуть не харкал кровью от несправедливости. Он, который ждал так долго, был просто выброшен, как ненужная вещь, а эти двое пришли на все готовое! В этот момент у него зародилось глубокое чувство неприязни. К ним, но еще больше — к клану Тянь. В своей душе он поклялся больше никогда не иметь с ним дело.

— Не советую вам связываться с этими проходимцами, господа, — произнес он, после чего покинул территорию испытания.

Его совет, однако, был проигнорирован.

— Теперь, когда все в сборе, я объявлю правила этого испытания, — произнес молодой человек.

— Меня зовут Тянь По и я являюсь учеником достопочтимого мастера Тянь Гена. С его позволения, этим испытанием руковожу именно я. Но хватит обо мне, поговорим о правилах… Правила простые. Сейчас эти ворота откроются и вы все войдете на территорию испытания. На ней мой мастер и я расставили разного рода формации, включая также убийственные формации! Поэтому, испытание довольно опасно. Хотя я гарантирую, что в случае ранений вам тут же будет оказана медицинская помощь, не все ранения можно выдержать. Не исключено, что вы умрете в этой формации! Поэтому, если вы не верите в свои силы и это вас пугает, можете уходить сейчас, когда не стало поздно!

Слушая эти слова, Люк про себя ухмыльнулся. Этот юноша был довольно коварным. Хотя Тянь По говорил уходить, он построил свою речь так, что даже если кто-то действительно испугался грозящей опасности, ему было бы стыдно это сделать. Разве это не будет означать, что они не верят в свои силы? Уйти сейчас — значило потерять лицо.

— Какого ранга эти формации? — спросил один из собравшихся.

— От первого до третьего ранга, включительно. Более того, есть массивы третьего ранга среднего уровня. Так что советую десять раз подумать, прежде чем принимать участие.

Люк знал о классификации массивов. Даже о нескольких из них. В Королевстве Восхода Солнца ранг массива чаще всего оценивали по тому, практика какой ступени он сможет остановить.

Массив первого ранга предназначался против практиков ступени формирования даньтяня и ниже, второго — ступени Измененной Крови, массив третьего ранга — способен остановить Лорда! Убийственный массив третьего ранга среднего уровня мог тяжело ранить даже неосторожного Лорда средней ступени. Обычно для развертывания такого рода массива требовалось много времени, Люк был поражен, что этот мастер Тянь Ген смог справится с этой задачей настолько быстро. Он ведь прибыл только вчера. Или, тут все было подготовлено заранее?

Так это, или нет, сейчас это не имело значения.

Известие о том, что тут есть убийственный массив третьего ранга, вызвало недовольный ропот среди пришедших мастеров. В этот момент многие из них всерьез задумались над тем, чтобы уйти. Потерять лицо — это ничто, по сравнению с жизнью.

— Не волнуйтесь, вам вовсе не обязательно обезвреживать их все. Это заняло бы слишком много времени, а нам пришлось бы заново их устанавливать. Не слишком хорошо, правда? Все, что вам требуется — добраться до противоположной стороны этого огороженного участка. Тот, кто справится с этой задачей за час, тут же получит сотню духовных камней и в будущем сможет рассчитывать на лучшее отношение. Те, кто справится в течение двух часов — получат по десять духовных камней и тоже смогут принять участие в будущем предприятии. Ну а те, кто не справится за два часа, или выбудут из-за ранений, кроме лечения ничего не получат и присоединится к моему клану Тянь также не смогут. Прошу меня извинить, но нам нужны способные люди, а не те, кто только думает, что он способен.

Тянь По сделал паузу, позволяя людям осмыслить сказанное.

— Итак, кто хочет уйти?

Глава 20. Путь через лабиринт

Желающих не нашлось. Не деактивировать массивы, а просто пройти мимо них — намного быстрее и безопаснее. Все собравшиеся здесь мастера массивов были уважаемыми людьми, они верили в свое мастерство.

— Пройти? Пф. Час — это слишком много! Я справлюсь и за половину этого времени, — пренебрежительно произнес блондин лет двадцати пяти. Его звали Е Янван, и он очень гордился своим талантам в области работы с массивами.

Остальные молчали, но многие были того же мнения. Он не рассчитывали пройти за полчаса, как Е Янван, но то, что справятся за час — были абсолютно уверены.

— Не стоит недооценивать массивы, установленные мастером Тянь Геном, — хмыкнул Тянь По. — Ну, а если вы это сделаете, мы не несем никакой ответственности за сохранение ваших жизней.

Эти слова немного остудили окружающих. Как ни крути, там был массив середины третьего ранга.

— Ну а раз все готовы… время пошло!

Одновременно со словами Тянь По, ворота распахнулись, и все увидели десять разделенных перегородками проходов. Очевидно, каждому мастеру следовало выбрать один из них.

«Не думаю, что они чем-то отличаются»

Немного понаблюдав за остальными, Люк вступил в проход, который был третьим с левой стороны.

— Эй, ты! Этот проход выбрал я, так что, будь добр, займи другой, — неожиданно послышалось сзади.

Говорил ни кто иной, как все тот же блондин.

— Займи другой, — безразлично ответил Люк, не оборачиваясь. Ему было все равно, через какой проход идти, однако поведение блондина было слишком вызывающим.

— Да как ты смеешь! Ты знаешь, кто я? Я, Е Янван, принадлежу к сильнейшей семье Города Пасмурного Неба. Мой отец — глава этой семьи, а я сам — лучший мастер массивов в городе. Я уже могу устанавливать массивы начального третьего ранга! Ну как, все еще смеешь быть неуважительным?

Ответом ему было молчание. Не обращая на слова Е Янвана ровно никакого внимания, Люк просто пошел вперед, внимательно исследуя все вокруг при помощи духовного восприятия.

Город Пасмурного Неба был в три раза меньше Города Утренней Зари и находился в подчинении Города Осеннего Дождя. Люк не знал, почему Е Янван проходит испытание здесь, а не там, но ему не было до этого дела.

Что касается способности устанавливать массивы третьего ранга, это тоже не казалось юноше чем-то удивительным. Сам он пока еще не создавал такие массивы, однако ловушка, установленная на третьем уровне Пещеры Единения Инь-Ян Гу Тяньлуном, намного превосходила третий начальный ранг. Та формация массива была середины или даже пика третьего ранга.

Позднее, на четвертом уровне Шень Мин создал массив, способный ограничить полет даже таких существ, как Цай Фэй.

А ведь ни Шень Мин ни Гу Тяньлун не специализировались на создании массивов. Они были бойцами, а не мастеровыми. Даже если они знали только эти два массива, это все еще были массивы третьего ранга. Иными словами… талант этого Е Янвана был мусорным. Ну, или он не имел достаточно ресурсов, чтобы его развить — возможности секты первого ранга и семьи, пусть даже главной, третьесортного города, сильно отличались.

В любом случае, этот парень не был достоин внимания Люка.

— Ублюдок!

Глядя в удаляющуюся спину, Е Янван сплюнул на землю и направился в единственный оставшийся свободный проход. Все остальные были уже заняты.

— Ничего, мы посмотрим, кто будет смеяться последним, старикашка, — зло произнес он. — Я буду не я, если не посрамлю тебя на этом испытании.

Пространство испытания представляло собой лабиринт. На перегородки между проходами были нанесены символы надписи, не позволяющие участникам узнать, что происходит на другом участке. Помимо этого, восприятие ничего не подавляло, однако исследовав проход дальше, Люк обнаружил, что он делится на три ответвления, каждое из которых заканчивается дверью. Сквозь двери восприятие проникнуть также не могло, так что оставалось только выбирать вслепую.

При желании, Люк мог бы проникнуть сквозь двери или перегородки, однако сейчас, когда за ним наверняка наблюдали, делать это было неразумно. Да и острой необходимости в этом не было. Что с того, что он преодолеет этот лабиринт чуть позже? Главное — уложиться в час.

Завершив предварительное исследование, Люк направился вперед.

Первая формация встретилась всего в пятнадцати метрах от входа. Это был не слишком мощный убийственный массив. Он не был хорошо замаскирован, Люк заметил его еще при первом исследовании этого места духовным восприятием.

Массив не полностью перекрывал проход, если определить, где именно находятся ответственные за его срабатывание участки, можно было беспрепятственно пройти дальше.

Со способностями Люка это не составило никаких проблем. Не прошло и минуты, как он отправился дальше.

За первым очень скоро последовал второй. На этот раз — массив иллюзий. Также как и первый, его можно было обойти, что Люк и сделал.

Огороженная территория была не такой уж и большой — около трех сотен метров в длину и ширину, но благодаря извилистой структуре лабиринта, путь был намного длиннее чем просто три сотни метров. На этом пути ловушки встречались очень часто.

К счастью, при должном внимании, все их можно было обойти.

Пятнадцать минут спустя Люк добрался до первого ответвления, ведущего направо.

«Стоит ли мне свернуть? Вряд ли что-то изменится от этого выбора. Возможно, только массивы будут другими. Ну а раз так — сворачивать нет никакого смысла».

Немного подумав, Люк продолжил путь вперед по главному проходу. Ловушки все также встречались ему на пути. Примерно половина из них была убийственными массивами, а вторая — иллюзорными.

Так или иначе, Люк пока не активировал ни один из них.

Хотя массивы становились все сложнее, а их маскировка — лучше, скорость юноши упала совсем ненамного. В большинстве этих массивов прослеживался единый стиль. Настроившись на него, Люк теперь намного быстрее находил все точки активации. Если бы он снова повстречался с первым массивом, пройти его не заняло бы и десяти секунд.

Примерно через десять минут юноша добрался до второй развилки. На этот раз проход вел влево. Проигнорировав его, Люк продолжил путь вперед. Еще через пять минут и три массива он почти добрался до двери. Она была уже в его прямой видимости, на расстоянии не более тридцати метров. Все, что отделяло ее от Люка — это очередной массив.

Но, в отличие от прочих, этот массив никак нельзя было обойти.

Раз так, у Люка оставалось две возможности. Он мог обезвредить этот массив, или… прорваться силой.

Эспер сосредоточил свое восприятие на структуре массива, внимательно изучая его.

«Если воздействовать на эти участки, то циркуляция ци нарушится, и он перестанет работать, но это может разрушить его, но это может не понравиться организаторам, а если обезвреживать его по всем правилам, то массив останется цел, но не уверен, что смогу сделать все правильно с первой попытки. Это испытание на время и неизвестно, сколько ловушек еще ждет впереди. Быстрее всего будет прорваться сквозь него».

Придя к таким выводам, Люк принялся действовать. Этот массив был не слишком мощным, но довольно пакостным. Он сочетал в себе элементы иллюзорного и убивающего массива. В то время как человек, попавший в него, видел одну атаку, его настигала совершенно другая. Эти атаки не были слишком сильными, не сильнее простой атаки практика начальной ступени Измененной Крови, однако в сочетании с иллюзией они могли надолго задержать практиков вплоть до поздней ступни Измененной Крови.

Против Люка, однако, все это было бесполезно.

Окружив тело защитным ци, соответствующим поздней ступни Измененной Крови и создав «Огненный Покров», он смело направился внутрь массива.

Разум юноши также был надежно защищен, иллюзии просто не действовали на него, в то время как реальные атаки бессильно разбивались о защиту. В быстром темпе преодолев эти тридцать метров, Люк вышел из массива и оказался прямо у двери.

Не теряя времени даром, он отворил ее и распространил свое восприятие на новую часть лабиринта.

* * *

В этот момент Тянь По разглядывал на листе бумаги схему массива, которую дал ему мастер. Эта схема была третьего высшего ранга, однако в ней присутствовали некоторые недочеты. Задачей Тянь По было найти эти недочеты и исправить их. Несмотря на то, что ему было только восемнадцать, и как практик боевых искусств он развивался не слишком быстро, талант Тянь По к массивам был лучшим в молодом поколении клана Тянь. Сейчас он с полным правом считался мастером массивов третьего ранга. На самом деле именно Тянь По подготовил большинство этих массивов перед приездом учителя. Тянь Ген лишь доработал самые сложные из них.

Несмотря на это, схема на листе была для него очень сложной. Тянь По с головой погрузился в ее. На то, что происходит в лабиринте, он не обращал никакого внимания. Эти люди, гордо называющие себя мастерами, были просто недостойны его. Тянь По все-таки собирался посмотреть на их умения, но уже после того, как они доберутся до второй части лабиринта. По предварительной оценке Тянь По, первый человек сможет сделать это по крайней мере через сорок минут после начала, но это было крайне оптимистичным вариантом. Намного скорее, кто-то доберется до нее только через час. Сейчас прошло всего чуть больше тридцати минут, даже он сам с первой попытки не смог бы пройти первую часть лабиринта так быстро.

— А он неплох… — внезапно донесся до него голос Тянь Гена.

— Есть кто-то интересный в этой группе людей? — заинтересованно спросил Тянь По.

— Да, он только что вошел во вторую половину.

«Как такое может быть?!» — Ахнул Тянь По про себя. Преодолеть первую часть за тридцать с небольшим минут… эта способность и правда была достойна внимания мастера. Возможно, скоро у Тянь По появится новый соученик…

Тянь По не хотел соученика! Он будет отнимать ресурсы и внимание мастера.

«Нет. Он наверняка использовал какой-то трюк!»

Тянь По незамедлительно направил свое духовное восприятие в массив. Как один из создателей, он четко мог видеть все, что происходит внутри.

Люк был единственным человеком, достигшим второй части, Тянь По обнаружил его очень быстро. Вернувшись восприятием назад по пути, по которому шел Люк, Тянь По внимательно исследовал все массивы и быстро обнаружил что ни один из них, за исключением последнего, не был потревожен. Что касается последнего, через него просто прорвались силой.

Тянь По облегченно вздохнул. Этот мужчина лет сорока просто полагался на свое острое восприятие, чтобы преодолеть одни, и на силу — чтобы прорваться сквозь другой. Не было похоже, что он обладает глубоким пониманием устройства массивов.

— Пфф. Полагаться на свое высокое культивирование, чтобы прорваться… не думаю, что в этом есть что-то, достойное внимания мастера, — пренебрежительно сказал он. — Посмотрим, что он сделает, попав в массив третьего ранга!

Тянь Ген молча покачал головой. В отличие от Тянь По, у него было намного лучшее впечатление об этом мужчине, однако он не стал ничего говорить по этому поводу. В чем-то Тянь По был прав. Достоин этот человек его внимания или нет, можно будет определить только тогда, когда тот достигнет массивов третьего ранга.

Глава 21. Грязные трюки

Вторая часть лабиринта оказалась заметно меньше первой. Она не имела никаких ответвлений. Общая длина пути от входа во вторую часть до выхода из нее составляла не более пятисот метров. В то же время массивов здесь, казалось, тоже было намного меньше, при первичном осмотре Люк смог обнаружить лишь несколько из них. Хотя эти массивы были намного мощнее, чем те, что были в первой части, только их было бы недостаточно. Остальные, очевидно, Люк просто не смог заметить сразу.

Удвоив бдительность, юноша двинулся вперед. В радиусе прямого воздействия эффективность восприятия была намного выше, чем на дальнем расстоянии. Очень скоро он обнаружил первый массив, не замечены сразу, что подтвердило его предположения. Этот массив относился к иллюзорным и был даже мощнее, чем тот, который располагался перед входом, однако до третьего ранга все еще не дотягивал.

Массив не перекрывал весь проход, поэтому не составило никакого труда обойти его.

По мере продвижения вперед Люк обнаружил, что количество массивов во второй части действительно намного ниже, чем в первой. Взамен этого они обладали куда большей мощью и лучшей маскировкой.

Пройдя первую сотню метров, Люк встретил всего три массива. Два иллюзорных и один убийственный. Все эти массивы относились к пику второго ранга.

В конце этого стометрового отрезка пути Люк обнаружил четвертый массив. Как и тот, что был перед входом, он оказался смешанного типа. Отличие состояло в том, что он был мощнее. Зато, не полностью перекрывал проход.

Хотя массив перекрывал проход не полностью, пространство, которое было свободно от его сигнальных частей, было крайне ограниченным. Более того, некоторые части были скрыты намного лучше, чем другие. Если бы кто-то не разглядел их и случайно активировал, участь этого человека была бы печальна.

Внимательно изучив массив, Люк ненадолго задумался. Он не мог прорваться сквозь него как через первый, поскольку этот массив был намного мощнее. Если бы юноша сделал это, то раскрыл бы свою истинную силу. Массив можно было разрушить или деактивировать. Также можно было протиснуться сквозь свободные от сигнальных частей участки.

Эспер выбрал последний вариант. Эти участки располагались крайне неудобно. Между ними нельзя было пройти обычным шагом. Требовалось обладать немалой ловкостью, чтобы пройти этот путь. Свойство, которым обычные мастера массивов, редко участвующие в сражениях, не обладали. Тем не менее, для Люка это не составило особого труда.

Боком протиснувшись сквозь узкий проход, он резко подпрыгнул, проходя сквозь не слишком большой участок в воздухе, после чего приземлился на небольшом пяточке земли. Если бы он приземлился хотя бы на пять сантиметров левее или десять — правее, то массив бы уже сработал. С этого пяточка свободной земли он перепрыгнул на другой, потом третий и четвертый, после чего вновь понадобилось совершать большой прыжок в воздух.

Пролетев через узкое отверстие на высоте двух метров, Люк, наконец, миновал пространство массива.

«Эта обезьяна! Разве стал бы истинный мастер массивов совершать такие глупые кульбиты?» — возмущался Тянь По про себя, глядя на это.

С момента, как Люк вошел во вторую часть лабиринта, Тянь По и Тянь Ген внимательно наблюдали за ним. Тем не менее, все, что он показал до этого, было лишь высокое духовное восприятие и внимательность. От начала и до конца он так и не показал, что является мастером массивов. Однако уже добрался до второго отрезка второй части.

Эти методы выводили Тянь По из себя, однако, видя, что мастер благожелательно расположен к этому мужчине, Тянь По не решался ничего сказать.

«Я посмотрю, как ты будешь действовать в дальнейшем. Если хочешь дойти до конца, полагаясь только на ловкость и восприятие, лучше бы тебе сразу сдаться…» — злорадно думал он.

После преодоления этого массива прошло всего несколько минут, а Люк уже преодолел вторую сотню метров.

Как и на первом участке, массивов тут было мало — всего три — однако их мощность возросла еще раз. Теперь это были полноценные массивы третьего ранга. Замечать их тоже стало немного сложнее, но Люк по-прежнему справлялся без особых проблем.

Как и в предыдущий раз, в конце стометрового участка его ожидал четвертый массив.

Он тоже не перекрывал весь участок, но пробраться мимо было бы еще сложнее, чем через предыдущий.

Потратив некоторое время на детальное изучение массива, Люк выбрал тот же способ, что и в предыдущий раз. С его ловкостью это по-прежнему не составило особых проблем.

— Да он мастер массивов, или кто! — не смог удержаться от возгласа Тянь По. — Но ничего, в следующий раз эти обезьяньи трюки ему не помогут…

Тянь Ген лишь слабо усмехнулся, видя реакцию своего ученика. Массив в конце третьего участка второго уровня уже был сплошным. Полагаясь на ловкость, преодолеть его было невозможно. Ему самому было интересно, как поступит этот мужчина, когда дойдет до него.

Люк, тем временем, продолжал идти вперед. На третьем участке мощность массивов осталась прежней, однако их маскировка еще раз улучшилась. Люку пришлось замедлить движение, чтобы случайно не попасться в один из них.

На третьем участке массивов было на один больше — четыре. Два убийственных и два иллюзорных. Потребовалось немного менее пяти минут, чтобы Люк добрался до конца третьего участка.

«Ну, что ты будешь делать?» — усмехнулся про себя Тянь По.

К его удивлению, этот мужчина лет сорока просто… направился внутрь массива!

«Идиот. Жаль, это не убийственный массив, так что ты просто застрянешь там…»

Мгновенье спустя выражение его лица изменилось.

— Что? Как такое может быть?!

Под пораженным взглядом Тянь По мужчина просто и без задержек покинул пространство массива и вступил на четвертый участок пути!

Когда Люк преодолел барьер между первой и второй частью лабиринта, это не было таким уж удивительным. В конце концов, он был достаточно силен, чтобы прорваться сквозь него, однако то, что произошло сейчас, было просто невероятным. В конце концов, этот массив мог остановить Лорда начальной ступени!

— Возможно, у него какой-то артефакт, защищающий разум или тайная техника с подобным действием, — задумчиво произнес Тянь Ген, который тоже был немного удивлен. — Также возможно, что это эффект какого-то препарата или просто врожденная невосприимчивость. Как бы то ни было, он прошел дальше. Посмотрим, сможет ли он дойти до конца…

Без проблем преодолев иллюзорный массив, Люк перешел на четвертый отрезок пути. Ради экономии времени, а также затем, чтобы впечатлить наблюдателей, он не стал скрывать свою способность противостоять иллюзиям. В конце концов, этого можно было добиться несколькими способами, не всегда зависящими от реальной силы. Клан Тянь официально не объявлял, для чего им нужны мастера массивов, но, основываясь на характере этого испытания, Люк решил, что они хотят исследовать какую-то древнюю область, в которой установлено множество ловушек. Если так, то сопротивляемость иллюзиям только увеличит ценность Люка в их глазах. Опираясь на это, даже то, что он может создавать только простейшие массивы первого ранга, не должно стать препятствием для получения высокого статуса в предстоящем мероприятии.

На четвертом отрезке также было четыре массива. Мощнее, чем предыдущие, но все еще третьего начального ранга. Как и с остальными, с ними не возникло никаких проблем. Довольно быстро Люк приблизился к пятому к концу стометрового участка.

Приблизился и остановился.

Перед ним был убийственный массив третьего ранга. Он полностью перекрывал проход. Пройти вперед, не активируя его, для человека, не являющегося мастером массивов, было невозможно.

Люк вплотную приблизился к его границам и стал тщательно изучать при помощи духовного восприятия. Прошла минута, две, три… а он все также неподвижно стоял возле массива.

«Ну что, не знаешь что делать? Это великое искусство, а не тупые акробатические трюки!» — злорадствовал Тянь По. Он давно ожидал этого момента и вот сейчас, наконец, наслаждался беспомощностью своего оппонента.

Это было довольно приятное зрелище, и Тянь По не хотел от него отвлекаться, однако, вдруг, заметил движение у входа во вторую часть лабиринт. Только что кто-то преодолел массив.

Чтобы узнать кто это, Тянь По тут же направил свое восприятие туда.

Тем, кто справился с этой задачей, оказался тот блондин по имени Е Янван. Похоже, талант этого парня в области массивов действительно был неплох, хотя до стандартов мастера Тянь Гена явно недотягивал.

Изучив массив за его спиной, Тянь По понял, что он не воспользовался каким-то трюком как Люк до этого, а действительно его деактивировал.

— Возможно, за два часа он сумеет справиться… — несколько самодовольно произнес Тянь По, после чего намеревался вернуть восприятие обратно к Люку, однако в этот момент еще один человек преодолел массив. Это был один из тех двоих, что пришли последними.

— Хм. Похоже, я не зря устанавливал все эти массивы… — с оттенком радости произнес Тянь По, после чего вернул восприятие ко входу на пятый участок второго уровня Однако…

— Что за трюк он опять использовал!?

Люка на этом месте уже не было.

Глава 22. Напролом

Во время объявления наград, Тянь По сказал, что прошедшие лабиринт за час получат сто духовных камней и лучшее обращение. На самом деле он не рассчитывал, что кто-то сумеет пройти его всего лишь за час, более того, Тянь По был уверен, что лишь немногие смогут сделать это в течение двух часов.

Тем не менее, сделать это за час все еще было реально. Мастер массивов четвертого ранга без труда справился бы с этой задачей. Для достаточно опытных мастеров пика третьего ранга это также было возможно. Только он не думал, что такие мастера будут в этом городе. Во всем клане Тянь было всего три мастера массивов четвертого ранга. Если брать людей, которые смогли бы пройти лабиринт за час, их было шесть или семь человек.

Люка с трудом можно было назвать мастером массивов первого ранга. По сравнению с этими старыми чудаками, ему не хватало опыта. Хотя он изучал массивы клана Багровой Луны, те довольно сильно отличались от современных массивов.

Однако ломать — не строить. Основные принципы Люк знал, а его восприятие, намного превосходящие подавляющее большинство мастеров массивов четвертого ранга, частично компенсировало разрыв в опыте. Он все еще не был настолько же быстр, как мастер массивов четвертого ранга, и если бы эсперу пришлось обезвреживать все массивы, которые нельзя было обойти, за час он бы точно не справился. Даже сейчас у него осталось всего десять минут. Ранее он был слишком осторожен и потерял непозволительно много времени. Если бы Люку пришлось проходить лабиринт подобной сложности еще раз, он справился бы намного быстрее.

Столкнувшись с убийственным массивом третьего ранга, который нельзя было обойти, Люку пришлось тратить время на его обезвреживание.

К счастью, массив не был слишком сложным, все-таки это было испытанием, которое можно пройти за час, а не настоящим убийственным массивом, предназначенным для обороны секты. Вычислить его ключевые места было не так уж и сложно. В режиме разгона Люк потратил чуть более трех минут, чтобы найти места, отвечающие за временное отключение сигнальных модулей. Воздействуя на них, он без труда прошел дальше, так и не активировав массив. После этого, он убрал свое воздействие, и массив вновь заработал.

«Надо ускориться. До истечения часа осталось совсем немного. Неизвестно, сколько придется возиться с последним массивом».

Чтобы успеть вовремя, Люк отбросил осторожность. Хотя сто духовных камней, обещанных за прохождение лабиринта в течение часа, его не интересовали, так называемое «лучшее обращение» было весьма существенным плюсом. Это означало, что его роль в предстоящей экспедиции будет выше, а информация, которой он сможет располагать — подробнее. В таких условиях осуществить месть за клан Чан будет намного проще.

Таким образом, Люк решил выложиться на полную.

Его скорость резко возросла. Если раньше он шел медленным шагом, внимательно сканируя все вокруг, то теперь — почти бежал. Пару раз он даже чуть не задел сигнальные модули, уклоняясь от них в последний момент. Если бы не постоянно работающий разгон, заметно ускоряющий мыслительные процессы, он наверняка угодил бы в один из массивов.

На такой скорости путь до конца пятого участка занял чуть меньше минуты. На то, чтобы пройти последний массив, оставалось примерно пять минут.

Полагаясь на духовное восприятие, Люк тщательно исследовал пространство перед собой.

С первого взгляда становилось понятно, что этот массив намного сложнее, чем предыдущий. Хотя его мощность находилась примерно на том же уровне, структура была намного запутаннее. Существовало даже несколько дублирующих схем, если Люк хотел сделать с этим массивом то же, что и с предыдущим, это не было бы так просто.

Пока Люк изучал массив, время неудержимо шло. В мгновение ока до завершения часового интервала осталось всего две минуты.

«Ха-ха, хотя ты смог добраться сюда менее чем за час, последний массив является истинным испытанием. Посмотрим, что ты сможешь сделать. Не обладая достаточными навыками, проникнуть сквозь него будет просто невозможно. Не говоря о двух минутах или часе, даже будь у тебя год — все было бы бесполезно!» — глумился Тянь По про себя.

От начала и до конца он не видел, чтобы Люк демонстрировал способности мастера массивов. Хотя прохождение четвертого массива его настораживало, он не нашел никаких следов воздействия. Тянь По не знал, как Люк прошел этот массив, однако был уверен, что с последним такой трюк не сработает.

Тем временем прошла еще минута.

«Наконец-то все! Но я не могу воздействовать на них одновременно, не использую ментальную энергию…»

В это время Люк выявил все узлы, отвечающие за обнаружение нарушителей, но, к сожалению, их было довольно много и они располагались на расстоянии друг от друга. Чтобы незаметно пройти, требовалось воздействовать на них одновременно. Если он хотел сделать это только при помощи ци, подобное было бы невозможно. Используя ментальную энергию, Люк мог исправить ситуацию, однако это означало выдать себя, ведь только практики поздней ступени Лорда могли воздействовать на предметы при помощи ментальной силы.

«Раз так, придется сделать это. Надеюсь, мой результат все же засчитают».

Столкнувшись с нехваткой времени и невозможностью использовать большинство своих сил, Люк мог сделать только одно.

Молния затрещала под его ногами, и он на полной скорости бросился вперед!

Этот массив принадлежал к смешанному типу. В то время как иллюзии воздействовали на разум жертвы, атаки на уровне пика Лорда начальной ступени, бесконечно обрушивались на нее. Под бесконечной чередой таких атак даже Лорд средней ступени не мог бы продержаться долго, особенно учитывая, что он сможет разглядеть их лишь в последний момент.

Однако это также служило причиной слабости. Полагаясь на то, что разум жертвы будет затуманен иллюзиями, массив не занимал слишком большую территорию. Кроме того, на развертывание убийственных ходов требовалось некоторое время. Время, которое Люк не собирался давать!

Полагаясь на «Крыло Бури», он в мгновенье ока достиг центра массива. Достиг, и остановился, пропуская перед собой волну атак. Благодаря тому, что он изучил структуру массива, эспер знал, откуда они пребудут, а также, что между ними будут небольшие островки безопасности. Своей промежуточной целью он выбрал один из них.

Хотя эти островки существовали, а между атаками был небольшой промежуток, будь на месте Люка обычный практик, он не смог бы воспользоваться этим знанием. Иллюзорная часть массива была довольно мощной. Даже Лорд средней ступени с защитным духовным артефактом был бы захвачен ею.

К счастью, к Люку это не относилось.

Переждав первую волну атак, он тут же переместился ко второму островку безопасности, после чего вновь остановился.

Этот островок находился совсем недалеко от входа. Если бы Люк был немного быстрее, он смог бы добраться туда за раз, однако он не решился демонстрировать такую скорость. Даже то, что он уже показал, было крайне выдающимся результатом для практика поздней ступени Измененной Крови.

Когда вторая волна атак прошла, Люк без проблем преодолел это небольшое расстояние, после чего уверенно отворил дверь и вышел наружу.

До окончания часового интервала оставалось всего пять секунд.

* * *

— Что вы хотели сообщить мне, господин Гу?

Лорд Города Осеннего Дождя Ли Хуаюй вежливо улыбался, глядя на человека перед собой. Фигура этого человека была сгорбленной, а его лицо было скрыто в тени большой бамбуковой шляпы. Его одежда была простой, а внешность — не самой приятной, тем не менее, лорд довольно крупного города сохранял перед ним вежливость.

— Это зависит от того, сколько вы готовы заплатить, — безразлично ответил горбун. — К примеру, как вы оцениваете информацию о грязных делишках Линь Юнбэя?

— Звучит довольно интригующе! Не волнуйтесь, если информация придется мне по душе, оплата будет весьма щедрой!

Улыбка на лице Ли Хуаюя стала заметно шире. Линь Юнбэй был лордом город, конкурирующего с Городом Осеннего Дождя. Если бы у него будет рычаг давления на Юнбэя, Хуаюй сможет вынести из этого огромную выгоду.

— Держите, — Гу Ло передал лорду города небольшую папку. Тот сразу же открыл ее и погрузился в чтение.

— Связь с кланом Тянь, захват и использование племянницы… — это все я уже знал, хотя и не настолько подробно. Хм, а вот это действительно можно использовать… Думаю, три сотни духовных камней будут достойной ценой за эту информацию.

Услышав слова Ли Хуаюя, Гу Ло усмехнулся. Он знал, что выгода, которую получит Хуаюй, намного превышает три сотни духовных камней. Тем не менее, он не стал заострять на этом внимание. На самом деле, эту информацию он был готов отдать даром, однако то, что делать этого не пришлось, заметно улучшало его настроение.

— Очень хорошо! — с улыбкой произнес он. — Однако думаю, что другой товар, который я могу предложить, заинтересует вас еще больше…

— Ох, мне уже очень интересно. Что же это за информация такая? Вы знаете, где поблизости месторождение черного золота, или, быть может, жила духовных камней?

— Нет-нет. Это не принесет вам прибыли. Тем не менее, я слышал, что этот вопрос крайне важен для вас, лорд Хуаюй. Вы ведь все еще хотите поймать того парня по имени Лю Ци?

Глава 23. Манипуляции истиной

— Сколько?

Услышав слова Гу Ло, лицо Хуаюя мгновенно стало мрачным.

— Тысяча.

— Ха-ха. Друг Гу сильно преувеличивает значение для меня этой информации, — натянуто улыбнулся городской лорд, — Хотя этот Лю Ци сорвал мои планы, я, Ли Хуаюй, не мстительный человек. Главное для меня — выгода. С этого дела я не буду иметь никакой выгоды, так зачем мне платить так много? Пять сотен — максимум, который я могу предложить.

— Полторы.

В ответ на монолог толстяка, Гу Ло бросил только одно слово.

— Хорошо-хорошо. Друг Гу не тот, кого можно провести. Я заплачу тысячу! Принесите камни!

— Вот и хорошо, — дождавшись получения платы, Гу Ло с улыбкой передал ему следующую папку.

— Советую серьезно отнестись к тому, что написано тут. Этот парень действительно способен без труда убить Лорда средней ступени. Даже не уверен, что один Лорд поздней ступени сможет с уверенностью победить. Если будете недооценивать его — поплатитесь. Но это дело ваше, свою часть сделки я выполнил.

С этими словами Гу Ло направился к выходу. Прямо перед ним он остановился и обернулся.

— Ах да, еще. Вы не единственный, кому я продал эту информацию. Секта Морозных Врат также скоро узнает об этом. Так что, на вашем месте, я бы медлить не стал…

— Лорд Хауюй, следует ли нам устранить его, прежде чем он распространил эту информацию? — спросил неприметно выглядящий мужчина, после того, как за Гу Ло закрылась дверь.

Лорд покачал головой.

— Не стоит. В запасе этого человека множество трюков. Не уверен, что удастся устранить его. Если он выживет после покушения, тогда уже я буду на месте этого Линь Юнбэя. Лучше держать его на своей стороне. Кроме того, я уверен, что устранение не решило бы проблему. Он может передавать информацию не только лично.

— Ясно, — невзрачный человек коротко кивнул.

— Просто нам действительно стоит поспешить. Найми братьев Тан от моего имени и вместе с ними отправляйся за этим человеком. Только помни, не оставляйте следов, указывающих на меня. А еще, его нужно захватить живым! Под моим управлением он может быть очень полезен.

— Вы уверены, мой лорд? Услуги братьев Тан совсем недешевы…

Оба брата Тан находились на поздней ступени Лорда. Много лет сражаясь вместе, они действовали как один организм. Можно сказать, что объединенная сила этих двоих не была просто сложением их сил.

Она была выше!

Братья Тан являлись элитными наемниками, и так случилось, что сейчас они находились в Городе Осеннего Дождя.

Конечно, их услуги были недешевы.

— Да. Пока цена не будет слишком завышена, я готов их нанять. Но давай, сначала, посмотрим, на что я потратил тысячу духовных камней.

Ли Хуаюй раскрыл папку.

«А это еще что?»

Помимо исписанных аккуратным почерком листов бумаги находился небольшой компас, к которому была прикреплена записка. На ней другим почерком, более грубым и угловатым, было написано короткое предложение: «Он укажет на цель».

Хуаюй быстро понял что это. Он и не подозревал, что Гу Ло владеет подобной техникой выслеживания. Это стало для него приятным сюрпризом.

Отложив компас в сторону, он занялся изучением материала папки.

— Пожалуй, одних братьев Тан будет недостаточно. Отправь людей к отшельнику Мо, — сказал он, завершив чтение.

Неприметный человек покачал головой.

