Book: Академия Альдарил 3.Путь для попаданки






Аннотация к книге "Академия Альдарил: путь для попаданки"

И почему считала, что самое сложное в Академии – учеба? Личная жизнь, как выяснилось, может быть куда сложнее.

Еще и неизвестно, чего ждать от каждого кавалера. На одного впору гадать как на ромашке: любит – не любит, к сердцу прижмет – к черту пошлет. От другого только и ждешь каких-нибудь каверз и подлянок. А третий вроде и всем хорош, но сердце к нему не лежит.

И вот что делать бедной девушке? Особенно когда опасаешься, что вот-вот четвертый появится. Тот, который убить хочет…

Академия Альдарил 3.Путь для попаданки

Марина Снежная

ГЛАВА 1

Элисса Кармад

Если бы знала, как сильно осложнится жизнь после согласия на предложение Виатора, сто раз бы подумала! К сожалению, тогда действовала, скорее, на эмоциях, чем реально взвесила все за и против. Да и обида на Лориана дала свое. Как будто ему вообще есть дело до меня!

О последнем подумала с горечью, направляя Белянку вверх. Драконица покосилась на меня огромным голубым глазом и послушно изменила траекторию движения. Причем довольно плавно и осторожно. Все же немного поднаторела в этом деле. Правда, сколько нервов мне это стоило! Но теперь, две недели спустя после памятного объяснения у озера, мы чувствовали друг друга куда лучше.

Да и вообще, полеты стали для меня отдушиной, и я проводила в небе все больше времени. Понимала, что так лишь прячусь от проблем, прикрываясь необходимостью обучаться езде на драконе, но ничего не могла с собой поделать.

Затейливый пируэт в воздухе. Воздух вокруг тела уплотнился моментально – драконья защита перекинулась и на меня, соединяя нас буквально в единое целое. Теперь я при всем желании не смогла бы упасть. Поддерживать такой щит Белянке все еще было трудно, но она делала успехи.

– Умница, девочка! – ласково шепнула ей, склонившись к самому уху. – А теперь давай догоним этих задавак!

Я посмотрела на едва различимых впереди Виатора и Даристара.

– Легко! – фыркнула мысленно драконица и ускорила движение.

Заметив наше приближение, лесной альв с улыбкой помахал рукой.

– Хочешь устроить гонки? – крикнул мне.

– В другой раз, – улыбнулась в ответ и велела Белянке подняться еще выше. Так, чтобы стало видно весь остров.

Громадная фигура Даристара, который, как и моя девочка, достиг уже размеров взрослого дракона, казалась отсюда совсем крохотной. Улыбка моя слетела тут же, а я тоскливо вздохнула. Общество Виатора напрягало с каждым днем все больше, и он наверняка это чувствовал при его-то способностях. Но все равно отделаться от альва удавалось редко. Помогали полеты на драконах и дополнительные занятия с Николасом Мирдаром. Хотя на последние Виатор тоже порой заглядывал. И пусть и торчал в отдалении, не желая мешать, его присутствие все равно ощущалось.

Нет, возможно, будь я влюблена в альва, то, наоборот, радовалась бы тому, что он старается проводить со мной больше времени. Но с учетом того, что я, скорее, терпела его присутствие, радости особой не было.

Странно, но пока мы считались только друзьями, общество Виатора совершенно не напрягало. Теперь же, когда он постоянно стремился улучить минутку, чтобы обнять, поцеловать, побыть наедине, все в корне изменилось. Я терпела, не желая его обижать, но никакого удовольствия не получала.

Возможно, Виатор надеялся, что со временем все изменится, потому и не оставлял попыток пробудить во мне отклик. Но сама я с трудом в это верила. Впрочем, прошло ведь всего две недели. За такой срок нельзя разлюбить одного и полюбить другого. Если, конечно, чувство настоящее.

А вид Лориана Тирмила продолжал терзать каленым железом. Он выглядел таким отстраненным, холодным, равнодушным. Я часто пыталась отыскать в его лице хоть какой-то интерес ко мне. Но то ли Лориан – настоящий мастер скрывать эмоции, то ли не испытывает ко мне совершенно ничего.

Сама же я, как ни пыталась, не могла забыть наш поцелуй. Впрочем, как и ту безобразную сцену в кабинете, когда увидела куратора в обществе Саури. Белую илитку же с тех пор возненавидела еще сильнее. Всякий раз, как она появлялась в поле зрения, вспоминала, как эта гадина лезла к Лориану, пыталась пробудить в нем отклик. Чем тогда все закончилось, не хотела даже представлять – слишком больно. И даже то, что на людях он не проявлял к ней никакого интереса и игнорировал все попытки сближения, нисколько не утешало. Может, просто не желал показывать чувства при свидетелях!

Еще одна причина для расстройства – Арлия. Заметив изменения в наших с Виатором отношениях, она стала вести себя со мной иначе. Нет, не упрекала ни в чем, не игнорировала и не демонстрировала недовольство. Внешне все осталось по-прежнему. Вот только я физически ощущала, что между нами будто стена выросла. И как с каждым днем она все ширится. Не было больше доверительных разговоров, непринужденности в общении.

И трудно ее за это винить. Как бы я отреагировала на то, что человек, которому изливала душу, считала другом, самым натуральным образом всадил нож в спину? Наверное, вообще перестала бы с ним общаться. И разумные доводы, что Виатор ничего не обещал Арлии и не скрывал чувств ко мне, тут не прокатывали. Мозг в таких делах говорит одно, а сердце другое. Я бы хотела все вернуть и сказать Виатору нет, но подходящий момент уже упущен. А сделать это сейчас – обидеть еще и его. Да и не факт, что так удалось бы восстановить прежние отношения с Арлией.

Что касается Крысеныша, то тут и вовсе клинический случай. Он не стеснялся устраивать безобразные сцены на виду у всех, таскался за нами с Виатором и всячески досаждал. Казалось, наше с лесным альвом сближение подействовало на него как красная тряпка на быка. Если раньше хотя бы держался в рамках приличий, то теперь будто с цепи сорвался. Распускал о нас грязные слухи, заставил кузину написать письмо домой о моем безобразном поведении, чтобы родственники на меня повлияли. В общем, делал все, чтобы жизнь испортить. Виатор, разумеется, не раз давал ему отпор, но помогло это мало. Таскаться за нами Дамиен стал реже, но вот козни за спиной начал строить еще усерднее.

Единственное, что можно считать хорошей новостью, так это то, что с того дня никаких загадочных и враждебно настроенных незнакомцев я не видела. Впрочем, в Кардасе я больше не появлялась одна, так что застать меня врасплох стало проблематично. И все же надеялась, что мне и правда тогда почудилось. И что никакой это был не Айдар. Какой-нибудь маг-шутник, позабавившийся за мой счет.

– Хочу к морю! – услышала капризный возглас Белянки, которой надоели мои меланхоличные размышления.

– Ладно, только недолго, – усмехнулась я. – Скоро темнеть начнет.

Драконица радостно завертелась в воздухе, совершая самые немыслимые петли, потом камнем устремилась вниз. Я взвизгнула от неожиданности, мысленно ругая мою паршивку. Похоже, лимит хорошего поведения на сегодня в ее случае исчерпан. И как еще драконий щит не забыла выставить! Даже дурно стало при мысли, что могла бы сейчас камнем полететь вниз головой, упав со спины Белянки.

Приземление было таким же экстремальным. У меня клацнули зубы от чувствительного толчка о поверхность. Ничуть со мной не церемонясь, Белянка сбросила меня на песок, будто куль с мукой, и побежала к воде. Купаться она обожала. Могла проводить в море сколько угодно времени, а потом нежиться на солнышке. Это ей нравилось куда больше полетов. Лентяйка, одним словом!

Ворча себе под нос, я поднялась на ноги, стряхнула песок и уселась на берегу. Постепенно успокаивалась, наблюдая за потрясающей картиной, раскинувшейся перед глазами. Большое закатное солнце окрашивало воду в совершенно невероятные оттенки. Красота неописуемая! На губах помимо воли появилась восхищенная улыбка.

Поглощенная зрелищем, даже не заметила, как наше с Белянкой уединение нарушило появление Виатора с его драконом. Только когда лесной альв бесшумно приблизился и опустился рядом, вздрогнула и обратила на него внимание.

– Так и знал, что найду вас здесь. Любимое место твоей Белянки, – мягко улыбнулся Виатор.

Стараясь скрыть всколыхнувшуюся внутри досаду, заставила себя улыбнуться. Впрочем, пока лесной альв не лезет с поцелуями и объятиями, все нормально.

Мы наблюдали за тем, как его дракон подкрадывается к Белянке в воде и дергает за лапу вниз. Драконица отфыркивается и недовольно зыркает на него. Потом начинается веселая возня. Поневоле настроение улучшалось при виде этих непосредственных существ, радующихся жизни и не грузящих себя какими-то проблемами. Ну, почему люди так не умеют?

Тихонько вздохнула, подумав о том, что многое бы отдала, чтобы сейчас рядом со мной сидел совсем другой мужчина. И что тогда была вовсе бы не против поцелуев.

Заметив, что Виатор поднялся и отошел к самой кромке воды, удивленно вскинула бровь. Его плечи были напряжены, губы стиснуты. Осознав, что он снова понял мое душевное состояние и в этот раз не смог сделать вид, что все в порядке, ощутила угрызения совести. Они были такими сильными, что все мое раздражение моментально улетучилось. Терять еще и этого друга не хотелось. Нужно пересилить себя и даже мысленно не допускать осознания, что мне неприятно его внимание. В конце концов, никто меня за язык не тянул, когда отвечала согласием на предложение.

Встала на ноги и подошла к нему. Обняла со спины и тихонько сказала:

– Прости меня, пожалуйста. Мне пока еще сложно привыкнуть к тому факту, что мы не только друзья.

Он чуть расслабился и развернулся. Приподняв мое лицо за подбородок, долго вглядывался в глаза. А у меня невольно перехватило дыхание – настолько Виатор был сейчас красив. В сполохах от закатного солнца это было особенно заметно.

И чего мне не хватает? Ведь если судить объективно, альв намного красивее Лориана. Причем, и по моральным качествам превосходит куратора. Или поговорка «любовь зла» действует во всех мирах?

Так, прочь мысли о Лориане! Лучше буду и дальше думать о том, какой же красивый у меня парень. Мечта любой женщины. И о том, как он меня любит. Сама потянулась к Виатору губами и успела уловить, каким счастьем засветились его глаза. Почти благоговейно он откликнулся на мой поцелуй. Прижал к себе так нежно и осторожно, словно я могла разбиться от неловкого движения. Завораживающе нежный поцелуй, от которого внутри появилось щемящее чувство.

– Я готов ждать сколько угодно, – произнес он, наконец, отрываясь от моих губ и обводя их контуры большим пальцем.

Взгляд был, казалось, устремлен в самую душу. Мне же от еще одного подтверждения того, насколько сильны его чувства, стало неловко. И я пообещала себе, что больше не буду отталкивать. А свое раздражение спрячу куда подальше. Виатор такого отношения точно не заслуживает.

Мы долго еще сидели на берегу, обнявшись и наблюдая за драконами. Снова целовались, не переходя, впрочем, к чему-то большему. Возникало ощущение, словно Виатор боялся меня спугнуть, потому был сегодня особенно деликатен. И я даже догадывалась почему. Впервые я поцеловала его первая, сделала шаг навстречу. То, как это для него важно, было видно по светящемуся от счастья лицу.

Умиротворенное настроение и чувство правильности происходящего улетучились в один миг, как только мы добрались до Академии и, отпустив драконов, двинулись к дому. А всего лишь стоило увидеть взмывающую в небо огромную тень знакомого желто-зеленого дракона с наездником.


Сердце мое тут же пропустило удар, а заставить себя отвести глаза от Лориана Тирмила было неимоверно трудно. Внутри все заныло от тоски и невозможности находиться рядом с тем, кто так сильно запал в душу. Только полный боли взгляд Виатора отрезвил и заставил прийти в себя.

– Пойдем домой, – глухо сказал он.

От замечательного настроения альва не осталось и следа. Впрочем, как и от моего. Мы молча побрели по дороге к академическому городку, избегая смотреть друг на друга. Каждый из нас понимал, что вряд ли из попытки завязать отношения что-нибудь получится. Но признаться в этом боялись. Виатор все еще надеялся на то, что образ куратора в моем сердце потускнеет. Я же не желала обижать парня.

***

  Как всегда, на занятие Лориана Тирмила я шла в крайне мрачном расположении духа. Особенно с учетом своих мыслей вчера, не давших мне нормально выспаться. Проворочалась с боку на бок почти до утра, так что отдохнула часа два от силы. Но ничего не поделаешь! Хочу того или нет, но «Основы темной магии» ведет у нас именно Лориан.

Виатор привычно держался рядом, пока мы шли к аудитории. Крысеныш ронял едкие реплики в наш адрес, на которые я старалась не обращать внимания. Мелькала лишь тоскливая мысль, что день не задался с самого утра.

Еще больше уверилась в этой мысли, когда едва мы вошли в аудиторию, ожидающий там Лориан Тирмил сухо проронил:

– Сегодня я намерен провести лекцию в темном зале.

Бросив на него испытующий взгляд, заметила, что он тоже выглядит не лучшим образом. Под глазами тени, лицо бледное. Так, словно тоже провел бессонную ночь. Да и настроение говорило о недостатке отдыха весьма красноречиво. С учетом того, что я сама видела, как покидал он Академию не так уж поздно, видимо, не работа была тому причиной. И закрадывалось вполне понятное предположение о том, чем куратор занимался ночью.

Злость, накатившая при этой мысли, заставила стиснуть зубы и отвернуться. Я демонстративно взяла Виатора под руку и прижалась к нему, ища в нем утешение и поддержку. А еще таким образом пыталась показать, что плевать хотела на Лориана Тирмила. И кого только обманываю?

Да и судя по каменному лицу куратора, мой жест не произвел на него никакого впечатления. Он прошел мимо нас, застывших в дверях, и повел в сторону уже знакомого зала. Того самого, где мы впервые научились чувствовать темную энергию. Место, оставившее не самые лучшие впечатления. С учетом того, что после мы проводили практические занятия на обычных полигонах, повторное его посещение как-то настораживало. Что еще приготовил для нас этот изверг?

– Как думаешь, что будет? – шепнула Виатору.

– Скоро и так узнаем, – шепнул он в ответ, погладив мою руку, лежащую на сгибе его локтя. – Что толку загадывать?

– Тут ты прав, – философски заметила я и поймала ненавидящий взгляд Крысеныша, устремленный на нас.

Ну когда уже успокоится и поймет, что со мной ему ничего не светит?! Или надеется, что бабушкино письмо, которого наверняка следует ждать в ближайшее время, хоть на что-то повлияет? Так напрасно! Что бы она ни написала, на мое решение это не повлияет.

Перешептываясь между собой и буравя спину куратора настороженными взглядами, мы добрались до темного зала. Лориан велел всем встать чуть поодаль знакомого круга, очерченного рунами, сам же ровным голосом заговорил:

– Сегодня я познакомлю вас с таким направлением темной магии, как демонология. Разумеется, занятие будет чисто ознакомительное, хоть и наглядное. Практически применять эти знания вы сможете лишь на старших курсах, когда будете к этому готовы. Демонология требует предельной концентрации и осторожности, что пока вам не присущи. Вызвать потустороннюю сущность вы, конечно, сможете и сейчас, но вот контролировать ее и вернуть обратно – вряд ли. Так что подобная попытка почти со стопроцентной вероятностью закончится для вас плачевно. Помните об этом и не пытайтесь повторить самостоятельно то, что увидите сегодня. А чтобы четче понимали всю опасность, я покажу вам воочию, с чем приходится сталкиваться демонологу.

Мы смотрели на куратора с ожиданием и интересом. Он что собирается у нас на глазах какого-нибудь демона вызвать?

Лориан же продолжил, не обращая внимания на наши заинтригованные взгляды:

– Те из вас, кто проходил через ритуал пробуждения силы, уже побывали в той реальности, где обитают сущности, о которых сейчас идет речь. На третьем курсе при освоении трансовых техник те адепты, что пожелают посвятить себя темной магии, смогут снова посетить тот мир. И мы углубимся в изучение его обитателей более детально. Сейчас же вам лишь следует знать, что делятся те сущности на две большие группы: голодные духи и демоны. И если первые почти лишены разума и ими руководят одни инстинкты, то вторые являются более опасными ввиду того, что способны мыслить и действовать куда хитрее. В сущности, голодные духи – результат деятельности демонов. Как думаете, что происходит с выпитыми ими человеческими душами?

– Неужели они и превращаются в голодных духов? – невольно вырвалось у меня. Я поежилась, вспомнив о том, с чем сталкивалась во время того путешествия.

Лориан бросил на меня короткий взгляд и кивнул:

– Именно так. В зависимости от степени загрязненности ауры жертвы и ее состояния в момент смерти она и обретает тот или иной вид. Становится голодным духом более слабой или сильной категории. При прорыве демонов в наш мир такой дух тоже может просочиться и доставить немало неприятностей.



– А как происходят такие прорывы? – с интересом спросил Алойз.

– В основном благодаря действиям халатных темных магов, если ритуал проведен неправильно. Или если кто-то, даже не имеющий темной силы, пожелает провести обряд, начитавшись книг по демонологии. Результат будет плачевным и сто процентов закончится смертью такого идиота. Его просто утянет в тот мир, где ожидает страшная и нелепая смерть.

Я содрогнулась. Сама бы ни за что не стала проводить такие обряды!

– Прорыв обычно затягивается сам собой, но без участия мага происходит это куда медленнее. И соответственно, на волю успевает вырваться значительное количество подобных существ. Правда, далеко от места прорыва они отлететь не могут. В отличие от демонов, которые способны доставить куда больше неприятностей. Самые сильные, насытившись нужной им энергией, обретают все большую материальность. И убить их становится куда сложнее. Как и вернуть обратно. Демоны тоже бывают разных категорий и видов. В первую очередь, следует рассказать о делении на высших и низших. Высшие – что-то вроде надсмотрщиков за низшими. Они не менее разумны, чем люди, способны учиться на своих ошибках, обретать все больший опыт и силу. Пожалуй, если подобное существо проникнет в наш мир, ни один темный маг не сможет с ним совладать. А вот договориться с высшим демоном о помощи вполне возможно. Если пообещать ему жертву или собственную кровь в качестве оплаты. В древние времена эта практика была весьма распространена. Сейчас же за подобное можно и на плаху угодить.

– Неужели ни один высший демон не попытался воспользоваться случаем, чтобы пробраться сюда? – спросил Леонс.

– Как ни странно, но нет. Они предпочитают оставаться на своей территории и сюда их не тянет. К нашему счастью. Чего нельзя сказать о низших демонах. Собственно, сегодня я продемонстрирую вам именно призыв последних. Расскажу о самых распространенных их видах.

Я невольно отступила еще на шаг, чувствуя, как перехватывает горло от страха. Виатор, шагнувший следом, успокаивающе улыбнулся.

– А если они прорвутся? – сдавленным голосом спросила Антхея.

Лориан явно издевательски усмехнулся:

– Что ж, тогда у вас будет возможность продемонстрировать все, чему успели научиться.

– А если серьезно? – нахмурился Леонс. – Как можно защититься в этом случае?

– Все зависит от силы демона. Но лучше всего на них действуют плетения светлой и темной магии. Если не уничтожат, то по крайней мере, остановят на время. Конечно, в том случае, если успеете применить. Демоны – очень быстрые существа. А стоит вам попасть в поле действия их силы, как ваш магический резерв начнет стремительно таять. Без темного мага же, который знает, что делает, вернуть существо обратно вы не сможете. Что еще больше доказывает – с подобным шутить не стоит. А теперь умолкните и не мешайте! Я собираюсь провести ритуал призыва низших демонов. Самое сложное здесь – установление портала в мир голодных духов. Также нужно задействовать соответствующие формулы, чтобы призвать определенного демона. Для каждой разновидности они разные. Малейшая ошибка или неточность могут обернуться самыми непредсказуемыми последствиями. Именно поэтому практическая демонология изучается лишь на старших курсах, когда адепты уже достигают более-менее хорошего уровня управления силой. Вас же сейчас ожидает лишь ознакомительная лекция. А демоны выступят в роли наглядных пособий. Смертельно опасных, конечно, если не знать, как держать их под контролем, – он иронично усмехнулся, когда Антхея испуганно ойкнула.

М-да, использовать призыв демонов для подобных целей – только нашему куратору могло такое в голову взбрести! Методы обучения у него те еще…

Лориан повернулся к кругу из рун и проговорил:

– Эти руны используются для призыва и удержания демонов, а также для проведения других темных ритуалов. Все зависит лишь от того, как их соединить между собой. При применении обычного плетения активации произойдет то, что вы наблюдали в прошлый раз – вызов самой темной силы. Но сейчас я проведу другой ритуал. Самый важный компонент для этого – кровь.

– А это обязательно? – нервно сглотнув, пролепетала я.

– Я ведь велел молчать! – последовало раздраженное замечание, и я сочла за лучшее заткнуться.

Лориан взял со стеллажа у стены длинный ритуальный нож, на котором ярко засветились руны, стоило его руке соприкоснуться с ним, а также какую-то склянку с чем-то красным. Уловив характерный запах, когда он открыл ее, с облегчением поняла, что это краска. Но облегчение сменилось ужасом, когда куратор сделал на своей ладони глубокий надрез и выставил над склянкой. Пока его кровь сочилась туда, смешиваясь с краской, Лориан даже не морщился.

В очередной раз убеждаюсь, насколько же он бесчувственный! Сама едва сдерживалась, чтобы не кинуться к нему и не начать останавливать кровь. Удерживало лишь каменное выражение на лице куратора и его жесткий, холодный взгляд.

Покончив с жуткой процедурой, он создал простенькое лечебное плетение, и порез на ладони затянулся. Я было удивилась, но вспомнила, что в нем есть еще и светлый источник, пусть и слабенький. Но на такую пустяковую рану силы куратора, похоже, хватало.

Под гробовое молчание адептов Лориан вернулся к рунам и начал соединять их между собой, накладывая какие-то плетения. То, что была задействована темная магия, я чувствовала по пробирающему до костей холоду. Остальным тоже явно было не по себе. Хотя наблюдали за происходящим с интересом, а некоторые – и с нетерпением. Последнее – те, в ком имелся темный источник. Наверняка уже прикидывают, как сами со временем смогут проводить подобные ритуалы.

Наконец, Лориан поднялся и отставил полупустую склянку. Сосредоточился на круге, произнося что-то на древнем языке. Как я уже знала, на нем в основном и проводились магические обряды. Мы пока только начали его изучать, и смысл произносимых куратором слов я понимала лишь отчасти. Но то, как одна за другой вспыхивали руны на полу, объединяясь в единую цепь, показывало, что это не просто слова, и они несут в себе определенную силу.

Что-то внутри меня, наверняка отголоски знаний Лиланы, помогло найти объяснение творящемуся вокруг. Звуки, сказанные в определенной тональности и сочетании, могут творить магию. Наверняка местным понадобилось немало времени, чтобы методом проб и ошибок прийти к таким результатам. Или, что вполне возможно, им помогли это сделать те, кто когда-то выполнял роль богов.

Возникшая в центре круга самая настоящая черная дыра, из которой дохнуло замогильным холодом, заставила содрогнуться и отрешиться от посторонних мыслей. Осознание, что это и есть портал в тот мир, который вспоминаю не иначе как один из самых страшных своих кошмаров, заставило оцепенеть. А особенно пугало понимание, что если что-то пойдет не так, на нас ринутся существа из потустороннего мира, с которыми вряд ли сможем справиться.

Посмотрела на невозмутимое лицо куратора, стоящего к нам вполоборота, и от сердца немного отлегло. Его спокойная уверенность невольно передалась и мне. Пока этот мужчина здесь, никому из нас ничего не угрожает. И я, как и другие, с любопытством и опаской принялась ждать появления первого гостя из мира голодных духов.   

ГЛАВА 2

В свете пламени, на миг взметнувшегося вверх от горящих рун, появилось существо, от вида которого меня замутило. Моя бы воля – убежала бы прочь без оглядки, хоть и понимала, что оно ничего мне сделать не сможет, пока находится в центре магического круга. Но я понимала, что если хочу оставаться адепткой Академии, придется подавлять свои страхи. Оставалось порадоваться, что демонология – удел темных магов, и я сама с этим вряд ли столкнусь.

Другие одногруппники тоже смотрели на появившееся существо с брезгливой опаской, а некоторые – и ужасом. Низший демон ростом был не выше полутора метров и лишь очертаниями фигуры отдаленно напоминал человека. Он весь был покрыт слизью и наростами, каждый из которых дышал и пузырился, издавая мерзкие чавкающие звуки. Глаз, ушей, носа и рта у него не было. Все заменяли наросты.

– Что это за дрянь? – высказал общее мнение Алойз, голос у него дрогнул.

– Низший демон под названием слизень, – отозвался куратор. – По крайней мере, так называют подобных существ наши маги. Питается жидкостями, находящимися в живых организмах. Видите наросты на его теле?

– Лучше бы не видели! – поморщилась Оймера.

Не обращая внимания на ее комментарий, Лориан невозмутимо продолжил:

– При нахождении рядом подходящей пищи слизень превращает их во что-то вроде присосок. Если уж уцепится в кого-то, отодрать получится разве что с мясом.

Словно в подтверждение его слов, демон зашевелился, поводя слепой головой в нашу сторону, и наросты на теле зашевелились, выталкивая нечто, и правда напоминающее присоски. Похоже, почуял! Нервно сглотнув, я еще крепче уцепилась за руку несчастного альва. И как еще выдерживает мой напор?

– Слизень способен выпить человека минут за десять, после чего от жертвы остается лишь иссушенная мумия.

– Жуть! – вырвалось у Оймеры. – И оно разумное?

– В некотором роде. Правда, заметно уступает в этом другим демонам. Впрочем, чем больше получает пищи, тем усиленнее развивается, в том числе и умственно.

Лориан провел какие-то манипуляции с рунами и изгнал демона обратно, отчего мы все вздохнули с облегчением. Но не успели отойти от предыдущей встречи, как на месте слизня появилось существо не менее жуткое. Больше всего оно мне напоминало вампиров из старых фильмов ужасов. Полностью лысое, с жуткими красными глазами, заполняющими не только радужку, но и частично белок, костлявое и худое. Оно зашипело, и из пасти выдвинулось нечто, похожее на хоботок у комара.

– Мы называем таких демонов эннарами, – начал пояснять куратор. – Питаются они жизненной энергией, а не жидкостями, как слизни. Спасти человека, попавшего под воздействие эннара, можно. Но вот сколько жертва пробудет в состоянии, напоминающем спячку у животных, зависит от отнятой у нее энергии. Бывает, люди проводили так и десяток лет. 

– А если человека спасти не успеют? – сдавленно спросила Антхея.

– Он умрет, а позже сам превратится в подобное существо. Для того чтобы забрать всю энергию у живого разумного, эннару потребуется минут пятнадцать. В случае с магами больше. В зависимости от размера их источника.

Куратор прогнал существо туда, откуда пришло, и представил нам нового обитателя демонского сообщества. Я удивленно воззрилась на создание, внешне так похожее на обычную женщину, что встреть я ее на улицах города, могла бы и мимо пройти, ничего не заподозрив. Выдавали демона только алые отблески в глазах и какая-то плотоядная усмешка. Глядя на стоящего ближе всех к магическому кругу Лориана, опасная тварь вдруг начала меняться, на глазах обретая все более соблазнительные формы. Уже через несколько секунд перед нами стояла очень привлекательная женщина, буквально источающая сексуальность.

– Искуситель, – прокомментировал Лориан, ничуть не поддавшийся чарам прелестницы. – Питается сексуальной энергией. Стоит жертве поддаться воздействию, как демон уже не отпустит, пока не… кхм… залюбит до смерти. Человек под чарами становится словно одержимым и сам стремится к собственному концу.

– Не самая худшая смерть! – хмыкнул Литир.

Оймера, стоящая рядом с ним, недовольно ткнула его в бок, не оценив шутки.

– Идиот!

Не знаю, кого хотел призвать куратор дальше, после того как отправил восвояси искусительницу, но судя по реакции, что-то пошло не так. Магические руны начали вести себя странно, будто взбесились. То вспыхивали и поднимались вверх, то оседали обратно. Лориан нахмурился и попытался взять ситуацию под контроль, но ничего не получалось.

– Что-то случилось? – встревожено воскликнул Леонс.

Куратор досадливо поморщился, давая понять, что сейчас ему лучше не мешать. А в следующий момент его буквально отшвырнуло от круга, впечатав спиной в стену. Я вскрикнула и хотела уже бежать туда, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, когда огонь в рунах вспыхнул еще ярче, взметнувшись до самого потолка, а потом опал, являя взору еще одного демона. Причем от него исходило ощущение такого могущества и силы, что у меня мурашки шли по коже, а ноги будто приросли к полу. Не могла даже шевельнуться, парализованная ужасом.

Лориану, уже поднявшемуся на ноги, бледному и явно обеспокоенному, даже не пришлось ничего пояснять – всем стало ясно, кто посетил незваным наше занятие. Похоже, один из тех, кого куратор называл высшими демонами. Мужчина больше двух метров роста, с кожей, отливающей бронзой и напоминающей чешую или броню, двумя ветвистыми рогами и заметно выпирающими клыками. Видимо, не зря демонов на Земле порой представляют именно такими! Наверняка кто-то из далеких предков с ними сталкивался.

Будто загипнотизированные, мы все смотрели на стоящего в круге демона, обводящего нас чуть насмешливым взглядом ярко-золотистых глаз с вертикальными зрачками. Причем, не скажу, что черты лица у него были отталкивающими. По-своему, демон был даже привлекателен – на любителя, конечно. Хотя лично у меня в первую очередь вызывал инстинктивный страх.

Сердце ушло в пятки, когда существо остановило взгляд на мне и широко улыбнулось. Если, конечно, гримасу, больше напоминающую оскал, можно так назвать.

– Я не вызывал тебя, демон! – оборвал воцарившуюся напряженную тишину голос Лориана.

– А я пришел не к тебе, человек, – послышалось небрежное. И от этого голоса: низкого, шипящего, пробирающего до костей, стало еще больше не по себе. – Просто не мешай.

При иных обстоятельствах я бы позлорадствовала тому, как поставили на место заносчивого куратора. Но точно не сейчас. В голове билась тревожная мысль. Что если это существо вырвется из круга? В то, что кто-то из нас, в том числе и Лориан, сможет оказать ему отпор, сильно сомневалась. Единственное, что давало надежду, так это сказанные ранее наставником слова о том, что высшие демоны не стремятся попасть в наш мир.

Между тем, жуткие золотистые глаза снова устремились на меня.

– Ну, здравствуй, сестра! – в этот раз шипящий голос прозвучал прямо в голове, отчего я вздрогнула.

Заозиралась по сторонам, но никто, кроме меня, похоже, не услышал странной реплики. Все по-прежнему смотрели на демона. Даже куратор пока ничего не предпринимал, напряженно наблюдая за существом. Видимо, прикидывал различные варианты.

– Почему ты так меня называешь? – наконец, решилась ответить, тоже мысленно. Хотя и не была уверена, что он услышит. Как оказалось, зря.

– Думаю, то, что у нас были одни родители, дает право называть тебя именно так, – отозвался демон, лукаво прищурившись.

– Одни родители? – переспросила с недоумением.

– Я говорю о Высших. Наших создателях, – с сарказмом отозвался он. В голосе его при упоминании этих могущественных сущностей послышалась явная прохладца.

По моей спине пробежал холодок.

– Они создали и таких, как ты?

– То, что ты этого не помнишь, немного удручает, – зацокал длинным, раздвоенным на конце языком демон. Смотрелось это настолько жутко, что я нервно сглотнула. – Я ведь чувствую, что твоя душа пробудилась. По крайней мере, частично, – он задумчиво склонил голову набок. – Иначе бы не почуял тебя.

– Тут все сложно, – с трудом заставила себя ответить. – Кое-что я помню, но большая часть знаний недоступна. Лучше расскажи, для чего Высшие создали тебя и других тебе подобных.

Телепатически общаясь с демоном, я как-то незаметно для себя вывернулась из рук Виатора и двинулась к кругу. Только услышав предостерегающий крик куратора, опомнилась и недоуменно посмотрела на него.

– Адептка Кармад, вернитесь на место!

– Я же сказал: не мешай! – рыкнул демон, и тело Лориана взмыло в воздух, чтобы снова отлететь к стене.

– Не надо! – крикнула уже вслух. – Не трогай его, пожалуйста!

Демон вскинул брови. Более внимательно оглядел пытающегося подняться на ноги куратора, потом посмотрел на меня и хмыкнул.

– Что ж, как скажешь, сестричка! – насмешливо отозвался. Хорошо хоть сделал это мысленно, иначе пришлось бы долго объяснять Лориану и остальным, с чего это жуткое потустороннее существо меня в родственники записало. – Не буду трогать твоего человечка.

Меня покоробило столь пренебрежительное отношение к куратору, и я нахмурилась.

– Так о чем ты хотел пообщаться? – спросила, желая поскорее покончить со странной беседой.

– Хотел предложить тебе взаимовыгодное сотрудничество, – вкрадчиво отозвался он.

– Что-то мне не кажется хорошей идеей сотрудничать с такими, как ты, – я лихорадочно пыталась вспомнить хоть что-то из прошлого Лиланы о таких созданиях. Но пока не получалось.

– Мне счесть себя оскорбленным? – пафосно вопросил демон, ухмыляясь.



Я сочла за лучшее не вызывать его недовольства. Но и обещать что-либо было бы с моей стороны крайне опрометчивым.

– У меня нет причин тебе доверять, – осторожно проговорила. – Для начала расскажи, что тебе нужно. И для чего. А там уж решу, что тебе ответить.

– Справедливо! – ухмыльнулся демон. – Только угомони еще одного своего поклонничка, – он поморщился, когда в него полетел «светлый шар». Впрочем, стукнувшись о магическую преграду, тот лишь растворился, хоть и заставил побледнеть руны и заколебаться пространство внутри круга.

С удивлением оглянулась и увидела Виатора, стоящего в нескольких шагах от меня. Он уже готовил новое плетение, когда я крикнула:

– Постой! Не нужно этого делать!

Лесной альв метнул на меня короткий взгляд и сказал:

– Не знаю, что тут происходит, но от этого существа не стоит ждать ничего хорошего. Ты ведь сейчас общаешься с ним ментально, правда? Я чувствую это. Не стоит ему доверять.

Миг – и Виатор оказался у той же стены, что и куратор, стукнувшись о нее спиной.

– Похоже, твой альвенок по-хорошему не понимает, – лениво заметил демон.

Я кусала губы, соображая, что же делать. Слова Виатора еще больше встревожили. Похоже, с демоном следует держать ухо востро, что бы он ни предложил.

– Так ты расскажешь, что тебе от меня нужно? – перевела я разговор на прежнюю тему.

– Самая малость, – он сверкнул длинными острыми клыками, заставив меня поежиться. – Твоя кровь. Не вся, разумеется. Достаточно будет, к примеру, одного кубка.

– Для чего она тебе? – подозрительно спросила.

– Ну, хоть то, что демоны черпают энергию из крови, ты знаешь? – снисходительно спросил он.

– Слышала, – откликнулась осторожно. – Но почему тебе нужна именно моя?

– Она намного сильнее крови обычных людей, – с театральным вздохом, призванным показать, как ему тяжело общаться с таким тупым собеседником, отозвался демон.

– Все так просто? – недоверчиво спросила. – И почему мне кажется, что есть подвох?

– Предубеждение, – состроил вид оскорбленной добродетели демон. – Принято считать, что мы, демоны, весьма коварны.

– Хочешь сказать, это не так? – фыркнула я.

– Возможно, – не стал он отрицать, и уже серьезным тоном добавил: – Но сейчас я с тобой абсолютно честен.

– С чего это мне такие привилегии? – я покачала головой.

– Если бы ты меня вспомнила, возможно, ответа бы не потребовалось, – он буквально впился в меня взглядом. – Ну же, Лилана, напряги память!

Я опять вздрогнула и сделала шаг назад. Неужели он и правда меня знает? Осторожно коснулась внутренней сущности, пытаясь проникнуть в самую ее суть. Не сразу, но в голове все-таки всколыхнулись образы. Увидела что-то вроде инкубаторов – висящих в энергетических коконах существ. Некоторые напоминали обычных людей, другие – таких, как стоящий передо мной демон. Другая картинка – и несколько новорожденных, если так можно назвать взрослых физически, но только начавших познавать мир мужчин и женщин, сидят в какой-то комнате, глядя на мелькающую на экранах информацию. Чей-то ровный механический голос дает им какие-то инструкции.

Но вот урок окончен, и существа зашевелились, заозирались, оглядывая друг друга с заметным интересом. Я воспринимала все с точки зрения кого-то из них, судя по всему, Лиланы. Увидела приближающегося ко мне рогатого, смотрящего с восхищением и явно желающего пообщаться. И даже знала, как его зовут. Алаир. В отличие от других рогатых, держащихся среди своих, он пытался сблизиться и со мной. Тут его фигуру заслонил другой образ. Едва сдержала крик ужаса, узнав знакомые черты азиатского лица с раскосыми глазами. Айдар! Этот образ вывел меня из странного состояния и вернул к реальности.

– Я вспомнила тебя, – сказала хрипло, с трудом унимая бешено колотящееся сердце.

– Вижу, – он улыбнулся уголками губ, а я поняла, что демон наблюдал за тем, что происходило в моей голове.

От этой мысли стало не по себе. Что-то мне подсказывало, что при желании могу от него защититься, но тогда общаться с ним мысленно уже не получится. Снова верно разгадав мои опасения, демон позволил мне увидеть часть образов из своей головы. И открывшееся заставило ошеломленно замереть, забыв обо всем на свете.

Все мои представления об устройстве мира разлетелись вдребезги. Скорее всего, Лилана и так знала об этом, как и Алаир, но большинство ее знаний было мне недоступно. Теперь же, благодаря высшему демону, часть их приоткрылась. Как оказалось, вереница миров неоднородна и состоит из трех пластов. Привычная для меня реальность находится посредине, и управлять ею наши создатели поставили таких, как я. Но есть еще верхний пласт – реальность самих Высших, о которой ни я, ни Алаир почти не имеем представления. Лишь то, что посчитали нужным поведать создатели. И есть низший – роль управителей в таких мирах занимают высшие демоны. Что касается мира голодных духов – он что-то вроде прослойки, откуда осуществляется переход из срединных миров в низшие. Нечто подобное существует и с миром Высших. Обитель, где я родилась, и есть одна из таких прослоек.

Теперь я знала, почему высшие демоны при всем их могуществе не могут покинуть свой пласт. Они привязаны к нему, как и я – к своему. Высшие тоже не в состоянии проникнуть в другие пласты, но управляют ими опосредованно – через своих созданий. Только через прослойки между мирами существа разных пластов могут сталкиваться друг с другом. Есть и различия между управителями срединных и низших миров. Высшим демонам не посчитали нужным стирать память, заставляя вселяться в тела смертных. Да в тех пластах такое и невозможно. В живущих там разумных нет души. Они просто существуют, пока функционирует их физическая оболочка. Демоны же предпочитают питаться существами из срединного пласта, наделенными душой. Их кровь и энергия делает их намного сильнее и способствует быстрому развитию.

Собственно, потому кровь таких, как я, имеет особую ценность. Она сделает демона сильнее на порядок, чем если бы он получил ее от обычного наделенного душой. Для чего это Алаиру, и так являющемуся могущественным существом в своем пласте? Очень просто. Между высшими демонами идет такая же грызня за власть, как и та, что затеял Айдар. И если Алаир получит мою кровь, то обретет и преимущества перед ему подобными.

– И что же ты намерен мне предложить? – глухо сказала, уже зная, что за ответ последует.

– Я расскажу тебе об уязвимых местах твоего врага, – не разочаровал демон. Его глаза смотрели на меня, не мигая.

Не знаю, сколько это продолжалось, пока я пыталась хоть как-то упорядочить то, что происходило внутри. Уничтожить Айдара и перестать каждую минуту трястись за свою жизнь – заманчиво. Но не совершу ли я ошибку, дав преимущество одному из высших демонов? Кто знает, чем это обернется в том пласте! Может, сумею справиться и своими силами, не заключая сделку с демоном? А то не по себе становится при мысли о подобном.

– Айдар знает, где я? – сдавленно спросила, пытаясь понять, есть ли время на обдумывание. – Если ты чувствуешь меня, значит, способен ощутить и его присутствие здесь, не так ли?

– Способен, – подтвердил Алаир. Его губы снова раздвинулись в мрачном оскале. – И хочу тебя расстроить, но он уже здесь. Ближе, чем ты думаешь.

Пока я потрясенно открывала и закрывала рот, осмысливая его слова, руны снова вспыхнули, чтобы окончательно погаснуть. А фигура демона поплыла и растворилась, исчезая в схлопнувшемся проходе. Проклятье! Как не вовремя!

Я заозиралась, только сейчас вспомнив о том, что окружает. Увидела едва ли не шатающегося Лориана, стоящего рядом с магическим кругом, и облегченно вытирающего пот со лба. Похоже, ему все-таки удалось закрыть портал, воспользовавшись тем, что Алаир отвлекся на разговор со мной. Только радоваться этому не получалось. А понимание нависшей надо мной опасности буквально давило.

Айдар все-таки здесь? В этом мире? Выходит, что мне не почудилось тогда, в городе, и меня преследовал именно он. Или я что-то не так поняла? Ведь почему тогда Айдар не тронул и позволил уйти? И почему не предпринимал попыток добраться до меня? Беспомощно уставилась на пустой круг. Мне нужно знать больше! И единственный, кто может утолить мое любопытство – Алаир. Но вот самой мне с ним связаться не получится. Я не темный маг. Едва не застонала от ощущения собственного бессилия.

– Занятие окончено, – оторвал от неутешительных размышлений усталый голос куратора. – Все свободны. Надеюсь, произошедшее показало вам, как опасно вступать в контакт с подобными сущностями. То, что мне удалось закрыть проход, можно считать большим везением. Высший демон очень силен.

Все, взволнованные и взбудораженные увиденным, потянулись к выходу. Виатор, бледный и не сводящий с меня глаз, двинулся было ко мне, но Лориан холодно процедил:

– Адептка Кармад, вас попрошу задержаться. Адепт Рагаль подождет вас за дверью.

Лесной альв явно хотел что-то возразить, но под тяжелым взглядом куратора не решился. Молча вышел, оставляя меня наедине с напряженным Лорианом.

– Что это было, адептка? – последовал вопрос. Ледяной тон не предвещал ничего хорошего.

– Не понимаю, о чем вы, – попыталась притвориться дурочкой, но не получилось.

– Высший демон говорил с вами ментально. Ему что-то было нужно именно от вас. Не поделитесь?

– Он просто мне мозги пудрил, – уклончиво сказала. – Может, решил позабавиться. Желал моей крови, – тут даже врать не пришлось.

Куратор нахмурился.

– Вы понимаете, что было бы, если бы ему удалось затянуть вас в круг?

Я вздрогнула и вопросительно изогнула бровь.

– Вряд ли вы бы остались прежней. Скорее всего, из вас бы сделали голодного духа. В лучшем случае, одного из низших демонов. После того как полностью опустошили.

– Он бы не поступил со мной так, – выдавила, чувствуя, как по спине пробежал холодок.

– Вот как? – протянул Лориан. – Не желаете объяснить свои слова?

– Нечего объяснять, – я закусила губу, не зная, как выкрутиться.

Тем более что в голову закралась пугающая мысль. А что если куратор прав? Алаир просто играл со мной. Да, ему явно нравилась Лилана в прошлом. Но с тех пор много воды утекло. Или… Вдруг именно этого он и хотел? Оставить меня при себе в качестве одного из демонов. О последнем даже думать страшно!

– Вы правы, он явно пытался обмануть меня, как-то воздействовать, – пробормотала, опустив глаза. – Хорошо, что ему это не удалось.

– Ладно, вы можете идти, – он махнул рукой, видимо, удовлетворившись ответом. Хотя по глазам видно было, что сильно озадачен случившимся и поверил не до конца.

Я же не знала, что и думать. Сказал ли мне Алаир правду? Если да, то он может быть моим единственным шансом справиться с Айдаром. И если я им не воспользуюсь, жить мне осталось очень и очень недолго. Мысль о том, что враг где-то рядом, только и ждет удобного момента, чтобы напасть, пугала до дрожи. Настолько, что готова была обратиться хоть к демону, лишь бы избавиться от состояния полнейшей беспомощности.

– Ты в порядке? – едва оказалась за дверью, ко мне подошел дожидающийся там Виатор. Остальных уже не было, чему я только порадовалась. Нестерпимо было бы выдерживать шквал вопросов еще и от них.

– Не уверена, – слабо улыбнулась и уткнулась лицом в плечо Виатора, бережно прижавшего к себе. – Но скоро буду в порядке.

– Расскажешь о том, что случилось? – тихонько спросил лесной альв, поглаживая мои волосы.

Втягивать во все это Виатора совершенно не хотелось. Понимала, что помочь он все равно не сможет. Только погибнет понапрасну, если Айдар до меня доберется. Как и любой другой, кто встрянет в это дело. А значит, придется справляться самой. 

– Не сейчас, хорошо? – я подняла голову и отстранилась. Говорить же о том, что это «не сейчас» вряд ли превратится во что-нибудь определенное, не стала. – Пойдем отсюда.

Возражать Виатор не стал, хоть и явно был расстроен из-за моего нежелания доверить ему то, что тревожило.

Почувствовав спиной чей-то пристальный взгляд, обернулась и увидела мрачно смотрящего на меня Лориана. Наверное, прояви он настойчивость, ему бы все-таки рассказала. Почему-то казалось, что он в состоянии защитить от чего угодно, даже от Айдара. Хотя последнее глупо. Лориан – обычный человек, пусть и сильный маг. Но он так же уязвим, как и остальные. Да и с чего ему рисковать собой ради меня? Только из чувства долга, поскольку я его подопечная? Нет уж! Обойдусь как-нибудь и без таких одолжений. Если и обращусь к нему, то в крайнем случае. А пока нужно найти способ повторно связаться с демоном. Слова куратора о том, что осуществить призыв может и тот, кто не владеет темной магией, давало шанс на успех.

Вскинув подбородок, я отвернулась и потащила Виатора прочь, не обращая больше внимания на Лориана Тирмила.

ГЛАВА 3

 В последующие дни я отложила все прочие дела и вечерами просиживала в библиотеке. Искала информацию о призыве высших демонов. Учитывая, что эти знания считались тайными, занятие оказалось не из простых. В тот раз, насколько поняла, куратор задействовал ритуал для вызова обычных демонов. И то, что Алаир явился в круге – исключительно воля демона. Но не факт, что так повезет и на следующий раз. А ведь я не темный маг, и удержать демонов мне точно не удастся.

Единственный выход – вызов конкретно того демона, что намерен со мной сотрудничать. Конечно, даже в этом случае существует риск обмана. Но я надеялась на то, что Алаир не может находиться в промежуточном мире, в отличие от низших демонов. Те ведь и появились из душ обычных людей, при жизни изрядно нагрешивших и после смерти отправившихся не на перерождение, а в промежуточный мир.

Ожидаемо, все мои попытки найти конкретное руководство к действию не оправдались. Информацию приходилось собирать по крупицам, выискивая по каталогам книги, где хоть немного упоминалось о демонах. Можно было, конечно, обратиться к библиотекарю. Но я сильно сомневалась, что он даст мне книги из запрещенных секций. Хуже того – непременно сообщит куратору о моем запросе.

Но не в моих правилах легко сдаваться! Из разрозненных сведений уже составила более-менее четкую картину. Изучила кое-какие понятия из древнего языка и то, по какому принципу строились формулы для магических ритуалов. Так что надеялась, что рано или поздно составлю план действий.

В эту субботу я тоже собиралась просидеть в библиотеке допоздна. В город праздновать окончание очередной учебной недели с остальными ребятами не пошла. Виатору же запретила торчать рядом. Заявила, что его присутствие будет меня отвлекать. Лесной альв запротестовал, конечно, но смирился. Лишь проворчал напоследок, что отдыхать тоже иногда надо. Об истинных целях моих поисков в библиотеке я, разумеется, не сообщила даже ему. Соврала, что решила углубить свои знания по интересующим меня дисциплинам.

Перед глазами все начало расплываться. Я их прикрыла и устало потерла. Похоже, и впрямь организм уже не выдерживает той нагрузки, что на него взвалила! Мозг тоже плохо соображал. С тоской глянула на лежащий передо мной толстый фолиант и еще десяток таких же неподалеку.

Накопленная за эти дни усталость давала свое. И я поймала себя на мысли, что немного завидую одногруппникам, которые сейчас развлекаются в городе. Впрочем, пойти с ними не рискнула бы в любом случае. После предупреждения Алаира о том, что Айдар где-то рядом, покидать надежно защищенные стены Академии не хотелось еще больше. Так что я даже снадобья аптекарю доверяла относить Виатору, а сама в городе вообще не появлялась. Пока не узнаю, как справиться с врагом, лучше поостеречься. Иначе жизнь моя будет бурной, но недолгой.

Мрачно усмехнувшись, заставила себя вновь вернуться к изучению фолианта. Философскому трактату о мире демонов, написанному настолько тяжеловесным стилем, что каждую фразу приходилось буквально расшифровывать, переводя в нечто удобовариваемое.

В помещении не было ни души, кроме меня и библиотекаря, что-то пишущего за своим столом. Других идиотов, которые пожелали бы провести вечер накануне выходного за книгами, не нашлось. Что ж, тем лучше! Легче сосредоточиться на работе. Так я утешала себя и подбадривала, борясь с желанием бросить все и отправиться домой. Ага, а искать информацию о призыве демона кто за тебя будет? – отвесила себе мысленный подзатыльник и все-таки погрузилась в изучении фолианта.

– Такая тяга к знаниям, конечно, похвальна, но не слишком ли вы усердствуете, адептка Кармад? – я вздрогнула при звуке знакомого холодного голоса, от которого сердце тут же забилось сильнее.

Подняв голову, растерянно посмотрела на стоящего возле моего стола Лориана Тирмила, держащего в руках стопку книг. И как только подошел так незаметно? Увидев приоткрытую дверь в конце помещения, ведущую в архив, поняла, что появился он оттуда. Не зная, что ответить, пожала плечами. Напряглась, когда куратор, отложив книги, небрежно начал просматривать мои. Его брови взметнулись.

– «Демонология для начинающих», «Сравнительный анализ потусторонних сущностей», «Философия призыва», – с каждым произнесенным названием я все больше втягивала голову в плечи. Надеяться на то, что он не сопоставит два и два, было бы глупо. Отложив последнюю книгу, куратор пристально уставился на меня. – Вижу, мое недавнее занятие по демонологии произвело на вас такое впечатление, что решили изучить вопрос дополнительно, – сарказм из его голоса так и сочился. – Хотя подобный интерес весьма странен для светлого мага.

– Мне просто стало любопытно, – пробормотала, чувствуя, как мучительно краснею.

– Любопытно, значит? – он прищурился и неуловимо-быстрым движением схватил лежащие передо мной бумажки, на которых я записывала то, что может пригодиться для призыва.

Проклятье! Похоже, надо срочно смываться отсюда, пока на мою голову не обрушились крупные неприятности.

– Сидеть! – властный голос удержал на месте, когда я уже подхватилась, желая встать.

Даже меланхоличный библиотекарь – неприметный мужчина неопределенного возраста с всегда воспаленными, красными от постоянного чтения глазами – вздрогнул и, наконец, обратил внимание на происходящее рядом. Но заметив Лориана Тирмила, счел за лучшее снова уткнуться в книгу.

– Формулы призыва? Порядок проведения ритуала вызова различных демонов? – прошипел куратор, тряся листками перед моим носом. – Только не говорите, что все это выписали ради праздного любопытства!

Я хотела что-то возразить, но под тяжелым гневным взглядом горло сжалось, и я лишь издала судорожный всхлип.

– За мной! – отрывисто бросил Лориан, комкая результат моих трудов и направляясь в сторону выхода. Ничего не оставалось, как подняться на трясущихся ногах и последовать за ним. – Антуан, мои книги отложишь, я потом заберу, – крикнул он на ходу библиотекарю, и тот кивнул, с некоторым интересом проводив нас взглядом.

Коридоры Академии в это время были пусты и безжизненны. Так что по дороге мы никого не встретили. Впрочем, путь наш пролегал недалеко – до печально знакомого мне кабинета Лориана. И воспоминания, нахлынувшие в связи с этим, лишь усугубили мрачное настроение. Может, потому внутри начал расползаться протест. Да по какому праву он вмешивается в то, что его не касается?!