— Простите, что снова сомневаюсь в вашем решении, но этот отшельник Мо…

— Не продолжай. Хотя иногда он не может себя контролировать, обычно отшельник Мо вполне адекватен. В любом случае, я собираюсь использовать его только как страховку, если ты и братья Тан не справитесь.

— Ясно. Будет исполнено, мой лорд!

Мгновенье спустя, неприметный человек исчез в тенях, и Хуаюй остался наедине со своими мыслями.

Честно говоря, он сам не был уверен, стоит ли привлекать к этой операции так называемого отшельника Мо, ведь если тот выйдет из себя, то не задумываясь убьет цель вместо ее захвата, однако… если этот парень, Лю Ци, вдруг окажется достаточно могущественным, чтобы победить его подручного и братьев Тан, тогда… Хуаюй просто не сможет его контролировать! А раз так, то врага лучше устранить до тех пор, пока он не стал излишне силен.

Если нельзя использовать, то лучше убить.

Именно такой концепции придерживался Ли Хуаюй.

* * *

Е Янван проходил один массив за другим. Он находился на средней ступени Измененной Крови, из-за практики массивов его духовная сила была развита лучше чем ци и соответствовала практику пика Измененной Крови. Опираясь на это, а также различные инструменты, его скорость прохождения массивов была довольно высока.

Конечно, все было относительно. Если бы Е Янван хотел пройти лабиринт за час, это было решительно невозможно. Тем не менее, он не думал, что кто-то в этом городе сумеет сравниться с ним. Е Янван был выдающимся гением массивов в своем родном городе, и даже затмил всех гениев молодого поколения Города Осеннего Дождя.

По словам мастера, он уже почти получил квалификацию, чтобы стать мастером третьего ранга высокого уровня. Все, что ему не хватало — это реального опыта.

Е Янван приехал сюда именно для этого. Он мог бы пройти испытание в Городе Осеннего Дождя, но… он всех там знал. Соревноваться с ними было бы далеко не так захватывающе. Е Янван решил бросить вызов мастерам Города Утренней Зари и посмотреть, насколько они способные по сравнению с ним.

Насколько ему было известно, здесь был один мастер массивов вершины третьего ранга, но, к сожалению, сам он решил не принимать участия в этом мероприятии. Похоже, награды клана Тянь были ему совсем неинтересны.

Таким образом, Е Янван считал, что его способности в этом соревновании самые высокие.

На то, чтобы добраться до прохода во вторую часть лабиринта, он потратил чуть более сорока минут. Еще десять минут ушло на то, чтобы при помощи различных приспособлений обезвредить массив. После этого Е Янван с гордостью вступил на второй уровень.

«Интересно, как там этот ублюдок?» — Е Янван вспомнил мужчину, который забрал проход, который он наметил себе.

«Его культивация довольно высокая. Минут через десять он сюда доберется. Но до меня ему точно далеко. Когда пройду испытание, обязательно дождусь его у выхода и хорошенько посмеюсь…»

Е Янван направился вперед, при помощи инструментов обнаруживая и обходя массивы. В конце каждого участка массивы нельзя было обойти, так что ему пришлось потратить немало времени, чтобы их нейтрализовать.

В конечном итоге, потратив час и пятьдесят шесть минут, Е Янван завершил испытание и покинул лабиринт. На последний массив он потратил добрых двадцать пять минут. Если бы не специализированные инструменты мастера массивов, он бы вообще не смог это сделать.

На выходе его дожидался радостный Тянь По.

— Поздравляю, вы пока единственный человек, который смог завершить испытание за два часа!

Е Янван довольно рассмеялся и поблагодарил Тянь По. Он был невероятно горд, что пришел первым.

Через несколько минут, когда двухчасовой интервал практически завершился, прибыл еще один человек. Это был тот же мужчина, который прошел во вторую часть чуть позже Е Янвана. Он был несколько расстроен, что был не первым, однако, учитывая то, что за два час управились только он и Е Янван, да и тот пришел всего на несколько минут раньше, расстройство было совсем слабым.

После того, как два часа прошли, Тянь По подождал еще час. За этот час пройти все испытания смогли только двое. Этих двоих клан Тянь также пригласил в экспедицию, которая состоится через пару месяцев, однако они будут имеет в ней совсем низкий статус. Тем не менее, эти двое согласились.

После прошествии трех часов, Тянь По отключил все массивы и объявил о завершении испытания. Мрачные и недовольные, а кое-где и раненные мастера массивов, угрюмо покинули это место. Однако их было всего трое.

— А где остальные? — не удержался Е Янван от вопроса.

— Несколько человек не справилось с массивами и ими сейчас занимаются врачи, — несколько уклончиво ответил Тянь По.

Люк, который преодолел это испытание менее чем за час, был для него больной темой. К счастью, он не стал тут задерживаться и мозолить глаза. Услышав, что экспедиция будет только через два месяца и забрав причитающиеся духовные камни, он покинул это место.

Тянь По считал метод прохождения, который тот использовал, в высшей степени недостойным. Будь его воля, он бы не засчитал это прохождение, однако мастер Тянь Ген уверенно подтвердил, что этот человек прошел.

Хотя это было так, Тянь По совершенно не собирался прославлять его лишний раз. Даже простое упоминание было для него неприятно. Используя в этих двух случаях игру слов, он ввел присутствующих в заблуждение.

Таким образом, все тут думали, что первым прошедшим был Е Янван. Что касается Люка, они считали, что он пострадал от массивов и сейчас находится на лечении.

«Бесполезный ублюдок!»

Неизвестно почему, Е Янван не чувствовал себя удовлетворенным. Он хотел лично посмеяться над этим самоуверенным мужчиной.

«Подумать только, я соревновался с тем, кто серьезно пострадал от примитивного массива…»

Он чувствовал, как будто его обманули.

Глава 24. Преследователи

Два месяца — не слишком большой срок, но и не слишком малый. Если ты не исключительный гений, его недостаточно, чтобы прорваться на новую ступень культивации, пусть даже малую, однако более чем достаточно, чтобы овладеть какой либо техникой. Пусть даже только начальным ее этапом.

Конечно, это относилось далеко не ко всем техникам. Некоторые из них люди, не имеющие к этому достаточной предрасположенности или таланта, могли не освоить даже за всю жизнь.

«Лотос Двух Элементов», который пытался освоить Люк, как раз относился к этой категории. Даже ему, прошедшему Пещеру Единения Инь-Ян и являющемуся эспером, было невероятно сложно достигнуть даже начальной ступени этой техники.

Тем не менее, он не сдавался. Юноша уже нашел ключ к решению этой проблемы. Все, что ему было нужно, это подходящая среда и достаточно времени. Люк не знал, будет ли двух месяцев достаточно, но собирался проверить это на собственном опыте.

Оставалось только найти соответствующее его критериям место.

Делать это сразу Люк не стал. У него было еще одно дело, которое откладывать совсем не стоило.

Увидеть Эри’Нара!

Следовало, по крайней мере, сообщить ему о произошедшем с членами Поместья, да и вопрос с «Шагом за предел» оставался открыт. Сейчас у Люка было уже восемь ингредиентов. Еще один, и все они будут собраны!

К сожалению, в Городе Утренней Зари отыскать его не удалось, но, по сравнению с некоторыми другими, он был не таким уж и редким. Возможно, Эри’Нар уже нашел его сам, а если нет, Люк мог поискать в других крупных городах, благо Город Осеннего Дождя находился не так далеко от пещеры древнего практика.

Единственное, что беспокоило Люка, это присутствие незримой наблюдательницы, а также оставленная ею метка. Хотя с экзаменом клана Тянь все прошло гладко, это не означало, что Люк мог безоговорочно ей доверять. Существование Эри’Нара — слишком серьезный вопрос. Если бы кто-то узнал о связи между Люком и древней нежитью, у них обоих били бы серьезные проблемы.

«Возможно, она не сможет меня отслеживать, если я буду достаточно далеко…»

После некоторых раздумий, Люк решился на эксперимент. Восприятие любого практика имело определенный радиус. Бы ли он у этой девочки и насколько большой — это то, что юноша собирался узнать.

Тем не менее, в путь он отправился не сразу. Люк решил немного задержаться и помочь Миншенгу с испытанием орудий, а заодно дождаться действий Юнбэя и его помощников.

Ждать долго не пришлось.

На второй день после того как Люк прошел экзамен мастера массивов, к особняку Сюэ заявился Линь Юнбэй вместе с Лордом поздней ступени клана Тянь. Они были крайне вежливы и попросили выдать семью Линь, а взамен обещали всяческие блага, однако встретили категорический отказ. Сюэ Юйлань, потревоженная в критический момент создания артефакта, пребывала далеко не в лучшем настроении, поэтому, в отличие от них, вежливой совсем не была. К счастью, артефакт все-таки удалось спасти, поэтому от откровенных оскорблений клана Тянь она воздержалась. Что касается Юнбэя — тут женщина отвела душу, ничуть не стесняясь в выражениях. Тому оставалось только скрипеть зубами и сгорать от стыда. В этот момент он всерьез задумался, а верно ли поступил, выступив против Линь Жаня и захватив власть в городе. Ранее он хоть и не был правителем, но имел значительную власть. Теперь же, Линь Юнбэй чувствовал полную беспомощность. В движение пришли силы, ни одну из которых человек его уровня не смел оскорблять. Сейчас ему оставалось только плыть по течению.

Не получив желаемого, эти двое удалились в крайне расстроенных чувствах.

— К сожалению, мы пока не можем позволить себе сориться с Сектой Морозных Врат, — произнес Лорд поздней ступени со злостью. — Однако они не смогут провести в этом особняке всю жизнь! Не волнуйся, молодой мастер Чунпэн всегда получает то, чего хочет. Это лишь вопрос времени.

— Да, господин Тянь Луфэн, а что насчет этого сопляка Чан Лея? Хочу напомнить, что именно из-за него семья Сюэ укрыла семью моего кузена… — спросил Юнбэй, вертя в руках небольшой черный компас. Этот компас он обнаружил на теле случайно убитого им нищего. В настоящее время компас указывал на особняк Сюэ.

— Не волнуйся. Господину Чунпэну этот парень тоже очень не понравился. Подумать только, посмел покуситься на невесту молодого господина! Можно сказать, его дни сочтены, хаха.

— Насколько я понимаю, этот компас указывает его местоположение, — с улыбкой сказал Юнбэй, указывая на артефакт. — Вчера днем я обнаружил, что его стрелка двигалась. К сожалению, в тот момент, когда я это заметил, он уже вновь был возле особняка, но впредь я буду внимательно следить за этим. Теперь, стоит только ему куда-либо пойти, мы тут же сможем его перехватить!

Услышав эти слова, Тянь Луфэн довольно рассмеялся. Хотя прямых оскорблений не было, ему совсем не понравилось обращение Сюэ Юйлань. Если захватить или убить Чан Лея, разве это не сильно расстроит ее?

— Хе-хе, методы брата Линя не такие уж и плохие. Если при помощи этого компаса удастся захватить его, я лично замолвлю словечко перед Тянь Чунпэном.

— Тогда я должен заранее поблагодарить этого старшего…

* * *

— Довольно мощно, но настоящего Лорда остановить этим, все же, не получиться. Если только застать врасплох.

Вынес Люк вердикт, после испытания нового орудия Миншенга. Мощность этого орудия была довольно высока — достаточна, чтобы повергнуть Лорда средней ступени, однако скорость фокусировки заряда оставляла желать лучшего.

Орудие под кодовым названием «Цилинь» стреляло узким концентрированным лучом. Хотя луч был очень мощным, любой, знающий об этом орудии Лорд, без проблем мог бы увернуться. На самом деле, луч можно было сделать заметно шире, однако мощность в этом случае падала слишком уж сильно. Вторым значимым недостатком «Цилиня» было высокое потребление духовных камней. Одна атака на полной мощности потребляла порядка пятидесяти из них. Теоретически можно было и больше, но этого могла не выдержать конструкция орудия.

— Эх, если бы у меня было достаточно материалов… Забудьте о простом Лорде, «Цилинь» мог бы справится с Королем!

Слова Миншенга звучали ужасно самонадеянно, однако Люк не думал, что тот преувеличивает. Уже сейчас это орудие могло убить неосторожного Лорда. Если сделать корпус «Цилиня» из более прочных материалов и использовать в несколько раз больше духовных камней, тогда и Королю могло бы непоздоровиться.

Неосторожному Королю — проблемы с медлительностью никто не отменял.

— Если встречу подобные материалы, постараюсь достать их для вас, — пообещал Люк.

— К сожалению, найти их очень непросто, — покачал головой Миншенг, — однако, если бы вам удалось, этот старый дворецкий был бы очень благодарен!

Через день, так и не дождавшись, когда Линь Юэ выйдет из медитации, Люк отправился в путь.

Ранним утром он прошел через ворота и направился в северо-западном направлении. Присутствия таинственной девочки Люк сегодня не ощущал, должно быть, она сейчас занята чем-то другим, однако не сомневался, что через некоторое время та должна появиться. С момента установки второй метки не было ни дня, когда она не навещала Люка.

Поначалу, гостья вела себя очень осторожно, однако со временем ее бдительность стала ослабевать. Тем не менее, ни Люк ни она сама не пытались пока выйти на контакт. Юноша опасался, что спугнет ее, ну а целей девочки он не знал. Возможно, ей просто нужно было тайно наблюдать за ним и докладывать всю полученную информацию.

Даже если это так, Люк не чувствовал враждебности. Если девочка и была врагом, то точно не по своей воле.

Однако посвящать ее в некоторые секреты было крайне неразумно.

Люк не слишком быстро направлялся вперед, внимательно следя за своим окружением. За прошедшие дни он лучше настроился на духовную силу незримой гостьи. Теперь он мог улавливать ее присутствие с большего расстояния, а когда она находилась не слишком далеко, мог даже немного различить ее силуэт. С нескольких метров, а не нескольких сантиметров, хотя и далеко не так четко.

Но, как Люк не обострял свои чувства, сейчас следов присутствия девочки не было. Либо она продолжала заниматься другими делами, либо просто не могла путешествовать сознанием так далеко от города.

Зато, некоторое время спустя, Люк заметил кое-что иное: из города выехала небольшая группа людей, которая направлялась в точности в его направлении!

В целях этой группы точно не приходилось сомневаться, ведь некоторых из них Люк уже знал. Это были Линь Юнбэй, Лорд поздней ступени, что приходил вместе с ним, а также тот Лорд поздней ступени, что ранее охранял Тянь Гена. Остальные были Люку незнакомы, но, вне всяких сомнений, это были люди Линь Юнбэя, или принадлежали к клану Тянь! Один из этих незнакомцев также был Лордом поздней ступени.

Ради проверки, Люк резко изменил направление своего движения, и его ожидания подтвердились: группа также резко свернула, продолжая двигаться к Люку по прямой линии.

«Хм, вот, значит, как они меня находят?»

При помощи духовного восприятия, которое распространялось гораздо дальше, чем восприятие любого из преследователей, Люк мог полностью наблюдать всю картину. Когда он сменил направление, стрелка черного компаса в руках Линь Юнбэя также сменила направление!

«Реагирует на меня? Это ведь духовная метка, да? Значит, это они связаны с той девочкой. Если бы удалось захватить и допросить кого-то из них, я мог бы узнать что-то о ней. Однако эта группа слишком сильна».

Хотя Люк был уверен, что не проиграет одинокому Лорду поздней ступени, этих Лордов все еще было трое. Кроме того, Лордов средней ступени также не стоило списывать со счетов. Один на один они вряд ли могли представлять для Люка опасность, но их атаки это все еще не то, что он мог просто игнорировать.

«Что же с ними делать?» — Люк задумчиво почесал затылок.

Хотя у него было несколько идей, не одна из них не была слишком хороша.

Глава 25. Поиск «союзников»

Самым простым способом решить эту проблему было заманить группу к пещере Эри’Нара. Древнему практику не составило бы никакого труда расправиться с ними всеми. Однако существовало несколько факторов, исходя из которых, Люк решил этого не делать и то, что он не хотел влезать перед Эри’Наром в еще больший долг, было лишь самой незначительной из этих причин.

Главной было то, что он так и не узнал, может ли та девочка наблюдать за ним на таком расстоянии. Чтобы выяснить это точно, необходимо подождать один или два дня.

Помимо этого, существовала еще одна значимая причина. Если бы группу атаковал Эри’Нар, свидетелей нельзя было оставлять в живых. Однако в эту группу входил Линь Юнбэй. Люк пообещал Линь Жаню, что оставит его в живых. Если бы не возникло крайней необходимости, юноша не хотел нарушать свое обещание. По этим причинам он отложил план с привлечением Эри’Нара в сторону. Он сделает это, только если не будет другого выхода.

Еще более простым выходом было бы стереть метку и спокойно уйти от группы преследователей, но Люк даже не рассматривал этот вариант. Когда он увидел, кто входит в группу, его сердце забилось с огромной скоростью, заставляя кровь быстрее бежать по жилам.

Клан Тянь. Три практика поздней ступени Лорда, один практик средней ступени Лорда и Тянь Чунпэн — молодой господин клана Тянь! Если Люку удастся уничтожить их, это будит сильнейшим ударом по ненавистному клану, хотя и не подорвет его фундамент.

Поэтому он решил пойти по сложному пути. Устроить засаду!

Но устроить засаду только своими силами было несколько самонадеянно. В этом случае Люк рисковал не только не добиться каких-либо результатов, но и погибнуть сам. Однако все было не так просто. Кто сказал, что Люк должен действовать один? У него тоже будут помощники, пусть даже пока они не подозревают об уготованной им роли.

Раскинув духовное восприятие во все стороны, юноша принялся искать то, что было ему нужно, продолжая при этом двигаться вперед.

Некоторое время он ничего не находил.

«Этот парень должен быть на прежнем месте, верно? Но только его точно не будет достаточно. Нужно найти кого-нибудь еще».

По мере того, как преследователи приближались, Люк начал испытывать возрастающее беспокойство.

Изначально разрыв между ними составлял тридцать километров, однако он быстро сокращался. Тридцать километров превратились в двадцать, затем в пятнадцать… не пройдет много времени, прежде чем он попадет в зону их чувствительности.

«Хм, надо ускориться».

Юноша подпрыгнул в воздух и за его спиной развернулись полупрозрачные крылья, по которым пробегали разряды молний.

После того, как он взлетел, разрыв между ним и группой преследователей вновь стал стремительно увеличиваться. В конце концов, преследователи не знали, что цель уже обнаружила их, иначе тоже бы ускорились.

Люк летел вперед по направлению к логову «того парня», однако никого подходящего все еще не находил. Встреченные им звери принадлежали максимум к третьему рангу, но даже они встречались довольно редко, подавляющее большинство было первого-второго ранга.

«Нет, искать их на окраинах бесполезно. Надо направиться вглубь гор».

Горы Погибели были крупным горным хребтом. Та область, что занимал Эри’Нар являлась лишь незначительной его частью. В других местах безраздельно властвовали духовные звери. Ходили слухи, что в глубинах хребта скрываются духовные звери пятого или даже шестого ранга, но если первое было вполне возможно, то насчет второго были очень серьезные сомнения.

В любом случае, Люк не собирался заходить слишком далеко, духовных зверей четвертого ранга было вполне достаточно. Не стоило понапрасну тревожить существ, соответствующих практику уровня Короля. В этом случае сам Люк тоже вряд ли смог бы уйти невредимым.

Руководствуясь этими соображениями, эспер направился внутрь хребта. Он не полетел напрямую в его центр, а двигался по направлению, где впервые встретил первого кандидата на роль «помощника», постепенно углубляясь в горный хребет.

В первое время он по-прежнему встречал лишь зверей первого-второго ранга и лишь иногда — третьего, но постепенно количество третьеранговых стало возрастать. Кроме того, стали встречаться более сильные звери третьего ранга.

Вскоре он встретил первого духовного зверя четвертого ранга, но просто проигнорировал его. Этот зверь — Яростный Черный Буйвол — был только начального четвертого ранга. Он не был достойным противником даже для одного практика поздней ступени Пробуждения Духа. Такой практик мог расправиться с ним всего за пару ударов.

По мере продвижения вперед, Люк стал встречать больше духовных зверей четвертого уровня, однако даже если бы он объединил их всех, это, максимум, могло заставить его преследователей отступить. Если Люк хотел убить их, ему требовался более серьезный «союзник». Иными словами, это должно быть существо на вершине четвертого ранга.

Одно подобное уже было у юноши на примете. В прошлую встречу, он не смог точно определить его силу, но оно точно было сильнее, чем все встреченные им до сих пор монстры. В то же время, вряд ли оно достигло пятого ранга, иначе Люк был бы уже мертв. Это означало, что хотя этот «помощник», вполне соответствовал требованиям, одного его точно не было бы достаточно. Требовалось найти еще одного духовного зверя на пике четвертого ранга или близкого к нему.

Тем временем, разрыв между Люком и преследующей группой вновь превысил тридцать километров. Чтобы не потерять их из виду, юноша опустился на землю и развеял крылья. Пока расстояние не сократиться до пятнадцати километров он будет идти пешком.

Подождав немного на одном месте, Люк двинулся вперед. Он полагался на свою технику перемещения, но не расправлял крылья, двигаясь по земле, а не в воздухе. Сейчас скорость преследователей, самый слабый из которых был Лордом средней ступени, была примерно такой же как у него, даже чуть быстрее. Расстояние вновь стало медленно сокращаться.

Прошло около часа, прежде чем оно превысило установленный Люком лимит. После этого он вновь расправил крылья и взлетел в воздух.

За прошедший час он встретил двух духовных зверей четвертого ранга, но ни один из них не подходил на роль «союзника». Люк обошел их обоих стороной.

Постепенно Люк все больше смещался вглубь хребта. Монстры, встреченные им, также становились сильнее. Сейчас его скорость и скорость его преследователей ни шла ни в какое сравнение с той, когда он впервые пришел сюда. Расстояние, на которое раньше требовалось несколько дней, он мог преодолеть за несколько часов.

С начала преследования прошло уже пять часов. За это время Люк неоднократно делал остановки, позволяя врагам немного нагнать его. Иногда вместо остановок он просто летал кругами, стараясь охватить восприятием как можно большую территорию. До места проживания «того парня» осталось не более часа пути, однако юноша до сих пор не нашел того, кто ему нужен. Встреченные духовные звери максимум соответствовали слабому практику поздней ступени Пробуждения Духа. Они могли задержать только одного из старейшин клана Тянь. Если бы группа действовала вместе, повергнуть такого зверя было для них простой задачей.

«Надо действовать решительнее. Скорее всего, все по-настоящему сильные звери прячутся гораздо глубже. Тот парень, видимо, исключение».

Придя к таким выводам, Люк развернулся в воздухе и уверенно направился напрямую к центру хребта.

* * *

Группа из шести человек, трое из которых находились на средней ступени Пробуждения Духа, а трое — на поздней, стремительно продвигалась вперед. Все они знали, что их цель находиться лишь на начальной ступени Лорда. Хотя этот парень был выдающимся существом среди всех Лордов начальной ступени, его скорость не должна быть слишком велика. Кроме того, он не должен был знать о преследовании, и было бы странно, используй он свою максимальную скорость.

Тем не менее, время шло, а они пока так никого и не настигли. У группы даже появились сомнения в том, что компас работает правильно. Если бы они не нашли некоторые следы недавнего пребывания цели, то, возможно, уже прекратили бы погоню. Следы, однако, располагались довольно странно. В некоторых местах они попадались довольно часто и совершенно не были замаскированы, как будто юноша вообще не заботился о возможных преследователях, но на большей части пути отсутствовали совсем.

Это было довольно странно, но благодаря существованию следов, группа убедилась в эффективности компаса. А раз так — не было никакого смысла рассматривать следы. Все, что им нужно — двигаться по стрелке, и тогда рано или поздно цель будет настигнута.

— Это уже не интересно, — произнес красивый молодой человек лет двадцати пяти. Хотя он был молод, его аура ничем не уступала ауре Линь Юнбэя. — Мы преследуем его уже пять часов и до сих пор этот Чан Лей так и не попал в радиус нашего духовного восприятия. Это само по себе довольно загадочно, но все еще слишком монотонно. Даже эти глупые духовные звери от нас разбегаются. Скучно. В общем так. Если в течение часа не произойдет ничего интересного, то я и дядя Лян оставим вас и займемся охотой. Чтобы захватить простого Лорда начальной ступени оставшихся сил будет более чем достаточно.

— Как прикажет молодой лидер!

Тянь Чунпэн был тут главным. Если он не собирался сделать что-то, способное навредить всему клану Тянь или подвергающее его самого серьезной опасности, ни один из этих старейшин поздней ступени не стал бы его останавливать. Кроме того, они сами считали, что состав группы излишне силен. Каждый из старейшин думал, что без особых проблем мог и в одиночку захватить Чан Лея.

Единственное, их беспокоило, что этот парень постепенно все больше углубляются в Горы Погибели. Если так пойдет и дальше, даже они не смогут чувствовать себя в безопасности.

К счастью, пока что он не заходил слишком далеко.

Группа встретила уже несколько духовных зверей четвертого ранга, однако все они в страхе отступали, видя столь внушительный состав.

Ради охоты на этих духовных зверей, Тянь Чунпэн и хотел оставить ставшее скучным преследование. В конце концов, после того, как его люди захватят Чан Лея, он сможет сделать с ним что угодно.

Его планам, однако, не суждено было осуществиться.

Стрелка находящегося в руках Линь Юнбэя компаса резко изменила направление.

— Похоже, это вновь становится интересным! — усмехнулся Чунпэн, смотря в сторону центра хребта.

Утихший было азарт вновь разгорался в его крови.

Глава 26. Цель обнаружена!

Словно в ответ на решимость, удача повернулась к Люку довольно быстро. Не прошло и получаса, как он почувствовал могущественную звериную ауру, намного превосходящую всех встреченных им до этого зверей.

Обладатель ауры сейчас находился внутри огромной пещеры. Сам он тоже был совсем немаленьким. Это была гигантская обезьяна, внешним видом сильно напоминающая скальных гиббонов, с которыми Люк имел дело раньше. То, что ее отличало — это мощь и размер. Она превосходила самого крупного представителя этого вида, которого раньше видел Люк, более чем в два раза! Шерсть обезьяны была угольно черной, а на ее голове находился небольшой костяной вырост.

Король скальных гиббонов!

Мощь этого существа соответствовала пику ступени Лорда или даже ее превосходила. Во всяком случае, пиковому Лорду было бы очень сложно справиться с Королем скальных гиббонов один на один.

Этот зверь полностью соответствовал критериям Люка.

Теперь дело оставалось за малым: атаковать зверя и привести его к группе преследователей.

Делать это сразу Люк не стал. Вместо этого он удалился от пещеры на тридцать два километра — максимальный радиус, на котором он был способен атаковать — и только потом начал действовать.

С такого большого расстояния Люк, конечно, не мог использовать техники ци, но один метод атаки все еще был ему доступен. С десяток снежно-белых шипов появились перед юношей.

Через несколько мгновений они отправились в полет, стремительно преодолевая отделяющее их от цели расстояние.

Один за другим шипы достигли мирно дремлющего Короля скальных гиббонов, от чего тот резко вскочил на ноги. Из глотки гигантской обезьяны вырвался рев, в котором слышались одновременно боль и ярость.

Выскочив из пещеры, зверь принялся метаться из стороны в сторону, пытаясь найти своего обидчика, однако Люк находился слишком далеко. Король скальных гиббонов не смог бы найти его, даже обладай впятеро лучшим чутьем.

Скрываться, однако, не входило в планы юноши. Он должен заставить гиббона следовать за ним, а это означало, что ему нужно было показать свое присутствие.

С некоторым интервалом между собой еще несколько шипов устремились в сторону зверя. И, хотя Люк использовал для этой атаки не слишком много духовной энергии, духовные звери не обладали артефактами души. Их духовная стойкость, за редким исключением, также была низкой. Шипы ментальной энергии болезненно ранили душу Короля скальных гиббонов, заставляя его глаза стать красными от бешенства.

Несмотря на то, что его разум был затуманен яростью, духовный зверь смог определить, откуда прилетали жалящие его снаряды. Он как-то по-особому взревел, после чего огромными скачками кинулся в сторону Люка.

Юноша очень быстро понял, что означал этот рев. Все скальные гиббоны, услышавшие его, тут же пришли в движение, намереваясь покарать обидчиков своего короля. Среди этих скальных гиббонов было несколько десятков второго ранга, около двадцати — третьего и даже один начала четвертого.

Видя эту картину, Люк непроизвольно хмыкнул. Все вышло даже лучше, чем он планировал. Юноша даже задумался, стоит ли привлекать к засаде «того парня», но пришел к выводу, что одних гиббонов все-таки будет недостаточно, чтобы сильно истощить силы группы.

Время от времени направляя вожака обезьян при помощи «Шипов», Люк на полной скорости несся по направлению к месту, где впервые встретил своего второго будущего помощника.

По мере продвижения вперед, число скальных гиббонов, преследующих его, только увеличивалось. Сейчас Люк двигался из глубин хребта к его окраинам, поэтому присоединившиеся гиббоны в среднем были слабее, однако даже так нашелся еще один начала четвертого ранга. Общее число обезьян перевалило за сотню, а трое из них были четвертого ранга, тем не менее, Люк не смел недооценивать клан Тянь. Он уверенно вел группу обезьян к заранее намеченной цели.

* * *

Линь Юнбэй пребывал далеко не в самом лучшем расположении духа. Поначалу, когда он только обнаружил, что стрелка компаса движется, лорд очень обрадовался, однако радость эта не длилась долго. Почти с самого начала этой затянувшейся погони его не оставляло ощущение, что все идет не так как должно.

Хотя Чан Лей не мог точно знать, что его преследуют, он должен хотя бы догадываться, что клан Тянь не спустит с рук вмешательство в его планы. На месте этого парня Юнбэй был бы очень осторожен. И точно не стал бы отправляться в горы в одиночестве.

Юнбэй внимательно следил за компасом. Он отреагировал почти в тот же момент, когда стрелка начала двигаться. По его расчетам Чан Лей не должен был уйти слишком далеко. В то же время его скорость также не могла быть слишком высокой. По мере того, как время шло, ощущение неправильности в сердце Юнбэя потихоньку возрастало. Они должны были давно поймать этого парня! Тем не менее, все, что они обнаружили, были странные прерывистые следы. Как будто он перемещался по земле только часть пути, а остальную… летел!

Глаза Юнбэя зажглись, когда он вспомнил, что в своем рассказе о произошедшем на площади, мертвый уже нищий упоминал, что Чан Лей взлетел над городом. Юнбэй думал, что тот может использовать способность к полету лишь краткий промежуток времени, но похоже это было не так.

Юнбэй не стал говорить о своих догадках клану Тянь. Даже если бы они знали, это не имело никакого смысла. Догонят они Чан Лея или нет — зависело исключительно от их скорости. А потом… потом Юнбэй может и скажет, если они сами не увидят. На самом деле он вполне мог ошибаться, если это так, промолчав, он, хотя бы, не выставит себя дураком.

Но, хотя он определил, почему они не мог догнать преследуемого быстро, дурное предчувствие отчего-то не покидало его. В тот момент, когда Чан Лей резко свернул вглубь хребта, оно стало по-настоящему сильным.

Юнбэй по-прежнему не стал ничего говорить своим союзникам. Он уже успел удостовериться в надменности членов клана Тянь. Единственный, кто мог бы его послушать — Тянь Сяо Гу — остался охранять Тянь Гена, а остальные просто посмеялись бы над его предчувствием. Все, что ему оставалось, это внимательно смотреть по сторонам, да следить за компасом.

Некоторое время стрелка этого прибора вела себя смирно, указывая точно вглубь хребта, однако затем вновь пришла в движение, совершая странную дугообразную траекторию. Это не было тем, что Юнбэй видел впервые. За сегодняшний день она несколько раз вела себя так. Юнбэй не понимал, зачем Чан Лей движется кругами, но не особо придавал этому значения — его цели могли быть самыми разными, вроде сбора трав или охоты на духовных зверей.

«Уаа!»

Вдруг донесся издалека отголосок рева. Линь Юнбэй насторожился, обнаружив, что он исходит примерно оттуда, куда указывала стрелка, которая, к слову, вновь перестала блуждать и располагалась строго в одном направлении.

«Уаа!»

Через некоторое время рев повторился снова. С того же направления, но лорду показалось, что он был ближе.

«Уаа-уу!

По мере продвижения группы вперед, рев звучал еще несколько раз и с каждым разом он становился все ближе и ближе. Теперь Юнбэй отчетливо различал в нем ярость и негодование. А еще — дикую животную мощь. Юнбэй был готов поклясться, что обладатель этого голоса точно не слабее него самого, а скорее даже сильнее. Если бы Юнбэй был тут один, он бы поспешил убраться с дороги этого монстра.

— Чан Лей! Я вижу его! — вдруг радостно произнес Тянь Луфэн.

— Но почему… он летит к нам?

Распространив свое восприятие вперед, Линь Юнбэй также обнаружил приближающегося к ним юношу. Подтверждая его ранние догадки, тот летел по небу, используя для этого огромные полупрозрачные крылья.

Расстояние между Чан Леем и группой Юнбэя стремительно сокращалось. Не прошло много времени, а их разделяло только пять километров. На таком расстоянии он просто не мог не заметить преследующую его группу.

— Похоже, этот парень ни во что нас не ставит, — с усмешкой произнес Тянь Лян, подготавливая дальнобойную атаку.

— Думаешь, ты единственный, кто умеет летать? Темные Крылья! — Тянь Лантянь — Лорд поздней ступени, что раньше охранял Тянь Гена — сформировал за спиной пару кожистых крыльев, напоминающие крылья летучей мыши. Он не мог долго использовать эту технику, однако кратковременный полет не был проблемой.

— Отрежьте ему пути отступления, я перехвачу его в воздухе.

— Хорошо!

Члены клана Тянь быстро пришли к общей тактике.

Когда расстояние между ним и группой составляло всего километр, юноша резко остановился, только сейчас, казалось, заметив надвигающуюся опасность. Он резко развернулся и полетел в сторону.

— Не дайте ему уйти!

Пять атак и один практик одновременно устремились к юноше, однако такое расстояние, все же, было слишком большим. Он без труда уклонился от них всех, а единственную самонаводящуюся технику встретил кучей полупрозрачных барьеров, возникших, казалось, сами по себе.

— За ним! — скомандовал Тянь Чунпэн, и первым бросился в погоню.

Через несколько секунд его опередили два силуэта, принадлежавшие Лордам поздней ступени. Впереди всех мчалась крылатая тень.

Расстояние между ней и целью стремительно сокращалось.

Глава 27. Капкан захлопнулся

Местность, на которой сейчас находилась группа преследователей, была относительно ровной. Они могли проявить всю свою скорость, не отвлекаясь на поиск окружного пути и двигаясь по прямой. В то же время Люк все еще оставался Лордом начальной ступени. Несмотря на то, что «Крыло Бури» было довольно неплохой техникой, его преследователи принадлежали к одному из сильнейших кланов королевства. Их техники передвижения не уступали «Крылу Бури», а даже превосходили его.

Только в движении по земле. При полете все было иначе. Но даже так Люк не мог оторваться от преследования Лордов поздней ступени.

Конечно, только на открытой местности.

Исследовав заранее путь отступления, юноша убедился, что скоро вновь пойдет сложный рельеф, так что люди клана Тянь больше не смогут его преследовать. За одним исключением. К счастью, этот парень, способный летать, был только один.

Поначалу держащиеся единой группой, преследователи растянулись в длинную цепь. Впереди всех, всего в нескольких сотнях метров от Люка, был летающий практик. Два других Лорда поздней ступени лишь немного сократили начальную дистанцию и находились восьмиста-девятиста метрах. Тянь Чуппэн отстал от них на триста метров, еще один Лорд средней ступени находился в двуста метрах позади него, а замыкал шествие Линь Юнбэй, расстояние между ним и Люком приближалось к двум километрам.