– Неужели вы настолько глупы, что собираетесь проводить ритуал самостоятельно? – процедил куратор, кивая в сторону кресла и приглашая садиться.

– А что если и так? – с вызовом вскинула голову.

– Хотите превратить Академию в прихожую мира голодных духов? – едко осведомился Лориан.

– Не понимаю, о чем вы, – чуть смутилась, сама понимая, что отпираться дальше глупо.

– Чем вы слушали во время моего занятия? – последовало ожидаемое. – Уже забыли, какие последствия бывают от неправильно проведенного ритуала? О том, что кто-то пострадает, если вы допустите ошибку, вы, разумеется, не подумали?

– Я бы подстраховалась, – опустив голову, произнесла.

– Каким же образом? – мрачно усмехнулся Лориан.

– Замкнула бы руническую схему на себе, – произнесла, высказывая то, что запланировала сделать.

Куратор еще больше помрачнел.

– То есть собственная смерть вас совершенно не беспокоит? – глухо спросил.

– Почему же? Беспокоит. Но из-за моих ошибок не должен пострадать кто-то еще, – устало возразила. – Так что я считаю это самым приемлемым выходом. Если что-то пойдет не так и осуществится прорыв демонов, энергия обрушится на меня и круг исчезнет вместе с моей смертью. Я все обдумала.

– Обдумала, значит? – прошипел Лориан.

Пока я сидела на самом краешке кресла, он расхаживал по кабинету, заложив руки за спину, и бросал на меня хмурые взгляды.

– Может, все же объясните, зачем вам это? Что такого сказал демон, что вы решили провести повторный ритуал?

На языке вертелось, что это не его дело, но остатки разума заставили промолчать. Я упрямо стиснула зубы.

– Хотите, чтобы до конца учебы я приставил к вам охранника, который бы ходил за вами по пятам? – холодно бросил куратор.

Я мотнула головой и выдавила:

– Это касается только меня.

– Да неужели?! – голос сочился издевкой. – А то, что во время учебы я за вас отвечаю, вы забыли?

– Можете отказаться от кураторства в отношении меня, – я вскинула голову и в упор глянула в горящие темные глаза.

– То есть вместо того, чтобы обратиться ко мне за помощью, предпочтете рискнуть собственной жизнью? – он буквально впился в меня взглядом.

– Я привыкла сама решать свои проблемы. Уже говорила, – бросила холодно. – Тем более не нуждаюсь в помощи человека, которому даже не доверяю! – похоже, меня начало заносить.

Но его напор прямо-таки провоцировал злость. Все, что накопилось в душе за эти недели: разочарование в лучших чувствах, ревность, боль, тоска, осознание собственного одиночества – превратилось в бурлящий котел, грозящий вот-вот выплеснуться. И почему-то виновным во всем этом казался стоящий передо мной мужчина. Пусть он никогда и ничего мне не обещал, но что-то внутри меня настолько жаждало обратного, что теперь будто обезумело!

– Не поясните? – куратор теперь стоял передо мной неподвижно. На его скулах играли желваки, глаза казались совсем черными. – Чем я заслужил подобное недоверие? Разве дал повод считать себя врагом?

– Не врагом, – я со свистом втянула воздух в легкие и поднялась с кресла. – Но и не другом. Просто абсолютно чужим человеком, чьи мотивы я не понимаю. А теперь простите, мне пора! Не беспокойтесь, я не пойду в библиотеку дальше изучать демонологию. Всего лишь домой.

– Я вас не отпускал, – последовал гневный окрик в спину, на который я едко бросила:

– Вообще-то у меня свободное время. Ничего плохого я не сделала, чтобы выслушивать ваши нотации!

Ох, что же я делаю?! Разве не понимаю, с кем говорю?! Но сейчас плевать было на возможное наказание, настолько выводил из себя этот человек. А еще кабинет, где стоит взглянуть на письменный стол, как сразу вспоминаю ту отвратительную сцену с участием Саури Тар. Может, именно это и бесит настолько сильно?

– Да и вообще, неужели у вас не найдется более интересного занятия, чем допрашивать адептов? – вот последнее и вовсе было лишним, продиктованным эмоциями! Я еще и развернулась к куратору полностью, нацепив на лицо ехидную улыбку. – Небось, дарла Тар уже заждалась?

О сказанном пожалела немедленно – будто кипятком окатило от осознания того, что невольно выдала свою ревность. Тут же опять развернулась и понеслась к двери теперь уже бегом.

Резкий стук захлопнувшейся прямо перед моим носом створки заставил выругаться. Я напрасно дергала за ручку, пытаясь покинуть проклятый кабинет и понимая, что доигралась. Куратор, применив магию, чтобы я без его разрешения не могла покинуть помещение, произнес:

– Может, поясните, что имели в виду, адептка Кармад?

Поворачиваться к нему совершенно не хотелось. До зубовного скрежета. Но и дальше ломиться в закрытую дверь было еще более нелепо. Так что я крутанулась на каблуках и чуть ли не с ненавистью уставилась в ставшее бесстрастным лицо Лориана. Лишь огоньки в темно-фиолетовых глазах выдавали, что он далеко не так спокоен, как хочет казаться.

– Ничего. Простите, – выдавила, загоняя куда подальше так некстати вспыхнувшие ревность и досаду.

– Я не стану говорить о том, что то, как провожу свободное время, вас не касается, – сухо проговорил Лориан. – Но и слухи о себе распускать не позволю. С чего вы решили, что меня с дарлой Тар связывают личные отношения?

Вот это его заявление взбесило настолько, что хрупкое равновесие, которого пыталась достигнуть, разлетелось на мелкие осколки.

– Может, потому что сама видела доказательства обратного! – выпалила, ловя каждую эмоцию на холодном бледном лице. Последнее, впрочем, напрасно. Чего еще ожидать от каменной статуи?

Но все же недоумение в голосе куратора казалось вполне искренним:

– Какие еще доказательства?

– Как-то утром я пришла сюда, чтобы получить у вас разрешение на вечернее посещение библиотеки, – солгала, стараясь, чтобы голос не дрогнул. – Дверь была не заперта. Конечно, я не должна была подглядывать… Но желала всего лишь удостовериться, что вы не заняты чем-то важным. Как оказалось, заняты! – криво усмехнулась. – Знаете ли, занимаясь этим там, куда в любой момент могут заглянуть посторонние, вы бы хоть двери запирали!

Лориан озадаченно хмурился, что-то вспоминая. Меня же продолжало нести, хотя я понимала, что в дальнейшем сильно пожалею о сказанном:

– Да, и кстати, есть еще один довод в пользу того, почему в качестве человека, которому можно доверять, я вас не рассматриваю. Пытаться затащить в постель своих подопечных – это у вас в порядке вещей? Помнится, Саури Тар тоже некогда пребывала в этом качестве. И видимо, в этот раз столь «почетная» роль должна была достаться мне. Но не срослось!

– Ты была здесь в то утро? – Лориан выслушал мои обвинения с недрогнувшим лицом. И что странно, вместо того чтобы рассердиться, казалось, наоборот, смягчился. Еще и на «ты» перешел. – Зачем?

– Я же сказала, – сдавленно проговорила, уже жалея, что затеяла этот разговор. – Хотела получить разрешение.

– Врешь ты не слишком убедительно, – прозвучало так мягко, что мне стало еще больше не по себе. Настолько неожиданной была подобная реакция.

А когда куратор еще и начал приближаться – медленно и осторожно, словно хищник, подкрадывающийся к добыче – и вовсе вжалась спиной в дверь. Когда же он оказался совсем рядом – так, что я чувствовала его дыхание и легкий запах парфюма – все мысли улетучились. Сердце устроило бешеную скачку. Мозг напрасно пытался сосредоточиться на том, как же ответить на вопрос, чтобы себя не выдать. Но оказался бессилен перед эмоциями, заставившими выпалить правду:

– Хотела поговорить о том, что случилось накануне.

Ну вот! Сделала решающий рывок, словно бросилась в омут с головой. Теперь черед Лориана. Или замять тему и отпустить меня или, наконец, сказать правду – чем был для него тот поцелуй.

– Если бы ты задержалась еще ненадолго, – голос куратора стал бархатным, отчего у меня по спине целый табун мурашек пробежался, – то увидела бы, как я попросил Саури убраться. То, что было между нами когда-то, осталось в прошлом. К сожалению, сама она не желает этого понимать.

– Не она, так другая, – глухо возразила, напрасно пытаясь сохранить остатки самообладания.

– Неужели ревнуешь? – улыбка, появившаяся на его губах, была той самой – теплой и светлой, что произвела на меня такое впечатление в тот памятный вечер.

Даже не сразу дошел смысл сказанных слов. Но когда дошел, возмущенно выпалила:

– Разумеется, нет!

Попыталась отойти от него, но Лориан не позволил, снова оттеснив к двери и ограничив мои передвижения упертыми над моими плечами ладонями.

– И почему твои глаза говорят совсем иное? – выдохнул он мне в ухо, отчего сознание начало уплывать с еще большей скоростью.

– Откройте дверь! Я хочу уйти… – из последних сил выдавила, ужасаясь тому, каким слабым и дрожащим оказался голос.

– Открою, если ответишь честно на еще один вопрос, – насмешливо произнес Лориан.

– Какой? – хрипло проговорила.

– Твои отношения с Виатором Рагалем… – сказано было небрежно, но что-то в глубине его глаз говорило о том, что тема и правда интересует, – насколько серьезны?

– Вас это не касается! – попыталась возмутиться и вывернуться из почти что объятий.

– Вы оба мои подопечные, – возразил он. – Так что в определенном смысле касаются. Не хотелось бы неприятных ситуаций в дальнейшем.

Разочарование оказалось таким сильным, что я вряд ли смогла скрыть полыхнувшую в глазах боль. Он снова это сделал! Проклятый гад! Внушил надежду, чтобы тут же отобрать. В этот раз я дернулась с такой силой, что он все-таки вынужден был отступить.

– Откройте дверь! – прошипела, из последних сил сдерживая слезы.

– Ты так и не ответила, – напомнил он.

– Ну, хорошо! – едва сумела выдавить. – Раз так хотите знать, он предложил мне выйти за него замуж. Мы пока держим это в тайне. Не хотим неприятностей со стороны наших родственников. Теперь вы меня выпустите?

– Ты любишь его? – последовал новый небрежный вопрос.

От возмущения я сжала кулаки. Да что он себе позволяет?! Почему заставляет выворачивать душу наизнанку? И то, что сама нарвалась своим поведением, нисколько его не оправдывает.

– Люблю! – заявила, со злостью глядя в его глаза. Собственный голос показался настолько неубедительным, что едва не застонала.

Странное торжество, отразившееся в обращенных на меня и словно посветлевших глазах темного мага, обескуражило. Нет, ну я хоть когда-нибудь пойму этого человека?! В том, что прекрасно разгадал мое вранье, можно не сомневаться. Будь он заинтересован во мне, как в женщине, можно было бы понять его реакцию. Но о таком боялась даже думать – слишком больно будет снова ошибиться.

– Вы удовлетворены? – процедила, глядя чуть ли не с ненавистью.

– Абсолютно, – усмехнулся куратор, и я услышала щелчок открывшегося замка. – Да, и еще, адептка Кармад, – послышалось уже в спину. – Обещайте не проводить ритуал самостоятельно. Раз уж так настроены совершить глупость, лучше сделать это под моим присмотром.

Я даже запнулась, обескураженная его заявлением. Он что хочет помочь мне с вызовом демона?! Но решиться посмотреть ему в глаза не смогла. Пробормотала:

– Обещаю, – и пулей вылетела за дверь, испытывая такое облегчение, словно выдержала изнурительную тренировку.

Нет, ну все-таки какой же невыносимый человек! Только он может настолько вывести меня из себя! До полной потери самоконтроля!

***

Лориан Тирмил

Оставшись один, Лориан поймал себя на том, что улыбается, глядя на шумно захлопнувшуюся дверь кабинета. Впервые за последние недели он испытывал такой душевный подъем. Торжество, захлестнувшее его, в полной мере показало, насколько наивными были мысли о том, что сможет добровольно отказаться от этой девушки. Сегодня, когда она невольно выдала настоящие чувства, осознал это до конца.

Дурацкое недоразумение! Если бы Элисса не застала в то утро в его кабинете Саури и в запальчивости не сделала преждевременных выводов, вполне возможно, что сейчас они были бы вместе. В том, что девушка к нему неравнодушна, у него теперь не было сомнений. Слишком показательная реакция на присутствие в жизни Лориана других женщин. И то, как она вела себя, стоило ему оказаться совсем близко… Если бы он тогда пошел до конца, как и намеревался, всех этих мучительных недель можно было избежать.

Но нет же! Уязвленный, снедаемый гордостью, предпочел смириться с ее выбором. Пытался забыться в обществе легкодоступных девиц, которых цеплял в городе. Но ни с одной не пожелал довести дело до конца. Накатывала какая-то странная гадливость. Ни одна из тех женщин не могла заменить ту, кого хотел бы видеть рядом. Так что после третьей попытки перестал себя мучить и просто плыл по течению, наблюдая за тем, как рядом с Элиссой маячит белобрысый юнец. Сколько раз хотелось начистить ему физиономию или выместить на нем дурное настроение! Лишь отточенный годами самоконтроль помогал удержаться от опрометчивых поступков.

Сейчас же весь негатив к Виатору ушел. Сопоставлять два и два Лориан умел. Обиженная и разочарованная в нем девушка, разумеется, отыскала утешение в том, кто оказался рядом. А альв всего лишь воспользовался подходящим моментом. Но ничего! Теперь, когда Лориан точно уверен, что шансы есть, так легко не отступится. Никогда больше! Губы тронула предвкушающая улыбка.

Сейчас Элисса слишком рассержена и взвинчена, чтобы говорить ей о своих чувствах. Момент должен быть более подходящим. Да и не мешало бы, чтобы девушка хоть немного начала ему доверять. Помощь в вызове демона, как бы он к этому ни относился, будет прекрасным поводом доказать ей, что на него можно положиться. Да и то, чем все может закончиться, если сделает все сама, его совершенно не устраивало. А о том, чтобы эта упрямица отступилась, вняв разумным доводам, нельзя было и мечтать. Лориан успел уже понять, насколько она упрямая. Так что единственный выход – быть с ней рядом и подстраховать. А заодно и узнать, что же такого предложил Элиссе демон. Чем это существо ее зацепило? Возможно, знанием о прошлом? Пообещал раскрыть правду об отце? Этот вариант казался самым правдоподобным.

Мысли Лориана прервал импульс в районе запястья – там, где находилась татуировка – знак принадлежности к Академии. В его случае она была связана с артефактом, соединяющим с подопечными адептами. Встревожившись, Лориан вытащил этот самый артефакт и увидел, что камень в нем мигает алым. Развернув энергетическую схему, бегло изучил появившиеся значки и символы.

Чувствуя, как вся кровь отхлынула от лица, а сердце ухнуло вниз, стремительно сорвался с места и понесся прочь из кабинета. В голове билась одна лишь мысль – как Элисса могла так быстро вляпаться в неприятности?! Ведь они расстались всего несколько минут назад! Но артефакт говорил о том, что прямо сейчас ее жизнь подвергается опасности. Оставалось надеяться, что безрассудная девчонка продержится, пока он прибежит на помощь.

Хуже всего то, что сигнал тревоги и не думал униматься, а покалывание в татуировке нарастало с каждой секундой. О том, что это значит, он старался не думать, иначе вряд ли сможет мыслить здраво. Даже не подозревал, что способен так переживать за кого-то другого. Страх и тревога буквально захлестывали. Только бы успеть! Он давно уже не молился, но сейчас неожиданно поймал себя на том, что умоляет Созидательницу помочь Элиссе продержаться до его появления.

ГЛАВА 4

Элисса Кармад

Только у внутренних ворот Академии я заставила себя сбавить шаг. До того бежала так, словно за мной черти гнались. Интересно, считала, что таким образом смогу сбежать от себя самой? Мрачно усмехнулась. Глупо!

В душе снова всколыхнулась буря эмоций, главной из которых была злость. Опозорилась я сегодня по полной! До такой степени, что не знаю, как завтра и в последующие дни вообще буду находиться рядом с этим невыносимым типом! Теперь, когда он догадался о моих чувствах к нему.

Так, надо срочно успокоиться! От моей истерики толку не будет никакого. Да и вообще, прямо ведь куратору не сказала, что влюбилась в него, как идиотка. А что там у него за догадки возникли – это только его проблемы. Постараюсь держаться холодно и независимо, не допускать больше подобных вспышек. Тогда, возможно, о сегодняшнем конфузе удастся забыть.

Слегка успокоенная этой мыслью, я миновала пост охраны, не проявившей ко мне никакого интереса – видать, примелькалась уже, каждый вечер посещая библиотеку – и двинулась к академическому поселку.

Дом встретил темными окнами и пустотой, и я поняла, что никто из одногруппников еще не вернулся из города. Что ж, тем лучше! Никто не станет лезть с разговорами. Сейчас я вряд ли бы выдержала даже общество Антхеи. Вот когда успокоюсь окончательно, тогда другое дело.

Да и вообще, необязательно рассказывать о разговоре с куратором даже ей. Этим только растревожу себе душу. Да и водная альвийка вполне может снова предположить то, чего и в помине нет. Ответный интерес ко мне куратора. Впрочем, то, как он себя вел этим вечером, мало походило на его привычное поведение. Так что может…

Нет, не может! – тут же себя одернула, не желая пробуждать в сердце новую несбыточную надежду. Лориан Тирмил просто решил таким оригинальным способом поставить на место зарвавшуюся подопечную, осмелившуюся говорить с ним в неподобающем тоне. Наверняка и сам не предполагал такой реакции и был немало обескуражен.

Все, хватит о нем думать! Закрывая за собой дверь и активизируя магический светильник в гостиной, с тоской подумала о том, что была бы не прочь сейчас выпить. Может, тоже в город сходить? Сама же отбросила эту идею. Нет уж, только встречи с Айдаром не хватало для полного счастья в этот безумный день! Есть более безопасный и ничем не грозящий способ – горячая ванна и теплая постель. Улыбнулась при мысли об этом и с уже большим энтузиазмом двинулась по лестнице к своей комнате.

Пройдя внутрь, не сразу поняла, что же насторожило. А когда осознала, недоуменно заозиралась, ощущая знакомый замогильный холод. Тот, что обычно касался своими щупальцами, если рядом творилась темная магия.

Потом увидела вспыхнувшие на полу руны. Поспешно отскочила подальше, чтобы не попасть в зону их действия. К сожалению, руны эти преграждали путь обратно, и оставалось лишь беспомощно озираться, не зная, что предпринять. Окно было из магического стекла, легко пропускающего свежий воздух, стоит владельцу пожелать, и не требующее открывания. Еще и очень прочное – так что пробить его вряд ли получится, разве что «воздушным кулаком». Но мне придется сильно постараться, чтобы объяснить руководству Академию, почему испортила имущество.

Впрочем, осознав, что происходит, я на какое-то время утратила желание бежать. Прямо передо мной открывался портал в мир голодных духов. Знакомо взметнулось пламя, возвещая о том, что был осуществлен призыв демона. Неужели Алаир сам нашел способ со мной связаться?! Но как?

С удивлением смотрела на руны, проявившиеся на полу только после того, как я вошла в комнату. Их было не так много, как в темном зале, но там ведь проводились и другие ритуалы. И по мере необходимости активизировались именно те, что были нужны. Тут же, по всей видимости, ставилась конкретная задача. Вспомнив информацию, что изучала в последние дни, внезапно осознала, какая именно. Мозг словно получил ускорение от ухватившего его ужаса. И я, больше не задумываясь о сохранности имущества Академии, кинулась к окну.

Поздно! За спиной послышался жуткий звук, похожий на шипение. Плетение «воздушного кулака» развеялось от потери концентрации, и я, чертыхаясь, начала строить другое.

Позади раздался громкий хлопок, а я снова потерпела неудачу с плетением. Оглянувшись, издала вопль, на который даже не считала себя способной. Кто бы ни начертил эти руны, он допустил непростительный промах! В одном месте магический контур был прорисован не так тщательно, и при соприкосновении с энергией иного мира попросту исчез, открывая проход существу, находящемуся в круге. Промах? Или чей-то злой умысел?

Я смотрела на знакомого по занятию с Лорианом низшего демона – эннара. Да и по самим рунам еще раньше поняла, какой именно вид сущностей вызывался.

Тварь неумолимо приближалась. Ее красные, как горящие угли, глаза, смотрели с плотоядным предвкушением.

Преодолев ступор, я развернулась к окну и все-таки создала плетение «воздушного кулака». С ужасом увидела, как прямо перед ним возник огненный щит. Похоже, даже низший демон способен пользоваться магией! Проклятье!

В голове молнией проносились мысли. Что я знаю об этом существе, ужаснувшем еще при первом знакомстве с ему подобными? Питается жизненной энергией, и это занимает какое-то время. Пятнадцать минут, если не ошибаюсь. Для обычного человека. С магом демон провозится дольше. А значит, у меня есть шанс, что на помощь подоспеют, пока не случилось самое страшное! Что я не превращусь в овощ на неопределенный срок, а то и вовсе не умру.

Умру, чтобы попасть в лапы с нетерпением ожидающего меня Айдара! Черт! Неужели это его рук дело?! Или сговорился с кем-то? Меня бросило в озноб, когда поняла и вовсе неутешительное. Только наш куратор, начальник стражи и одногруппники могли беспрепятственно войти в дом. Для остальных требовалось, чтобы впустил кто-то из имеющих на это право. Думать о предательстве кого-то из них было больно. Да и как-то сейчас было не до размышлений.

Отогнав посторонние мысли, закончила сооружать плетение «светлого шара» и швырнула в стоящего уже в шаге от меня демона. Еще недавно казавшееся медлительным существо с завидным проворством отпрыгнуло в сторону. Я торопливо сооружала другое плетение, с ужасом наблюдая за тем, как тварь без малейшего неудобства передвигается по стенам. Словно мерзкий таракан или паук.

Из горла демона вырвался свистящий звук, похожий на тот, что издает чайник при кипении. На миг из черного провала лишенного зубов рта выскользнул кончик чудовищного хоботка. Осознав, что демон смеется надо мной, ощутила, как дрожь в охваченном паникой теле усиливается. Оно ни капельки меня не боится!

Еще пару раз запустила в него светлыми плетениями. С тем же результатом! А в тот момент, когда готовила еще одно, существо совершило гигантский прыжок с противоположной стороны комнаты.

Я даже не успела осознать, что происходит, как оказалась опрокинута на пол и прижата на удивление тяжелым телом демона. Цепкие конечности удерживали так, что не могла пошевелить ни руками, ни ногами. С ужасом смотрела в нависшую сверху морду. Разило от демона так, что к горлу подкатила дурнота. Какой-то сладковатой гнилью и тленом.

Но хуже всего стало, когда существо разинуло пасть, исторгая толстый хоботок наружу теперь уже полностью. Словно змея, это жуткое образование метнулось ко мне и с чавкающим звуком присосалось к моему рту. Словно гигантская пиявка.

Мое тело конвульсивно дернулось, будто от удара током. А в следующую секунду я ощутила, как из меня начали тянуть что-то. Слабость, накатившая буквально мгновенно, погрузила в странное состояние. Я наблюдала за собой будто со стороны. За своим потухшим взглядом и безвольно обмякшим телом. С утробными чавкающими звуками демон высасывал из меня саму жизнь, а по его телу пробегали разряды, насыщая и наполняя новыми силами.

Наверное, воздействие этого демона оказывало еще и парализующий эффект, иначе я бы хоть что-то пыталась сделать. Сейчас же попросту не могла. Чувствовала себя мухой, плотно спеленутой в кокон паутины. Беспомощной, слабой.

Из глаз брызнули слезы – это единственное, что могла сделать. Но досадное свидетельство собственной слабости будто вернуло к жизни. Я настолько рассердилась на саму себя за то, что вместо того, чтобы бороться до последнего, уже сдалась и позволяю демону отбирать мою жизнь, что парализующее состояние начало потихоньку отступать.

Мелькнула мысль, что вот-вот подоспеет помощь. Куратор должен понять по артефакту связи, что со мной случилась беда. Или стражники почувствуют, что возник прорыв из мира голодных духов. Наверняка ведь в Академии есть система оповещения на такой случай. Нужно всего лишь продержаться какое-то время! Не позволить демону забрать слишком много. Не желаю я ни дня потом лежать в коме и быть ни на что не способным овощем!

Так, нужно подумать, что могу противопоставить демону. Не задействуя рук, я не сумею применить хоть какое-нибудь плетение. Не будь у меня тайного оружия, оставалось бы и правда просто ждать помощи и позволять этой твари делать со мной все, что заблагорассудится. Но демону не повезло! С ненавистью глядя на закатывающего от удовольствия глаза ублюдка, попыталась нащупать связь с внутренней сущностью. С еще одной личностью, которую пока лишь частично воспринимала как себя.

Лилана! Пожалуйста, помоги! Помоги нам обеим! Мысленно кричала, погружаясь в свою душу все глубже, пока не наткнулась на целый океан энергии. Бурной, сильной, источающей ослепительный свет. Перед внутренним взором возникло лицо красивой рыжеволосой женщины. Она смотрела встревожено. Яркой вспышкой в голове возникло понимание – мое нынешнее тело не сможет воспользоваться всей той энергией, что доступна Лилане, не повредив его. Слишком тонкие и слабые магические каналы. Я могу убить саму себя, если не буду осторожна.

На мгновение возникли страх и колебания, но я почти сразу отогнала их. Нужно хотя бы попытаться! Хватит быть жертвой! Если уж суждено умереть, то с достоинством. Наверное, позже сама буду поражаться своему безрассудству, но сейчас злость, кипящая во мне, застилала разум. И я потянулась к океану энергии, видя, как лицо Лиланы будто растворяется в ней, отступает на задний план.

Тело снова дернулось, в этот раз от хлынувшей в него мощной энергии. От чудовищного напора мои магические каналы буквально затрещали. Из носа, глаз и ушей хлынула кровь. Казалось, еще немного – и я просто взорвусь, не выдержав такого потока энергии.

Но не успела пожалеть о содеянном, как ощутила, как отпрянул от меня демон. В тот же миг обрела возможность шевелиться. С трудом оторвав будто налившуюся свинцом голову от пола, уставилась на корчащуюся в конвульсиях тварь. Энергетические волны буквально распирали тело демона. Похоже, оно не справлялось с той мощью, что попала внутрь. Попытался скушать то, что ему не по зубам?

Я мрачно усмехнулась и снова упала на пол. Самой мне было не менее хреново. Но по крайней мере, я не умираю сейчас, как эта тварь. Почти все, что зачерпнула от Лиланы, ушло в демона. Остатки же восполнили поглощенный тварью запас энергии и расползались по организму. Надеюсь, их окажется достаточно, чтобы убрать урон, что успел нанести эннар.

Услышав, как стукнула входная дверь, облегченно вздохнула. Вот и помощь, похоже!

Вбежавший в комнату куратор замер на пороге, оценивая обстановку. На обычно бесстрастном лице читалась целая гамма эмоций: тревога, облегчение, недоумение.

Раздался оглушительный треск, с которым демона разорвало на части – все-таки не выдержал напора энергии. Меня окатило ошметками плоти. Это оказалось уже слишком. И я потеряла сознание.

***

Лориан Тирмил

То, что Лориан увидел на пороге комнаты, потрясло до глубины души. Он попросту не понимал, что тут произошло. Нет, кое-что можно было предположить. Кто-то проводил ритуал призыва демона, но что-то пошло не так. Можно было бы подумать, что Элисса, но времени совершить это у нее попросту не хватило бы. Ведь они расстались всего несколько минут назад, а до того она была в библиотеке. Хотя даже если бы и правда это было делом рук безрассудной девчонки, сейчас он не в состоянии на нее злиться. Вся в крови, слабая, беспомощная.

Уже то, что она была в сознании после воздействия эннара – поистине чудо. Обычно жертв этих демонов удавалось привести в себя далеко не сразу, даже если успеть вовремя. Она же, хоть и едва живая, находилась в сознании, когда он вбежал сюда. А потом уже впала в беспамятство, но скорее, от потрясения, чем от чего-либо иного.

Но что такого произошло с демоном, раз его разорвало на части? Вот это совершенно в голове не укладывалось! Лориан подошел к магическому кругу и устранил следы прорыва. Огненный круг схлопнулся и исчез, как и руны, от которых на полу остались лишь выжженные следы.

Лориан нахмурился, внимательнее изучив их. Специальный состав, нейтрализующий следы ауры наносящего руны мага при активации плетений. Кто-то сильно не хотел, чтобы его определили. Причем, как успел понять Лориан, круг был привязан конкретно на Элиссу. Он видел след соответствующего плетения. Для привязки было достаточно добыть хотя бы волосок девушки.

Но об этом всем он подумает позже, детальнее изучая место событий. Все эти мысли заняли у Лориана буквально минуту, пока он закрывал прорыв. Хотя при иных обстоятельствах не преминул бы уделить все свое внимание расследованию этого темного дела. Но сейчас главным для него было иное.

Лориан, наконец, сделал то, чего хотелось с самого начала, как ворвался в комнату. Бросился к девушке и осторожно приподнял ее за плечи, с тревогой сканируя истинным зрением на предмет повреждений. Остатков его светлого источника на поверхностный осмотр хватит. Более глубокий же проведет целитель. Вроде все в порядке. Наблюдалось чрезмерное напряжение магических каналов, из-за чего возникло кровотечение из носа, глаз и ушей. Но как ни странно, он не наблюдал магического истощения. Впрочем, об этом тоже можно подумать потом.

Лориан бережно поднял девушку на руки и понес прочь отсюда. Несколько стражников уже вбежали в дом, и он столкнулся с двумя из них на лестнице.

– Что здесь произошло, ардар Тирмил? – спросил один из стражников, вопросительно покосившись на девушку.

– Прорыв низшего демона, – коротко сообщил Лориан. – Эта проблема уже устранена. Вверх пока не поднимайтесь и никого в дом не впускайте. Адептам, которые здесь живут, пусть временно предоставят другое жилье. Когда освобожусь, все здесь детально осмотрю и скажу, что делать. Где ваш начальник? – сказал, уже проходя мимо расступившихся стражей.

– У него сегодня выходной. Так что, скорее всего, в городе.

– Найдите его и сообщите о том, что случилось. Пусть подключается, – отдал новое распоряжение Тирмил, – только вначале обратится ко мне. Без моего разрешения в дом не впускать никого. Даже лирна Мирдара. Все поняли?

Не услышав возражений, Лориан покинул дом, раздумывая над тем, где лучше разместить Элиссу. Можно было, конечно, сдать на попечение целителя, но что-то мешало поступить именно так. Если ловушку на девушку устроил кто-то из своих – а судя по всему, так и есть, раз смог беспрепятственно проникнуть в дом – в лазарете он легко до нее доберется. Пока Лориан точно не узнает, кто этот мерзавец, Элиссу без защиты не оставит.

При мысли об ублюдке, едва не отправившим на тот свет девушку, внутри поднималась ярость. И лишь ощущение беспомощного, хрупкого тела, прижатого к его груди, удерживало от того, чтобы немедленно начать поиски. Сначала нужно убедиться, что с Элиссой и правда все хорошо, устроить ее в безопасном месте, потом уже предпринимать следующие шаги.

В академическом поселке уже царила суета. Поднятые по тревоге стражи шерстили территорию в поисках злоумышленника, у ворот поставили усиленный караул. Все же частичный прорыв магической защиты Академии – событие далеко не рядовое. Увидев по пути тройку стражей, с удивлением посмотревших на девушку на его руках, Лориан сухо распорядился:

– Двое – за мной! Один за целителем. Приведешь его немедленно в мои апартаменты в Академии.

Стражники без колебаний выполнили приказ. Все же есть свои преимущества в должности правой руки ректора! Можно избежать ненужных проволочек.

Лориан, больше не обращая внимания на сопровождение, направился в свои апартаменты. Конечно, он предпочитал дом в городе, но порой проводил ночи и здесь. А учитывая дополнительную защиту, которую установил в своих покоях, это, пожалуй, одно из самых безопасных мест в Академии. Если кто-то посторонний без ведома Лориана переступит порог апартаментов, сработает специальный артефакт. Его ожидает неприятный сюрприз в виде «темной сети». Не говоря уже о других ловушках, установленных в разных местах. Чтобы их отключить, злоумышленнику придется немало повозиться. Сам же Лориан может даже на расстоянии все это дезактивировать.

Приказав двум стражникам встать у двери апартаментов до его дальнейших распоряжений, Лориан внес свою драгоценную ношу внутрь и решил начать с ванной. Девушку следует хоть немного привести в порядок, избавить от неприятных последствий столкновения с демоном. Мелькнула мысль, что Элисса не пришла бы в восторг, узнав, что он занимался этим лично. Но доверить ее сейчас кому-то постороннему попросту не мог.

Лориан устроил девушку на бортике ванны. Освободил от одежды, пропитанной кровью, слизью и еще тьма знает чем. Подождав, пока наберется вода, устроил обнаженную Элиссу в ванной и начал осторожно обмывать. При этом старательно отводил глаза от кажущихся весьма соблазнительными некоторых участков тела. Его собственное помимо воли откликалось на это зрелище. Приходилось, чертыхаясь, одергивать себя. Для подобных мыслей точно не место и не время!

Наконец, процесс мытья был закончен, и Лориан вздохнул с облегчением. Завернув Элиссу в большое полотенце, отнес в спальню и уложил на кровать. Не успел устроить девушку под одеялом, как раздался стук в дверь.

– Ардар Тирмил, здесь целитель, за которым вы посылали! – послышался голос стража.

– Пусть входит! – выкрикнул Лориан, продолжая заниматься устройством девушки на постели.

Краем уха он услышал, как кто-то миновал гостиную. Бегло посмотрев в сторону двери, увидел на пороге Найджела Дарна. Целитель хотел было что-то спросить, но тут его взгляд упал на Элиссу, и дальнейшие объяснения не потребовались. Отстранив Лориана, Найджел занялся осмотром девушки. Чтобы не мешать, куратор отошел к окну, откуда напряженно наблюдал за происходящим.

Давно он уже так не волновался! Что если неправильно оценил ее состояние? Впервые после того, как предпочел темный источник светлому, подумал о том, уж не совершил ли ошибку.

– Как она? – спросил, когда целитель закончил с осмотром и его расфокусированный взгляд обрел четкость.

– Для начала скажите, что с ней произошло, – целитель пытливо посмотрел на Лориана.

– Нападение эннара. Надеюсь, не нужно объяснять, что это за тварь?

– Не нужно, – Найджел поморщился. – Что ж, в таком случае адептка легко отделалась. Могло быть значительно хуже.

– А именно? – нетерпеливо спросил Лориан.

– Магические каналы в разбалансированном состоянии после слишком большой нагрузки, но быстро приходят в норму. Нет того упадка сил, какой обычно бывает после столкновения с этим демоном даже у сильных магов.

– То есть в длительную спячку она не впадет?

– Не думаю, – откликнулся целитель задумчиво. – Да и в себя должна прийти довольно скоро. Сейчас все, что нужно адептке – спокойный сон.

– Что ж, с этим проблем не будет, – с облегчением выдохнул Лориан. – Благодарю вас, господин Дарн!

– Полагаю, ее следует перенести в лазарет, чтобы я смог присмотреть, – предложил Найджел, поднимаясь.

– В этом нет необходимости. Я сам за ней присмотрю, – отказался куратор.

Целитель посмотрел несколько удивленно, но возражать не осмелился. Лишь напоследок, уходя из спальни, окинул крайне задумчивым взглядом сначала его, потом лежащую на постели Элиссу. Лориан криво усмехнулся, поняв, о чем подумал Найджел. Но не плевать ли на это? Тем более что он собирается жениться на девушке, и тем заставит замолчать все злые языки. Взгляд Лориана смягчился при виде умиротворенного сейчас лица Элиссы. Он подошел к кровати и нежно провел по ее щеке, убирая прядь волос за ухо.

– Ничего больше не бойся, – прошептал, склоняясь над спящей. – Я сделаю все, чтобы защитить тебя.

Коснувшись на мгновение губами ее лба, выпрямился и отошел от кровати. Устроившись в кресле поудобнее, приготовился ждать пробуждения Элиссы. Не хотел, чтобы, проснувшись в одиночестве, она встревожилась и наделала глупостей. Он все ей объяснит, а потом отправится расследовать это темное дело.

Чем больше думал о произошедшем, тем сильнее одолевали мрачные мысли. В то, что демона призвала сама Элисса, Лориан не верил. Не стала бы она проделывать это там, где могли пострадать другие. Хотя… она ведь сама говорила, что осуществит привязку на себя. И момент был выбран удачно – когда никого из одногруппников не было рядом. А руны могла нанести и раньше, после чего оставалось только активировать их. Только вот если бы и решилась на вызов демона, то с чего вдруг выбрала эннара?

Нет, определенно, тут дело нечисто! Да и сам выбор существа заставляет задуматься. Если бы хотели убить, выбрали кого-то, кто действует быстрее. Не могли не знать, что в случае опасности куратор почувствует через артефакт связи и придет на помощь. Элисса не успела бы умереть. А вот впасть в спячку – запросто! Лишиться нескольких лет активной жизни, превратившись на это время в пустую оболочку. В этом случае Элиссе пришлось бы покинуть Академию и отправиться обратно к родственникам.

Так кому это нужно? А учитывая то, что осуществить призыв в доме могли лишь те, кого защита пропускала беспрепятственно – это сделал кто-то из своих. Даже не все стражи имели доступ в дома адептов. Им всякий раз давали временный допуск, когда кто-то заступал в караул. Постоянный имело только руководство Академии, начальник охраны и сами адепты, проживающие там.

Интересно, то, что именно сегодня Николас Мирдар взял выходной – всего лишь совпадение? Или он таким образом создал себе алиби? Впрочем, с тем же успехом так можно подумать и об адептах, которых именно сейчас не оказалось дома.

Голова шла кругом от самых различных предположений. И Лориан понимал, что без детального допроса всех причастных к делу не обойтись. А доверять расследование Николасу не собирался, пусть это и обязанность начальника охраны Академии. Слишком подозрительным выглядел его интерес к Элиссе. 

Раздавшийся стук прервал невеселые размышления и заставил подобраться. Напоследок бросив взгляд на девушку и убедившись, что она по-прежнему спит, Лориан прикрыл за собой дверь спальни и пошел открывать, готовясь к очередным сюрпризам этого безумного дня.

ГЛАВА 5

– Вижу, вас быстро отыскали! – сухо сказал Лориан, глядя на непривычно взволнованного начальника охраны Академии.

– Мне на артефакт пришел сигнал о том, что здесь что-то произошло, – пробормотал Николас. – Так что я сам поспешил вернуться. По дороге встретил стражников, посланных вами. Они рассказали о том, что случилось. Адептка Кармад здесь? – без всякого перехода спросил он.

– Странно, – издевательски протянул темный маг, – я полагал, что в первую очередь вас заинтересуют подробности дела и получение разрешения на обыск места происшествия.

При виде некоторого удивления на лице собеседника Лориан театрально вскинул брови.

– Так вы там даже не были? Сразу явились сюда?

Николас нахмурился и, с явным трудом взяв себя в руки, спросил:

– Я могу войти?

– Разумеется! – чуть насмешливо отозвался темный маг. – На ловца, как говорится, и зверь бежит.

Начальник охраны, уже вошедший и закрывший за собой дверь, замер и медленно развернулся.

– Вы что меня подозреваете? – обескуражено выдохнул.

– Я подозреваю всех, у кого был доступ в дом адептов, – спокойно проронил Лориан. – Но раз уж выпал шанс поговорить с вами первым, то не будем откладывать.

Лицо Николаса превратилось в мраморную маску, лишь сверкающие глаза выдавали бушующие внутри эмоции.

– Для начала все же ответьте на вопрос: адептка Кармад здесь? – холодно спросил он.

– Да. Она пока не пришла в сознание. Я разместил ее в спальне, – снизошел до ответа темный маг.

– С ней все в порядке? – Николас буквально впился в него взглядом.

– Вполне. Негативных последствий от столкновения с эннаром, к счастью, удалось избежать.

Воздушник облегченно выдохнул:

– Слава Созидательнице!

– Какая трогательная забота об адептке! – не преминул съязвить Лориан.

Поведение Николаса казалось ему все более неправдоподобным. Никогда прежде он так живо не принимал участие в чьей-то судьбе. Или прежние догадки верны, и Элиссу воздушник воспринимает как единственное, что осталось от бывшего сюзерена? Если так, то может, действительно начальник охраны ни при чем?

– Не объясните, с чего бы? – желая по его реакции удостовериться в своих подозрениях, спросил.

Лицо Николаса снова стало бесстрастным.

– Я занимался с этой девушкой дополнительно. Так что в некотором роде начал чувствовать ответственность за нее.

– Да ну?! – Лориан покачал головой, в этот раз не поверив ни на йоту. – Ладно, присаживайтесь и поговорим, – решил он слегка сбавить обороты, видя, что его реакция лишь провоцирует Николаса на оборонительную позицию.

Начальник охраны покосился на дверь спальни, явно желая спросить еще о чем-то, касающемся девушки, но сдержался и устроился в кресле. Лориан сел напротив и забарабанил пальцами по подлокотникам.

– Итак, для начала не поясните, где вы были? – произнес он.

– У меня был выходной, – сухо отозвался Николас. – Или это преступление?

– Нет. Но учитывая, как редко вы берете выходные, событие из ряда вон выходящее, – усмехнулся куратор.

Он даже удивился, заметив, как начальник охраны немного смутился.

– Неужели у нашего нелюдимого стража появилась возлюбленная? – округлил глаза Лориан.

Неприязненный взгляд Николаса лучше всего показал, куда он мысленно послал темного мага с его любопытством.

– Я спрашиваю не из праздности, – Лориан откинулся на спинку кресла и скрестил пальцы на груди, пристально рассматривая собеседника. – Должен понять, можно ли  доверить вам расследование этого дела или стоит выяснять все самому.

Воздушник стиснул зубы, но все же процедил:

– Я заказывал кое-что у мастера артефактов в городе. Мы обсуждали детали, и так увлеклись, что проговорили до самого вечера.

– Это я, разумеется, проверю. Так что хотел бы знать подробности. Что за мастер, и о каком заказе шла речь?

– Артефакт для лучшего управления воздушными потоками, – неохотно отозвался Николас.

– Насколько я знаю, они необходимы в первую очередь начинающим магам, – прищурился Лориан. – Вам-то он зачем?

– Это подарок, – буркнул начальник охраны.

– Для кого? Хотя, позвольте догадаюсь, только к одному человеку вы испытываете такую симпатию, чтобы дарить подарки, – он красноречиво покосился в сторону двери спальни. – Я прав?

– Что в этом предосудительного? – сухо проронил воздушник.

– Абсолютно ничего, – невинно заметил Лориан. – Зрелый опытный мужчина испытывает интерес к юной и привлекательной девушке. Вполне понятно и объяснимо.

Почему-то это предположение разозлило Николаса. Настолько, что он едва зубами не заскрежетал.

– Вы неверно трактовали мой интерес к адептке Кармад!

– Может, потому что ваша версия выглядит недостаточно убедительной? – парировал Лориан. – Что вам нужно от девочки?

– Ничего! – рявкнул воздушник, вскакивая на ноги. Лориан впервые видел его таким разъяренным. – А вот что нужно от нее вам – другой вопрос! Почему она сейчас не в лазарете под присмотром целителя, а в ваших покоях?! Да еще спит в вашей постели! Понятно, что вам нет никакого дела до мнения окружающих, но о ее репутации вы подумали?!

– Вот как раз вас это совершенно не касается, – начал закипать и темный маг. – Я ее куратор и должен заботиться о том, чтобы она была в безопасности. Вы же девочке никто! Так что позвольте мне самому думать в том числе и о ее репутации!

– Никто, говорите? – горько усмехнулся Николас. Весь как-то сгорбился, по лицу пробежала тень.

Лориан успел заметить промелькнувшую в глазах боль, прежде чем воздушник отвел взгляд.

– Может, расскажете все же правду? – уже мягче предложил. – Почему она вам так дорога?

Он старался не слишком выдавать своей заинтересованности, боясь спугнуть настрой Николаса. Сердце билось чуть сильнее от осознания того, что сейчас, наконец, выяснит, действительно ли Элисса – дочь принца Орелина. Но того, что скажет воздушник в следующую минуту, точно не ожидал:

– Элисса – моя дочь.

Николас расправил плечи и с вызовом взглянул на потерявшего дар речи Лориана.

– Думаю, теперь вы не будете говорить о том, что я не имею право печься о ее репутации.

Изумленный возглас со стороны спальни заставил их обоих вздрогнуть и обернуться. Поглощенные разговором, они даже не заметили, как там появилась дорогая им обоим девушка, нервно кутающаяся в покрывало. Глаза ее – потрясенные, расширенные – были устремлены на воздушника. Лориан даже почувствовал себя здесь лишним, но погасил порыв выйти и позволить им разобраться во всем самим. Элисса теперь неотъемлемая часть его жизни, и он намерен знать обо всем, что ее касается. Потому остался на месте, напряженно наблюдая за отцом и дочерью, каждый из которых явно не был готов к такому повороту.

***

Элисса Кармад

Очнувшись и услышав приглушенные голоса в соседней комнате, я некоторое время озиралась, пытаясь понять, где нахожусь и что вообще происходит. Последнее, что помнила – взорвавшийся на моих глазах демон, окативший меня ошметками собственной плоти.

Брр… Жуткое воспоминание. Из тех, что предпочла бы забыть и никогда не вспоминать!

Тут же подорвалась на месте. В голову пришла пугающая мысль. На меня ведь воздействовал эннар! А значит, кто его знает, сколько провела в беспамятстве. С того момента, как потеряла сознание, могли пройти месяцы, а то и годы!

Прислушалась к собственному самочувствию и поморщилась от тянущего саднящего ощущения внутри. Магические каналы все-таки пережили немалое испытание. Хотя то, что они еще болят, внушало надежду на то, что прошло не так много времени. И все же где я? На лазарет не похоже…

Отбросив одеяло, ощутила, как щеки заливает краска. На мне было лишь полотенце. Похоже, кто-то раздел и обтер от крови и грязи.

Потрогав волосы, почувствовала, что они еще влажные. Как ни странно, это приободрило. Похоже, я не потеряла ни дня из своей жизни. А это уже можно считать маленькой победой!

Вылезла из постели и тут же ухватилась за столбик кровати, переживая легкое головокружение. Впрочем, оно прошло через несколько секунд. Несмотря на некоторую слабость, чувствовала я себя вполне сносно.

Голоса за дверью интриговали все больше. Да и те, кто там находился, могли прояснить то, что сейчас интересовало. Так что колебалась я недолго. Не найдя платья, завернулась в покрывало и решительно двинулась к двери.

Увидев спорящих о чем-то на повышенных тонах куратора и Николаса, удивленно замерла. Расслышав же последнюю фразу, сказанную воздушником, ощутила, как пол начал уходить из-под ног. Удержалась лишь чудом, прислонившись к дверному косяку.

– Элисса – моя дочь!

Наверное, потрясение оказалось слишком велико, поскольку изумленный возглас вырвался из горла помимо воли.

Мужчины прекратили перепалку и уставились на меня. Я же, чувствуя, как ум за разум заходит от попыток разобраться в сумасшествии, происходящем вокруг, медленно добрела до дивана и рухнула на него, позабыв о неподобающем внешнем виде.

– Вот, значит, как? – только и смогла произнести, прерывая тягостное молчание. – Вы мой отец?

– Как ты себя чувствуешь? – с трудом выдавил Николас, явно не зная, как теперь себя со мной вести.

Лориан же даже не пытался вмешиваться, с бесстрастным видом наблюдая за разворачивающимся перед ним спектаклем. Мог бы и свалить из деликатности! – подумала неприязненно. Но чего еще ждать от бесчувственного чурбана? Не удивлюсь, если именно он и раздел меня, ничуть не заботясь о том, как потом на это отреагирую!

Хотя сейчас куда больше злости и раздражения вызывал не он. Эмоции настоящей Элиссы, так долго подавляемые, взметнулись из глубин души, соединяясь в причудливый коктейль. Обида, непонимание, горечь. Я воспринимала их как собственные. Все то время, пока робкая и тихая девочка проходила через самый настоящий ад, ожидая, что отец, как рыцарь на белом коне, приедет и заберет с собой, наказав обидчиков, он просто отсиживался в Академии. Жил своей жизнью, даже не вспоминая о дочери!

Ну еще бы, зачем взваливать на себя такую обузу?! И только теперь, когда дочь оказалась подающим надежды магом, да еще наездницей на драконе, решил напомнить о каких-то отцовских правах. Да и то выжидал несколько месяцев, опасаясь, что окажусь не столь уж хороша!

– Дочь, значит? – процедила, едва сдерживая клокочущую внутри злость. – Не слишком ли запоздали твои признания, папочка? – я даже не пыталась скрыть сарказма.

– Позволь хотя бы объяснить, – он устало вздохнул, с болью глядя на меня. Но я сейчас просто не могла проникнуться его болью, слишком душила собственная.

– Что ж, попытайся! – прошипела, судорожно комкая покрывало на груди.

– Если бы твоя мать не умерла, я бы женился на ней, признал тебя официально. Но так получилось, что…

– Не захотел взваливать на плечи обузу? – зло продолжила за него.

– Это не так! – выдохнул он. – Я просто подумал, что не смогу дать тебе того, чего ты достойна. Одинокий небогатый лирн, младший сын, не имеющий прав на наследство. Моя единственная надежда была – добиться положения благодаря собственным заслугам. Именно поэтому я поступил на службу к принцу Орелину и до последнего выполнял свой долг перед ним. То, что такая женщина, как твоя мать, обратила на меня внимание, я считал чудом. Она готова была отказаться от всего, лишь бы быть со мной. К сожалению, родные не разделяли ее желаний. Предвидя это, Габриэла рискнула даже пойти на авантюру. Решила, что если мы вступим в отношения до брака, родня будет вынуждена ответить положительно. Но нет! Когда я попросил руки Габриэллы, ардара Катрина ответила категорическим отказом и запретила нам видеться. Я надеялся, что во время войны смогу совершить такие подвиги, что мое положение упрочится. Габриэлла же сумела тайно передать мне письмо, в котором сообщила, что беременна и будет меня ждать. Что плевать ей на то, кто и что подумает, но она останется мне верна.

Я невольно взглянула на Лориана, отыскивая на его лице хоть какие-то эмоции. Ведь когда-то он любил женщину, о которой шла речь. Но куратор остался бесстрастен, словно его ничуть не заботило то, о чем говорит Николас. То ли хваленая выдержка помогала, то ли он и правда уже оставил давнюю любовь в прошлом. Почему-то хотелось верить во второе.

На Николаса же я продолжала смотреть с настороженностью и недоверием. Пока ничто в его рассказе не оправдывало того, что произошло дальше. Но я намерена все-таки выслушать, прежде чем навсегда вычеркнуть этого человека из жизни.

– Та битва, в которой погиб принц Орелин, стала крахом всех моих надежд. Я не только не сумел спасти сюзерена, но и потерял дракона, стал беспомощным калекой, – видно было, что эта часть повествования давалась Николасу особенно трудно. Он говорил глухо, глядя куда-то вдаль, словно заново переживал те события. – Я очень уважал принца Орелина, ценил его храбрость, но… Иногда он бывал слишком безрассуден. Не слушал опытных военачальников и действовал сгоряча. В тот день горные альвы применили коварный прием. Сделав вид, что потерпели поражение, начали отступать. Вид их панического бегства раззадорил Орелина, упоенного схваткой, и он принялся догонять отряд их предводителя. Началась неразбериха. Часть войска добивала оставшиеся очаги сопротивления, пока Орелин с самыми преданными людьми преследовал бегущих. В отряде его сопровождения был и я.

Помолчав несколько секунд, он заставил себя продолжить:

– Бой давался настолько легко, что даже дракона не пришлось задействовать. Далеко не сразу мы поняли, что нас заманивают в засаду. А когда поняли, было уже поздно. Мы оказались зажаты в тисках. Лучники и маги врага осыпали артефактными стрелами и плетениями. Остальное войско, отставшее от нас, катастрофически не успевало. Спасали лишь щиты, которые мы воздвигли над собой. Даже на какое-то время подумал о том, что наши успеют вовремя, и мы продержимся. Надежда исчезла в тот миг, когда над нами появились сразу три вражеских дракона. Противостоять им мог лишь я со своим Ветром, других наездников рядом не оказалось. Драконье пламя способно уничтожить защитные щиты куда эффективнее воздействия магов. И я понимал, что если драконов не задержать, нас попросту сожгут живьем. А еще понимал, что, скорее всего, тот бой станет для меня последним. И готов был умереть, спасая своего сюзерена, жалея лишь о том, что никогда не увижу Габриэллу и своего нерожденного ребенка.

При этих словах у меня невольно встал ком в горле. Видно было, что Николасу действительно больно.

– Мне трудно вспоминать тот ужас, что творился там. Скажу лишь, что мой Ветер совершил поистине подвиг, уничтожив двух драконов, а третьего ранив. Только ему это тоже далось нелегко. Я чувствовал, как силы оставляют его и как он до последнего пытается прикрывать меня своими щитами. Но чуда не произошло. В конце концов, мы с ним рухнули вниз и оказались под прицелом уцелевшего дракона и вражеских магов. Ветер оберегал меня до последнего. Сам израненный, обожженный, лишенный защиты, он прикрывал в первую очередь меня. Если бы не он, я был бы мертв уже давно. Когда же дракон испустил дух, познал в полной мере, что такое быть беззащитным под обстрелом магов и гореть заживо. А всего в нескольких шагах от меня умирал мой сюзерен и другие, кто защищал его до последнего. А я ничего… совершенно ничего не мог сделать. Изломанное, обожженное тело не слушалось. Единственный оставшийся глаз уже с трудом мог различать происходящее.

Рассказ Николаса задел за живое. Я будто сама погрузилась в атмосферу того ужаса, что ему пришлось пережить. Не могла подобрать подходящих слов, чтобы не сделать ему еще больнее морально. Молча ждала, что он скажет дальше, чувствуя, что ненависть и злость затихают, сменившись жалостью и состраданием. Этот человек пережил столько, сколько мне и не снилось!

– Я часто думал о том, что лучше бы умер тогда вместе с остальными, – Николас невесело покачал головой. – Но судьба распорядилась иначе. Подоспевшее войско все же заставило горных альвов отступить по-настоящему. Меня же отправили в лазарет. Первые недели, что провел там, едва помню. Какие-то обрывки. Боль, прекращающуюся на короткое время, а потом снова возобновляющуюся. Чьи-то обеспокоенные лица. Врезались в память слова одного из войсковых целителей. Он говорил кому-то, что ожоги от драконьего пламени лечатся гораздо труднее, а с учетом остальных повреждений он вряд ли сможет сделать много. И что, скорее всего, я останусь калекой. Может, только самый сильный целитель из ныне живущих что-то в состоянии сделать. Обещал написать ему об этом случае. Я же тогда только мысленно усмехнулся. Сильно сомневался, что кому-то есть дело до мелкого лирна без гроша за душой. Именно тогда я попросил сиделку написать от моего имени послание Габриэлле. В нем я освобождал ее от всех обязательств передо мной и просил жить дальше. Не отказываться, если кто-то пожелает сделать женой. Объяснял, что сам ничего не смогу ей дать, что теперь я урод и калека. И что если не желает пойти на это ради себя, то пусть подумает о нашем ребенке. Ей нужен тот, кто способен позаботиться о них обоих.

Осознав, что по моим щекам текут слезы, я нервно смахнула их. Уже жалела о том, что была так резка с Николасом, толком не узнав, что им двигало, когда он от меня отказался. Заставила снова погрузиться в ту боль, безнадежность. Даже Лориан в этот раз не смог остаться равнодушным и глухо проговорил:

– Она все равно решила тебя ждать.

– Знаю, – Николас слабо улыбнулся, обратив на него потемневшие от эмоций глаза. – Она была удивительной женщиной! Способной на настоящую верность и преданность.

– Что было дальше? – тихо спросила я, видя, что мысли о Габриэлле еще больше разбередили его душевные раны.

– Я оказался не прав. В мире существуют люди, способные на бескорыстную помощь. Далиан Говрейн, наш ректор, откликнулся на письмо того целителя и прибыл в самое ближайшее время. Когда мое состояние стабилизировалось, забрал меня в Академию и выхаживал уже здесь. Даже с его даром поставить меня на ноги оказалось нелегко. Понадобился почти год, прежде чем я оправился достаточно, чтобы показаться на людях. Хотя тогда шрамы еще были, а восстановленный глаз видел гораздо хуже здорового. Но лирн Говрейн говорил, что со временем следов почти не останется. Наверное, только тогда я ощутил, что в моей жизни еще не все потеряно. До того старался отгонять от себя мысли о Габриэлле. Считал, что она наверняка устроила свою судьбу и теперь замужем. Начал наводить справки.

Его лицо болезненно исказилось.

– Вот тогда и узнал, что она умерла при родах.

Он молчал несколько минут, пытаясь совладать с эмоциями и найти в себе силы продолжать. Никто из нас не мешал, глядя на этого побитого жизнью человека и ожидая окончания его исповеди.

– До меня дошли и слухи о том, что к ней сватался ардар Тирмил, – он бросил беглый взгляд на Лориана, – но что она ему отказала. Мы с ним и раньше пересекались в Академии, но я не знал о его чувствах к Габриэлле. Она всегда говорила о нем лишь как о друге детства.

– Будем считать, что так и было, – негромко произнес куратор.

Николас кивнул и продолжил:

– Я узнал о том, что Габриэлла родила девочку. Тогда решился поехать к Кармадам и забрать ее. Хотел признать официально, как свою дочь. Заботиться о единственной частичке, оставшейся от Габриэллы.

А вот это стало для меня новостью! Элиссе никто ни слова не говорил об этом. Бабушка не только прекрасно знала о том, кто был отцом внучки, но и умолчала о том, что он хотел ее признать. Предпочла держать в тайне. Неприязнь к ардаре Катрине захлестнула с новой силой.

– В этот раз меня приняли более благосклонно, – произнес Николас. – Даже позволили увидеть дочь. – Его лицо смягчилось, и он посмотрел на меня с такой теплотой, что в горле образовался ком. Наверное, только сейчас я и правда начала воспринимать его как отца. – Ты была совсем еще крохой. Смотрела своими огромными синими глазищами, такими же, как у матери, и размахивала какой-то погремушкой. В тот миг, когда взял тебя на руки, осознал, что в этом мире и правда есть то, ради чего стоит жить! Мне разрешили побыть с тобой всего несколько минут. А потом состоялся непростой разговор с ардарой Катриной. Наверное, если бы она действовала прежними методами, я бы забрал тебя, несмотря ни на что. Если бы понадобилось, добился магической экспертизы, чтобы доказать, что имею на это право. Но ардара Катрина пошла другим путем. Убедила, что позаботится о тебе лучше, чем я. Даст то, чего никогда не сможет одинокий мужчина. Да еще и на свое положение упирала. Мол, клан Кармадов – один из самых могущественных. И под его защитой ты можешь рассчитывать на многое.

– И ты согласился? – сдавленно спросила я, в этот миг по-настоящему ненавидя бабушку.

Проклятая стерва! Ведь с самого начала намерена была лишь использовать Элиссу. А заодно и отомстить Николасу, считая его главным виновником смерти дочери и ее позора. Может, потому и ломала девочку с самого детства, испытывая от этого какое-то садисткое удовлетворение!

– Я и правда считал, что тебе будет лучше с бабушкой и другими родственниками, – тихо проговорил Николас. – Что они о тебе хорошо позаботятся. Мне же следует отойти в сторону и не доставлять лишних проблем своим присутствием в твоей жизни.

Криво усмехнувшись, я рванула покрывало с плеч и развернулась к нему так, чтобы стало видно исполосованную шрамами спину.

– Как видишь, обо мне очень хорошо заботились!

Услышала сдавленный возглас воздушного мага. А когда развернулась, невольно стало не по себе от выражения его лица. Казалось, попадись ему сейчас на глаза бабушка, он бы растерзал ее голыми руками! Потом Николас вдруг резко сник и обхватил голову руками.

– Прости… – глухо выдохнул. – Если бы я знал, то…

– Верю, – устало воскликнула, опять заворачиваясь в покрывало. – Но надеюсь, ты не будешь требовать от меня слишком многого. Сразу проникнуться к тебе дочерними чувствами я вряд ли смогу. Хотя и неприязни не испытываю. Обиды тоже больше нет.

Николас снова посмотрел на меня и кивнул.

– Я все понимаю. Но ты должна знать, что всегда можешь на меня рассчитывать! Если что-то понадобится…

– Спасибо… – поколебавшись, все же добавила: – отец.

В глазах его вспыхнула благодарность. Николас поднялся и обратился теперь уже к Лориану:

– Так я могу теперь лично заняться расследованием?

– Можете. Мы вместе пойдем и все осмотрим. Допрос адептов и караульных стражей проведем уже завтра, на свежую голову.

– Хорошо. Тогда жду вас за дверью.

Когда он вышел, в гостиной некоторое время царило молчание. Потом Лориан тихо произнес:

– Господин Дарн сказал, что тебе сейчас необходим покой. Лучше, если вернешься в кровать и попробуешь уснуть. Хотя понимаю, что сделать это после всего произошедшего будет непросто.

– Где я вообще нахожусь? – осмелилась спросить.

– В моих апартаментах в Академии. Я посчитал, что это сейчас самое безопасное для тебя место.

Не скажу, что новость меня обрадовала. Я нахмурилась и хотела возразить, что мне и в лазарете будет неплохо, но Лориан предотвратил мои попытки:

– Давай поговорим обо всем, что ты хочешь сказать, позже. А пока мне нужно заняться расследованием.

– Так ведь я вам мешать не собираюсь, – буркнула я. – Просто уйду отсюда и все. И, кстати, где моя одежда?

– Она в плачевном состоянии, и ты вряд ли захочешь ее надеть, – спокойно отозвался Лориан. – Обещаю, что захвачу для тебя из дома другое. Так что тебе в любом случае придется подождать моего возвращения. Если, конечно, не захочешь разгуливать по Академии в покрывале.

Вот же гад! Еще и насмехается!

– Но и в вашей постели я спать не намерена! – процедила, разозлившись.

– Ты уже в ней спала, – резонно заметил Лориан. – Но дело твое. Если тебе удобнее на диване, он в твоем распоряжении. И кстати, стражников на входе я предупрежу, чтобы не выпускали без моего разрешения. Так что не вздумай делать глупости.

– Да по какому праву вы мной распоряжаетесь?! – взорвалась я.

– Об этом мы тоже поговорим позже, – ничуть не смутился он и поднялся.

Сволочь! – только и смогла, что мысленно выругаться вслед этому самоуверенному типу. Он же скрылся за дверью, оставив меня в гордом одиночестве.

Из чувства противоречия возвращаться в кровать я не стала, пусть там было и удобнее. Принесла подушку, завернулась в покрывало и устроилась на диване. Хотя о сне и речи быть не могло после всего, что видела и слышала в последние часы. И даже столкновение с демоном отошло на задний план после шокирующего открытия.

В этом мире у меня появился отец, которому я небезразлична. И пусть пока между нами все непросто, уже сейчас понимала, что отказаться от него не смогу. Возможно, время сгладит все шероховатости, и однажды я смогу по-настоящему доверять этому человеку.

ГЛАВА 6

 Лориан явился часа через два, но разумеется, все это время я и не думала засыпать. Ждала обещанных объяснений. Да и интересно было услышать первые результаты расследования. Так что едва открылась входная дверь, села на диване и уставилась на вошедшего мужчину.

Лориан окинул меня цепким взглядом и усмехнулся.

– Вот упрямая! Я думал, ты уже десятые сны видишь. И неужели на кровати не было бы удобнее?

– Уже говорила: это ваша кровать! – процедила. – Судя по всему, одежду для меня вы принесли, – кивнула на мою собственную дорожную сумку в его руке.

– Как видишь, свои обещания я выполняю, – спокойно откликнулся Лориан, подходя к дивану и ставя сумку рядом.

Потом бесцеремонно сел рядом со мной, заставив отодвинуться и поджать ноги под себя.

– Отлично, – хмуро бросила, нагнувшись к сумке и начиная изучать ее содержимое.

Там находились две смены одежды, спортивная форма, предметы личной гигиены и нижнее белье. При виде последнего я едва не задохнулась от возмущения. Какой все же бестактный человек! А еще я совершенно четко осознала, что он не брал бы столько вещей, если бы намеревался выпустить из своих покоев.

– Я все же предпочла бы переночевать в лазарете, – сухо сказала, выпрямляясь.

– Это не обсуждается, – совершенно бесстрастно заявил он. – Если ты не спала ради того, чтобы поговорить об этом, сожалею. Пока здесь ты в наибольшей безопасности.

– И сколько же продлится это «пока»? – осведомилась, едва не закипая от возмущения.

– Все будет зависеть от того, как скоро разберемся в этом темном деле.

Понимая, что нахрапом переубедить твердолобого куратора не удастся, я угрюмо спросила:

– О том, что вы узнали уже сейчас, хотя бы скажете?

– Да, – он устроился на диване поудобнее, задумчиво уставившись вдаль. – Хотя особенно рассказывать нечего. Преступник весьма тщательно замел следы. Обычно при применении магии в первое время остается энергетический след. Но тут применили специальный порошок, нейтрализующий отпечатки.

– Разве такое существует? – поразилась я.

– Адептам подобного не рассказывают. Это из разряда запрещенных знаний. Но дознаватели в своей работе сталкиваются. При добавлении в ритуальную краску порошка из цветков фирлии магический фон словно с ума сходит.

Надо же, на что способен этот цветочек! Арлия про такое не рассказывала. Хотя и понятно, почему. Не стоит смущать неокрепшие умы. Мало ли, как захотели бы распорядиться этим знанием.

Тут же вспомнилось, как мы всем составом ходили по лесу в поисках фирлий. И хоть тогда никто, кроме нас с Виатором, вроде бы результатов не достиг, но точной уверенности в этом нет. Кому-то из адептов ничего не стоило просто скрыть подобное от остальных.

Черт! Неужели и правда кто-то из одногруппников возжелал моей смерти?! Кто-то, весьма сведущий в тайных свойствах растений! Есть о чем задуматься.

– Разумеется, я велел стражникам обыскать дом в поисках улик. Но наш злоумышленник не настолько глуп, чтобы сохранить нечто компроментирующее в своих вещах. Когда вернутся твои одногруппники, расспросим, не отлучался ли кто-то накануне инцидента.

– Можно, я тоже послушаю, что они скажут? – попросила, уже готовая услышать категорический отказ.

– Почему бы и нет? – удивил меня Лориан. – Твое присутствие может даже повлиять в нужную сторону, выведя преступника из колеи. Он ведь ожидает хоть каких-то негативных последствий после воздействия эннара. А тут все его планы пошли прахом!

– Кто настолько меня ненавидит, чтобы желать такого? – я поежилась.

Да, не скажу, что со всеми одногруппниками у меня сложились дружеские отношения. Но до откровенной вражды вроде не доходило! Впрочем, если учесть, что смерть произошла бы при самом худшем раскладе, кто-то просто сильно желал удалить из Академии. И вот понять бы, кому это нужно!

Почему-то снова первым делом подумала об Айдаре. Стоит мне оказаться за пределами защищенных стен, как за мою жизнь нельзя будет дать и ломаного гроша. Что если Айдар нашел способ договориться с кем-то из моего окружения?

Я содрогнулась, понимая, что теперь буду коситься с подозрением абсолютно на всех! Кроме, пожалуй, куратора и Николаса. Им я в этом плане доверяла. Хотя, может, и зря… Даже Виатор под подозрением. Он ведь благодаря своему дару мог интуитивно узнать о свойствах фирлий. Только зачем ему вводить меня в такое состояние? М-да, голова идет кругом от всех этих мыслей!

– Не переживай, разберемся, – услышала уверенный голос.

Как ни странно, стало чуть легче. Даже захотелось прижаться к сидящему рядом мужчине и спрятаться в его объятиях от всего плохого. Но я усилием воли подавила этот порыв.

Так, что-то я расклеилась… А ведь есть еще одна тема, которую хотелось бы обсудить!

– Почему вы принимаете такое участие в моей судьбе? И не говорите о том, что поступаете так из чувства кураторского долга! Теперь, когда знаете, что у меня есть отец, вполне могли передать на его попечение. Но предпочитаете держать при себе. Зачем вам лишние хлопоты? – я внимательно наблюдала за его реакцией, сама не зная, что желаю услышать. Но сердце непроизвольно замирало.

– Я думал поговорить об этом в более удобное время, – вздохнул он. – Сейчас момент точно неподходящий.

– И все же я хотела бы услышать именно сейчас! – настаивала я.

Лориан, наконец, посмотрел на меня в упор. Видно было, что ему нелегко дается этот разговор.

– Знаешь, нечасто в своей жизни мне приходилось делать подобные признания. Точнее, до этого момента лишь один раз. Да и тогда все закончилось для меня не лучшим образом. Так что не особенно умею это делать, – он криво усмехнулся, а я ощутила, что не могу даже дышать нормально. – Проклятье! – выругался куратор. – Не думал, что это будет так тяжело.

Его поведение все больше изумляло. А ведь он волнуется! Пусть по сдержанному лицу это мало заметно, но глаза выдавали с головой.

– И все же? – только и смогла выдавить из себя.

– В общем, если ты думала, что я каждую адептку тащу в свою спальню и набрасываюсь с поцелуями, то заблуждаешься, – попытался он пошутить.

– Если вспомнить Саури Тар, то с вашим утверждением можно поспорить, – едко заметила.

– Ну, справедливости ради стоит уточнить, что наши с Саури отношения начались уже, когда она закончила Академию и перестала быть адепткой. Да и продлились недолго, – поспешил добавить он, видя, что я нахмурилась. Сама мысль о том, что у них когда-то были отношения, вызывала болезненное чувство ревности. – И могу тебе поклясться, что с тех пор у нас ничего не было. Демоны! – выругался он. – Я же говорил, что не умею делать подобные признания.

Я молчала. Просто не могла сейчас ничего сказать – горло перехватило от подступивших эмоций.

– Ты мне небезразлична, – наконец, выдавил Лориан.

– Очень романтичное признание! – не удержалась я, испытывая некоторое разочарование от такой обтекаемой формулировки

– Романтичность никогда не была моей сильной стороной, – вздохнул он. – Ладно, забудь. Мы оба устали. Лучше поговорим в другой раз, когда будем в более адекватном состоянии.

Не знаю, что на меня нашло в ту минуту, но я вдруг поняла, что не желаю ждать. Снова терзаться в неведении и сомнениях. Придвинулась к нему и положила ладонь на его руку.

– Хочу услышать именно сейчас все, что ты хотел бы мне сказать.

Поняв, что непроизвольно перешла на «ты», сама поразилась. Но это получилось как-то само собой и казалось вполне естественным.

– Знаешь, из меня получится не лучший муж, – криво улыбнулся Лориан, накрывая мою руку свободной ладонью. – Достаточно жесткий. С ужасным характером и привычкой все контролировать. Не умеющий говорить комплименты и показывать чувства. Но в одном женщина, которая станет моей женой, может быть уверена. Она будет для меня единственной. И я сделаю все, чтобы со мной она чувствовала себя защищенной и ни в чем не нуждалась.

– Была как за каменной стеной? – тихо произнесла я, вспоминая выражение из своего прежнего мира.

– Можно и так сказать, – он чуть сжал мою руку.

– Это предложение? – глухо спросила, избегая смотреть на него и боясь, что пойдет на попятный.

– Да, – прозвучало четко и уверенно. А мое сердце взметнулось прямо к горлу, а потом ухнуло куда-то вниз, чтобы забиться в безумной пляске. – Понимаю, что наследник лесных альвов в качестве мужа выглядит куда соблазнительнее, – он нахмурился. – Так что решать тебе.

Он, наверное, не ожидал такого бурного проявления чувств. Того, что, рыдая взахлеб от переполняющих эмоций, брошусь ему на шею и стану покрывать поцелуями обычно бесстрастное лицо. Такое любимое, такое родное, безумно дорогое!

– Это можно считать положительным ответом? – несколько обескуражено проговорил он, когда я в итоге просто уткнулась ему в шею и продолжила рыдать.

Смогла лишь кивнуть и еще сильнее вцепилась в него.

Мелькнула вдруг мысль о Виаторе. О том, как он воспримет мой поступок, и как будет стыдно смотреть ему в глаза. Но я отчетливо поняла, что не готова жертвовать собственным счастьем лишь ради того, чтобы не обидеть альва! И если он и правда желает мне добра, то должен понять. Если же нет, нам вряд ли по пути, пусть это и больно осознавать. Да и сомневаюсь, что у нас что-то получичилось бы при любом раскладе. Он всегда будет знать, что я его не люблю, что несчастна с ним. Какую семью можно построить при таких отношениях?!

– На зимних каникулах я намерен посетить твоих родственников, – услышала обретший уверенность и твердость голос Лориана. – Они официально твои опекуны, так что придется соблюсти формальности. Не думаю, что с их стороны будут возражения, но лучше в этом убедиться. Буду официально просить твоей руки.

Я порывисто кивнула, чувствуя, как отступают все проблемы: те, что пережила сегодня и те, что еще предстоят. Так, словно опора и поддержка этого мужчины сделала их не такими сложными и обязательно преодолимыми. Мне даже нравилась некоторая жесткость и властность Лориана, его желание самому решать, что делать. Рядом с ним приятно было чувствовать себя слабой женщиной. Ведь я точно знала, что он меня защитит. Пусть и полностью перекладывать все на его плечи не собиралась, но осознание, что у меня есть надежный тыл, придавало куда больше уверенности.

Ощутила, как Лориан приподнимает мой подбородок и вытирает слезы. А от выражения нежности – такой непривычной, и потому особенно драгоценной в обычно холодных глазах – мне всю душу выворачивало.

– Говорил же: лучше было поговорить об этом в другое время. Ты сейчас и так вся на нервах.

– Нет, ты точно ничего не смыслишь в том, что касается чувств! – только и смогла выдохнуть.

Он виновато пожал плечами.

– Ты меня даже не поцелуешь? – улыбнулась, показывая, что нисколько не сержусь.

– Уверена? В прошлый раз тебя это напугало, – в сомнении протянул куратор.

Пришлось самой потянуться к нему, чтобы, наконец, заткнулся и перестал портить такой чудесный момент.

Впрочем, колебания Лориана продлились буквально мгновение, после чего он перехватил инициативу. А я плавилась в его руках, чувствуя, как обжигает этот долгий, чувственный, страстный поцелуй, пробуждая самые непристойные желания. Захоти он сейчас большего, я бы вряд ли воспротивилась – настолько уверена была, что не совершу при этом ошибку! Но Лориан сам оторвался от меня и осторожно отстранился. Глядя в мои замутненные страстью глаза, хрипловато сказал:

– На этом мы, пожалуй, остановимся. А то я окончательно погублю твою репутацию.

– Как будто она тебя сильно заботит! – фыркнула, слегка приходя в себя.

– Вообще-то заботит, – возразил он серьезно. – Так что намерен сделать все по правилам, как и подобает. Официальное предложение, свадьба и прочее.

– Хочешь реабилитироваться за не слишком удачное начало наших отношений? – лукаво спросила.

– Можно и так сказать, – усмехнулся он. – Так что, извини, моя будущая супруга, спать мы пока будем в отдельных постелях.

– Как скажешь, будущий супруг! – весело сказала, грациозным движением соскальзывая с его колен.

Сладко потянулась, отчего покрывало соскользнуло с тела – причем не скажу, что не сделала этого специально. Никакого стеснения не было и в помине, учитывая то, что Лориан и так уже видел меня обнаженной. Даже наоборот, возникало какое-то волнующее, будоражащее чувство от ощущения его горящего взгляда на моем теле. Услышала, как Лориан издал какой-то свистящий вздох. Усмехнувшись, двинулась к спальне, покачивая бедрами. Напоследок небрежно бросила:

– Надеюсь, на диване спать будешь ты?

Лориан пробормотал нечто неразборчивое, что я трактовала как согласие.

В этот раз устраивалась я на большой кровати куратора с совершенно другими чувствами. Счастливо улыбалась, прижимая к себе подушку, и поражалась тому, что день, который считала одним из самых неудачных в своей жизни, так замечательно закончился!

Уже засыпая, слышала, как в спальню заходил Лориан. Ощутила, как его пальцы нежно погладили мои спутавшиеся волосы. Стало так приятно и тепло, что едва не замурлыкала. Все-таки зря считала его чурбаном бесчувственным! Надеюсь только, что когда проснусь, все это не окажется лишь сном…

ГЛАВА 7

   – Вставай, соня, у нас сегодня куча дел! – услышала сквозь сон и даже не сразу поняла, почему голос, от которого привыкла получать лишь строгие приказы и распоряжения, звучит так ласково и по-домашнему.

Но однозначно, это было приятно. Я потянулась на постели, открывая глаза и встречаясь взглядом с уже полностью одетым Лорианом. Тут же в голове пронеслись все события вчерашнего дня, и на лицо сама собой наползла счастливая улыбка. Значит, не сон!

Почти сразу пришло осознание, как, должно быть, сейчас выгляжу – растрепанная, неумытая, с опухшим после вчерашних рыданий носом. Взвизгнув, накрылась одеялом с головой, откуда буркнула:

– Не смотри на меня!

Услышала тихое хмыканье.

– В общем, на все про все у тебя десять минут. Завтрак в гостиной. Или можешь остаться, а я сам расспрошу твоих одногруппников о вчерашнем.

Это подействовало отрезвляюще, и я, уже не обращая внимания на то, что куратор все еще торчит в спальне, понеслась в ванную. Одеяло, правда, так и не сбросила – и плевать, что вчера он уже все видел! Да и не в первый раз, положа руку на сердце. Почему-то при наших встречах наедине это непременное условие. То в мире голодных духов в купальнике дефилирую. То в ванной подскальзываюсь в неглиже, из-за чего ему приходится туда вламываться. То Лориану приходится меня отмывать от кровавых ошметков лопнувшего от переедания демона.

Наскоро приведя себя в порядок, с некоторым опасением взглянула в зеркало, висящее над умывальником. С облегчением перевела дух. Следов вчерашних переживаний не было. Даже наоборот, лицо, а особенно глаза, словно светились изнутри. Задумчиво пожевала нижнюю губу и сделала вывод: вот что взаимная любовь делает! Прямо-таки чудеса! И что особенно радовало – Лориан с утра и не подумал надевать привычную маску строгого наставника, а был таким милым… таким…

Мечтательно вздохнула и, бросив на свое отражение довольный взгляд, выскочила из ванной. Переоделась в принесенную куратором смену одежды, собрала волосы в пучок и вышла в гостиную.

– А хорошо быть заместителем ректора! Тебе еду приносят прямо в покои! Необязательно в столовую тащиться или лично готовить, – резюмировала при виде Лориана, поглощающего аппетитный завтрак: воздушный омлет с овощами, свежеиспеченные булочки и ароматный кофе.

Куратор улыбнулся и махнул рукой, приглашая меня присоединиться.

– Должны же быть и приятные мелочи, а не только череда обязанностей, – поддержал он мой шутливый настрой.

Прежде чем сесть напротив Лориана, я не удержалась от того, чтобы подойти к нему, обвить его шею руками и чмокнуть в щеку. Он несколько опешил, но тут же ухватил за талию и усадил к себе на колени.

– А это было за что? – поинтересовался, поглаживая мою спину и смотря в глаза.

– Не знаю. Просто захотелось, – тихонько вздохнула и положила голову ему на плечо. – А ты не жалеешь о том, что предложил мне вчера?

– Теперь точно нет, – откликнулся Лориан и прильнул к моим губам. Впрочем, не успела я увлечься этим приятным занятием, как он его прервал и, усмехаясь, произнес: – Я бы с удовольствием продолжил, но у нас и правда много дел. Так что давай завтракать, и вперед! Конечно, если не хочешь, чтобы твои приятели просидели под домашним арестом весь день.

Я несколько помрачнела, и благостное настроение начало улетучиваться. Не рано ли расслабилась? Еще ведь ничего не кончено! Нужно разобраться, кто едва не превратил меня в овощ, и не по указке ли Айдара действовал. Уже хорошо, что Лориан разрешил участвовать в расследовании, а не сидеть в четырех стенах и мучиться неизвестностью. Так что послушно слезла с его коленей и приступила к завтраку.

Аппетита не было совершенно, и я едва запихнула в себя небольшую порцию омлета и кофе. Потом откинулась на спинку кресла и посмотрела на Лориана, уже покончившего с завтраком.

– Готова? – он вопросительно взглянул на меня.

– Ага, – не успела это сказать, как глаза самым натуральным образом полезли на лоб.

Куратор активировал до того невидимые на столе руны – и все, что находилось на нем, самым натуральным образом исчезло.

– Эт-то что? – потрясенно выдохнула.

Лориан ухмыльнулся:

– Наши академические ученые маги – изрядные выдумщики. Их новая разработка. Между этим столом и кухней Академии проложены взаимосвязанные плетения. При активации происходит перенос из одной точки в другую. Причем для этого необязательно быть магом. Главное, вовремя подзаряжать плетения.

– Телепорт? – поразилась я.

– Именно. Давняя мечта магов – уметь переноситься в пространстве так же, как драконы. К сожалению, пока то, что ты видишь – предел, и действует лишь на неживую материю. Да и то в ограниченном пространстве. Но наши ученые не сдаются и не оставляют попыток усовершенствовать эти плетения. Пока же такие телепорты действуют в пределах Академии и являются экспериментальными. Кухонные работники по запросу переносят заказы с помощью них напрямую в помещения, оборудованные таким же устройством.

– Здорово! – только и смогла вымолвить, пораженная до глубины души. Нет, магия все-таки – великая вещь!

– Пойдем? – спросил поднявшийся на ноги Лориан.

Я кивнула, продолжая оглядывать совершенно пустой стол с видом ребенка, узревшего настоящее чудо.

Вскоре, однако, мысли переключились на другое. А именно: на то, что стоит нам покинуть апартаменты, как куратор снова превратился в холодного и сдержанного наставника. Хоть и понимала, что это маска не для меня, а для других, стало немного неуютно.

Следуя рядом, украдкой смотрела на чеканный профиль мужчины и пыталась понять, о чем он думает. Будто уловив мою неуверенность, Лориан повернул голову и улыбнулся так же тепло, как за завтраком, и все сомнения улетучились. Он не собирается делать вид, что между нами ничего нет, даже в присутствии посторонних. Но и разыгрывать пылкого влюбленного не станет. Лориан такой, как есть, сдержанный и рассудительный, не любящий выставлять чувства напоказ. И я должна принимать его именно таким. Да и он прав: та близость, что между нами возникла – только для двоих, сокровенное и настоящее. Потому и особенно ценное.

Как оказалось, моих одногруппников разместили в одном из пустующих домов академического поселка. Приставили отряд стражей, не выпускающих оттуда никого без разрешения начальства.

Заметив беседующего с охраной Николаса, ощутила, как дрогнуло сердце. Смотрела на этого человека теперь по-другому. Нет, он и раньше был мне симпатичен, общаться с ним нравилось. Но сейчас появилось и нечто новое. Близкое, родное. Пусть отцом он был Элиссе, а не мне настоящей, но видимо, личности наши и правда настолько сплелись, что разница казалась несущественной.

Стражники умолкли, заметив наше приближение. Мужчины обменялись короткими приветствиями с Лорианом, меня же одарили кивками. Я заметила, как Николас пытливо смотрит то на меня, то на куратора, и все больше хмурится. Интересно, о чем он подумал? Щеки невольно вспыхнули.

– Выделите одну из комнат в доме. Там и проведем допросы, – попросил Лориан. – И приводите туда адептов поочередно.

Николас кивнул и вместе со стражами скрылся в доме. Куратор задумчиво посмотрел ему вслед и шепнул:

– Чувствую, мне не избежать долгого и откровенного разговора с твоим отцом.

– Думаешь? – удивилась я.

– Уверен, – усмехнулся Лориан. – Но я постараюсь убедить его, что на твой счет у меня самые серьезные намерения.

То, что он считает нужным перед кем-то отчитываться, поразило. Обычно Лориана Тирмила мало заботило впечатление, какое производил на окружающих. А потом вдруг осознала – он делает это ради меня. Проявляет уважение к моему отцу, а значит, и ко мне. И пусть официально никто Николаса таковым не считал, сути это не меняло.

Возникло теплое чувство внутри, и я с трудом подавила желание взять стоящего рядом мужчину за руку. Остановило лишь то, что вокруг куча стражей, а я не желала, чтобы наши с Лорианом отношения опошлили грязными сплетнями. Вот когда он официально попросит моей руки у родни, тогда объявим помолвку и смогу на законном основании уделять ему знаки внимания и на людях.

Сейчас же прекрасно осознавала, как это может выглядеть со стороны. Куратор, злоупотребивший своим положением, чтобы соблазнить адептку. Девица из благородной семьи, потерявшая всякие представления о чести и вешающаяся на виду у всех на шею мужчине. Не то чтобы слухи и сплетни имели для меня сильное значение. Но и марать ими то светлое и прекрасное, что возникло между нами с Лорианом, не хотелось.

Появившийся на пороге Николас махнул рукой, приглашая нас войти в дом. Мы немедленно двинулись туда. Расположились в помещении для занятий.

Вообще планировка в доме мало чем отличалась от той, что была в нашем. Так что чувствовала я себя привычно. Адептов, как сказал Николас, разместили в комнатах на втором этаже, у которых тоже караулила охрана.

Заметив, что начальник охраны тоже расположился в импровизированной допросной, поняла, что он решил участвовать в расследовании. И Лориан не сказал ему ни слова.

– Что адептам сообщили о случившемся? Надеюсь, мои указания на этот счет были выполнены? – осведомился куратор, устраиваясь на выбранном им месте.

Вообще в помещении произвели небольшую перестановку, сделав его и правда похожим на допросную. Мешающую мебель отодвинули к стенам, оставив в центре лишь один стол, за которым расположился Лориан, и поставив напротив стул для допрашиваемого. Мы с Николасом разместились на свободных стульях справа от куратора. Насколько поняла, допрос будет проводить Лориан, а не глава охраны, что несколько удивило. Но начальству виднее, как поступать.

– Как вы и распорядились, адептам сообщили, что в их доме был проведен несанкционированный обряд вызова демона, в результате чего пострадала адептка Кармад. О ее самочувствии сказали лишь, что сейчас она под наблюдением целителя. Подробностей они не знают.

– Отлично! – на лице Лориана появилась хищная улыбка, он даже руки потер. – Теперь поиграем!

Николас не стал никак это комментировать, но его взгляд, устремленный на куратора, по-прежнему выражал едва скрываемое недовольство. Причем, сомневаюсь, что причиной были планы куратора относительно расследования. И в этом я убедилась, когда воздушный маг сухо сказал:

– Как долго адептка Кармад будет проживать в ваших апартаментах?

Лориан с укоризной взглянул на него:

– Может, поговорим после проведения допросов?

– Хорошо, я подожду, – не слишком охотно согласился Николас.

Понимая, что именно беспокоит воздушного мага, я тихонько сказала:

– Между нами ничего не было. Спали в отдельных комнатах, если именно это тебя волнует, отец, – последнее слово сорвалось с языка так естественно, что я сама поразилась. Но наградой мне послужили вспыхнувшие искорки в глазах Николаса – ему явно было приятно. Да и мои слова его успокоили, и он перестал смотреть на Лориана волком.

Послышался деликатный стук в дверь. В ответ на разрешение куратора она открылась, являя взору одного из стражей в сопровождении Антхеи. Не успела водная альвийка войти, как на ее лице отразились радость и облегчение. Не обращая внимания на находящихся здесь мужчин, подруга кинулась ко мне. Я едва успела подняться, как тут же оказалась в ее объятиях.

– Элисса, слава Созидательнице, с тобой все в порядке! Нам сказали, что ты… – и она разрыдалась на моем плече, чем вызвала немалые угрызения совести.

Пока я радовалась обретенному личному счастью, те, кому я небезразлична, мучились неизвестностью, переживали. Из-за плеча подруги посмотрела на Лориана с некоторой укоризной, но он остался невозмутим. Ни капли раскаяния на лице не наблюдалось.

– Адептка Лараль, сядьте на место, – привычным холодным тоном обратился он к Антхее.

Ну вот зачем быть такой бесчувственной сволочью?! Ведь он же на самом деле не такой!

Тихонько вздохнула и выпустила из объятий вздрогнувшую от его окрика девушку. Водная альвийка смущенно обвела взглядом мужчин и, скомкано извинившись, села на указанное место напротив Лориана.

Я опустилась на сиденье и глазами постаралась выразить просьбу не слишком мучить Антхею. Куратор проигнорировал мой взгляд и начал сухо и деловито расспрашивать девушку обо всем, что касалось расследования. Заставил подробно описать то, как она провела вчерашний день, в том числе и в городе. Особенно уделил внимание тому, не отлучался ли куда-то кто-то из их компании.

Чем больше он задавал вопросов, тем в большей растерянности находилась Антхея. В конце концом, бедняжка не выдержала и воскликнула:

– Вы считаете, что такое мог сотворить кто-то из нас?!

– Такой вариант не исключен, – снизошел до ответа Лориан. – Войти в дом без разрешения имеющих туда доступ невозможно. Сработала бы защита. Стражников, находившихся в карауле, уже допросили. Они постоянно находились на виду друг у друга. Лирн Мирдар, тоже имеющий доступ, с полудня находился за пределами Академии. Да и у меня нет причин подозревать его в таком деле. Помимо живущих там адептов и начальника охраны, доступ в ваш дом имею еще я. Но в моей непричастности, надеюсь, ни у кого сомнений нет. Так что остаетесь вы. Адепты этой группы.

Некоторое время Антхея переваривала услышанное, глядя на куратора расширенными от потрясения глазами. С ее щек вся кровь отхлынула.

– Но ведь тот обряд… – неуверенно сказала, похоже, приняв тот факт, что кто-то из наших готовил мне такую страшную участь. – Его ведь мог провести только темный маг. А среди нас это Дамиен, Литир и Луиза.

– Необязательно быть темным магом, чтобы его провести, – возразил Лориан и добавил менторским тоном: – Чем вы только слушали на моем занятии, адептка Лараль? Вызов демона может произвести кто угодно, имеющий силу. Проблема будет лишь с закрытием прорыва. Но об этом, как я полагаю, преступник не заботился. Он справедливо рассудил, что на помощь адептке Кармад придут те, кто сможет нейтрализовать демона.

– Но тогда зачем вообще было это делать? – недоумевала Антхея.

– Полагаю, смерти адептке не желали. Хотели сделать временно недееспособной. А уж с какой целью, мне и самому хотелось бы знать. Так что если вам хоть что-нибудь известно или показалось подозрительным в поведении одногруппников, советую сказать. Тем более что если расследование ничего не даст, я буду вынужден обратиться к королевским дознавателям. А у них, знаете ли, не слишком гуманные методы расследования. После копания в мозгах могут быть всякие неприятные последствия.

– Я ничего не знаю! – дрожащим голосом произнесла водная альвийка. – Иначе бы обязательно сказала! День прошел, как обычно. Мы были на занятиях. Вечером все, кроме Элиссы, отправились в город. И там никто надолго не отходил от общего стола. Разве что в уборную.

– Понятно, – разочарованно проговорил Лориан и, покосившись на меня, разрешил Антхее удалиться.

Правда, велел стражнику отвести ее в помещение, отдельное от других, и пока не выпускать из дома.

– Не думала, что это будет настолько тяжело морально, – вздохнула я, когда подругу вывели из комнаты.

– Понимаю, – в голосе Лориана проявились нотки сочувствия. – Но ты сама захотела участвовать. Или уже передумала?

Я упрямо вскинула голову. Нет уж, я намерена довести дело до конца!

– Эта девушка выглядела искренней, – бросил короткую реплику Николас.

– Я тоже думаю, что она тут ни при чем, – признал куратор. – Но исключать из подозрений все равно никого не будем.

Дальше пошли другие, реагирующие на мое присутствие по-разному. Кто-то радовался и испытывал облегчение, как и Антхея. Кто-то остался равнодушен. Некоторые даже высказывали досаду по поводу того, что если со мной все в порядке, почему их держат здесь. К последним относились Литир и моя кузина.

Глядя на недовольное лицо Беатрисы, я окончательно убедилась, что никаких родственных чувств с ее стороны нет и в помине. И это несмотря на то, что мы выросли вместе! Как можно быть настолько черствой?! Случись с ней нечто подобное, я бы забыла обо всех разногласиях и постаралась поддержать, помочь. Но видимо, Беатриса слишком похожа на нашу общую бабушку. По крайней мере, в том, что касается чувств. Эгоистка, думающая лишь о собственном благе и плюющая на окружающих! Судящая исключительно с позиций собственной выгоды.

Равнодушными остались Луиза и Оймера, которые, хоть и удивились, увидев меня живой и здоровой, но особых эмоций не проявили. А вот остальные были искренне рады, даже Крысеныш. Хотя в его случае радости я предпочла бы избежать.

Последним впустили Виатора, который явно был взвинчен до предела. Подозреваю, что Лориан не зря оставил его на закуску. Желал больше промариновать. Вот ведь зараза такая! Но то, что он ревнует к альву, даже приятно.

Привычная сдержанная маска слетела с Виатора, как шелуха. Да и держалась на честном слове, и это видно было невооруженным глазом. Он тут же кинулся ко мне и остановился лишь от окрика Лориана:

– Сядьте, адепт Рагаль!

Тот вздрогнул. Поочередно обвел взглядом присутствующих, помрачнел и сел на предложенный стул уже внешне спокойным. Но я видела по его глазам, что это далеко не так. Проклятье! Неужели распознал изменения, произошедшие в наших с Лорианом отношениях?! Осознав, что мне предстоит крайне тяжелый разговор, где я предстану не в лучшем свете, предательницей и обманщицей, вздохнула. На душе стало паршиво.

Начал Лориан с привычных уже вопросов. Таких же, какие задавал остальным. Виатор отвечал механически, думая о чем-то своем. А потом и вовсе оборвал очередную фразу на полуслове и умолк.

– Адепт Рагаль! – в голосе Лориана послышались нотки раздражения.

В отличие от куратора, я понимала, что если кто-то и способен проникнуть в самую суть вещей, то это Виатор. И вполне возможно, что сейчас он как раз и размышляет, с кем из адептов было что-то не так.

– Ты кого-то подозреваешь, Виатор? – вмешалась в разговор и поймала недовольный взгляд Лориана.

Потом вопросительно посмотрела на альва, не зная, могу ли рассказать о его даре. Тот будто очнулся и, приняв для себя какое-то решение, стал совершенно спокоен.

– Да, кое-кто вызывает у меня подозрения.

– С чем они связаны? – подался вперед куратор.

– С моими наблюдениями за душевным состоянием этого адепта. Весь день я не понимал, с чем это связано. Только теперь понял. Когда вы сказали, что то, что произошло с Элиссой, подстроил кто-то из нас.

– Душевным состоянием? – нахмурился Лориан. – Вы обладаете еще и ментальным даром?

Понять его недоумение было легко. Такой дар нужно развивать в себе долгими и упорными тренировками. И он появлялся уже у достаточно опытных магов, в основном имеющих темную или светлую направленность. Да и то, чтобы проникнуть в мысли других разумных, нужно приложить немало усилий. О том, чтобы у новичков проявлялись к этому способности, наверняка никто и не слышал. А такие уникумы, как Виатор, встречались лишь у лесных альвов, тщательно оберегающих свой секрет от других рас. Сказал он об этом только мне, и уже одно это свидетельствовало об огромном доверии. Снова стало стыдно, хоть и понимала, что моя вина состоит только в том, что я не могу его полюбить так, как он меня.

– Можно и так сказать, – уклончиво проговорил Виатор. – Не хотел бы углубляться в подробности. Скажу лишь, что я способен чувствовать душевное состояние окружающих.

– Кто? – в отличие от нас, Николас Мирдар уловил самую суть и не захотел долго разглагольствовать.

Виатор бросил на него быстрый взгляд и коротко сказал:

– Луиза.

Некоторое время царила тишина. Мы все напряженно размышляли. Признаться, я не ожидала подобного. Нет, конечно, особой симпатии между нами не было. Но и до явной вражды не доходило. Уж, скорее, я могла бы кузину заподозрить или Крысеныша!

– В ее поведении мне ничего не показалось подозрительным, – наконец, заговорил Лориан. – Впрочем, эта юная особа умеет держать эмоции под контролем, – тут же задумчиво добавил.

– Она весь день была как на иголках, – пояснил Виатор. – Внешне это не проявлялось, но внутренне сильно чувствовалось. Признаться, я нашел этому другое объяснение. То, что ей предстояло провести вечер в компании Алойза. Отношения у них довольно сложные, – сообщил он Лориану и Николасу.

Я согласно кивнула, зная об этом не понаслышке. Оба старательно делали вид, что между ними ничего нет, но не нужно быть Виатором, чтобы по кое-каким признакам понять – это далеко не так.

– Так, может, этим и объясняется? – все еще не желая верить в самое страшное, предположила я.

– Я не буду настаивать на своей правоте, – пожал плечами альв. – Просто сказал, кто показался более подозрительным, чем другие.

– Ладно, допустим, – задумчиво проговорил Лориан. – Но вы, да и другие адепты, утверждали, что она все время была на виду. А руны должны были нанести тогда, когда этого никто не видел. Причем подгадать время так, чтобы когда адептка Кармад войдет в комнату, рядом никого не оказалось. А значит, их, скорее всего, нанесли вчера после того, как Элисса и ее соседка покинули дом.

– Я сразу после занятий пошла в библиотеку, так что понятия не имею, что происходило в нашей комнате в то время.

– Луиза в вашу комнату если и заходила, то очень ненадолго, – задумчиво сказал Виатор. – Причем сам я этого не видел.

Лориан некоторое время обдумывал услышанное, потом невнятно выругался.

– Я должен был сразу об этом подумать! – вырвалось у него.

– О чем?

– Она не сразу нанесла плетение активации. Самое большое время требуется для нанесения рун. Ритуальная краска при добавлении некоторых порошков невидима обычному глазу. Руны проявляются только при активации. Адептка Самир могла провести все приготовления раньше, а на завершающие штрихи понадобилось бы не больше трех минут. Случались ли моменты, когда она оставалась в доме одна?

– Бывало, – бледнея, сказала я. – У Луизы особый график тренировок. Пока мы ходим на полигон, она тренируется с мишенями в саду и делает специальный комплекс упражнений. Антхея в последнее время тоже взялась за свою физическую форму. Из нас только Беатриса наотрез отказалась этим заниматься. Но она в это время предпочитает спать, а не по дому шастать. Так что Луизе ничего не стоило проникнуть в нашу с Антхеей комнату и сделать все, что заблагорассудится.

– Есть еще вопрос, – резонно заметил Лориан. – Откуда она так хорошо знает ритуал? Да еще и о свойствах фирлии для заметания магических следов.

Перед глазами пронеслась картина, как-то виденная ночью. То, как Луиза ночами просиживает за книгами, делая это тайком от всех. Я-то полагала, что она просто стремится не отстать от остальных. Мне и в голову не пришло поинтересоваться, какие именно книги девушка изучает. Что если не только учебники? Да и в библиотеке я ее не раз видела, когда искала нужные мне сведения. Мы тогда не обменялись и парой слов, а зная о ее отношении ко мне, я не рискнула спрашивать, что именно она ищет.

Жаль, что в случае, когда нужные адепту книги не были из запрещенных отделов, они сами могли доставать их с полок. Так что никто не фиксировал, что читает адепт. Поискал в специальном каталоге то, что нужно, достал с указанной полки – и читай, сколько влезет. Отмечалось только то, что адепт хотел взять с собой.

Уверена, что если спросим у библиотекаря, какие книги брала Луиза, окажется, что по темной магии. А она включает в себя и демонологию. Так что даже до занятий с Лорианом Луиза могла кое-что узнать. А после наглядной демонстрации и рассказе о том, на что способен эннар, в ее голове мог возникнуть план практического применения.

И все равно верить не хотелось! Что я ей такого сделала?! Понимаю, что у нее есть причины ревновать Дамиена. Но ведь я четко дала понять, что он меня не интересует. Да и неужели она не понимала, чем рискует, если подобное раскроется? С каким треском вылетит из Академии! Да и этим дело может не ограничиться. Вот честно, не понимаю!

– Что ж, думаю, нам следует еще раз допросить адептку Самир, – ворвался в мои размышления голос Лориана. – И в этот раз мне придется применить способ допроса, который обычно оставляют для крайних случаев.

– Вы о чем? – насторожилась я, поневоле переходя в присутствии свидетелей на официальное выканье.

– То, что обычно адептам предпочитают не сообщать, нанося на их запястья знак Академии, – уклончиво сказал куратор. – И вам с адептом Рагалем лучше удалиться.

– Нет! – воскликнули мы оба одновременно, что вызвало хмыканье у Лориана.

– Лично я готов принести клятву на своей силе, что от меня никто не узнает о том, что здесь произойдет, – произнес Виатор, и я поспешила его поддержать, хоть и понимала последствия принесения подобной клятвы.

При ее нарушении источник попросту заблокируется. Но я и правда не собиралась трепать языком, так что была готова рискнуть.

Лориан с неудовольствием посмотрел на нас, но видимо, мой умоляющий взгляд на него стал действовать куда сильнее, чем раньше, поскольку кивнул. Хотя насчет Виатора не был настроен благосклонно. Уже начал говорить на эту тему, когда лесной альв произнес:

– Я могу быть полезен. Мой дар позволяет чувствовать малейшие проявления эмоций, если я на это настроюсь. Возможно, это поможет лучше вашего метода.

– Сомневаюсь, – скептически произнес Лориан, но подумал немного и все же кивнул: – Ладно, если есть хоть маленький шанс на то, что это поможет, оставайтесь.

После того как мы с Виатором принесли клятву, Лориан, наконец, удовлетворил наше любопытство:

– Связь с артефактом, – он достал из кармана указанную вещь, – дает возможность воздействовать на адепта ментально. Это не приветствуется, конечно, но иногда применяется. При установлении этой связи адепт будет испытывать сильную боль, если попытается соврать или умолчать о чем-то своему куратору.

– Не думала, что в Академии к адептам применяют пытки! – дрожащим голосом произнесла я.

– Они и не применяются. Вернее, подобное происходит лишь в крайних случаях. Да и то придется после этого писать детальный отчет и надеяться на то, что такие действия сочтут необходимыми.

– То есть вы рискуете своим положением, применяя это без одобрения ректора? – уточнил Виатор, пытливо глядя на Лориана.

– Просто знаю, что Говрейн бы этого не одобрил, – поморщился куратор. – На моей памяти он никогда такого не позволял.

– Тогда тем более, – резюмировал Виатор.

Осознав последствия, я встревожено проговорила:

– Может, тогда не стоит?

– Если мы этого не сделаем, она, скорее всего, ничего не скажет, – мрачно возразил Лориан. – А доказательств, помимо подозрений и слов адепта Рагаля, у нас нет. Его утверждения про какой-то дар, о котором никто из даралских магов и не слыхивал, вряд ли сочтут основанием. Адептка Самир – дочь одного из влиятельнейших ардаров королевства. Нам никто не позволит ее допрашивать с пристрастием без веских улик. В лучшем случае, разрешат перевести в другую группу. Но учитывая, насколько она хитра, рано или поздно найдет способ достать адептку Кармад.

– Не нужно ради меня… – начала, чувствуя, как сжимается сердце от нахлынувших эмоций.

Меня остановил повелительный взгляд Лориана, и я поняла, что на этот раз переубедить его не удастся. Все равно сделает! Рискнет своим положением, но не допустит, чтобы моя жизнь и здоровье находились в опасности.

Заметила ставший каким-то обреченным взгляд Виатора. Но думать сейчас об этом была не в состоянии. С ним поговорю, когда весь этот ужас закончится. И надеюсь, он сможет меня понять и не станет считать врагом.

Лориан, между тем, позвал стражника, дежурившего у двери, и велел снова привести Луизу.

Мы замерли в тревожном ожидании. Никто понятия не имел, чем все закончится, но прекрасно осознавали, что последствия могут быть какими угодно.

ГЛАВА 8

Выдержке Луизы можно было позавидовать. Она выглядела полностью невозмутимой, когда ее снова ввели в комнату. Единственной эмоцией, которую позволила нам увидеть, было легкое недоумение.

– Вы забыли еще о чем-то меня спросить, ардар Тирмил? – спросила она, по знаку куратора снова усаживаясь на стул.

Он молчал, глядя на нее тяжелым немигающим взглядом. Не знаю, как подействовало на Луизу, но мне стало не по себе. На меня саму он так не смотрел никогда, даже когда нас ничего не связывало. Так, словно всерьез раздумывал над тем, не проще ли убить прямо сейчас и не заморачиваться. Нервно сглотнув, я отвела взгляд от пугающего лица Лориана и стала смотреть только на Луизу. Ту тоже проняло, хотя она по-прежнему старалась сохранять внешнее спокойствие. Но чуть дрогнувшие пальцы и чересчур стиснутые челюсти ее выдали.