Не обращая на преследователей никакого внимания, Люк вновь сформировал несколько шипов и отправил их назад.

«Что он делает?»

Юнбэй, поначалу считавший, что это атака, направленная против них, очень удивился, когда шипы унеслись в даль, позади него.

— Уаууу!

Яростный вопль, донесшийся намного ближе, чем раньше, послужил ему ответом.

— Этот ублюдок!

Распространив свое восприятие назад, Юнбэй с ужасом обнаружил огромную обезьяну, гигантскими прыжками несущуюся по направлению к группе. Не нужно быть, гением, чтобы связать белые шипы и поведение этого монстра. Очевидно, это Чан Лей заманил ее сюда!

И, хотя одной обезьяны, пусть даже настолько сильной, было недостаточно, чтобы разобраться с группой, первым, кто находился у нее на пути, был именно Юнбэй! И расстояние между ним и монстром стремительно сокращалось…

Понимая, что такими темпами он станет первой и, возможно, единственной жертвой, лорд мешкал не слишком долго. Он резко свернул, и, вместо того, чтобы преследовать Люка, помчался в перпендикулярном ему направлении. Хотя своим решением он, определенно, разозлит клан Тянь, если бы он этого не сделал, на будущий гнев клана ему было бы плевать.

Таким образом, от шести преследователей осталось только пять.

В то время как Линь Юнбэй избрал бегство, два Лорда поздней ступени, передвигающиеся по земле, достигли небольшого холма. Этот холм был не слишком высокий, но странно округлый, как будто созданный искусственно.

В другое время два Лорда может и заинтересовались бы им, однако прямо сейчас им было не до этого. Хотя они сокращали расстояние до Люка, это было слишком медленно. Если бы не Тянь Лантянь, летящий впереди, шанс на поимку был бы не так уж и высок. Двум Лордам совсем не следовало мешкать, иначе Лантянь захватит этого парня в одиночку.

Поэтому, когда холм вдруг пришел в движение, они среагировать не успели.

«Клац!»

Челюсти гигантской, больше похожей на огромный булыжник черепашьей головы, сомкнулись на бегущем чуть впереди Тянь Луфэне. Если бы не возникшее вокруг него зеленое свечение, они непременно раздробили бы ему все кости. Это сработал защитный артефакт, предназначенный для спасения жизни в экстренных ситуациях. Этот артефакт сработал бы только тогда, когда владельцу угрожала смертельная опасность, и спастись от нее иными методами было невозможно.

— Брат Луфэн, тебе нужна помощь?

Тянь Лян, резко остановился. Он не хотел мешкать и дать Люку уйти, но если они потеряют Тянь Луфэна — это будет намного хуже.

— Ты еще спрашиваешь? Быстрее! Энергия щита быстро истощается!

Словно в подтверждение его слов, черепаха двинула челюстями, стараясь перетереть неуступчивую добычу. Зеленое свечение вокруг Тянь Луфэна сразу стало заметно тусклее.

— Шипы Небесного Древа!

Прокричал он, активируя технику. Множество острых шипов тут же ударили от него во все стороны, окрашивая кровью рот черепахи.

— Ччи-ра!

Гигантский монстр издал вопль, в котором ярость перемешалась с обидой, а затем, не обращая на шипы никакого внимания, стал яростно двигать челюстью, намереваясь как можно скорее уничтожить своего обидчика. Однако Тянь Лян не стоял столбом.

— Копье Рыцаря Магмы!

Не мешкая, он применил одну из самых мощных своих атак. Пятиметровое копье, полностью состоящее из спрессованной лавы, возникло в его руках, сами руки также по локоть покрылись спрессованной лавой. При полном овладении этим искусством, лава должна покрывать все тело, однако Тянь Ляну до такого было еще невероятно далеко.

Тем не менее, мощь этой атаки не стоило недооценивать. В мгновение ока Тянь Лян преодолел отделяющее его от черепахи расстояние и вонзил копье ей в голову. Та резко завизжала от непереносимой боли, после чего все-таки выплюнула Тянь Луфэна и втянула голову в панцирь.

— Так тебе, гребаный монстр! — Тянь Луфэн, энергия защитного артефакта которого почти полностью истощилась, грязно выругался, глядя на отступающую черепаху. А в следующий момент едва сумел увернуться от молниеносного броска ее головы.

Гигантские челюсти клацнули всего в полуметре от Тянь Луфэна, заставляя его покрыться холодным потом.

Не достигнув успеха, черепаха тут же вернула голову назад, хоть и не втянула ее в панцирь.

Вместо этого она, вдруг, мощно топнула по земле своей передней левой ногой. От этого по земле прошла рябь, намного более мощная, чем если бы черепаха просто использовала физическую силу.

— Не может быть! Она уже пробудила мудрость! — воскликнул Тянь Лян, взволнованно наблюдая за последствиями этого удара.

Мудростью у духовных зверей называли способность использовать техники ци. Многие монстры могли использовать определенные типы энергий и на ранних рангах, однако это нельзя было считать техниками, скорее — природными способностями. Как, например, у самого обычного электрического угря, которого нельзя было назвать даже духовным зверем первого ранга. Эти энергетические атаки были простыми и понятными. Зверь с атрибутом огня мог дышать огнем, а с атрибутом молнии — выпускать молнии.

В отличие от них, техники мудрости были сложнее и изощреннее. К тому же их могли применять звери, до того не способные к каким-либо энергетическим атакам. Это очень напоминало техники людей, за тем лишь исключением, что духовные звери постигали их самостоятельно, а не учились у других.

Как правило, звери пробуждали мудрость, лишь достигнув пятого ранга, но даже на пятом ранге далеко не все делали это. Эта же черепаха явно еще не достигла пятого ранга, иначе Тянь Луфэн был бы мертв, однако каким-то чудом сумела пробудить духовную мудрость.

Последствия этого шага члены клана Тянь могли наблюдать сейчас. Под воздействием ряби, земля и камни во многих местах пришли в движение, формируя миниатюрные копии гигантской черепахи. Эти черепахи совсем не с черепашьей скоростью устремились к Тянь Ляну и остальным.

— Магмовое Поле!

— Лес Шипов!

Земля вокруг Тянь Ляна превратилась в раскаленную лаву, мгновенно уничтожая каждого врага, неосторожно решившего ступить в нее. В другой части из земли выросло множество шипов, пронзая черепах и нанизывая их. Там тут же образовался затор, не позволяющий остальным пройти. Двум Лордам поздней ступени не составило труда, справляться с ними.

Вскоре их нагнали остальные Лорды и тоже вступили в битву.

Однако количество черепах, казалось, не уменьшалось. На смену погибшим тут же устремлялись новые. Ци человеческих практиков постепенно истощалось. Им нужно было уничтожить причину этого нашествия — гигантскую черепаху.

К сожалению, как только кто-то из двух Лордов поздней ступени пытался атаковать ее, черепаха просто прятала голову и все конечности в панцирь, а панцирь они пробить не могли.

— Отступаем!

Как самый опытный, Тянь Лян принял решение не сражаться с черепахой, а просто оставить ее в покое. Остальные, даже Тянь Чунпэн, молча повиновались. Сейчас они должны поймать Чан Лея, а не ввязываться в бессмысленную битву.

— Я еще вернусь, черепашье отродье! — пообещал Тянь Луфэн, злобно глядя на гигантскую черепаху. — Когда это произойдет, я приготовлю черепаховый суп в твоем же панцире! Радуйся, пока мо…

Он не договорил. В этот момент огромный каменный валун врезался в него, отправляя в полет.

Этот полет не был долгим, он завершился у ближайшей скалы, полностью впечатав тело Тянь Луфэна в нее. Тем не менее, Лорд все еще был жив, хотя и серьезно ранен.

— Кто посмел!

Глаза Тянь Ляна наполнились кровью. Он, был одним из сильнейших в клане Тянь и с ним давно не случалось чего-то настолько раздражающего, как сегодня. Но после того как Тянь Лян проследил за траекторией полета, вся ярость из его глаз тут же улетучилась. Выражение его лица стало крайне мрачным: по направлению к ним, под предводительство гигантской обезьяны, которая ничуть не уступала черепахе, мчалась волна из нескольких сотен обезьян.

— Бежим!

Глава 28. Разгром

Даже если они хотели сбежать, сделать это теперь было совсем не так просто. С одной стороны была гигантская черепаха и множество порожденных ею существ, с другой — Король скальных гиббонов с ордой подчиненных ему обезьян.

— Тянь Сяо Чжу, позаботься о Луфэне! Держимся вместе! За мной!

Тянь Лян отдавал одну команду за другой, одновременно отбиваясь от земляных черепах. После того, как Тянь Сяо Чжу подхватил тяжелораненого Тянь Луфэна, группа под предводительством Тянь Ляна устремилась на прорыв.

Черепахи все еще оставались черепахами. Хотя их было много, и для черепах они обладали высокой скоростью, это, все же, не выдерживало никакой конкуренции со скоростью человеческих практиков на ступени Лорда. Отличительной чертой черепах было то, что их сложнее убить, однако группе и не требовалось их убивать — достаточно просто расчистить путь. С этой задачей Тянь Лян и Тянь Чунпэн справлялись на ура. Тянь Сяо Чжу в этом почти не участвовал, но ему и не требовалось. За исключением заранее сбежавшего Линь Юнбэя, его сила была самой низкой.

Группа почти вырвалась из окружения, когда очередной гигантский валун ударил чуть позади них. Хотя он не попал сразу, после удара камень не остался на месте, отскочив от земли, он врезался прямо в спины группе. У всех из них была защита ци, а камень утратил значительную часть энергии при первом ударе, так что никто не был ранен, однако камень разделил группу, разбрасывая их в разные стороны.

И черепахи не замедлили этим воспользоваться!

На каждого из Лордов тут же набросилась куча порождений земли, полностью отрывая их друг от друга, но самое страшное заключалось не в этом: гигантская черепаха тоже сделала свой ход. В несколько огромных шагов она приблизилась на достаточное расстояние, а затем ее голова с поразительной скоростью выстрелила в сторону раненного Тянь Луфэна!

Тянь Сяо Чжу никак не сумел защитить старшего товарища, его просто откинуло в сторону, после чего гигантские челюсти сомкнулись на вожделенной добыче, и на этот раз хватка оказалась смертельной.

— Брат Луфэн!

Глаза Тянь Ляна покраснели от злости, но прямо сейчас он ничего не мог сделать. Если он не хотел разделить судьбу Тянь Луфэна, Тянь Ляну оставалось только отступить.

«Я обязательно отомщу за тебя, брат!» — поклялся Лорд в своем сердце, после чего пробился к Тянь Чунпэну и вместе с ним вырвался из окружения черепах. Главная черепаха пыталась их преследовать, но скорость не была ее сильной стороной.

К сожалению для клана Тянь, черепаха не была единственной, на кого стоило обратить внимание.

Тянь Сяо Чжу с трудом вырвался из окружения, совсем в другом месте, чем Тянь Лян и Тянь Чунпэн. И место это лежало прямо на пути Короля скальных гиббонов! Не успел Лорд прийти в себя, как мощный удар гигантского кулака отправил его в полет, после чего, больше не обращая внимания на этого слабака, кинулся преследовать Тянь Ляна.

К сожалению, место приземления Тянь Сяо Чжу было опять среди земляных черепах. С огромным трудом, ему вновь удалось отбиться от них, однако в этот момент в его глазах вместо радости появилось отчаянье: прямо на него неслись десятки гигантских обезьян, предводитель которых ничуть не уступал Тянь Сяо Чжу по силе, даже когда тот был на пике своих возможностей.

В отличие от своего короля, эти скальные гиббоны посчитали Тянь Сяо Чжу вполне достойным противником. Иными словами… дни этого Лорда средней ступени оказались сочтены.

Не заботясь о нем, Тянь Лян и Тянь Чунпэн поспешно отступали. Им быстро удалось оторваться от гигантской черепахи, однако с Королем скальных гиббонов все было иначе. Поначалу они даже оторвались от него, но вскоре местность изменилась и поддерживать прошлую скорость стало невозможно. В свою очередь, Король скальных гиббонов был созданием гор, его скорость ничуть не упала. Через некоторое время он догнал двоих людей.

— Решил справиться с нами в одиночку?

Тянь Лян зло усмехнулся. Король скальных гиббонов был силен, однако Тянь Лян также был силен. Его стихия магмы обладала высочайшим разрушительным потенциалом, а противник, в отличие от черепахи, не казался неуязвимым. К тому же, Тянь Лян был не один. Хотя культивация Тянь Чунпэна была на малую ступень ниже, он не просто так звался молодым господином клана. Его боевой потенциал ни в коем случае не стоило недооценивать. Будь то изучаемые техники или могущественные артефакты, все было на высоте. Хотя они двое вряд ли смогут убить эту обезьяну, отбиться не должно стать сложной задачей.

Вот только… за своим вожаком следовало немало других обезьян. Сейчас они сильно отстали, но если бой продлиться долго, подкрепления ждать стоит вовсе не людям.

— Мы должны прогнать его как можно быстрее. Используй все!

В этой критической ситуации Тянь Лян и Тянь Чунпэн не смели сдерживаться. Они с самого начала решили применять свои сильнейшие ходы. Король скальных гиббонов, разъяренный шипами Люка, также не помышлял ни о чем, кроме как уничтожить предполагаемых обидчиков. Он хотел сделать это как можно скорее!

Взревев, он несколько раз ударил в грудь своими огромными кулаками и от всей его фигуры стал исходить багровый свет. После этого гигантская обезьяна кинулась к людям.

Разгорелась напряженная битва…

* * *

На окраине Города Утренней Зари в полутемном подвальном помещении сидела девочка. Выражение ее обычно безразличного лица было сложным.

Вчера Мираж слишком переборщила с тренировками, поэтому проснулась совсем недавно. И первое, что она обнаружила, было то, что ее метка, прикрепленная к Чан Лею, находится далеко от города! Слишком далеко, чтобы дотянутся восприятием, даже несмотря на то, что после тренировок его радиус заметно возрос.

Само по себе это не было странным. Мираж знала, что юноша хотел куда-то уйти. Это немного расстраивало ее. За дни, что Мираж наблюдала за ним, она успела к нему привязаться. Чувство, которого она давно не могла себе позволить, особенно, учитывая то, что он стал мишенью Гу Ло, однако было в Чан Лее что-то такое, что пробило ледяную броню ее сердца. Сейчас, когда он уходил, девочка чувствовала себя особенно одиноко.

Однако не это было причиной ее беспокойства. Вторая метка, которая находилась на Компасе Души, что достался Линь Юнбэю, также пришла в движение и находилась не так далеко от первой. Это означало, что прямо сейчас Чан Лея преследовали!

Мираж знала, что он намного сильнее, чем просто Лорд начальной ступени, однако и группу преследователей не стоило недооценивать. Вряд ли клан Тянь послал бы посредственную группу.

Они тоже были слишком далеко, и Мираж не могла видеть, кто именно в нее входит, но она могла выяснить это другим методом. Быстро исследовав особняк городского Лорда и другие места, где могли находиться члены клана, девочка выясняла, что все Лорды поздней ступени в городе отсутствуют. Это открытие заставило ее сердце сжаться. Нескольким Лордам поздней ступени не должно составить труда, поймать одного — начальной. Особенно, если они будут точно знать его местоположение. То, что они не сделали это до сих пор, было не иначе как чудом.

Сейчас Мираж пребывала в глубоких сомнениях. Она очень хотела помочь юноше, но что, если об этом узнает Гу Ло? В этом случае он убьет десяток или даже больше невинных людей! Даже если у него не будет доказательств, а только подозрения, он все равно может сделать это.

«Не должен. Чан Лей ведь уже развеивал метку, просто скажу, что он сделал это снова…»

Мираж не заботил клан Тянь. То, как Линь Юнбэй обошелся со стариком Ли, было равносильно объявлению войны Гу Ло. Однако существовал не один компас. Если метка исчезнет, горбун непременно это заметит.

«Развею метку на компасе!» — наконец, нашла решение девочка.

В этом случае нельзя будет сказать, что Чан Лей развеял метку сам, но, если бы Гу Ло как-то выяснил этот факт, она могла бы отговориться тем, что не хотела, чтобы Юнбэй и клан Тянь достигли своих целей. Учитывая ухудшение отношений с ними, Мираж скорее всего не получила бы никакого наказания.

Сейчас, думая об этом, Мираж сожалела, что не развеяла метку на компасе сразу. Если бы она сделала это, подобной ситуации никогда бы не произошло. Хотя развеивание метки на одном компасе не решало проблему в целом, сейчас следовало заботиться о том, что происходит сейчас. Будет уже хорошо, если Чан Лею удастся уйти от этой погони. А потом…

— Не знаю, намеренно или нет, ты обучил меня этому, но я, Сюань Инь, буду вечно тебе благодарна… — прошептала девочка. — И я сделаю все, чтобы спасти тебя, даже если… даже если погибнут другие невинные люди!

В этот момент Мираж окончательно приняла решение. Конечно, несмотря на свое обещание, она всеми силами будет избегать невинных жертв, но если это будет необходимо… со своей способностью и с методами Гу Ло, девочка уже научилась закрывать глаза на некоторые вещи.

Преисполненная решимости, она потянулась сознанием к частичке духовной силы, оставленной в компасе, и пожелала, чтобы та рассеялась.

Так и произошло, однако случилось кое-что неожиданное: почти одновременно с первой, вторая метка также погасла!

Это никак не могло быть действием самой Мираж, она была уверенна в контроле собственной силы. А раз так, оставалось только два варианта.

Чан Лей обнаружил преследование, понял, что они ориентируются на метку и стер ее, либо… либо он погиб!

Девочка очень надеялась, что это первый из вариантов…

Глава 29. Спектакль для одного зрителя

— Объятья Тьмы! — произнес Тянь Лантянь название техники, когда расстояние между ним и Люком сократилось до пары десятков метров.

Облако Тьмы тотчас окутало юношу, полностью отрезая от окружающей среды и сковывая движения.

«Попался!» — Тянь Лантянь вздохнул с облегчением. Его тело не выдержало бы дальнейшего применения техники полета. Каналы, задействованные в ее формировании, ужасно перегрелись. Еще немного — и они могли лопнуть, оставив Лантяня инвалидом.

А ведь поначалу ничто не предвещало, что технику придется поддерживать так долго. Лантянь стремительно настигал беглеца, однако его скорость вдруг резко возросла. Лантянь все равно был немного быстрее и сокращал расстояние, но делал это крайне медленно.

В итоге, спустя полчаса, ему, все же, удалось догнать Люка. Догнать и поймать — так он думал, даже не подвергая сомнению факт, что этот малец, каким-то чудом пробившийся на ступень Лорда в столь раннем возрасте, не сможет вырваться из его техники.

Поэтому, когда сквозь облако Тьмы прорвался теплый золотой свет, был здорово удивлен. Это удивление тут же сменилось ужасающей болью, когда множество снежно-белых шипов, состоящих из духовной энергии, впились в саму его душу. Эта боль была последним, что Тянь Лантянь почувствовал. Не теряя драгоценного времени даром, Люк оказался рядом и мощным ударом Лезвия срубил голову незадачливого Лорда.

От такой легкой победы над противником на две малые ступени выше него юноша даже почувствовал что-то вроде раскаянья. Но лишь на миг. Будь у него такая возможность, враг не стал бы церемониться с ним самим. Кроме того, это был член клана Тянь.

В этот самый момент Люк, наконец, начал исполнение контракта, непроизвольно заключенного с Чан Леем. Первый человек из ненавистного клана предателей был уничтожен!

И награда не заставила себя ждать.

Струйка серой энергии уже привычно втянулась в тело эспера, и, в отличие от убийств Чжу Ляна или Би Цзянсяо, он почувствовал, что его культивация заметно возросла! В тех двух случаях подвижки тоже были, но настолько незначительные, что Люку могло показаться. Сейчас же его культивация сделала резкий скачек вверх, вероятно даже сильнее, чем от обычного убийства Лорда поздней ступени.

— Так вот оно что! — Люк рассмеялся, обрадованный этим открытием. — Ограничения спадают по мере исполнения контракта. Похоже, это будет не настолько сложно, как я представлял.

С текущей силой Люка нужно было быть очень осторожным, выступая против клана Тянь, однако если его сила возрастет, все станет намного проще. А все, что ему требовалось для этого — убивать членов клана.

«Но вряд ли рядовые члены будут давать сильный прирост. Я должен убивать непосредственных участников тех событий и руководство клана. Обычные люди вряд ли имеют к этому отношение. Чан Лей был добрым юношей. Он бы точно не одобрил, если бы я убивал всех подряд. Но если они встанут у меня на пути…»

Смерть одного только Тянь Лантяня оказала существенное влияние на рост культивации Люка. Он подсчитал, что если лично убьет всю группу, то, вплотную приблизится к прорыву на среднюю ступень.

К сожалению, это было невозможно. Когда Люк вернулся назад, предварительно стерев метку — от нее больше не было никакой пользы, напротив, она могла выдать его приближение врагам — он смог обнаружить только Тянь Чунпэна и одного Лорда поздней ступени, которые в настоящий момент сражались с Королем скальных гиббонов. Все остальные либо сбежали, либо были уже мертвы. Люк не мог определить, как из вариантов верный: даже если они погибли, тела этих людей уже были съедены дикими зверьми.

Положение этих двоих тоже было плачевно. Им удалось серьезно ранить Короля скальных гиббонов, но, вместо того, чтобы отступать, он впал в неконтролируемую ярость, из-за чего его атаки стали еще более мощными. Кроме того, остальные обезьяны тоже были на подходе, от сражающихся их отделяла всего пара километров.

Члены клана Тянь тоже заметили это.

— Используй Талисман Побега! — хрипло крикнул Тянь Лян, отступая на несколько шагов после очередной яростной атаки духовного зверя. — Я уйду позже.

— Хорошо!

В руках Тянь Чунпэна появился небольшой резной талисман, выполненный из камня серого цвета. В отличие от Малого Символа Побега, который использовал Гу Ло, этот перемещал на куда большее расстояние.

Несмотря на редкость и дороговизну подобных талисманов, один такой был у каждого Лорда поздней ступени клана Тянь. Лордам средней ступени талисманы не полагались, но у Тянь Чунпэна, как у молодого господин клана, он, естественно, тоже был.

Хотя они оба имели талисманы, использовать сразу два было довольно опасно. Пространственные искажения могли наложиться друг на друга, приводя к непредсказуемым последствиям. Они по-прежнему могли сработать как надо, однако в худшем варианте развития событий тело незадачливого пространственного путешественника могло просто разорвать на части или навсегда оставить в пустоте.

В общем, рисковать не стоило.

Для того чтобы безопасно применить Талисман Побега второй раз, требовалось выждать, по крайней мере, десять минут. Ну или удалится от места срабатывания первого достаточно далеко. Тянь Лян позволил Чунпэну уйти первым, рассчитывая сам сделать это позже.

Сломав талисман, Тянь Чунпэн исчез во вспышке серого света.

Люк был все еще слишком далеко. Он никак не мог предотвратить побег. Добыча ускользала от него одна за другой. Хотя он не думал, что Тянь Чунпэн причастен к тем событиям, в конце концов, в то время он был еще подростком, его отец точно был замешан. Кроме того, Чунпэн посмел покушаться на Линь Юэ. Люк очень жалел, что дал ему уйти.

Но остался еще Тянь Лян. Эспер не знал, почему Талисманы Побега нельзя активировать сразу, но из действий этих двоих смутно догадывался о причинах. Из слов Тянь Ляна следовало, что он использует талисман позже. Нужно было что-то придумать, чтобы предотвратить это.

После того, как Чунпэн отбыл, Тянь Лян не стал оставаться на этом месте. Ранее он не мог оторваться от Короля скальных гиббонов из-за своего спутника. Теперь его ничего не сдерживало. На самом деле, он даже сомневался, стоит ли тратить дорогой Талисман Побега. В конечном счете, его все равно выкинет в произвольное место, никак не связанное с тем, куда переместился Чунпэн. С тем же успехом он мог просто убежать, а затем попросить у главы новый. Никто, ведь, не будет знать, что он его не использовал.

И его план увенчался успехом. Поначалу Король скальных гиббонов нисколько не отставал, но постепенно ранения и потеря крови стали влиять на него. У Тянь Ляна даже возник соблазн остановиться и добить зверя, но он, все же, не решился это сделать. Худой верблюд все еще был больше лошади*.

В конечном итоге, Тянь Лян сумел оторваться от скальных гиббонов и их предводителя, но, только он хотел сесть и перевести дух, как, вдруг, заметил в стороне человеческую фигуру.

Она была далеко, на пределе его духовного восприятия, и постепенно удалялась. Это был молодой парень. Когда Тянь Лян осознал это, злая гримаса появилась на его лице. Присмотревшись внимательнее, он убедился, что это был именно тот человек, который недавно пролетал над ними.

— Хаха! Это действительно ты, сученыш! По крайней мере, смерть Луфэна не будет напрасной. Не знаю, как ты сбежал от Лантяня, но со мной этот фокус не прокатит!

Несмотря на свои слова, Тянь Лян крепко задумался. Этот парень умел летать. Если бы Тянь Лян просто кинулся к нему, поймать юношу точно не получилось бы. Нужно было действовать хитрее.

Как умел, Тянь Лян скрыл свое присутствие при помощи духовной силы, после чего стал постепенно приближаться к своей жертве.

Юноша, казалось, ничего не замечал. Более того, удача вновь повернулась к Тянь Ляну лицом, когда его жертва неожиданно столкнулась с пещерным медведем середины четвертого ранга.

«Он что, совсем восприятие использовать не умеет, или так верит в свои силы?» Тянь Лян был несколько озадачен. Духовный зверь середины четвертого ранга это не то, с чем следовало связываться Лорду начальной ступени. Намного проще было его обойти.

Как бы то ни было, это противостояние было ему на пользу. В противном случае, Тянь Лян сомневался, что сумел бы незамеченным подобраться на достаточное расстояние. Сейчас, пока Чан Лей поглощен сражением со зверем, для этого было самое лучшее время.

«Ах вот на что он рассчитывал!»

Не вступая в прямой контакт со зверем, юноша неожиданно взлетел в воздух и принялся с безопасного расстояния осыпать его различными техниками на основе огня и льда. Медведь ревел, но ничего не мог сделать.

Однако было очевидно, что силы текущих техник недостаточно, чтобы убить зверя. Если юноша хотел сделать это, ему требовалось применить что-то более мощное.

Сам он тоже это понял.

— Тупое животное, сегодня я познакомлю тебя с моей сильнейшей техникой! Беги, пока еще не поздно и тогда, быть может, останешься в живых. Семя Огненной Бури!

В руках юноши появился огромный шар огня, который, повинуясь его командам, стал стремительно уменьшаться и сжиматься. По мере того, как он уплотнялся, поступали новые порции огненного ци, таким образом, шар становился все мощнее и мощнее. Вместе с этим, его размер продолжал уменьшаться.

«Он действительно владеет некоторыми навыками. Этому медведю не повезло. Даже я не уверен, что выдержал бы подобную мощь. Зато после его применения Чан Лей полностью исчерпает запасы ци. Его можно будет брать голыми руками. Спасибо, мишка. Я буду помнить твою жертву…»

За время боя Тянь Лян подобрался на достаточное для атаки расстояние. Он решил пока не атаковать, дождавшись, пока Чан Лей справиться с медведем, чтобы потом не утруждаться разбирательством с ним самому.

«Хотя эта техника очень мощная, но формируется она слишком долго. За это время я мог убить тебя десять раз» — глумился Тян Лян, наблюдая за шоу. Медведь, кажется проникшийся мощью готовящейся техники, действительно бросился бежать.

— Думаешь, сможешь сбежать? К сожалению, уже слишком поздно! — властно произнес юноша, выпуская шар из рук.

Только вот полетел он не в сторону медведя.

Вместо этого, его целью стал Тянь Лян!

* * *

*Поговорка. В данном случае имеется в виду, что даже раненый, Король скальных гиббонов был смертельно опасен.

Глава 30. След

Вопреки предположениям Тянь Ляна, для создания «Семени Огненной Бури» Люк использовал не весь свой резерв, а только две его трети. Он мог бы и дальше вливать ци в технику, однако, на текущем этапе освоения, целесообразность этого была сомнительной. Он не мог поддерживать тот же уровень сжатия с увеличившимся объемом ци.

Иными словами, добавление ци не привело бы ни к чему хорошему, только увеличило бы нагрузку на разум и впустую просадило резерв. Если Люк хотел сделать технику еще более мощной, ему требовалось больше практиковаться в ней. Ну или еще больше увеличить свою ментальную энергию и контроль над ней.

Но даже так Тянь Ляну хватило за глаза.

Сражаясь с Королем скальных гиббонов, он потратил слишком много сил, а его защитный артефакт сильно истощился. Понимая, что прямого попадания техники он не переживет, Тянь Лян встретил ее сильнейшей атакой, которую только успел создать, надеясь, тем самым, отклонить или хотя бы ослабить «Семя Огненной Бури».

Могучее магмовое копье ударило в приближающийся шар, который, по сравнению с ним, выглядел крошечным и незначительным.

Отчаянную атаку Лорда поздней ступени ни в коем случае не стоило недооценивать. Даже несмотря на то, что он истощился, энергия, которую Тянь Лян вложил в копье, лишь немного уступала общей энергии шара. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы дестабилизировать его структуру. К сожалению, спохватился он слишком поздно. Сфера была к нему уже слишком близко.

В мгновение ока, шар размером не более куриного яйца высвободил вложенную в него энергию, многократно увеличиваясь в размерах. Это был не просто взрыв: расширяясь, огонь также высвобождался по спирали, многократно поражая одну и ту же точку, но происходило это настолько быстро, что обычный человек никак не мог этого заметить. Даже практик ступени Лорда не был исключением. Со стороны это выглядело как обычный взрыв.

Лишь по спиральным завихрениям воздуха, поднявшимся после того, как техника рассеялась, можно было определить, что произошло на самом деле.

Тянь Лян подобной мощи не выдержал. Огонь в мгновение ока истощил все виды его защиты и отправил в полет на добрую сотню метров. Люк тут же кинулся к своему врагу, намереваясь, в случае, если этого было недостаточно, тут же атаковать, но это оказалось излишним. Эспер даже не успел приблизиться, как струйка серой энергии влилась в его тело, сигнализируя о том, что Тянь Лян не пережил эту атаку.

Люк немного разочарованно покачал головой. Он не хотел убивать Лорда сразу, ему все еще нужно было узнать об их связи с таинственной девочкой, да и информация о клане Тянь была бы небесполезна. К сожалению, он вновь недооценил мощь «Семени Огненной Бури».

«Интересно, если бы он был полон сил и с полностью заряженным артефактом, его бы тоже убило? Хм, не стоит недооценивать противников. Даже если это так, он мог встретить «Семя» намного раньше, тогда его задело бы лишь краешком, если вообще задело. Нужно больше внимания уделить его стабильности…»

Добравшись до Тянь Ляна, который теперь представлял изломанный и обожженный труп, Люк забрал его пространственное кольцо и покинул это место. Привлеченные грохотом, сюда устремились многие духовные звери со всех окрестностей, включая довольно сильных. Задерживаться здесь не имело никакого смысла.

Сейчас, когда от его резерва ци осталось меньше половины, а духовной силы и того меньше — много ушло сначала на «Шипы», затем на создание «Семени» — юноше требовалось найти укромное место и восстановиться. Хотя Люк хотел поймать сбежавших Тянь Чунпэна и Линь Юнбэя — одного, чтобы убить, второго, чтобы допросить — делать это в таком состоянии было неразумно. Кто знает, кого он может встретить на пути? К тому же, поймать Чунпэна на самом деле не представлялось возможным. Его могло выкинуть в сотнях километрах в любую сторону. Искать его — значит впустую терять время.

С другой стороны, догнать Юнбэя было далеко не так сложно. Его маршрут был вполне предсказуем — он наверняка направлялся обратно в Город Утренней Зари. Было лишь вопросом скорости догнать его.

Решив, что Юнбэй пока никуда не денется, Люк занялся восстановлением.

Спустя примерно час он поднялся на ноги, а затем применил «Крыло Бури» и взмыл в небо.

На этот раз он не сдерживался и сразу использовал намерение легкости, поэтому его скорость была намного выше чем на пути сюда. Дорога в эту сторону заняла более пяти часов, назад Юнбэй, если поторопится, может успеть за четыре, однако это, если его путь будет спокойным, чего в этой местности гарантировать нельзя.

Даже если это так, за прошедшие с момента его бегства полтора часа, он не преодолел и половины расстояния до города. Люк прикинул, что догонит Юнбэя уже недалеко от него.

Так и произошло. С его скоростью, Линь Юнбэю оставалось не более двадцати минут до города, когда сверху на него упала крылатая тень. В следующий миг он почувствовал сильнейшую боль в груди и его сознание ненадолго померкло.

Когда он пришел в себя, то обнаружил напротив себя юношу, которого не так давно преследовал. Юнбэй дернулся, пытаясь атаковать, но с ужасом обнаружил, что не может пошевелить даже пальцем!

— Ты в моем духовном захвате, — с улыбкой объяснил Люк, глядя на лицо своего врага. — При должном усилии, ты, наверно, даже сможешь из него вырваться, но я бы не советовал делать это. У меня нет желания тебя убивать. Пока что. Но если будешь делать глупости, оно может появиться…

Линь Юнбэй похолодел. Он знал, что значит духовный захват. Это то, чем владели только мастера поздней ступени Пробуждения Духа и выше. К примеру, Юнбэй был на средней ступени, но духовный захват до сих пор не был ему доступен.

Кроме того, захват Лорда поздней ступени с трудом мог удержать Лорда начальной ступени. Его оппонент же без особых проблем удерживал его — Лорда средней ступени. Хотя при помощи своего духа Юнбэй, вероятно, мог сбросить захват, он не решался этого сделать. Продемонстрированная мощь означала, что противник, скорее всего, является Лордом поздней ступени с очень хорошо развитой духовной силой. Что вероятнее, он уж на пике ступени или сделал полшага в область Короля! Но как шестнадцатилетний юноша мог быть настолько силен? Должно быть, это какой-то древний эксперт, чудесным образом вернувший себе молодость…

— Кто ты, и сколько тебе лет на самом деле? — не удержался он от вопроса.

Люк холодно хмыкнул.

— Разве ты в том положении, чтобы задавать вопросы?

Юнбэй осекся. Если все было, так как он предполагал, для этого эксперта убить его было все равно, что раздавить муху.

— Прошу меня извинить Ваше Превосходительство! Чего вы хотели от этого ничтожного?

— А ты быстро учишься. Ответь на несколько вопросов, и я тебя отпущу.

— Что интересует Ваше Превосходительство? Расскажу все, что знаю!

Первым делом Люк разузнал у Юнбэя про клан Тянь. Того не посвящали в какие-либо секреты, но он все равно знал довольно много. Так как разговор затянулся, Люк счел нецелесообразным поддерживать духовный захват, чтобы не тратить слишком много духовной энергии. Как он и предполагал, Юнбэй не посмел ничего предпринять.

— Откуда вы узнали, где я? Я видел какой-то компас… — разобравшись с кланом Тянь, Люк задал другой волнующий его вопрос.

— Вы про этот? — Юнбэй достал из-за пазухи небольшой артефакт. — Мы ориентировались по нему, чтобы найти Ваше Превосходительство, однако он почему-то перестал работать…

— Где ты взял его? — спросил Люк, игнорирую скрытый вопрос своего собеседника.