– Хочу, чтобы в этот раз вы сказали правду, адептка Самир, – промораживающий голос куратора заставил поежиться.

– Какую правду? Я и так сказала все, что знаю, – тон был ровным. Голос выдал ее лишь в конце, сорвавшись на верхнюю нотку.

– Мы легко можем это проверить, – улыбка Лориана не предвещала ничего хорошего.

Луиза напряженно смотрела, как он достает из кармана артефакт связи и кладет на стол перед собой. Нажав на какой-то металлический завиток на нем, куратор, по всей видимости, активировал ту скрытую функцию, о которой говорил. В тот же миг рука Луизы конвульсивно дернулась. Девушка с недоумением приподняла рукав и взглянула на засветившийся огненными сполохами браслет татуировки. Перевела взгляд на сидящего напротив мужчину.

– И что это значит?

– Попробуете солгать – поймете, – сухо проронил Лориан.

Луиза молчала, недоверчиво наблюдая за ним. Похоже, до конца не верила, что в Академии и правда применяют такие методы.

– Итак, первый вопрос: руны призыва в комнате адептки Кармад начертили вы? – между тем, начал допрос куратор.

– Нет, – уверенно заявила девушка.

Наверное, я бы ей поверила, если бы руководствовалась чисто внешними наблюдениями. Но не успело слово сорваться с губ амазонки, как она содрогнулась всем телом. Чем-то это напоминало воздействие электрошокера, и судя по побелевшему лицу Луизы, достаточно сильное.

– Что вы делаете? – сдавленно проговорила она, когда слегка пришла в себя. – Вы не имеете права так поступать со мной!

– О том, на что я имею право, поговорим позже, – жестко отрезал Лориан. – А теперь отвечайте на вопрос. У вас есть еще одна попытка.

Луиза с заметным трудом поднялась со стула, а потом кинулась к двери. Новый разряд не позволил сделать и двух шагов, опрокинув на пол и заставив задергаться. Из прокушенной губы амазонки хлынула кровь.

– Лориан, не надо, пожалуйста! – не выдержала я, наплевав даже на то, как воспримут присутствующие столь фамильярное обращение.

Заметила, как сжались губы Виатора, но больше альв ничем не проявил эмоций. Николас же, хоть и поморщился, но тоже не высказал в открытую недовольства. Поднявшись с места, он подошел к Луизе и вернул ее на стул. Придерживал за плечи, пока она не оправилась после разряда и не смогла удерживать равновесие сама.

– Адептка Кармад, – теперь ледяной тон куратора был обращен уже ко мне, и под ложечкой неприятно засосало. – Если вы не сможете выдержать того, что здесь будет происходить, вам лучше покинуть помещение. О результатах я сообщу вам позже.

– Нет, – глухо возразила. – Я останусь.

– Тогда не вмешивайтесь, – отчеканил он.

Я пробормотала нечто неразборчивое, но возражать не осмелилась. Такой Лориан по-настоящему пугал.

– А если я закричу? – сипло проговорила Луиза, с ненавистью глядя на своего мучителя.

– Если бы вы потрудились посмотреть истинным зрением, то заметили бы, что с того момента, как вошли в комнату, нас всех окружил полог тишины, – бесстрастно отозвался куратор. – Так что можете кричать, сколько вздумается. И во избежание других глупостей, – он молниеносным движением создал какое-то плетение, и вокруг Луизы засверкали темные щупальца, обездвиживая и приковывая к стулу.

Она попыталась сопротивляться, но ее сила была несоизмерима с магической мощью Лориана.

– Вы за это ответите! Обещаю! – процедила девушка.

– Разумеется. Но только после того, как за свои поступки ответите вы, – парировал он. – Итак, продолжим. Призыв демона осуществили вы?

Луиза презрительно молчала. Новая вспышка боли вырвала у нее лишь судорожный вздох. Снова вопрос. И снова боль.

Смотреть на это было нестерпимо. Я закрыла уши ладонями и зажмурилась, чтобы хоть частично спрятаться от происходящего. Могла, конечно, уйти, но понимала, что этим покажу себя в глазах Лориана слабачкой, которую нужно ограждать от всего. А этого не хотелось. Да и реагировала я так сильно вовсе не из-за слишком чуткой душевной организации, бурно реагирующей на неприглядное зрелище. Просто до конца не верила, что девушка, с которой несколько месяцев жила под одной крышей, на самом деле виновна. И видеть ее страдания было неприятно.

Когда несколько секунд ничего не происходило, я неуверенно открыла глаза и увидела, что Лориан поднялся с места и осматривает безвольно повисшую в своих путах амазонку.

– Что с ней? – выдавила я.

– Потеряла сознание. Сейчас приведу в чувство, – последовал спокойный ответ. – Сильная девочка, этого у нее не отнять, – задумчиво добавил он. – Теперь уже сомневаюсь, что даже боль вынудит ее сказать правду.

– Так и есть, – вмешался Виатор, по чьему лицу нельзя было понять, как относится к происходящему. – Она предпочтет умереть, но не нарушить свои принципы.

– Принципы, значит? – протянул Лориан. – Знать бы еще, какие…

– Вы позволите мне поучаствовать? – неожиданно предложил лесной альв, отчего Николас и темный маг посмотрели на него с удивлением.

– Хуже точно не будет, – пожал плечами куратор. – Так что попробуйте.

Он задействовал легкое целительское плетение, которого оказалось достаточно, чтобы привести девушку в чувство, и вернулся за стол. Луиза обвела всех мутным взглядом, и на ее губах появилась презрительная усмешка. Похоже, Виатор прав. Она лучше умрет, чем сдастся. И как узнать правду, не прибегая к совсем уж вопиющим методам, непонятно. Так что наша единственная надежда, похоже, связана с предложением лесного альва. Только окажется ли его проницательности достаточно, чтобы развязать язык Луизе?

– Неужели твоя цель того стоит? – спросил в наступившей напряженной тишине Виатор.

Впервые непрошибаемая броня Луизы дала трещину. Она вздрогнула и прищурилась, непонимающе уставившись на альва.

– Да что ты вообще об этом знаешь? – наконец, едко бросила девушка.

– Только то, что достижение этой цели тебе же самой приносит боль. Ведь настолько сильной ненависти к Элиссе у тебя нет, правда? Она просто мешает твоим планам, и потому ты решила устранить ее. Нашла способ, который стал бы альтернативой смерти, но все равно надежно устранил с дороги. Только, как видишь, твой замысел не сработал. И что дальше, Луиза? Новая попытка? В этот раз чтоб уж наверняка? Как низко опустишься? И дальше будешь жертвовать всеми, причиняя боль и страдания тем, кто ничего плохого тебе не сделал? Так, как пожертвовала Алойзом?

Запрещенный прием! Похоже, последние слова действительно задели ее за живое. Луиза не смогла скрыть промелькнувшей в глазах боли.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – сдавленно произнесла она.

– Понимаешь. Потому я и спрашиваю, стоит ли оно того? Если не хочешь отвечать мне, ответь хотя бы себе. Честно. Как на духу. Ты готова идти по трупам ради этой цели? Она того стоит?

– Стоит! – неожиданно выдохнула Луиза, что-то решив для себя.

– Даже так? – уголками губ улыбнулся Виатор. – Ну, допустим, ты добьешься желаемого. И что дальше? Станешь от этого счастливее?

– Я делаю это не для себя, – презрительно бросила она.

– А для кого? – взгляд лесного альва будто проникал в самую душу.

Похоже, Луиза до конца не осознавала, что уже невольно призналась в своей причастности. При свидетелях. Для нее существовал сейчас только Виатор. Его слова имели для нее какой-то потаенный смысл, сокровенный и важный. Но при последнем вопросе она опомнилась и прикусила губу. Хотя, похоже, для Виатора этого оказалось достаточно. Он что-то разглядел внутри Луизы, что позволило ему сделать выводы.

– Ты делаешь это в память о своей матери?

На лице девушки отобразился самый настоящий ужас.

– Откуда ты?.. – договорить она не смогла.

Виатор, не давая ей опомниться, продолжил:

– Твоя мать ведь уже мертва. Подумай, будь она жива, хотела бы, чтобы ты гробила свою жизнь из-за нее? Или предпочла видеть тебя счастливой?

Луиза внезапно успокоилась и криво усмехнулась.

– Я точно знаю, что она бы одобрила мои действия!

– Вот как? – мне было не по себе от сканирующего взгляда Виатора. Казалось, он улавливает малейшую недосказанность, каждый порыв души девушки. И они помогают ему прийти к правильным выводам. – Ты выполняешь данную ей клятву?

И снова ему удалось вывести Луизу из равновесия. В отличие от меня, амазонка понятия не имела о даре Виатора видеть сокровенное в душах разумных. Может, потому это и произвело на нее такой ошеломляющий эффект.

Между тем, Лориан счел нужным вмешаться:

– Думаю, этого достаточно. Адептка Самир, боюсь, вы выдали себя с потрохами. Даже уже сказанного хватит, чтобы привлечь к делу королевских дознавателей. Церемониться с вами они не станут, так что рано или поздно выбьют правду. Не хотите говорить откровенно с нами, поведаете им. В любом случае, какие бы планы вы ни строили, вряд ли вам представится возможность их осуществить.

Луиза обескуражено взглянула на него. Только сейчас до нее дошло, что случилось.

– Нет… я… Вы не можете!..

– К несчастью для вас, могу. И сделаю, – сухо бросил Лориан. – Если бы вы рассказали правду, мог бы похлопотать за вас. Учесть это как смягчающие обстоятельства. Особенно если бы убедился, что смерти адептки Кармад вы не желали. Но как вижу, раскаянием тут и не пахнет.

Видно было, что Луиза опустошена, разбита. Того, что не получилось добиться пытками, сделали лишь правильно подобранные слова. Вместо уверенной и готовой противостоять всему миру амазонки перед нами сейчас была раздавленная и потерянная девчонка. И даже зная теперь о том, что это она наслалал на меня демона, я не могла ее ненавидеть. Не испытывала никакого злорадства. Хотелось просто понять: зачем. Что побудило ее так поступить?   

– Почему, Луиза? – тихо спросила. – Чем я тебе помешала?

Мой мягкий, полный сожаления и непонимания голос, похоже, стал последней каплей. Луиза обмякла на стуле, повиснув в своих путах, как спеленутый в коконе мотылек, что потерял всякую надежду вырваться. По ее щекам покатились слезы. И эти совершенно безмолвные рыдания вызывали еще большую жалость. Я умоляюще посмотрела на Лориана, и он понял без слов. Взмахнул рукой, освобождая девушку от темных пут. Не обращая внимания на неодобрительный взгляд куратора, я сорвалась с места и приблизилась к амазонке. Опустилась рядом со стулом и взяла Луизу за руку.

– Пожалуйста, поделись этим хотя бы со мной. Станет легче. Если хочешь, они выйдут. Никто, кроме меня, ничего больше не узнает.

Она посмотрела на меня с каким-то отрешенным удивлением.

– Почему ты… так добра ко мне? Я ведь… я наслала на тебя демона.

– Может, у тебя и правда были веские причины так поступить. Я просто хочу понять, – тихо ответила.

Впервые увидела в глазах Луизы что-то похожее на сожаление. Не о том, что ничего не получилось. А о совершенном. Что-то в ней будто надломилось. Утерев слезы, она обвела взглядом присутствующих и произнесла:

– Хорошо, я расскажу все. Не жду понимания или каких-то поблажек. Просто чувствую, что должна это сделать. Я проиграла. А проигрыш нужно принимать с достоинством, – губы тронула мрачная усмешка. Боюсь даже представить, что сейчас происходило у нее внутри.

Я села на свое место и вместе с остальными приготовилась слушать. Видно было, что решиться на полную откровенность для Луизы нелегко – слишком привыкла держать все в себе. Но она, похоже, и правда была намерена довести дело до конца.

И чем больше я слушала, тем сильнее обуревали эмоции. Я начала лучше понимать Луизу и в то же время осознавала, что даже пройдя через то, через что прошла она, не поступила бы так же. Но и осуждать не могла. Мы слишком разные.

ГЛАВА 9

– Мою мать звали Райдара. Думаю, о том, что она была горной альвийкой, вы все знаете. Возможно, некоторые знают и часть ее истории, – Луиза покосилась на куратора. – По крайней мере, ту версию, что пожелал преподнести отец. Но я расскажу о том, как все было на самом деле… В те годы, когда моя мать оказалась во власти этого человека, шла война. Наверняка большинство присутствующих сказали бы, что горные альвы сами виноваты, что бы ни сделали с ними даралцы. Но с тем же успехом могу сказать то же о последних. Уже несколько столетий люди пытаются захапать часть территорий горных альвов. Те лишь вынуждены защищаться.

Видно было, что ее слова вызвали протест у Николаса. Зная, как сильно он пострадал в последней войне от вероломства горных альвов, его можно понять. Но смолчал. Лишь стиснутые челюсти выдали, как относится к словам девушки.

– Моя мать до последнего защищала поселение, в котором волею случая оказалась. Она сражалась наравне с мужчинами, а также оказывала магическую поддержку. К сожалению, даралцев было слишком много, и у них тоже оказались маги. Мать была оглушена светлым плетением, а к тому времени у нее почти не осталось сил. Ардар Самир, возглавлявший эту вылазку на территорию горных альвов, велел истребить в том поселении всех. Кроме нее. Услышав, как к матери обращались другие воины, называя принцессой, посчитал хорошим трофеем. Я бы поняла, если бы пожелал сделать заложницей или запросил выкуп. Но нет! Он оставил ее в живых лишь с одной целью – через принцессу унизить весь народ. Отомстить за собственные потери. Во время предыдущих стычек с горными альвами погибли его жена и сын, и с того дня он жил ради мести. И вероятно, вы сочли бы это веским оправданием. Но я так не считаю! – ее глаза яростно блеснули.

Похоже, эта исповедь всколыхнула в душе Луизы все то, что заставляло так отчаянно стремиться к своей цели.

– Он начал с того, что нацепил на мою мать антимагические браслеты, лишив силы и сделав обычной женщиной. Привез в свой замок. Поместил в карцере, где целый месяц держал на хлебе и воде, чтобы ослабла и стала более смирной. Приходил к ней каждый день и издевался морально и физически. Насиловал, бил, унижал. Говорил, что она теперь его рабыня. Хотел сломить ее дух. Дал понять, что выйдет она оттуда, только если согласится на все условия.

Видя мой полный ужаса взгляд, Луиза горько усмехнулась и продолжила:

– Знаешь, зачем он хотел на ней жениться? Чтобы унижение стало полнее. Для принцессы горных альвов связать судьбу с обычным человеком – то же, что для тебя было бы выйти за обезьяну!

Вот тут уже я не могла одобрить столь пренебрежительной позиции. Да, ардар Самир – редкостный ублюдок, но и непомерное самомнение горных альвов поражало.

– Когда моя мать ему отказала, он ужесточил наказание. Ее полностью раздели и приковали к стене, лишив возможности передвигаться. Приходилось испражняться под себя. Раз в три дня окатывали ведром холодной воды, чтобы смыть нечистоты. Кормили ее, запихивая в рот самую отвратительную пищу, от которой и свиньи бы отказались. Радовало хотя бы то, что насилие прекратилось. Видимо, в таком виде она ардара Самира не возбуждала! – Луиза жестко усмехнулась. – И она была рада хотя бы этому. Полгода. Целых полгода она провела вот так. Даже покончить с собой не могла со скованными руками. А пищу ей запихивали силком, каждый раз охаживая плетью, если пыталась выплюнуть. Но к тому времени, как все закончилось, моя мать уже не хотела умирать. Желала отомстить так сильно унизившему ее человеку во что бы то ни стало. Прихватить с собой на тот свет, зная, что живой после этого точно не останется. В один из дней ее вытащили из карцера. Хорошо вымыли и привели в порядок, разместили в замке. Правда, по-прежнему держали на цепи, пусть и на этот раз та сковывала только одну ногу, позволяя передвигаться по помещению. Через три дня, когда моя мать немного пришла в себя и окрепла, явился ардар Самир. Он заявил, что дает ей выбор. В последний раз. Или она согласится стать его женой или он продаст ее в самый дешевый бордель. Еще и с гаденькой улыбочкой заявил, что там такая, как мама, будет пользоваться огромной популярностью. Каждому захочется попробовать горную альвийку. То, что он не шутит, она поняла по полному злорадного предвкушения взгляду. Похоже, ему самому нравилась такая идея. Единственное, что оставалось – сделать вид, что покорилась, сломалась.

– Я и не знал, что ардар Самир дошел до такого, – пробормотал Лориан, его лицо было мрачным. Но он тут же умолк, позволяя Луизе продолжить.

– Свадьба мало что изменила в жизни моей матери. Разве что ее уже не держали в грязном карцере и не морили голодом. Но унижения никуда не делись. Ардар Самир получал особое удовольствие, вынуждая ее покоряться и прислуживать ему на глазах у знакомых. А стоило проявить малейшее недовольство, как вечером жестоко избивал. Ни о какой свободе и реальных правах жены и речи не шло. Ее не слушались даже личные слуги, с удовольствием перенимая манеру обращения господина с бесправной горной альвийкой. Конечно, теперь мать могла найти способ убить себя и тем самым покончить со всеми унижениями. Но слишком сильно желала отомстить. Не только ардару Самиру, но и остальным людям, которых теперь ненавидела куда сильнее, чем раньше.

– И она решила сделать орудием своей мести тебя? – догадался Виатор.

– Считай, как хочешь! – Луиза неприязненно сверкнула глазами. – Я же была рада выполнить ее волю!


Помолчав, она продолжила рассказ:

– Ко мне, когда появилась на свет, отец относился не так, как к матери. Все-таки я теперь была его единственным ребенком. Пусть особой нежности и ласки от него никогда не видела, но думаю, этот человек просто не способен на подобные эмоции. Но недостатка ни в чем я не знала. А самое главное: убедившись, что мать хорошо обо мне заботится, он не стал препятствовать нашему общению. Да и она к тому времени так хорошо играла свою роль, что действительно поверил, что удалось ее сломать. Даже начал истязать меньше. Ему это было теперь не так интересно, видя покорность и забитость. Мать же рассказывала мне о своем народе. О том, что там я могла бы занять подобающее по праву положение. Посвящала в то, что знала сама. Конечно, тогда я не все запоминала, мала еще была. Но кое-что в памяти отложилось. В том числе сведения о тайных свойствах некоторых растений, магические секреты. Мать убедила меня также в том, что умение защищать себя нужно не только мужчинам. В подтверждение говорила о собственной участи. Что будь она более сильной, отцу не удалось бы ее захватить. Тогда же рассказала и про их отношения с отцом, без прикрас. Мне было семь, я еще не все понимала, но и того, что поняла, хватило, чтобы начать испытывать к нему отвращение и неприязнь.

– И разумеется, мать делала все, чтобы развить в тебе эти чувства? – поинтересовался Лориан.

Луиза яростно сверкнула глазами.

– Плевать, на что вы намекаете!

Он покачал головой, но не стал комментировать ее выпад.

– Отец поначалу противился моим занятиям с оружием. Но мать научила меня, что именно говорить, чтобы он передумал. В качестве самого весомого аргумента пошел тот, что я не хочу умереть так же, как мой покойный брат, оказавшийся беспомощным перед врагами. Это задело его за живое. Ардар Самир даже сам нанял для меня наставников по воинскому мастерству. Мать, к сожалению, не могла передать мне то, что знала сама. Ей оружие брать в руки запрещалось категорически. Да и из-за ослабляющих физическую силу настоев, которые ей постоянно подливали в питье и еду, сильно сдала за эти годы. Но наблюдая за моими занятиями из окна, позже давала хорошие советы, что я делаю не так и как стоит действовать. Мне было двенадцать, когда мама сочла, что я уже достаточно сильная и умная, чтобы понять ее правильно. Что она сделала для меня все что могла и теперь может уйти со спокойной душой. Заставила поклясться в том, что я отомщу за нее. Не только отцу, но и всем даралцам. И однажды займу достойное место среди моей настоящей семьи – горных альвов. Только вначале должна доказать им, что имею на это право. Сказала, что ардар Самир достаточно влиятельный человек в Даралском королевстве, и это открывает перед его дочерью множество возможностей. Возвыситься настолько, чтобы оказывать влияние на судьбу целого народа – это в моих силах. Я красивая, умная, сильная, знаю много того, что дает мне преимущества перед другими женщинами. Что большинство даралок слабые и глупые, и им никогда со мной не сравниться.

– И разумеется, клятву ты дала? – хмуро поинтересовался Лориан. – Хотя неудивительно! Все детство тебе внушали, что горные альвы – сильные, благородные, полные всяческих достоинств. И оказаться в их числе – большая честь и привилегия. Так? А люди – хитрые, злобные и слабые животные, достойные лишь презрения?

Луиза промолчала, но я осознала, что это и правда так. Именно это мать с детства ей внушала.

– Как умерла твоя мать? – задал вопрос Виатор, заставляя лицо девушки болезненно исказиться.

– Она умерла, как и подобает горной альвийке! – с нескрываемой гордостью ответила Луиза. – В бою! Кинулась на отца, когда он пришел к ней ночью. Попыталась убить. Когда я и другие домочадцы прибежали на крик, увидели, что он стоит над ее трупом, зажимая рваную рану на шее. Ардар Самир рассказал, что она пыталась прокусить зубами его сонную артерию. Но он сумел отшвырнуть, а потом сломал ей шейные позвонки. Что туда и дорога этой дикой кошке. Наверное, в тот момент я окончательно возненавидела его. Он лишил меня самого близкого существа на свете! Утешало лишь то, что мать умерла с честью – в сражении с врагом. И сама я собиралась стать ее достойной преемницей. Чем больше видела вокруг, тем сильнее хотелось поскорее оказаться среди горных альвов. Там, где есть настоящие представления о чести и благородстве.

Лориан неопределенно хмыкнул, но девушка его проигнорировала.

– Только завоевать свое место среди сородичей я могла лишь одним путем. Выполнить клятву, данную матери. Сделать все, чтобы Даралское королевство стало частью их территорий.

– Нехилые амбиции у тебя, девочка! – присвистнул куратор. – И как же ты собиралась этого добиться?

Она слегка сникла, явно подумав о том, что теперь ее честолюбивым планам уже не суждено сбыться. Но собравшись с силами, вскинула подбородок и сухо произнесла:

– Мать говорила, что умная женщина всегда найдет способ управлять мужчиной. Заставить его сделать то, что ей нужно. И я видела в ее лице живой тому пример. Ардар Самир мою мать ненавидел, но все равно сделал то, что она задумала. Научил всему, что я должна была знать. Достаточно было лишь найти способ им манипулировать. И я тоже бы так смогла! – она с вызовом уставилась на скептически улыбающегося Лориана.

– Смогла что?

– Управлять тем, кто решает судьбу Даралского королевства. Разумеется, речь не о нынешнем правителе. Старик уже одной ногой в могиле. Но у него будет преемник. И благодаря подслушанному в замке отца разговору я знала, кто с наибольшей вероятностью займет это место.

– Вот как? – приподнял брови куратор. – И кто же? Вернее, на кого ставит твой отец?

– На Дамиена Нартрана.

Я опешила. Теперь многое стало понятным. Вот зачем Луиза так настойчиво добивалась внимания Крысеныша! Промелькнувшая на лице Лориана странная улыбка слегка насторожила, но я решила, что могло и почудиться. Или он знает нечто, недоступное мне и Луизе. Впрочем, у такого человека могут быть свои секреты. И я пока не вправе требовать от него абсолютной откровенности. Ведь и сама еще не все рассказала о себе.

– Дар во мне открылся в восемнадцать, – между тем, говорила Луиза. – Но в Академию я пока не стремилась. Считала, что лучше держать руку на пульсе в окружении отца. Когда же узнала, что Дамиена отправляют учиться, решила последовать за ним. Отец, конечно, удивился, когда я, до того наотрез отказывавшаяся от Академии, сама попросила об этом. Но я сумела найти нужные слова. Сказала, что уже достаточно взрослая, чтобы начать присматривать себе мужа. А в Академии учатся подающие большие надежды молодые люди. Он даже обрадовался такому подходу и, более того, сам намекнул, чтобы присмотрелась к отпрыску Нартранов. Хоть и сообщил, что еще один влиятельный клан уже прочит на роль его жены одну из своих.

Она помолчала, раздумывая о чем-то, потом со вздохом сказала:

– Поначалу я считала, что добиться расположения Дамиена будет легко. Он не показался мне крепким орешком. Недалекий, тщеславный, не слишком умный молокосос, которым легко можно вертеть.

Я хмыкнула. Крысеныш, наверное, пеной бы изошел, услышав о себе столь «лестный» отзыв.

– Да еще мне повезло оказаться в одной группе с ним! Богиня Созидательница будто сама шла навстречу моим планам! Да и Беатриса не казалась сильной соперницей. Наверное, я бы легко отбила у нее Дамиена, если бы не… – меня обожгло полным горечи взглядом. – Кто мог подумать, что его сердце уже занято? И если я считала, что достаточно будет лишь переключить его внимание на себя, то заблуждалась. Стоило тебе оказаться в зоне видимости Дамиена, он тут же терял интерес ко всему остальному. Да, говорил с нами, улыбался, но в то же время ловил каждое твое движение. Смотрел так, что мне оставалось лишь в бессилии скрежетать зубами.

Смутившись, я украдкой взглянула на Лориана. Тот ничем не выдал своего недовольства, но глаза чуть потемнели.

– Но я ведь не раз давала понять, что Дамиен меня не интересует, – осторожно заметила. – Ты ведь слышала наш с ним разговор в саду.

– Когда он предложил выйти за него замуж, даже если придется пойти против воли отца? – прищурилась Луиза. – Конечно, слышала, – с сарказмом произнесла. – И это о многом мне сказало!

– Я бы не согласилась быть с ним в любом качестве! – серьезно глядя ей в глаза, проговорила. – Так что зря ты считала меня соперницей. И если именно из-за того разговора решила устранить с дороги, сделала это зря.

Луиза покачала головой, потом неожиданно произнесла:

– Я нашла письмо в вещах Дамиена.

– Ты копалась в его вещах? – удивилась я, но тут же насторожилась: – Какое письмо?

– Полученный им ответ от ардары Катрины Кармад. Насколько поняла, Дамиен писал ей напрямую, минуя отца, и заявил, что жениться хочет на тебе, а не на Беатрисе. И что в ином случае никакого брачного союза с Кармадами не будет. Даже если отец начнет настаивать. Но что его он сумеет убедить и берет все сложности на себя. Уж не знаю, какие доводы выдвинул, но они подействовали! Ардара Кармад в ответном письме дала согласие. Сообщила, что на зимних каникулах, когда вы вернетесь в поместье, о вашей помолвке объявят официально. Если, конечно, Дамиен к тому времени и правда сумеет убедить отца.

Показалось, что на меня потолок обрушился. Судорожно втягивая ртом воздух, я смотрела на Луизу, и ее слова в голове не укладывались. Меня и правда решили выдать за Крысеныша?! А как же планы ардары Катрины в отношении Лориана?! Беспомощно посмотрела на него и поймала ободряющий взгляд. Тут же от сердца отлегло. Да ведь бабушка не в курсе, что между куратором и мной отношения настолько изменились! Так что если Лориан сообщит о своем решении жениться на мне, Крысеныш останется с носом.

Выдохнув с облегчением, снова посмотрела на Луизу. Даже с некоторой жалостью. Она ведь понятия не имела, что зря пошла на такие крайние меры.

– И вы решили действовать? – спросил Лориан.

– Да. Я и раньше дополнительно изучала все, что могла, по магии. В том числе и демонологию. Ваше же занятие дало толчок к пониманию, как лучше действовать. Все же убивать никого мне не хотелось. По крайней мере, пока, – уточнила она, почему-то решив, что мы можем посчитать это слабостью. – И я подумала, что эннар станет идеальным вариантом. Несколько лет Элисса не маячила бы у Дамиена перед глазами. А за это время я смогла бы влюбить его в себя.

– О том, как скрыть магический отпечаток, ты узнала от матери? – поинтересовался куратор.

Луиза кивнула.

– Да, подобные вещи я хорошо запомнила. Мать говорила, что неизвестно еще, откроется ли у меня дар, но такие хитрости будут полезны и обычному человеку. Ведь маги на месте преступления могут увидеть отпечатки ауры. Если же использовать специальный порошок, их можно сбить со следа. А о привязке конкретно к нужному человеку я прочитала в книгах по магии, которые дополнительно брала в библиотеке. Решила, что когда-нибудь подобное может пригодиться. Улучила удобный момент, когда никого не было в комнате. Нанесла руны с помощью специальной краски, что через несколько минут после нанесения становится невидимой. Сделала привязку с помощью волоска, взятого с расчески Элиссы. Все, в сущности, просто, – она пожала плечами. – Но не учла, что вы появитесь так быстро! – девушка посмотрела на Лориана хмурым взглядом. – Думала, что эннар хоть немного ее потрепает.

– Он и потрепал, – сухо сказала я, и она под моим взглядом смутилась. Похоже, не настолько уж цинична, как хочет показать. – Чудо, что сумела с ним справиться.

– Сумела справиться?! – озадаченно воскликнула Луиза. – Постой, но я думала, это ардар Тирмил тебя спас!

– Не пришлось, – спокойно проронил тот. – Когда я пришел, адептка Кармад уже сама расправилась с эннаром.

Воцарилась тишина. На меня с недоумением смотрели все. Даже Николас, похоже, считал, что демона уничтожил Лориан. Куратор нарушил молчание.

– Похоже, в адептке Кармад проснулись скрытые резервы. Ничем иным это объяснить не могу. Но сейчас мы говорим не об этом. Нужно решить, что дальше делать с одной юной особой, возомнившей себя мстительницей.

– Да что тут решать? – угрюмо заявил Николас. – Вызвать дознавателей и передать им! Конечно, то, что она призналась, ей зачтется. Как и то, что ничего непоправимого не произошло. Но в Академии эта девица оставаться не должна. А вот насчет более серьезного наказания пусть решают дознаватели.

Луиза окинула его цепким взглядом.

– Мы можем обойтись без дознавателей?

От такого нахальства даже сдержанность Лориана дала сбой. Он в изумлении вскинул брови. Лицо же Николаса приобрело еще большую суровость и жесткость. Луиза же поспешила продолжить:

– Вообще-то, готовясь к операции, я изучала не только книги по магии. Но и возможные последствия в случае неудачи. Вы злоупотребили своими полномочиями, ардар Тирмил! Вести допрос подобными методами без разрешения не имели права, – она холодно улыбнулась. – А значит, не только я понесу наказание.

– Вот ведь хитрая бестия! – с некоторым восхищением протянул куратор. – Но если у тебя хватит наглости потребовать замять это дело, хочу огорчить: не получится.

– Я этого и не предлагаю, – она прищурилась. – Просто позвольте мне самой покинуть Академию. Подпишу заявление с просьбой об отчислении и покину остров.

– И чем же ты объяснишь такие действия отцу? – поинтересовался Лориан, задумчиво глядя на нее.

– А я и не собираюсь ему ничего объяснять! – глаза Луизы вспыхнули. – Как и возвращаться в замок Самир.

– Вот даже как? – покачал головой куратор. – И куда же ты намерена отправиться, девочка? Хотя… позволь, догадаюсь. К горным альвам?

По выражению лица Луизы стало понятно – угадал. Я же, с двойственными чувствами глядя на сидящую неподалеку девушку, думала о том, что возможно, для нее это будет лучшим выходом. Жить среди тех, кого и правда считает своими. Может, хоть там обретет подобие счастья? Перестанет отравлять себя тяжелыми мыслями и жаждой мести.

Слова Лориана прервали мои размышления и заставили вздрогнуть:

– Полагаешь, тебе там будут рады?

Луиза опустила голову, но тут же с вызовом вскинула.

– Понимаю, что не оправдала надежд, возложенных матерью. Но сделаю все, чтобы доказать сородичам, что достойна находиться среди них. Если понадобится, пройду какие угодно испытания, что они пожелают для меня устроить! Стану для них полезна.

– Мне тебя жаль, – тихо сказал он.

Потом, не обращая внимания на наши с Луизой удивленные взгляды, снял полог тишины и вызвал стража, караулящего по ту сторону двери.

Судя по лицу Николаса, он понимал, почему куратор так сказал. Виатор же снова нацепил привычную бесстрастную маску и не проявлял никаких эмоций. Мелькнула грустная мысль, что вряд ли я теперь имею право спрашивать у него, что на самом деле думает и чувствует. Скорее всего, его расположения навсегда лишилась. Поймав мой взгляд, лесной альв скупо улыбнулся, явно делая над собой усилие, и я осознала, что, скорее всего, мои опасения небеспочвенны.

Лориан велел стражнику позвать сюда кого-то из адептов, принадлежащих к расе горных альвов. Тех, кого удастся застать в воскресенье на территории Академии.

Все то время, пока мы ждали, в помещении царило тягостное молчание. Никто не решался его нарушить. Даже Луиза. Хотя по ее виду было понятно, что она сильно взволнована.

Спустя минут десять в помещение вошла та самая четверка первокурсников, за честь которых вступалась наша амазонка. Девушка тут же подобралась, с надеждой глядя на них. Была сейчас так похожа на бездомного щенка, мечтающего о хорошем и добром хозяине, что мне снова стало ее жаль. Горные альвы едва скользнули взглядами по нам всем и застыли, похожие на мраморные изваяния. В раскосых глазах читалось плохо скрываемое чувство собственного превосходства и презрение к окружающим.

– Вы нас вызывали? – спросил, по всей видимости, главный из них, стоящий впереди.

– Да. Хотел задать пару вопросов, на которые попрошу ответить честно. Поверьте, вам за это ничего не будет, – вкрадчиво проговорил Лориан. – Обещаю. Так что не стесняйтесь в выражениях. Можете сказать все, что думаете.

Похоже, его слова удивили не только нас. Во взглядах горных альвов отразилось некоторое замешательство.

– Скажите, что вы думаете об этой девушке? – Лориан махнул рукой в сторону Луизы. – И помните: можете говорить абсолютно честно. Никто не воспримет это как оскорбление.

Главарь альвов усмехнулся, и в его взгляде отчетливо полыхнула неприязнь, смешанная с гадливостью.

– Это отродье не заслуживает того, чтобы ходить по земле и дышать с нами одним воздухом! Нет ничего хуже полукровок. Они даже отвратительнее людей. Полукровки – позорное пятно на чести нашего народа. И единственный способ его смыть – уничтожать таких тварей!

Луиза будто превратилась в соляной столп. С ее лица вся кровь отхлынула. Похоже, подобного не ожидала. Лориан же безжалостно продолжил:

– Вам ведь известно, кем была ее мать? Если нет, просвещу. Жизнь ей дала одна из ваших принцесс. Райдара.

Еще более сильное отвращение исказило черты горных альвов.

– Имя этой женщины навсегда вычеркнуто из нашей памяти! – озвучил общее мнение их главный. – Семья давно уже отказалась от нее. Она связала себя с человеком. Стала его женой, родила ему ребенка. Худшего позора трудно себе представить!

– Даже если она сделала это против воли? – уточнил Лориан.

– Истинная горная альвийка предпочтет смерть подобной участи! Ее могло оправдать только одно – гибель как можно большего количества врагов.

– То есть если бы благодаря ее действиям пострадало много людей, она бы заслужила прощение? Пусть и посмертно? – поинтересовался куратор.

– Да, в этом случае заслужила бы, – степенно откликнулся главарь.

Остальные горные альвы по-прежнему хранили молчание, глядя на нас холодными злыми глазами. Так похожими на глаза Айдара, что у меня мороз пошел по коже.

– А если бы месть свершилась руками ее дочери, последняя могла бы рассчитывать жить среди вас?

– Она может быть лишь орудием, – поморщился альв. – В любом случае, это существо не имеет права на жизнь. Любой уважающий себя горный альв уничтожил бы собственными руками такую тварь. Ее спасает лишь то, что между нашими народами сейчас мир, – жестокие глаза уставились на Луизу так, что я поежилась. Пусть и смотрели не на меня.

Лориан же продолжал безжалостно втаптывать в пыль все надежды Луизы, с каждым словом альвов будто теряющую что-то важное в себе.

– Значит, если мать убеждала ее, что свершив свою месть, она может рассчитывать на место среди вас, то сознательно вводила в заблуждение?

Горный альв хищно осклабился. Смотрелось это так жутко, что меня передернуло.

– Разумеется. Представляю, какого труда ей стоило не задушить это отродье сразу после рождения! Обычно альвийки именно так и поступают в подобных случаях, хоть все равно потом приходится долго отмываться от позора. В течение десяти лет ни один уважающий себя горный альв не прикоснется к такой женщине. Хотя до рождения таких ублюдков редко доходит. От них избавляются еще в утробе. Да и как еще поступать с плодом насилия от человеческих тварей?

– Думаю, мы слышали достаточно, – остановил Лориан раззадорившегося альва, которому явно хотелось высказать все, что думает о нашей расе. – Вы можете быть свободны, адепты!

Горные альвы снова приняли бесстрастный вид и покинули помещение.

На Луизу смотреть было попросту больно. Она была раздавлена, опустошена. Утратила всю свою самоуверенность и силу духа, не позволявшие ей сломаться даже под пытками. Как оказалось, слова порой ранят куда больнее. И чувствую, больше всего мучило осознание, что все это время мать ее лишь использовала.

Твердая опора под ногами, цель, ради которой Луиза готова была горы свернуть, оказалась обманчивой и зыбкой. Самый близкий человек ее предал. Да и отец, в котором могла бы найти утешение – одержимый местью и ненавистью ублюдок, на глазах девочки унижавший мать и убивший ее собственными руками. Так что никаких теплых чувств Луиза к нему питать не могла, даже узнав, что мать далеко не ангел.

Она осталась совершенно одна. Без малейшей опоры и поддержки. Даже того, кто искренне ее любил и кого любила сама, оттолкнула во имя никому ненужной мести. Как по мне, Луиза уже понесла худшее наказание из всех возможных!

И я не желала для нее новых испытаний. Тем более, что-то мне подсказывало, что если ее прогонят еще и из Академии и вынудят вернуться к отцу, она предпочтет умереть, чем продолжать ставшее бессмысленным существование.

– Я не буду предъявлять обвинений, – тихо, но твердо сказала, прерывая повисшую в помещении тишину. – Не нужно привлекать дознавателей. О случившемся знают пока немногие, ведь так? – с надеждой посмотрела на Лориана. – Ведь мы сможем все замять?

– Хочешь ее добить своей жалостью? – грубовато сказал куратор, отчего я поморщилась.

– Не жалостью! – я упрямо вздернула подбородок. – Вы ведь сами нас учили, что мы должны быть единой командой. Поддерживать друг друга и держаться вместе, несмотря ни на что. Да, Луиза оступилась! Но теперь я поняла ее мотивы. И уверена, что случившееся станет для нее хорошим уроком.

Луиза смотрела на меня, пожалуй, еще более изумленно, чем остальные. Потом ее лицо искривила болезненная гримаса.

– Почему ты вступаешься за меня? Я ведь желала тебе зла!

– Все мы порой совершаем ошибки. Но у каждого должен быть шанс их исправить, – внимательно глядя ей в глаза, произнесла. – И я хочу дать тебе такой шанс. Что бы ни думали о нас горные альвы, в людях есть качества, заслуживающие уважения. И самое главное – мы умеем прощать. Ты зря считаешь, что должна теперь одна бороться со всем миром. У тебя есть те, кто может идти с тобой плечом к плечу. Если, конечно, сама того захочешь.

Я поднялась и подошла к ней, встала напротив и протянула руку.

Некоторое время Луиза колебалась, глядя на мою ладонь, потом неуверенно приняла. Тоже встала на ноги и долго вглядывалась в мое лицо, будто пытаясь отыскать на нем скрытые мотивы.

В какой-то момент с нее будто слетела маска, обнажая то, что она все это время пыталась скрывать от окружающих. Беззащитность, уязвимость, желание обычного человеческого тепла.

Из глаз Луизы покатились слезы, и я даже обрадовалась этому. Нервное напряжение, которое вряд ли бы закончилось чем-то хорошим, выплескивалось вместе с этими слезами. И единственное, что Луизе было нужно сейчас, я могла, к счастью, для нее сделать. Просто обнять и позволить выплакаться на моем плече.

ГЛАВА 10

– Ты уверена? – спросил Лориан, отведя меня в сторону от больничной койки, куда уложили напичканную успокоительными зельями Луизу.

Целитель сейчас проводил диагностику, сосредоточенно водя руками над телом девушки. Учитывая подавленное состояние последней, Лориан решил, что лучше ей пока побыть в лазарете. А то еще каких-то глупостей наделает!

– Абсолютно, – откликнулась, серьезно посмотрев в глаза любимого. – Не желаю, чтобы Луизе предъявляли какие-то обвинения. Да и чтобы ты пострадал из-за нарушения правил, тоже не хочу. Если это дело просто замять, списав на неудачный опыт адептов по демонологии, для всех будет лучше.

– Мне было бы спокойнее, если бы она не находилась рядом с тобой, – нахмурился Лориан.

– Луиза больше не представляет для меня опасности, ты ведь сам это знаешь, – я покачала головой.

– Но сомнения все равно есть, – вздохнул он и вывел меня из палаты, где смог вдали от лишних глаз обнять и прижать к себе. – Чувствую себя курицей-наседкой, переживающей за своего цыпленка, – иронично добавил он, отстраняясь и приподнимая мое лицо за подбородок. – Никогда не думал, что стану таким!

Я лишь счастливо улыбнулась.

– Мне это даже нравится. Но со стороны Луизы мне и правда ничего не угрожает. Виатор бы сказал, если бы она была неискренна.

При упоминании лесного альва Лориан помрачнел.

– Вот кому-кому, а ему в свете последних обстоятельств я не слишком доверяю.

– А вот это зря! – я потерлась щекой о его ладонь. – Он бы не опустился так низко, чтобы мстить отказавшей ему девушке.

– Уверена? – с сомнением протянул куратор.

Честно говоря, такой уж уверенной я не была, но хотелось думать, что за эти месяцы я успела неплохо узнать Виатора. Подлости и коварства в нем нет. В худшем случае, он просто прекратит со мной общаться. Но поговорить с ним и разобраться в наших отношениях окончательно нужно обязательно. Остается выбрать удобный момент.

– Мы с ним поговорим и выясним все до конца.

Видно было, что куратор не пришел в восторг от необходимости нашего с Виатором разговора, но смолчал. Некоторое время задумчиво смотрел на меня, потом спросил:

– У меня остались кое-какие твои вещи. Приказать доставить их к тебе домой?

– А я думала, ты хотел, чтобы я оставалась в твоих апартаментах, – лукаво прищурилась. – Или передумал?

– С удовольствием тебя бы там оставил, – он тоже улыбнулся, – но тогда твой отец с меня шкуру спустит. И так уже волком смотрит!

Я рассмеялась.

– Хотела бы я посмотреть, как станут спускать шкуру с самого сильного темного мага Даралского королевства!

– Ты недооцениваешь, на что способен разъяренный отец, пекущийся о чести дочери, – поддержал игру Лориан. – Так что есть чего бояться. Вот когда официально добьюсь согласия твоих опекунов на свадьбу, другое дело!

– Договорились, – я состроила разочарованную гримаску. – Тогда и правда лучше доставить мои вещи домой. Правда, не уверена, что появлюсь там сегодня, – посерьезнев, кивнула головой в сторону палаты. – Хочу убедиться, что с Луизой все будет хорошо. Она сейчас в жутком состоянии.

Некоторое время он смотрел на меня, потом озвучил свои мысли:

– Не понимаю…

– Чего?

– Она хотела тебя пусть не убить, но причинить зло однозначно. И, насколько я знаю, вы с ней никогда не были особенно дружны. Так почему ты так заботишься о ней?

– Может, потому что понимаю, что Луиза сейчас чувствует. Совершенно одна, утратившая цель в жизни, потерянная. Ей не на кого опереться, не у кого попросить помощи.

– А ты не думаешь, что в том, что так произошло, есть и ее вина? – резонно заметил Лориан.

– Возможно. Но если я могу помочь, то сделаю это.

– Полагаешь, она это оценит?

– Если честно, мне все равно, как к этому отнесется сама Луиза. Главное, что я сама буду знать, что поступила правильно. Когда с ней все будет хорошо, навязываться не стану. И только она будет решать, какие выводы сделать из случившегося. Но я просто знаю, что если сейчас равнодушно пройду мимо, буду чувствовать себя бессердечной сволочью.

Видно было, что куратор не разделяет моих мыслей, но и настаивать на своем не стал.

– Что ж, как хочешь. Но будь все-таки осторожна с ней.

– А вот это обязательно! Я не настолько доверчива, как ты думаешь, – произнесла тихо.

– Мне пора, – с явной неохотой произнес он. – Нужно еще отдать распоряжения по этому делу, утрясти все формальности. Так что, думаю, увидимся только завтра.

Я тут же ощутила, как внутри образовалась ноющая пустота. Отпускать его не хотелось совершенно. Но я понимала, что навечно мужчину к себе не привяжешь. Тем более что официально не имею на него никаких прав. Единственное, что мы смогли сейчас себе позволить – это сорвать с губ друг друга поцелуй. Жаркий и чувственный. Высказавший партнеру все, что происходило в этот миг внутри.

Сразу после этого Лориан ушел. Я же, вздохнув, вошла в палату, где разместили Луизу. Целитель уже закончил с осмотром и произнес:

– Вы, насколько понимаю, останетесь с ней?

– Да, господин Дарн.

– Тогда позовите меня, когда она очнется. Я пока пойду в лабораторию.

– Обязательно.

Когда целитель вышел, я устроилась на стуле рядом с кроватью Луизы и бесцельно уставилась в стену перед собой. О многом нужно было подумать и многое осмыслить. Так что я даже радовалась возможности уединения. Отвечать сейчас на вопросы других адептов, что-то делать была не в состоянии. Как всегда, после сильных эмоциональных потрясений нахлынула опустошенность.

Радовало одно – по крайней мере, эта непростая ситуация разрешилась. И к тому, что случилось, не причастен Айдар. Что-то мне подсказывает, что если бы ловушку для меня готовил он, так просто я бы из нее не выбралась.

Луиза же… Я не знала, как теперь относиться к ней. Злости и неприязни не было. А станем ли мы хотя бы приятельницами, зависит от нее. Как поведет себя дальше. Я же готова протянуть руку помощи.

Наверное, не наслоись на мою память воспоминания Элиссы, реагировала бы иначе. Но ее восприятие мира отличалось от того, как смотрела на жизнь Ксюша Орлова – благополучная девочка с Земли, обласканная родителями, не знающая серьезных разочарований и забот.

А вот Элисса Кармад прошла черед ад. Беззащитная сирота, которую с малых лет гнобили собственные родственники, не имеющая никакой опоры и поддержки. Одинокая, несчастная девочка, не раз задумывавшаяся о смерти. Вот ей Луиза была близка!

В чем-то их судьбы были даже похожи. Отличие в том, что Элисса предпочла сдаться и умереть в том пруду, не желая продолжать каждодневную пытку жизнью. Луиза же решила бороться и проиграла. Хотя сейчас переживает то же самое, что Элисса в конце. Полный крах и потерю интереса к существованию.

И если я сейчас отвернусь от нее, это будет тем же, что предать ту девочку, место которой заняла. По крайней мере, именно так я чувствовала. Хочу сделать для Луизы то, что никто не сделал для Элиссы. А уж как она этим воспользуется, дело десятое!

Негромкое покашливание у двери заставило вздрогнуть и оторваться от собственных размышлений. Обернувшись, увидела Виатора, и ощутила, как щеки поневоле вспыхнули. Вот перед кем было мучительно стыдно! С этим парнем, что ничего плохого мне не сделал, повела себя как предательница. И разговор нам предстоит морально очень тяжелый. Но необходимый. Просто уйти, так ничего и не объяснив, было бы подлостью по отношению к нему.

– Как она? – тихо спросил лесной альв, входя в палату.

– Физически все в порядке, – откликнулась, мимолетно глянув на безмятежно спящую девушку. – Целитель дал ей успокоительное, так что она крепко спит. Но я все равно покараулю здесь. Хочу посмотреть, как будет себя чувствовать, когда очнется. Успокою ее, что никаких последствий не будет. Она останется в Академии. Конечно, куратор будет бдительно за ней следить, да и попросит библиотекаря сообщать ему обо всех книгах, которые Луиза станет брать. Но сомневаюсь, что она снова решится на что-то подобное.

– Не решится, – откликнулся Виатор со спокойной уверенностью, и у меня от сердца отлегло.

Значит, я была права в трактовке ее состояния. А еще оценила, что лесной альв не стал задавать вопросы насчет того, почему я приняла такое решение. Да ему это и не нужно было. И так все понимал. Вот это его молчаливое понимание я всегда ценила особенно. Как же тяжело будет лишиться такого друга! На сердце заскребли кошки, и я тихонько сказала:

– Ты позволишь все тебе объяснить?

– Конечно, – коротко ответил и, махнув рукой на дверь, вышел.

Я собралась с силами, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, потом последовала за ним.

В приемном покое не было ни души. Целитель, как и говорил, находился в лаборатории, из-за запертой двери которой слышалось позвякивание склянок. Так что никто не мог помешать нашему с Виатором разговору.

– Понимаю, как все это выглядит, – начала, мучительно подбирая слова. – Как-то все само получилось. Оказалось, что Лориан… то есть ардар Тирмил… что он…

Виатор улыбнулся тепло и немного печально. Потом накрыл мой рот ладонью, прерывая дальнейший поток сбивчивых оправданий.

– Не нужно. Я с самого начала понимал, что ты любишь его, а не меня. Замечал и его чувства к тебе. Правда, впервые за свою жизнь предпочел обманывать самого себя. Считал, что все можно исправить. Предпочитал закрывать глаза на то, каких усилий тебе стоило принимать мою любовь.

– Прости, – только и смогла сказать, чувствуя, как глаза наполняются слезами.

– Не нужно просить прощения. Ты не можешь приказать сердцу любить против воли. И я не должен был пользоваться твоей временной слабостью и навязываться. Получил по заслугам, вот и все.

Я смотрела на внешне спокойное лицо, в котором эмоции выдавали лишь глаза, и совершенно не знала, что сказать.

– Знаешь, я много думал о том, почему выбрал именно тебя, – продолжил он задумчиво. – Поначалу это был лишь интерес, желание разгадать непостижимую для меня тайну. Ведь такое со мной случается редко. Обычно я сразу понимаю, что за существо передо мной, что им движет. С тобой было иначе. Так, словно в тебе одновременно уживалось даже не две, а три женщины. Одна – ранимая, уязвимая и нуждающаяся в заботе и поддержке. Другая – сильная, уверенная в себе, желающая быть независимой. Третья – это вообще нечто непостижимое. Само воплощение жизненной силы, любви, желания, тепла. Наверное, ты сейчас считаешь, что я совсем с ума сошел… Но именно так я тебя ощущаю. Чем больше общался с тобой, тем сильнее меня к тебе влекло. С тобой никогда нельзя было угадать, как поведешь себя в следующий момент и какая женщина победит. А еще привлекало то, что ты единственная, кто совершенно не обращал внимания на мой титул и дар. Даже зная о последнем, общалась со мной так, словно я был обычным человеком. Неожиданно это оказалось очень приятно. Знать, что для кого-то ты ценен сам по себе, как личность. Не скрою, мне будет трудно отказаться от этого чувства, побороть его. Но я постараюсь. Наверное, этот удар по самолюбию и по самому больному был мне в какой-то степени необходим. Дал понять, что в мире не всегда бывает так, как хочется. Он не вертится лишь вокруг меня. Пора повзрослеть и принимать решения, исходя не из порывов сердца и желаний, а из чувства долга. Мой отец рискнул навлечь на себя гнев и непонимание сородичей, не взвалив на меня ту ношу, что была уготована мне с рождения. Дал время сделать это осознанно. И я всегда буду ему за это благодарен. Постараюсь стать достойным его надежд и в дальнейшем не подвести свой народ.

– Значит, ты передумал оставаться среди людей и заниматься чем-то другим? – спросила негромко.

– Высшие силы дали мне понять, что свернув с предначертанного пути, я получу лишь разочарование и потерю самоуважения, – он улыбнулся уголками губ. – Так что мне стоит быть им благодарным за этот урок, пусть и жестокий.

Заметив мой огорченный вид, поспешил добавить:

– Я не держу на тебя зла и не считаю врагом. Пусть и общаться, как раньше, вряд ли смогу. Слишком тяжело будет находиться рядом и сожалеть о том, чего никогда не будет. Возможно, пройдет время, и то, что творится в моем сердце, уляжется. Тогда мы сможем снова стать друзьями.

– Я бы очень этого хотела, Виатор! – искренне воскликнула. – И еще раз прости, если сможешь!

Он кивнул и решил, видимо, что сказал все, что намеревался. Развернулся и хотел уйти, когда что-то дернуло меня сказать:

– И ты ошибаешься, считая, что только я ценила тебя таким, какой ты есть, без учета титула и дара. Знаю, по крайней мере, одну девушку, которая все бы отдала, чтобы быть рядом с тобой. Притом необязательно на троне. Даже если бы ты решил после окончания Академии отказаться от всего и остаться здесь, она сочла бы за счастье быть рядом.

– Арлия… – не оборачиваясь, тихо сказал он.

– Не уговариваю тебя сходу начать строить с ней отношения. Но хотя бы присмотрись к ней, узнай получше. Тем более что ты прекрасно знаешь о ее чувствах. Пусть в ней нет ничего такого, что бы хотелось разгадать, но она сделает все, чтобы сделать тебя счастливым.

Не знаю, какие мысли возникли у Виатора после моих слов, но он так ничего и не ответил. Просто вышел. Я же вздохнула, чувствуя, как с плеч будто камень свалился. Сознавала, что сделала для этих двоих все, что могла. И теперь от них самих зависит, воспользуются ли подаренным судьбой шансом на счастье. А то, что лучшей пары для Виатора не отыскать, нет сомнения.

ГЛАВА 11

Луиза проснулась под вечер. К тому времени я уже почти задремала над книгой, нашедшейся у целителя. Но краем глаза уловив слабое движение со стороны постели, встрепенулась. Луиза, приподняв голову, осматривала помещение. Взгляд ее с каждой секундой прояснялся. По-видимому, вспоминала обстоятельства, из-за которых здесь оказалась.

– Ты как себя чувствуешь? – спросила как можно более дружелюбным тоном.

Вместо ответа Луиза напряженно уставилась на меня. Потом произнесла:

– Что со мной планируют сделать дальше?

– Ничего не изменилось. Я уже тебе говорила, что последствий не будет, – откликнулась спокойно. – Всем будем говорить, что мы с тобой неудачно пытались провести ритуал вызова демона. Можем обговорить подробности, если хочешь.

– И куратор на это согласился? – ее брови взметнулись.

– Я умею быть убедительной, – улыбнулась, чем вызвала еще большее недоумение.

– И все-таки я не понимаю, зачем это тебе? – она покачала головой.

– Если считаешь, что у меня есть какие-то скрытые мотивы, то заблуждаешься. Ничего за свою помощь я требовать не буду. Так что восстанавливай силы и возвращайся к учебе. Теперь все исключительно в твоих руках.

Луиза некоторое время нечитаемым взглядом смотрела на меня, будто пытаясь заглянуть в самую душу. Потом обмякла и устало прикрыла глаза.

– Может, лучше бы я понесла наказание? Все равно оставаться здесь теперь бессмысленно.

– Так, а вот этот настрой лучше гони прочь! – возмутилась я, внутренне тревожась из-за той обреченности, что читалась на лице девушки. – Не разочаровывай меня! Куда подевалась воительница, готовая глотку перегрызть любому за то, во что верит?

– Сдулась, – слабо улыбнулась Луиза. – Оказалась никому не нужна, и это ее уничтожило.

– Будешь ты кому-то нужна или нет, зависит только от тебя, – тихо сказала. – Не отталкивай людей, и все будет хорошо! Понимаю, что иногда те, кому ты открываешь душу, разочаровывают… Но если будешь закрываться абсолютно от всех, жизнь и правда потеряет смысл. Поверь мне. Я-то знаю! У меня, как и у тебя, очень сложные отношения с самыми близкими. По сути, меня просто желали использовать, прогнуть под себя. Никакой любви и поддержки с их стороны я за всю жизнь не видела. Но зато нашла других, кому решилась открыться. И не пожалела. С тобой может быть так же.

Мы молча смотрели друг на друга, и я чувствовала, как в Луизе прямо сейчас происходит переосмысление всего, во что верила. Наконец, ее губы разлепились, а из взгляда исчезла так пугающая обреченность:

– Я попробую.

– Вот и отлично! – обрадовалась я. – Такой настрой мне нравится куда больше!

– Ты сможешь простить меня когда-нибудь? – она неуверенно улыбнулась. – Мне, правда, безумно стыдно из-за того, что я пыталась сделать. Ты же в ответ… – ее голос сорвался. – Не понимаю, почему ты это делаешь, но я в любом случае тебе благодарна.

– Уже простила, – откликнулась, с удивлением понимая, что это искренне. Конечно, осадок еще остался, но я была уверена, что со временем исчезнет и он.

– Я… – заметив, как из уголка глаза Луизы выкатилась слеза, ощутила, как внутри защемило. – Ты не пожалеешь. С этого дня у тебя не будет более преданного друга. Возможно, когда-нибудь я тоже смогу тебе помочь в трудную минуту.

Вот такого поворота уж точно не ожидала! По крайней мере, в отношении обычно сдержанной, не склонной к сантиментам амазонки! Видимо, действительно, в глубине души она совершенно другая. А та броня изо льда, которой отгораживала сердце от окружающих, сегодня растаяла. И эта новая Луиза мне нравилась! Может, мы и впрямь станем подругами? В том, что девушка стала доверять мне, убедилась уже через несколько секунд, когда она смущенно сказала:

– Как думаешь, Алойз однажды сможет понять, почему я так поступила?

– Если расскажешь ему все, как есть, без прикрас и недомолвок, уверена, что поймет, – подумав, ответила. – Не говорю, что тут же простит, но что поймет, несомненно. А сможешь ты заслужить его прощение или нет, зависит только от тебя.

– Думаю, если он узнает о  том, что я сделала, то окончательно разочаруется, – с сомнением протянула она.

– Скажи, он правда для тебя важен? – пытливо уставилась на нее.

– Очень, – она потупила взгляд. – Не представляешь, чего мне стоило бороться с собой и делать вид, что он меня нисколько не интересует! Приходилось постоянно напоминать себе о том, что есть цель, от которой я не имею права отказаться. И что это важнее личных симпатий. Думала, что когда он перестанет меня добиваться, станет легче, и я смогу выбросить его из сердца. Но стало только хуже. А еще эти девицы, которые слетаются к нему, как мухи на мед, стоит пальцем поманить. Раньше я знала, что они для него ничего не значат. Теперь же…

– Полагаю, и теперь ничего не изменилось, – улыбнулась я. – И он переживает не меньше, чем ты. Просто таким способом пытается забыться.

– Не уверена в этом.

– Знаешь, у тебя есть два варианта действий. Оставить все как есть и со временем окончательно его потерять. Или попытаться вернуть, смирив гордость.

– Да какую там гордость?! – она вздохнула. – Я бы хоть сейчас попыталась с ним поговорить. Но мое признание может показаться ему слишком ужасным и отпугнет совсем.

– И все-таки я считаю, что откровенность в вашем случае необходима. – Помолчав, добавила: – У Алойза в жизни уже была большая любовь. И разрушилась она из-за лжи и предательства. С тех пор для него самое важное в отношениях – честность и искренность. Несмотря на боязнь повторного разочарования, он открыл тебе свое сердце. Сделал попытку быть счастливым. Ты же…

Лицо Луизы исказилось от боли, и я поспешила свернуть тему.

– Так что твое объяснение, если не будет полностью правдивым, лишь отпугнет его окончательно. И пусть даже Алойз не захочет возобновлять отношения, но по крайней мере, станет тебя уважать.

– Ты права, – глухо произнесла она. – Я должна хотя бы попытаться. Но знаешь, решиться на это намного  тяжелее, чем на любую дуэль! – слабо улыбнулась.

– Охотно верю, – я подмигнула ей, – но ты сильная, справишься!

– А ты можешь найти и привести Алойза прямо сейчас? – голос Луизы внезапно окреп, весь вид девушки тоже изменился.

Передо мной снова была прежняя амазонка. С одним лишь отличием – врагом она для меня быть перестала. И свою силу и уверенность собиралась направить на совершенно мирные цели. Невольно улыбнулась, глядя, как Луиза решительно вылезает из кровати и приводит себя в порядок, поправляя платье и прическу.

– Попробую, – я тоже поднялась. – Если он дома. А то в воскресенье вечером наши обычно в город отправляются.

Она чуть сникла, потом снова расправила плечи.

– Не получится сегодня, сделаю это завтра. Но ты все равно сходи, ладно? Я бы и сама пошла, но там будет куча лишних ушей и глаз. Хочу поговорить с ним наедине.

– Схожу, конечно! Мне не трудно, – усмехнулась я. – Тем более что надоело смотреть на то, как вы оба старательно друг друга не замечаете.

Когда я выходила из лазарета, на душе было легко. И я искренне желала, чтобы все разногласия между двумя влюбленными разрешились. Луиза, конечно, наломала дров, но если Алойз ее и правда любит, то даст второй шанс. Если же нет, пусть лучше она узнает об этом сразу, чем долгие годы страдать издалека и мучиться от вопросов.

Как ни странно, все наши оказались дома. Никто в город сегодня не пошел. Собравшись в гостиной, что-то обсуждали. И судя по обрывкам фраз, занимала их наша с Луизой судьба. Виатор, видимо, молчал как партизан, так ничего и не объяснив.

Не успела я появиться на пороге, как послышались взволнованные возгласы. Первой ко мне бросилась Антхея и порывисто обняла.

– Хоть ты объясни, что происходит! Какой-то страж принес твои вещи и сказал, что ты и Луиза в лазарете. Но что туда сейчас нельзя, и вы вернетесь, когда сможете.

– Все в порядке, – постаралась ответить как можно безмятежнее. – Луизу накачали успокоительным и решили, что будет лучше, если проведет ночь в лазарете. А я за компанию захотела остаться с ней. Случилось же… В общем, неудачная попытка вызова демона. – Взглядом я постаралась сказать Антхее, что объясню все позже и наедине. Наверное, подруга за это время научилась неплохо меня понимать, поскольку с расспросами отстала и кивнула.

– Так кто демона-то вызвал? – недоуменно спросила Оймера. – Из-за чего переполох такой? По академическому городку столько слухов странных ходит! Что тут целые полчища демонов прорвались, а стража едва с ними разобралась. И что в Академию проникли враждебно настроенные маги, которые желают захватить власть на острове.

Я лишь округлила глаза – надо же, как у адептов фантазия работает! Оймера же продолжала делиться слухами, повергая меня в немой шок:

– Говорят, тебя отсюда куратор лично выносил, окровавленную и едва живую. Что над тобой все светлые маги Академии целую ночь исцеление проводили.

– Да бред же это! – не выдержала я. – Прорыв и правда произошел. Мы с Луизой намудрили что-то с рунами. Да и вообще я не должна была без нее проводить обряд, но не удержалась. Потому тут и оказалась наедине с демоном, – выдвинула ту версию, которой решила придерживаться. – И он был совсем один. Не самый опасный, кстати.

– Хоть хватило ума опасных не вызывать! – ехидно встряла Беатриса. – Но ты все-таки идиотка, кузина!

– Обойдусь как-нибудь без твоих комментариев, – парировала я. – Тем более что сама знаю, что не права была, – добавила фальшиво сокрушенно. – В любом случае, все закончилось хорошо. Куратор появился вовремя, расправился с демоном и вытащил меня оттуда. А так как я была в невменяемом от шока состоянии, то ничего вразумительного сказать ему не смогла. Потом же не захотела выдавать участие Луизы. Вот поэтому и было расследование.

– Представляю, что он для вас теперь за наказание придумает! – сочувственно произнес Леонс.

Крысеныш все это время отмалчивался, лишь мрачно и как-то подозрительно поглядывая на меня.

– Может, обойдется, – уклончиво сказала. – Все-таки мы сами себя наказали. Луизу вон после его допроса с нервным срывом в лазарет отправили.

Поймала встревоженный взгляд Алойза, который он тут же попытался скрыть за маской безразличия. Хотела уже отозвать его в сторонку и попросить сходить к Луизе, когда Крысеныш все-таки заговорил:

– Позволь узнать, где ты прошлую ночь провела?

От возмущения я даже не нашлась, что ответить.

– Тут и другие слухи ходят, – язвительно бросил он. – Что куратор тебя в своих апартаментах в Академии на ночь оставил. И сам ночевал там же.

На меня уставилось множество любопытных глаз, а щеки сами невольно вспыхнули.

– Каждый думает в меру своей распущенности! – буркнула я. – Да, он оставил меня там, потому что считал, что мне нужен присмотр. Но спали мы в разных комнатах. Если допрос окончен, могу я попросить тебя, Алойз, уделить мне пару минут?

– Конечно, – такой же удивленный, как и остальные, механически откликнулся водный альв.

– Зачем это? – немедленно отреагировал Крысеныш.

Нет, ну как же достал! С чего это разошелся так? Тут же вспомнились слова Луизы о полученном им от ардары Катрины письме, и сердце неприятно екнуло. Видимо, он уже считает меня своей собственностью, и что имеет право устраивать мне сцены ревности.

Проигнорировав вопрос Дамиена, я потянула Алойза за собой. Пришлось выйти из дома на крыльцо, подальше от множества любопытных. Постаравшись успокоиться, произнесла:

– Понимаю, что ты имеешь полное право отказаться, но я очень тебя прошу выполнить мою просьбу.

Явно заинтригованный и озадаченный, Алойз неуверенно кивнул:

– Конечно. Что я могу для тебя сделать?

– Навести, пожалуйста, Луизу. Прямо сейчас.

Лицо водного альва будто окаменело, глаза засветились холодным блеском.

– Не вижу в этом смысла.

– Знаю, она сильно тебя обидела. Но поверь, это важно для вас обоих. Луиза хочет все тебе объяснить.

– Слишком поздно, – он отвернулся, делая вид, что его интересует исключительно укрытый сумерками сад.

– Если так, пойди и сам скажи ей это в лицо, – сухо произнесла я. – И насчет того, что случилось здесь вчера… На самом деле было совершенно не так. И Луиза расскажет тебе правду. Так что, может, хотя бы ради любопытства сходишь?

Алойз явно колебался. Гордость и уязвленное мужское самолюбие боролись с теми чувствами, что он еще испытывал к Луизе. Про любопытство я брякнула исключительно ради того, чтобы ему легче было найти оправдание для самого себя.

– Ладно, – сказал неохотно. – Схожу. Правда, смысла в этом не вижу.

– Для Луизы он есть, – тихо сказала. – И пожалуйста, пообещай, что сохранишь все, что она тебе расскажет, в тайне. Иначе Луизе придется покинуть Академию, и дальше ее жизнь вряд ли сложится хорошо.

– Все так серьезно? – перестав строить из себя бесчувственную статую, Алойз посмотрел уже с нескрываемой тревогой. – Да что у вас тут произошло?!

– Луиза расскажет тебе сама, – я покачала головой, давая понять, что сама объяснять правду не стану. – Знай лишь, что между нами все разногласия улажены. И никаких претензий я к ней не имею. Что касается тебя, решение будешь принимать сам.

Алойз больше не сопротивлялся, когда я потянула его к Академии. Но я чувствовала его недоуменный взгляд, ощущала исходящее напряжение. Да, сегодня Алойзу придется узнать много чего неприглядного о любимой девушке. Буду лишь надеяться, что я в нем не ошиблась, и он не окажется настолько твердолобым, чтобы совсем от нее отказаться. Ведь по сути Луиза была такой же жертвой. Психологически обработанным оружием своей одержимой местью матери. И я далеко не уверена, что она и правда смогла бы довести эту месть до конца. Уже одно то, что вместо того, чтобы убить, предпочла более щадящий способ расправиться со мной, говорило о многом.

В палату вслед за Алойзом я заходить не стала. Осталась в приемном покое, устроившись на кушетке. Безумно хотелось узнать, о чем будут говорить водный альв и амазонка, но я понимала, что подслушивать разговоры друзей некрасиво. Если захотят потом рассказать, как все прошло, хорошо. А нет – приму это как должное. Да и к чему слова, если обо всем можно будет догадаться по их поведению?

И все-таки полчаса, что Алойз провел в палате Луизы, показались бесконечными. Когда же открылась дверь, я тут же уставилась на выходящего из палаты парня. Задумчивого и отрешенного. На мой робкий вопрос о том, как все прошло, он не ответил. Лишь посмотрел невидящим взглядом, о чем-то продолжая размышлять. Потом тряхнул головой и слегка взбодрился. Улыбнулся уголками губ и сказал одно лишь слово:

– Спасибо, – после чего ушел из лазарета, оставляя меня в полной растерянности.

И что это было? Как понимать? Удачно объяснились или нет? Похоже, мне правда придется умереть от любопытства, если и Луиза отреагирует так же непонятно.

Я поднялась с кушетки и направилась в палату. Вид у амазонки был умиротворенный. Так, словно она сбросила с себя тяжкий груз. Это показалось хорошим знаком.

– Как он отреагировал? – спросила, не особенно надеясь на ответ, устроившись на прежнем месте.

– Был шокирован, – слабо улыбнулась девушка. – Но сказал, что ценит то, что я раскрыла ему правду. Что он пока не знает, как на это реагировать, и ему нужно разобраться в себе.

– А ты?

– Я сказала, что приму любое его решение, но он должен знать, что у меня всегда были к нему чувства. И если он даст мне еще один шанс, я никогда не совершу прежних ошибок.

– Ты молодец! – искренне произнесла. – Сделала все, что могла, в этой ситуации. Теперь решение за ним.

– Мне и правда стало легче, – она откинулась на подушку и уставилась в потолок. – Намного. Спасибо, что помогла мне решиться на это.

– На то и нужны друзья! Поддерживать и помогать, – улыбнулась ей.

Она протянула мне руку, и я, не колеблясь, приняла ее. От сердца тут же отлегло, и исчезли малейшие сомнения в том, что поступила правильно, вмешавшись в их отношения.

– Тебе необязательно сидеть тут всю ночь, – произнесла она уже спокойным и уверенным голосом. – Теперь я точно не стану совершать никаких опрометчивых действий. Ты ведь этого боялась?

Я смущенно кивнула. Она же продолжила:

– Так вот. Минута слабости прошла, и со мной все будет в порядке. А тебе не мешало бы отдохнуть нормально. Завтра все-таки учебный день.

– Уверена, что тебе не понадобится помощь? – попыталась сопротивляться, но по полному искреннего тепла взгляду поняла, что с Луизой и правда все в порядке.

– Да.

– Ну, хорошо. Я действительно немного устала. Уж слишком безумный день выдался. Отдыхай и набирайся сил! Они тебе тоже понадобятся.

Мы тепло распрощались, и я вышла из лазарета. Мелькнула мысль отправиться в знакомые апартаменты, и лишь чудовищным усилием воли прогнала ее. Пока нельзя. По Академии и так уже расползлись слухи, хотя ума не приложу, как это произошло так быстро. Видимо, кто-то из адептов или служащих Академии что-то увидел и домыслил в меру своей распущенности, а потом не удержался от того, чтобы поделиться выводами с окружающими. Так что давать новый повод трепать наши с Лорианом имена не хотелось.

Поскорей бы он договорился с ардарой Катриной о нашей помолвке! Тогда плевать я хотела на мнение окружающих! Но сейчас рисковать не стоит. Все-таки это не Земля с ее достаточно свободными нравами. Тут на вещи смотрят немного иначе. По крайней мере, у даралцев. Илитам и альвам больше повезло с традициями.

Правду о случившемся я рассказала лишь Антхее, поднявшейся в нашу комнату вслед за мной. Единственное, о чем умолчала – так это о применении куратором запрещенных методах допроса. Остальное скрывать не стала.

Сказать, что водная альвийка была поражена – ничего не сказать. И так легко прощать Луизу совершенно не хотела. Да и после того, как та отшила ее брата, относилась к ней, мягко говоря, неприязненно. Но мне удалось унять праведный гнев этой, в сущности, очень доброй и хорошей девушки. Убедила ее не судить строго, учитывая все обстоятельства. И не вставлять палки в колеса, если у Алойза с Луизой все наладится. Антхея, пусть и со скрипом, согласилась. Но все равно осталась при своем мнении. О том, что амазонку стоило бы пинком прогнать за ворота Академии, а к ее брату и на пушечный выстрел не подпускать.

– Зато благодаря ей наши с Лорианом отношения сдвинулись с мертвой точки, – выдвинула я еще один довод в пользу того, что на все нужно смотреть с разных сторон.

Антхея смягчилась.

– Я очень за вас обоих рада! Вот зря ты мне не верила, когда я говорила, что он тоже тебя любит!

Я счастливо вздохнула.

– Теперь дело за малым – убедить родню, что брак с Лорианом будет более выгодным, чем с Нартраном, – мое лицо при упоминании Крысеныша скривилось так, будто я клюкву раскусила. – Хотя, думаю, тут проблем не будет. Бабушка ведь сама хотела, чтобы он мной заинтересовался.

– Даже если она будет против, поженитесь тайно! – предложила вариант Антхея.

– Боюсь, тут все не так просто, – я огорченно вздохнула.

Помимо магических занятий, были у нас в Академии и общие дисциплины, в том числе и законодательство разных народов. Так вот, чем больше я во все это вникала, тем сильнее понимала, что избежать каверз со стороны родни не так легко, как думала раньше. Что недостаточно лишь окончить Академию и пожелать идти своим путем.

До совершеннолетия люди в Даралском королевстве находятся полностью под опекой родни или тех, кого назначат на эту роль. А совершеннолетие тут, учитывая продолжительность жизни и крайний срок пробуждения магии, в двадцать пять лет. То есть мне еще долгие годы придется жить по указке Кармадов. Они могут в любое время забрать меня из Академии и распорядиться моей судьбой по собственному усмотрению.

Конечно, убить или причинить вред не имеют права – такие случаи тщательно расследуются государством и наказываются. Но выдать замуж, к примеру – запросто. Тут даже мое согласие не требуется. А в случае если сбегу и произнесу брачные обеты без согласия опекунов, те могут обратиться с просьбой к королю признать их недействительными. Так что куда ни кинь, а без одобрямса бабушки не обойтись!

У альвов с этим проще – совершеннолетие считается с момента пробуждения дара. В ином случае – как и в Дарале, с возраста, считающегося крайним для обретения силы. У альвов это – пятьдесят лет, у илитов – тридцать. Если этот возраст прошел, а сила так и не появилась, значит, уже и не пробудится. Таким образом все мои одногруппники иных рас уже считаются совершеннолетними и могут распоряжаться своей жизнью.

Иное дело, что в случае если выберут себе пару без согласия главы клана, это чревато изгнанием. Судьба их сильно осложнится, отвернутся все сородичи, живущие по законам тех государств. Но все равно я бы предпочла это, чем быть полностью зависимой от воли родни.

Когда поделилась своими соображениями с Антхеей, та только сочувственно вздохнула. Но высказала надежду, что от такого зятя, как Лориан Тирмил, моя бабушка не откажется. Мне же оставалось верить, что это и правда так. Даже в страшном сне не могла представить в качестве спутника жизни Крысеныша. Передергивало при одной мысли.

Как бы то ни было, несмотря на все эти сомнения, атакующие мою бедную голову, заснула я быстро. Видимо, и правда слишком устала от впечатлений дня. Хотя в будущее, несмотря ни на что, смотрела с оптимизмом.   


Глава 12

ГЛАВА 12

Спустившись утром на кухню, чтобы выпить кофе перед тренировкой, я так и застыла на пороге. На губах расползлась невольная улыбка – настолько идиллическая картинка предстала перед глазами. Алойз и Луиза, вернувшаяся из лазарета, уже не спали и за чашкой кофе о чем-то мило ворковали. Причем, судя по светящимся физиономиям обоих, сразу было ясно: водный альв не стал долго играть в неприступность и затягивать примирение. Похоже, Луизе все-таки удалось достучаться до него, полностью открыв свою душу. И откровенность не сыграла с ней злую шутку.

– Доброе утро! – жизнерадостно поздоровалась я, решив, что утро сегодня и правда доброе.

Мне ответили так же оживленно и предложили присоединиться, от чего отнекиваться я не стала. Но и лезть сейчас с расспросами не захотела, выпытывая всю подноготную примирения. Поговорим с Луизой потом, наедине. И что-то подсказывало, что со мной она будет полностью откровенна. Вообще ее манера общения по отношению ко мне настолько изменилась, что я не могла не радоваться. Не было намеренной холодности, скрытности, подчеркнутой неприязни, как раньше. Вот с такой Луизой, какой она была сейчас, общаться было очень приятно! Так что шансы стать с ней настоящими подругами значительно возросли.

Тренировка тоже прошла нормально. Я парила, как на крыльях, и все получалось легко и свободно.

К сожалению, первое занятие изрядно пошатнуло впечатление о так замечательно начавшемся дне. Саури Тар явно кто-то уже поездил по ушам насчет моей ночевки у куратора. Иначе как трактовать тот вымораживающий, полный ненависти и злости взгляд, которым она меня одарила, едва мы переступили границу полигона. Даже не по себе стало.

Полностью осознала, что «Основы светлой магии» я теперь буду сдавать долго и тяжело, когда все занятие она только тем и занималась, что придиралась к каждому моему действию. На моем примере отрабатывали новое плетение – довольно сложное и муторное в применении.

«Светлая паутинка» действовала так коварно, что справиться с ней было нелегко и опытным магам, если не успевали вовремя заметить. Она не летела сразу, как другие боевые заклинания, а словно бы зависала над целью, ожидая момента, когда защита хоть немного ослабнет. И как только такое происходило, обрушивалась вниз, оплетая не хуже настоящей паутины. Притом гадость была настолько цепкая, что контрплетения далеко не сразу могли ее разрушить. Вот этому плетению мы сегодня и обучались.

Честно говоря, полагала, что в первый раз Саури доверит продемонстрировать на практике это плетение Виатору. Ведь он самый сильный светлый маг из нашей группы. Но она предпочла изощренно поиздеваться надо мной. Каждый мой промах, каждое пропущенное звено плетения подвергались довольно едким насмешкам. Меня выставляли бестолочью и неумехой, которая не в силах сделать элементарного.

Надо ли говорить, что в таких условиях получалось еще хуже. Я никак не могла сосредоточиться. Щеки же буквально жгло от стыда и злости. Большинство поглядывало с сочувствием, а некоторые, типа Беатрисы и спевшейся с ней Оймеры – с откровенным злорадством. Когда же Саури еще и начала за ошибки метать в меня короткими всполохами силы, действующими как разряд тока, а потом заставляющими на несколько секунд неметь все тело, и вовсе стало худо.

С грехом пополам я соорудила все-таки злосчастную «паутинку», но вместо того, чтобы похвалить, Саури заявила, что если и дальше буду осваивать материал такими темпами, могу забыть о сдаче экзамена по ее дисциплине. Впрочем, чего-то подобного я и ожидала, но менее обидно от этого не стало. А жаловаться Лориану не хотелось. Унизительно как-то. Да и в этом случае Саури точно меня съест. Оставалось надеяться, что откровенного беспредела он, как наш куратор, не допустит.

Едва стоя на ватных от постоянных парализующих воздействий ногах, я хмуро наблюдала за тем, как осваивают «светлую паутинку» Виатор и Леонс. Лесной альв, ожидаемо, справился гораздо лучше и быстрее меня, чем заслужил одобрение наставницы и отличную оценку. Леонс же мучился долго, пусть даже к нему отнеслись очень щадяще. Объективно – справился куда хуже меня, но вместо порицания и насмешек получил четкие и дельные советы. Обидно все-таки! Пусть и понимаю, что эта гадина всего лишь бесится из-за того, что ей предпочли меня. Но если так пойдет и дальше, вообще возненавижу светлую магию. А ведь это профильный для меня предмет!

Остальные занятия, к счастью, прошли мирно. На лекции Томаса Карда я оттаяла и взбодрилась. Вообще любила, как он преподает. Не сухо и методично, как большинство наставников теоретических дисциплин, а интересно и с огоньком. Так что даже самые ленивые адепты осваивали его предмет без всяких проблем.

Немного неловко было на «Целительстве и травоведении», когда я то и дело наталкивалась на пытливый взгляд Арлии. Блин, похоже, Академия точно большая деревня! Слухи разносятся моментально! Надо бы после занятий поговорить с Арлией и попытаться наладить прежние доверительные отношения. Тем более что камень преткновения уже между нами не стоит.

Правда, дальше намерений дело не зашло, хоть и занятие Арлии стояло у нас последним. Альвийка на мою просьбу о личной беседе отговорилась какими-то неотложными делами. Похоже, до сих пор обижается! Что ж, надеюсь, если у них с Виатором все наладится, сменит гнев на милость. Мне не хватает наших с ней бесед.

Так, не в лучшем расположении духа я и плелась домой, не подозревая, что все прежние неприятности дня по сравнению с тем, что еще предстоят, лишь цветочки.

Неладное почуяла еще у внутренних ворот Академии, заметив среди стражников знакомое лицо. Неприятное предчувствие кольнуло в самое сердце еще до того, как вспомнила, кто это. Потом же и вовсе застыла столбом, уставившись на Родерика – наездника на драконах, служащего семье Кармад. Мужчина тоже меня узнал и приветливо помахал рукой. Пришлось двигаться дальше, надеясь, что худшее не произошло, и он всего лишь доставил письмо от родни. Мне или Беатрисе.

Не то чтобы Родерик вызывал у меня неприязнь. Как раз наоборот, мы с ним вполне хорошо общались, когда он вез в Академию. Но все, что связано с родней, вызывало вполне понятную настороженность.

– Здравствуйте, Родерик, – нацепив улыбку, обратилась к нему. – Какими судьбами к нам?

– Здравствуйте, лирна Элисса! – он тоже просиял улыбкой. – Да вот, сопровождаю ардару Катрину.

Сердце екнуло. Вот только личного присутствия бабушки мне для полного счастья не хватало!

– Она здесь? – с трудом выдавила, надеясь, что мое лицо не слишком перекосило.

– Да. Мы полчаса назад прилетели. Ардару Катрину один из караульных сопроводил к вашему дому. Так что она сейчас там вас ждет.

– Какая приятная неожиданность! – самой стало противно от того, как фальшиво прозвучала эта фраза. Но полоскать грязное белье нашей семьи на глазах у посторонних я намерена не была. – А не знаете, что заставило ее проделать такой путь? – попыталась хотя бы разузнать о главном, чтобы морально подготовиться к встрече.

Родерик развел руками.

– Вы же знаете ардару Катрину! Она не делится своими соображениями с подчиненными. Я тут просто возница.

Глупо было бы полагать иное. Что бабушка станет откровенничать с теми, кого считает прислугой. Пусть даже речь о маге-наезднике на драконе.

– Что ж, тогда сама выясню, – сказала нарочито беспечно. – Может, пойдете со мной? Я вас чаем или кофе угощу.

– Нет, спасибо, лирна Элисса. Ардара Катрина велела ждать здесь.

Жаль. В присутствии посторонних бабушка вела бы себя более корректно. А что-то подсказывало, что ничего хорошего ее визит мне не сулит. Хотя есть еще надежда, что она просто соскучилась по Беатрисе и решила навестить. Сама же усмехнулась столь невероятной мысли. У этой черствой стервы и сердца-то нет, чтобы скучать по кому-то. Что ж, ничего не остается, как встретить неизбежное с поднятым забралом! И нужно решить, как себя вести с бабушкой. Прежняя тактика покорной овечки может в этот раз не сработать. Но и проявлять дерзость не стоит. Следует помнить, что во власти ардары Катрины изрядно испортить мне жизнь.

Уже сделав шаг от ворот, я внезапно резко остановилась. А почему бы не задействовать тяжелую артиллерию? Тем более что Лориан в любом случае собирался поговорить с моей родней!

– Скажите, а ардару Тирмилу доложили о приезде ардары Кармад? – обратилась к одному из караульных.

– Разумеется, ему сообщили, – проговорил он. – Ардар Тирмил и выписывал разрешение на то, чтобы в системе защиты ей дали временный пропуск.

От сердца немного отлегло. Раз Лориан в курсе, вполне возможно, что он уже там, и встреча пройдет не так напряженно.

Но мои надежды снова оказались разбиты. В доме, помимо нескольких адептов, составляющих сейчас компанию бабушке, никого другого не было. Ардара Катрина с вежливой улыбкой беседовала с Леонсом, Дамиеном, Беатрисой, Антхеей и Виатором, расположившись на самом почетном месте с чашкой чая.

Сильно насторожило радостное предвкушение на лице Крысеныша, когда он увидел меня на пороге. Проклятье! Похоже, ждать каникул никто не собирается! И бабушка посчитала нужным явиться сюда и объявить о предстоящей свадьбе. Захотелось тут же ломануться обратно за дверь, но выглядело бы это глупо. Пришлось собираться с духом и входить, тоже нацепляя вежливую улыбку.

– Ардара Катрина, какой приятный сюрприз! Не ожидала вас здесь увидеть.

– Ну, к чему так официально, дитя мое? – елейным голосом пропела женщина. – Я для тебя не чужой человек.

– Простите, бабушка, – решив, что из-за такой ерунды не стоит развивать конфликт, покорно произнесла. – Вы так соскучились по нам с Беатрисой, что решили навестить, не дожидаясь зимних каникул?  

– Разумеется, и это тоже, – улыбка ее стала шире. – Но еще мне нужно поговорить с тобой о кое-каких важных вещах.

– Со мной? – я деланно удивилась.

Тем более что мне ведь и не полагалось знать о матримониальных планах в отношении меня.

– Да, дитя. Мы можем пройти в отдельное помещение, чтобы переговорить с глазу на глаз?

Вот этого совершенно не хотелось, но благовидного повода для отказа не нашлось.

– Можем поговорить в комнате для занятий, – я кивнула в сторону нужной двери и, подойдя к ней, распахнула перед бабушкой.

Та величественно поднялась с кресла и, извинившись перед собравшимися, проплыла в другую комнату. Беатриса смотрела на бабушку и меня с явным непониманием. Похоже, ее никто не счел нужным посвящать в то, что происходит. Даже немного жаль стало кузину. Из кожи вон лезла, чтобы понравиться будущему жениху, а он без всяких объяснений предпочел другую. Для Беатрисы это, несомненно, станет сильным ударом по самолюбию.

Правда, бабушку и Крысеныша тоже ожидает неприятный сюрприз. Я не собираюсь принимать его предложение ни при каких условиях! Если будут настаивать, лучше вообще сбегу. Ага, и долго потом проживешь? – мелькнула едкая мыслишка. На свободе тебя ждет не дождется один узкоглазый гад, которому не терпится оборвать твою жизнь.

Помрачнев, я притворила за собой дверь и вопросительно уставилась на бабушку.

– Присаживайся, Элисса, – тон женщины стал более холодным и сухим. – Разговор предстоит нелегкий.

– Вот даже как? – пробормотала, опускаясь на стул напротив места, что для себя выбрала ардара Катрина.

– Мне прискорбно осознавать, что твое воспитание оставляет желать лучшего, девочка, – глаза бабушки настолько сейчас напоминали змеиные – холодные и жестокие, что стало еще больше не по себе. – И что стоило тебе выпорхнуть из отчего дома, как тут же примешься позорить семью. Хотя не зря говорят, что плоды одного дерева… – она закатила глаза и издала наигранно-страдальческий вздох.

Насколько понимаю, смысл тот же, что «яблочко от яблоньки недалеко падает». Намек на мою несчастную маму, вся вина которой состояла в том, что она полюбила так сильно, что наплевала на волю родни. Нехорошее начало!

– Разве я давала повод так считать? – с трудом сдерживая поднимающееся изнутри раздражение, спросила.

– То, что ты этого даже не осознаешь, еще более прискорбно! – она покачала головой. – Но к счастью, нашлись порядочные люди, которые радеют за честь нашей семьи и решили вмешаться.

– Это кто же? – уже не смогла выдерживать вежливо-почтительный тон и получилось грубовато. – Уж не кузина ли Беатриса?

– И она тоже, – не стала спорить бабушка. – Но самые вопиющие факты о твоем неподобающем поведении мне поведал верный друг нашей семьи.

– Позвольте, догадаюсь. Дамиен Нартран? – с сарказмом осведомилась.

– Не знаю, что ты имеешь против этого благородного молодого человека, но скрывать не буду. Его весьма заботят твои судьба и честь.

– Что же он такого рассказал обо мне, что вы оставили все дела и примчались сюда? – сухо спросила.

– Начнем с того, что все это время вместо того, чтобы выполнять нашу с тобой договоренность, ты вертела хвостом перед совершенно другим объектом, – вот теперь из тона бабушки исчезла фальшь. Он звучал деловито и холодно. И я поняла, что время прелюдий закончилось. – Понимаю, что наследный принц лесных альвов – лакомый кусочек. Но неужели нельзя было трезво оценить свои шансы? Как и то, что лично нашему клану от этой связи ничего полезного не будет. Альв наиграется тобой и бросит. А кто тебя потом такую подобрать захочет?

Грубо-то как! Пришлось сжать руки в кулаки, чтобы сдержать рвущиеся наружу слова.

– Видимо, так и произошло в итоге, раз ты сама прыгнула в постель Лориана Тирмила. Заметь, разрешения тебе я на это не давала! Ты должна была раскрутить его на брак, а не стать очередной подстилкой!

– Как быстро до вас дошли сплетни! – все же не удержалась я от сарказма. – Не поделитесь секретом?

– Курьерская драконья служба, – поморщилась Катрина. – Не увиливай от темы!

Я мысленно хмыкнула. Стоили услуги такой службы немало, но видимо, Дамиен счел такие траты оправданными. Почуял, сволочь, что рыбка с крючка срывается, вот и подключил бабушку. Интересно, что он такого наплел, что она примчалась на следующий же день? Боюсь даже представить!

– Ты хоть представляешь, как станут трепать теперь твое имя? И это тогда, когда я уже решила сделать ставку на тебя! Согласилась заменить тобой Беатрису. Будущая королева не может позволить себе подобных просчетов!

– Будущая королева? – пробормотала, не в силах достаточно убедительно сыграть удивление.

Но похоже, бабушка сейчас так распалилась, что не обратила на это внимания.

– Разумеется, это произойдет в том случае, если Дамиен, как мы и планируем, взойдем на трон. Признаться, его решение я вначале не одобрила, но мальчик, как оказалось, слишком в тебе заинтересован. Гораздо сильнее, чем мы все думали. Даже нашел способ убедить отца, чтобы не препятствовал.

А вот это уже плохо! Если Нартраны и Кармады выступят единым фронтом, все может закончиться не так, как мне бы хотелось.

– Я думала, вы желаете с моей помощью заручиться поддержкой ардара Тирмила, – глухо сказала.

– Это вторично, – отмахнулась ардара Катрина. – Да и, как оказалось, серьезных намерений с его стороны ждать не стоит.

Я уже хотела возразить, но она оборвала меня раздраженным взмахом руки.

– Как бы то ни было, я решила, что следует незамедлительно объявить о вашей с Дамиеном помолвке. И отныне ты должна блюсти свою честь так, чтобы у будущего мужа не было нареканий. Проявлять к нему уважение и послушание. Если Дамиен снова пожалуется, прости, но мы будем вынуждены забрать тебя отсюда. И свадьбу сыграем в ближайшее время, не дожидаясь окончания учебы. Пока же, при условии, что будешь себя вести как подобает, Дамиен согласился потерпеть.

У меня дыхание перехватило от подобной новости. Это что я теперь должна во всем угождать проклятому Крысенышу, лишь бы бабушке не пожаловался?!

– Это не обсуждается! – грубо оборвала ардара Катрина начавшийся поток возражений. Потом и вовсе поднялась и двинулась к двери, не обращая на меня внимания.

Я успела заметить, как она нацепила на себя маску благодушия, и с ужасом поняла, что намерена объявить о помолвке перед теми, кто находится в гостиной, прямо сейчас.

Но тут взгляд бабушки упал на кого-то, и ее лицо исказилось. Впрочем, длилось это всего мгновение, и она тут же приняла прежний вид. Я, вошедшая в гостиную вслед за ней, ощутила, как дышать становится чуть легче. В помещении появились двое мужчин, рядом с которыми я чувствовала себя куда увереннее. Лориан Тирмил и Николас Мирдар. И думаю, столь нетипичную реакцию у бабушки вызвал второй. Достаточно вспомнить обо всех перипетиях их взаимоотношений.

– Ардар Тирмил, и вы здесь! – учтиво произнесла она. Потом более прохладно кивнула Николасу. – Лирн Мирдар.

Мужчины раскланялись с ней, и Лориан без дальнейших расшаркиваний произнес:

– Могу я попросить вас уделить мне пару минут наедине?

– Разумеется, ардар Тирмил! Только для начала разрешите мне сделать одно маленькое объявление, – произнесла она таким тоном, что стало понятно – возражений не потерпит. – Один весьма уважаемый мной молодой человек попросил руки моей внучки Элиссы, на что я, конечно же, дала согласие. Так что, надеюсь, вы все порадуетесь за будущее счастье этой прекрасной пары. Дамиен, лучшего мужа для моей любимой девочки трудно даже представить! – она благосклонно улыбнулась поднявшемуся Крысенышу, торжествующе поглядывающему на всех присутствующих.

Беатриса сдавленно охнула.

– Но бабушка… это же… он же…

– С тобой позже поговорим, – сухо оборвала ее ардара Катрина.

– Думаю, вы несколько поспешили с этим объявлением, – спокойный голос куратора прервал весь этот отвратительный фарс. – Если бы позволили мне сначала сказать вам то, что я намеревался, удалось бы избежать неловкости.

– Что бы вы ни сказали, дорогой ардар Тирмил, это вряд ли бы повлияло на мое решение, – в тон ему откликнулась ардара Катрина.

– Даже если бы я тоже попросил у вас руки Элиссы?

Его слова возымели эффект разорвавшейся бомбы. Присутствующие переводили ошеломленные взгляды с меня на Лориана, потом на бабушку и побелевшего Дамиена.

– Ничего себе! – возбужденно воскликнула Оймера.

На нее тут же шикнула Антхея, ободряюще глянув на меня. Бабушка некоторое время переваривала услышанное, и я буквально физически ощущала, как ворочаются в ее мозгу шестеренки. Кто из двух женихов будет для клана выгоднее? Зашевелилось нехорошее предчувствие. В который раз за день. Возможно, не будь Дамиен самым вероятным претендентом на престол, она бы согласилась на мой брак с Лорианом. Но при нынешних обстоятельствах…

К сожалению, мои предположения оправдались.

– Мне жаль, ардар Тирмил, но я уже дала слово Дамиену Нартрану.

Эта стерва еще и попыталась обыграть все так, чтобы не сделать из Лориана врага. Мол, скажи он о своем намерении раньше, все было бы иначе. Но теперь данное слово ее обязывает. Гадина! Проклятая гадина!

– А мое мнение хоть что-то значит? – с трудом узнала собственный голос, настолько сдавленно он прозвучал.

– Боюсь, в данной ситуации нет, – жестко отбрила ардара Катрина.

– Для вас, может, и так, – вмешался до того молчавший Николас Мирдар. – Но не для меня.

Она вздрогнула от его негромкого, но уверенного голоса, как от пощечины. Сначала покраснела, потом побелела, подбирая слова для ответа. Потом, собравшись с силами, выдохнула едва ли не с ненавистью:

– Не вы отвечаете за эту девочку!

– Вы сами знаете, как так получилось, – Николас, похоже, не намерен был отступать.

Меня же бросило в жар. Неужели он намерен?.. Мои размышления прервали его дальнейшие слова:

– Когда я явился в ваш дом с просьбой отдать мне мою дочь, вы ввели меня в заблуждение. Дали понять, что позаботитесь о ней лучше, будете любить как единственную память о Габриэлле. Как оказалось, вместо любви и заботы превратили жизнь девочки в ад. Но не думайте, что позволю разрушить ее судьбу окончательно. В ближайшее время я проведу магическую экспертизу на установление отцовства и подам запрос королю с просьбой передать мне права опеки.

– А я позабочусь, чтобы этот запрос рассмотрели в ближайшее время и приняли положительное решение, – добавил Лориан. – Не постесняюсь даже подключить лирна Говрейна, который, как вы знаете, дружен с королем. Полагаю, вопрос решится в течение нескольких дней. И не советую пытаться каким-то образом вставлять палки в колеса. Этим вы обретете в моем лице злейшего врага!

Бабушку все-таки проняло. Она стояла напряженная как струна, жадно хватая ртом воздух. Глаза полыхали такой бурей эмоций, что в них трудно было долго смотреть. Но чего у нее не отнять, так это умения принимать удары. Замешательство длилось не больше нескольких секунд, потом она гордо вскинула брови и процедила:

– Что ж, у Кармадов тоже найдутся влиятельные друзья, которые могут помочь в этой ситуации. А ты, девочка, – она бросила на меня жесткий взгляд, – все же подумай, чего можешь лишиться! И прими правильное решение.

– Уже подумала! – я с вызовом взглянула на нее и подошла к Лориану и Николасу. Встав между ними, взяла обоих за руки и улыбнулась. – Это единственная семья, которую я хочу и правда так называть.

Ардара Катрина вышла из гостиной, не глядя ни на кого, с гордо поднятой головой. Вслед за ней кинулся красный от ярости Крысеныш, явно недовольный таким поворотом событий. Не сомневаюсь, что эти две сволочи станут сейчас обсуждать, как не допустить того, о чем заявил Николас. Беатриса пребывала в полнейшей прострации. Остальные смотрели на нас троих широко распахнутыми глазами.

– Ничего себе! – только и смогла произнести Оймера.

Похоже, другие выражения на сегодня исчезли из ее лексикона. Я представила себе, как слухи о том, что тут произошло, скоро разлетятся по Академии, и мысленно хмыкнула. Ну и пусть! Может, и к лучшему, что так все получилось. Хочется верить, что сегодня я оборвала все связи с Кармадами, и они больше не будут властны решать за меня.

– Думаю, нам нужно многое обсудить, – прервал звенящую тишину Лориан и вывел нас с Николасом из дома.

Успела услышать через закрывающуюся дверь, какой шум поднялся в гостиной. Все бурно обсуждали произошедшее.

– Куда пойдем? – улыбнулся воздушный маг, сбросивший свою мрачность хоть на время.

– В городе достаточно приличных заведений, чтобы отметить это дело и все обсудить, – проговорил Лориан. – Надеюсь, моя невеста не против?

– Мне нравится, как это звучит! Отметить же совершенно не против, – я широко улыбнулась и взяла их обоих под руки. – И рада, что вы с отцом появились так вовремя. А то уже переживать начала.

Заметила, как просияло лицо Николаса, когда я назвала его отцом, и поняла, что отныне только так и стану к нему обращаться. Одним этим поступком он перечеркнул весь тот осадок, что еще оставался в душе из-за того, что оставил на попечение Кармадов.

– Едва не опоздали! – покачал головой Лориан, пока мы шли к основным воротам, не обращая внимания на застывающих при нашем появлении адептов и наставников.

Еще бы! Не каждый день увидишь, как самый пугающий преподаватель Академии и нелюдимый начальник охраны, жизнерадостно улыбаясь, идут под ручку с адепткой. Я даже мысленно хихикнула, понимая, как это выглядит. Куратор же продолжал рассказывать:

– Как только я узнал о появлении ардары Катрины, немедленно отправился на поиски Николаса. Чувствовал прямо, что его присутствие лишним не будет. Но пришлось изрядно поуговаривать этого упрямца, чтобы согласился воспринять меня в качестве зятя. Потому так и задержались.

Я вопросительно глянула на Николаса, чуть смутившегося после слов Лориана.

– Не был уверен, что этот прожженный циник для тебя подходящая пара.

– Не такой уж он и прожженный! – вступилась я за любимого, чем заслужила ухмылки со стороны обоих мужчин.

– Как бы то ни было, когда понял, что ты сама этого хочешь, свое мнение изменил. Вот и вмешался.

– И я очень тебе благодарна за это! – я теснее прижалась к отцу и счастливо вздохнула.

Да, день сегодня вышел сумбурный и полный самых разных впечатлений! Но все хорошо, что хорошо кончается.

Глава 13

ГЛАВА 13

 За время нашего пребывания в городе я подспудно все время боялась, что откуда-то появится Айдар. Но нет. Похоже, пронесло. Мы замечательно посидели втроем в приличной таверне, взяв себе отдельный кабинет, обсудили планы на будущее. Откладывать установление отцовства надолго мужчины не собирались и уже завтра намеревались пойти с этим к Далиану Говрейну. Тот, как светлый маг, притом считающийся лучшим в своем деле, мог провести нужную процедуру. Конечно, чтобы его не заподозрили в сговоре с Лорианом, к этому привлекут еще двух независимых магов из Кардаса.

Потом останется подать прошение королю, и куратор не сомневался, что его удовлетворят. И не только из-за благосклонности правителя к ректору Академии, а и в память давних заслуг Николаса перед его сыном. Как ни крути, он на поле боя защищал принца Орелина до конца, сам едва не стал калекой, потерял дракона.

Отец признался, что через пару месяцев после той битвы король лично приезжал к нему, расспрашивал о смерти сына и всячески выразил свою благосклонность. Заявил, что если бы остальное войско подоспело раньше, то подвиг Николаса мог бы спасти жизнь Орелину. В общем, настало время на деле доказать, чего стоило обещание королем поддержки. Пусть даже воспользовался им Николас спустя двадцать лет. Лориан сказал, что Маркэль всегда был человеком слова. По крайней мере, так о нем отзывался ректор, и что с этой стороны проблем быть не должно. Особенно учитывая давнюю конкуренцию Дармайлов с Нартранами.

Вот последнее убедило меня больше всего. В благодарность и прочее со стороны власть имущих я не слишком верила. Но вот если их интересы совпадают с нашими, это другое дело.

– Свадьбу можно сыграть на зимних каникулах, – решил куратор. – Не будем откладывать, иначе Нартраны и ардара Катрина придумают еще какую-нибудь каверзу.

Я была не против такого поворота, и надеялась, что нашим планам ничто не помешает. А о помолвке планировали сообщить всем уже завтра, чтобы закрыть рты сплетникам.

Лориан, ничуть не скрываясь, проводил меня до самого дома, и мы договорились встретиться завтра за ужином в его апартаментах. И пусть до свадьбы все равно несколько опрометчиво общаться наедине, теперь плевать я хотела на мнение окружающих. Лориану я доверяла и знала, что ничего плохого от него ждать не стоит.

Мелькнула, конечно, мысль, как быстро меняется порой мнение о человеке. Еще недавно я считала его жестоким и бесчувственным. Хотя тут же с удивлением поняла, что даже тогда воспринимала как человека, на которого можно опереться в трудную минуту. В ком искать защиты. Не зря же именно к его дому бежала в тот злополучный вечер, когда за мной гнался Айдар.

Подумав о последнем, я немного сникла. Ничего ведь еще не закончилось! Опасность с этой стороны по-прежнему серьезна. И я считала, что Лориан имеет право знать, с чем по моей вине может столкнуться. Так что завтра за ужином намеревалась рассказать ему все без утайки.

Пожалуй, он был первым в этом мире, с кем хотелось поделиться абсолютно всем. Кто знает, возможно, Лориан придумает что-нибудь, что поможет справиться с такой существенной проблемой. Если, конечно, поверит моей истории, а не примет за умалишенную.

– До завтра, – произнес Лориан, доведя меня до нашей калитки и разворачивая к себе.

– До завтра, – улыбнулась в ответ и потянулась за поцелуем.

Кто-то из шедших по улочке изумленно охнул, увидев, как Лориан Тирмил, ничуть не стесняясь, целуется у всех на виду с собственной подопечной. Куратор, оторвавшись от моих губ, уставился на двух ошарашенных адептов, остановившихся в нескольких шагах от нас.

– Вы что-то хотели, многоуважаемые? – с сарказмом произнес он. – Или так и продолжите подглядывать за мной и моей невестой?

Сказать, что глаза бедолаг превратились в блюдца – ничего не сказать. Последовали сбивчивые невразумительные извинения, и парочка поспешила ретироваться.

– Похоже, мы их шокировали! – хихикнула я.

– Тебя это беспокоит? – он внимательно посмотрел в мое лицо, и я беспечно мотнула головой.

– Нисколько!

– И правильно, – резюмировал Лориан, потом еще раз поцеловал меня, на этот раз коротко, и пожелал спокойной ночи.

Чувствуя, как по лицу расползается глупая улыбка, я смотрела ему вслед, пока высокая стройная фигура не скрылась из виду. Мне казалось, что парю, как на крыльях – такая охватила легкость. И все мрачные мысли на время отступили, сменившись ощущением безраздельного счастья.