— Докладываю Вашему Превосходительству: этот компас, а также некоторые сведенья о вас я получил от старого нищего. Теперь я понимаю, что сведенья были ложными, однако компас действительно работал.

— Вот как? Где тот нищий теперь?

Юнбэй замялся.

— Э… это… Я случайно убил его…

Видя, что лицо Люка становиться раздраженным, Юнбэй поспешно добавил: — Этот нищий всего лишь посредник! На самом деле, он не сделал бы это, если бы их главный ему не поручил…

— Главный?

— Его зовут Гу Ло, но за глаза его чаще называют Горбун Гу или просто Горбун. И у него просто сверхъестественные способности к добыче информации. По крайней мере, так говорят.

— Ты знаешь, как найти этого горбуна?

— Нет. Никто не знает, где он живет. Если кому-то нужно с ним связаться, это можно сделать, просто сказав об этом нищим. Не все, но многие работают на него…

— Благодарю. Твоя информация оказалась весьма полезной. Можешь идти, — произнес Люк через некоторое время, когда поток его вопросов иссяк. — На твое счастье, ты ничего не сделал Линь Юэ, иначе уже был бы мертв…

Юнбэй сглотнул.

— Могу я спросить, почему Ваше Превосходительство все же отпускает меня? У вас ведь с самого начала не было намерения меня убивать…

— Можешь сказать за это спасибо Линь Жаню.

Люк расправил крылья и взмыл в воздух.

— Кстати, на твоем месте я бежал бы из города как можно скорее. Вряд ли клан Тянь простит тебе гибель своих людей… — посоветовал он напоследок.

Глава 31. Ученица

— Прошу меня извинить, добрый господин, но не знаю я никакого Гу Ло…

Нищий, до того крайне довольный полученной парой серебряных монет, сразу стал крайне неприветливым, когда речь зашла о горбуне. Одно только это указывало на то, что нищий Гу Ло знал. Знал, но почему-то не хотел говорить об этом Люку.

— У меня к нему дело. Я хотел бы прикупить некоторую информацию…

— Простите, вы явно ошиблись. Никогда не слышал о человеке с таким именем.

— Вот, значит, как? Может, эти пару десятков золотых освежат тебе память, и ты скажешь, как мне связаться с ним?

Нищий замотал головой.

— Нет-нет-нет! Даже если бы это были не двадцать, а двести золотых, я все равно не смог бы вспомнить то, чего не знаю! Пожалуйста, поспрашивайте у кого-то еще!

— Хм, ну не хочешь, как хочешь. О беловолосой девочке ты тоже ничего не знаешь?

— Не знаю, — согласился нищий, на этот раз искренне.

— Хм, тогда последний вопрос: это правда, что Гу Ло сейчас нет в городе?

Нищий вздрогнул. Очень мало людей знало об этом факте. Усилием воли сохранив прежнее выражение лица, он быстро ответил.

— Как я могу знать, если не слышал о нем? Или вы так развлекаетесь, добрый господин? Уверяю вас, это совсем не смешно!

Люк хмыкнул.

— Смешно или не смешно, позволь судить мне. Держи, — он бросил нищему предмет, в котором тот, неожиданно для себя, опознал духовный камень.

— Это плата за информацию, ты мне очень помог. Спасибо.

Люк развернулся и отправился восвояси, оставляя нищего в смешанных чувствах.

Плата за информацию? Какую? Он ведь ничего не сказал! Или этот молодой человек просто сошел с ума?

Нищий сомневался, хотя юноша вел себя странно, вопросы, которые он задавал, были исключительно точными. К тому же, нищий не просто так всячески отрицал свою связь с Гу Ло, недавно горбун приказал пока не принимать никаких заказов и никому не выдавать его контакты. Теперь, когда им так сильно интересовался какой-то парень, требовалось срочно сообщить ему об этом. И остальных предупредить, чтобы не сболтнули лишнего…

Нищий не знал, что это уже не имело смысла. Все нужные ответы Люк получил. Хотя нищий ничего не сказал словами, юноша вовсе не зря задавал вопросы. Он использовал их как якорь для знака Инлит. Нищий был простым человеком, никогда не занимавшийся культивацией. При такой разнице в духовной энергии Люк просто читал его поверхностные мысли, так, что тот об этом даже не подозревал.

Это был не первый нищий, с которым Люк имел дело, но он оказался единственным, кто что-то знал. Остальные опрошенные либо не были связаны с Гу Ло вовсе, либо имели самый минимум информации, получая ее от других нищих, которые в этой цепочке стояли выше.

В конце концов Люк добился своего. Он узнал, как нищие связываются с Гу Ло и некоторую другую полезную информацию.

На самом деле, связь была по большей части односторонней. Нищие время от времени заглядывали в условные точки, и там их могла ждать записка от Гу Ло. С поручением, либо с местом и временем встречи.

Располагая этой информацией, Люк мог выйти на горбуна, но, к сожалению, все оказалось не так просто — сейчас тот отсутствовал в городе, а когда вернется, было неизвестно. Люк не мог впустую тратить время, дожидаясь его возвращения.

А вот о девочке нищий ничего не знал. Похоже, эта информация была вне его компетенции.

Во время расспросов юноше показалось, что он почувствовал ее присутствие, но длилось это ощущение совсем недолго. Если она и была здесь, то отчего-то задерживаться не стала. Новую метку на него тоже никто, конечно, не повесил.

Ну а раз так, смысла откладывать визит к Эри’Нару больше не было. Хотя в городе еще оставалось несколько членов клана Тянь, они, по большей части, были связаны с Тянь Геном или являлись мелкими сошками. Тянь Гена Люк решил пока не трогать, поскольку это могло нарушить его планы по внедрению в клан. В любом случае, эти люди никуда от него не денутся.

Отложив вопрос поисков Гу Ло на свой следующий визит сюда, Люк отправился в путь.

* * *

Мираж заметила возвращение Люк довольно быстро. На самом деле, она постоянно следила за городом, ожидая его возвращения. Его, или команды клана Тянь, искренне надеясь, что они вернутся с отрицательным результатом.

Однако постоянное наблюдение требовало много духовной силы. Даже с ее возросшей силой души было невозможно поддерживать его постоянно, поэтому время от времени девочка делала небольшие перерывы, понемногу восстанавливаясь. В один из таких перерывов она даже не заметила, как заснула.

Когда Мираж проснулась, ее духовная сила полностью восстановилась, но девочка не была этому рада. Она боялась, что за время сна пропустила что-то важное.

К счастью, это оказалось не так. Стоило ей исследовать город, Мираж тут же обнаружила Люка. Вне себя от радости, она бросилась к нему, не отдавая себе отчета в том, что собирается делать. Однако в нескольких десятках метров от юноши аватар души девочки резко остановился. Причина состояло в том, что парень разговаривал с одним из нищих, и вопросы, которые он задавал, напрямую касались Гу Ло и даже ее самой!

Мираж застыла, пораженная неожиданным осознанием.

Он ведь теперь считал ее врагом! Поэтому, должно быть, и начал поиски.

А ведь действительно, она была человеком, из-за метки которого его преследовала группа могущественных врагов. Если бы он вовремя не осознал это и не разрушил метку, то сейчас, скорее всего, был бы уже мертв!

Это именно то, как он должен думать. О том, что Мираж разрушила метку на компасе, он просто не может знать. Даже если бы кто-то сказал ему, обе метки исчезли почти одновременно, никто, помимо самой Мираж, не мог знать, что компас перестал работать чуть раньше.

Не имея возможности нормально общаться, даже если она появится перед Чан Леем сейчас, то не вызовет ничего, кроме агрессии.

А ведь он многому ее научил, и, девочка склонялась к мысли, что научил намеренно. Сейчас, должно быть, он чувствует себя разочарованным в лучших чувствах или даже преданным.

От осознания этого, Мираж хотелось плакать. Ее душевное состояние стало настолько нестабильным, что ей даже стало сложно поддерживать аватар души.

— Прости. Я рада, что с тобой все хорошо. Что касается меня, можешь пока думать все, что хочешь… — негромко произнесла девочка, после чего ее аватар рассеялся.

Спустя мгновенье Мираж открыла глаза в полутемном подвале. Тусклый свет дешевого светильника отражался от стоящей в них влаги.

К сожалению, Мираж не была хозяйкой даже своей собственной жизни, она никак не могла предотвратить подобные ситуации.

«Все потому, что я слаба. Если бы я была достаточно сильной…»

Если бы Мираж обладала большей силой души, даже если она не могла противостоять Гу Ло сама, она, по крайней мере, могла лучше взаимодействовать с другими. Могла бы говорить! В этом случае большинство ее проблем было бы решено.

К счастью, теперь у нее был способ стать достаточно сильной. И сейчас, пока Гу Ло находился в отъезде, для этого было самое подходящее время.

— Я стану сильной! — решительно произнесла она, смахивая слезы, а затем, не мешкая, принялась распевать мантры, необходимы для практики «Искусства Грозовой Души».

Мантры были довольно сложные. Мираж пришлось постараться, чтобы запомнить их правильно. Не с первой попытки, но у нее получилось.

После того как образовался этот странный устойчивый аватар, так сильно отличающийся от ее привычного, девочка сплела замысловатую фигуру из пальцев левой руки, вкладывая в нее желание, чтобы боль не ощущалась.

Фигура тоже далась ей не с первой попытки. Девочка с ужасом вспоминала момент, когда впервые применила «Искусство Грозовой Души» и при этом неправильно использовала эту фигуру.

В тот момент лишь пытки, которые она когда-то проходила из-за находящегося внутри яда, не позволили ей сойти от боли с ума.

Это оказалось очень хорошим стимулом. Уже в следующий раз, когда Чан Лей применял эту фигуру, девочка полностью запомнила все нюансы, а затем и воплотила на практике. Лишь убедившись на своем реальном теле, что боль не ощущается, она осмелилась вновь тренировать «Искусство Грозовой Души».

Пока пальцы ее левой руки были сжаты в фигуру обезболиванья, Мираж подняла правую над головой и сложила ее пальцы во вторую фигуру — фигуру молнии.

В тот же миг боль затопила все ее естество, но боль терпимая. Сильнее, чем на четвертый день без противоядия, но слабее, чем в начале пятого дня. Мираж была вполне готова терпеть ее, если это позволит ей стать сильнее. Вот если бы фигуры облегчения боли не было… в этом случае девочка не была уверена в своей решимости.

— Нет. Даже тогда…

Мираж вспомнила лица родителей, предательски убитых горбуном, которого они приняли как гостя, вспомнила множество людей, жизнь которых он испортил, вспомнила убитых ради воспитания ее покорности… вспомнила ту ситуацию, что была сейчас…

Она, определенно, вытерпела бы даже ту боль!

К счастью, фигура облегчения боли все-таки существовала, а Чан Лей был так добр, что показал ее вместе с «Искусством Грозовой Души». Девочка иногда наблюдала за его боевыми тренировками и сильно подозревала, что тот может применять фигуры безо всяких жестов. Напрямую при ней он этого не делал, но в некоторых техниках Мираж буквально ощущала присутствие фигур, хотя юноша, вроде бы, их не применял.

«Это правильно, что ты не доверял мне до конца, но я все равно очень-очень тебе благодарна…»

Одну за другой, девочка обрушивала молнии на свой аватар души, каждый раз вздрагивая от боли.

Остановилась она только тогда, когда ее духовная сила почти полностью подошла к концу…

Глава 32…и сюда тоже!

Отлетев от города на достаточное расстояние и убедившись, что в этот раз за ним нет никакой слежки, Люк нашел укромное место и приземлился. В его руках появилось два пространственных кольца, одно из которых раньше принадлежало Тянь Лантяню, а второе — Тянь Ляну. Юноше не терпелось узнать, что досталось ему на этот раз.

Первым делом он исследовал кольцо Тянь Лантяня. Помимо духовных камней и малых окрашенных духовных камней на общую сумму около двадцати тысяч там обнаружилось несколько артефактов и свитков с техниками, а также точно такой же талисман, которым на его глазах воспользовался Тянь Чунпэн.

Люка очень заинтересовали свойства этого талисмана. Однако исследование его духовным восприятием практически не принесло результатов: эспер уловил колебания пространственной энергии, вложенной в артефакт, но едва-едва.

Отложив талисман в сторону, Люк подробнее изучил остальные свои трофеи. Среди артефактов выделялся один меч с черным как смоль лезвием. Именно им обычно сражался Тянь Лантянь. Качество этого меча намного превосходило все остальное, он находился всего в полушаге от Небесного ранга, ничуть не уступая Жалу и Лезвию, возможно даже превосходя их. Не по остроте и прочности, а по атрибуту. Атрибутом этого меча была Тьма. Техники на ее основе в сочетании с ним получались особенно сильными.

Остальные артефакты, за исключением одного, также были оружейного типа, но заметно уступали мечу. Исключением являлась тяжелая металлическая броня. Эта броня была середины Земного ранга и для своего ранга обладала удивительно мощной защитой. Минусом было то, что она действительно была тяжелой и сковывала движения. С физической силой Люка это не было проблемой, однако он все равно не стал ее надевать — летать в ней было бы заметно сложнее.

«Интересно, можно ли ее надеть сразу из пространственного кольца?»

Это был первый защитный артефакт Люка, если не считать кулона, до сих пор висящего на его шее, поэтому раньше такого вопроса не возникало.

«Меч возникает именно там, где я представляю, все остальное тоже, значит, и броня должна, однако проверять это так может быть слишком опасно. По идее это не должно навредить мне, но…»

В итоге, ради эксперимента Люк вырезал из камня грубое подобие человеческой фигуры и воплотил броню на нем. Все прошло как надо. Броня возникла точно на каменном манекене, никак тому не навредив. Повторив процедуру несколько раз, Люк все-таки решился призвать броню на себя, на всякий случай, применив «Доспех Духа Крови».

Ощущения от вмиг обрушившейся на плечи тяжести были непривычными, но ничего непредвиденного или опасного не произошло.

«Очень хорошо. В случае опасности не займет много времени вызвать ее».

Следом за артефактами настал черед техник. Почти все они также относились ко Тьме. Люк сначала думал, что не найдет тут ничего полезного — в ближайшее время он не планировал осваивать еще и Тьму — однако в свитке с «Крыльями Тьмы» — техники, при помощи которой летал его недавний преследователь — юноша обнаружил его личные записи.

Сами по себе «Крылья Тьмы» были далеко не лучшей техникой полета. Не слишком быстрой и энергозатратной. По мере освоения эти минусы уменьшались, но не исчезали полностью. Если сравнивать с другими техниками полета подобного ранга — «Крылья» все еще проигрывали им. Однако это была не просто техника полета, образованные таким образом конечности можно было использовать для защиты и даже атаки. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы Люк бросился ее изучать. Самое важное содержалось в записях. Тянь Лантяню удалось выяснить, что для «Крыльев» можно создать физическое воплощение. После того, как это произойдет, их можно будет совмещать с другими техниками полета, что сильно увеличит скорость практика.

Для создания физического воплощения требовался ряд различных ингредиентов природного происхождения.

Один раз Тянь Лантянь уже собрал их все, однако поспешил. Тогда уровень его владения техникой оказался слишком низок. Объединение энергетических крыльев и физического воплощения прошло неудачно, и большая часть ингредиентов оказалась уничтожена. Сейчас Тянь Лантянь был близок к тому, чтобы собрать еще один комплект, но некоторые вещи достать так и не смог.

— Не может быть! Он входит и сюда тоже! — воскликнул Люк, прочитав список.

Одним из необходимых ингредиентов оказался Корень Танарии, единственное вещество, которого не хватала Люку для «Шага за предел»!

К сожалению, Тянь Лантянь тоже не нашел его. Танария произрастала на берегах некоторых южных морей, если можно применить слово «произрастала» к хищному растению, способному, к тому же, невероятно быстро двигаться. Ее корень — длинный и гибкий, обладал высокой прочностью и был заострен на конце. Пока ничего не подозревающие животные пытались съесть сочный ароматный плод, корень поражал их в спину и вытягивал жизненные соки. Если же покусившийся на плод был слишком силен, Танария тут же втягивалась бы глубоко в нору, а при нужде была вполне способна перемещаться под землей, благо в прибрежном песке сделать это было намного проще.

В южных регионах материка Танария высоко ценилась, но не была особой редкостью. К сожалению, до тех мест было слишком далеко. Даже Тянь Лантянь, занимавший не самую низкую должность в клане, не смог быстро найти еще один корень.

Зато все остальное почти собрал. Помимо корня была только одна недостающая вещь: собственно основа для крыльев.

Для этой цели подошла бы кожа любого крупного летающего ящера или летучей мыши. Тянь Лантянь, безусловно, давно мог добыть их, однако он не хотел довольствоваться посредственным результатом. Для своей цели он выбрал ни много ни мало сумрачную виверну. По его мнению, это был лучший из возможных вариантов.

Сумрачные виверны были крайне опасными монстрами. Они очень редко встречались и, за исключением совсем молодых, относились к четвертому рангу. Особо матерые особи могли достичь даже пятого ранга. Ходили слухи о Королеве сумрачных виверн, которая достигла шестого ранга, Тянь Лантянь считал, что это только слухи. Своей целью он избрал виверну четвертого ранга. По его расчетам, она недавно прорвалась на поздний этап. Тянь Лантянь случайно обнаружил ее в одно из путешествий, но не решился связываться напрямую. Сумрачные виверны славились своей неуловимостью. Тянь Лантянь боялся, что не сможет поймать, а только спугнет ее. Он решил вернуться к ней позже, воспользовавшись помощью клана. К слову, прошлую кожу для «Крыльев» он получил из запасов клана, но эта должна была подойти даже лучше.

Обитала эта виверна также на Хребте Погибели, но сильно в сторону от тех мест, что уже успел изучить Люк. Хотя соблазн увеличить свои шансы на побег в случае, если его преждевременно раскроют, был велик, юноша счел нецелесообразным делать такой крюк, только ради перспективы добыть крылья. К тому же, у него все еще не было Корня Танарии.

Закончив с осмотром пространственного кольца Тянь Лантяня, Люк перешел к имуществу Тянь Ляна.

Тянь Лян занимал в клане еще более значимый пост. Люк ожидал, что его богатства будут сильно превосходить Тянь Лантяня, однако реальность внесла свои коррективы. В кольце этого влиятельного человека оказалось лишь не более пяти сотен духовных камней, парочка малых окрашенных духовных камней и один средний окрашенный духовный камень! Все окрашенные духовные камни относились к элементу магмы, который являлся смешением огня и земли.

Артефактов тоже почти не было. За исключение искалеченных взрывом копья и жилета, который выполнял функцию защиты, это были лишь стандартный Талисман Побега и одно копье среднего Земного ранга, которое Тянь Лян носил в качестве запасного.

А вот свитков с техниками было немало. Большинство из них относились к стихии магмы, но были также огня и земли.

«Довольно интересно. Жаль, сейчас мало времени на их изучение. Я должен сосредоточиться на основной цели».

Элемент Земли был противоположен Воздуху, которым парень неплохо владел. К сожалению, даже если бы Люк успел освоить Землю на достаточном уровне, из-за особенностей этой стихии обычный «Лотос Двух Элементов» создать было бы невозможно.

Помимо этого и некоторых личных вещей в пространственном кольце обнаружилось множество ремесленных материалов. Это были различные руды и несколько склянок с разноцветными жидкостями, предназначение которых Люк не знал. Склянки были хоть коряво, но подписаны, однако юноша не мог точно определить, что означают эти записи.

До тех пор, пока не нашел невзрачный лист бумаги, на котором все еще не очень опрятно, но в этот раз вполне читаемо были перечислены названия всех этих непонятных вещей.

Рядом со списком красовался рисунок копья, так что Люк начал догадываться, откуда взялись все эти вещи и почему Тянь Лян был настолько беден.

Похоже, все свои деньги он потратил на них! А сделал он это для того, чтобы создать для себя новое копье.

«Не знаю, сколько все это может стоить, но похоже очень дорого. Неужели он хотел себе копье Небесного ранга? Но разве в клане Тянь есть кузнец, способный выковать подобное оружие? Или это его личные знакомства?»

Как бы то ни было, ответов у Люка не было. Сложив все новоприобретенное ценное имущество в собственное пространственное кольцо, юноша продолжил свой путь.

Глава 33. Одна скрижаль — один наследник!

— Истинный ци, говоришь? Очень интересно… — Эри’Нар в задумчивости облокотил голову на руку.

Он некоторое время что-то обдумывал, а затем произнес: — Тебе не следует никому говорить об этом методе, пока не станешь достаточно сильным, иначе это навлечет на тебя множество проблем…

Люк и сам так считал. Он даже раздумывал, говорить ли о нем самому Эри’Нару, но в конце концов решил, что не будет ничего плохого, если он расскажет. Вряд ли это могло заинтересовать практика, некогда стоявшего на вершине мира.

— Я понимаю. Что старший знает об этом методе?

— О, это уникальный метод, в котором будет заинтересован любой практик Духовного Орудия, даже пиковый. Особенно пиковый! А уникальность его заключается в том, что так называемый «истинный ци» — это то, что необходимо для прорыва на ступень Истинного Элемента. Это другое название ступени Императора, — пояснил он на непонимающий взгляд Люка.

— Настолько ценен? — Юноша был поражен открывшимися перспективами. В настоящий момент он сомневался, что сможет прорваться на ступень Короля даже после исполнения контракта — отсутствие Духовного Орудия никто не отменял — однако теперь у него в руках был метод, позволяющий прорваться на ступень Императора! Если бы он как-то преодолел текущую проблему, его будущее было бы безгранично.

— Если старший желает, я с радостью предоставлю вам ее для изучения!

Люк уже освоил ее, так что не было никакой нужды держать технику при себе. На самом деле юноша планировал в будущем отдать ее Линь Юэ, однако дать ее на время Эри’Нару также было хорошей идеей. Так все его долги перед древним практиком разом бы полностью исчезли.

— Глупый мальчишка! — однако Эри’Нара это предложение отчего-то разозлило. Однако затем он резко умолк, казалось, что-то поняв.

— Скажи мне, сколько ты практиковался в этой технике, и какого прогресса успел достичь? — вкрадчиво спросил он.

— Все время после получения, то есть около двух месяцев. По пять часов в день, примерно. За это время я сумел преобразовать около семи процентов ци.

— Семь процентов? Хм, не так уж и плохо. Тогда скажи, как ты это делал? Как часто ты использовал скрижаль с методом?

— Сначала я постоянно сверялся с техникой, но после того как все освоил, заглядывал в нее лишь иногда, в основном она лежала в пространственном кольце, — не совсем понимая, куда клонит Эри’Нар, ответил Люк.

Древний практик вздохнул. Все было так, как он и предполагал.

— Дай мне посмотреть на эту скрижаль, — на всякий случай сказал он.

— Хорошо.

Древняя табличка из зеленого камня, больше похожего на изумруд, чем на нефрит, появилась в руках юноши, и тот передал ее своему собеседнику.

Изучив ее некоторое время, Эри’Нар вернул скрижаль Люку.

— И правда. Ты ее даже не привязал! Я удивлен, как ты вообще достиг прогресса в столь сложной технике…

— Привязал? О чем вы?

Эри’Нар вновь вздохнул. Потом вспомнил, что его собеседнику было шестнадцать лет, и, даже если считать возраст в другом мире, не намного больше, и просто принялся рассказывать.

— Некоторые скрижали, оставленные могущественными практиками, не просто описывают технику или метод. Помимо этого те заключают в них след своей воли, который содержит часть их прозрений насчет культивации данной техники. Благодаря этому, наследник, установивший связь со скрижалью, осваивает технику, запечатанную в ней, намного быстрее. Но скрижаль при этом использовать необходимо. Ты же мало того, что не используешь скрижаль, так и не установил связь. Возможно даже, все это время ты практиковал неполную версию…

— Неполную версию?

— Да. Не все, но многие специально создают техники так, чтобы полностью освоить их без привязки скрижали было невозможно. Делают они это потому, что не хотят, чтобы их наследие попало в руки кому попало. Одна скрижаль — один наследник.

— Неужели, совсем нельзя передавать их другим? Своим ученикам, например? — спросил Люк. Он был удивлен и шокирован этой информацией. Мысль о том, что он два месяца практиковал неполный навык, была не слишком радостной.

— Можно. Но разорвать связь возможно, только полностью освоив технику, в противном случае она просто разрушится. В данном случае, думаю, освоение означает полное преобразование ци в Истинный Ци. Но есть и другой метод. В случае смерти прежнего владельца, скрижаль снова становиться бесхозной. Не думаю, что тебя устроит такой способ передачи…

Люк не мог не согласиться.

— Но как установить связь со скрижалью? — спросил он.

— Нужно оставить на ней клеймо души. Привязка с помощью крови тоже возможна, но я бы не советовал делать это, если только полностью не уверен в благонадежности создателя скрижали. Кровь можно использовать… по-разному…

— Клеймо души? Как его оставить? — юноша и без слов древнего практика знал, что разбрасываться кровью, особенно отданной добровольно, может быть довольно опасно.

— Просто воздействуй на нее силой души и пожелай этого. Клеймо возникнет само. Но для этого сила воздействия должна быть довольно высокой. Как правило, практикам, не достигшим поздней ступени Пробуждения Духа, сделать это невозможно. У тебя… не должно возникнуть никаких проблем.

— Понятно…

Держа табличку в руках, Люк с сомнением посмотрел на Эри’Нара. Совсем недавно тот говорил, что эта вещь заинтересует любого практика уровня Короля. Он сам находился на этой ступени! Разве не было у него соблазна забрать ее? Сейчас, пока скрижаль была еще не привязана, можно было сделать это безболезненно… Тем не менее, он не выразил никакого намерения сделать это. Напротив, рассказал Люку о способе привязки.

— Я, все-таки, не простой практик Духовного Орудия, — словно прочитав мысли юноши, произнес древний практик. — Хотя сейчас мою силу сейчас можно отнести к этой ступени, это не потому, что мой ци не соответствует. Причина в том, что я утратил духа. Если бы это было не так, я давно бы уже вернул былую мощь. На самом деле, можно сказать, что я нахожусь на ступени Измененной Крови или даже формирования даньтяня, но, конечно, это не будет правдой. Из-за потери духа и возрождения в виде нежити я упал до этих границ, но мой ци по-прежнему остался истинным, хотя и изменился чисто на ци смерти. Моя сила души также не слишком пострадала. Без сомнения, со временем она вернется к моей пиковой форме. Эта техника мне просто не нужна. Но я — исключение. Любой иной практик Духовного Орудия сделает что угодно, чтобы заполучить ее. Надеюсь, ты действительно понимаешь это…

Люк кивнул, обдумывая свое положение. Обладание этим методом разом делало его всеобщей мишенью. Пока он не сможет на равных биться с высокоранговыми Королями, следует тщательно хранить эту тайну. К счастью, о ней пока знали только он и Эри’Нар. Даже Линь Юэ он пока не рассказывал.

— Кстати, Глава Поместья Ворона Инь похоже что-то о ней знает, иначе не стал бы посылать столько людей. И не думаю, что он успокоиться просто потому, что миссия провалилась. Наверняка он будет искать дальше. Символ Вызова все еще у тебя?

— Да.

Люк извлек из пространственного кольца серую каменную дощечку и продемонстрировал ее Эри’Нару. В случае крайней опасности, юноша мог сломать ее, призвав древнего практика на помощь.

— Хорошо. Не стесняйся использовать его в случае нужды. Пиковый Король — это не то, с чем ты можешь иметь дело.

Люк молча кивнул. Глава Поместья… Этот человек пока был за пределами его сил. К счастью, помимо помощи Эри’Нара у него теперь было целых два Талисмана Побега…

После того, как тема «Искусства Истинного Ци» исчерпала себя, Люк рассказал Эри’Нару о других своих приключениях в пещере, а тот изредка вставлял свои комментарии. Правда, когда речь зашла о последнем этапе, юноша сильно засмущался.

— Для преодоления врат требовалось совместить Ян ци мужчины и Инь ци женщины, — произнес он стараясь сохранять лицо невозмутимым. — Инь Цин Ло пыталась воспользоваться мною для этих целей и, если бы не вмешался Ловец Душ и не захватил ее тело, у нее бы все получилось. В итоге… кхм… Ловец Душ выкинуло оттуда, а мы с Ли Сюйшань смогли пройти дальше…

Лицо Люка, когда он произнес эти слова, стало красным. Эри’Нар тактично не стал уточнять подробности. Он итак все понял.

— Значит этот парень вовсе не парень. И теперь где-то гуляет… Что ж, это не наши проблемы.

— Он… она обещала не делать ничего такого. Вроде.

— Не важно. Честно говоря, я удивлен. Этот артефакт оказался намного смышленее, чем я полагал. Ладно, неважно…

Люк продолжил свой рассказ, когда речь дошла до превращения в феникса, Эри’Нар сильно удивился.

— Даже в мое время фениксы были мифами. Говоришь, ее отвергли принципы мира? Впервые слышу об этом. Возможно то, что на этой земле с древнейших времен не появлялось никого выше ступени Проявления — это следующая за Императором — объясняется этими же принципами…

Через некоторое время Люк закончил свой рассказ. Единственное, что он при этом скрыл, была вторая высшая техника, полученная в Пещере. Не то, чтобы он не доверял Эри’Нару, но иметь некоторые козыри было разумно. В конце концов, он ведь не обязан рассказывать ему все.

— Ты вроде говорил, что нашел почти все ингредиенты? — спросил древний практик, когда Люк закончил рассказ.

— Да, не хватает только Корня Танарии.

— Вот как? Тогда у меня для тебя хорошие новости: совсем недавно мне в руки попало несколько ценных ингредиентов… и Корень Танарии был среди них! Раз ты собрал все остальное, значит… я могу приступить к созданию «Шага за предел» прямо сейчас!

Глава 34. Преобразование

Получив от Люк все необходимые ингредиенты, Эри’Нар отправился готовить эликсир, и юноша оказался предоставлен сам себе. В другой ситуации он бы напросился наблюдать за приготовлением, но сейчас ему не терпелось установить связь со скрижалью «Искусства Истинного Ци»… и не только с ней. Также в его списке было «Истинное Искусство Единения» и техники, купленные в Долине Грозового Лотоса, а еще… «Воплощение Огненного Будды».

По поводу последней техники Люк чувствовал некоторые угрызения совести — в свое время он просто забыл вернуть ее Вэймину — но раз уж выпал шанс, проверить ее было вполне разумно. Он не особо рассчитывал на успех, вряд ли в библиотеку стали бы помещать что-то, что можно привязать, однако небольшой шанс на это сохранялся.

Начал Люк с «Искусства Истинного Ци». Уплотнив силу души, он направил ее в скрижаль с техникой, желая оставить на ней отпечаток. И у него все получилось: замысловатый рисунок на миг проявился на поверхности скрижали, после чего растворился внутри нее, а юноша почувствовал духовную связь между собой и табличкой.

Не мешкая, он направил в нее свое духовное восприятие и принялся изучать содержимое. Оно действительно изменилось. Не сильно, но это были ключевые моменты. С ними техника разом стала ощущаться гораздо более полной и завершенной.

Использовав эту улучшенную версию, Люк сразу ощутил, что скорость преобразования ци сильно увеличилась. А ведь он даже не завершил ее изучение! Какова же будет скорость, когда это произойдет? В два или три раза больше той, что сейчас, или, может быть, даже быстрее!

Отложив пока «Искусство Истинного Ци», он перешел к следующей технике. Это было «Истинное Искусство Единения» и оно тоже немного изменилось после установления связи. Внешне описание техники осталось неизменным, но Люк смутно ощутил некоторые скрытые истины, которые до сих пор ускользали от него.

А вот с техниками, полученными в Долине, ничего такого не было. И «Воплощением Огненного Будды» — тоже. Но если первые не были, по всей видимости, достаточно могущественны, последняя, скорее всего, являлась копией.

Проверив на всякий случай некоторые из старых техник, свитками которых он обладал, Люк вернулся к культивации «Искусства Истинного Ци». Потратив некоторое время на то, чтобы изучить все изменения в технике, он установил скрижаль на уровне глаз и принялся медитировать.

Сам того не замечая, через некоторое время он полностью синхронизировался со скрижалью. В этот момент от нее стали исходить едва уловимые волны духовной энергии, направленные исключительно на юношу, и скорость его культивации вновь возросла.

Поглощенный культивацией, Люк не заметил, как пролетело девять часов. За эти девять часов юноше удалось добиться результата, на который раньше у него ушло бы, как минимум, пять дней, а скорее всего неделя. Если раньше процент изменения ци на истинный составлял семь с небольшим процентов, то сейчас он вплотную приближался к восьми!

Воодушевленный таким успехом, Люк хотел медитировать и дальше, но в этот момент вернулся Эри’Нар. В руках древний практик держал внушительных размеров флакон с золотой жидкостью.

— Все готово! — торжественно произнес он. — Ты можешь приступать к трансформации тела прямо сейчас!

Люк обрадовался.

— Это и есть «Шаг за предел»? — спросил он, глядя на флакон. — Не слишком ли его много? Боюсь, выпить столько за один раз будет очень сложно…

— Естественно. Более того, если бы ты сделал это, тебя бы просто разорвало изнутри, — спокойно ответил практик. — Этот эликсир следует употреблять несколько иным способом. Выпить нужно лишь небольшую часть его, а остальное впитать через кожу в виде целебной ванны.

— Ванны?

Люк слышал о таком способе, но никогда раньше не применял его.

— Это позволит зелью равномерно впитаться всей поверхностью тела. В этом случае нагрузка на организм также будет равномерной и одновременной, — пояснил Эри’Нар.

— Если ты готов, то можем начать прямо сейчас. Но предупреждаю: процесс будет довольно болезненным и чем больше зелья ты добавишь за раз, тем более болезненным он будет.

— От этого количества зависит что-то помимо боли? — уточнил Люк.

— Да. Чем больше зелья добавить, тем интенсивнее будет проходить процесс преобразования и тем большую силу ты в итоге получишь. Тем не менее, существует предел, который твое тело может выдержать. Это примерно треть этого флакона, если добавить в воду больше, то ты просто умрешь, а не трансформируешься.

Люк был поражен.

— Но если максимум — это треть, зачем тогда все остальное?

— Конечно, чтобы продолжить трансформацию. Хотя ее мощность определяется начальным количеством «Шага за предел», остальное тоже впитается. Это не будет настолько же эффективно, тем не менее твоя сила все еще возрастет. Это будет намного менее болезненно, зато долго. Если ты хочешь воспользоваться эликсиром в полной мере, тебе придется потерпеть…

— Хорошо. Я готов. Мы уже можем приступать?

— Да. Пойдем. Тебе только следует подготовить ванну.

С этой задачей Люк справился быстро. Хотя Эри’Нар не был живым и не нуждался в воде для питья, она все еще нужна была для алхимии и некоторых других нужд, так что у него хранился довольно большой ее запас. Заполнив каменную ванну водой до краев, Люк разогрел ее при помощи законов огня, после чего взял из рук Эри’Нар эликсир и уверенно добавил в воду треть его содержимого.

— Уверен, что выдержишь? Это будет просто невероятно больно.

— Уверен!

Люк разделся, сделал небольшой глоток — примерно на одну двадцатую часть оставшегося зелья — после чего окружил себя защитой ци и с головой погрузился в ванну.

Убрав защиту, юноша быстро понял, что Эри’Нар ничуть не преувеличивал. Энергия раствора тут же вторглась в его тело, начиная трансформацию. Одновременно с этим зелье, дошедшее до желудка, также начало распространяться по его внутренностям. Все вместе это было просто невероятно болезненно!

К счастью, у Люка был Инлит. Едва боль превысила определенный порог, знак активировался сам собой, полностью устраняя болевые ощущения. В отличие от души, тело он мог защитить полностью. Тем не менее, Люк решил вернуть часть болевых ощущений, чтобы в лучшей степени понимать, что происходит с его телом.

А оно находилось на грани. Кожа юноши раскалилась, став насыщенно-красной, а его мышцы и даже внутренние органы претерпевали разительные изменения. Люк чувствовал, если бы энергии эликсира было хоть немного больше — его бы просто разорвало на части!

«А что если так?»

Юноша усилием воли сотворил Ка’ен и тут же почувствовал, что нагрузка на его тело уменьшилась.

«Хм, не помешает ли это трансформации?»

Люк пребывал в сомнениях. Если нагрузка упала, разве это не означает, что эффективность преобразования уменьшилась?

— Старший, добавьте еще немного эликсира, — послал он сообщении при помощи ци.

— Ты уверен?

— Уверен!

Древний практик сомневался. Он точно знал, что предыдущее количество было предельным. Теперь же этот парень просил еще. Он решил покончить с жизнью?

Однако просканировав состояние юноши, Эри’Нар быстро понял, что с ним все в порядке. То, что было предельным до этого, сейчас таковым не являлось. Отбросив сомнения, он добавил в ванну достаточно эликсира, чтобы вновь довести нагрузку до предела.

Результат не заставил себя ждать, интенсивность трансформации тут же увеличилась еще раз, а Люк снова почувствовал, что находится на грани.

Пользуясь тем, что Инлит был знаком длительного воздействия, который некоторое время можно не поддерживать, юноша сложил пальцы обоих рук в знак Ка’ен, что позволило его эффективности резко возрасти.

— Добавьте еще немного!

Молча просканировав состояние парня, Эри’Нар добавил еще. Он был искренне поражен. Изначально в ванну было добавлено треть эликсира, что уже считалось предельным, однако сейчас уже половина флакона оказалась пуста! Эри’Нар не знал, что за трюк провернул Люк, но его эффективность была просто ошеломительной. С содроганием он ожидал, что юноша попросит увеличить концентрацию эликсира еще больше, однако этого не последовало. Теперь Люк действительно находился на грани.

Его мышцы и внутренние органы многократно закалялись и уплотнялись, становясь намного крепче и сильнее. И не просто усиливались. В этот момент они действительно выходили за рамки того, что отведено человеческому существу.

Если раньше, на третьем уровне Пещеры, трансформация сделала Люка, который физически соответствовал лишь ступени формирования даньтяня, чуть сильнее практика равной с ним ступени культивации, то сейчас речь уже не шла о практиках. Скорее, это преобразование делало его силу сходной с чудовищными зверьми четвертого ранга!

Время шло. Постепенно дикая энергия «Шага за предел» утихла и напряжение с тела юноши спало. Эри’Нар еще несколько раз добавлял эликсир в воду, но и эта энергия была усвоена Люком. От него больше не требовалось поддерживать Ка’ен или даже Инлит, чтобы чувствовать себя комфортно.

В конце концов юноша просто уснул прямо в ванне, позволяя своему телу бессознательно впитывать остатки раствора…

Глава 35. Тело зверя

Проснулся Люк совершенно другим человеком. На первый взгляд он почти не изменился, его мышцы увеличились в размерах, но не слишком сильно. Он не стал выглядеть перекачанным атлетом, оставаясь стройным и поджарым, однако сила, таящаяся в его мышцах, заставила бы любого амбала позеленеть от зависти.

Хотя в размере мышцы увеличились слабо, их плотность теперь была на совершенно ином уровне. Даже сама структура их изменилась. Это не были больше мышцы человека, скорее — дикого зверя. Точнее, духовного зверя высокого ранга!

— Должно быть, это соответствует начальному четвертому рангу, — пробормотал Люк, рассматривая вмятину в стене, которую он оставил без малейшего использования ци. — Надеюсь, Эри’Нар не будет меня за это ругать…

— Вообще-то буду. Мог бы подождать с испытанием своих новых сил до выхода наружу. Я, знаешь ли, не владею техниками земли, чтобы быстро все исправить, если ты случайно вызовешь обвал, — немного ворчливо произнес древний практик, входя в комнату. А затем уже другим тоном добавил:

— Результат оказался вне моих ожиданий. Поздравляю! Тела духовных зверей выше первого ранга в большинстве своем намного сильнее и прочнее тел людей. Даже самый слабый зверь четвертого ранга физически намного сильнее практика ступени Пробуждения Духа. Сильнее и прочнее. Практики, взамен, быстрее и владеют техниками и оружием, которые компенсируют эту разницу, но речь не об этом. Сам я проходил трансформацию «Шагом за предел» уже на ступени Духовного Орудия. Более того, до этого я достиг заметных успехов в закалке тела, но, все равно, все, чего я достиг, это соответствие духовному зверю позднего четвертого ранга. Ты же… это надо проверить. Хм… Атакуй меня со всей силы, но без использованья ци.

— Хорошо.

Люк и не думал сомневаться. Даже если бы он задействовал все свои умения на максимум, вряд ли смог бы нанести Эри’Нару хоть какой-то вред. Разница в их силах все еще была слишком велика.

Вложив всю силу и вес тела в удар, он атаковал, сам поражаясь, насколько мощной получилась атака.

Эри’Нар встретил удар раскрытой ладонью. Также как и Люк, в этот момент он совсем не использовал ци. Удар, ослабленная версия которого с легкостью крушила камни, столкнулась с ладонью, после чего его энергия полностью рассеялась, а Эри’Нар сделал шаг назад.

— Все-таки это тело намного слабее моего прошлого, — с оттенком грусти произнес он. — Что касается тебя, сейчас твое тело соответствует телу духовного зверя середины четвертого ранга. Очень неплохо! Я после трансформации был лишь на малую ступень выше…

Люк был очень рад этому результату, но не мог не задаться вопросом о дальнейшем развитии.

— Эту силу… ее можно как-то улучшать? — спросил он.

— Да. Есть особая боевая техника, которую я разработал, наблюдая за риллаго. Ее применение само по себе позволяет постепенно улучшать силу. Но она — это моя плата по завершению задания. Есть также и другой способ: поедая плоть сильных духовных зверей или некоторые иные природные сокровища, ты также будешь становиться сильнее. Такой ответ тебя устроит?

— Вполне. Касательно вашего задания…

— Думаю, ты уже достаточно силен, чтобы безопасно путешествовать по континенту, однако сейчас тебе следует сосредоточиться на твоей мести. Поговорим после того, как ты сделаешь это…

На этот раз Люк у Эри’Нара не задержался. Проконсультировавшись с ним еще по нескольким вопросам, юноша направился в поисках подходящего для освоения законов льда места.

Его путь лежал вглубь горного хребта. Если Люк хотел найти место с соответствующими природными условиями без путешествия на далекий север, вершины гор были единственной возможностью. Выбрав в качестве цели одну из заснеженных вершин, юноша начал свой путь.

Хотя он мог летать, Люк не сделал это сразу. Для начала он хотел лучше привыкнуть к новоприобретенной силе. Также как и после трансформации на третьем уровне Пещеры, его контроль над телом ухудшился. Если он хотел вернуть его, требовалось потратить некоторое время на тренировки.

Сражение с духовными зверьми также было способом тренировки, едва ли не лучшим из всех. Единственный его минус заключался в том, что пока Люк полностью не приспособиться к телу, это было довольно опасно, но… он ведь не собирался драться вручную с сильными монстрами.

Первой жертвой юноши стал трехрог — серошерстный горный козел размерами больше напоминающий лошадь. Обычно трехроги были довольно спокойны и сами не на кого не нападали, однако этот отчего-то этому правилу следовать отказывался. Стоило юноше появится в зоне его видимости, трехрог окинул его взглядом наполненных кровью глаз, яростно топнул копытом, и, пригнув голову к земле так, чтобы его центральный рог смотрел точно в грудь юноше, ринулся в атаку.

Люк встретил его ударом кулака. Прямо в лоб, чуть пониже рога. Помимо того, что на всякий случай накинул на себя «Доспех Духа Крови», он не использовал ци, целиком полагаясь на физическую силу. Этот трехрог был на позднем этапе третьего ранга, Люк не планировал убивать его сразу, планируя использовать для тренировки, поэтому вложил в удар меньше половины силы, втайне опасаясь, что этого будет недостаточно, чтобы остановить набравшего разгон зверя.

Каково же было его удивление, когда от удара трехрог не только остановился, но и тут же рухнул на землю как подкошенный. Струйка серой энергии свидетельствовала о том, что он мертв. Осмотрев тело, Люк понял, что у зверя просто сломались шейные позвонки.

«Похоже, я все еще недооценивал силу четвертого ранга», — заключил он, забирая ядро зверя.

Люк продолжил свой путь, убивая всех монстров, осмелившихся напасть на него. На самом деле, было довольно много существ, которые чувствовали его силу и обходили по широкой дуге, однако и менее чувствительных было достаточно.

Как и в случае с трехрогом, он использовал для сражения только свое тело. Пока что ему встречались только звери второго-третьего ранга. Их ядра и энергия смерти становились наградой юноши.

После того, как Люк убил нескольких членов клана Тянь, он не только получил мгновенное усиление, предел его культивации тоже сдвинулся. Люк получил возможность вновь повышать ее обычными методами. Однако это было лишь повышение предела, а не отмена подавления. Честно говоря, Люк и не рассчитывал, что это так. Когда после смерти очередного духовного зверя его культивация не поднялась, он нисколько не удивился.

К этому времени он уже освоился с телом до той степени, что простые трехранговые звери больше не могли помочь ему в этом. Лучше было провести обычную тренировку, ну или столкнуться с кем посильнее. Убийство этих зверей практически полностью утратило смысл.

Применив «Крыло Бури», Люк взмыл в воздух. Так было намного быстрее, чем идти по земле.

Продвигаясь вперед, он также выискивал зверей четвертого ранга, с которыми можно было бы сразиться. И вскоре нашел. Правда не одного. Это была целая стая гигантских грифов из нескольких десятков особей. Большинство из них было третьего ранга, однако пятеро достигло четвертого, а один, самый крупный, находился, по крайней мере, в его середине, а скорее даже на позднем этапе.

Сталкиваться с этой группой Люку совершенно не хотелось. Победить он может и победил бы, однако это было бы слишком хлопотно. Грифы летели как раз в его сторону, поэтому, чтобы не привлекать их внимания, юноша спустился на землю и продолжил путь уже там.

Духовные звери, в большинстве своем, не обладали восприятием. Тем не менее, их органы чувств не стоило недооценивать. В частности, Люк знал, что все хищные птицы обладают превосходным зрением. В момент, когда стая приблизилась на расстояние в десять километров, он использовал «Застывшие Отражения», чтобы создать на своем месте иллюзию камня. Ну а то, что камень продолжал двигаться… Люк не настолько не хотел сражаться с грифами, чтобы из-за них полностью прекратить движение. Впрочем, когда до птиц оставалось не более пары километров, он все-таки затаился. Спустя несколько минут грифы пролетели над его головой, не обращая ни малейшего внимания. Подождав, пока они удалятся на достаточное расстояние, Люк продолжил путь, в голове прокручивая возможные сцены битвы со стаей.

«Хм, если подумать, это не кажется таким уж сложным. Грифов третьего ранга можно вообще не считать, а четвертого… Настоящую опасность представляет лишь вожак, если быстро его устранить, остальные не должны доставить неприятностей… Нет! Я все еще не знаю их способностей. Было бы глупо сражаться с целой стаей в такой ситуации».

Вскоре грифы полностью скрылись из виду, а через некоторое время и из радиуса духовного восприятия. Люк вновь поднялся в воздух и напрямую двинулся к вершине горы, больше не тратя времени на поиски зверя четвертого ранга. Однако когда такой зверь все-таки попался на пути, незамедлительно спустился.

Пещерный медведь середины четвертого ранга подходил для его тренировки как нельзя лучше.

* * *

— Вот значит как… — задумчиво произнесла красивая женщина лет тридцати на вид, закончив изучение папки. — Тем самым таинственным доктором оказался шестнадцатилетний парень, который, к тому же, уже прорвался на ступень Лорда. Парень, участвовавший в экспедицию в Пещеру Инь-Ян… Не зря я согласилась на личную встречу. Вы запросили тысячу камней, но я считаю, что этого крайне мало для такой информации. Конечно, если она правдива. Извините, но поверить в это без дополнительных проверок просто невозможно.

На самом деле женщина не присутствовала лично. Путь от самой Секты Морозных Врат, в которой она находилась, до этого отделения, занял бы слишком много времени. Здесь была лишь ее проекция. Но даже это показывало ее крайнюю заинтересованность.

— Я понимаю, — ее собеседник натянуто улыбнулся. Для этой женщины его репутация ни стоила ровным счетом ничего.

— Вряд ли вы сможете подтвердить, является ли он тем доктором, раз до сих пор этого не узнали у своей ученицы, однако о его возрасте и развитии знает довольно много людей. Не составит никакого труда проверить это.

— Это так, — женщина согласно кивнула, а затем в комнату вошла служанка, на подносе перед которой лежало десять небольших белых бусин с морозными узорами на поверхности. Эти бусины были Пилюлями Морозного Прорыва — эксклюзивными пилюлями Секты Морозных Врат. Стоимость десяти таких пилюль на самом деле намного превышала тысячу духовных камней. — Такой платы вам будет достаточно?

— Да, благодарю вас, леди Бин!

— Это аванс. Если информация подтвердиться, ты получишь Великую Пилюлю Морозного Прорыва.

Гу Ло оторопел. Стоимость Великой Пилюли была в неисчислимое количество раз выше обычной Пилюли Морозного Прорыва. На самом деле она никогда не появлялась в открытом доступе и купить ее было просто невозможно. Эффект этой пилюли был таким же как и Пилюли Морозного Прорыва, но во много раз сильнее. Благодаря ей, даже практик, полностью отчаявшийся совершить прорыв, мог преодолеть узкое место и достигнуть следующей ступени. Конечно, это работало только при преодолении малых ступеней, для прорыва на принципиально новую, требовалось нечто большее, но даже так эта пилюля была бесценна.

Особенно для Гу Ло, который уже много лет застрял на пике начальной ступени Лорда. Глаза горбуна лихорадочно заблестели.

— Однако ты получишь ее только в том случае, если об этой информации больше никто не узнает.

Лицо Гу Ло уродливо скривилось. В этот момент он очень сожалел, что не посетил это место первым.

— К сожалению, это невозможно, — через силу сказал он. Если бы Гу Ло соврал сейчас, а в будущем правда бы всплыла, его смерть была бы мучительной. — Об этом уже знает несколько человек…

Лицо женщины сразу же стало холодным, а в ее глазах промелькнуло убийственное намерение.

— Эти люди связаны с нашей сектой?

— Нет-нет-нет! Это лорд Города Осеннего Дождя Ли Хуаюй и лорд Города Утренней Зари ЛиньЮнбэй! — поспешно сказал горбун.

— Ясно.

Лицо и тон Бин Ло Цин — одной из двух заместительниц главы секты — немного потеплели.

— Если до того момента, как это перестанет быть актуальным, Сянь И Фэй не узнает об этом, ты получишь свою пилюлю…

Она не стала продолжать, но Гу Ло понял: если Сянь И Фэй, которая была вторым заместителем главы, об этом узнает, за его, Гу Ло, жизнь, нельзя будет дать и ломанного гроша…

Глава 36. Орлы и медведи

Медведь был прочен и силен, однако слишком медлителен. Его размашистые удары, способные без труда валить вековые деревья, каждый раз лишь впустую сотрясали воздух, не в силах попасть по юркому противнику. Противнику, который, несмотря на свои более чем скромные по сравнению с медведем габариты, очень больно бил в ответ.

Медведь был поражен: удары этого мелкого человечишки были ничуть не слабее чем у другого пещерного медведя, недавно забредшего на его территорию. Того медведя он прогнал, шкура хозяина этих мест была толще, а удары мощнее, проблема заключалась в том, что в отличие от него, по этому противнику попасть он не мог.

Медведь взревел. В этот момент Люк почувствовал легкое ментальное воздействие, которое тут же было нейтрализовано пассивной защитой его разума.

«Если не ошибаюсь, этот рев должен был напугать. Если бы кто-то, не обладающий защитой разума, столкнулся с ним, то мог бы даже застыть от страха. Неплохая способность, учитывая, что медведь довольно медлителен. Парализуя врага ревом, он может с легкостью добить его следующим ударом…»

К сожалению для медведя, на Люке эта тактика не сработала. Зверь получал один удар за другим, а его собственные атаки пропадали впустую. Медведь постепенно начинал понимать, что что-то пошло не так. Этот человек не обладал даже длинными острыми зубами, которых медведь немного опасался — он помнил, насколько болезненными могут быть от них раны. Как он мог быть настолько силен?

Люк, в свою очередь, был доволен. Даже его сильнейший удар не мог сильно навредить медведю. Это делало его идеальным спарринг-партнером, на котором юноша мог отточить умения, не опасаясь ненароком убить его. Он обрушивал на медведя один удар за другим, стараясь делать их как можно сильнее и точнее. В результате этого его понимание собственной силы стремительно возрастало.

Постепенно осмелев, Люк направил свой следующий удар не в тело зверя, а навстречу его занесенной для удара лапе.

Удар. Две конечности, человеческая и звериная, со страшной силой столкнулись, и Люка отбросило на несколько метров.

В этом обмене ударами победителем вышел медведь.

Обрадованный, он тут же кинулся к юноше, намереваясь добить его, однако мощный удар в нос резко остановил духовного зверя. От пронзившей его боли на глаза медведя навернулись слезы. Почему этот парень так больно жалит? Разве он не был ранен только что?

Этот медведь не был слишком яростным. Можно даже сказать, что он был осторожным. Столкнувшись с болезненным отпором, вместо того, чтобы вновь кинуться на Люка, он развернулся и побежал!

— Эй, ты куда?

Юноша оторопел от этого зрелища, но немного подумав, преследовать зверя не стал. Он итак получил от него все, что мог. Для дальнейшего прогресса ему требовалось столкнуться с противником скоростного типа.

Провожая медведя взглядом, Люк оценивал полученные результаты. Эри’Нар, определенно, был прав: физическая сила Люка соответствовала духовному зверю середины четвертого ранга, однако до настоящих зверей четвертого ранга силового типа, наподобие этого медведя, ему все еще было далеко. Вот если бы юноша столкнулся со зверем, специализирующимся на скорости, результат был бы совсем иным…

Другими словами, тело Люка соответствовало зверю середины четвертого ранга скоростного типа. Возможно, он был сильнее большинства из них, но до зверя, специализирующегося на силе, ему просто не хватало мышечной массы.

В то же время, плоть подобных зверей была для него бесполезна. Они полагались на количество мышц, а не на их качество. Мясо медведя, убей Люк его, могло послужить лишь пищей, набивающей желудок, но никак не улучшающей характеристики.

Дальнейший путь юноши прошел без задержек. Хотя ему встретилась еще пара духовных зверей четвертого ранга, Люк не стал ради них спускаться на землю, сами звери также не стали его преследовать. Летающих монстров третьего ранга он разгонял при помощи Инлита. Вскоре юноша достиг высоты, на которой, будь он обычным человеком, ему понадобилась бы теплая одежда, чтобы выжить, а склоны были покрыты, пусть редким, но самым настоящим снегом.

Юноша опустился на землю и развеял крылья. Дальше он планировал передвигаться пешком.

Люк намеренно не защищал свое тело при помощи ци, но даже так ему было вполне комфортно. Благодаря ци, циркулирующему внутри организма, а также двум телесным трансформациям, текущая температура им совсем не ощущалась. После того как он снял одежду с верхней части тела и разулся, ситуация изменилась, но не так уж и сильно.

«Нужно подниматься выше…»

Без особой спешки юноша продолжил движение вперед, по пути наблюдая за окружающей природой. Время от времени путь ему преграждали духовные звери, но пока никто из них не достиг четвертого ранга, Инлит работал безотказно.

По мере продвижения к вершине, становилось все холоднее и холоднее. Стало уже достаточно холодно, чтобы Люк перестал ощущать себя комфортно. Однако одеваться или защищаться ци он не стал, позволяя холоду беспрепятственно проникать в тело.

Продолжая идти вперед, юноша полностью сосредоточился на этом ощущении. Встречных духовных зверей он по-прежнему отпугивал Инлитом, практически не обращая на них внимания.

Холод возрастал. Ноги юноши потеряли чувствительность, а на поверхности его кожи образовался тонкий слой льда от растаявших, а затем застывших вновь снежинок. Тем не менее, он никак не реагировал на это, полностью сосредоточившись на понимании законов холода.

Он так сосредоточился на этом, что когда вместо привычных зверей третьего ранга ему навстречу вышел снежный трехрог начала четвертого, автоматически воздействовал на него Инлитом. И знак подействовал! Грозный духовный зверь, способный с легкостью снести городские ворота, с испуганным блеяньем бросился прочь и только в этот момент Люк осознал, что он был вообще-то четвертого ранга.

«Почему нет?» — мелькнула в голове ленивая, но очень рациональная мысль. «Звери не обладают духом или артефактом. Воздействовать на них должно быть проще».

Констатировав этот факт как сам собой разумеющийся, Люк вернулся к созерцанию природы, однако вскоре снова был вынужден прервать это занятие: он забрел в тупик. Ровная горная тропа закончилась. Дальнейший путь преграждали отвесные скалы. Перелететь их не было проблемой, однако это не вязалось с текущим состоянием юноши.

«Но не оставаться же здесь? Чувствую, что должен забраться выше. Думаю, я смогу вернуться к этому состоянию позже…»

Люк резко встряхнулся, а затем применил законы огня, несильно воздействуя на заледеневшие участки, и одновременно защитил себя при помощи ци. После этого юноша расправил крылья и взмыл в воздух.

Люк не стал опускаться сразу как преодолел препятствие, вместо этого, мощными взмахами крыльев, он поднимался все выше и выше. Юноша остановил свой подъем, лишь когда достиг уровня ледяной шапки, венчающей гору. Только после этого он сменил направление полета на горизонтальное, напрямую летя к вершине.

Клекот-клекот!

Когда Люк был всего в сотне метров от своей цели, ему навстречу вылетела огромная снежно-белая птица. Это был владыка здешних мест — благородный снежный орел, духовный зверь, находящийся на вершине четвертого ранга.

Люк знал о нем. Благодаря «Шипам» он не боялся столкновения даже с таким противником, но, хотя и не боялся, сейчас он не хотел драки.

— Приветствую хозяина этих мест, — миролюбиво произнес он, глядя на птицу. Звери четвертого ранга уже обладали некоторым разумом, пусть и не вполне человеческим. Даже если он не понимает слов, благородный снежный орел по тону должен понять, что Люк не желает зла. Конечно, орел может посчитать его отличной закуской или просто не поверить, но пока что он не атаковал. Огромная птица зависла в воздухе напротив Люка и внимательно на него смотрела.

— Приношу извинения за вторжение, но мне хотелось бы провести некоторое время в этом месте. Если вы позволите мне беспрепятственно сделать это, в свою очередь обещаю никак вас не беспокоить и не приближаться к гнезду ближе чем на тысячу метров…

Люк замолчал, ожидая действий птицы. Сейчас определялось, разойдутся они миром, или сражению все-таки быть.

Орел некоторое время смотрел на Люка, словно что-то для себя решая, а затем… развернулся и улетел. Неизвестно, что было в голове у птицы, то ли она посчитала эспера слишком опасным, то ли наоборот, решила сохранить под рукой, чтобы в случае чего не нужно было искать закуску, тем не менее, путь был свободен.

Достигнув слоя многолетнего льда, Люк приземлился на него. И даже через слой ци почувствовал исходящий холод. Этот лед не шел ни в какое сравнение со снегом внизу. Он содержал, казалось, саму концепцию мороза.

«Похоже, я выбрал хорошее место для культивации законов льда…» — заключил юноша. И незамедлительно к ней приступил, только сначала обулся. Ходить по такому льду босыми ногами было действительно вредно для здоровья.

Глава 37. Подъем на вершину

Каковы бы ни были его мысли, орел Люка больше не беспокоил. Правда, вскоре выяснилось, что орел не один. Их было двое: самец — которого эспер встретил сразу — и самка, которая прилетела чуть позже.

Когда это произошло, Люк заметно напрягся. Орлица находилась на позднем этапе четвертого ранга, она была слабее своего супруга, но не слишком сильно. Если бы эти двое вздумали напасть вместе, Люк сомневался, что смог бы справиться с ними.

Однако птицы не нападали. То самец, то самка периодически летали на охоту, принося каждый раз снежных трехрогов или других крупных копытных. Хищники и снежные обезьяны их добычей практически не становились. Возможно, потому что их труднее было поймать, возможно — птицы предпочитали в пищу именно копытных.

Люк, в свою очередь, не тревожил птиц, держась от гнезда, в котором находились яйца, как можно дальше. Он мирно культивировал, познавая законы льда.

Культивация ледяных техник — тех, что были у него раньше, и тех, что он получил из пространственного кольца Би Цзянсяо — сменялось простой медитацией и размышлениями о сущности холода. Не забывал Люк и о других техниках, которые могли сыграть значимую роль в предстоящей экспедиции. При посредничестве скрижали скорость преобразования ци в истинный ци сильно увеличилась. Всего за несколько дней его процент повысился до девяти и теперь уверенно приближался к десятому.

Время от времени Люк доставал другую скрижаль и, настроившись на нее, пытался создать «Лотос Двух Элементов». Однако несмотря на то, что его понимание этой техники увеличилось, лотосу все еще не хватало стабильности.

Последним из занятий Люка в этом месте была культивация души.

За сменой этих занятий время летело незаметно. В мгновение ока прошло две недели.

За эти две недели юноша заметно продвинулся во всех аспектах тренировки, за исключением одного. Процент истинного ци преодолел рубеж в семнадцать процентов. Хотя после первого резкого рывка скорость преобразования немного упала, это все равно было почти в полтора раза больше, чем за два месяца до этого.

Его душа также стала заметно плотнее, а духовная сила возросла. Радиус восприятия юноши увеличился с тридцати двух до тридцати семи километров. Ледяные техники, которые он изучал, тоже были освоены, а понимание старых — улучшено.

Но в вопросе, ради которого он проделал свой путь сюда, продвижений пока не было. «Лотос Двух Элементов» у него по-прежнему не получался.

Люк изначально имел гораздо большую склонность к огню, нежели льду. Впоследствии он также намного больше изучал законы огня. Подтянуть понимание законов холода до того же уровня за короткий промежуток времени было просто невозможно.

Юноша чувствовал себя разочарованным, а в его сердце поселилась неуверенность.

«Возможно, все же, изначально стоило избрать другие элементы» — рассуждал он. «Но какие? Земля и ветер? Из них бы не получилось лотоса. Тьма и свет, тьма и молния? Мое понимание молнии тоже довольно высоко, чего не скажешь о законах тьмы. Хотя теперь у меня есть техники этого элемента, боюсь, развить законы тьмы до нужного уровня будет еще сложнее, чем законы льда. Что еще остается? Жизнь и смерть… Даже если у меня не будет сильного перекоса в сторону смерти, я все еще не имею техник жизни. Даже ци в ци жизни не знаю как преобразовывать…»

Сколько бы Люк не думал, огонь и лед оставались пока единственными вариантами.

«Я должен запастись терпением и дальше развивать законы льда. Прошло только две недели, у меня есть еще месяц, чтобы добиться результатов. Не стоит быть слишком нетерпеливым…»

Однако отбросить сомнения было не так-то просто. Юноша никак не мог настроиться на нужный лад и его успехи в культивации заметно снизились. Не только «лотоса» и законов льда, но и всего остального, за исключением только силы души — молниям было все равно на настрой.

Спустя еще пару дней Люк больше не мог игнорировать свое состояние.

«Нет. Так дело не пойдет! Нужно что-то менять».

В итоге юноша решил сделать перерыв. Целый день, когда он не будет культивировать, а потратит его на что-нибудь еще.

До собрания мастеров массивов в клане Тянь осталось менее полутора месяцев, и две недели Люк отвел на дорогу. Таким образом у него оставалось меньше месяца, чтобы освоить «Лотос Двух Элементов». Это означало, что один день был значимой потерей, но Люк чувствовал, что это действительно необходимо.

Юноша решил потратить этот день на путешествие. Намеренно ограничив свое духовное восприятие всего до нескольких сотен метров, чтобы оградить себя от лишней информации, он пешком отправился исследовать окружающую местность.

Без использования полета или техники передвижения, путь, который раньше занял бы у него минуты, стал намного более долгим и сложным, но это было именно то, чего он хотел. В этом путешествии юноша использовал ци только для того, чтобы защитить тело от слишком сильного мороза.

«Жаль, у меня нет зимней одежды, иначе в ци вовсе не было бы необходимости…»

Люк чувствовал, что это важно. Он не мог целиком убрать защиту ци, потому что холод был слишком силен. Хотя он мог ослабить ее, это было явно не то. Люк хотел в полной мере почувствовать себя смертным, угодившим в условия сурового севера.

Как не так давно в пустыне на пятом уровне пещеры.

«А вот и шуба!»

Небольшую стаю снежных обезьян в этот раз Люк прогонять не стал. Завидев его, три обезьяны, каждая из которых была на голову выше и намного массивнее Люка, тут же бросились в атаку. Жаль, но они были лишь начального третьего ранга, эсперу даже не пришлось доставать оружие, чтобы победить их.

После короткой расправы, Люк занялся рукоделием. Чтобы создать шубу ему понадобились шкуры двух обезьян. Одна целиком, вторая — наполовину. Выглядела она неказисто — на людях в ней появляться точно не стоило — но функцию свою выполняла. Остатки второй шкуры пошли на меховые штаны, с которыми проблем оказалось едва ли не больше чем с самой шубой, а также на обмотку сапог — Люк боялся, что без защиты ци его обувь просто не выдержит подобных температур.

Наконец, несколько часов спустя, все приготовления были завершены. Полностью экипировавшись в новую одежду, Люк отменил защиту ци. И тут же почувствовал как открытые участки его тела — лицо и руки — подверглись безжалостному воздействию мороза.

«Сделать перчатки было бы слишком сложно, но итак сойдет…» — юноша поспешно поправил капюшон в виде головы снежной обезьяны так, чтобы он закрывал как можно большую часть лица, а затем убрал руки в рукава.

Хотя и не полностью, это помогло. Холод все еще ощущался и ощущался сильно, но его вполне можно было терпеть.

«К счастью, сегодня нет ветра…»

Передвигаться в новой одежде было неудобно и непривычно, но Люк был доволен. Ему удалось завершить свою задумку, теперь он почти полностью чувствовал себя обычным человеком! Он бы и восприятие совсем убрал, но это было слишком опасно. Мало ли какие монстры здесь обитают?

Целью своего сегодняшнего путешествия Люк избрал вершину горы. На прямой дороге туда находилось орлиное гнездо, поэтому парню пришлось делать крюк, чтобы обойти его. Но он был этому даже рад, иначе путешествие вышло бы слишком коротким.

День выдался солнечным. Отражаясь от снега, лучи света попадали на лицо юноши, заставляя его довольно улыбаться. Двигаясь в тяжелой шубе по пересеченной местности, он быстро разогрелся и теперь мороз совсем не доставлял ему дискомфорта. Неспешно поднимаясь по пологому склону, образованному многовековым льдом, ему удалось отбросить все свои заботы и сосредоточится на настоящем. Сейчас существовал только он и подъем. Разве что духовных зверей Инлитом отгонять приходилось.

Далеко не всегда дорога была ровной, местами в массе льда возникали внушительные провалы, которые приходилось обходить стороной или наоборот отвесные стены, но юноша упорно двигался к своей цели.

Вопреки ожиданиям, никто опасный Люку так и не встретился. Шесть часов спустя, когда солнце уже начало клонится к закату, он достиг вершины горы. Люк был горд: ему удалось сделать это ни разу не использовав ци! Конечно, из-за трансформации тела, его условия были совсем не такими как у обычного человека, но и горы здесь совсем не такие, как в его родном мире.

Стоя на вершине горы, Люк бросил взгляд вниз, на огромный океан льда, который он собственноручно преодолел. Лед как и положено льду, спокойно лежал на своем месте и сверкал в лучах заходящего солнца. Не первую сотню, а может даже тысячу лет…

Со снежной шапки взгляд юноши переместился к подножию гора, а с него и на соседние горы. С высоты, на которой он находился, находящееся внизу казалось невероятно маленьким и незначительным. Горы, напротив, были вечными и незыблемыми…

Люк впал в удивительно умиротворенное состояние. Он стоял на вершине горы до тех пор, пока солнце окончательно не опустилось за горизонт, и только после этого решил спускаться вниз. Однако…

«Что это?»

В этот момент его свернутое до трехсот метров восприятие на своем краю уловило нечто странное. Это была аура, но она не походила на ауру человека или животного.

Освободив свое восприятие, Люк сразу понял, в чем дело. Это была аура могущественного предмета. Посоха. Этот посох находился в небольшой рукотворной пещере, выдолбленной во льду парой сотен метров ниже вершины. С противоположной стороны от той, откуда поднимался Люк.

Все еще не используя ци, юноша аккуратно спустился по крутому склону и вошел в пещеру. Сейчас в ней было довольно темно, но простой на вид посох, напоминающий вырванное с корнями молодое деревце, он увидел без труда. Также как и его владельца.

У стены, скрестив ноги в позе для медитации, сидел скелет…

Глава 38. Лед есть покой

Неизвестно, сколько прошло времени с тех пор как человек, чьи останки Люк наблюдал сейчас перед собой, умер в этой пещере, но точно немало.

Люк знал, что в условиях низких температур тела разлагаются крайне медленно или даже не разлагаются вообще, однако сейчас перед ним был чистый скелет без малейших признаков плоти. Ни клочка одежды на нем тоже не осталось. Прочие вещи, даже если они и были раньше, также отсутствовали. Были лишь скелет и посох. Как будто скелет, уже будучи скелетом, взял посох и пришел сюда медитировать.

Люк подозрительно посмотрел на скелета и еще раз внимательно обследовал его восприятием, но нет, тот не проявлял ни малейших признаков жизни, продолжая умиротворенно смотреть в направлении выхода из пещеры. Сейчас его загораживал Люк, но скелету, по понятным причинам, было все равно. Всем своим видом он источал спокойствие и незыблемость. Люку даже стало стыдно, что заподозрил этого скелета в наличии не-жизни. Сам он был нежитью в гораздо большей степени, чем этот скелет.

— Простите за беспокойство, старший, — Люк уважительно сложил руки перед грудью. Ему показалось, что это будет уместно. Он не знал, кем этот человек был при жизни, однако то, как он умер вызывало у Люка чувство, что обладатель останков не был плохим человеком.

Возможно, он специально пришел сюда умирать, возможно — был серьезно ранен и залечивал здесь свои раны, но так и не смог этого сделать, возможно — он просто медитировал и так глубоко погрузился в медитацию, что не заметил, как на него напал враг.

Как бы то ни было, атмосфера, создаваемая костями через много лет после того как их обладатель умер, свидетельствовала, что он точно не был заурядным человеком.

— Вы ведь не будете против, если я возьму ваш посох? Находясь здесь, он просто будет пропадать зря…

Скелет, понятное дело, не возражал. Осторожно освободив посох ото льда, в который погрузилась заметная его часть, Люк взял оружие в руки.

Ничего непредвиденного не произошло. Посох Люк также исследовал заранее и знал о его свойствах. Это был посох стихии древа. Сейчас, держа его в руках, юноша явственно ощущал заточенную в нем мощь.

— Небесный ранг… — пораженно произнес он вслух.

Люк итак предполагал это, но одно дело предполагать, а совсем другое — убедится.