Впрочем, его грубо оборвало появление Крысеныша, выскочившего из-за дерева, едва я прошла в калитку. Даже вздрогнула от неожиданности. Мелькнуло желание позвать на помощь или кинуться за Лорианом, но я усилием воли подавила приступ слабости. Не дождется этот гад, чтобы я от него бегала! И пусть только попробует что-нибудь мне сделать!

– Не слишком ли рано ты решила, что можешь вести себя подобным образом? – прошипел он, бесцеремонно хватая за локоть и удерживая от дальнейшего продвижения к дому. – Пока еще твой так называемый отец не доказал своих прав. И ты считаешься моей невестой, согласно воле ардары Катрины!

– Докажет, – сухо бросила я. – В этом можешь не сомневаться. А твоей невестой я не стану в любом случае!

Даже в слабом свете луны было видно, как Крысеныш побелел от ярости. Меня грубо тряхнули, а потом потащили вглубь сада, не обращая внимания на сопротивление. Еще и рот зажал, сволочь такая, чтобы я не закричала.

– Так, значит, шлюшка?! – сипел мне на ухо. – Тогда ни к чему дальше с тобой церемониться!

Он что совсем с ума сошел?! Изнасиловать меня решил или что?! В двух шагах от дома? Вот же придурок! Хоть понимает, какие последствия его ждут после этого?! Тут прошиб холодный пот. А какие последствия? То, что во избежание скандала мне придется выйти за него замуж? Иначе и мое собственное имя, и имя Лориана будут трепать все, кому не лень. Если Крысеныш еще и перекрутит все так, что я добровольно на это пошла, крутила с ним шашни одновременно с куратором, тогда и вовсе страшно представить, что будет. А этот гад непременно попытается такое сделать!

Я попыталась лягнуть его в пах, но он увернулся. С ужасом почувствовала, как меня оплетает какое-то заклинание, мешающее нормально двигаться. Теперь Крысеныш просто волочил за собой. Попыталась применить светлое плетение, но в таком состоянии получалось плохо. А сырой поток силы лишь ослабил путы, но не сбросил их до конца. Единственное, что смогла сделать, это издать слабый стон. Надеюсь, до Лориана дойдет сигнал о том, что я в опасности? Или пока для этого еще нет оснований, а татуировка связи сработает лишь при нанесении серьезных повреждений? В таком случае мое дело плохо!

– Дамиен, что происходит? – услышала позади недоуменный голос Леонса и мысленно возликовала.

– Не лезь не в свое дело! – процедил Крысеныш, разворачиваясь вместе со мной. Я увидела стоящего в двух шагах солнечного мальчика, напряженно смотрящего на него.

– Думаю, оно в какой-то мере и мое, – покачал головой Леонс. – Элисса – член моей группы. Мы должны защищать друг друга.

– По-моему, ты кое о чем забыл, вассал, – злобно скривился Дамиен. – В первую очередь ты должен руководствоваться интересами своего сюзерена. Или хочешь навлечь на себя немилость всего клана? А уж поверь, неприятности я тебе смогу обеспечить, даже если предпочтешь стать независимым магом! Просто сделай вид, что ничего не видел, и иди своей дорогой. И все будет нормально!

– Ты хоть понимаешь, что с тобой сделает куратор? – глухо спросил Леонс.

Я попыталась сбросить все еще зажимающую рот руку, но тщетно. Оставалось с мольбой смотреть на солнечного мальчика, надеясь, что несмотря ни на что, он поможет. Только вот выбор у него не так прост. Как ни крути, Леонс зависит от Нартранов, и те и правда могут доставить ему кучу неприятностей. Сейчас на кону его будущее. Захочет ли он рисковать им ради чужой, в сущности, девчонки?

– Если ты скажешь, что не раз видел, как эта сучка оказывала мне знаки внимания, я тебя щедро вознагражу! Будешь свидетелем, что все произошло по согласию, – гаденько ухмыльнулся Дамиен.

На скулах Леонса заиграли желваки. Он смотрел на Крысеныша так, словно видел впервые. И увиденное ему сильно не нравилось.

– Нет, – услышала звенящий ответ.

– Что «нет»? – с недоумением округлил глаза Дамиен.

– Я не стану подтверждать твою версию! Так что для всех будет лучше, если отпустишь Элиссу и сделаешь вид, что это была глупая шутка. В этом случае тебе удастся остаться в Академии. При условии, что больше подобного не повторится, уверен, Элисса тоже согласится замять дело, – он вопросительно глянул на меня, и я поспешно моргнула, чтобы подтвердить это.

Дамиен окатил его взглядом, полным ненависти, но все же опустил руку, давая мне возможность говорить.

– Скотина! – выпалила я, наконец-то чувствуя, как спадает скованность с тела. – Только попробуй еще раз ко мне прикоснуться!

– Он не станет. Правда, Дамиен? – сухо обратился к нему Леонс. – Иначе я могу изменить показания и сказать, что шуткой все не было.

– Ты пожалеешь! – прошипел Крысеныш.

– Вообще-то сегодня я оказал тебе услугу, – холодно возразил солнечный мальчик. – Последствия могли быть для тебя весьма серьезными. И просто отчислением из Академии ты бы не отделался.

– А вот это большой вопрос! – процедил Дамиен. – И в полной мере ты поймешь это, когда я займу даралский престол. Вот тогда сильно пожалеешь, что пошел против меня! Как и ты, дорогуша! – меня одарили злобным взглядом и, грубо оттолкнув с дороги, прошли мимо.

Леонс успел подхватить, чтобы не упала, и некоторое время мы с ним вместе смотрели вслед Крысенышу.

– Вот же злобный твареныш! – в сердцах выпалила я.

– Но в одном он прав, – тихо сказал Леонс. – Дамиен – основной претендент на трон после смерти короля Маркэля.

Я содрогнулась при мысли о том, чего можно ждать от такого правителя.

– Будем надеяться, что произойдет чудо, и королем он не станет, – пробормотала в ответ.

– Ты расскажешь об этом инциденте куратору? – спросил Леонс.

– Честно говоря, язык прямо чешется, – призналась я. – Но ты прав, окончательно портить отношения с этим гадом не стоит. А вот если снова сунется ко мне, пусть пеняет на себя! И, Леонс… спасибо тебе! – искренне воскликнула. – Если бы не ты, боюсь даже представить, что бы произошло.

– Значит, хорошо, что я как раз вышел подышать свежим воздухом, – он улыбнулся чуть грустной улыбкой.

– Прости, что из-за меня у тебя теперь могут быть неприятности! – невольно испытывая чувство вины, произнесла.

– Наверное, рано или поздно этим бы все и закончилось. Разрывом отношений между Дамиеном и мной. Слишком мы с ним разные. Так что, может, и к лучшему, что это случилось сейчас. Будет больше времени подготовиться к другой жизни. Подумаю, чем можно заняться, помимо службы у Нартранов.

– Ты можешь остаться здесь, – предложила я. – На острове. И уверена, наш куратор тебе поможет. Особенно если я попрошу.

– Попытаюсь и сам справиться, – со сдержанным достоинством отказался Леонс. – Не хочу больше зависеть от чьего-то покровительства. Справлюсь или нет – другой вопрос, но это и покажет, на что я способен сам по себе.

Я растерянно улыбнулась. Не могла не испытывать уважение к такой позиции, но и понимала, что это немного глупо. Раз уж тебе предлагают помощь – искренне и ничего не требуя взамен – зачем включать чрезмерную гордость и отказываться? Но видимо, Леонс как раз из такой породы мужчин. Лучше сдохнет, чем поступится своими принципами!

В дом я вошла через две минуты после того, как Леонс скрылся внутри – нужно было хоть немного успокоиться. А войдя, заметила одиноко сидящую в гостиной Антхею, печально уставившуюся на огонь в камине.

– Леонс уже спать пошел? – тихо спросила я, пристраиваясь в соседнее кресло.

– Да, – она через силу улыбнулась. – Хотя я предлагала ему партию в тирдел* {(примечание: тирдел – игра в этом мире, нечто среднее между шашками и нардами)}. Но он сказал, что слишком устал.

Я с сочувствием посмотрела на подругу. Никаких подвижек у нее в отношениях с Леонсом так и не произошло, пусть и было заметно, что оба друг другу нравятся. Помню, как раздумывала над тем, уж не поговорить ли с солнечным мальчиком начистоту о его чувствах к Антхее. Но тогда я и со своей личной жизнью не могла разобраться. Так что решила, что могу, наоборот, навредить, а не помочь, если стану лезть еще и в чужую. Теперь же от осознания собственного счастья возникало какое-то непонятное чувство вины из-за того, что даже не попыталась помочь подруге.

– Расскажи лучше, как у тебя все прошло, – перевела стрелки на меня Антхея, убрав с лица грусть. – Даже не подозревала, что Николас Мирдар – твой отец!

– Я и сама до недавнего момента об этом не подозревала, – хмыкнула в ответ. – Он рассказал в ночь после вызова демона. Потом как-то не представилось случая поделиться этим с тобой. А остальные наши как отреагировали на все?

– У них был шок! – усмехнулась девушка. – Видишь, до сих пор дома почти никого нет. Отправились делиться новостями с другими адептами. Кроме Виатора и Леонса. Они сейчас в своих комнатах. А Луиза с Алойзом на свидание отправились.

– Очень за них рада! – воскликнула я.

– Если бы не видела, что брат и правда счастлив, я бы ее и на полет стрелы к нему не подпустила, – чуть нахмурилась Антхея, но тут же ее милое личико снова приняло прежнее выражение. – Но надеюсь, в этот раз все будет хорошо.

– Уверена в этом, – заявила я. – И у тебя тоже… – поколебавшись, добавила. – Не отчаивайся раньше времени.

Она только отмахнулась и поднялась с кресла.

– Пойдем лучше спать. А то от всех сегодняшних волнений немного устала, – предложила подруга и первой направилась к лестнице.

Я же, глядя ей вслед, решила, что обязательно поговорю с Леонсом. Хуже точно не будет! Антхея уже сама на себя не похожа, чахнет на глазах. Пусть ей или прямо даст понять, что ничего не испытывает, или наконец, сделает шаг навстречу. А то смотреть больно! Но все же хотелось верить, что им обоим не хватает лишь одного толчка, а потом все будет хорошо. Как у нас с Лорианом или у Луизы с Алойзом. Даже илиты умудрились поладить между собой – их теперь друг от дружки не отлепить. Так что очень хотелось, чтобы у Антхеи с Леонсом тоже наладились отношения.

Но сегодня момент однозначно неподходящий. После размолвки с Крысенышем солнечный мальчик в не слишком хорошем расположении духа. Может и обидеться на мои неуклюжие попытки лезть ему в душу. И в любом случае, утро вечера мудренее. На эмоциях делать что-то не стоит. Да и мне нужно бы еще подумать о предстоящем завтра нелегком разговоре с Лорианом. Кто знает, может, узнав обо мне такие вещи, он передумает замуж брать? – невесело подумала. Но уж лучше узнаю об этом сразу, чем потом, когда привяжусь к нему еще сильнее.

Глава 14

ГЛАВА 14

  Следующим утром я в полной мере осознала, что значит всеобщая известность. Прямо себя звездой почувствовала! Хотя предпочла бы обойтись без этого, если честно. Слухи облетели Академию с поразительной скоростью. И теперь, где бы я ни была, всюду сопровождали любопытные взгляды.

В столовой, куда мы, как обычно, зашли позавтракать, многие девицы смотрели с нескрываемой завистью. То и дело до меня доносился шепоток: «И что он только в ней нашел?»

В общем, куда деваться от этого назойливого внимания, уже и не знала. К счастью, рядом были друзья: Алойз, Антхея, Луиза и Леонс. Они не позволяли особенно бесцеремонным досаждать мне расспросами. Виатор тоже находился в нашей компании, хоть и был еще более молчаливым, чем обычно. Крысеныш же и Беатриса вместе с приткнувшимися к ним илитами демонстративно пересели за другой стол. Похоже, Дамиен переметнулся опять к кузине, чему я была только рада. После вчерашнего особенно!

День прошел как-то суматошно, я даже толком не могла сосредоточиться на учебе. Со второго занятия Лориан меня вообще забрал под многозначительные шепотки адептов и заинтересованный – Томаса Карда.

Красная как рак я вышла из помещения, но при виде Николаса Мирдара, ожидающего за дверью, сразу поняла, с чем связан такой поступок куратора. Откладывать магическую экспертизу он и правда не собирался. Так что втроем мы направились в кабинет Далиана Говрейна, куда пригласили еще двух магов. Вид еще более постаревшего и осунувшегося ректора неприятно поразил. Из всего, что я о нем узнала, успела проникнуться к этому мужчине искренним уважением и симпатией. И осознание того, как недолго ему осталось, вызывало сожаление.

Экспертиза прошла без неприятных сюрпризов. У нас с Николасом взяли кровь, поместили ее в какой-то артефакт. Как шепотом объяснил мне Лориан, если при активации тот полыхнет зеленым, значит, между носителями крови есть родственная связь. Чем более насыщенный оттенок, тем она сильнее. В ином случае артефакт засветится синим.

Хоть и не было причин считать, что Николас соврал о нашем родстве, но я невольно затаила дыхание, пока маги проводили манипуляции с магической вещицей. Но вот вокруг артефакта запылал насыщенно-изумрудный огонь, и я с облегчением выдохнула. Впрочем, заметила, что так поступила не я одна. Лориан и Николас тоже до последнего были напряжены.

– Думаю, ни у кого из присутствующих нет сомнений, что эти двое – близкие родственники, – послышался спокойный и уверенный голос ректора.

Он так не вязался с общим состоянием этого человека, что я невольно восхитилась тем, как держится. До последнего не позволяет слабости себя одолеть. Маги согласно закивали и после Далиана Говрейна поставили свои подписи, подкрепленные магически отпечатком аур. Раскланявшись с собравшимися, удалились, оставляя нас в компании ректора.

Старик дружелюбно мне улыбнулся и произнес:

– Что ж, я очень рад такому повороту! Эти двое стали мне как собственные дети, – он кивнул в сторону Лориана и Николаса. – Так что хотелось бы их оставить в хороших руках. Думаю, ваши вполне подходят.

Лориан фыркнул, несколько смущенный таким замечанием.

– Не раз тебе говорил, что давно пора остепениться, – проворчал старик. – Так что хоть напоследок порадовал. Еще бы этого молчуна пристроить!

Настал черед Николаса смущаться.

– В моем случае такого не стоит ожидать, – буркнул он. – Для меня существовала и существует только одна женщина.

У меня невольно сердце защемило от его слов, а ректор посмотрел на Николаса с теплотой и сопереживанием.

– Ладно, идите, дети, и будьте счастливы! А у меня еще куча дел.

– Лучше бы отдохнули! – не преминул встрять Лориан. – С делами я сам разберусь.

Старик улыбнулся.

– Когда загружаешь себя работой, меньше всякие глупые мысли в голову лезут. Да и письмо Маркэлю еще нужно написать. Пусть тоже поспособствует в вашем деле. В качестве ответной услуги, так сказать, – они с Лорианом обменялись лишь им понятными многозначительными взглядами.

Нам же с Николасом оставалось недоумевать, о чем говорят эти двое. Но разумеется, лезть не в свое дело не стали. Хотели бы – рассказали сами. Да и может, речь идет о давнем героическом поступке Николаса, и никакой тайны тут нет?

Напоследок еще раз договорившись о встрече сегодня вечером с Лорианом, мы расстались. Я вновь вернулась на занятия, а мужчины приступили к своим непосредственным обязанностям.

И вот все вроде и хорошо, но не оставляла нервозность. То и дело размышляла над тем, не совершу ли ошибку, рассказав куратору о своем прошлом. Что если этим все разрушу? И в то же время понимала, что без полного доверия любые отношения обречены. Рано или поздно все выплывет наружу, и у Лориана возникнет закономерный вопрос: почему не рассказала раньше.  А он имеет право знать обо мне такие вещи больше, чем кто-либо. Тем более что обещал помочь с вызовом демона. Совершая это, должен в полной мере осознавать, на что идет.

А вот насчет подобной откровенности с Николасом Мирдаром я сильно сомневалась. Бедняга и так потерял единственного по-настоящему близкого человека, и вот только что обрел дочь. Если скажу ему, что на самом деле Элисса умерла, это станет для него тяжким ударом. Таким, от которого может уже не оправиться. Так что лучше пусть пребывает в уверенности, что дочь в порядке. Друзьям же тоже рассказать такое не могу. Как бы я им ни доверяла, но всегда есть вероятность, что сболтнут лишнее не в той компании. И чем это для меня обернется, не хочется и думать. Да и впутывать их в разборки с Айдаром я не собиралась в любом случае.

Вот так настраивая себя, я и провела целый день, будто на иголках. Совершенно себя измучила. Еще и перед окружающими нужно было стараться этого не показывать, чтобы избежать расспросов.

Антхея, помогающая мне выбирать платье на ужин, восторженно щебетала о том, как все это романтично и как она за меня рада.

– А ты сама как вечер собираешься провести? – улыбнулась я этому замечательному, доброму созданию.

– Сегодня придется учебу подтягивать, – вздохнула она. – А то что-то я в последнее время в числе отстающих. Леонс обещал помочь, – многозначительно добавила она.

Я широко улыбнулась.

– Тогда понимаю, почему ты вдруг настолько озаботилась учебой.

Антхея подмигнула в ответ.

– Может, хоть сегодня удастся расшевелить его, – поделилась она со мной своими планами.

– Буду держать за тебя кулачки! А парень он и правда достойный, – сказала серьезно, вспоминая о том, как он вступился за меня перед Крысенышом.

– Знаю, – мечтательно вздохнула подруга. – А еще такой красивый! Прямо солнышко. Посмотришь на него, и как-то сразу теплее на душе становится.

Я согласно кивнула, думая о том, что из них действительно получилась бы замечательная пара. Холодная, изысканная красота водной альвийки и теплая, яркая, мужественная – Леонса. Рядом они смотрелись как лед и пламя, дополняя друг друга и невольно приковывая взгляд.

Только вот, как ни странно, внешнее впечатление оказывалось обманчивым. И ледяная принцесса на самом деле буквально источала тепло и любовь. Леонс же оставался холодным и сдержанным. Нет, он не держался как каменная статуя, подобно Виатору. Был веселым и общительным. Но вот впускать девушку в свое сердце не желал, всегда оставаясь на расстоянии. Пусть и часто, когда считал, что никто не видит, смотрел на нее с нескрываемым восхищением.

Так, ладно, сейчас мне лучше подумать о том, как вести себя с собственным мужчиной…

Оглядев свое отражение в зеркале, я осталась довольна. Синее платье с вышивкой по лифу и рукавам прекрасно оттеняло цвет глаз. Волосы, собранные в сложную изысканную прическу, с чем помогла Антхея, довершали образ. Да и вообще мне нравилось, как лицо прямо-таки светится от предвкушения общения с любимым.

Только бы все прошло нормально! – мысленно взмолилась и под пожелания приятного вечера от подруги выпорхнула из дома.

Выйдя на крыльцо, непроизвольно заозиралась, не желая повторения ситуации с Крысенышом. Но нет. Слава богу, этого гада в поле видимости не наблюдалось. Похоже, все-таки образумился и понял, чем ему грозят подобные действия.

Стараясь не замечать многозначительных ухмылок, которыми проводили меня стражники у внутренних ворот Академии, гордо вскинула голову и проследовала дальше. Плевать, что они думают! А в том, что языки им Николас и Лориан распускать не позволят, не сомневалась.

До знакомых апартаментов добралась без приключений. И вскоре уже стучала в дверь, чувствуя, что еще больше волнуюсь. Но при виде искренней улыбки на лице открывшего мне Лориана нервное напряжение начало проходить.

– Входи! – он распахнул дверь и пропустил меня внутрь. – В создании романтической атмосферы я не силен, так что просто хорошо поужинаем.

Я мысленно хмыкнула. Лориан в своем репертуаре! Впрочем, меня это вполне устраивало, тем более что разговор предстоял далеко не романтичный.

Мы устроились за тем самым столом, где недавно вместе завтракали и вначале отдали дань вкусной еде. Правда, тост куратор все же сказал, пожелав нашим общим делам беспрепятственного воплощения.

Неспешно поглощая ужин, я с улыбкой наблюдала за тем, с каким аппетитом ест Лориан. Похоже, снова за делами совершенно не думал о еде, а теперь возмещает упущенное. Надо бы мне начать за этим следить, чтобы будущий муж настолько себя не загонял. По телу пронеслось приятное тепло, когда я подумала о Лориане в таком качестве. Но тут же мысленно себя одернула. Может, после того, что ему скажу, он больше этого не захочет.

При виде моего омрачившего лица Лориан заподозрил неладное и отложил столовые приборы. Вопросительно уставился на меня.

– Что-нибудь случилось?

Раздумывая, с чего лучше начать, я осторожно произнесла:

– Мне нужно кое о чем тебе рассказать, но я не знаю, как ты к этому отнесешься.

– Какое-то настораживающее начало, – протянул он, прищурившись. – Только не говори, что поторопилась, принимая мое предложение, и теперь, обдумав все, решила отказаться.

Я возмущенно округлила рот.

– И вовсе не об этом!

Лориан заметно расслабился и откинулся на спинку стула.

– Тогда остальное как-нибудь переживу, – ухмыльнулся он и ободряюще махнул рукой. – Рассказывай!

– Помнишь то занятие, на котором ты вызывал демонов? – решила зайти издалека.

– Еще бы! – он поморщился. – Это после него ты вбила в свою прелестную головку мысль заняться тем же самым. Надеюсь, после того, что произошло, передумала. Поняла, чем это чревато в случае осложнений.

– Не передумала, – в горле пересохло, и слова прозвучали сипло. – Мне очень нужно пообщаться снова с тем высшим демоном, который сам явился в магический круг.

Воцарилась тишина, во время которой Лориан буравил меня пристальным взглядом.

– Я обещал тебе помочь и выполню обещание. Если именно об этом ты хотела поговорить, то можешь не волноваться. Я свое слово сдержу.

– Не совсем об этом, – я вздохнула. Как же тяжело! Каждое слово дается с неимоверным трудом, будто хожу по минному полю. – Хотела, чтобы ты понял, с чем связана моя настойчивость в этом деле. Причина и правда серьезная! Можно даже сказать, жизненно важная. Тот демон… Алаир… он обещал мне помочь.

– Он даже назвал тебе свое имя? – брови куратора взметнулись. – Поверь мне, демоны весьма редко так поступают. Зная имя, демонолог получает некоторую власть над ними. Призыв и изгнание проходят куда легче, как и подчинение. Впрочем, подчинение в случае высших демонов вещь невероятная. А вот зная имя обычного демона, маг может направить его на нужную ему цель и добиться выполнения своих замыслов. Но все равно, даже высшие сто раз подумают, прежде чем давать в руки мага такое оружие.

– Да, об этом я читала, – кивнула в ответ. – Потому и убеждена, что Алаир мне зла не желает и на самом деле хочет помочь.

– Я бы не был на твоем месте так уверен, – покачал головой Лориан. – Демонам в любом случае до конца верить нельзя.

– Это я понимаю! И не собираюсь всецело ему доверять. Но Алаир четко сказал, что ему нужно от меня и что может дать взамен. Надеюсь, что сделку он проведет честно.

– И что же ему от тебя нужно? – нахмурился куратор.

– Моя кровь, – тихо ответила, с тревогой наблюдая за реакцией.

– Для демонов это вполне понятное желание, – задумчиво проговорил он. – Но почему именно твою? При призыве находилось много разумных. Так почему демон пожелал говорить только с тобой?

– Ты уловил самую суть, – я отвела взгляд, боясь увидеть после своих слов в его глазах то, что станет для меня весьма болезненным. – Моя кровь, по утверждению Алаира, имеет особые свойства. Возможно, из-за того, что моя душа, переселившись в это тело, частично его изменила. Как и всегда, когда вселялась в смертную оболочку.

Тишина становилась все более гнетущая, и я все же решилась посмотреть на Лориана. Он смотрел на меня с удивленно вскинутыми бровями. Явно пытался осмыслить услышанное, но понять до конца не мог. Тогда я со вздохом произнесла:

– Я не Элисса Кармад. Вернее, в каком-то смысле, может, и она. Часть ее воспоминаний слились с моими, и я даже в некоторые моменты не могу отделить нас друг от друга.

Видя, что Лориан по-прежнему не понимает, попробовала по-другому:

– Скажи, ты веришь, что существует множество миров, населенных разумными существами? Такие же, как этот, или совершенно другие. Не просто ваша реальность и иные измерения вроде мира голодных духов. А именно другие миры.

– Такие сумасшедшие версии некоторые наши ученые рассматривали, – наконец, медленно проговорил куратор. – Но реальных доказательств нет.

– Можешь считать, что теперь есть, – грустно улыбнулась. – Я пришла сюда из другого мира. Вернее, моя душа. После физической смерти в том мире она заняла тело Элиссы Кармад. К сожалению, бедная девочка предпочла умереть, чем продолжать жить в том аду, который ей устроили родственники. И если бы я не заняла ее место, боюсь, Николас Мирдар никогда бы не познакомился с дочерью поближе.

– Ты говоришь удивительные вещи, – недоверчиво сказал Лориан.

– Могу рассказать и еще более удивительные. Как о моей природе, так и о мироустройстве. Многое для тебя, как и для меня в свое время, станет откровением. Вопрос в другом: захочешь ли ты мне поверить или сочтешь сумасшедшей, – я пытливо уставилась на него. – Впрочем, есть один вариант. Связь через артефакт. Если его активируешь, я не смогу тебе солгать. Каждый раз при этом меня будет прошибать разрядом.

– Не думаю, что стоит это делать, – он нахмурился.

– А я думаю, стоит. Хочу, чтобы ты поверил мне, прежде чем делать какие-то выводы. Пожалуйста! – взмолилась, видя, что он не в восторге от моей идеи. – Для меня это важно!

– Хорошо, – неохотно произнес. – Но первый же разряд, и я отключу артефакт.

Я слабо улыбнулась. По крайней мере, ему по-прежнему не хочется причинять мне боль. Но я видела, что пока то, о чем рассказала, слишком для него невероятно.

Дождавшись, пока Лориан вытащит артефакт и активизирует на нужную функцию, я продолжила свою историю:

– Существует огромное количество миров, неоднородных по своей сути. Как и множество пластов, которые Высшие предпочитают называть вереницами.

– Высшие? – перебил он.

– До них я еще дойду, – улыбнулась явно обескураженному мужчине. – Потерпи немного, любимый.

Заметила, что это слово подействовало на него расслабляющее и чуть смягчило возникшее между нами напряжение. А потом заговорила. Рассказала обо всем, что узнала от Алаира и из обрывков воспоминаний Лиланы. О том, как все устроено в мироздании и какую функцию Высшие отводят таким, как я и Айдар – магическим существам, созданным ими для роли богов. Так же, как и высших демонов для низших миров. Видно было, что Лориан обескуражен, сбит с толку. Прежняя картина мира, которую он считал незыблемой, трещала по швам. И я вполне понимала, что он чувствует. Сама прошла через это, прежде чем смогла принять.

– И ведь ты не врешь… – пробормотал он, глядя на артефакт, ни разу не подавший признаков жизни. – Или сама настолько веришь во все это? – в этот раз посмотрел с некоторой жалостью, и я поняла, что происходит худшее – он решил, что я сумасшедшая.

– Хотела бы я, чтобы ты был прав, – грустно улыбнулась. – И чтобы все это происходило лишь в моей голове. Но выслушай до конца. Может, свое мнение все-таки изменишь. И, кстати, помнишь наше совместное путешествие в мир голодных духов? Те два облика, что я приняла, помимо того, что видишь сейчас.

Лориан задумался, вспоминая то, о чем я говорю.

– Помнишь странную рыжую девушку в непонятной одежде? – улыбнулась ему, с трудом отгоняя набежавшие слезы.

Он кивнул.

– Одежда у нее и правда была странная. Как и прическа.

– Так я выглядела в том мире, в каком жила раньше. Меня тогда звали Ксения.

И прежде чем Лориан еще что-то сказал, принялась рассказывать о Земле, о своей жизни там. С каждым словом видела, как все больше меняется настроение куратора. Вначале он был все так же недоверчив и скептичен, но чем больше подробностей я рассказывала, тем более озадаченным становился.

– То ли у тебя феноменально богатая фантазия, то ли… – он осекся, в его глазах царило смятение.

– То ли все это правда, – продолжила со слабой улыбкой.

– И как же в таком случае ты оказалась здесь? – сделав над собой усилие, спросил он.

Настал самый тяжелый момент – рассказывать об Айдаре было особенно мучительно. Пришлось снова погрузиться в те жуткие минуты, которые не хотелось бы переживать снова. Я не утаивала от Лориана ничего. Ни того, как очнулась после смерти в непонятном месте – обиталище таких же существ, как Айдар и я сама. Как открыла для себя шокирующую истину о своей истинной сути и предназначении. О том, как, спасаясь от окончательного развоплощения, кинулась наугад в первый попавшийся мир.

Видела, что Лориан потрясен услышанным. Одновременно верит и не верит. И его взгляд, ставший каким-то настороженным и чужим, задевал за живое, заставляя сердце обливаться кровью.

Ну же, Лилана, пожалуйста, помоги доказать ему, что сказала правду от начала и до конца! Прошу тебя! – мысленно взмолилась, пытаясь нащупать ту ипостась, что не раз выручала в трудную минуту. И хоть каждый раз это заканчивалось чрезмерным напряжением магических сил и тяжелым состоянием, готова была снова повторить, лишь бы Лориан поверил.

Ощущая, как по телу пробегает волна жара, увидела мелькнувший в голове знакомый образ рыжеволосой женщины. Дальше почти не соображала, что делаю. Так, словно руководил мной кто-то другой. Медленно поднялась со стула и подошла к Лориану, опустилась рядом с ним на колени и взяла за руки. Он вскрикнул, когда между нашими руками заполыхали яркие искры, похожие на разряды молний, но я не позволила ему выдернуть ладони.

Увидела, как его глаза расширились в потрясении, и в отражении зрачков любимого различила, что мое лицо стало иным. Всего на пару секунд. Вместо милого личика Элиссы Кармад перед Лорианом предстала Лилана – яркая, сверкающая, удивительно красивая.

А потом от чрезмерного напряжения из моих глаз, носа и ушей снова хлынула кровь. Руки разжались, и я опрокинулась на пол, чувствуя, как погружаюсь в вязкую темноту.

Очнулась лежащей на постели, заботливо укрытая одеялом. Голова казалась чугунной, я едва смогла оторвать ее от подушки и осмотреться. Лориан сидел в кресле рядом с кроватью, глядя куда-то вдаль с отстраненным выражением. Но едва я зашевелилась, тут же вскинулся и метнулся ко мне.

– Ты как? – с тревогой спросил, проводя рукой по моей щеке. – Я задействовал твой лечебный артефакт, чтобы остановить кровь. Уже думал о том, чтобы позвать целителя, но диагностика показала, что физически с тобой все нормально.

Потом его рука соскользнула с моей щеки, и он напряженно уставился на меня.

– Что это было? Иллюзия?

– Не совсем, – я слабо улыбнулась. – Я показала тебе мой истинный облик. Впрочем, когда-то ты его уже видел. Тоже в мире голодных духов. Мне стало плохо из-за того, что я в этом теле не могу пользоваться всеми свойствами настоящего. Магические каналы не выдерживают. Такое и раньше случалось, когда я пыталась вызвать в себе Лилану.

– Лилана, – повторил он, все еще не в силах оторвать от меня взгляд. – Знаешь, она, конечно, удивительно красивая, но я предпочел бы, чтобы ты больше не проводила подобных экспериментов. Да и привык, знаешь ли, к тому, как ты выглядишь сейчас. Меня все вполне устраивает, – он скупо улыбнулся.

– Значит, ты мне теперь веришь? – с надеждой спросила.

– Я пока плохо понимаю, как ко всему этому относиться, – честно признался он.

– Понимаю, – грустно вздохнула. – Тебе нужно время, чтобы все осознать. Не удивлюсь, если ты уже жалеешь о том, что поспешил с предложением руки и сердца.

– А вот это ты зря! – наконец-то его улыбка стала настоящей, а не ее напряженным подобием. – Пусть даже мне досталась невеста со странностями, как-нибудь переживу. Хотя… – он задумался и шутливо добавил: – Если обнаружится, что ты и правда потенциальная богиня, боюсь, что тебе не по статусу будет скромный темный маг.

Я укоризненно ткнула ему кулачком в бок.

– Хватит издеваться! А то заполучу свои божественные способности и превращу тебя во что-то мерзкое. Типа жабы или паука, – сказала так же шутливо, чувствуя, как спадает чудовищное нервное напряжение.

Пусть Лориан и не поверил до конца, но отказываться от меня не собирался. Это главное! А после вызова Алаира, думаю, его сомнения окончательно отпадут. Будто прочитав мои мысли, он посерьезнел:

– Значит, говоришь, этот демон может помочь тебе справиться с твоим недругом. Айдаром, если не ошибаюсь?

Я кивнула, с надеждой глядя на любимого.

– Что ж, тогда нам и правда стоит с ним переговорить. Хотя кое-какие предосторожности не помешают, – произнес он, размышляя о чем-то.

– Уверена, что ты что-нибудь обязательно придумаешь, чтобы приструнить его, – сказала вполне искренне. В способностях темного мага и правда не сомневалась.

– Тогда сделаем это в следующее воскресенье, когда никто не сможет нам помешать, – решил он и снова обеспокоенно посмотрел в мое лицо. – Может, все-таки вызвать целителя?

– Не нужно, – я замотала головой. – Просто обними меня. Когда ты рядом, мне становится намного лучше.

Увидела, как в его взгляде промелькнула нежность, так мало свойственная этому мужчине и потому особенно ценная. Лориан тоже устроился на кровати, прислонившись спиной к изголовью, притянул меня к себе, устраивая в своих объятиях, и скользнул губами по волосам. А я блаженно затихла, наслаждаясь его теплом, запахом и надежностью сильных рук. Чувствовала, что мне и правда становится легче и спокойнее.

– Значит, Лилана тебе не понравилась? – спустя какое-то время промурлыкала.

– Ну, не сказал бы… – поддержал он мое игривое настроение. – Кто ж от такой красавицы откажется?

Я обиженно засопела, и он, рассмеявшись, развернул мое лицо к себе и чмокнул в нос.

– Но для меня главное, что она это ты. В каком бы облике ни была, нужна мне только одна женщина. – От чувства, сияющего в его бездонных темно-фиолетовых глазах, внутри у меня все защемило, и я сама потянулась к нему.

А потом улетела куда-то, наслаждаясь долгим, чувственным, бесконечным поцелуем, который совершенно не хотелось прерывать.

– Люблю тебя, кто бы ты ни была на самом деле, – услышала в какой-то момент, хоть до конца и не была уверена, что это признание не плод воображения. Но от этих слов ощущение безудержного счастья и полета лишь усилилось, и я выдохнула в на миг оторвавшиеся от меня губы:

– И я люблю тебя! Если бы ты знал, как сильно…

Затем снова дивный вкус любимых губ, которым можно наслаждаться бесконечно. И как раньше могла жить без этого счастья?

Далеко не сразу мы оторвались друг от друга. Только когда поцелуи начали переходить в нечто большее, а контролировать себя стало почти невозможно, Лориан прервался и хрипло проговорил:

– Думаю, пора наш ужин заканчивать. А то твой отец точно передумает отдавать тебя за меня замуж.

Я лишь хихикнула, но с неохотой подчинилась, уступая его воле. Почему-то сейчас это не вызывало никакого протеста. То, что этот мужчина собирается решать за меня. За нас обоих. Наоборот, казалось единственно правильным.

Эх, Ксюша, как же сильно тебя изменил этот мир! Раньше ты бы ни за что не допустила, чтобы кто-то решал за тебя. Хотя раньше и не встречала такого, как Лориан.

Украдкой покосилась на уже поднявшегося с постели мужчину и ощутила, как сердце ухнуло куда-то вниз, а потом забилось всполошенной птицей. Каким же безумно притягательным он казался! Таким любимым, таким родным! И как же не хотелось никуда уходить от него, пусть даже всего на несколько часов!

Но пришлось. И я с помощью сильных рук, бережно подхвативших меня, тоже вылезла из кровати. Не удержалась, чтобы снова уткнуться ему в грудь, на несколько секунд замерев так.

Мой. Он только мой. Как и я только его. Что бы ни случилось в дальнейшем.

Глава 15

ГЛАВА 15

 Домой я вернулась в приподнятом настроении, которым хотелось делиться со всеми вокруг. Впрочем, делиться оказалось не с кем. В гостиной никого не наблюдалось. Видать, или разошлись по своим комнатам или гуляют где-то.

Мурлыча себе под нос песню из своего мира, назойливо лезущую в голову: «О боже, какой мужчина, я хочу от него сына…» (интересно, с чего это? – сыронизировала сама над собой внутренне), поднялась на второй этаж.

Едва приоткрыв дверь, услышала тихие всхлипы Антхеи. Уткнувшись лицом в подушку, подруга горько плакала, пользуясь тем, что находилась в одиночестве и этого никто не видит. Я замерла будто громом пораженная. Благодушное настроение мигом улетучилось, сменившись угрызениями совести. Подруга, называется! Думаю лишь о себе. Предпочитаю считать, что Антхея сама справляется со своими проблемами. Как оказалось, когда никто не видит, альвийка в полной мере проявляет, насколько же ей плохо.

Осторожно притворила дверь и двинулась к кровати подруги. Она узнала о моем присутствии, только когда я тронула ее за плечо. Вздрогнув, мигом умолкла и напряглась. Потом осторожно подняла голову. Огромные, сияющие как сапфиры, прозрачно-голубые глаза, полные слез, растерянно уставились на меня.

– Что случилось? – спросила я как можно мягче.

– Ничего. Все нормально, – она поспешно смахнула слезы и села на постели.

– Рассказывай, – не согласилась я с этим утверждением. – Сколько раз ты меня выслушивала и поддерживала! Так что теперь моя очередь!

Антхея тоскливо вздохнула, избегая моего взгляда.

– Позволь, догадаюсь, – решила начать я сама. – Леонс?

Губы девушки задрожали, и я поняла, что она вот-вот снова расплачется.

– Что произошло? Вы ведь вроде собирались вместе позаниматься, – недоуменно спросила. – И ты планировала перейти в наступление.

На мраморно-белых щечках Антхеи выступил румянец.

– И только все испортила, – грустно сказала она. – А еще поняла, что зря на что-то надеялась.

– Так, объясни подробнее! – потребовала, устраиваясь на кровати рядом с ней и взяв за руку.

Ободряюще стиснула пальчики подруги, поразившись тому, какие они сейчас ледяные. Вспомнив о том, что у водных альвов внутреннее состояние можно определить и по изменению температуры тела, еще больше убедилась в том, как ей сейчас плохо. Антхея некоторое время молчала, собираясь с духом, потом заговорила:

– Сначала все шло хорошо. Мы позанимались, потом начали подшучивать друг над другом, смеялись, вообще замечательно проводили время. Я набралась храбрости и предложила сходить все-таки в город, посидеть где-нибудь в уютном месте только вдвоем. И тут он словно окаменел. Пропало все его хорошее настроение. Сказал, что идея, конечно, хорошая, но сегодня он устал и лучше пойдет спать. Вот тогда я не выдержала и спросила напрямую, неужели я ему совсем не нравлюсь как девушка.

– А он что? – замерев, спросила, глядя, как в ее глазах полыхнула боль.

– Он сказал: «Прости» и ушел. Даже объяснять ничего не стал, – выпалила, наконец, Антхея, и из ее глаз снова хлынули слезы. – А я сидела как оплеванная и не знала, что делать. Было так стыдно и обидно. Почему? Что со мной не так? Разве я настолько отвратительна, что со мной даже завести роман нельзя? Я ведь ничего большего от него не требую!

– Сама знаешь, что ты вовсе не отвратительная, – воскликнула, обнимая подругу и пытаясь ее успокоить. – Наоборот, более красивой девушки я в жизни не видела! Да стоит тебе пальцем поманить, как целая очередь выстроиться из тех, кто желал бы быть с тобой рядом! Сейчас только твой титул и присутствие рядом брата удерживают мужчин от того, чтобы оказывать тебе знаки внимания. Разве ты не видишь, как на тебя смотрят? Даже преподаватели некоторые заглядываются.

– Тогда почему? – всхлипнув, с болью спросила она. – Почему Леонс даже мысль такую не рассматривает? Или у него уже есть возлюбленная? – Антхея отстранилась от меня и пытливо глянула в лицо. – Ты ведь знала его еще до Академии. Может, что-то слышала?

– Да нет у него никого! – уверенно сказала. – Иначе бы Дамиен с Беатрисой хоть раз бы, но коснулись этой темы.

В глазах водной альвийки опять возник немой вопрос: «Тогда почему?», и я решительно поднялась.

– Куда ты? – крикнула вслед Антхея.

– Хочу сама задать ему этот вопрос, – буркнула в ответ.

Услышала, что не нужно этого делать, но проигнорировала. Хватит! Давно пора было вмешаться и выяснить все до конца. Абсолютно ясно, что Антхее Леонс не признается, что им движет. Мне же, если буду достаточно настойчива, вполне возможно. А я собиралась быть очень настойчивой!

В дверь комнаты, где жили Леонс с Виатором, я стучала до тех пор, пока оттуда не раздалось недружелюбное:

– Кто там еще?

– Это Элисса. Поговорить надо, – сухо откликнулась.

Через несколько секунд створка распахнулась, и я увидела Леонса, непривычно хмурого и бледного. С удивлением поняла, что он переживает не меньше Антхеи из-за того, что случилось между ними.

– Виатора нет, – по-своему понял мое появление солнечный мальчик. – Он говорил, что к Арлии Скайр пойдет. Какие-то дела у них совместные.

Мои глаза непроизвольно расширились от удивления, но сейчас было не до мыслей о Виаторе. Хотя, без сомнения, я была рада, что он решил все-таки сделать шаг к сближению с влюбленной в него девушкой.

– Вообще-то я к тебе, – заявила, придав лицу нормальное выражение. – Впустишь?

Леонс вздохнул и посторонился, пропуская меня. Хотя видно было, что лишь вежливость помешала послать куда подальше. Общаться он сейчас явно ни с кем не хотел.

Затворив за собой дверь, я проследовала к одному из стульев, стоящему у кроватей парней, и уселась на него. После чего уставилась на Леонса, подошедшего к окну и уставившегося куда-то вдаль.

– Может, ты посчитаешь, что я лезу не в свое дело, – тихо начала, – но я считаю и тебя, и Антхею друзьями. И не могу остаться в стороне. Почему ты ее обидел?

Его лицо дернулось, челюсти сжались.

– Я не хотел обижать Антхею. Мне жаль, что она… – он осекся и судорожно вздохнул.

– Неужели она и правда тебе не нравится? – искренне поразилась я.

– Как она может не нравиться? – он устало потер руками виски. – Любой мужчина мечтал бы о такой женщине! Потрясающе красивая, светлая, добрая, искренняя.

– Тогда почему ты ее отверг? Она ведь не требовала от тебя каких-то обязательств.

– Вот именно! – горько усмехнулся Леонс. – Полагаешь, приятно осознавать, что для любимой девушки можешь быть лишь игрушкой, временным развлечением? И что потом должен будешь безропотно смириться с тем, что она уйдет из твоей жизни?

Я буквально дара речи лишилась. В голове воцарился самый настоящий хаос. Это что он сейчас такое сказал? Любимой?

Медленно приходила в себя, глядя на то, как Леонс смотрит на меня с какой-то непонятной яростью. Наконец, смогла произнести:

– Вообще-то она почла бы за счастье стать твоей женой. Сама мне говорила.

– Ты ведь и сама понимаешь, что мы с ней не пара, – покачал головой Леонс. – Она альвийская принцесса, а кто я? Худородный лирн, фактически прислуга у Нартранов. А в будущем, скорее всего, и вовсе никто. Средненький маг, который будет изо всех сил пытаться занять свое место в мире. Причем при изрядном противодействии одного из самых влиятельных кланов. Что я могу дать будущей жене? Тем более такой, как Антхея, привыкшей жить в роскоши и достатке? Как полагаешь, долго продлится ее любовь, когда она в полной мере осознает, на что променяла прежнюю жизнь? Это сейчас она вся на эмоциях, романтично настроена. Но рано или поздно повзрослеет и на многое посмотрит по-другому. А к тому времени пути назад не будет. Родня наверняка от нее откажется. Не хочу, чтобы однажды Антхея проснулась с мыслью, что я испортил ей жизнь, и попросту возненавидела. Так что лучше и не начинать. Слишком больно для нас обоих будет в ином случае.

В какой-то мере я могла понять его мотивы. И все же… Перед глазами до сих пор стояло лицо Антхеи, искаженное болью, несчастное. Вряд ли она приняла бы эти доводы, выскажи он их ей. Да и не показалась подруга мне такой девушкой, что стала бы потом попрекать избранника собственным выбором.

– Значит, ты не желаешь дать вам обоим шанс быть счастливыми просто потому, что боишься того, что будет дальше? – медленно и четко спросила, осознав, что от того, что сейчас скажу, зависит судьба двух небезразличных мне людей. – Тогда, наверное, ты прав, лучше отступись. Антхея не заслуживает иметь рядом в качестве мужа постоянно сомневающегося в своих силах труса, – я намеренно изобразила на лице презрение. – О, Созидательница, что за мужчины пошли?! – склонила голову набок. – Моя мать и то была намного сильнее духом. Не побоялась всеобщего осуждения и рискнула всем ради возможности быть с любимым. И уверена, что ни о чем не жалела до конца! К сожалению, им  с моим отцом не удалось быть вместе. Не потому, что побоялись. Просто им не представилось такого шанса. Проклятье! Да завтра может и не быть вовсе! Сегодня ты живешь, строишь планы, а уже завтра к тебе на улице или в таверне может подойти какой-то мерзавец, и вся твоя жизнь пойдет прахом, – я горько усмехнулась, вспоминая собственную судьбу. – Оборвется и все. Не будет ни завтра, ни даже следующего мгновения. А все, что у тебя позади, лишь мысли о том, что бы ты сделал в будущем. Осознание, что ты и не жил вовсе, а просто планы какие-то строил. Предпочтешь это?! Ну и дурак! Вот и все, что могу тебе сказать, – меня всю распирало от эмоций.

Понимала, что вряд ли смогу донести до Леонса то, что пришлось осознать самой. Как ценен каждый миг жизни и что следующего может и не быть. И упускать хоть одну минуту возможного счастья из опасения, что что-то может не получиться, по меньшей мере расточительно. Сама я больше не собиралась плыть по течению. За свое счастье буду бороться, выгрызая его зубами, если понадобится. И ни о чем жалеть точно не стану, даже если что-то не получится. Просто потому что буду знать – сделала все, от меня зависящее.

Только вот вложить свои мысли кому-то в голову, к сожалению, не получится. Леонс сам должен принять решение. А не сумеет? Ну, что ж, значит, своего счастья и правда не заслуживает. Я же сделаю все, чтобы помочь подруге пережить разочарование. Пусть даже самое сильное в ее жизни.

Когда выходила из комнаты, на растерянного и ошеломленного Леонса даже не смотрела. На сердце было легко и спокойно. То, что должна, я сделала. Могу сказать это с чистой совестью.

Правда, едва увидела полные вопроса и отчаянной надежды глаза Антхеи, захлестнула горечь. Как ей сказать, что тот, кого она любит, побоялся рискнуть? Не факт ведь даже, что из их отношений получилось бы что-то серьезное. Но он и шанса им обоим не дал.

Подруга поняла все без слов и разом сникла. Устало опустилась на кровать и свернулась калачиком, подтянув колени к груди. Единственное, чем я смогла ей помочь, сесть рядом и обнять, даря свою безмолвную поддержку.

Стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Антхея же даже не шевельнулась, будто вообще потеряла ко всему интерес, и ее совершенно не волновало, кто и зачем к нам явился. Впрочем, едва с порога раздался смущенный голос Леонса:

– Элисса, ты не могла бы выйти? – подруга резко вскинулась на кровати. Она вся казалась натянутой как струна, на мраморно-белом лице живыми казались лишь глаза.

– Конечно, – глухо произнесла, поднимаясь и проходя к двери.

Перед тем как я вышла, Леонс на миг удержал за локоть и шепнул:

– Спасибо тебе.

– За что? – слабо улыбнулась.

– За то, что сказала мне правду. По поводу того, что веду себя как идиот, – его ответная улыбка была полна искреннего тепла.

С души будто камень свалился. Я подмигнула ему и покинула комнату, понимая, что теперь все у них будет в порядке. Прошла на кухню и сделала себе чай, а потом устроилась с чашкой на крыльце. Как же хорошо и спокойно было сидеть вот так, слушая шелест листвы, стрекот сверчков, далекий смех и голоса других адептов, чувствовать себя неотъемлемой частью этого мира!

Только когда продрогла окончательно – все-таки ночи даже в такую мягкую зиму были прохладными – вернулась в дом и поднялась к нашей с Антхеей комнате. На мой деликатный стук послышались оживленные голоса, разрешающие войти. Расплылась в улыбке при виде счастливых, светящихся физиономий, встретивших мое появление. Похоже, все у них и правда в порядке! Объяснились и сделали правильные выводы.

– Извините, что помешала, – проворчала с фальшивым недовольством, – но спать очень хочется. Поздно уже. Завтра намилуетесь.

– Конечно, – Леонс нисколько не обиделся и поднялся с кровати, на которой они сидели с Антхеей, трогательно держась за руки. – До завтра, – сказал сначала теперь уже, надеюсь, своей девушке, с особенным теплым выражением, а потом мне, дружески улыбаясь.

– Приятных снов! – пожелала я в ответ и, когда он вышел, вопросительно уставилась на Антхею.

Та упала на кровать, раскинув руки, и растянула губы в блаженной улыбке.

– Ты не представляешь, как я счастлива!

– Ну, почему же, прекрасно представляю, – искренне радуясь за нее, сказала, начиная переодеваться ко сну. – И очень за вас рада! Насколько понимаю, он признался тебе в своих чувствах?

– Да! – воскликнула она, устраиваясь на боку и опираясь на локоть. – Он, оказывается, все это время не желал проявлять ко мне симпатию, потому что считал себя недостойным меня. Вот дурачок! – сказано было с такой нежностью, что у меня даже сердце защемило. – Да на свете никого нет лучше него!

– Вот и дай ему это понять, чтобы не грузился всякими глупостями! – поддержала я ее.

– Обязательно! – серьезно кивнула Антхея. – И знаешь… – задумчиво добавила, – теперь я уже не уверена, что готова его отпустить так просто. Согласиться лишь на временную связь. Сделаю все, чтобы он захотел на мне жениться!

– Думаю, он сильно отбиваться не станет, – иронично заметила я. – А тебя правда не пугает, что можешь лишиться всего, что имеешь сейчас, ради далеко не радужных перспектив? – пытливо посмотрела на нее.

– Ты серьезно?! – она поразилась моему вопросу. – Чем только слушала, когда я тебе историю нашей с Алойзом жизни рассказывала?! Считаешь, что золотая клетка в окружении гадюк и скорпионов, где и самой придется стать такой же, чтобы занять свое место, лучше жизни с любимым человеком, пусть даже в куда худших условиях?

– Не считаю, – откликнулась я. – И рада, что ты тоже так думаешь. Значит, я в тебе не ошиблась.

Мы обе улыбнулись друг другу, а потом Антхея тихо и проникновенно сказала:

– Я никогда не забуду того, что ты для меня сделала. Не знаю, что ты сказала Леонсу, но это оказалось очень действенным.

Я благоразумно не стала говорить, что пришлось обозвать его трусом и едва ли не слизняком, чтобы добиться нужного эффекта.

– Ты бы сделала для меня то же самое! – отмахнулась от ее благодарности.

– В этом можешь не сомневаться! И знай, – в ее глазах светилась та глубина, что до сих пор не открывалась даже при самых откровенных наших разговорах, – сегодня ты приобрела не только подругу, но и сестру. Если тебе когда-нибудь понадобится моя помощь… в чем угодно… я всегда готова ее оказать.

– Спасибо, – я даже растрогалась. – Для меня это очень важно.

Антхея порывисто соскочила с кровати и обняла меня. Потом придала лицу менее торжественное выражение и заявила:

– А теперь пойдем спать. Завтрашние занятия ведь никто не отменял. Хотя вряд ли я смогу легко уснуть, – хихикнула она. – Слишком эмоции переполняют!

Я только улыбнулась. Как же приятно было видеть ее такой. Абсолютно довольной жизнью, счастливой! И особенно приятно было осознавать, что и я приложила руку к этому счастью. 