Оружие и прочие артефакты Небесного ранга были невероятно редки. Далеко не каждый Лорд поздней ступени мог похвастать тем, что имеет один из них. К примеру, у двух Лордов клана Тянь их не было. Тело третьего Люк не видел, но сильно сомневался, что и тот обладал чем-то подобным. Иначе той черепахе было бы просто невозможно его убить. А ведь клан Тянь считался четвертым по силе в королевстве, и то, только официально. Как дела обстоят на самом деле, Люку еще предстояло выяснить.

Даже у представителей такого влиятельного клана были лишь материалы для артефакта Небесного ранга, но никак не сам артефакт. Сейчас Люк держал такой артефакт в руках. Очевидно, прежний владелец посоха был очень влиятельной фигурой.

Впрочем, это можно было сказать и без посоха, бросив один только взгляд на кости: в отличие от костей простых смертных они не только не утратили былую прочность, но, на вид, стали даже крепче, чем были при жизни. Эти кости, частично вмороженные в ледяной пол пещеры, впитали в себя окружающую ауру мороза и, казалось, образовывали с окружающим льдом единую композицию.

Вечные, нерушимые временем, кости и многовековой лед на фоне незыблемых гор…

В голове Люка зародилось какое-то смутное осознание, однако для того, чтобы оно стало явным, ему все еще чего-то не хватало.

Поколебавшись, Люк убрал посох в свое пространственное кольцо, после чего покинул пещеру и обрушил в нее вход.

— Не знаю, кем ты был, но покойся с миром… — произнес он, глядя на образовавшийся ледяной завал. Пройдет совсем немного времени, и он станет выглядеть абсолютно естественно. Никто никогда не потревожит покой этого неизвестного старшего.

Погруженный в умиротворенное состояние, Люк начал свой спуск с горы. Делать это было совсем необязательно, медитировать он мог и там, но юноша твердо решил провести этот день без культивации. А раз так… до восхода солнца делать ему было абсолютно нечего. Если бы здесь были дрова, он просто нашел бы пещеру, разжег костер, и возможно даже лег спать, однако дров, или иных пригодных в качестве топлива материалов, у него не было.

Теперь, когда Люк знал дорогу, спуск занял бы у него намного меньше времени, чем подъем, однако юноша не спешил возвращаться. Он вообще не думал о дороге, просто путешествуя и любуясь окружающим пейзажем. Ночью атмосфера здесь была совсем не такая как днем, однако все равно было довольно красиво. В отличие от лучей солнца, отраженный лунный свет вовсе не слепил, создавая таинственную и мистическую атмосферу.

Это путешествие продолжалось всю ночь. Лишь на рассвете Люк вернулся к своему прежнему месту культивации. Так совпало, что в это же время с охоты вернулся орел-самец. Не обращая на Люка никакого внимания, он пролетел над головой парня, держа в когтях ветвисторогую антилопу, которой сегодня не повезло стать его жертвой.

— Чья-то жизнь есть чья-то смерть… — произнес парень, задумчиво глядя ему вслед.

В отличие от практиков, которые могли становится сильнее, просто впитывая окружающий ци, духовные звери были вынуждены питаться. Если бы они этого не делали, не только бы их сила не росла, мировой энергии не хватило бы даже на то, чтобы поддержать функционирование их мощных тел. Еда была им необходима. Конечно, если бы у них были иные мощные источники ци, этого удалось избежать, но это был самый простой и естественный путь. Одни звери убивали других, чтобы поддержать свое существование и стать сильнее.

На самом деле, среди человеческих практиков наблюдалась примерно та же картина. Только боролись они не за еду, а за ресурсы. Победитель выживал и становился сильнее, проигравший же… Тут было не все так однозначно, поскольку в человеческом обществе существовали законы, однако ничего хорошего проигравшего явно не ждало.

Одни становились пищей других. Умирая, они поддерживали существование своего убийцы, или — Люк перевел взгляд на гнездо, в котором находилось три крупных серых яйца — позволяли ему продолжить свой род.

Одни хищники со временем становились добычей еще более крупных хищников, и еще, и еще, достигая, постепенно, самой вершины пищевой цепи, но даже самые могущественные хищники не могли в конечном итоге избежать смерти. Также как и люди.

Каждого в конечном итоге ждал вечный покой…

Перед глазами Люка внезапно возник вмороженный в пол ледяной пещеры скелет. Лед и покой… Сейчас эспер вдруг осознал, что они хорошо сочетались. Даже… слишком хорошо!

Ускользнувшее не так давно осознание, словно вспышка возникло в его голове.

— Лед есть покой! — вслух произнес парень, после чего опустился в позу для медитации.

Возникшее осознание ни в коем случае нельзя было упустить…

* * *

В это время на довольно большом расстоянии от места, где находился Люк, но все еще на Хребте Погибели, шла молодая девушка. От природы девушка была очень красивой, однако, очевидно, не стремилась поддерживать свою красоту. Одета она была в удобную, но невзрачную одежду, а ее густые, неестественного серого оттенка волосы, были собраны в хвост. Чтобы не привлекать из-за них лишнего внимания, в людных местах девушка носила капюшон, но сейчас могла себе позволить этого не делать.

Пребывала девушка не в самом хорошем расположении духа.

— Это тело такое неудобное! Прошло уже больше двух месяцев, но никак не могу к этому привыкнуть. Эти смертные тела такие ограниченные… Хотя, может это потому, что тело женское? Я слышала, мужские тела больше предназначены для сражений. Может мне стоит захватить себе такое?

Произнеся эти слова вслух, девушка почувствовала некое внутреннее сопротивление. Прислушавшись к себе, она с удивлением поняла: ей определенно не хотелось менять тело на мужское!

— Но почему? Это не рационально!

Разум подсказывал ей, что мужское тело будет удобнее. Не только в физическом плане, но и многих неприятностей, возникающих из-за того, что она красивая девушка, удалось бы избежать. Впрочем, последнее было скорее плюсом. Ведь так она могла беззастенчиво убивать в свое удовольствие, невзирая на глупые требования того типа.

— Но как же бесят приставучие мужланы, не переходящие грань! Или считающие, что раз я девушка, то нуждаюсь в их глупой защите! Ради одного только избавления от них стоит сменить тело. А бандитов можно привлекать как-нибудь по-другому. Богатыми драгоценностями, например…

Да, мужчиной быть было бы разумнее. Однако, помимо своего вдруг обнаруженного нежелания, до сих пор девушка не встречала подходящего для захвата кандидата. Все встреченные ею до сих пор молодые люди явно не дотягивали до природных данных этого тела. Впрочем, девушек это тоже касалось.

— Сын лорда города, пф! — вспомнила она единственного, хоть отдаленно подпадающего под требования, кандидата. — Иметь в двадцать пять начальную ступень Лорда и гордится этим… Ничуть не жалею, что убила этого ублюдка!

Помимо высокого самомнения тот парень был еще и весьма развратен. Попытавшись против ее воли затащить в постель нашу героиню, он, совершенно неожиданно для себя, стал окровавленным трупом, а девушка была вынуждена бежать от людей его отца. Так она и оказалась в этих горах, решив сменить двуногую добычу на четвероногую.

Хотя звери были далеко не так полезные для роста ее силы, убивать их также было значительно проще, ведь они не обладали этими надоедливыми артефактами душ…

— Стану достаточно сильной, вернусь, и уничтожу весь ваш город! — погрозила она кулаком невидимым врагам.

На самом деле она понимала, что этого не сделает — максимум, убьет лорда и его людей — но ведь можно иногда и помечтать…

— Асуров Чан Лей! — далеко не в первый раз выругалась она.

Если бы не эти идиотские требования, все могло обернуться совсем по-другому…

Глава 39. Вторжение

— И не забудьте вернуть свиток вовремя, молодой человек! — напомнил пожилой библиотекарь очередному студенту, выбравшему, только что, технику для изучения.

— Конечно, старший! — шестнадцатилетний парень энергично закивал, и, вежливо попрощавшись со стариком, покинул помещение. Этот парень недавно прорвался на ступень закалки кости и теперь горел энтузиазмом в изучении новых, недоступных ранее навыков.

— Эх, молодость… — с улыбкой произнес старичок, когда за парнем затворилась дверь. Однако уже в следующий момент его улыбка угасла, а лицо стало мрачным. Только что он почувствовал, как чье-то могущественное духовное восприятие обшаривает академию.

— Кто здесь!

У библиотекаря не было иллюзий. Это духовное восприятие даже ему несло ощущение тяжести и угнетения. Если случится бой, библиотекарь не будет противником практику подобной силы, однако он был защитником академии. Просто стоять и смотреть как кто-то хозяйничает в ней, он не мог.

Обладатель восприятия не удосужил его ответом. Также быстро как появилось, восприятие исчезло, не найдя здесь, очевидно, того, что искало.

Библиотекарь выдохнул. Пожалуй, в подобной ситуации это было лучшим выходом. Вряд ли он смог бы надолго задержать полноценного Короля, причем Короля явно не начальной ступени…

Совсем немного времени спустя это же восприятие обрушилось на одинокий особняк в северной части Города Утренней Зари. Символьный барьер, который был лучшим в городе, продержался совсем немного, после чего рухнул, позволяя вторженцу узнать все, что происходит внутри.

Конечно, это не могло остаться незамеченным. Все обитатели особняка тут же повыскакивали со своих мест.

— Чем мой скромный род Сюэ обидел Ваше Превосходительство? — с тревогой на лице спросила красивая женщина лет тридцати на вид. — Скажите, мы постараемся исправить это. Прошу, пожалуйста, не действуйте слишком импульсивно, моя дочь является личной ученицей заместителя Секты Морозных Врат…

— Герцог северо-запада также будет недоволен вашими действиями, — решительно произнес стоящий неподалеку от нее старик с длинной седой бородой. — Я понимаю, что в Ваших глазах он не имеет значения, но через него об этом узнает король. Кем бы Вы ни были, не слишком разумно злить короля целого государства!

Как и в предыдущий раз, обладатель восприятия ничего им не ответил. На несколько мгновений он сосредоточил свое внимание на девушке, которая единственная, несмотря на всеобщий переполох, все еще продолжала медитировать, но затем, все же, отозвал восприятие, так ничего и не сделав…

* * *

— Эта девушка ничего не знает. Она вернулась намного раньше, чем тот парень. А его здесь нет… — произнес черноволосый мужчина лет тридцати пяти — сорока, стоя на окраине города. Обращался он к крупному черному ворону, сидящему на его плече.

Ворон сохранял молчание.

— Но город оказался довольно интересным. Целых три практика в полушаге от Короля. Как думаешь, может мне стоило уничтожить этих мошек?

Ворон все также молчал, лишь косясь на мужчину мудрым глазом.

— Вот и я думаю, что они недостойны этого. Хотя убийство той женщины могло бы серьезно насолить Вратам, сейчас не время давать Альянсу лишние зацепки. Они итак скоро будут здесь… Пойдем. Для открытой битвы с ними все еще слишком рано…

* * *

Даже находясь в глубокой медитации, Линь Юэ почувствовала обрушившееся на нее давление. Это подавляющее чувство заставило ее душу сжаться в страхе. Казалось, тому существу достаточно одной мысли, чтобы уничтожить ее. Это было по-настоящему пугающе.

К счастью, давление длилось недолго, иначе Линь Юэ могла умереть без всяких дополнительных действий со стороны его обладателя. Когда это произошло, все ее тело, как оказалось, невероятно напряженное, разом обмякло, прислонившись к стене. Сердце девушки бешено стучало.

— Это существо действительно ужасающее! Повезло, что оно решило нас не трогать, — вдруг раздался голос в голове девушки.

Та не сразу поняла, кто говорит, а когда поняла — сильно обрадовалась.

— Лю Синь, ты очнулась! Я так рада тебя слышать! С тобой все в порядке?

— Давление этого существа разбудило меня немного раньше времени, поэтому я еще не до конца восстановилась, но можно сказать, что со мной все в порядке. Спасибо, что приняла меня, иначе я бы уже давно слилась со стихией…

— О чем ты говоришь? Это ты меня спасла, разве могла я поступить иначе?

На несколько мгновений повисла тишина, после чего Лю Синь тихо ответила:

— Я не слишком хорошо знаю природу людей, но думаю, большинство поступило бы иначе…

А затем уже другим тоном добавила: — Кстати, знаешь, что означает то, что я очнулась?

— Что?

— Ты уже фактически перешла на ступень Лорда!

И, предвидя вопросы, тут же пояснила: — Так как я восстановилась не полностью, это еще не совсем полноценная ступень Лорда, а еще тебе предстоит пробудить своего второго духа, но ты уже намного сильнее любого практика пика Измененной Крови. Так что, прими мои поздравления… сестренка! Ты ведь не возражаешь, если я буду называть тебя так?

Линь Юэ не возражала. После того, через что они прошли вместе, она была совсем не против такого обращения…

* * *

На склоне горы, подложив под себя сложенные шкуры снежных обезьян, в позе лотоса сидел юноша. Его глаза были закрыты, а верхняя половина туловища обнажена.

Юноша сидел так уже давно, его каштановые волосы были полностью покрыты снегом, через который было сложно различить их оригинальный цвет, а на теле поблескивала тонкая корка льда. Только увидев его, сторонний наблюдатель мог заключить, что юноша мертв, однако присмотревшись, он заметил бы, что грудь того слабо, едва заметно вздымается.

Его фигура, казалось, слилась с окружающим пейзажем и стала его неотъемлемой частью.

— Куаа!

Раздавшийся птичий крик никак не вязался с возникшей картиной. В нем слышались тревога и боль.

Привлеченный внешним шумом, юноша открыл глаза, в которых все еще был след осмысления.

«На меня кто-то напал?»

Из-за того, что гнездо благородного снежного орла находилось относительно недалеко от этого места, во время медитации его никто не беспокоил, что позволило Люку глубже понять концепцию покоя, скрытую в законах льда. Он настолько глубоко погрузился в нее, что, сейчас, когда состояние медитации прекратилось, даже опасался, что не смог бы очнуться без постороннего вмешательства.

«Возможно, владелец посоха умер именно так» — думал он, осматривая окрестности.

Нападение и вправду было. Только не на него. Раскинув восприятие, Люк обнаружил, что неладное случилось у орлиного гнезда. Орел-самец сейчас отсутствовал, очевидно, находясь на охоте, с яйцами осталась самка.

Эта самая самка сейчас яростно сражалась с огромной белой змей, и дела ее были плохи. Снег вокруг гнезда был окроплен перьями и кровью. Кровью, в том числе и змеиной, однако большая ее часть принадлежала именно птице. К тому же, Люк сильно подозревал, что внешние раны это еще не все. Змеи, как известно, были ядовиты. Не все, но относительно этой юноша отчего-то не сомневался. Было только вопросом времени, когда птица больше не сможет противостоять яду.

Та, казалось, и сама это понимала.

— Кууаа!

По воздуху разнесся ее печальный крик.

Змея, тем временем, предприняла очередную атаку. Не слишком рассчитывая достать парящую в воздухе орлицу, она повернулась к гнезду, и направила на него свое ледяное дыхание!

Птица, камнем упав вниз, сложила крылья перед собой, напрямую противостоя этому потоку. И выдержала, хотя состояние ее от этого ухудшилось еще больше. Было видно, что если все так и будет продолжаться, время ее жизни сочтено. Орлица умрет, так и не дождавшись помощи своего супруга, а их будущие дети станут приятной закуской для коварной змеи.

«Должен ли я вмешаться?» — задавался Люк вопросом. «Это обычная ситуация для дикой природы. Смерть одного есть жизнь для другого. Слабый становится добычей того, кто сильнее…»

Однако колебался он совсем недолго.

«Эти орлы были хорошими соседями. Благодаря им, я мог спокойно медитировать все это время. Будет неправильно, если я не отплачу им за это…»

Юноша поднялся на ноги и устремился к гнезду, на ходу обдумывая порядок действий.

Его движение не осталось незамеченным. Орлица еще больше нахохлилась и подозрительно на него посмотрела, не зная, враг перед ней или друг, а змея лишь издала предупреждающее шипение, в котором Люку послышался оттенок презрения. Если переводить это шипение на человеческий язык, оно могло означать примерно следующее: «Лучше бы тебе не вмешиваться, слабый человечек, иначе я с радостью перекушу и тобой…»

Люк шипение проигнорировал. «Я хочу помочь тебе» — отправил он мысленное послание орлице. Юноша был вовсе не уверен, что она поймет человеческую речь, но попытаться стоило.

«Сейчас змея застынет. В этот момент атакуй ее что есть силы…»

Отправив второе послание, Люк тут же принялся создавать «Шипы».

«Какую разновидность мне сделать сейчас?»

В прошлый раз, против Тянь Ланьтяня он не осмелился экспериментировать. Сейчас ситуация была иной.

Еще на третьем уровне Пещеры, сражаясь с инсектоидами, Люк заметил, что Дизморт в некоторой степени слился с «Бурей Шипов», придавая той новые свойства. Впоследствии, Люк немного экспериментировал с этим, придавая «Шипам» и «Буре Шипов» разные свойства при помощи знаков, однако на живых противниках это сочетание еще ни разу не применял. В итоговом зале Пещеры было просто не на ком, а потом… потом было не до этого. Сначала спасение Линь Юэ, затем сражение с кланом Тянь, а после этого — излишняя сосредоточенность на изучении законов льда… Сегодня, наконец, пришла пора исправить это недоразумение.

«Огонь? Все еще слишком рискованно. Он может не только не усилить, но и ослабить. Лед? Можно, но змея как раз ледяная. Молния? Пожалуй, ее и использую!»

С молнией ситуация могла оказаться такой же, как и с огнем, но риск казался Люку значительно меньше. Будь у него иной выбор, он бы не стал использовать ее, однако единственной оставшейся альтернативой был Дизморт. А Дизморт эспер, несмотря на свое окрепшее тело и освоение энергии Ян, лишний раз использовать не желал. Только — когда это действительно будет необходимо.

Создавая «Шипы» на сорок процентов своей духовной энергии(чтобы в случае чего был второй шанс), он с обоих рук сотворил Меллт, желая влить его энергию в духовную технику.

Как и раньше, во время тренировок, это произошло без проблем: по белоснежным шипам стали пробегать белые же искры — однако насколько подобное сочетание эффективно, еще предстояло узнать.

«Сейчас!»

Люк выпустил технику во врага, одновременно с этим посылая орлице сообщение, а затем и сам направляясь на сближение.

Глава 40. Вклад

Толи сорока процентов изначально было достаточно, толи повлияло добавление молнии, но змея, только что готовая нанести очередной удар, дернулась и обмякла. Ее тело рухнуло на снег, оставляя на нем заметную вмятину.

Орлица, несколько мгновений недоверчиво смотрела, но потом, все же, решилась. С яростным криком она бросилась к змее и стала стремительно рвать ее тело когтями и бить клювом. В мгновение ока, кожа возле головы змеи превратилась в окровавленные лоскуты, а оба ее глаза оказались выбиты. Люк было решил, что все так и закончится, но в этот момент действие паралича подошло к концу.

Змея дернулась просто с невероятной силой, нанося орлице сокрушительный удар в грудь и отправляя ее в полет, а затем принялась заливать все вокруг своим морозным дыханием примерно в том направлении, куда та отлетела. По совпадению, это снова оказалось рядом с гнездом. Раненной птице не оставалось ничего, кроме как встретить атаку своей грудью. Облегчало ситуацию только то, что змея явно атаковала вслепую, не задерживая дыхание на одном месте, а стараясь охватить большую область.

«Пора и мне вмешаться».

Используя «Крыло Бури», Люк приблизился на достаточное для атаки расстояние. Когда до змеи оставалось менее четырех десятков метров, он остановился и стал быстро формировать технику. От его правой руки исходил ци огня, а от левой — льда. Вместо того чтобы конфликтовать, что происходило обычно, эти два потока разнонаправленной энергии смешивались, странным образом формируя прекрасный двуцветный лотос.

До полноценного лотоса ему, на самом деле, было далеко. Цветок имел лишь восемь лепестков, четыре из которых были огненно-красными, а четыре — снежно белыми. От красных лепестков исходило ощущение ярости, в то время как белые даровали безмятежный покой.

Это был «Лотос Двух Элементов». За время медитации Люк кое-что осознал, и сегодня впервые решился применить эту технику в бою.

«Нет, чего-то все еще не хватает. А если так?» В последний момент, усилив ледяную часть Криосом, юноша отправил лотос в атаку.

Величественно проплыв отделяющее его от цели расстояние, цветок врезался в тело змеи. Раздался хлопок, несильный, даже слабее чем при неудаче, и волны ледяной и огненной энергии одновременно устремились в плоть духовного зверя. Они не сталкивались и не пересекались, никак друг другу не мешая. Одни части тела змея моментально стали промороженными, в то время как другие, находящиеся от них совсем недалеко, подверглись интенсивной обжарке огненного ци.

Из-за того, что змея сама обладала атрибутом холода, Лотос не нанес максимальных повреждений, но даже так ущерб был немалый. Помимо прямых повреждений, огромная разница температур на находящихся не так далеко друг от друга участках тела также оказала существенное влияние на самочувствие змеи. Прекратив поливать птицу дыханием, она яростно забилась об землю, пытаясь избавиться от источника боли, а затем, устремив морду к земле, принялась стремительно погружаться в казавшуюся прочной поверхность.

Неизвестно, хотела она сбежать или перегруппироваться для дальнейшей атаки, одно было ясно: отпускать недобитого противника нельзя! За себя Люк не беспокоился, но то, что если ее не упокоить, она еще навредит орлам в будущем, не вызывало никаких сомнений. Змеи всегда славились своей мстительной натурой.

— Не уйдешь!

Не успела змея погрузиться и на треть туловища, как ее тут же настигла очередная порция «Шипов», все также с электрической составляющей.

Следом за этим, Люк активировал «Пламя Ненависти» вместе с «Доспехом Духа Крови» и на полной скорости устремился к змее, на ходу подготавливая «Огненный Меч Лорда Демонов», который по-прежнему являлся его сильнейшей атакой ближнего боя.

Приземлившись рядом с парализованной змеей, он с разворота, вкладывая в удар всю свою физическую мощь, энергию Фира, а также максимум доступного для этого навыка ци, нанес удар. Не Лезвием, хотя его форма больше подходила для чего-то подобного, а более длинным Жалом, резонно полагая, что силы удара будет достаточно и сейчас важнее глубина раны.

Его прогнозы оправдались. Клинок вошел с одной стороны туловища и вышел с другой, оставляя рану глубиной в половину туловища из которой тут же хлынули потоки серебристой крови. Одновременно с этим, змея отошла от паралича, но только для того, чтобы забиться в конвульсиях. Даже погруженная до этого в лед голова высунулась наружу. Побесновавшись некоторое время, рептилия застыла на снегу. Энергия смерти, устремившаяся к Люку, стала свидетельством того, что она действительно мертва.

С врагом было покончено, но эспера беспокоил еще один вопрос. Оторвав глаза от змея, он нашел взглядом защищавшую гнездо птицу.

Раскинув в разные стороны крылья, она лежала на подступах к гнезду и дела ее были откровенно плохи. Из раны на груди все еще сочилась кровь, орошая снег алым, а вторгшийся ледяной яд продолжал оказывать свое разрушительное воздействие изнутри. Пока птица еще противостояла ему, не позволяя забрать свою жизнь, однако долго продлиться так не могло. Без постороннего вмешательства она очень скоро разделит судьбу недавнего врага.

К счастью, ей было кому помочь.

— Раз взялся помогать, помогу до конца.

Люк убрал оружие в пространственное кольцо и осторожно, всем своим видом выражая дружелюбие, стал приближаться к раненой орлице. Та, видя это, дернулась, пытаясь загородить своим телом путь к гнезду, но не смогла даже сдвинуться с места.

— Если бы я хотел тебя убить, то сделал бы это без проблем. Мне даже не нужно ничего делать, просто немного подождать. Как думаешь, сколько ты еще продержишься?

В глазах птицы появилось отчаянье, смешанное с надеждой. Надежда, как догадался эспер, была на то, что ее супруг вернется до того, как двуногий сможет добраться до яиц. А может также на то, что он не станет их трогать. Зачем-то ведь он помог в этой битве?

— Не бойся. Мне не нужна твоя жизнь и твои будущие дети. Напротив, я хочу помочь. Вопрос только в том, согласна ли ты мне доверять?

Посмотрев Люку прямо в глаза, птица слабо кивнула.

— Вот и хорошо. Тогда я сейчас приближусь. Для лучшего воздействия нужно находиться рядом. А еще, тебе может быть больно и неприятно, будь готова к этому!

Птица вновь склонила голову, а затем закрыла глаза. Сочтя это за полное согласие, Люк приступил к лечению.

Благодаря лечению Сюэ Юньшань, он знал, как лучше всего избавится от морозного яда. Создав с обоих рук Ка’ен, он добавил к нему энергию мысленно сотворенного Фира, а затем ввел полученную смесь в организм орлицы в районе раны. Птица слегка вздрогнула, но затем вновь замерла неподвижной статуей. Люк, который все еще беспокоился, что она может что-то учудить, с облегчением вздохнул и с большей сосредоточенностью приступил к лечению.

Прервало его только появление орла-самца. К этому моменту опасность для жизни орлицы уже была устранена, и Люк мог бы закончить лечение, предоставляя ей самой избавиться от остатков яда, однако решил довести дело до конца. Пробудившееся чувство опасности стало для него сюрпризом. Резко отскочив в сторону, Люк моментально накинул на себя разгон и «Огненный Покров» и развернулся лицом к источнику опасности.

То, что это супруг спасаемой им птицы, было объяснимо, но довольно неприятно.

«Наверняка он подумал, что это я ранил ее, а теперь хочу добить», — промелькнула в голове юноши мысль, в то время как сам он резко спрятался за спиной орлицы, желая, таким образом, избежать совершенно ненужного конфликта.

Так и случилось. До сих пор лежащая с закрытыми глазами орлица резко их распахнула, а затем… обрушилась на супруга с негодующим клокотанием.

Люк не понимал птичий язык, но догадаться о смысле этой тирады было не сложно. Наверняка она ругала его, что проглядел змею, не смог вовремя вернуться, так еще и чуть не напал на их благодетеля. В общем, после нее, выглядящий враждебно орел вмиг оказался образцом доброжелательности и благодарности. Юноша был уверен: захоти он прокатиться верхом, орел с радостью подставил бы ему свою спину!

После того, как конфликт был исчерпан, Люк вывел из организма орлицы остатки яда, а затем они все отпраздновали это плотью поверженного врага. Змея приближалась к пику четвертого ранга, она была слабее орла, но сильнее орлицы, ее плоть была полезна для укрепления тела самого Люка, хотя и не очень сильно.

Гораздо больший эффект, чем обычная плоть, оказало сердце. Оно, на правах победителя, полностью досталось Люку, и тот не замедлил его поглотить. Мощная энергия тотчас распространилась по его организму, и юноша почувствовал, как его силы возрастают.

Помимо сердца, ему достались еще некоторые ценные внутренности, которые могли быть полезны для алхимии, а также ядро зверя. Повертев некоторое время в руках, Люк уже собирался убрать его в пространственное кольцо, когда ему в голову неожиданно пришла идея.

Хорошенько обдумав все «за» и «против», Люк протянул ядро орлу-самцу.

— Возьми! Используй его, чтобы увеличить свою силу! Взамен, когда мне понадобится помощь, ты окажешь ее мне. Согласен?

Орел кивнул. Он старался сохранять благородный вид, но было видно, что он жаждет это ядро. Аккуратно приняв ядро клювом из рук Люка, он тут же его проглотил.

— Вот и хорошо! Надеюсь, ты не забудешь о своем обещании…

Это было выгодным вложением. Для самого Люка ядро сейчас было бесполезно. Он мог только продать его или кому-нибудь подарить. С другой стороны, орел уже находился на пике четвертого ранга. Ядро другого духовного зверя, близкого к пику, могло подтолкнуть его дальнейшее развитие. Если это произойдет… Люк боялся представить, помощника какой силы он сейчас завербовал. Ну а то, что орел захочет выполнять свою часть сделки, он тоже не сомневался — слово «благородный» было в названии этих птиц совсем не просто так.

После этого, Люк задерживаться здесь не стал. Он не знал, сколько времени провел, постигая концепцию покоя, и это нужно было срочно выяснить.

Попрощавшись с орлами, он покинул территорию горы.

Глава 41. Предупреждение

Ближайшим местом, где Люк мог узнать, сколько прошло времени, была пещера Эри’Нара. Туда он и направился. С использованием полета дорога не заняла много времени, не прошло и пары часов, как он стоял перед древним практиком.

Эри’Нар по-прежнему находился в пещере один. Поднятую нежить в это место он предпочитал не пускать, а Не Юн все еще отсутствовал, выполняя какие-то поручения Эри’Нара в ближайших городах.

Выяснив, что с момента его прошлого визита прошел лишь месяц, юноша вздохнул с облегчением. Он чувствовал, что мог находиться в том состоянии намного дольше, чем пара недель, то, что на орлов напали, оказалось для него счастливой случайностью. Люк подтянул понимание законов льда до должного уровня и не потерял на этом слишком много времени.

Отдав внутренности змеи Эри’Нару — у него самого они бы только испортились — Люк поднял еще один волнующий его вопрос.

— Скажите, если меридианы повреждены, но даньтянь остался целым, как много времени займет восстановление?

Если древний практик и удивился подобному вопросу, то вида не подал.

— Зависит от тяжести повреждений, — даже не задумываясь, ответил он. — При одних повреждениях восстановление может занять всего пару недель, при других — это может оказаться совершенно невозможно.

Люк нахмурился. Он надеялся, что раны Линь Жаня не принадлежал ко второй категории, однако знал, что повреждения его каналов довольно серьезные. Это точно не вариант нескольких недель.

— А если практик, находившийся на поздней ступени Лорда, теперь может проявить силу только начальной ступени Измененной Крови, насколько сильны эти повреждения?

— Довольно серьезные, но не из тех, что нельзя восстановить. Скорее всего. Но чтобы сказать точно, я должен лично осмотреть этого человека.

С личным осмотром все было довольно сложно. Эри’Нар, в конце концов, был нежитью.

— А есть ли какие-либо пилюли, способные помочь в восстановлении? — отложив пока предыдущий вопрос, спросил Люк.

— Да, но при различных повреждениях это должны быть разные пилюли. Конечно, есть и общеукрепляющие, но их эффективность довольно низка. Намного ниже специализированных.

— Понятно. Не могли бы вы приготовить несколько общеукрепляющих эликсиров? Не бесплатно. Тот человек заплатит любую разумную цену…

— Этот человек — бывший лорд Города Утренней Зари? — неожиданно продемонстрировал Эри’Нар свою осведомленность, и, видя удивленный взгляд Люка, пояснил, — Не Юн докладывает мне о значимых событиях в ближайших городах. Прямо сейчас он довольно далеко от Города Утренней Зари, но уж эта весть до меня дошла.

— Да, это он, старший, — Люк не счел нужным что-то скрывать.

— Я помогу ему. И не только общеукрепляющими зельями. Но подготовка займет некоторое время. Пару дней, думаю…

Люку теперь было все равно, где культивировать. Пещера Эри’Нара была ничуть не хуже других мест. По многим показателям даже лучше. Он с готовностью согласился подождать эти пару дней там.

Эри’Нар тут же покинул пещеру, оставив парня одного.

— Нужно найти некоторые недостающие компоненты, — сказал он, когда уходил.

Оставшись в одиночестве, Люк тут же вынул из пространственного кольца полученный от скелета посох. С момента его получения прошло уже две недели, однако юноша до сих пор толком не изучил его. Он чувствовал, что в посохе сокрыта огромная мощь, но добраться до нее оказалось не так-то просто.

«Нужно ли владеть древесным ци для его использования, или…» — в его голове вдруг появилась одна идея.

Также как раньше делал это со скрижалями, он направил свою духовную силу на посох, желая оставить на нем отпечаток.

С этим проблем не возникло. Связь была установлена, и Люк почувствовал, что теперь ощущает посох намного лучше. Направив в оружие нейтральный ци, он обнаружил, что по его желанию, посох может существенно вытягиваться, что могло стать неприятным сюрпризом для неготовых к подобному врагов. Однако больше никаких изменений ему обнаружить не удалось.

— Подождите, это ведь посох стихии дерева, а здесь нет, не то что деревьев, а растительности вообще! Может снаружи что-то получится?

С этими мыслями он выбрался из пещеры, а затем, используя полет, спустился к местности, где растений было вдоволь. Вновь достав посох из пространственного кольца, он сразу ощутил изменения.

Мир разительно переменился. Юноша ощутил огромное множество точек, на которые мог воздействовать одним лишь усилием воли! Большинство этих объектов было крайне маленьким, но были также среднего размера и несколько больших. Даже не нужно было смотреть на эти объекты обычным зрением, чтобы понять, чем они были на самом деле.

Крупные, безусловно, были деревьями, средние — кустарниками, которых тут было намного больше, а маленькие… маленькие были травой. И всеми этими объектами Люк мог управлять при помощи посоха.

Желая проверить, насколько далеко заходит это управление, юноша направил посох на ближайший участок земли, стимулируя рост травы, и пораженно замер: низкорослая поросль, не превышающая и десяти сантиметров, мгновенно вымахала на несколько метров в высоту, одновременно раздаваясь вширь и приобретая довольно грозный вид. И это обычная луговая травка!

Переведя посох на одно из немногочисленных деревьев, Люк даже немного опасался того, что произойдет. Его опасения оказались напрасны. В отличие от травы, дерево не спешило расти, взамен Люк ощутил, что может полноценно управлять любыми его частями, включая корни.

Повинуясь воле эспера, земля на поляне пришла в движение, в воздух взмыло множество острых корней, готовых исполнить любое желание владельца посоха. При этом, под его воздействием они не были больше обычными корнями, которые легко разрубить, а превратились в нечто куда более опасное.

— Очень хорошо! Возвращайтесь!

Также быстро как появились, корни вернулись обратно под землю. Лишь взрыхленная почва выдавала их недавнее присутствие…

Дальше шли кустарники, потом снова трава, потом — снова деревья…

Потратив полдня на эксперименты с посохом, Люк вернулся в пещеру. Эри’Нара все еще не было, и юноша погрузился в привычные для себя занятия, такие как преобразование ци в истинный ци, тренировка души и формирование «Лотоса Двух Элементов». Последний, хоть и стал получаться, до идеала ему было еще очень далеко.

Эри’Нар вернулся поздно ночью. Проинформировав Люка, что все необходимое собрано, он отправился в свою мастерскую. А по прошествии еще одних суток, наутро вручил парню бутылку с пилюлями, способствующими общему укреплению и заживлению меридианов, а также внушительных размеров медальон со множеством нанесенных на его поверхность символов.

Медальон не был монолитным, внутри он него скрывалась сложная структура, на которой был размещен массив.

— Это поможет мне осмотреть Линь Жаня, непосредственно к нему не приближаясь, — объяснил Эри’Нар назначение вещи. — Для активации медальона просто подай на него немного ци, это будет для меня сигналом. Дальше я сам активирую его и смогу видеть все, что происходит вокруг. Но учитывай, медальон не сможет работать слишком долго. Максимальное время его работы около получаса. Также, даже если включать его всего на несколько минут, подобных активаций не может быть больше трех. Ну и еще: эта вещь довольно хрупкая, поэтому постарайся не подвергать ее каким-либо внешним воздействиям до того, как задача будет выполнена…

— Хорошо, я понял…

— В качестве платы он должен будет передать вещи по этому списку…

Люк ознакомился со списком, переданным ему Эри’Наром. Все в нем было в рамках того, что Линь Жань сможет предоставить. Если вернет позиции в семье Линь, конечно, прямо сейчас его возможности были довольно малы. Хотя в списке были некоторые ценные и редки материалы, это не то, что было невозможно достать. Такие в списке тоже присутствовали, но уже отдельной категорией. Они не включались в состав платы, вместо этого Эри’Нар предлагал купить их, взамен предлагая свои услуги как алхимика.

— Я понимаю его ситуацию, поэтому с платой не тороплю. Однако новую партию зелий он получит только после того, как первая будет оплачена.

— Ясно, я все ему передам…

— И еще кое-что. Думаю, тебе будет не слишком удобно постоянно выполнять роль курьера. Для связи со мной пусть обращается по этому адресу… — Эри’Нар назвал адрес. — К человеку по имени Хромой Ван. Его не так давно завербовал Не Юн, и я не уверен, насколько ему можно доверять, но это поручение не слишком ответственное. Пусть Линь Жань также использует посредника, если только не хочет, чтобы его имя связали с моим…

Люк задумался. То, что Эри’Нар будет разворачивать свою сеть, было очевидно. Он и раньше это делал, при помощи обладающего почти идеальной маскировкой Тот Н’Хата. Теперь, когда он имел в подчинении еще и Не Юна, этот процесс ускорился. Однако из его слов становилось очевидно, что Эри’Нар не доверял завербованным Лордом агентам. Тогда зачем это было делать вообще?

Не удержавшись, Люк спросил об этом.

— Хотя пока они не заслуживают доверия, это не значит, что так будет долго. Конечно, полностью доверять им я вряд ли когда-нибудь стану, но этого и не требуется. А некоторую проверку, позволяющую отделить зерна от плевел, они пройдут в ближайшем будущем… — пояснил древний практик.

Люк поежился, он искренне не завидовал тем, кто проверку эту провалит.

— Кстати, будь осторожен, если решишь вернуться в Город Утренней Зари в ближайшее время… — неожиданно предупредил Эри’Нар.

— Это связано с кланом Тянь?

Конечно, клан его врагов не мог просто забыть от гибели трех Лордов поздней ступени. Для любого, даже самого крупного клана, это был сильнейший удар. Игнорировать подобное было просто невозможно. Естественно, они направят людей, чтобы поймать и наказать виновника. Люк ожидал этого.

Поэтому ответ Эри’Нара стал для него неожиданностью.

— Люди клана Тянь действительно в городе, но не только они. Есть и другие подозрительные личности, которые не так давно прибыли в город. Я не знаю, кто именно, и на каких ступенях их развитие, но одно могу сказать точно: эти личности сильны. По меркам этого захудалого королевства, разумеется…

Глава 42. Прибытие

— Сообщишь, как только он вернется в город! — зло произнес горбун, глядя на сидящую перед ним девочку.

— Хорошо, господин Гу, — Мираж кивнула. На самом деле она вовсе не собиралась следовать его указаниям, но Гу Ло знать об этом было совершенно необязательно. Она и сама ожидала возвращения Чан Лея, но в то же время искренне надеялась, что в ближайшее время он этого не сделает. Слишком много людей собралось по его душу в этом городе.

«Тот пугающий мужчина тут не остался, но это не значит, что о нем можно забыть…»

Мираж не пропустила визит человека с вороном. В момент, когда он обшаривал все вокруг своим духовным восприятием, она затаилась и старалась быть как можно менее заметной. Хотя этот человек, безусловно, мог заметить ее присутствие и избавить от ненавистного Гу Ло, девочка совсем не хотела такого развития событий. Этот человек был намного-намного страшнее горбуна.

К счастью, ей повезло, и мужчина не обратил на нее внимания. А затем и вовсе покинул город. Некоторое время спустя, сюда заявилось еще несколько невероятно сильных людей. Они были слабее предыдущего визитера, но во всем Городе Утренней Зари не было никого, кто мог бы сравниться с ними по силе.

Никто из них также в городе не задержался. Убедившись, что того человека тут нет, они продолжили его поиски, вызвав для наблюдения за городом несколько человек послабее. Всего лишь Лордов поздней ступени или даже ниже — эти ранги Мираж отличить могла.

Она не решалась подслушивать у тех сильных людей, но насчет присланных никаких опасений не возникало. Слушая их разговоры, Мираж узнала о личностях недавних посетителей. Страшный мужчина, пришедший первым, был главой темной секты, предпринявшей нападение на членов других сект во время экспедиции в одну запечатанную область не так давно. В ту же самую, где был Чан Лей. Кроме того, он был последним, кто вернулся. Тот человек — Глава Поместья — приходил сюда именно для его поисков! По крайней мере, так думали эти люди.

Сами они также очень желали заполучить наследие, доставшееся Чан Лею. Не у всех, но у многих Мираж улавливала завистливые и жадные мысли. Вероятно, если бы парень попался им, его участь была бы лишь немного лучше, чем при захвате Главой Поместья.

Однако были среди них и те, кто был на стороне Чан Лея.

«Леди Сюань приказала мне помочь ему во что бы то ни стало…» — вздыхал старик с густыми бровями, на голове которого сияла лысина. И остатки волос по ее краям, и примечательные брови, были полностью седыми. Пока другие мечтали, как возросла бы их культивация, сумей они отобрать наследие у Чан Лея, старик думал, как ему помочь и при этом не сильно навредить положению Секты Небесного Течения в Альянсе.

Как ни странно, он был не один. Мужчина средних лет получил похожие инструкции:

«Молодой господин приказал не вмешиваться или даже помочь ему. Но только если это не навредит Долине…»

Молодым господином был Хо Янхэ из Долины Огненного Лотоса. Он был благодарен Ли Сюйшань за спасение Юй Си. Теперь, когда она исчезла, он не мог отплатить лично ей, зато мог хотя бы минимально позаботиться о ее людях.

К сожалению, таких, настроенных положительно или нейтрально людей было всего двое. Наблюдатели от других сект первого ранга были настроены захватить Чан Лея при первой удачной возможности. Что касается сект второго ранга, далеко не все из них прислали наблюдателя, а те, что прислали, также были настроены на захват.

Помимо них, также присутствовало около полутора десятков людей из клана Тянь. Все они были Лордами, но большинство — Лордами начальной ступени. Кроме того, больше половины из них еще даже не принадлежало к клану Тянь. Поимка Чан Лея была для них чем-то вроде экзамена, позволяющего в него вступить.

Также присутствовали люди лорда Города Осеннего Дождя, которым Гу Ло продал информацию.

И люди Секты Морозных Врат, которых он же привел с собой.

Вообще-то говоря, люди этой секты уже были в городе, входя в состав наблюдателей, но этих следовало выделить отдельно, поскольку среди них была очень сильная женщина. Не настолько сильная как Глава Поместья или его преследователи, но намного сильнее, чем обычный Лорд поздней ступени.

«Должно быть, это полшага до Короля…» — решила девочка. Включая вновь прибывшую, в городе и его окрестностях собралось четверо настолько сильных практиков, причем двое из них были тут явно по душу Чан Лея.

«Лучше бы тебе не возвращаться…» — с тревогой подумала она. А в следующий момент вздрогнула: на границах ее восприятия появилась знакомая аура…

* * *

Город Утренней Зари встретил Люка не слишком приветливо. Атмосфера в нем показалась парню какой-то тяжелой. Он не мог понять, что вызывает у него это чувство, все, вроде бы, было как всегда, но ощущение никак не хотело проходить.

«Возможно, я слишком себя накручиваю…»

Предупреждение Эри’Нара Люк воспринял всерьез. Лучшим вариантом для его безопасности было бы действительно не возвращаться в город, а сразу направиться в место сбора. В том, что он придет заранее, не было ничего странного или необычного — многие мастера поступали так. Однако существовали, также, причины вернуться.

Люк не знал, кто, помимо клана Тянь, ищет его, и вообще, явились ли эти люди по его душу, но было бы совсем неплохо это выяснить. Сейчас-то он знал о предполагаемом враге, но что, если бы он встретил его без какой-либо подготовки? Чтобы минимизировать опасность в будущем, врага нужно было знать в лицо.

Также юноша очень хотел найти ту таинственную девочку. Покидая в прошлый раз город, он пообещал себе, что сделает это, и из-за каких-то мутных личностей отказываться от своего обещания не собирался. Еще одной причиной было беспокойство за Линь Юэ. Эти люди могли быть нацелены на нее или ее семью. Маловероятно, что они смогут что-то сделать, пока она в особняке Сюэ, но не будет же она безвылазно сидеть там? Люк должен увидится с ней и предупредить быть осторожнее.

А еще были люди клана Тянь. Если представится возможность, Люк с удовольствием поднимет свою культивацию за их счет.

Суммируя это все, Люк никак не мог отказаться от мысли посетить Город Утренней Зари. Благо время до начала собрания еще было.

Замаскировавшись под мускулистого мужчину лет тридцати, он вошел в город.

Несколько сильных духовных восприятий тотчас обрушились на него.

«Это Лорды. Лорды средней ступени!»

Лорд средней ступени в Городе Утренней Зари был почитаемой фигурой. Никто из них не стал бы проверять всех входящих через ворота, а то, что проверяли всех, юноша не сомневался. Его маскировка была очень добротной. Никто не смог бы ни с того ни с сего заподозрить в ней подмену.

Также быстро как нахлынули, восприятия отступили. Тридцатилетний практик середины Измененной Крови с мускулами вместо мозгов был им неинтересен.

Однако расслабился Люк рано. Стоило пройти ворота, как он стал целью куда более могучего восприятия.

«Лорд поздней ступени, определенно».

К счастью, этот Лорд также ничего не заподозрил.

К следующему исследующему его духовному восприятию он был уже морально готов. Оно тоже принадлежало Лорду поздней ступени и он также ничего не заметил. А вот следующее за ним заставило юношу изрядно насторожиться: оно принадлежало практику в полушаге от ступени Короля и несло тяжелую и кровавую ауру.

«Этот человек… Он опасен…»

Но практик в полушаге от Короля также не распознал подмены. Бегло мазнув по Люку своим восприятием, он тут же убрал его, переключаясь на более интересные цели. В частности, следом за парнем в город вошла группа путников, среди которых была пара весьма фигуристых девах…

Это восприятие было последним. После того, как Люк отошел от ворот на приличное расстояние, его больше никто не беспокоил.

«А здесь действительно оживленно. Возможно, все-таки не стоило сюда приходить. Нет, я должен хотя бы предупредить Линь Юэ, перед тем как уйти. Неплохо было бы найти ту девочку, но сейчас это слишком опасно…»

Что касается убийства членов клана Тянь, Люк полностью отбросил мыли об этом. В конце концов, люди собравшиеся здесь, могли быть только закуской перед основным блюдом. Они совершенно не стоили подобного риска.

Зайдя в ближайшую таверну, Люк подсел к небольшой компании работяг, и, заказав всем пива за свой счет, вскоре стал обладателем свежайших слухов, ходящих по городу.

Спустя примерно час, он сердечно распрощался со своими новыми знакомыми, и покинул таверну. Завернув в ближайшую подворотню, он сменил образ на полноватого мужчину средних лет, и уже после этого направился к особняку Сюэ. Он был уверен, что за ним никто не наблюдает и по большей части оказался прав: за исключением одной беловолосой девочки за ним действительно никто не наблюдал…

Глава 43. Прикосновение

Наблюдатели обнаружились возле особняка. Обитатели соседних домов, обладающих гораздо меньшим статусом, чем семья Сюэ, оказались потеснены людьми из различных фракций.

К счастью, Люк заметил их раньше, чем они его, и смог вовремя остановиться.

«Хорошо, что мастерство людей, ставивших там барьеры из символов, было не очень высоким, иначе все было бы наоборот…» — подумал юноша, отходя немного назад.

Если мастер Надписи был достаточно искусен, он мог создать барьер, пропускающий восприятие в одну сторону и не пропускающий в другую. Если бы тут поработал такой мастер, Люк, вполне мог не заметить наблюдателей.

«Но что мне теперь делать?»

Хотя Люк изменил внешность, каждый человек, входящий в особняк, вызвал бы огромный интерес наблюдателей. Особенно, если человек этот был новым.

Пройдя несколько сотен метров назад и влево, юноша устроился на скамейке в парке и уже отсюда стал наблюдать за наблюдателями и одновременно обдумывать пути незаметного проникновения в особняк или способ связаться с кем-нибудь из него.

Поначалу он опасался, что в парке тоже будут люди из сект, но, по-видимому, им было достаточно тех особняков — никого подозрительного Люк рядом с собой не обнаружил.

«Если бы барьеры не были настолько мощными, я мог бы связаться при помощи восприятия. Но теперь я могу только взломать их, что тут же будет замечено не только хозяевами, но и остальными».

Люк высоко оценивал искусство Надписи Сюэ Юйлань. В прошлом он точно не смог бы взломать тот барьер без шума.

«Быть может, с моей возросшей силой души я смогу это сделать?»

От места, где он сидел, до особняка было чуть больше полутора километров — довольно большое расстояние по меркам города. К счастью, эта его часть не была многолюдной, поэтому слишком сильных помех не было.

Тем не менее, проникнуть через символьный барьер было заметно сложнее, чем если бы юноша находился вблизи.

В связи с этим, шансы на удачный исход казались совсем уж небольшими, но ведь попробовать ничего не мешало. Уже потом, если ничего не получится, Люк попробует придумать какой-нибудь другой способ.

Потянувшись восприятием к барьеру, он не ожидал многого, однако тут юношу поджидал сюрприз. И не сказать, что сюрприз этот ему понравился, хотя и здорово упростил задачу, которую Люк перед собой поставил.

Этот барьер был другим! Не тем, что он помнил по прошлым визитам. По общему стилю он был очень похож, но некоторые элементы, все же, располагались по-другому или вообще оказались заменены. А еще этот барьер не казался завершенным. Он уже был на довольно неплохом уровне, но над ним все еще велась работа. Из-за этого в барьере присутствовали уязвимости. Люк сходу нашел несколько мест, через которые его восприятие могло бы пробиться внутрь и остаться незамеченным.

Что его беспокоило, это причина, по которой барьер был заменен. Разве это не означало, что кто-то силой разрушил прошлый, а учитывая его прочность, этот кто-то должен был достигнуть ступени Короля, ну или очень сильно приближен к нему. По оценкам Люка, обычный практик в полушаге от Короля тоже теоретически мог это сделать, но с его стороны это бы выглядело крайне глупо. Для разрушения барьера ему потребовалось бы потратить немало времени и духовной энергии.

Иными словами, полушаговый практик, разрушая символьный барьер, выглядел бы просто жалко. Намного проще для него было бы вломиться в особняк своим физическим телом.

«Этот кто-то даже не побоялся связываться с Сектой Морозных Врат, но зачем ему это делать?»

На ум сразу же пришла одна кандидатура.

«Глава Поместья итак враждует с ними, он вполне мог это сделать…»

Тревога юноши резко возросла. Глава Поместья был темной и безжалостной личностью, неизвестно, что стало с обитателями особняка после его вторжения.

Несколько минут, которые Люк потратил на то, чтобы обойти защиту особняка, показались для него часами. Наконец, барьер был преодолен, и восприятие юноши разом охватило все, происходящее внутри, за исключением нескольких помещений, на которых была наложена дополнительная защита.

Увиденное частично успокоило его. В гостиной довольно мирно беседовали Линь Жань, Линь Сола и хозяйка особняка вместе с Сюэ Жанем. Также там присутствовала пара служанок и несколько незнакомых мужчин, один из которых — седой старик с длинной бородой — вызывал у него чувство опасности. И он был единственным, кто как-то отреагировал на появление Люка. Старик резко дернулся и выпустил волну духовного восприятия, внимательно исследуя все вокруг.

— Господин Бай, что-то случилось? — взволновано спросила Сюэ Юйлань, однако старик лишь покачал головой. Люк, готовый, что сейчас его раскроют(ничего плохого в этом он уже не видел), удивленно хмыкнул. Этот старик явно находился в полушаге от ступени Короля, но даже он не смог обнаружить его духовное восприятие.

Конечно, не следовало терять осторожности, другие полушаговые практики могли оказаться намного более чувствительными…

На первый взгляд, никто из знакомых и друзей Люка от вторжения неизвестного практика не пострадал. В холле отсутствовала Линь Юэ, но эспер сильно сомневался, что Линь Сола и Линь Жань были бы так спокойны, если бы с их дочерью что-то случилось.

И правда, преодолев слабый барьер на двери комнаты девушки, он обнаружил ее мирно медитирующей на своей кровати.

«А ее культивация заметно увеличилась. Она прорвалась на ступень Лорда? Нет… эта аура довольно слабого Лорда. Если бы сестра Юэ прорвалась, она определенно была бы сильнее. Возможно…»

Решив, что незачем гадать, когда можно спросить прямо, Люк уже собирался разбудить девушку, когда, вдруг, почувствовал, легкое прикосновение. Прикосновение к его реальному телу!

Моментально вернув сознание, он с удивлением обнаружил ту, которая послужила одной из причин его возвращения в Город Утренней Зари. В настоящий момент таинственная беловолосая девочка, в которой он почувствовал способности эспера, стояла практически вплотную к нему, и, в отличие от прошлых встреч, Люк отчетливо видел ее!

Внешность девочки точно нельзя было назвать заурядной. Ее волосы были белыми, подобно снегу, а глаза красными, как вишня. Кожа девочки была излишне бледной, как будто никогда не видевшей солнца, а телосложение — болезненно худощавым. Раньше, из-за того, что видел только силуэт, Люк не мог этого рассмотреть, но сейчас он лишний раз убедился, что его догадки оказались правы: ее действительно где-то держали против ее воли. И обращались, судя по всему, не слишком хорошо.

Глядя на ее узкие плечи и выпирающие ключицы, юношу охватило два противоречивых чувства: сочувствие и злость. Сочувствие к девочке, а злость к человеку или людям, которые держали ее в заточении и использовали ее необычные способности ради собственной выгоды. И Люк был почти уверен, что знает, по крайней мере, одного из этих людей: горбун Гу Ло, которого он встретил после освобождения Линь Юэ и которому служили многие нищие этого города!

Пока Люк рассматривал ее, девочка протянула руку и еще раз коснулась его плеча, словно неуверенная, что юноша почувствовал первое прикосновение.

— Я здесь. Ты хотела о чем-то поговорить? — как можно более дружелюбно, спросил Люк.

Девочка дернулась и резко отступила на несколько метров. С такого расстояния ее фигура выглядела размытым силуэтом.

— Не бойся. Я не собираюсь причинять тебе вред. Почему бы нам просто не поговорить? Возможно, я смогу помочь тебе. Тебя ведь держат в заточении против твоей воли?

В ответ на его слова девочка вновь приблизилась. На расстоянии в один метр, когда ее вновь стало отчетливо видно, она остановилась, а затем показала рукой куда-то в сторону. Чуть правее особняка Сюэ.

Направив туда восприятие, Люк сразу же убедился, что верно понял смысл послания: с той стороны к особняку приближалась группа людей. Несколько женщин и один мужчина. Причем, мужчина знакомый: это был тот самый Гу Ло, о котором Люк думал прямо сейчас!

Если бы горбун был один, эспер атаковал бы не задумываясь, однако компания, в которой тот находился, заставляла пока отложить это решение.

Женщин было трое. Две из них, одетые в серые платья, находились на поздней ступени Пробуждения Духа, а последняя, чье платье было серебристым, ни в чем не уступала старику, которого Люк видел внутри особняка. В отличие от старика, женщина на восприятие Люка никак не отреагировала, но тот все равно оставался настороже.

Группа из четырех человек перемещалась при помощи техник. Хотя они не особо спешили, но все равно добралась до особняка, который действительно оказался их целью, достаточно быстро. Люк не знал, что им понадобилось там, но присутствие горбуна характеризовало эту ситуацию не самым лучшим образом.

«Возможно, он рассказал им обо мне».

Появившаяся на пороге Сюэ Юйлань, уважительно поприветствовала женщин. Определив, что Гу Ло просто их спутник, она также поприветствовала и его, ну уже как равного. О его темной сущности она, очевидно, не знала.

Женщина в серебристом платье, однако, вовсе не была вежлива.

— Оставь эти лживые слова для других, — холодно произнесла она, глядя Юйлань прямо в глаза. — Меня интересует только один вопрос: здесь ли сейчас Чан Лей, также известный как Лю Ци?

Сюэ Юйлань вздрогнула. Она никогда никому не говорила о настоящем имени доктора, вылечившего ее дочь, да и в остальных своих людях была абсолютно уверена. Был ли кто-то из них на самом деле предателем, или женщина узнала это из каких-то других источников.

— Можешь не отрицать, что это один человек. Этот господин, — она указала на Гу Ло, — подробно нам все рассказал.

— Вот как? — Сюэ Юйлань нахмурилась. — И вы верите словам постороннего человека больше, чем мне?

— Да, — просто ответила женщина. — И не надо мне ничего доказывать, просто позвольте осмотреть ваш особняк.

— Хорошо. Делайте как посчитаете нужным.

Юйлань не оставалось ничего, как согласиться. Это задевало ее гордость, но, помимо этого, не несло ничего плохого. В конце концов, Люка там действительно не было.

Люк сидел на скамейке и размышлял.

«Жаль, что они знают, но эта женщина, вроде, не собирается никак вредить обитателям особняка…»

Сочтя, что его присутствие пока не обязательно, Люк отозвал восприятие, желая поговорить с девочкой, но с сожалением обнаружил, что рядом с ним больше никого не было. Не ощущалось даже смутного присутствия.

— Почему она ушла? Разве ей не нужна помощь? — разочаровано спросил он в пустоту.

Глава 44. Приглашение от которого…

Отступив на расстояние около полусотни метров, Мираж несколько раз вдохнула и выдохнула. Сердце в ее реальном, находящемся в подвале теле, бешено стучало из-за переполнявших девочку эмоций.

Она все-таки сделала это! Сумела взаимодействовать с человеком, посредством аватара души!

Болезненные тренировки не прошли напрасно. Сила души девочки заметно возросла, а духовная энергия уплотнилась. Она была почти уверена, что сможет взаимодействовать с другими людьми. Но одно дело предполагать, пусть даже с большой уверенностью, и совсем другое — убедиться.

Изначально Мираж не была уверена, что стоит попытаться связаться с Чан Леем. Она боялась, что из-за того, что по ее метке его отслеживали люди клана Тянь, юноша будет настроен враждебно. Поэтому, она склонялась к тому, чтобы просто наблюдать. Однако так совпало, что Гу Ло вместе с людьми, которых он привел, как раз направлялся в особняк Сюэ, рядом с которым находился ее учитель. Более того, прямо сейчас тот исследовал особняк своим духовным восприятием.

Мираж тщательно изучила людей, что были с Гу Ло. И от женщины в серебристом платье, по имени Бин Цианфен у нее было очень высокое впечатление. Девочка считала, что та вполне может заметить восприятие Чан Лея, хотя и не была уверена.

Она решила предупредить. И была очень счастлива, когда парень не только не проявил враждебность, но и выказал желание помочь. Неготовая к этому, она растерялась и просто указала на Гу Ло и остальных, а когда Чан Лей, следуя ее указаниям, обнаружил их, поспешно отступила.

Это было не потому, что она не хотела продолжить разговор, напротив — очень хотела — но за много лет это был первый ее опыт общения с людьми помимо Гу Ло. Мираж боялась, что скажет что-то не так, да и сомнения, что она вообще сможет говорить, напали на нее с новой силой.

Отступление нужно было ей для того, чтобы собраться с духом.

Поглощенная собственными мыслями, Мираж не сразу заметила, что что-то пошло не так. А когда заметила, было уже слишком поздно: юноша преодолел защиту особняка.

«Она же заметит его!»

К сожалению, что-либо предпринимать было уже поздно. Отвлекая Чан Лея, она бы только увеличила шанс на его обнаружение…

* * *

Так как теперь говорить было не с кем, Люк вернул восприятие к особняку, желая убедиться, что ничего плохого действительно не произойдет.

Пока он отсутствовал, все действующие лица успели переместиться внутрь здания, поэтому, если Люк хотел видеть происходящее, ему также следовало проникнуть туда.

Во второй раз это заняло намного меньше времени. Вот только сделав это, юноша мгновенно понял, что зря: женщина в серебристом платье смотрела прямо на место, в барьере, через которое он только что проник.

— Кто ты и почему шпионишь за мной? — резко спросила она.

Женщина и раньше замечала это восприятие, но не придавала особого значения. Все наблюдатели от различных сил, скрытые в домах неподалеку, конечно же обратили на нее свое внимание. Однако никто из них не посмел преследовать ее в помещении. Да и не сумел бы, по оценкам женщины барьер тут был вполне надежен.

Будучи обнаруженным, Люк тут же отозвал восприятие. Однако из-за того, что ему вновь пришлось проходить сквозь барьер, сделал он это хоть и быстро, но не мгновенно.

Это позволило женщине, тут же метнувшейся к выходу из особняка, отследить путь отступления Люка.

Тот тоже это понял.

«К сожалению, эта женщина намного чувствительнее того старика. И что мне делать теперь?

Решив, что отступать уже поздно — успешно сделать это он мог только при помощи полета, что мгновенно бы его раскрыло — юноша решил остаться на месте и притворится сторонним наблюдателем.

Женщине в серебристом платье понадобилось чуть менее двух десятков секунд, чтобы оказаться рядом с ним. На отдалении за ней следовали две другие женщины из Секты Морозных Врат и Гу Ло.

— Простите за то, что потревожил Ваше Превосходительство, но моему клану Тянь также очень интересно, не скрывается ли этот Чан Лей внутри особняка, — с улыбкой сказал Люк, находящийся в образе полноватого мужчины. — Раньше я не мог проникнуть туда, поскольку там находился этот старик, но сейчас подумал, что все будут слишком заняты и решил попытать счастья. Однако бдительность Вашего Превосходительства оказалась выше всяких похвал. Еще раз прошу простить меня за вторжение и уверяю, что ни у меня, ни у моего клана Тянь, не было никакого злого умысла по отношению к Секте Морозных Врат или семьи Сюэ…

Все то время, что Люк говорил, женщина никак не перебивала его, лишь смотрела со странной улыбкой. Наконец, когда он договорил, она спросила:

— Ты действительно думаешь, что маскировка, основанная на законах льда, сможет обмануть кого-то, кто эти законы практикует? Хотя стоит признать, твои навыки в этом довольно хороши, возможно, ты даже смог бы обмануть моих помощниц, — она указала на приближающихся женщин, — но меня? Я была лучшего мнения о твоих умственных способностях, Чан Лей. Или лучше Лю Ци?

— Чан Лей будет для меня привычнее, — ответил парень, развеивая маскировку.

То, что женщина смогла ее распознать, стало для него неприятным сюрпризом. Сюрпризом, который на самом деле стоило ожидать. До этого момента маскировка действовала безотказно, даже тот человек у ворот в полушаге от ступени Короля не смог ее обнаружить, но он, очевидно, не был практиком законов льда. Столкнувшись с полушаговым практиком этого направления, «Застывшие Отражения» не выдержали и секунды.

— Могу я поинтересоваться, это тот горбун сообщил обо мне?

— Да, это так, — не сочла нужным что-то скрывать женщина.

— Ясно. Могу я также узнать, зачем вы ищите меня. Не припомню, чтобы имел какие-либо конфликты с вашей сектой.

— Мое имя Бин Цианфен, — представилась женщина. — Заместитель главы секты послала меня, чтобы доставить тебя в секту. Причина этого в том, что мы заинтересованы твоими целительскими способностями. Хотя лично я не уверена, что в подобном деле стоит доверять кому-то настолько молодому, заместитель считает по-другому. Тебе стоит гордиться оказанной честью!

— В каком именно деле? — поинтересовался Люк.

— Я не могу раскрыть это сейчас. Как только мы прибудем на территорию секты, ты узнаешь об этом.

— Хорошо. Я услышал ваше приглашение. Когда будет время, я непременно посещу Секту Морозных Врат и попробую помочь с вашей проблемой…

Люк вовсе не хотел настраивать эту секту против себя. Однако на ближайшее будущее у него были совсем другие планы. Если бы Бин Цианфен настаивала на немедленном визите, это стало бы огромной проблемой.

К сожалению, так и произошло.

— Хмф, — фыркнула одна из подоспевших женщин на поздней ступени Лорда. — Тривиальный Лорд начальной ступени действительно думает, что может отказаться? Госпожа Бин, вы слишком вежливы с этим человеком! Позвольте, я научу его, как стоит себя вести!

— Да, госпожа Бин, покажите этому ничтожеству, где его место! — Гу Ло, крайне недовольный, что Люка не убили на месте, а даже предложили поучаствовать в, вероятно, весьма прибыльном предприятии, также попытался настроить Бин Цианфен против него.

Та, однако, на провокации не поддалась.

— Молчать!

Женщина в сером мгновенно умолкла и как будто даже уменьшилась ростом. Не обращая на свою подчиненную больше никакого внимания, Бин Цианфен развернулась к Гу Ло.

— Разве не ты говорил, что его точно нет в городе? — спросила она настолько холодным тоном, что горбун невольно отступил на два шага.

— П-прошу меня извинить. Мой информатор соврал мне. Уверяю, вскоре он получит самое суровое наказание…

— Мне не интересно. Просто знай свое место, иначе…

Не договорив, она развернулась к Люку и уже своим обычным нейтрально-холодным голосом произнесла:

— Мои люди были грубы, прошу извинить их за это. А также приношу свои извинения, но мы не можем ждать, когда ты решишь самостоятельно посетить секту. Это дело очень важно. Если ты не пойдешь добровольно, мне придется доставить тебя силой. Конечно, в будущем мы компенсируем любые неудобства…

— Могу я подумать?

— Да, но не слишком долго. Скоро тут будут люди из других сил и тогда даже я не уверена, что смогу гарантировать твою безопасность.

Люк и сам это понимал. Хотел он сбежать или последовать за Бин Цианфен, задерживаться на этом месте точно не стоило. Причина, по которой он попросил время на раздумья, была в том, что в этот момент перед ним появилась невидимая никем другим беловолосая девочка…

* * *

—..мой информатор соврал мне. Уверяю, вскоре он получит самое суровое наказание…

Услышав слова Гу Ло, все еще находящаяся неподалеку Мираж вздрогнула. То, что горбун теперь знал о том, что она не выдала ему Чан Лея, было плохо. Очень-очень-очень плохо! Она даже боялась представить, чем это обернется.

Вернувшись из путешествия, горбун был крайне недоволен, что компас теперь не работает. Он не считал, что это вина Мираж, но все равно отобрал все оставшиеся у нее пилюли противоядия(в небольшой комнате спрятать что-то от человека, чье духовное восприятие намного сильнее чем твое собственное, было просто невозможно) и, хотя сейчас шел уже четвертый день, не собирался давать его ей. Теперь, зная, что девочка намеренно утаила от него важную информацию, Гу Ло точно не ограничится одним лишь ядом. Скорее всего, он убьет невинных людей. Много невинных людей. А возможно, будет даже пытать их на глазах у Мираж… Саму ее он тоже будет пытать.

Девочке этого не хотелось. До такой степени, что она даже всерьез задумалась о том, чтобы покончить жизнь самоубийством, благо от такого способа побега горбун удержать ее не мог.

В прошлом, желая предотвратить потерю ценного работника, он пригрозил, что если она это сделает, то он убьет сотню людей. Угроза была весьма действенной. Действительно было несколько раз, когда Мираж очень хотелось прекратить все это, но мысли о тех людях заставляли ее продолжить жить.

Сейчас ситуация была иная. Люди умрут в любом из случаев. А раз так…

Однако это было просто невероятно обидно. В момент, когда она, наконец, увидела надежду на спасение, закончить все вот так. На глазах у девочки выступили слезы, а сердце заполнило отчаянье.

«Он не сможет этого сделать, пока находится рядом с этой женщиной» — мелькнула в мозгу спасительная мысль. «А потом…»

Мираж увидела выход. Не гарантированный, но дающий хоть какую-то надежду. А увидев, начала действовать.

Глава 45. Условие

Когда силуэт девочки появился в буквально в полуметре от его тела, Люк сильно удивился. До сегодняшнего дня она вела себя крайне робко, а сейчас появлялась уже во второй раз. Причем, перед таким количеством людей. Хотя близко она находилась только к Люку, и только он мог непосредственно видеть ее, остальные вполне могли ощутить ее присутствие. Особенно, крайне продвинутая в этом плане Бин Цианфен. Единственная причина, по которой она не заметила призрачную гостью заключалась в том, что сейчас в это место было направлено слишком много восприятий. На их фоне присутствие Мираж просто терялось, если, конечно, не знать, что искать.

Сказав, что ему нужно время на раздумья, Люк повернулся к девочке, втайне гадая, зачем она появилась на этот раз. По понятным причинам он не мог начать разговор, ему оставалось только ждать, когда она заговорит сама.

И она заговорила. В другой ситуации Мираж было бы очень сложно это сделать, однако отчаянье придало ей решимости. Не зная, как следует начать разговор, она сразу перешла к сути своей просьбы.

— Этот человек… очень плохой, — произнесла она, указывая на Гу Ло.

Это был первый раз, когда Мираж говорила с другим человеком при помощи аватара души, но она даже не ощущала радости, только необходимость. А еще, произнося слова вслух, она чувствовала, как стремительно расходуется ее духовная сила. Из-за этого она не могла описать ситуацию целиком. Ей было необходимо крайне точно подбирать слова, чтобы передать хотя бы суть.

— Сделай так, чтобы он остался с вами, как можно дольше, но позволь ненамного отлучится сейчас. Будет возможность — убей. Пожалуйста… Потом возьми кольцо и вернись. Возможно…

Мираж замолчала, понимая, что после следующего слова ее духовная сила подойдет к концу и аватар развеется. Фраза: «Возможно к этому времени я все еще буду жива» — так и не прозвучала. Она предпочла оставить себе возможность наблюдать, чем произнести одно, максимум два слова. Основную мысль она уже передала, и теперь все зависело только от Люка.

Так как Мираж находилась очень близко, эспер также заметил, как убывает ее духовная энергия, поэтому не стал уточнять или переспрашивать. Люк не был глупым, он сумел сложить два и два. Информатором, который скрыл его присутствие, очевидно была она. А наказание, которое девочка должна была получить, явно сильно пугало ее. В то же время, не похоже, что его можно было совершить быстро, раз она отдельно упомянула о том, чтобы ненадолго отпустить его. Правда, Люк не совсем понимал, зачем. Чтобы снабдить ее едой и водой на время своего отсутствия? Это был самый разумный из пришедших ему в голову вариантов. Ну а раз так… разве эти проблемы не исчезнут, если она освободится?

— Хорошо, я сделаю это, — вслух произнес он.

— То есть ты согласен следовать за мной добровольно? Что ж, очень хорошо. Тогда идем! — произнесла Бин Цианфен посчитав, что слова были адресованы ей.

Люк отрицательно покачал головой.

— Сначала, я должен кое-что передать, — сказал он, проходя мимо женщины и ее помощниц. Со стороны особняка Сюэ двигалась еще одна группа людей, среди которых были Бай Хаотянь и Сюэ Юйлань. Люк направился навстречу им. Троица из Секты Морозных Врат и Гу Ло неотрывно следовали за ним.

Не прошло много времени, как две группы встретились.

— Чан Лей, ты действительно здесь… — пораженно и расстроено произнесла Сюэ Юйлань.

— Не вините себя. В том, что меня удалось обнаружить, виноват исключительно я сам. Однако сейчас не лучшее время для беседы. Передайте это старшему Линь Жаню, — Люк протянул женщине бутылки с пилюлями, список и медальон, а также кратко(при помощи передачи звука) описал зачем они нужны и как связаться с человеком Эри’Нара.