Глава 16

ГЛАВА 16

Воскресенья я ждала с затаенным нетерпением. Многое зависело от того, что расскажет Алаир. А вдруг он вообще не явится? Или все его слова были ложью? По крайней мере, в той части, что касалась Айдара. Уже когда мы с Лорианом тайком пробрались в выбранный день в темный зал, я поделилась своими опасениями.

– Не переживай, я придумал кое-что, чтобы перестраховаться, – успокоил меня любимый.

– Что именно? – я с интересом следила за тем, как он готовит магический круг, вычерчивая еще какие-то дополнительные руны и ставя в центр чашу. – А это для чего? – не дожидаясь ответа, задала новый вопрос.

– Чтобы тебе не пришлось протягивать руку в круг, давая свою кровь, можно подготовить все заранее. Кстати, это самая распространенная ошибка новичков. Демоны, предлагая сделку, требуют от мага выполнить свою часть сразу. В итоге вполне могут утащить незадачливого демонолога в мир голодных духов, на поживу обитающим там тварям. Предупреждал уже, что демонам верить нельзя, – он покосился на мое искаженное от ужаса лицо. – Разумеется, то, что обещали при обсуждении условий, они выполняют. Но для покойника вряд ли это имеет значение.

– Но что помешает ему обмануть и в том случае, если чаша будет стоять в круге? Конечно, со мной ничего не случится, но и выполнять свои условия Алаиру окажется необязательным. Он уже получит то, чего хотел.

– Видишь дополнительные руны, внутри которых я разместил чашу? – спросил Лориан тоном терпеливого наставника.

– Вижу, – я недоуменно пожала плечами.

– При их активации демон сможет добраться до чаши только перед самым уходом. Тогда, когда я отпущу его.

– А разве он не сможет создать прорыв по собственной воле? Ведь в прошлый раз Алаир показал, насколько силен.

– Тогда я не знал его имени, – напомнил Лориан. – А в этом случае возможности демонолога расширяются. И власть над демоном становится сильнее.

Несколько успокоенная, я улыбнулась.

– Значит, пока он не расскажет все, что нас интересует, уйти не сможет?

– Именно. Разве что при напряжении всех своих сил и чересчур больших затратах энергии. А на такое он не пойдет. Слишком долго придется восстанавливаться. Ну что, готова? – поднимаясь на ноги и отряхиваясь, спросил куратор.

– Да, – решительно сказала.

– Тогда предстоит самое неприятное, – Лориан извлек из-за пояса длинный узкий стилет и кивнул на чашу. – Нужно нацедить туда твоей крови.

Я невольно побледнела, но понимала, что деваться некуда. Именно крови хотел от меня Алаир. Пока Лориан помогал проходить эту неприятную процедуру, крепко зажмурилась, не желая смотреть на вытекающую из меня кровь. Хорошо хоть любимый знал какое-то светлое заклинание, помогающее смягчить боль, так что я почти ничего не чувствовала.

– Вот и все, – услышала мягкий голос.

Открыв глаза, увидела, как он залечивает порез, потом вытирает остатки крови с моей руки платком.

– Надеюсь, то, что скажет демон, и правда того стоило, – пробормотал он, убирая стилет и уводя меня из круга.

– И я надеюсь, – сдавленно сказала.

Дальше оставалось только с интересом и напряжением наблюдать за тем, как Лориан проводит ритуал. Невольно отмечала, что есть отличия от того, что он показывал на занятии. Да и рун было значительно больше. Поняла, что если бы придерживалась первоначального плана и проводила ритуал сама, обязательно  бы налажала. Я ведь не знала и половины всех тонкостей. Сто процентов Алаир мог бы прорвать преграду и затащить меня внутрь! Если, конечно, соврал по поводу своего расположения ко мне.

Вздрогнула, когда руны загорелись и превратились в огненную стену, взметнувшуюся в воздух по контурам круга. Из знакомого свечения в ответ на призыв Лориана появилась фигура демона. Золотистые глаза с вертикальными зрачками внимательно оглядели помещение, и по лицу Алаира расползлась улыбка.

– Рад снова тебя видеть, милая! – раздался в голове знакомый насмешливый голос.

Я поморщилась от столь фамильярного обращения. Демон, между тем, скептически глянул на чашу, стоящую у его ног, и хмыкнул.

– Вижу, ты подготовилась! Не доверяешь?

– Я недостаточно тебя знаю, чтобы доверять безгранично, – пожала плечами.

– Присутствие смертного обязательно? – Алаир пренебрежительно кивнул на Лориана.

– Да. У меня нет от него секретов. Можешь даже не говорить в этот раз ментально.

Демон посмотрел на куратора еще более пристально, потом иронично вскинул брови и заговорил уже вслух:

– Меня это не удивляет. Ты в любом воплощении действовала на мужчин как наркотик. Позволь поздравить с крайне полезным приобретением и на этот раз. Человечек очень силен магически. Будет тебе полезен в борьбе с Айдаром.

– Я вовсе не из-за этого… – покраснев до корней волос, возмущенно выдохнула.

Лориан, совершенно невозмутимый, наблюдал за этой сценой, никак не реагируя на провокации демона. Лишь когда назвали имя Айдара, вздрогнул, и в его глазах что-то сверкнуло. Похоже, теперь последние сомнения в моей правдивости исчезли. Пусть и рассказанная мной история была с его точки зрения совершенно невероятной.

– Ты обещал ей помощь, – наконец, решил он вмешаться, видя мою растерянность. – Если выполнишь свою часть сделки, получишь то, что тебе нужно.

Алаир ухмыльнулся.

– А может, я хотел большего? – лукаво сказал, покосившись на чашу.

Меня бросило в холодный пот. Неужели Лориан прав, и меня по незнанию могли затащить в тот жуткий мир? Заметив мое изменившееся лицо, Алаир вздохнул:

– Да не сделал бы я тебе ничего плохого! Всегда был к тебе неравнодушен, знаешь ли.

– Но вот оставить ее при себе вполне, не так ли? – холодно осведомился Лориан.

Демон нахально подмигнул.

– Почему бы и нет? Чем я хуже тебя, человечек?

Я в немом потрясении смотрела на рогатое чудовище, которое, оказывается, строило по поводу меня подобные планы.

– То есть, ты и помощь мне предложил только для того, чтобы уволочь к себе?!

– Поверь, со мной ты была бы в большей безопасности, – уже более серьезно сказал Алаир. – Айдар бы в мой мир не сунулся.

– Нет уж, предпочту остаться здесь и попытаться с ним бороться! – заявила я.

– Жаль, – протянул демон, обводя меня таким плотоядным взглядом, что щеки снова вспыхнули. Вот ведь гад озабоченный!

– Так ты поможешь или нет? – уже с раздражением спросил Лориан.

– Чего не сделаешь ради первой любви? – театрально возгласил Алаир. – Эх, ну почему Высшие не создали тебя демоницей?

Наверное, красноте моего лица сейчас позавидовал бы помидор. Вести такие разговоры в присутствии будущего мужа было невыносимо неловко.

– Что именно он обещал тебе? – вмешался Лориан, глядящий на демона не слишком приязненно.

– Рассказать, как справиться с Айдаром, – слегка успокаиваясь, проговорила.

– Ты готов ответить на ее вопросы, Алаир? – обратился теперь уже к рогатому.

– Для того и явился, – съязвил демон.

– Хорошо, – пробормотала я, собираясь с мыслями. – В прошлый раз ты сказал, что Айдар ближе, чем я думаю. Это значит, он сейчас в этом мире?

– В данный момент нет, – прислушиваясь к чему-то, недоступному нам, произнес демон. – Но наведывается сюда время от времени. Пытается улучить момент, когда ты окажешься без защиты.

У меня в горле пересохло от этого известия. Лориан, заметив мое состояние, подошел и обнял за талию, даря свою безмолвную поддержку. Я благодарно улыбнулась и снова уставилась на Алаира.

– Почему же он не схватил меня, когда у него была такая возможность? Это ведь он преследовал тогда, под дождем?

– Милая, – укоризненно вздохнул демон, – неужели ты полагаешь, что мне совершенно нечем заняться, кроме как следить за такими, как вы? Иногда поглядываю, да, но не всегда же! Может, расскажешь, о каком преследовании говоришь?

Я торопливо рассказала о той ночи, когда улепетывала от неизвестного мага под дождем. Услышав все подробности, Алаир озвучил свои выводы:

– Полагаю, в тот день он засек тебя впервые. И следовал за тобой несколько опосредованно. Надеюсь, ты помнишь, что создатели значительно ограничили ваши силы. Теперь вы куда слабее нас, высших демонов, а то и некоторых магов. Так что телепортироваться в нужную ему точку Айдар не может. Вынужден пользоваться природными порталами. Ближайший отсюда находится около долины драконов. Пока он бы добрался до тебя, прошло бы время. А вот пустить за тобой астральную оболочку, желая убедиться, что это и правда твое новое воплощение, вполне ему по силам. Вот почему твои плетения на него совершенно не действовали. Ты швыряла их по астральной проекции. Но и он, в свою очередь, не смог бы тебе ничего сделать. Просто проследить, куда пойдешь – максимум.

– Но как он вообще меня нашел? Причем так быстро? – поразилась я. – Прыгнула ведь в выбранный наугад мир. Даже сама не знала, в каком теле окажусь.

– Могу сделать еще одно предположение, – протянул демон. – Скажи, ты пыталась пробудить в себе скрытые возможности? Достучаться до силы Лиланы, а не только использовать способности этого тела?

Я похолодела. Теперь становится понятным, почему рыжая в моей голове смотрела с таким ужасом всякий раз, как я пыталась нащупать с ней связь. Этим я сама устанавливала маячок, видимый на карте, находящейся в Обители.

– Проклятье! – вырвалось у меня.

– Похоже, ты и сама поняла, – удовлетворенно сказал демон. – Как бы то ни было, то, что ты еще жива, говорит об одном – у места, где ты находишься, слишком хорошая защита. Айдар не может через нее пробиться. Но и постоянно торчать здесь не желает. В конце концов, кто-то же должен присматривать за остальными мирами, а он сейчас остался один. Высшие его по головке не погладят, если произойдет что-то из ряда вон выходящее. Но то, что встреча ваша в итоге неизбежна, это несомненно.

– Насколько он силен? – спросил теперь уже Лориан.

– Посильнее тебя, человечек, – снисходительно сказал Алаир. – Но ненамного. Так что какое-то время противостоять ему сможешь.

– Какой направленности у него сила? – нахмурился куратор.

– Как и у тебя. Он темный маг. Ну, и еще способен управлять водной стихией.

– Хоть это радует, – произнес Лориан. – У меня, помимо темной магии, неплохо развит огненный источник.

– Вряд ли это тебе особенно поможет против его техник, – фыркнул Алаир. – Вот будь ты светлым магом такой же силы, как сейчас, другое дело.

Лориан поморщился.

– Чего нет, того нет. Светлый источник у меня слабый.

– Но ведь я тоже могу что-то сделать! – воскликнула я. – Да, я пока неопытный маг, но кое-что уже умею.

– Может и сработать, если будете действовать слаженно, – резюмировал демон. – Но не стоит недооценивать Айдара в любом случае. Он обязательно придумает какую-то каверзу.

Вот в последнем я даже не сомневалась! Радовало одно – за каждым моим передвижением он наблюдать не может. По крайней мере, пока у него не найдется достаточно времени, чтобы забросить остальные дела и торчать рядом с Академией безвылазно. А значит, следует воспользоваться ситуацией, чтобы подготовиться к предстоящей схватке. Подтянуть свои силы в светлой магии, выучить больше сложных плетений.

– И помни, – напоследок сказал Алаир, – оставлять его в живых не стоит. Айдар считает, что в живых из вас должен остаться только один, и что таков замысел Высших.

– А на самом деле? – спросила я напряженно. – Неужели они и правда хотели именно этого?

– Это ты у меня спрашиваешь?! – хмыкнул демон. – Поверь, про их конечную цель я знаю столько же, сколько и ты. Вот останешься одна, им и задашь этот вопрос!

Я только вздохнула. Что-то особой уверенности в том, что удастся победить Айдара, не было. Но в любом случае, собиралась сделать все возможное для этого.

– Остались еще какие-то вопросы? – иронично спросил Алаир.

– Нет, – я безрадостно помотала головой.

– Ну тогда удачи, красавица моя! – воздушный поцелуй в исполнении рогатого существа смотрелся жутковато и странно. Я даже глаза округлила.

В следующий момент Лориан произнес какие-то слова, и руны снова полыхнули огнем, вздымая вверх огненную стену. А когда потухли, в центре круга осталась опустевшая чаша, в которой не осталось ни капли крови. Уж не знаю, как ею распорядится Алаир, но буду надеяться, что не совершила ошибку, дав ему такое могущество, что позволит стать сильнее остальных сородичей.

Задумавшись, продолжала смотреть прямо перед собой, пока не почувствовала, как сильные руки обнимают со спины, прижимая к себе.

– Теперь ты мне веришь? – тихо спросила, откидывая голову на грудь любимого и глядя на него снизу-вверх.

– Значит, ты и правда богиня? – так же тихо откликнулся он.

– Не совсем, – усмехнулась я. – Скорее, игрушка высших сил, которую ради каких-то целей сделали более могущественной, чем обычные смертные. И я далеко не в восторге по этому поводу.

– Мы справимся, – он прижал к себе сильнее, и это «мы» наполнило все внутри щемящим чувством.

Осознание, что я больше не одна сражаюсь со своими проблемами, поневоле наполняло так необходимой уверенностью.

Глава 17

ГЛАВА 17

  Следующие две недели прошли относительно спокойно. Учеба, дополнительные занятия с Николасом и Лорианом, иногда романтические ужины вдвоем. Еще больше радовало, что догадавшись о том, чего стоит ждать от Саури в свете моего изменившегося положения, куратор нашел мне другого преподавателя по светлой магии. Так что я единственная занималась по этому предмету с отдельным наставником, о чем ничуть не жалела. Как бы ни привыкла к одногруппникам, но выдерживать издевательства слетевшей с катушек белой илитки было выше моих сил. Да и пообщаться с друзьями могла на других предметах или дома.

Разумеется, не со всеми отношения были хорошими, но тут уж ничего не поделаешь. Крысеныш, к примеру, всячески выражал неприязнь. Стал совершенно невыносимым после того, как король Маркэль официально признал Николаса Мирдара моим новым опекуном. Беатриса же, явно обрадованная таким поворотом, уже, похоже, считала себя будущей супругой Дамиена. И вроде бы, исчез камень преткновения между нами, но недолюбливать меня кузина не перестала. Так что на пару с Крысенышем они стали ложкой дегтя в моей вполне тихой и мирной жизни.

Оймера и Литир, сдружившиеся с ними, тоже не проявляли ко мне дружеской симпатии. Но это с лихвой компенсировалось отношением остальных. С Антхеей, Леонсом, Алойзом и Луизой я за это время еще больше сдружилась. Кстати сказать, у них в личной жизни тоже все наладилось, чему я была искренне рада. Единственное, что огорчало, так это некоторое отдаление Виатора. Впрочем, это и неудивительно – сердечные раны не успели еще зажить. Но я не оставляла надежды на лучшее, видя, что они с Арлией потихоньку сближаются. Впереди почти четыре года, чтобы растопить холодок между нами. Уже радует, что моим врагом лесной альв не стал, и разговаривали мы вполне ровно, пусть и не затрагивали важных тем.

На зимние каникулы Алойз и Антхея приглашали нашу дружную компанию к себе в гости. Водная альвийка даже лукаво предложила взять с собой еще кое-кого. Но я прекрасно понимала, что вряд ли Лориан согласится провести две недели вдали от Академии. Слишком много у него тут работы ввиду ухудшения здоровья ректора. Да и останавливало еще кое-что – неопределенность ситуации с Айдаром. Так что вынуждена была под благовидным предлогом отказаться, хоть и увидеть королевство водных альвов хотелось. Пообещала себе, что когда-нибудь, когда все плохое останется позади, обязательно уговорю Лориана съездить туда. Или еще куда-нибудь, где мы могли бы отдохнуть и побыть вместе.

Нежданный переполох в один из дней, который не предвещал ничего необычного, всех ошарашил. Началось с того, что нам, пришедшим с утра на занятия, объявили, что всех адептов и преподавателей собирают во дворе. Ректор должен произнести какую-то речь. Не знаю, почему, но сердце тревожно екнуло. Хотя вроде бы меня дела ректора никоим образом не касались. Вполне возможно, что сегодня он, наконец, официально объявит, что снимает с себя полномочия и передает их Лориану. И это ожидаемо. Так что, успокоив себя этой мыслью, я застыла у ступеней Академии, как и множество галдящих вокруг людей. Все живо обсуждали, с чем может быть связан общий сбор, и выдвигали самые различные предположения.

Когда вышел Далиан Говрейн, опирающийся на трость и с трудом держащийся на ногах, в компании Лориана, в любую минуту готового его подхватить, все разговоры стихли. Адепты и преподаватели, которым тоже, похоже, ничего не объяснили, с любопытством уставились на изборожденное морщинами лицо ректора. Голос Далиана прозвучал достаточно уверенно и звучно, хотя представляю, каких усилий ему это стоило:

– Рад приветствовать вас всех, друзья мои! К сожалению, собрались мы по крайне прискорбному поводу. Произошло то, что, бесспорно, скажется на судьбе всех нас. А особенно жителей Даралского королевства.

Я несколько удивленно подняла брови. Свою отставку Далиан Говрейн вряд ли обставил бы таким образом. Нескромностью он не отличался. Значит, произошло нечто иное. Но что?

– Час назад пришли плохие известия из столицы, – сделав паузу, произнес ректор, обведя всех печальным взором. – Умирает человек, очень много сделавший для процветания своей страны, прославившийся как мудрый и рассудительный правитель. И без сомнения, его скорая утрата сильно отразится на всех нас.

Внутри все похолодело. Похоже, я поняла, к чему клонит ректор. Король Маркэль готовится оставить этот мир. Вокруг послышались шепотки, выражающие схожие с моими мысли. Покосилась на Крысеныша, который с трудом удерживал на лице подобающий скорбный вид. Губы его подрагивали, готовясь вот-вот растянуться в торжествующей улыбке. Судя по всему, уже предвкушал, как скоро займет место покойного короля.

Я содрогнулась, представив, чем это грозит нам с Лорианом. Такое мстительное и подлое существо вряд ли не воспользуется случаем поквитаться! Словно услышав мои мысли, Дамиен метнул в мою сторону предвкушающий взгляд, и я ощутила, как засосало под ложечкой. Снова устремила глаза на Далиана Говрейна, пытаясь успокоиться.

– Понимаю, что для многих из вас это явилось неожиданностью. Начавшееся старение короля до последнего скрывали от всех, чтобы предотвратить неразбериху и хаос. Но настал момент, когда оттягивать неизбежное уже невозможно. Целители делают все, чтобы еще хоть немного продлить жизнь королю. Но и они не всесильны. Маркэлю Дармайлу осталось жить не больше нескольких дней, и за это время он собирается передать свои полномочия наследнику. Имя его уже сегодня будет объявлено по всей стране, а самого его незамедлительно доставят во дворец.

Снова послышался удивленный ропот. И немудрено! Официального наследника ведь у Маркэля нет, значит, только после его смерти влиятельные кланы могли начать борьбу за власть. В любом случае, все были уверены, что в королевстве сменится династия. Тому, кто не является потомком по крови, Маркэль просто не сможет лично передать корону. Так что понадобится очистительный ритуал после его смерти, а уже потом новый король будет вправе надеть этот символ власти.

Я снова бегло взглянула на окружающих, пораженных не меньше моего. Единственным, кто не выглядел удивленным, был Лориан. Неужели изначально знал что-то такое, что недоступно остальным?

– Вижу, вы удивлены, – слабо улыбнулся ректор. – Но именно за тем я и собрал всех, чтобы объявить весть, что прямо сейчас разлетается по всей стране. Династия Дармайлов не прервется. Есть наследник. Ребенок принца Орелина, которого все это время тщательно скрывали. Его мать тайно обвенчалась с принцем чуть больше двадцати лет назад и произвела на свет, не объявляя официально, кто был отцом. Так что все знают этого ребенка под иным именем. Более того, он сам не знает о том, кем является, и считает своими родителями других людей. Это было сделано исключительно с целью защитить будущего наследника.

Как и все, я была до крайности заинтригована. Да и настроение несколько улучшилось при виде перекосившегося от изумления лица Дамиена. Такого поворота он не ожидал. Неужели нам сейчас и имя назовут? Но зачем идти на риск, объявляя во всеуслышание о наследнике до того, как ему передадут корону? Хотя…

Я заметила, как от ворот Академии в нашу сторону движется достаточно большой вооруженный отряд. Все в одеждах личной королевской магической гвардии. Мелькнувшая догадка заставила еще больше распахнуть глаза. Наследник находится в Академии?! Когда же увидела среди гвардейцев одетого в плащ с глубоким капюшоном человека, идущего с заметным усилием, и вовсе потеряла дар речи. Король лично явился сюда? Инкогнито, чтобы предупредить возможные попытки недругов устранить наследника?

Под напором гвардейцев толпа расступалась, пропуская пришедших. Мужчина в плаще поднялся по ступеням и встал рядом с ректором. Когда он снял капюшон, по толпе пробежал взволнованный ропот. Портрет короля я не раз видела в холле Академии, потому узнала, несмотря на то, что некогда цветущее молодое лицо избороздили глубокие морщины. Да и роскошный венец из белого золота, усыпанный бриллиантами и рубинами, не оставлял сомнений в личности пришельца. Разумеется, все тут же поспешили склонить головы, приветствуя правителя Дарала.

Некоторое время царило гробовое молчание, потом послышался слабый голос короля, разрешившего всем выпрямиться. Несмотря на то, что он был едва различим, в наступившей тишине слышался достаточно отчетливо:

– Я здесь, чтобы прямо сейчас передать власть моему внуку, который находится среди вас. Пока еще жив, постараюсь хоть немного ввести его в курс дела. Понимаю, что для мальчика это будет шоком, но надеюсь, мои мотивы он поймет.

На лицах собравшихся читался один лишь вопрос: кто же из нас?!

Взгляд короля почему-то обратился к Лориану. Маркэль, чуть улыбнувшись, произнес:

– Я благодарен вам, что позаботились о моем внуке. Надеюсь, он и в дальнейшем сможет на вас рассчитывать.

– Несомненно, ваше величество, – сдержанно откликнулся Лориан, изобразив легкий поклон. – Хотя защищать вверенных мне адептов и так входит в мои прямые обязанности.

Вверенных ему адептов?! Он хочет сказать, что?.. Я нервно оглядела всех своих одногруппников, с таким же недоумением наблюдающих за происходящим. Кто-то из тех, с кем я жила бок о бок несколько месяцев – будущий король Дарала?! Только бы не Крысеныш! – мелькнула тревожная мысль. Даже в случае если бы наследника не было, не факт, что Дамиен занял бы трон. Мало ли, какими прыткими оказались бы конкуренты. Но если его объявят сыном принца Орелина, все куда хуже!

Дамиен был бледен, в глазах светилась отчаянная надежда, что вот сейчас назовут его имя. По-моему, самым спокойным из всех оставался Виатор, на чьем лице читалась лишь легкая заинтересованность.

– Леонс лирн Олмер, – мягко произнес ректор. – Подойди к своему деду. Он давно уже мечтает с тобой познакомиться.

Даже если бы небо обрушилось на землю, это бы не произвело такой реакции. Вокруг послышались ошеломленные возгласы. Крысеныш яростно завопил:

– Это невозможно! Он не может быть наследником! Всего лишь захудалый мелкопоместный лирн!

Но его слова потонули в других криках. Да и Леонс, похоже, сейчас вообще ничего не слышал. Потрясенный, смотрел на короля, ласково и грустно взирающего на внука. Потом опомнился и двинулся к ступеням. Толпа расступалась перед ним, гвардейцы почтительно кланялись тому, кто уже через несколько минут будет считаться их повелителем.

Я же ощущала, как медленно, но уверенно душу заполняет ликование. Лучшего и ожидать не могла! Была уверена, что Леонс станет отличным королем. И уж точно куда лучше Дамиена Нартрана! А еще теперь сможет без всяких препятствий жениться на любимой девушке. Вряд ли король водных альвов откажется выдать за него дочь. На лице Антхеи читались те же мысли. Она счастливо улыбалась, с гордостью глядя на любимого, с каждым шагом двигающегося все увереннее.

Оказавшись наверху рядом с королем, Леонс почтительно склонил голову. Но тот, презрев официоз, порывисто обнял внука и на несколько секунд прижал к себе.

– Нам о многом нужно будет поговорить, мой мальчик, – различила я его слова. – Хотя из посланий твоего дяди я знаю, что тобой можно лишь гордиться.

– Дяди? – удивленно пробормотал Леонс.

– Ты считал его отцом, – пояснил король. – Подробнее обсудим наедине. Сейчас же нужно довести дело до конца, чтобы больше никто не посмел причинить тебе вред.

Маркэль отстранился и снял с головы венец. По знаку Лориана адепты и преподаватели умолкли. Вновь воцарилась тишина, в которой ясно и отчетливо слышались ритуальные слова отречения от власти и передачи ее наследнику. Перейдя на истинное зрение, я заметила, как при каждом слове правителя вокруг короны разгорается все более яркое свечение. Напоследок же свет стал таким ослепительным, что пришлось перейти на нормальное зрение. Увидела, что даже так венец сияет, пусть и не настолько ярко.

Король возложил венец на голову Леонса, и солнечный мальчик вздрогнул – по его лбу покатились капли крови. Уловила, как рядом дернулась Антхея, готовая кинуться к нему, и схватила ее за руку.

– Не переживай. Ритуал ведь завязан на крови. Венец должен признать Леонса.

Антхея кивнула, но ее лицо выражало тревогу.

– Что будет, если не признает?

– Думаю, ничего. Просто Леонс не сможет ее носить, – неуверенно сказала.

К счастью, ничего страшного и правда не произошло. Капли крови на миг тоже вспыхнули, а затем втянулись в артефакт, запылавший ярким белым огнем.

– Да здравствует новый король Дарала! – первым выкрикнул ректор, и его слова тут же подхватили остальные.

Народ ликовал. Конечно, не все, но большинство точно. Крысеныш же, с пунцовыми пятнами ярости на щеках, расталкивая собравшихся, ринулся прочь. Останавливать его никто не стал. Даже Беатриса неуверенно переминалась с ноги на ногу, не зная, как реагировать на произошедшее. Но то, что Дамиен утратил для нее большую часть своей привлекательности – несомненно. По сути, она и цеплялась так за него только чтобы возвеличиться самой. Способна ли она вообще любить? Сильно сомневаюсь.

Минут через пять ректор с высокими гостями, а также Леонсом и Лорианом скрылись внутри, объявив, что на сегодня занятия отменяются. Разумеется, от этого известия радость адептов лишь усилилась. Многие восприняли это как повод отправиться в город и покутить. Даже повод придумали в свое оправдание – выпить за нового короля. Нашей же группе требовалось время, чтобы прийти в себя, потому все отправились домой. Были опасения застать там беснующегося от злости Крысеныша, но обошлось. В доме его не оказалось.

– М-да, такого я не ожидал! – высказал общее мнение Алойз, когда мы устроились в гостиной.

– Не только ты, – ухмыльнулся Литир. – Хотя нечто подобное можно было заподозрить, учитывая, что его включили в нашу группу. Тут, за небольшим исключением, лишь самые достойные, – презрительный взгляд в мою сторону показал, кого он к этой категории не относит.

– Вообще-то теперь, когда лирн Мирдар признал Элиссу своей дочерью, она не считается незаконнорожденной, – сухо напомнила Луиза. – И думаю, ты не захочешь, чтобы я передала ардару Тирмилу, какие намеки ты бросаешь в адрес его невесты.

Черный илит презрительно фыркнул, но затевать ссору не стал. Видимо, и впрямь подумал о реакции Лориана.

– А я очень рада за Леонса! – воскликнула Антхея.

– Еще бы! – ухмыльнулась Оймера. – Теперь не нужно стыдиться показываться с ним на людях.

От возмущения водная альвийка чуть не поперхнулась воздухом.

– Вообще-то я никогда и не стыдилась!

– Ну, прекратите вы уже! – попытался примирить всех Алойз. – Давайте лучше порадуемся за нашего друга. Может, дождемся его и отправимся в город праздновать?

– Вряд ли мы его дождемся, – возразила Оймера. – Его наверняка прямо сегодня в столицу Дарала увезут.

Это известие огорчило Антхею, и я поспешила ее утешить:

– Уверена, что это не навсегда! Леонс не захочет бросать Академию.

– Если у него на Академию времени хватит, – резонно заметил Виатор. – Управлять страной все же достаточно сложно. Так что, скорее всего, ему найдут наставников по магии, которые будут учить за пределами Академии.

Вот теперь Антхея окончательно расстроилась. Подойдя к ней ближе, я приобняла подругу за плечи и тихо шепнула:

– Не переживай. Зато теперь вы сможете пожениться. Четыре года ничто по сравнению с целой жизнью.

– Ты права, – лицо Антхеи просияло, но тут же в глазах возникло сомнение. – Но что если он не захочет теперь на мне жениться? Все-таки у вас больше приветствуются браки с сородичами.

– А я уверена, что захочет, – улыбнулась ей. – Леонс тебя любит и ни на кого другого не променяет.

– Буду на это надеяться, – вздохнула водная альвийка.

В конце концов, решили, что Алойз с Литиром смотаются в город за выпивкой, и мы отметим здесь. А там, возможно, и Леонс к нам присоединится. Ведь должен же будет хотя бы за вещами зайти.

Мои предположения оправдались. Спустя два часа Леонс и правда пришел домой, причем в сопровождении куратора. Видно было, что он все еще несколько растерян из-за обрушившихся на него перемен в жизни, но держался с достоинством и каким-то неуловимым величием, что появилось в нем. Первым делом он отвел Антхею в другую комнату, чтобы о чем-то с ней поговорить. Лориан же подозвал меня, и мы вместе вышли на крыльцо.

– Что-нибудь случилось? – с тревогой спросила, глядя в задумчивое лицо любимого.

– Нет. Просто и король, и ректор меня просили первое время побыть рядом с Леонсом в столице. Помочь ему поначалу. Парню понадобится поддержка, пока там освоится. И знакомый человек, которому можно доверять, будет нелишним.

– Значит, ты тоже уезжаешь? – известие неприятно поразило. Такого я не ожидала.

– Всего на пару недель, – ободряюще улыбнулся Лориан. – Думаю, на зимних каникулах вернусь. Надеюсь, по крайней мере.

Понимая, что будет глупо вставать в позу и уговаривать его никуда не ехать, я перевела разговор на другую тему, стараясь справиться с огорчением:

– Расскажи, как так оказалось, что Леонс – сын принца? И давно ты об этом знал?

– До сегодняшнего дня не знал, – усмехнулся Лориан. – Вернее, мне сообщили, что один из вверенных мне адептов – будущий наследник, но кто именно, не раскрыли. А получив послание от короля, которое тот передал перед своим прилетом с одним из гвардейцев-наездников на драконах, ректор все же прояснил ситуацию. Как оказалось, принц Орелин, которого считали изрядным бабником, был способен и на глубокие чувства. Полюбил дочь мелкопоместного лирна и, вместо того чтобы взять ее без всяких обязательств, что ему бы наверняка сошло с рук, предпочел жениться. В то же время он знал, что если кто-то об этом узнает, девушку попробуют устранить. Так что сделал это тайно, сговорившись с ее старшим братом. Орелин не мог часто навещать жену, но по окончанию войны собирался что-нибудь придумать. Дядя Леонса же фиктивно женился на женщине, которая согласилась прикрыть все происходящее. Делала вид, что беременна, пока жену Орелина увезли в безопасное место, чтобы могла тайно родить. Потом же инсценировали якобы смерть при родах. Жена Гюстава Олмера исчезла из их жизни, а сестра взялась воспитывать «племянника». Только вот известие о смерти Орелина просто подкосило девушку. Она покончила с собой, не желая жить без любимого. Король Маркэль же решил обезопасить внука весьма оригинальным способом. Боясь, что в ином случае Нартраны могут как-то докопаться до правды, приказал лирну Олмеру сблизиться с их кланом и воспитывать ребенка на глазах у врагов. Вряд ли тем бы пришло в голову, что такая наглость возможна. Ну и, насколько понял, Маркэль преследовал еще одну цель – познакомить мальчика досконально с тем, чего следует ждать от Нартранов. Узнать их сильные и слабые стороны. Ведь это главные конкуренты Дармайлов и в дальнейшем могут доставить немало неприятностей. Собственно, все получилось, как и было задумано. Мальчик вырос во вполне достойного молодого человека, которого зависимое положение научило сдержанности и стойкости. Он познал жизнь в разных ее проявлениях, а не вырос тепличным растением, окруженным всеобщим почетом и лестью, как могло быть в ином случае. Думаю, из него получится достойный правитель.

– Я тоже в этом уверена! – искренне воскликнула. Потом тяжело вздохнула: – Когда ты уезжаешь?

– Вскоре после отъезда Леонса с королем. Мне еще нужно закончить с некоторыми делами, переложить свои обязанности на других деканов. Думаю, к вечеру освобожусь и вылечу на драконе.

– Позволишь тебя проводить?

– Конечно, – он привлек меня к себе, и некоторое время мы стояли так, тесно прижавшись друг к другу. – А ты будь осторожна в мое отсутствие, – шепнул он. – Из Академии в одиночку никуда не выходи.

Я только кивнула, а потом снова уткнулась в его грудь, пахнущую таким приятным и родным запахом.

– Я уже по тебе скучаю, – тихо вздохнула.

– Постараюсь вернуться как можно скорее, – в его голосе было столько нежности, что у меня на глазах невольно выступили слезы.

Жаль, что долго стоять вот так нам не дали. На крыльце появился Леонс в сопровождении остальных, что вышли его провожать. «Солнечный мальчик» выглядел несколько смущенным всеобщим вниманием, но что порадовало – нисколько не возгордился неожиданными переменами. Напоследок он, ничуть не скрываясь, подошел к Антхее и обнял. А затем сказал достаточно громко, чтобы все услышали:

– Как только я немного освоюсь во дворце, отправлю делегацию к королю водных альвов. Буду просить твоей руки.

Антхея, чьи глаза сейчас сияли ярче сапфиров, только и смогла, что улыбнуться. Все деликатно отвернулись, давая им возможность обменяться прощальным поцелуем. Напоследок Алойз одобрительно пожал Леонсу руку и сказал, что будет рад с ним породниться.

А вечером я стояла на площадке, откуда обычно вылетали из Академии на драконах, и долго смотрела в небо, на исчезающий в сгущающихся сумерках силуэт наездника.

Сердце отчего-то снова тревожно сжалось. Возникла странная мысль, что это в последний раз. Я поспешила отогнать ее, будто мерзкое насекомое, но на душе было паршиво. Сама не знаю, почему, но внутри царила непонятная уверенность, что скоро что-то произойдет. Что-то плохое и страшное.

Поежившись от показавшегося ледяным ветра, я двинулась к академическому поселку, напрасно пытаясь избавиться от беспокоящего предчувствия.

Глава 18

ГЛАВА 18

Ночью не спалось. Не оставляли тревожные мысли, не позволяющие погрузиться в блаженную дрему. С некоторой завистью поглядывала на спящую на соседней кровати Антхею, чему-то улыбающуюся во сне. Но может, именно потому, что не спала, звук приоткрываемой двери услышала моментально. А когда при довольно ярком лунном свете, пробивающемся из окна, разглядела у порога знакомую мужскую фигуру, и вовсе вскинулась на постели. Сердце бешено заколотилось. Ничего хорошего от появления Крысеныша не ждала!

Заметив, что я не сплю, он поморщился, а затем прижал палец к губам. Это меня еще больше удивило. Он и правда считает, что я не подам голос в случае опасности?!

– Что тебе нужно? – голос прозвучал хрипло, выдавая мое волнение.

– Тише! – шикнул на меня Дамиен. – Разговор есть.

– Разговор, значит? – едко заметила я. – А до утра он подождать не мог?

– Ну, если тебе не дорога жизнь женишка, спи дальше.

С этими словами он, не дожидаясь моей реакции, развернулся и вышел. И хоть понимала, что это может быть банальная провокация, и достать Лориана у Крысеныша кишка тонка, я выскочила из кровати мгновенно.

Накинув халат поверх ночной сорочки, выбежала за дверь и увидела, что Дамиен ожидает внизу, около лестницы. При виде меня по его губам скользнула мимолетная ухмылка, тут же сменившаяся холодным и чуть презрительным выражением. Он кивнул в сторону кухни и сам двинулся туда. С некоторой опаской я пошла следом, в любую минуту готовая позвать на помощь. В памяти еще свежи были воспоминания о том, что этот гад собирался со мной сделать.

Дверь за собой пришлось закрыть, повинуясь короткому распоряжению Крысеныша.

– Мы не должны разбудить остальных, – высокомерно бросил он.

Поколебавшись, я все же это сделала, но на всякий случай воздвигла вокруг себя «светлый щит». Удерживать его мне уже удавалось неплохо. По крайней мере, десять минут беспрерывно сумею точно. Это на случай, если снова попытается задействовать магию. А вздумает напасть – сооружу «воздушный кулак» так быстро, что и опомниться не успеет.

– А если бы я спала? – не удержалась от язвительного вопроса. – Что бы ты сделал?

– Вытащил из комнаты, спеленав каким-нибудь заклинанием, – не стал скрывать он. – Чтобы шума не подняла.

– А дальше?

– Разбудил бы, – удивил меня ответом Крысеныш. – Поговорить нам в любом случае нужно.

– О чем? – настороженно спросила. – И что ты имел в виду, когда говорил о Лориане?

– Эта вещь тебе, надеюсь, знакома? – оскалился Дамиен, вытаскивая из кармана артефакт.

Мое сердце на некоторое время даже биться перестало, а внутри все сковал холод. Разумеется, эта вещь была мне знакома! Артефакт связи, благодаря которому Лориан присматривал за вверенными ему адептами. И о том, что может означать наличие этой вещи у Дамиена, не хотелось даже думать.

Проклятье! Но как?! Я ведь сама видела, как любимый улетал на драконе! Крысеныш не мог при всем желании что-то ему сделать. Или нанял других наездников, которые перехватили по дороге? Но какой силы маги понадобились бы, чтобы справиться с Лорианом Тирмилом? И еще более пугающий вопрос: что Крысеныш собирается сделать с ним дальше? Ведь такое без последствий не оставят!

– Вижу, ты все поняла, – удовлетворенно кивнул парень, внимательно следящий за моей реакцией.

– Что тебе нужно? – только и смогла выдавить, чувствуя, как тело начинает бить озноб.

– Все то же, что и раньше, – осклабился Крысеныш. – Ты соглашаешься на брак со мной и немедленно покидаешь Академию. Пока мы не утрясем формальности с твоим отцом, будешь жить в месте, куда он не доберется.

– Ты совсем больной?! – вырвалось у меня.

– Ты даже не представляешь, насколько! – издевательски хмыкнул Дамиен. – И если станешь вести себя так же дерзко, узнаешь на собственной шкуре.

Вот же черт! Да он прямо маньяк какой-то! Представив себе, что может сделать со мной этот повернутый на всю голову придурок, когда окажусь в его полной власти,  ощутила, как к горлу подкатила дурнота.

– Где Лориан? Что ты с ним сделал? – стараясь не показывать своего состояния, сухо произнесла.

– Пока с ним все в порядке, – милостиво ответил Дамиен. – И если будешь вести себя хорошо, я его отпущу.

– Да ну? Не принимай меня за полную идиотку! – выпалила я. – И ты, и я знаем, что будет, когда Лориан освободится. Он заставит тебя пожалеть о том, что ты сделал!

– А кто сказал, что он узнает о моей роли во всем этом? – недобро прищурился Крысеныш. – Конечно, когда-нибудь узнает. Уже когда ты будешь моей по праву. Но до того момента вряд ли.

– Значит, ты все-таки нанял кого-то? – озвучила свои догадки.

– Нанял? – Дамиен поморщился. – Мне не пришлось этого делать, дорогуша! Этот человек нашел меня сам и предложил свою службу, как будущему королю. И пока мне не пришлось жалеть о том, что согласился. Полагаю, в будущем, когда он избавит меня еще и от слишком много о себе возомнившего выскочки, я смогу достойно вознаградить его.

Я дернулась, осознав, что под «выскочкой» он имеет в виду Леонса.

– Неужели найдется безумец, который рискнет причинить вред владельцу артефакта-короны? – спросила с недоумением.

– При нашем последнем разговоре мой новый вассал сообщил, что знает способ, как обойти проклятье. И да, он это сделает! Ради меня! – Крысеныш горделиво выпятил грудь, что при иных обстоятельствах смотрелось бы комично. Но не сейчас, когда в голове начала зреть неясная догадка.

– И как давно он тебе служит? – медленно проговорила.

– Пару месяцев назад нашел меня в городе, когда я пришел туда один, и предложил свои услуги, – ответил Дамиен. – Но если ты намекаешь, что доверять ему не стоит, то при нынешних обстоятельствах я все же рискну. Иначе могу забыть об исполнении своей мечты.

– Имеешь в виду трон? – презрительно бросила я.

– И тебя, – дополнил Крысеныш, снова гаденько усмехнувшись.

Меня передернуло.

– А если я прямо сейчас закричу и поломаю все твои планы, рассказав о них службе охраны и ректору? – с вызовом спросила.

– Тогда Тирмила больше не увидишь! – жестко отрезал Дамиен.

Сердце тоскливо сжалось. Нелегкий выбор. Хотя, если все так, как я предполагаю, помощник Крысеныша плевать на него хотел. И заполучив меня, отправится восвояси, предоставив заносчивому молокососу самому разбираться с последствиями. А вот Лориан пострадает наверняка, если не соглашусь добровольно отправиться на заклание! Его убьют даже просто из желания причинить мне боль, а потом найдут иной способ влияния. К примеру, доберутся до кого-то из моих друзей. 

– Как зовут твоего помощника? – спросила, чтобы окончательно убедиться в верности своих подозрений.

– Он не называл своего полного имени, – пожал плечами Дамиен. – Да и то, что назвал, может быть вымышленным. Сейчас это не столь важно. Я обращаюсь к нему Локи. Именно так он назвался.

– Локи, значит? – невесело усмехнулась я.

А у Айдара то еще чувство юмора! Взял себе в качестве прозвища имя бога-обманщика из моего прежнего мира. Но теперь все сомнения окончательно отпали. Кто еще здесь мог знать мифологию моего мира?

– Послушай, – попыталась я достучаться до разума Крысеныша, – ты даже не представляешь, с кем связался! И насколько он опасен. Поверь мне, меньше всего он руководствуется твоими интересами!

– Думаешь, я совсем идиот? – фыркнул Дамиен. – Разумеется, я понимаю, что у него есть свой резон мне помогать. Так почему бы нам не использовать друг друга к взаимной выгоде? Мне нужна его помощь. Он о своих пожеланиях скажет позже. И я тоже постараюсь ему помочь, чтобы сохранить столь полезное знакомство. Уж поверь, я сумел оценить возможности Локи по достоинству! Он продемонстрировал мне свое владение темной магией. Даже твоему Лориану с ним не тягаться!

– Поклянись на крови, что если я соглашусь пойти с тобой, Лориан будет жить! – глухо произнесла, понимая, что убеждать бесполезно. Если расскажу правду, он попросту не поверит.

– Да пожалуйста! – хмыкнул Дамиен и быстро черкнув подвернувшимся под руку ножом по ладони. Над выступившим порезом произнес клятву и уставился на меня. – Не залечишь ранку будущему мужу? – нахально спросил.

Сильно хотелось послать его куда подальше, но я понимала, что если хочу хоть на что-то повлиять, не стоит злить. И я, сняв с шеи лечебный артефакт, протянула Крысенышу. Тот излечил ранку, но артефакт не вернул.

– Пусть пока побудет у меня! – заявил с усмешкой.

Вот же сволочь! Меня распирало от желания выматериться. Но приходилось сдерживаться.

– Ну, что, пойдем? – спросил он, поднимаясь. – О вещах не беспокойся. В твоем новом доме есть все необходимое.

– Хоть одеться позволишь? Или прикажешь в халате идти? – процедила, едва сдерживая гнев.

– Ладно, но чтобы быстро, – неохотно согласился Крысеныш.

Как же хотелось, чтобы Антхея проснулась! Но с другой стороны, подруга стала бы опасна для Дамиена. И кто знает, на что бы он решился! Так что я постаралась не поднимать шума. Быстро достала из шкафа платье и, сбросив халат, надела прямо поверх ночной сорочки. Иначе пришлось бы разоблачаться на глазах у Крысеныша, и не подумавшего отвернуться. Напротив, еще и бесцеремонно разглядывал, явно наслаждаясь зрелищем. Сволочь! Как же сильно хотелось ему вмазать!

Мы молча вышли из дома и двинулись по пустынной в этот час улочке академического поселка.

– И как ты намерен преодолеть стражу, чтобы они нас не увидели? – ехидно поинтересовалась.

– У тебя ведь дракон есть, – ошарашил меня Крысеныш. – Уже достаточно большой, чтобы унести двоих. Ну и, чтобы меня не увидели на нем рядом с тобой, я вполне могу прикрыться «темной завесой».

Продуманный гад! Хочет, чтобы все подумали, что я сама помчалась куда-то посреди ночи. Мелькнула злорадная мысль: вот бы Белянка по дороге сбросила этого засранца. Словно прочитав мои мысли, Дамиен сильнее сжал мой локоть.

– И запомни: моя смерть станет смертью для твоего женишка. Поняла?

– Поняла, – выдавила, обреченно вздыхая.

Дойдя до площадки, мысленно установила связь с драконицей. Почти сразу почувствовала знакомый отклик. И вскоре моя девочка материализовалась в воздухе, зависнув в нескольких метрах надо мной. Потом плавно опустилась рядом и недобро ощерилась на Крысеныша, уловив мои эмоции по отношению к нему. Тот невольно дернулся, но тут же сделал вид, что ему ничуть не страшно.

– Угомони крылатую тварь!

На подобное обращение Белянка и вовсе зашипела, оскалив устрашающую пасть.

– Тише, девочка, – ласково сказала я, вырывая руку из захвата Дамиена и подходя к драконице. – Понимаю тебя, он мне тоже неприятен. Но выбора нет. Мы с ним должны полететь на тебе вместе. Надеюсь, не слишком далеко? – я покосилась в сторону Крысеныша, но он проигнорировал вопрос.

Белянка от подобного в восторг не пришла. В ее мозгу замелькали яркие картинки, где она во всех подробностях давала понять, что предпочла бы, чтобы наглое двуногое шмякнулось оземь с как можно большей высоты. Пришлось потратить немало времени, чтобы успокоить мою строптивицу. Только когда я мысленно взмолилась: «Пожалуйста! Это для меня очень важно!», – она сдалась.

Недобро косясь на Крысеныша ярко-голубым глазом, Белянка все же позволила ему взгромоздиться себе на спину вслед за мной. Парень тут же вцепился в мою талию. Он явно нервничал, но старался этого не показывать.

Думаю, еще месяц назад такой номер бы точно не прошел. Белянка тогда еще была не слишком управляема. Но за последние недели я уже лучше ее контролировала. Кстати, в этом немало помог Лориан. Вернее, его дракон, с которым мы не раз отправлялись на воздушные прогулки. Они с Белянкой нашли общий язык. Более того, между ними даже начало завязываться что-то вроде романтических отношений, что немало забавляло нас с Лорианом. В общем, не желая показывать себя перед понравившимся самцом с неприглядной стороны, Белянка очень старательно овладевала всеми необходимыми навыками. И теперь это сказывалось.

Когда мы миновали стену Академии и понеслись в сторону города, я сухо спросила:

– И куда лететь?

– К западному побережью.

Я несколько удивилась.

– Твое убежище находится здесь, на острове?

– Если ты питаешь надежду, что это поможет тебя отыскать, то сильно заблуждаешься! – услышала насмешливое. – Та территория принадлежит свободным поселенцам, большинство из которых – бывшие преступники, приплывшие сюда в поисках укрытия. Другие местные туда не потыкаются. Разве что те, кто торгует с ними или ведет иные дела.

Следуя указаниям, я направляла Белянку в нужную сторону. Пролетев над несколькими поселениями, мы достигли западной оконечности острова, где Крысеныш велел снижаться. Внизу вроде бы ничего не было, и я немного удивилось. Но стоило миновать невидимую завесу, похожую на те, что ограждали полигоны академии, как я увидела здание.

Дом, больше похожий на крепость, стоящий на небольшой скале, вокруг которой простиралось бескрайнее море, показался зловещим. Мрачный, темный, он смотрел на меня холодными провалами окон, будто следящий из укрытия хищник. А наличие магического заслона в полной мере показало, что найти меня тут будет трудно. Поисковую магию такой заслон не пропускает, в том числе и такую, что действовала через академический артефакт. Впрочем, с учетом того, что он все равно у Крысеныша, надеяться на него глупо.

– Вот и твой новый дом, дорогая! – с фальшивым радушием провозгласил Дамиен. – Придется тебе там обживаться, пока все не утрясется.

Спрыгнув с Белянки, я неуверенно оглянулась, не решаясь отпустить драконицу. Сильно хотелось взобраться на нее снова и убраться отсюда, пока не поздно. Но где-то там, в доме, находится Лориан. И неизвестно, что с ним сделали! Так что я с тяжелым сердцем отпустила встревоженную моими эмоциями Белянку, хоть та и последовала приказу с неохотой.

Крысеныш схватил меня за локоть и, едва не выворачивая руку, потащил к дому.

На стук открыла на редкость безобразная громадная бабища килограммов под сто пятьдесят. Ее маленькие, заплывшие жиром глазки смотрели колюче и недобро.

– Матушка Сарина, вот, привел вам подопечную, о которой мы договаривались. Надеюсь, вы хорошо о ней позаботитесь! – широко улыбнулся Крысеныш.

– Будут деньги – будет забота, – буркнула моя, по всей видимости, надзирательница, и посторонилась, пропуская в дом.

Тут же из темноты, слабо прорезаемой несколькими магическими светильниками, выросла еще одна фигура. В громадном великане угадывалось сходство с Сариной, так что я догадалась, что это или сын, или другой родственник.

– Браслеты, о которых я говорил, готовы? – осведомился у него Крысеныш, смотревшийся рядом, как хорек возле льва.

Мужчина, тоже, очевидно, не отличающийся разговорчивостью, кивнул и протянул два стальных браслета. Осознание, что мне придется жить рядом с этими сомнительными личностями, по-настоящему пугало. Но еще больший страх накрыл, когда странные браслеты сомкнулись на моих запястьях.

Я сначала даже не поняла, что произошло, а потом в ужасе закусила губу. Похоже, связь с моими магическими источниками перекрыта! Но ведь такие артефакты запрещены! Их применение без санкций королевских дознавателей карается весьма сурово. В зависимости от тяжести проступка даже смертной казнью. Неужели Крысеныш и правда решился пойти ва-банк, раз не боится прибегать к подобным мерам?!

Чувствовать себя совершенно беспомощной оказалось до крайности неприятно. Я уже успела забыть, каково это – не иметь внутри магии. Мир будто потерял половину своих красок, и возникло чувство, что меня лишили части собственного тела. Как будто в калеку превратили!

– Только от тебя зависит, как долго придется терпеть эти неудобства, – будто прочитав мои мысли, промурлыкал Крысеныш.

Потом провел рукой по моей щеке, внимательно вглядываясь в глаза. Уж не знаю, что хотел там увидеть, но я постаралась не показывать неуверенности. Смотрела холодно и презрительно. Еще и не удержалась от того, чтобы стряхнуть его ладонь. Дамиен недовольно поджал губы и осведомился у великана:

– Помещение для нее уже готово?

– Да, – лаконично отозвался тот. – Следуйте за мной.

– Постойте! – крикнула я, упираясь всеми конечностями, когда Крысеныш потащил вслед за надзирателем. – Сначала я хочу увидеть Лориана! Ты поклялся отпустить его!

– Разве? – Дамиен вскинул бровь. – Я лишь поклялся, что он останется жив.

– Тогда тебе придется меня убить, но я никуда дальше не пойду! – процедила, чувствуя, как разгорается внутри гнев.

– Да успокойся ты! – ухмыльнулся Крысеныш. – Неужели и правда купилась?! – с этими словами он вытащил из кармана знакомый артефакт и небрежно откинул в сторону. – Пришлось заплатить немало денег мастеру, чтобы изготовил настолько похожую подделку. Но теперь вижу, что это того стоило. К советам Локи все же стоит прислушиваться! Он оказался прав.

Дамиен весело расхохотался.

– Подделка?! – спросила я, пытаясь осознать обрушившуюся на меня правду. – Хочешь сказать, что Лориан не у тебя в плену?

Крысеныш снова обидно заржал, я же с каждой секундой ощущала себя еще большей дурой.

– Думаю, наш многоуважаемый куратор сейчас уже долетел до столицы и заслуженно отдыхает от трудов праведных, – с сарказмом отозвался он. – И пусть дрыхнет на здоровье! Нам и без него найдется, чем заняться. Не так ли, милая?

Он властно притянул меня к себе и впился в губы жадным поцелуем. Стало так противно, что едва не стошнило. Я изо всех сил пнула его ногой, метя в пах. Попала в бедро, но все же вынудила отпустить меня и зашипеть от боли.

– Вот сучка! – последовала хлесткая затрещина, от которой я отлетела на несколько шагов и упала на пол.

Только теперь в полной мере осознала, насколько же встряла! Крысеныш больше не станет церемониться со мной и намерен отыграться за все. И выйду я отсюда или полностью сломленной, в качестве его жены, или не выйду вовсе. Двое моих тюремщиков наблюдали за этой сценой с холодным безразличием, явно привычные к подобному. Это скольких же людей держали здесь до меня для тех, кто обращался за такими услугами?

Звякнули браслеты на запястьях, снова напоминая о том, какой я стала беспомощной. Что же я могу сделать в этой ситуации?! Мозг лихорадочно пытался найти выход.

Мысль о Белянке пробудила надежду. Моя драконица уже взрослая. Обросла броней, способна дышать огнем, обладает немалой физической силой. Да она от этого места камня на камне не оставит! Попыталась нащупать связь с драконицей, и тут же ощутила, как голова взорвалась резкой болью. Настолько сильной, что я потеряла сознание.

Глава 19

ГЛАВА 19

– Ну, и чего ты хотела этим добиться? – едва открыв глаза, услышала от Крысеныша, сидящего на грубом деревянном стуле неподалеку от моей кровати.

Еще не вполне придя в себя и чувствуя, как в голове мелькают отголоски недавней боли, приподнялась на локтях и осмотрелась. Ничего хорошего, ожидаемо, не увидела. Небольшое, мрачное и серое помещение, больше напоминающее узилище, где был лишь самый минимум. Кровать, на которой я лежала – хорошо хоть с чистым постельным бельем, стол, два стула, шкаф. Маленькое окно зарешечено, и слабый лунный свет с трудом проникал в него. Благо, в помещении горела пара магических светильников, так что видно было достаточно четко.

– Долго я была без сознания? – стараясь не показывать неуверенности, охватившей от собственной беспомощности, обратилась к Дамиену.

– Часа два, – небрежно бросил он, окидывая меня задумчивым взглядом. – Время, потраченное донельзя бездарно. А ведь мы могли провести его куда интереснее! – гаденькая ухмылочка, сделавшая его лицо еще больше похожим на крысиную морду, ой как не понравилась!

– Ты же собирался жениться на мне, – презрительно бросила, изо всех сил пытаясь найти выход. – Или передумал?

– Ну, почему же? – пожал плечами Дамиен. – Просто когда поймешь, что деваться больше некуда, станешь посговорчивее. А поймешь ты это быстро! Вряд ли Тирмил захочет взять тебя в жены после того, как кто-то другой хорошенько отымеет.

По спине пробежала липкая струйка пота.

– Вот ты и снова показал истинное лицо! – прошипела, вжимаясь в спинку кровати и напряженно наблюдая за своим тюремщиком. – А еще благородным прикидывался!

– Прикидываться мне ни к чему, – осклабился Крысеныш. – Я и так благородный. А в том, как мне придется с тобой поступить, можешь винить только себя. Я ведь пытался по-хорошему, причем неоднократно!

– Послушай, неужели тебе других женщин мало? – решила зайти с другой стороны. – Причем тех, кто, наоборот, только обрадуется твоему вниманию.

– Возможно, – его глаза сверкнули. – Но нужна мне именно ты!

Он начал приподниматься со стула, и я тут же вскочила с кровати. Заметалась в поисках спасения, не находя ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия. Даже второй стул за спиной у Крысеныша, и до него не добраться. В конце концов, медленно приближающийся Дамиен загнал меня в угол, будто жалкого зверька. Выставив вперед руки в нелепой попытке остановить его, я чувствовала себя затравленным зайцем. Что же делать?! Если я немедленно что-то не придумаю, этот гад меня изнасилует! А из-за проклятых браслетов я ничего не могу ему противопоставить!

– Дамиен, послушай! – стараясь говорить примирительно, выдавила. – Ты не понимаешь. Нам обоим грозит опасность. Как только тот, кого ты называешь Локи, узнает о том, что я здесь, он придет. И тогда никто живым отсюда не выберется! Нужно поскорее убираться отсюда! Обещаю, что я никому не расскажу о том, что ты сделал.

– Еще и Локи приплела! – ухмыльнулся Дамиен. – Пытаешься перехитрить меня, лисичка? Не получится! К тому же он и так должен был уже узнать о том, что наш план удался.

– Что? – на миг я даже позабыла об угрозе изнасилования, ощущая, как леденеет все тело. – Как он мог об этом узнать?! Ты ведь по дороге нигде не просил меня останавливаться.

– А у нас с Локи есть тайное место, где мы обмениваемся посланиями, – Крысеныш, видимо, решив, что все равно от него никуда не денусь, не преминул похвастаться своей рассчетливостью. – Локи установил какой-то хитромудрый артефакт, который срабатывает, как только я кладу туда письмо. Если я прошу в нем о встрече, мы пересекаемся через час или два в Кардасе. Специально выбрали подходящее местечко для этого. Так вот, когда я узнал, что Леонса объявили наследником, сразу написал Локи. Ну, а при встрече он и сказал, что это не столь уж неразрешимая проблема, как я думаю. Заодно и еще раз обсудили план, что делать с тобой. Выгадывали только момент, когда Лориан Тирмил куда-то уберется из Академии. К счастью, долго ждать не пришлось, – он ехидно подмигнул. – Когда я вернулся в Академию, Беатриса поделилась последними новостями. Оставалось только сообщить Локи, что план я начну претворять в жизнь уже сегодня ночью. Предупредил, что если что-то пойдет не так, оставлю ему послание. Если же все нормально, в оговоренное время вытащу тебя из Академии. Полагаю, мое письмо он прочел. И пусть я справился гораздо раньше – все-таки на твою драконицу не слишком рассчитывал – но то, что ты здесь будешь сегодня, ему известно.

Я ошарашено смотрела на него, чувствуя, как время буквально утекает сквозь пальцы.

– А можно поинтересоваться? – едва слышно пролепетала. – Ваш тайник находится неподалеку от долины драконов?

Крысеныш посмотрел с некоторым удивлением.

– Откуда ты знаешь?

А меня начало буквально колотить от чудовищного нервного напряжения. Единственный телепорт, находящийся на острове Равновесия, из Обители в этот мир расположен именно там. Оттуда Айдару нужно будет добираться в другие точки своим ходом. Сколько потребуется времени, чтобы прибыть сюда? К тому же, подозреваю, что Айдар может воспользоваться лошадью, купив ее у какого-то местного жителя или просто присвоив себе, замылив тому глаза.

– Сколько отсюда до города? – задала новый вопрос, понимая, что прошел уже не один час с оговоренного сообщниками времени. И Айдар вполне уже может мчаться сюда.

– Мне надоели твои глупые вопросы! – поморщился Дамиен. – Как и твои попытки настроить меня против Локи. У него нет причин убивать меня. Да и тебя тоже. Наоборот, порадуется тому, что наш план сработал.

– Ты не понимаешь!

Проклятье! Как же объяснять ему так, чтобы поверил?! Если начну рассказывать о богах, иных мирах и прочем, точно решит, что вешаю лапшу на уши!

– И не хочу понимать! – Дамиен грубо дернул меня за руку, отчего звякнул один из браслетов, напоминая о моей незавидной участи.

– Отпусти! – попыталась вырваться, но Крысеныш, увернувшись от пары моих попыток зарядить ему коленом в пах, применил магию.

Я беспомощно обмякла в его руках, спеленутая «темными путами». Хорошо хоть они были первого уровня и не могли повредить кожу. Иначе пришлось бы совсем туго. Дамиен подхватил мое обмякшее тело на руки и потащил к кровати. Достаточно бережно положил на нее и навис сверху, прерывисто дыша и окидывая жадным взглядом.

– Не переживай, милая, я постараюсь быть нежным. Это ведь у тебя впервые?

– Да пошел ты! – только и смогла выдавить, с трудом разлепив губы.

Крысеныш хмыкнул.

– Не советую меня злить, дорогуша! Ты ведь понимаешь, что сейчас целиком и полностью находишься в моей власти? И я могу сделать тебе очень и очень больно!

– Это Лориан сделает тебе больно, как только обо всем узнает! – яростно прошипела.

Злость и отчаяние придавали сил, но к сожалению, крики и угрозы вряд ли подействуют на этого гада.

Дамиен  расхохотался.

– Мне есть кого противопоставить твоему Лориану. Так что пусть лучше не суется! А теперь будь хорошей девочкой и закрой ротик. Иначе придется тебя лишить и возможности говорить. А я, знаешь ли, предпочту слышать твои сладостные стоны.

– Мерзавец! Извращенец! – я бессильно выпалила это, чувствуя, как глаза наполняются слезами.

Проклятье! Неужели перед смертью мне еще придется выдержать и такое унижение?! Дамиен же, расхохотавшись в ответ, резко рванул за платье.

Услышав треск материи, я снова дернулась, но «темные путы» держали крепко. Попыталась снова нащупать связь с Лиланой, потом с Белянкой. В этот раз действовала осторожно, не желая лишиться сознания и потерять всякий шанс на спасение. В голове снова вспыхнула боль, но я, не обращая на нее внимания, продолжала преодолевать антимагическую защиту.

Вспоминала то, что слышала про браслеты, и понимала, что есть шанс расшатать плетения, заслоняющие от меня источник. И сильный маг вполне в состоянии это сделать. А то, что сокрыто внутри меня, мое тайное оружие, вполне сравнимо по мощи с такими магами. Плохо то, что времени слишком мало! Крысеныш уже полностью освободил меня от одежды и, раскинув мои руки и ноги, с довольным видом оглядывал.

– Как же долго я этого ждал! – пробормотал он, а потом жадно приник губами к моей груди. Хуже всего, что я все чувствовала в полной мере, но не могла даже пошевелиться.

Стиснув зубы, терпела отвратительные ласки. Дамиен, похоже, решил все-таки возбудить меня перед тем, как изнасиловать. Неужели считает, что я и правда могу получить удовольствие от того, что он со мной делает?! Но по крайней мере, мне на руку то, что потратит на это время.

Ощутила, как плетения все же начинают поддаваться. Но как же медленно! Слишком медленно.

Крысеныш недовольно уставился в мои полные ненависти глаза и, видимо, понял, что то, что он со мной делает, не оказывает желаемого эффекта. И это его разозлило. Не став дольше со мной церемониться, начал раздеваться сам, предвкушающе поглядывая на мое беспомощное тело.

– Ничего, милая, у тебя будет куча времени, чтобы привыкнуть к моим прикосновениям. Еще и сама просить будешь!

Я проигнорировала столь самоуверенное заявление, продолжая продавливать защиту. Правда, в тот момент, когда уже полностью обнаженное мужское тело накрыло сверху, подминая под себя, самоконтроль полетел в тартарары.

– Нет! Не смей! – закричала, чувствуя, как он готовится войти в меня.

Но довести дело до конца Крысеныш не успел. Я даже не сразу поняла, что произошло – настолько была поглощена сначала борьбой с браслетами, а потом тем, что собирался сделать проклятый мерзавец. Иначе бы раньше заметила появившееся в помещении новое действующее лицо. А не тогда, когда блондин с азиатскими чертами склонился над кроватью, глядя на меня из-за плеча Дамиена.

Ужас, буквально затопивший все тело, заставил истошно завопить. Пожалуй, Айдара я боялась даже больше, чем того, что сейчас собирались со мной сделать. Успела увидеть удивленный взгляд Крысеныша, а потом на мое лицо и грудь фонтаном брызнула кровь из вскрытой сонной артерии несостоявшегося насильника. Взгляд Дамиена подернулся мутью и погас, а его бездыханное тело упало на меня, продолжая исторгать из себя кровь.

– Вижу, я вовремя, – знакомая усмешка на жестоком лице с раскосыми глазами оборвала очередной мой крик. – Не хотелось бы, чтобы какое-то ничтожество получило то, в чем ты всегда отказывала мне, – с этими словами Айдар отшвырнул Дамиена с кровати.

Я даже не сразу поняла, что уже могу двигаться. Только когда шевельнула рукой, инстинктивно желая смахнуть с лица кровь, осознала это. Тут же судорожно вскочила с постели и прикрылась простыней. Пусть она тоже пропиталась кровью, но стоять перед до жути пугающим существом полностью обнаженной было бы еще хуже. Айдар смотрел все с той же улыбкой, хотя глаза оставались ледяными.

– Впрочем, окажись ты поуступчивее, мне было бы гораздо труднее решиться убить тебя. Даже сейчас это нелегко, поверь, – он фальшиво вздохнул. – Уже говорил, что всегда питал к тебе слабость! Или ты теперь и сама это помнишь?

– Частично, – собственный голос показался чужим, и я прокашлялась, чтобы обрести возможность нормально говорить.

– С тобой пришлось повозиться дольше, чем с другими.

Айдар все же отвел от меня глаза и брезгливо вытер окровавленный кинжал – тоже до боли знакомый! – о постель. Так, словно не желал смешивать кровь смертного с моей. Впрочем, вполне возможно, что так и есть. У больного ублюдка какая-то своя логика, в которой я совершенно не горю желанием разбираться.

– Ты позволишь мне хотя бы привести себя в порядок? – пытаясь выиграть время, спросила. – Не хочу умирать в столь жалком виде.

Похоже, это вполне укладывалось в его извращенную логику, потому Айдар милостиво кивнул:

– Только недолго. А то, знаешь ли, мне уже не терпится покончить с этим и получить то, чего так долго добивался.

Я начала обтираться от крови, а потом медленно одеваться. Хорошо хоть платье разорвано только на груди, иначе пришлось бы щеголять в одном нижнем белье, которое с меня Крысеныш снимал не с такой грубостью. Мысль о Дамиене поневоле вызвала дурноту. На его тело я старалась даже не смотреть – это могло сбить концентрацию. Лишь частью сознания продолжая следить за происходящим в комнате, я продавливала плетения. В этот раз получилось уже легче, и вскоре смогла уловить слабую связь с Белянкой.

– Ну же, девочка! Ты мне нужна!

Услышала знакомые эмоции в голове, но в следующий момент концентрацию сбил презрительный смешок Айдара. И я снова утратила связь с драконицей, а защитные браслеты отгородили меня от магии.

– Глупо, Лилана! Еще пытаешься трепыхаться, хотя шансов у тебя нет.

– О чем ты? – выдавила в надежде отсрочить неизбежное.

– О твоем вызове драконицы. Думала, я ничего не почувствую? Только вот не учла, что я догадывался о том, что ты можешь обратиться к своей магической твари. – От его улыбки мороз пошел по коже, а в следующий миг я услышала полный боли рев за окном.

Тревога и страх за Белянку захлестнули с такой силой, что позабыла даже о собственной незавидной участи. Кинулась к окну и вскрикнула от жуткой картины: драконица билась в каком-то черном круге, вспыхивающем синими сполохами. Айдар подошел сзади так бесшумно, что я ощутила его присутствие, только услышав спокойный голос:

– Весьма действенная ловушка для драконов. Темная магия, подкрепленная водной. Драконам ведь ближе огненная стихия. Так что сейчас твоей девочке очень больно.

– Отпусти ее! – сдавленно проговорила я, по щекам потекли беззвучные слезы. – Пожалуйста! Позволь ей уйти, а со мной можешь делать, что хочешь!

– Я и так сделаю с тобой все, что захочу, – равнодушно пожал плечами Айдар. – А твоя драконица все равно без  тебя не выживет. Ее собственный источник уже начал гаснуть, пытаясь пробиться сквозь ловушку. А подпитки от тебя она лишена из-за браслетов. Да и после твоей смерти долго не протянет в любом случае. Уж такие существа драконы! – он состроил фальшиво скорбную гримасу.

– Хоть не мучай ее перед смертью! – взмолилась.

Каждый рев боли корчащейся от смертоносного плетения Белянки мучительно отзывался внутри. Если бы я знала, что так все произойдет, ни за что бы не позвала ее!

– А то, как долго она будет мучиться, зависит лишь от тебя, Лилана, – отозвался Айдар. – Чем быстрее ты умрешь, тем быстрее закончит свои дни и твоя драконица.

Он отошел от окна и застыл в нескольких шагах, поигрывая кинжалом.

– Ну что, готова? Тебя я постараюсь не мучить, обещаю, – улыбка, больше напоминающая оскал, заставила содрогнуться.

Бросив последний, полный отчаяния взгляд на умирающую драконицу, я уже хотела двинуться к Айдару с мыслью о том, что проиграла, как вдруг краем глаза уловила что-то в ночном небе. Резко обернулась и ощутила, как внутри вспыхивает надежда. Силуэт этого наездника, да и самого дракона я узнала бы из тысячи!

Но как?! Откуда Лориан узнал, где меня искать?! Впрочем, об этом можно подумать и позже. Главное, что он здесь! И у нас с Белянкой появился пусть крохотный, но шанс!

– Хозяин! – в дверь заколотили, и Айдар досадливо поморщился.

– Чего тебе? – грубо спросил, когда в проеме появился верзила.

Похоже, зря Дамиен считал, что эти люди работают на него. У них совершенно другой господин!

– К нам гости, – хмуро пояснил мужчина. – Причем на драконе.

Айдар сверкнул глазами и сухо сказал:

– Сейчас разберусь.

– А у вас не припасено еще какой-то ловушки? – с надеждой спросил верзила.

– К сожалению, я не предполагал, что у вас тут проходной двор по части драконов, – съязвил Айдар и бросил беглый взгляд на меня: – Наше общение ненадолго откладывается, милая. Но я постараюсь не задерживаться.

Только когда за моими тюремщиками закрылась дверь, я смогла облегченно вздохнуть. И мне сильно повезло, что Айдар не пожелал сначала перерезать мне глотку, а уж потом разбираться с возникшими трудностями. Возможно, хотел насладиться торжественностью момента, а не делать это походя. Кто знает, что творится в голове больного ублюдка?! Но я должна сделать все возможное, чтобы поскорее освободиться от браслетов и помочь Лориану!

Глава 20

ГЛАВА 20

Лориан Тирмил

Академию Лориан покидал с тяжелым сердцем, хоть и понимал, что в ее стенах Элиссе ничего не угрожает. А девочка в последнее время стала куда благоразумнее, и на рожон лезть не должна была. И все равно чем большее расстояние разделяло с любимой, тем неспокойнее становилось на душе.

Лориан досадовал на обстоятельства, что вынудили покинуть Академию, пусть и для него лично такое приглашение было немалой честью. И в перспективе обещало неплохие преференции от новой власти. В прежние времена он бы не преминул воспользоваться случаем и закрепиться еще и в придворной иерархии. Но не теперь!

Как-то незаметно амбиции, честолюбие и прочее, что раньше было немаловажной частью его жизни, уступили место совсем другим жизненным целям и желаниям. Расставание с Элиссой, любовь которой едва обрел, само по себе было нелегким. Но хуже всего было осознание нависшей над ней опасности.

Впервые он оказался бессилен устранить мешающую ему преграду, и на кону стояло слишком многое. Может, плюнуть на все и под благовидным предлогом отказаться? Вокруг нового короля и так достаточно сильных магов и воинов. От его присутствия мало что зависит по большому счету. Мальчишка и сам справится.

Но он ведь уже дал слово. Лориан выругался, чем заставил дракона повернуть голову и покоситься на него. Кариду проще, – невольно подумалось. Он в считанные мгновения может вернуться к своей самке, как только хозяин больше не будет нуждаться в его услугах.

Все-таки забавно, что дракон предпочел именно Белянку! Похоже, они с зверем на одной волне. Эта мысль слегка сняла нервное напряжение и заставила улыбнуться.

Некоторое время Лориан летел, заставляя себя думать о том, что предстоит сделать во дворце. Мешающие же мысли об Элиссе старательно отгонял. Но в какой-то момент сердце будто кольнуло, а тревога буквально накрыла с головой. Да что с ним происходит?! Прислушался к собственным ощущениям, рациональных объяснений которым не находил.

Механически нащупал в кармане артефакт и достал. Он хотел убедиться, что со всеми его подопечными все в порядке. Пусть и артефакт не подает сигналов опасности, лучше довериться собственной интуиции, раз она настолько бьет тревогу. 

С досадой поморщился, осознав, что на большом расстоянии функции артефакта несколько ограничены. Карта острова теперь казалась совсем мелкой. Он с трудом отыскал на ней академию и вызвал связь со всеми своими подопечными. Всего лишь семь крохотных точек запульсировали на изображении Академии. Насчет отсутствия одной из них понятно. Леонс уже в столице. Но вот где еще двое адептов? Нигде в обозримом пространстве он других точек не видел. Первым делом Лориан, разумеется, вызвал мыслеобраз Элиссы. И похолодел, осознав, что она как раз и есть одной из отсутствующих. А установить, где находится девушка, с помощью артефакта не получалось.  

Лориан велел дракону остановиться и завис над морской гладью в нерешительности, не зная, что делать дальше. Он уже на полпути к столице. Как поступить? Долететь туда и предупредить, что вынужден вернуться в Академию и приступить к своим обязанностям при новом короле позже? Но интуиция буквально вопила о том, что тогда может быть слишком поздно.

Он уловил тревогу Карида, которому передались его эмоции, и возникла безумная идея.

– Скажи, дружок, ты сможешь отсюда связаться с другими сородичами?

– С теми, кто достаточно близко, и кто откроет мне свой разум, – последовал ответ.

– А с Белянкой?

– Далековато, – задумчиво отозвался зверь, поглядывая на него антрацитово-черным глазом. – Но попробую. У нас с ней в последнее время установилась сильная связь.

– Об этом я знаю, – хмыкнул Лориан, потрепав дракона по загривку. – Ну что, попробуешь?

– Что-нибудь случилось? – осторожно спросил Карид, и его беспокойство стало сильнее.

– Пока не знаю. Может, моя тревога ничем и не обоснована. Но лучше проверить. Свяжись с Белянкой и узнай, в порядке ли Элисса.

Последовало мысленное согласие, и Лориан умолк, не желая отвлекать дракона. Взгляд того стал отрешенным и далеким, как и эмоции.

Несколько минут, пока Карид устанавливал связь с Белянкой, а потом общался с ней, показались вечностью. От нетерпения Лориан до хруста сжимал пальцы в кулаки, с каждой секундой беспокоясь все больше. Даже вздрогнул, когда эмоции Карида снова стали отчетливыми, а в голове возник его голос:

– Белянка говорит, что доставила хозяйку к какому-то дому, и та ее отпустила. Сама она сейчас в долине драконов, но постоянно думает об этом. Ей не нравится тот дом, и Белянка тревожится. Да и компания, в которой была хозяйка, ей тоже не нравится.

– Компания? – выдавил Лориан, холодея внутри. – Куда ее понесло на ночь глядя? И кто с ней был?

В голове возник образ животного – мелкой тощей крысы, и Карид пояснил, что хозяйка драконицы почему-то воспринимает человека именно так. Лориан все больше хмурился. Дамиен Нартран? Ничего хорошего от этого малого ждать не стоит, тем более после того, как все его планы возвыситься рухнули. Наверняка злится и ищет, на ком сорвать злость. Очень бы не хотелось, чтобы этим кем-то оказалась Элисса! Словно в довершении его выводов Карид добавил:

– Белянка еще говорит, что почти не чувствует хозяйку. Может, в том доме стоит какая-то магическая защита. Она не знает.

– Так, мы возвращаемся! – решительно заявил Лориан, разворачивая дракона.

Тот с энтузиазмом воспринял его приказ, похоже, и сам сильно встревоженный.

– Как только окажемся поблизости от острова, пусть Белянка вылетает навстречу. Покажет дорогу. Если вокруг того дома настолько мощная защита, то я его найти не смогу. Так что вся надежда на нее.

Карид на ходу опять связался с драконицей и через минуту утвердительно кивнул.

– Она все поняла. Будет ждать. И просит поторопиться. У нее плохие предчувствия.

– Не только у нее… – пробормотал Лориан, уже досадуя на себя, что не доверился интуиции и все-таки полетел в столицу.

Похоже, Дамиен Нартран воспользовался его отсутствием, чтобы выманить Элиссу из Академии. Но хуже всего, что он не самая большая проблема! Убивать девушку точно не станет, она нужна ему для другого. И пусть при одной мысли о том, что мелкий паршивец может сделать с Элиссой, зубы начинали скрежетать, Лориан понимал, что предпочтет это, чем увидеть ее мертвой. С остальным же поможет справиться, поддержит и даст понять, что для него это ничего не изменит.

Но вот если до Элиссы доберется Айдар, которого больше не будут сдерживать стены Академии… Даже думать об этом не хотелось, но мысли упорно лезли. И Лориан то и дело поторапливал Карида, хотя дракон и так спешил как мог. Как жаль, что он не может путешествовать через подпространство вместе с наездником! А пустить его одного, сам оставшись в неведении, и зная, что Карид может и не справиться с таким сильным магом, не казалось хорошей идеей. Лориану оставалось лишь молиться о том, чтобы не опоздать. И чтобы Айдар не сразу понял, что Элисса покинула Академию, и он теперь может ее достать.

Они уже подлетали к острову, когда Карид, связавшись с Белянкой, получил информацию, что хозяйка ее все же вызвала. И что драконица летит туда.

– Пусть скажет, куда нам двигаться! – потребовал Лориан, облегченно выдохнув.

Чего он только ни надумал за те два часа, пока они добирались, и понимая, что каждая минута может стать для Элиссы последней. Но то, что девушка связалась со своей драконицей – хороший знак. По крайней мере, она жива, а значит, шансы вызволить ее возрастают.

Увидев, как дракон развернулся к западному побережью, Лориан снова нахмурился. Там обитало всякое отребье. И если Элисса оказалась среди них, это не слишком хороший знак. Похоже, Дамиен решил ее похитить, воспользовавшись услугами кого-то из местных, чтобы спрятать девушку. Лориан пообещал себе, что как только гаденыш попадется на глаза, он ему точно шею свернет. И плевать на последствия!

Внезапно Карид заревел и дернулся так, что только огромный опыт наездника удержал Лориана на его спине.

– Что произошло? – крикнул темный маг, пытаясь справиться с обезумевшим зверем, который содрогался и ревел, вертясь на одном месте.

Не сразу, но ему все же удалось справиться с эмоциями дракона, послав собственное ободрение и тепло. Карид, хоть и с трудом, ответил, хотя мысли его были сумбурными и хаотичными:

– Белянке больно… Она связалась со мной… просит помочь… Мне передаются ее эмоции…

– Оборви с ней связь, иначе мы ничего не сможем сделать! – потребовал Лориан, стараясь, чтобы голос звучал достаточно решительно и властно.

В таком состоянии Кариду нужно было именно это – твердая рука, которая не позволит наделать глупостей.

Дракон послушался, и тут же хаотические метания в небе прекратились. Но эмоции зверя явственно доказывали, что его буквально переполняет страх за любимую, боль, ярость.

Не дожидаясь приказа хозяина, дракон с молниеносной скоростью ринулся в нужном направлении. Оставалось изо всех сил цепляться за его шею, надеясь, что они успеют. То, что драконице сумели причинить боль, говорило о многом. Дамиен Нартран со зверем бы не справился. Как и то отребье, что проживает на западном побережье. А значит…

Лориану пришлось до крови закусить изнутри щеку, чтобы сдержать собственные эмоции. Понимал, что гневом и отчаянием делу не поможешь. Нужно просто спешить к своей цели, надеясь, что не придет слишком поздно.

А если будет поздно… Болезненный рык все же сорвался с его губ. Он сделает все, чтобы Айдар недолго радовался обретенной победе!

Миновав защитную завесу, под которой стал виден мрачный большой дом, от которого явственно исходило ощущение угрозы, они оба увидели мечущуюся в ловушке драконицу. Движения ее были рваными и дергаными, сквозь чешую проступила кровь, струйками стекающая по телу. Чудовищное темное плетение, смешанное с водным, незнакомое Лориану, проникало сквозь стремительно тающую драконью защиту, разрушая все внутри и причиняя нестерпимую боль.

Карид снова заревел и камнем понесся вниз. Лориан едва успел спрыгнуть с его спины у самой земли и откатиться в сторону. Глядя на то, как дракон струей огня пытается пробить преграду, мешающую Белянке выбраться наружу, Лориан мысленно пожелал ему удачи, а сам кинулся к дому. Нужно было выручать и свою любимую!

К его удивлению, на яростный стук дверь открылась почти мгновенно. Хмурая громадная женщина с недобрым взглядом уставилась на незваного гостя с плохо скрываемой неприязнью.

– Чего надо?

– Где Элисса Кармад? – процедил темный маг и, не слушая лживых заверений, что такой тут нет, оттолкнул женщину с дороги и ворвался в дом.

Вынырнувший из темного коридора верзила попытался приложить его топором, но тут же завопил от боли, получив в лицо сгусток темной энергии. Лориан лишь мельком глянул на прожженную насквозь дыру в голове теперь уже не представляющего опасности врага и кинулся дальше, к виднеющейся впереди лестнице. Позади слышались отчаянные проклятия в его адрес оставшейся за спиной женщины.

До лестницы он не добежал всего два шага, когда сбоку послышался спокойный, вкрадчивый голос.

– А вы плохо воспитаны, многоуважаемый маг! Врываетесь в чужой дом, убиваете сына хозяйки.

Лориан, не задумываясь, метнул в сторону говорившего новый темный сгусток, но тот с шипением скользнул по выставленной защите и вскоре растворился в воздухе. Осознав, что теперь перед ним противник посерьезнее, темный маг заставил себя успокоиться.

С глаз упала кровавая пелена, и теперь он смог лучше рассмотреть стоящего в проеме двери мужчину. Разрезом глаз тот сильно напоминал горных альвов, хотя в остальном не отличался от обычных людей. Да еще и имел светлые волосы, что у горных не встречалось. Полукровка?

Что-то еще в незнакомце не давало ему покоя, но он пока не мог понять, что именно. Тот же изучал Лориана не менее пристально, пусть и со скучающим выражением на лице.

Внутри все внезапно оборвалось, когда темный маг понял, что же такое казалось в человеке странным. Особая аура. Мощная, обволакивающая, сшибающая с ног. Обаяние, которое наверняка, если незнакомец его применяет на обычных людях, оказывает на них сильный эффект. Подобным обладала и Элисса, пусть и сама никогда намеренно не пользовалась этим. Иногда лишь оно проявлялось неосознанно. Понимание нахлынуло едва не сбившей с ног волной. Айдар!

– Где Элисса? – с трудом выдавил Лориан. – Если ты что-нибудь с ней сделал, ублюдок, я…

Его гневную тираду прервал оглушительный смех Айдара. Похоже, он нисколько не рассердился. Напротив, даже забавлялся происходящим.

– Лориан Тирмил, полагаю? – отсмеявшись, проговорил. – Весьма смелый выпад, юноша! И глупый. Не тебе со мной тягаться! Признаюсь, я всегда выделял людей с темным даром или темными душами, – он кивнул в том направлении, где остался труп верзилы. – Так что, если не будешь делать глупостей, вполне могу отпустить на все четыре стороны и даже позволю служить мне.

За спиной Лориана послышался злобный голос женщины:

– Он убил моего мальчика!

– Не беспокойся, Сарина, твой мальчик обретет новую жизнь. Скоро это будет в моей власти.

Из странного разговора Лориан понял главное – пока Айдар не получил способности бога, а значит… Элисса еще жива! Эта мысль приободрила и заставила действовать более рассудительно.

– Ты ведь веришь мне, дитя? – между тем ласково обратился к женщине Айдар.

– Верю, – хрипло выдохнула она, глядя на него так, словно видела перед собой воплощение Созидательницы.

Хорошо же он запудрил ей мозги! Видимо, и правда убедил в своем божественном происхождении, показав пару фокусов и воспользовавшись своим проклятым обаянием! Но с Лорианом этот номер не пройдет.

– Ступай пока, – отпустил Айдар женщину, а затем переключил внимание на Лориана. – Может, прежде чем начнешь делать глупости, поговорим? – он приглашающе махнул рукой. – Пройдем в гостиную.

Лориан хотел было послать его куда подальше, но понимал, что прежде чем бросаться в омут с головой, стоит хоть немного изучить противника. Понять, чего от него можно ждать. Да и мысль о том, что пока они разговаривают, Элисса точно будет жива, говорила в пользу этого варианта. Но на всякий случай Лориан поставил лучшую свою защиту, подкрепив ее огненной, и не спускал с противника глаз, готовый в любую секунду отреагировать.

 Гостиная в доме больше напоминала зал с камином, и занимала довольно много места. Здесь даже было по-своему уютно, хоть и мрачновато. А может, уюта добавлял огонь в очаге, невольно навевающий умиротворение. Впрочем, Лориан ничуть не обольщался по этому поводу и бдительность усыплять не собирался.

Айдар, почему-то строящий из себя радушного хозяина, любезно пригласил гостя присаживаться прямо у камина. Лориан предпочел сесть ближе ко входу и хмуро уставился на противника, который выбрал самое удобное кресло и расслабленно откинулся на его спинку.

– Может, чаю? Или чего-то покрепче? – предложил он.

– Нет, благодарю, – сухо откликнулся Лориан. – Предпочту перейти сразу к делу.

– Какой нетерпеливый молодой человек! – хмыкнул Айдар, а темный маг внезапно осознал, что по сравнению с этим существом, живущим уже кто знает сколько лет, он и правда должен казаться неразумным юнцом.

Неужели и внутри Элиссы скрывается такое же древнее мудрое существо? Невольно порадовался тому, что она почти ничего не помнит о своей прежней личности. Иначе вряд ли восприняла бы его в качестве возлюбленного! Наверняка он казался бы ей глупым молокососом. Мысль была неприятной, да и несвоевременной. Об этом можно подумать потом, когда они с Элиссой разберутся с Айдаром.

– Что ж, к делу так к делу! – качнул головой блондин. – Ты ведь знаешь, кто я? Наша общая знакомая рассказывала?

– Знаю, – не стал скрывать Лориан.

– Тем лучше. Тогда ты понимаешь, что шансов выстоять в противостоянии со мной у тебя нет. Лишь вопрос времени, когда я превращу тебя в окровавленную груду мяса. Неужели так не терпится умереть?

– На твоем месте я не был бы настолько уверен, что все закончится именно так, – холодно улыбнулся темный маг. – Мне также известно, что твои силы пока довольно ограничены. Ты не бог, а значит, справиться с тобой шансы есть.

Айдар чуть скривился. Видимо, тема ограничения сил была для него болезненной.

– И все же и сейчас справиться со мной проблематично. Даже тебе. Пусть ты и считаешься сильнейшим темным магом этого мира.

– Вижу, ты неплохо осведомлен, – приподнял брови Лориан. Потом в голову закралась неприятная догадка. – Или приобрел себе хорошего осведомителя?

– Если ты о слюнявом юнце с непомерным честолюбием, что валяется сейчас с перерезанным горлом наверху, то да, он мне кое в чем помог.

Не сказать, что Лориана так уж взволновала смерть Дамиена Нартрана, из-за которого Элисса здесь оказалась. Но все же он был одним из его подопечных. А этот мерзавец вот так походя убил парня! Очередное свидетельство того, что для Айдара устранить человека – что муху прихлопнуть.

– И после этого ты еще предлагаешь перейти на твою сторону? – саркастично осведомился Лориан. – Имея наглядный пример того, как ты вознаграждаешь за службу?

– Разница в том, что я и не собирался предлагать Нартрану службу. Мальчишка был мне полезен на определенном этапе, не более. К тому же, убил я его во время того, как он собирался поиметь твою любимую.

Лориан едва подавил порыв вскочить и броситься на поиски Элиссы, хоть и понимал, что это станет началом боя. А пока Айдар настроен на разговор, есть шанс узнать еще кое-что важное. Да и успокоили слова о том, что Дамиен лишь собирался. Значит, не довел дело до конца.

– Похоже, я должен быть тебе даже благодарен, – не смог скрыть иронии Лориан, – что вмешался.

– Как бы я ни относился к своим сородичам, – тонко улыбнулся Айдар, – позволять унижать их простым смертным не позволил бы. Предпочту убить быстро и легко.

– Надо же, какое благородство! – опять не стал скрывать издевки темный маг.

– Возможно, я куда честнее, чем твоя так называемая любимая, – протянул блондин. – Не стал влюблять в себя кого-то, чтобы сделать из него смертника.

– Что ты хочешь этим сказать? – сухо осведомился Лориан, несколько напрягаясь.

– Лишь то, что Лилана всегда отличалась невероятной притягательностью для противоположного пола. В каком бы воплощении ни была. И не стеснялась этим пользоваться.

– Надеешься убедить, что Элисса лишь играла мной? – губы Лориана скривились.

– Ну, положим, кое-какую симпатию она к тебе испытывает, – не отрицал Айдар. – Но подумай, что будет, если с твоей помощью она избавится от досадной помехи в виде меня. Обретет силу богини и вспомнит, что ты лишь один из многих, кто когда-то вызывал в ней интерес.

А вот это удар по живому! Лориан сам недавно подумал о таком, а узкоглазая сволочь не преминула вонзить нож в самое уязвимое место.

– Пусть так, – медленно проговорил темный маг, – для меня это ничего не меняет.

– Еще один влюбленный идиот! – закатил глаза Айдар. – Ты казался мне более здравомыслящим. Подумай сам, что можешь получить, если сделаешь правильный выбор. На одной чаше весов – женщина, которая в любом случае уйдет из твоей жизни. На другой – такие власть и могущество, о каких ты раньше и помыслить не мог. Поверь, став богом, я сумею увеличить не только собственную силу, но и силу своих сторонников! Даже смогу продлить твою жизнь на несколько столетий. А женщины? Да их у тебя будут сотни, если пожелаешь! Самые желанные и красивые. Так неужели предпочтешь остаться жалким червяком, обманутым и разочарованным?

Силен, гад! Наверное, предложи он Лориану это раньше, до того, как Элисса слишком сильно все изменила в нем, мог бы и согласиться. Но сама мысль о том, что его согласие станет приговором для любимой, выворачивала душу наизнанку. Спокойно смотреть, как этот ублюдок перережет ей горло, а потом станет настолько силен, что уже никто не сможет его остановить? И знать, что сам приложил к этому руку? Да легче тогда самому наложить на себя смертельное плетение и последовать за Элиссой! Да и служить такому сюзерену – все нутро Лориана протестовало против этого. Даже смерть в попытке остановить его предпочтительнее.

Айдару не потребовался ответ. Он все понял по лицу темного мага, принявшего для себя решение и вскинувшего голову.

– Что ж, очень жаль, – покачал головой блондин и без всякого предупреждения метнул в Лориана плетение.

Благо, что темный маг так и не снял защиту, и рой острых игл, представляющих из себя смесь темной и водной магии, не смог пробить ее. Впрочем, полагал так Лориан несколько преждевременно. Плетение оказалось коварным. Шипы не исчезли, наткнувшись на преграду, а зацепились за нее, медленно проедая.

Уже уходя от нового удара в сторону, Лориан усилил огненную часть защиты. Иглы, наконец, с шипением растворились, превратившись в черный пар.

Лориан носился по всей гостиной, опрокидывая мебель и уклоняясь от «водных лезвий», усиленных темной магией. Некоторые даже задевали его защиту, но пока, к счастью, не пробили. Айдар действовал с поразительной скоростью, и сам Лориан не находил ни мгновения передышки, чтобы ответить ему чем-то. Радовало только то, что силы у врага не бесконечны. А защита требует меньше энергии, чем боевые плетения.

Словно тоже это поняв, Айдар остановился и начал строить что-то сложное и явно мощное. Лориан, воспользовавшись передышкой, метнул в него «темную сеть» пятого уровня, подкрепленную огненными вкраплениями. А следом за этим простейшие «светлые стрелы». На большее его светлого источника не хватило бы.

Но подействовало! Айдар ведь подобной силой не обладал вовсе. Если с «сетью» его защита справилась, пусть и немного прогнулась, то «стрелы» все же зацепили, вынудив дернуться и поморщиться от боли. Хотя того эффекта, что ожидал Лориан, не получилось. Парализовать врага даже на мгновение не вышло. Слишком слабое светлое плетение и слишком сильная защита.

А в Лориана уже неслось нечто страшное, напоминающее грозовое облако, в котором даже разряды молний пробивались. Хотя, приглядевшись, он понял, что это не молнии, а неизвестные ему водные плетения. Пришлось спешно нейтрализовывать и устранять несколькими «огненными щитами». Причем эта гадость пробилась через три, хоть и потеряла водную структуру на первом. Но на четвертом «облако» растворилось.

 Дальше начался ад. Они швырялись друг в друга самыми сильными из известных им плетений, превращая помещение в свалку. От окон и некоторых стен уже ничего не осталось. Как еще сам дом устоял, непонятно! Видимо, на нем неплохая укрепляющая магия. Утешало лишь то, что пока действовали на равных, и никто не мог взять верх. Но надолго ли Лориана хватит? Рано или поздно он начнет допускать ошибки из-за чрезмерного напряжения сил и усталости. И каждая из них может стать роковой.

Откуда вылетел заряженный боевым плетением арбалетный болт, Лориан увидеть не успел. Лишь почуял обострившимся сейчас, почти звериным чутьем приближение новой опасности и успел отскочить.

Его лишь чудом не задело. Но появление нового противника спутало все карты. Он недолго сможет уворачиваться от двоих! Айдар же, воспрянув от появившейся поддержки, усилил напор. Еще два арбалетных болта Лориан пропустил, но третий его все же зацепил. Правая рука повисла плетью, от места ранения начал растекаться холод.

Ему нужно хотя бы несколько секунд покоя, чтобы справиться с воздействием! Но противники давать их ему не собирались. Очередная «темная плеть» сбила с ног и опрокинула. А Лориан, наконец, увидел, кто помог его врагу. Та самая бабища, сына которой он убил. Ее лицо было искривлено в злобной гримасе, и она как раз готовилась в очередной раз выстрелить.

Похоже, Айдар заранее снабдил своих помощников магически усиленным оружием. Вот сволочь! Даже драться честно не захотел! А еще Лориан понял, что в этот раз все – от болта не увернется. Там явно намешано что-то из светлой магии, раз снаряд смог пробить его защиту.

Обидно умирать вот так, зная, что ничем не смог помочь любимой! Остается одно…

Не обращая больше внимания на устремленный в него арбалет, он собрал все оставшиеся в нем силы для последнего плетения и направил на Айдара.

– Прощай, Элисса, – шепнул напоследок, глядя на то, как из его тела вырывается самое мощное «темное копье», которое он когда-либо создавал.

Только бы Айдар не успел увернуться! Пусть живыми из этой комнаты не выйдут они оба!

Глава 21

ГЛАВА 21

Элисса Кармад

Я старалась не отвлекаться ни на доносящийся снизу грохот, ни на рев борющихся с ловушкой драконов.  В противном случае все, на что была бы способна – это рыдать от собственного бессилия и страха за дорогих существ. Понимала, что в этот самый момент Лориан сражается за меня с Айдаром, и что шансы справиться с ним у него не так уж велики. Если я не освобожусь от браслетов и не попытаюсь хоть как-то помочь, умирать будет еще горше. Зная, что ради меня погиб и любимый человек.

Нет уж! Меня пока рано списывать со счетов! Упрямо проламывала защиту, едва не скрипя зубами от того, как медленно это происходит. Даже не сразу поверила, когда раздался щелчок, а оба браслета соскользнули с запястий. Некоторое время оцепенело стояла, глядя на свои руки и прислушиваясь к внутренним ощущениям. А потом ринулась к двери, на ходу вышибая ее «воздушным кулаком». Внутри билась одна лишь мысль. Успеть! Убить проклятого гада, пока он не прикончил моего любимого!

У двери помещения, которое сейчас даже трудно было идентифицировать, на миг замерла, с расширенными глазами глядя на царящий там хаос. Еще пара секунд ушла на то, чтобы оценить обстановку. А потом с пальцев сорвалось светлое плетение, парализовавшее Сарину и заставившую ее выпустить из рук арбалет, направленный на Лориана. Поняв, что с этой стороны опасности больше нет, сосредоточилась на Айдаре.

– Лилана, пусть я даже сдохну сейчас, но помоги мне уничтожить ублюдка! – мысленно взмолилась, видя, как Айдар готовится уклониться от летящего в него «темного копья».

Боль, пронизавшая все тело, когда в него хлынула знакомая энергия, едва не свела с ума. Но я заставила себя собраться и перенаправить ее на плетение, которое еще недавно было для меня слишком сложным. «Светлое копье» – антипод того, что летело в Айдара с другой стороны, слетело с моих рук.

Вопль, разорвавший то, что до того моим сознанием воспринималось вязкой и гулкой тишиной, показался оглушительным. Пришпиленный с двух сторон противоборствующими силами, Айдар висел в воздухе, похожий на бабочку, пойманную коллекционером. Его тело конвульсивно изгибалось, пытаясь справиться с соединившимися в одно причудливое плетение силами. Но и он сам, и мы с Лорианом, устало откинувшимся назад, понимали, что для него это конец.

Еще миг, и тело того, кто желал стать богом, осыпалось на пол горсткой пепла – белого и черного. Жуткое зрелище! Но меня переполняло лишь торжество, осознание того, что я смогла. Все-таки сделала это! Мы сделали! А возродиться в Обители Айдар не сможет. Он ведь был здесь в собственном теле!

С чувством бесконечной благодарности посмотрела на измученного, потрепанного сражением Лориана. А потом кинулась к нему, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, что ему ничто не угрожает. Сил моих теперь хватит, чтобы помочь ему – они все еще клокочут внутри в значительно укрепившихся магических каналах. Задумываться над тем, как это возможно, сейчас попросту не хотелось.

– Лориан, – хрипло выдохнула, приподнимая его голову и прислушиваясь к слабому дыханию.

Он с трудом разлепил веки и посмотрел на меня чуть мутноватым взглядом. По его губам скользнула легкая улыбка.

– Я в порядке, – поняв, чего хочу от него, шепнул. – Только сил много потерял. Этот ублюдок мертв? Теперь уже насовсем?

Поспешно закивала, чувствуя, как по губам расползается широкая улыбка. Хотела еще что-то сказать, как вдруг ощутила резкий рывок. Так, словно меня выдернули из собственного тела. Успела еще увидеть искаженное лицо Лориана, склонившегося над моей обмякшей фигурой, а потом мир вокруг замелькал калейдоскопом, а я с неимоверной скоростью полетела куда-то.

Не знаю, сколько это длилось, но с каждым мгновением я все больше становилась собой. Не Элиссой Кармад. Не Ксенией Орловой. А собой! Той, кем меня создали изначально, и кто прожил несколько десятков разных жизней во имя непонятных целей, лелеемых моими создателями.

Я помнила все свои воплощения. Абсолютно точно, в деталях. Могла рассказать каждую минуту любой из тех жизней. Разные мужчины, разные друзья, разная судьба. Одинаковым было одно – отчуждение от них в тот момент, когда умирала и обретала себя настоящую.

Но сейчас… Сейчас было не так. То, что я оставила за спиной, отзывалось внутри настолько мучительно, что хотелось рыдать.

Мой Лориан. Не хочу! Не хочу его терять! Я, наконец, обрела ту жизнь, которую хочется прожить до конца, наслаждаясь каждым мгновением, как величайшим благом. Но слишком хорошо понимала, что значит то, что меня выдернули из тела. Айдар был прав. Тот, кто остался последним, обретет иную судьбу. Иную роль, уготовленную Высшими.

Они ждали меня втроем – три залитые ослепительным светом полупрозрачные фигуры, лишь отдаленно напоминающие людей. Удлиненные узкие лица с неестественно большими глазами и почти лишенные носа и губ. Те угадывались лишь по очертаниям. Трудно было сказать, красивы ли эти существа, лишенные даже пола. Они иные. Далекие от нас, с совершенно другим складом ума и взглядом на вещи.

– Я не хочу! – первое, что сказала им, оглядев закрытые капсулы, еще недавно хранившие внутри меня и мне подобных. – Прошу вас, оставьте меня там! Выберите вместо меня кого-то другого! Ведь вам же все равно, кто это будет!


– Ты не желаешь обрести полную силу, девочка? – послышался лишенный эмоций голос одного из Высших.

– Если для этого придется отказаться от Лориана, от той жизни, то нет.

Проклятье! Если то тело умерло, то умрет и моя Белянка! А я ведь только успокоилась за нее – ведь со смертью Айдара нейтрализовалась и его ловушка. Снова захотелось разрыдаться.

– Видите, я вам не подхожу? – криво усмехнулась. – Вам нужен на роль бога лучший. Тот, кто готов ради этого устранять с дороги остальных! А единственное, что делала я – защищалась. То, что удалось убить Айдара – чистая случайность. Везение.

– Ошибаешься, – сказал второй Высший, глядя на меня прозрачно-серыми глазами. – Нам не нужен на роль бога тот, кто станет действовать такими методами. Если бы Айдар вернулся сюда вместо тебя, его бы развоплотили.

Впав в некий ступор и перестав что-либо соображать вообще, я уставилась на них.

– Но если вы этого не хотели, то почему не вмешались? – только и смогла выдавить.

– Нам нужен был самый достойный и сильный из вас, это правда, – последовал спокойный ответ теперь уже третьего существа.

– Разве меня можно назвать сильной? – я недоуменно покачала головой. – Мне просто повезло, что Айдар решил устранить меня последней. И что появился человек, готовый встать рядом со мной в этой борьбе.

– Разве это не есть своего рода сила? – не согласился первый собеседник. – Умение пробуждать тепло даже в самых черствых сердцах. Айдар ведь тоже до последнего тянул, перед тем как устранить тебя. Ты не использовала свою силу, чтобы возвыситься. Всегда принимала близко к сердцу проблемы тех миров, в каких оказывалась. И чем больше мы наблюдали за тобой, тем четче понимали, что ты самое удачное создание из тех двенадцати, что были созданы вместе с тобой. Именно такая богиня нужна этой веренице миров. Та, что никогда не станет кровавым диктатором, думающим лишь о собственном величии. Но и слабая богиня была нам не нужна. Именно поэтому мы ждали, чем закончится противостояние. Хотя сопереживали именно тебе, – подобие губ тронула улыбка. – Мы рады, что ты прошла испытание.

– А как же то, что мне пришлось договориться с демоном, чтобы победить? – попыталась я ухватиться за соломинку, как отделаться от ненужной мне чести. – Ведь неизвестно, как он распорядится полученным могуществом.

– Как раз таки известно, – сказал второй Высший. – Он уже почти прибрал к рукам власть среди своих сородичей. И мы считаем, что из всех претендентов Алаир подходит на роль бога низших миров лучше других. Он не бездумно жесток, как остальные. К тому же вполне может идти на компромиссы, договариваться. В нем есть та искра, что не позволит ему скатиться до уровня прочих, думающих лишь о крови и могуществе. Тем более хорошо, когда боги разных пластов будут в хороших отношениях. Вы с Алаиром сумели найти общий язык, а это дает шанс на гармонию.

– Но я не справлюсь, – глухо выдавила, обреченно глядя на них и понимая, что возможность вернуться обратно тает с каждой секундой.

– Справишься, – возразил первый Высший. – Не забывай, что теперь твои возможности значительно увеличились. Для тебя не составит труда распространять свое внимание одновременно на разные миры. При желании будешь с легкостью узнавать обо всем, что творится в любом уголке твоей вереницы.

Я недоверчиво посмотрела на них и тут же попыталась увидеть то, что больше всего хотелось.

Перед глазами возник образ Лориана, обнимающего бездыханное тело Элиссы Кармад. От него исходило чувство такой обреченности и пустоты, что мне стало жутко. Потом скользнула сознанием во двор проклятого дома, где увидела такую же бездыханную, окровавленную Белянку, над которой ревел обезумевший от горя дракон.

Сердце скрутило от боли. Снова вернула сознание в Обитель и ощутила, что по щекам текут слезы. А затем возникла холодная решимость. Плевать, даже если не согласятся! Пусть тогда лучше убьют сразу, чтоб не мучилась. Но быть безмолвным наблюдателем за тем, как плохо