— А теперь уходите, — все также при помощи передачи звука сказал он. — Сейчас тут может быть крайне опасно.

— А как же ты? Уверен, что не нужна помощь?

— Идите, я знаю, что делаю.

— Хорошо, береги себя. Юньшань очень расстроится, если с тобой что-то случиться. И малышка Юэ тоже! — заговорщески подмигнув Люку, женщина направилась обратно в сторону особняка. Бай Хаотянь и его люди последовали за ней.

— Вот теперь все. Я готов огласить решение, — произнес Люк, глядя прямо в глаза Бин Цианфен.

— Я согласен следовать за вами, но при одном условии…

— Да? И каком же?

— Мне нужна его жизнь! — Люк решительно указал в сторону Гу Ло.

На лице Бин Цианфен впервые с момента их встречи появилась тень удивления.

— Ты хочешь, чтобы я лично убила его? — заинтересовано спросила она.

— Нет, достаточно, если вы не будете мне мешать. После этого я последую за вами и приложу все силы для решения вашей проблемы.

Люк был искренен. Если бы ситуацию с Гу Ло и Мираж действительно удалось разрешить таким способом, он сдержал бы свое слово. Что касается клана Тянь, он мог придумать и другой план в будущем. Делать это юноше очень не хотелось, но ради сохранения дружеских отношений с Сектой Морозных Врат он пошел бы на это.

К радости Гу Ло, тайно готовящего свой последний Малый Талисман Побега, на секунду задумавшись, женщина тут же покачала головой.

— Он хорошо выполнил свою работу и достоин награды, а не наказания. На время, что он с нами, он считается членом секты и находится под нашей защитой. Проси чего-то другого, этого я позволить не могу.

Люк вздохнул.

— Тогда, я хотел освободить девочку, которой он держит где-то взаперти и силой и угрозами заставляет работать на себя…

Женщина вновь задумалась, на этот раз дольше. Ей было не по нраву, что кого-то держат в рабстве. Хотя Гу Ло был полезен, они могут компенсировать ему эту потерю как-то по-другому. Цианфен склонялась к тому, чтобы согласиться с просьбой Люка, однако прежде, чем она это сделала, в радиусе ее восприятия появилось несколько фигур, каждая из которых принадлежала Лорду поздней ступени.

Хотя практик в полушаге от ступени Короля был намного сильнее Лорда поздней ступени, если таких Лордов было несколько, они вполне могли составить ему конкуренцию. Не говоря уже о том, что в этом городе был еще, как минимум один полушаговый практик. И все эти люди хотели заполучить Чан Лея либо наследие, которое он получил в Пещере.

— Боюсь, у нас нет на это времени. Уходим! Итак, ты пойдешь с нами добровольно? Учти, сейчас тут будет много людей настроенных куда менее дружелюбно… — предприняла она последнюю попытку.

— Сожалею, но нет! — получив два раза отказ, Люк больше не собирался идти на компромиссы.

— Тогда не вини меня за отсутствие вежливости!

Мощная духовная сила тотчас обрушилась на Люка, сковывая движения. В Секте Морозных Врат Бин Цианфен была лучшей в контроле духовной силы среди тех, кто не достиг уровня Короля. Она искусно владела духовным захватом и рассчитывала, что этого будет достаточно, чтобы поймать Люка.

— Пламя Ненависти! — произнес эспер, одновременно проецируя перед глазами образ Тянь Юаня и воспламеняя его. Вся фигура юноши тут же окуталась багровым сиянием. — Доспех Духа Крови!

Бин Цианфен нахмурилась. Эта техника выглядела довольно мощной, с ее помощью парень вполне мог прорвать ее духовный захват.

— Оковы Вечного Льда!

Пока захват еще действовал, она решила поставить точку в этом противостоянии, но не успела. Люк, с легкостью сбросив духовный захват женщины, на полной скорости устремился в сторону Гу Ло! Он применил «Пламя Ненависти» вовсе не для того, чтобы вырваться из пут, а чтобы никто ему не помешал совершить задуманное!

Две женщины, считая, что юноша хочет сбежать, кинулись ему наперерез.

— Смотри внимательно! Это поможет тебе освободиться! — крикнул Люк призрачной девочке, которая, как он знал, все еще была тут, а затем демонстративно медленно сложил пальцы обеих рук в знак Эрд, направляя его в возникшее на пути препятствие.

Из-за этой медлительности, женщины сумели заблокировать атаку, но все равно сдвинулись с места на пару шагов.

— Еще раз!

Этот Эрд был быстрее и отодвинул женщин еще немного.

— И еще раз!

Третий знак полностью расчистил дорогу к Гу Ло.

«Надеюсь, этого будет достаточно»

Эрд был самым простым из всех знаков. Люк знал, что девочка-призрак выучила Меллт и, вероятнее всего, Инлит, поскольку с момента их прошлой встречи ее сила души заметно возросла и укрепилась. Без этих знаков, находясь в заточении, она просто не смогла бы развивать «Искусство Громовой Души». А раз так, то и Эрд она должна была освоить.

Эспер сожалел, что не обучил ее ему раньше. Сейчас, когда все обернулось так как обернулось, он не мог остаться в городе и помочь ей. Все, что он мог сделать — это убить Гу Ло и обучить ее Эрду, чтобы с его помощью она могла выбраться из своего заточения.

Пока Люк обучал Мираж, Бин Цианфен не бездействовала. Толстые цепи из голубого льда возникли в воздухе и с огромной скоростью выстрелили в сторону эспера.

— Покров, Меч!

Юноша встретил их ударом пылающего меча и «Огненным Покровом», но хотя ему удалось разрубить их, цепи не были уничтожены. Разрубленная на две части цепь была ни чем иным как двумя более короткими цепями. И эти цепи тут же вновь устремлялись в атаку!

Используя Тариан, чтобы заблокировать часть цепей и щит духа, Люку пока удавалось не допустить поражения цепями, но даже так он чувствовал исходящее от них подавление.

«Как и предполагалось, практики в полушаге от Короля слишком сильны. Если бы не «Пламя Ненависти» я был бы уже скован этими цепями. К счастью, мне не нужно биться с ней насмерть…»

Две другие женщины, видя, что у их предводительницы пока ничего не выходит, также решили атаковать.

— Ледяная Лоза!

— Оледенение!

Выпустили они свои техники.

— Уже поздно!

Отбиваясь от атаки Бин Цианфен, Люк не стоял на месте, он продолжал смещаться в сторону Гу Ло. И сейчас расстояние между ними сократилось достаточно.

Фир!

Эрд!

Сплетя два знака вместе, Люк создал перед собой мощный огненный таран, при помощи которого отбросил цепи далеко в сторону. Замерцав, его фигура исчезла, оставив техникам одетых в серое женщин лишь пустое место.

Через мгновенье юноша появился прямо перед Гу Ло!

Глава 46. Наглость

Реакция горбуна была быстрой. После просьбы Люка он чего-то такого и ожидал, но надеялся, что люди из Секты Морозных Врат сумеют его защитить. Однако все равно держал Малый Талисман Побега в руке. В момент, когда парень появился перед ним, Гу Ло моментально попытался сломать талисман, однако вдруг обнаружил, что не может пошевелить и пальцем!

Духовный захват Люка на самом деле был даже мощнее чем у Бин Цианфен. У горбуна не было ни одного шанса. Молниеносной красной вспышкой мелькнуло окруженное ци огня Жало, и на землю парка упала срубленная с плеч голова. С кошмаром, терзавшим Мираж последние семь лет, было покончено.

«Кольцо, нужно захватить кольцо…» — вспомнил Люк слова девочки. Он тут же попытался это сделать, однако в этот момент его окружило мощнейшее кольцо стужи, которое стало очень быстро сжиматься. Со всех сторон на люка смотрело множество ледяных копий и эти копья стремительно приближались. В отличие от предыдущей, эта техника была не сковывающей, а атакующей. Бин Цианфен, очевидно, стала воспринимать его серьезно и посчитала, что даже если он не сможет отбить ее атаку, та его не убьет.

Однако мощь этого ледяного кольца была слишком велика. Люк оценил, что если он станет защищаться, то, хотя и не погибнет, точно будет ранен. Вопрос только в том, насколько серьезно.

Перед эспером встал выбор: захватить кольцо и получить ранения или же срочно уклонятся.

Он выбрал второй вариант, рассчитывая, что сможет вернуться к телу горбуна чуть позже.

Подпрыгнув, Люк расправил крылья и взмыл в воздух, уходя от сомкнувшихся ледяных копий. В него тут же ударило еще две ледяные техники от женщин в сером, но с ними защита парня справилась. Лишь небольшая часть ледяного ци проникла в его организм, но тут же была уничтожена пылающим жаром «Пламени Ненависти».

Тем временем, ледяное кольцо внизу сомкнулось на теле Гу Ло, превратив его во что-то напоминающее ежа. Люк даже испугался, что его пространственное кольцо будет повреждено, но, к счастью, оно уцелело.

— Ледяная Молния! — применила Бин Цианфен очередную технику.

Услышав слово «молния», Люк было обрадовался, но быстро осознал свою ошибку. Даже не успев завершить создание «Магнитного Поля», он понял, что от молнии там было одно название, полученное, вероятно, из-за скорости и самонаведения.

Однако молния была намного слабее цепей или кольца, хотя игнорировать ее, конечно, тоже не стоило.

— Огненный Таран!

Использовав как основу «Огненное Копье», Люк использовал хорошо зарекомендовавшую себя комбинацию Эрда и Фира для его усиления и отправил навстречу атаке противницы.

«Ледяная Молния» и импровизированный огненный таран с шипением столкнулись и на месте их столкновения появилось облако пара. Не слишком большое, техника Бин Цианфен оказалась сильнее и не разрушилась полностью, хоть и потеряла большую часть вложенного ци. Но с дальнейшей защитой она справиться уже не смогла.

Резко нырнув вниз, Люк ушел от атак двух других женщин, одновременно приближаясь к телу Гу Ло. Оказавшись достаточно близко, он применил на нем духовный захват, подтаскивая к себе.

«А это еще что?»

Земля прямо под ним внезапно пришла в движение, формируя несколько мощных каменных копий, которые тотчас выстрелили в Люка. По толщине каждое такое копье не уступало столбу.

К счастью, Люк был достаточно быстр, чтобы вовремя среагировать на эту опасность. Удерживая тело Гу Ло, он несколько раз резко вильнул в сторону, уклоняясь от атак, а затем стал быстро набирать высоту.

— Думаешь, только ты тут умеешь летать?

Из информации, предоставленной горбуном, Секта Морозных Врат знала, что Люк владеет техникой полета. Отбирая людей на эту миссию, они позаботились, чтобы все они также умели летать. Применив техники полета, три женщины взлетели в воздух.

Двое одинаково выглядящих стариков, находящихся в паре сотен метров от этого места, лишь покачали головами. Они оба специализировались на стихии земли и не владели какими-либо техниками полета. Даже их техники перемещения были довольно медленными. Теперь, когда внезапная атака провалилась, им оставалось только расписаться в собственной некомпетентности.

— Где он?

Густая кровавая аура внезапно обрушилась на них. Обернувшись, старики заметили еще пару людей. Один из них был мужчиной в маске, находящийся на поздней ступени Лорда, а второй, от которого исходила кровавая аура, одетый в красные одежды мужчина лет сорока.

Любой, кто слышал об этом мужчине, знал, что ему намного больше. На самом деле, его возраст даже превосходил двух стариков, причем превосходил значительно. Вообще практики ступени Лорда могли жить од двухсот до двухсот пятидесяти лет, в зависимости от того, в каком возрасте им удалось прорваться. Также они могли сильно увеличить этот срок путем погружения в глубокую медитацию, но это сложно было назвать увеличением продолжительности жизни, ведь на это время они полностью выпадали из нее, лишь немного увеличивая свою культивацию либо, а в случае, если достигли тупика, даже этого не делали.

Хотя практики в полушаге от Короля, жили дольше, цифры не сильно отличались.

Возраст мужчины в красном превышал уже три сотни лет. Своей внешней молодостью он был обязан методу, который практиковал. Правда, этот же метод сделал его крайне вспыльчивым и неуравновешенным. Настолько, что существовать долго рядом с другими людьми было для него невозможно. Иначе все оборачивалось кровавой бойней.

— Там, — один из стариков просто указал направление. — Он использует технику полета. Мы с братом не смогли его вовремя поймать.

— Ясно, спасибо, — поблагодарил мужчина в маске, что касается одетого в красное, он просто развернул за спиной кожистые кроваво-красные крылья и, взмыв в воздух, устремился в указанном направлении. После этого мужчина в маске тоже последовал за ним, но уже по земле.

— Этот отшельник Мо реально пугающий, — сказал один старик другому. — Не думаю, что наших совместных сил хватило бы, чтобы противостоять ему.

— Ты прав. Нам стоит быть как можно более вежливыми с ним, иначе это может плохо кончиться…

Репутация человека, названного отшельником Мо, была действительно ужасной…

Тем временем Люк со всей доступной скоростью пытался оторваться от людей из Секты Морозных Врат, но, несмотря на все усилия, сделать это ему не удавалось. Хотя расстояние между ним и двумя женщинами в сером продолжало увеличиваться, Бин Цианфен потихоньку нагоняла его.

Люк давно уже избавился от тела Гу Ло, прямо в полете сорвав с его руки пространственное кольцо и отправив труп горбуна навстречу его недавним защитникам, но это не сильно повлияло на его скорость. Бин Цианфен все также продолжала приближаться. Расстояние между ними составляло уже меньше сотни метров и женщина периодически отправляла в Люка различного рода техники. Не слишком мощные, так как поддержание должной скорости требовало от женщины высокой концентрации, но и игнорировать их было нельзя. Часть из них Люк отражал, от другой — уклонялся. На все это требовалось время, что позволяло Бин Цианфен подобраться еще ближе.

Тем не менее, Люк был спокоен. Более того, он и не думал сбегать за пределы города, а вместо этого двигался в определенном направлении. В направлении, в котором базировался клан Тянь! Раз уж его все равно обнаружили, он решил воспользоваться этой ситуацией по полной.

* * *

Как и все остальные силы, собравшиеся в городе по душу Чан Лея, люди клана Тянь также получили известие о том, что он обнаружен от своих наблюдателей. Поначалу они обрадовались, но затем, узнав, что он попал в поле зрения могущественных сект первого ранга, поняли, что их собственное возмездие, похоже, осуществить не удастся.

Естественно, они не могли быть довольными таким положением вещей. Особенно ярился пострадавший в прошлую их встречу Тянь Чунпэн, но сделать что-либо ни он, ни кто-либо другой из его клана, попросту не могли. До сект первого ранга клану Тянь все еще было далеко.

— Хотя бы посмотрим, как этого ублюдка захватят.

Под предводительством Тянь Чунпэна и Лорда поздней ступени по имени Тянь Сяопин более десятка практиков начальной и средней ступени Пробуждения Духа направились к месту, где был замечен Чан Лей.

Каково же было их удивление, когда на горизонте они заметили две быстро приближающиеся точки.

— Это он! — с ненавистью в голосе произнес Тянь Чунпэн, первым опознавший своего обидчика.

В другой ситуации он бы сразу отдал приказ атаковать, но следующая за Люком Бин Цианфен заставляла его попридержать свои желания.

«Раз уж убить его невозможно, поможем захватить это отродье» — решил про себя парень.

«Возможно, это поможет наладить отношения с Сектой Морозных Врат. Если это случится, мое влияние в клане возрастет».

— Все, атакуйте! Захватить этого ублюдка живьем! — отдал Тянь Чунпэн приказ.

Лорды клана Тянь и мечтающие вступить в этот клан тут же ринулись наперерез Люку, готовя дальнобойные техники. Те из них, что владели техникам полета, готовились взлететь. Они не сделали это сразу, чтобы не спугнуть цель.

Парень, на удивление, летел прямо в расставленный капкан.

— Думаешь, второй раз сможешь провернуть то же самое? — Зло произнес Тянь Чунпэн, доставая нефритовую статуэтку в форме змеи. В этой фигурке была запечатана сильнейшая атака его отца — Тянь Лимина — который находился в полушаге от ступени Короля. Правда, Тянь Чунпэн сомневался, стоит ли ее использовать, ведь если Чан Лей погибнет, это вызовет осложнения с Сектой Морозных Врат.

«Нет, я не должен использовать это…» — разочаровано вздохнув, Тянь Чунпэн убрал статуэтку обратно в пространственное кольцо. «Ничего, после того как экспедиция завершится успехом, никто больше не сможет беспрепятственно перейти дорогу моему клану Тянь!»

Тянь Чунпэн, как и остальные члены клана, кто был осведомлен о руинах, возлагали на них особые надежды. Он считал, что в случае успеха, его клан как минимум сравняется с сектами первого ранга. В этом случае на несколько тысяч километров вокруг не будет никого, кто не ставил бы молодого господина клана в своих глазах.

«Надо просто немного потерпеть».

— Это тоже подойдет, — в руках Тянь Чунпэна появилась другая статуэтка, поменьше. Она также содержала атаку Тянь Лимина, но куда более слабую.

В этот момент Люк был уже на достаточном расстоянии для атаки, и множество техник одновременно устремилось в его сторону. Тянь Чунпэн также стал вливать в статуэтку ци. Завершить ее активацию, практик, однако, не успел.

На свою беду люди клана Тянь были достаточно быстры и успели достигнуть границы парка…

Глава 47. О пользе врагов

Свист, шипенье!

Множество энергетических атак пронзило воздух, однако Люк вообще не ставил эти техники в своих глазах. Среди всех была только одна, достойная его внимания, но и от нее парень уклонился без особого труда.

«Теперь мой черед!»

Просто выглядящий посох в его руках пришел в движение, посылая вниз волну преобразованного ци. Сначала никто не понял, что это за атака, а когда поняли, было уже поздно: множество укрепленных ци могучих корней вырвалось из-под земли, мгновенно пронзая практиков или обвивая их!

Верхние части деревьев также пришли в движение, и хотя их результативность была намного ниже, один не успевший вовремя среагировать Лорд начальной ступени был буквально пронизан множеством острых ветвей, тотчас окрасившихся кровью. Жизнь этого Лорда была прекращена.

Ветви ранили еще несколько человек, но эти раны не были слишком серьезными. Результативность же корней находилась просто на другом уровне. Их первая внезапная атака мгновенно унесла жизни четырех Лордов начальной ступени и серьезно ранила еще троих, включая одного Лорда средней ступени. Легкие же ранения получили все из находящихся внизу практиков за исключением только Тянь Сяопина и Тянь Чунпэна. Первый был Лордом поздней ступени и сумел защититься сам, а второго спасла артефактная кольчуга.

Растения, однако, и не думали останавливаться. Множество корней и веток со всех сторон атаковали уцелевших, заставив их уйти в глухую оборону.

— Назад, живее! — скомандовал Тянь Сяопин, пытаясь сжечь подступившую к нему растительность. Горела та довольно плохо, но небольшой пятачок свободного пространства расчистить ему удалось.

— За мной! — возглавил он отступление.

— Не думай, что сможешь уйти! — негромко произнес Люк, перенаправляя все доступные корни в сторону предводителя врагов и вливая в посох новую порцию ци.

Десятки корней хищными змеями тут же набросились на Лорда поздней ступени и, по сравнению с прошлым разом, они были намного прочнее и быстрее.

— Уходите без меня!

В том, что все корни нацелились на него, Тянь Сяопин увидел шанс. Если он продержится достаточно долго, остальные смогут спокойно покинуть зону поражения. Ну а что касается его самого, помимо способности летать, у него также был один Талисман Побега. В крайнем случае, он воспользуется им.

Уцелевшие практики тут же последовали его приказу. За исключением трех человек, что сейчас находились в других местах, остальные присутствовали здесь. Из этих двенадцати Лордов пятеро моментально погибли, а трое были тяжело ранены. Лишь четверо, включая Тянь Чунпэна и Тянь Сяопина были в подходящей форме для сражения. Естественно, их боевой дух был очень мал. Взвалив себе на спины тяжелораненых, они стремительно покинули ставшее смертельной ловушкой место.

Люк не мешал им. Из слухов в таверне он знал, что большая часть этих людей была лишь кандидатами в клан Тянь. Их убийство не принесло бы никакой пользы. Хотя существовало несколько Лордов, уже относящихся к клану, для юноши было гораздо лучше убить одного Лорда поздней ступени, чем даже всех из них. Конечно, Тянь Чунпэн тоже был желанной добычей, но между ним и Тянь Сяопином Люк выбрал последнего.

Окружив Лорда буквально со всех сторон, корни раз за разом обрушивались на него, стремительно истощая запасы ци.

«Надо уходить!»

Тянь Сяопин попытался взлететь, однако корни просто не давали ему этого сделать, тут же сбивая. Понимая, что так его ждет только гибель, Лорд извлек из пространственного кольца Талисман Побега.

— Не выйдет!

Порция снежно-белых шипов, с пробегающими по ним электрическими искрами, тут же обрушилась на Тянь Сяопина. На этот раз Люк вложил в атаку семьдесят процентов духовной силы, в тайне опасаясь, что из-за защитного артефакта «Шипы» не подействуют, но и задействовать больше духовной силы он не мог. Не тогда, когда тебя окружают могущественные враги.

К счастью, этого оказалось достаточно. Лорд замер. Воспользовавшись его неподвижным состоянием, корни тотчас пробили брешь в доселе непроницаемой защите. Спустя пару мгновений тело Тянь Сяопина было пробито множество раз и буквально разорвано на куски.

Клан Тянь лишился еще одного — четвертого — Лорда поздней ступени.

Серый сгусток энергии тотчас устремился к Люку, практически гарантируя скорый рост культивации, но порадоваться своему успеху юноша не успел. Воздух вокруг него внезапно стал стремительно застывать!

Бин Цианфен, которая, все то время, что Люк истреблял клан Тянь, отчего-то бездействовала, наконец, сделала свой ход. И на этот раз это была действительно мощная техника.

Люк тут же попытался выйти из зоны поражения, но обнаружил, что его собственные движения также сильно замедлились. У него даже появилось ощущение, что застывает не воздух вокруг него, а само пространство. Куда бы он не летел, из клетки вырваться не удавалось, она либо была слишком большой, либо сопровождала его. Даже учитывая все еще действующее «Пламя Ненависти», Люк не мог избавится от нее. Все, что он мог, это не допустить, чтобы его сковало еще сильнее.

Учитывая, что скорость юноши упала, он вмиг стал отличной мишенью. И некоторые люди решили этим воспользоваться.

— Ты должен заплатить за все мои унижения!

Тянь Чунпэн активировал статуэтку в форме меча. Ранее он видел как Люк противостоял некоторым техникам Бин Цианфен и, хотя не понимал в чем тут дело, мог рассудить, что атака статуэтки не убьет его. «Будет хорошо, если этот ублюдок будет серьезно ранен» — рассуждал он.

Тем временем техника активировалась. Статуэтка рассыпалась прахом, а в небе перед Тянь Чунпэном появилось изображение огромного меча, от которого исходили мощные колебания ци. Повинуясь команде практика, этот меч тотчас устремился в сторону Люка.

«Идиот…»

По неизвестной причине эспер вовсе не испугался этой атаки. Напротив, он обрадовался ей.

В мгновение ока меч достиг области замороженного воздуха, но после этого заметно замедлился. Тем не менее, это все еще была грозная атака. Однако Люк, вместо того чтобы попытаться уклонится, спокойно ждал приближение меча. Лишь когда тот почти достиг юноши, на его пути появился полупрозрачный барьер. Без труда сокрушив этот барьер, меч ударил прямо в черный металлический доспех, неизвестно когда успевший появится на теле парня.

Люком как будто из пушки выстрелили. От столкновения он быстро полетел вниз, и, спустя пару секунд почувствовал, что замораживающая техника больше не оказывает на него никакого влияния. На это и был его расчет: заимствовать чужую силу, чтобы разорвать технику.

«Но эта атака немного сильнее, чем я предполагал»

— Кха, — не удержавшись, выплюнул он глоток крови. Хотя меч не смог пробить доспехи, эспер все равно получил некоторые внутренние повреждения. Благодаря тому, что его тело было укреплено — не слишком сильные. На самом деле этот удар вообще никак не сказался на его боевой эффективности.

Но, хотя это было и так, Люк понял, что порядком задержался в этом месте. Время действия «Пламени Ненависти» подходило к концу, он потратил большую часть своего ци, а также духовной энергии на убийство людей клана Тянь, попался в опасную ловушку, получил хоть небольшое, но ранение… А сейчас сюда стремительно приближалось множество аур, одна из которых, наполненная сильной жаждой крови, была даже сильнее, чем у Бин Цианфен.

Если он не хотел неприятностей, отсюда нужно было немедленно убираться.

— Хотя эта встреча немного не задалась, я не вижу Секту Морозных Врат своим врагом, — произнес он, извлекая из пространственного кольца серую дощечку, на поверхности которой была вязь сложных узоров. — Пока не вижу.

Эти слова были предназначены для того, чтобы удержать Бин Цианфен и ее людей от опрометчивых действий в сторону Линь Юэ и ее семьи. Пока они думают, что с ним можно наладить мирный диалог, они не будут прибегать к крайним мерам.

В остальном же Люк был относительно спокоен. Он считал, что под защитой Секты Морозных Врат и Бай Хаотяня девушка будет в полной безопасности во время его отсутствия. Клан Тянь вновь потерял много людей, включая Лорда поздней ступени — эспер буквально чувствовал, как ликует в его душе частичка Чан Лея. Третья его задача — освобождение девочки-эспера — также была частично завершена. Он убил Гу Ло и верил, что с ее способностями не составит труда выбраться из заточения.

Все задачи были выполнены. На самом деле он мог бы сбежать и прямо из замороженной области, но у него были смутные сомнения, что эта способность действует и на пространство. Если бы талисман не сработал или сработал неправильно, это могло закончится для юноши очень печально. Теперь, когда ему удалось освободится, таких опасений больше не было.

Люк преломил дощечку…

— Кровавое уничтожение!

…и исчез во вспышке серого света.

Через место, на котором он только что находился, пронеслась волна кровавого ци, но Люку больше не было до этого никакого дела.

Он был в совсем другом месте.

Эпилог

— Я очень сожалею, что все приняло такой оборот. Если встретите Чан Лея снова, передайте ему, что Секта Морозных Врат больше не будет его преследовать, а в случае, если он решит добровольно сотрудничать с нами, его ждет самый радушный прием. В качестве извинения за беспокойство примите эти скромные дары… — Передав Сюэ Юйлань заранее подготовленное пространственное кольцо, в котором содержались некоторые ценные вещи, включая материалы для создания артефактов, Бин Цианфен покинула особняк Сюэ.

Сама женщина тут же покинула Город Утренней Зари и отправилась в ближайший филиал секты. Две ее помощницы по-прежнему оставались в городе и получили задание всячески охранять особняк Сюэ от постороннего вторжения. Ну и следить за ним, разумеется. Мирные намерения мирными намерениями, но это дело было слишком важно, чтобы оставлять его на самотек.

От Секты Морозных Врат уже был наблюдатель в этом районе, поэтому можно сказать, что две женщины оказались предоставлены сами себе и могли делать все, что им хочется, вместо наблюдения за особняком. Так они и планировали поступить, однако первый день решили, все же, немного поработать, поэтому, когда под вечер к особняку стала стремительно стекаться мировая энергия, они были одними из первых, кто заметил это.

Подобному явлении существовало несколько объяснений, но в данном случае… Безусловно, это был прорыв!

— Кто-то прорывается на среднюю ступень Лорда? — спросила одна женщина другую.

— Если судить по силе, это должно быть так, но разве при этом бывают феномены?

Обе женщины были озадачены. Им хотелось пойти и посмотреть, что там происходит, но, повинуясь полученным инструкциям, они не посмели этого сделать.

Привлеченные облаком мировой энергии у особняка собралось немало зевак, однако никто из них не мог видеть, что происходит за стенами здания.

Облако провисело всю ночь и только к утру рассеялось, поглощенное находящимся внутри практиком.

Прорыв был успешно завершен.

* * *

Человек, прозванный отшельником Мо, был в ярости. Добыча ушла у него из-под носа, едва ли не помахав на прощанье ручкой! Парень, бывший его целью, просто растаял в воздухе, использовав этот проклятый Талисман Побега! Отшельник Мо ужасно не любил Талисманы Побега именно по этой причине. Ладно, если бы он успел ранить цель…

Но юноша ушел невредимым и Мо Яню — это было его настоящее имя — требовалось срочно кого-то убить. Возможно, он так бы и сделал, но решил для начала все-таки проверить поле боя.

— Поиск Крови! — применил он технику, в разы усиливающую его и без того острое чутье.

Крови здесь было много. Но вся она была сконцентрирована примерно в одном месте — там, где ожившие в результате воздействия посоха деревья, крушили членов клана Тянь.

— Не то, не то, не то! — Мо Янь быстро отбраковывал кровавые следы, с каждым новым становясь все раздражительнее. Не прошло много времени, прежде чем он полностью закончил с сортировкой крови клана Тянь.

— Неужели он совсем не был ранен?

Мо Янь принялся заново прочесывать территорию, то и дело нюхая воздух. И в конце концов ему улыбнулась удача! Лишь только заметив совсем небольшое количество крови, располагающейся далеко от места разгрома клана Тянь, Мо Янь сразу почувствовал: это оно! А исследовав кровь чуть лучше, смог убедиться, что следы ци в ней полностью соответствуют ауре того юноши.

— Все-таки ранен, хахахаха! — от всей души расхохотался Мо Янь, после чего сотворил технику поиска.

Благодаря этой крови ему удалось встать на след. Он был уверен, что теперь добыче от него никуда не деться!

* * *

В полутемном подвале на кровати лежала девочка. Ее глаза были закрыты, она спала.

Ставшая неестественно желтой кожа ее лица говорила о том, что с девочкой явно не все в порядке. Если бы кто-то дотронулся до ее лба, то сразу бы обнаружил ужасный жар смертельно больного человека.

Но это была не болезнь, а яд. Сегодня шел уже пятый день без противоядия и Желчь Зеленого Дракона делала свое черное дело.

В очередной раз застонав во сне, девочка, наконец, открыла глаза. И тут же, превозмогая обрушившуюся на нее боль, с обоих рук сотворила фигуру, облегчающую боль. Попыталась, но из-за трясущихся рук с первого раза сделать это ей не удалось. Зато второй был успешен. Боль отступила. Но это был лишь обман органов чувств, а никак не лечение.

И не противоядие. Все противоядие находилось в кольце Гу Ло, которое Люк забрал с собой.

«Интересно, если бы я сказала, что отравлена, он смог бы это как-то изменить?» — думала она.

Мираж склонялась к тому, что нет. Враги были слишком могущественны, а она попросила о помощи слишком поздно. Даже спрятать незаметно кольцо он нигде бы не смог — слишком много глаз следило за ним.

И уж точно Мираж не надеялась, что Люк вернется. После битвы он был истощен и если бы не Талисман Побега, точно был бы пойман этими людьми. Или даже убит! Мираж не думала, что у него есть еще один талисман, и он станет повторно рисковать. Она и не хотела этого. Он итак сделал для нее слишком много.

А сейчас даже не знал, что девочка отравлена.

Ему было незачем возвращаться.

— По крайней мере, Гу Ло мертв…

Мираж чувствовала счастье, когда вспоминала об этом. Хотя ей не удалось сделать это своими руками, горбун погиб вследствие ее действий. А значит, ее семья, она сама и множество людей, загубленных этим безжалостным негодяем, были отомщены. И неизвестно сколько еще не пострадает от него в будущем.

Произошедшее вчера, казалось для нее чем-то невероятным. Волшебной сказкой, что мама рассказывала ей в детстве.

Вчера, после того как Люк исчез, Мираж также вернулась в свое тело. Ее духовная сила была практически полностью истрачена, и сразу после возвращения она уснула. Не сказать, что сон был приятным, но большую часть духовной силы ей восстановить удалось. Примерно восемь десятых. Восстановиться полностью на пятый день действия желчи было невозможно.

«Этого должно быть достаточно…» — не слишком уверенно подумала она.

Как у каждого пленника, мечтающего выбраться на свободу, у Мираж был план побега. Теперь, когда Гу Ло был мертв, и последствий бы не было, ничего не мешало его осуществить.

На самом деле изначальный план был не совсем такой, рассчитанный на укрепление духовной силы и взаимодействие с людьми, но с новой фигурой, что показал ей Чан Лей, все стало намного проще. Главное, фигуру эту повторить…

Мираж сложила пальцы нужным образом, представив при этом, как дверь выбивает мощным потоком воздуха и… у нее получилось! Хотя дверь не сорвало с первого же удара, но подвижки в этом были.

Обрадованная, Мираж обрушивала на дверь один Эрд за другим и вскоре добилась результатов. Правда, обрушив при этом часть прилегающих стен и потолка и чуть не попав под обвал.

Выбравшись, наружу, она чуть не ослепла от солнечного света, а свежий воздух заставил ее голову кружиться.

— Свобода… Настоящая свобода…

Теперь, когда она выбралась, пришла пора переходить ко второй части плана. Как ни старался это скрыть Гу Ло, Мираж все равно знала, из чего делается противоядие. И как делается. Несмотря на это, она не смогла бы приготовить его сама, даже будь у нее нужные ингредиенты, однако девочка знала, что не так далеко от этого места живет старый алхимик.

У Мираж не было денег, чтобы оплатить его работу, но она знала, что он добрый. Почти наверняка, он не откажется ей помочь. Хотя бы один раз, а потом девочка придумает способ заработать деньги. С ее способностями это не так уж и трудно.

Это был хороший план. К сожалению, осуществиться ему было не суждено. Хотя пятый день считался относительно безопасным, так было для здорового мужчины, а не изможденной годами заточения девочки. В своем полуподвале с Мираж бы по-прежнему ничего не случилось, по крайней мере, до следующего дня, но сейчас, получив резкий приток свежего воздуха, воздействие яда резко ускорилось! Сделав всего несколько шагов по направлению к дому алхимика, Мираж почувствовала сильнейшее головокружение, а затем и вовсе рухнула на землю.

Это было безлюдное место. Ее тело нашли только два часа спустя… Это была пожилая супружеская пара, неизвестно зачем направляющаяся за пределы города этим маршрутом.

— Бедная девочка… — произнес старик, поднимая невесомое тельце на руки. — Нужно срочно доставить ее в больницу, может там смогут ей помочь…

К сожалению, когда двое стариков добрались до бесплатной больницы, в которой обслуживали простых людей, было уже слишком поздно. Яд, терзавший Мираж целых семь лет, сегодня добился победного результата. Девочка была мертва.

Но мертво было только ее тело. Духовный аватар Мираж висел чуть в стороне и с грустным лицом наблюдал за происходящим.

«Вот и все. Что будет теперь, я развеюсь?» — печально думала она. «Что вообще происходит с душами людей при их смерти?»

Однако, что бы ни происходило с другими душами, аватар Мираж отчего-то не спешил рассеиваться. Ни через минуту после ее смерти, ни через пять, ни через час. Более того, девочка обнаружила, что духовная энергия, которой ранее было лишь восемьдесят процентов, сейчас оказалась близка к максимуму и продолжала потихоньку восстанавливаться.

А это означало… что ее аватар не развеется, только если она сама не потратит слишком много духовных сил! Иными словами, Мираж могла существовать в этом облике сколь угодно долго.

А еще, со смертью тела ее больше ничто не ограничивало в дальности перемещения.

Ничто и никто.

Лишь умерев, Мираж обрела долгожданную свободу…

* * *

Пятая часть: https://author.today/reader/145889/1196999


home | my bookshelf | | Отмеченный Смертью IV |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу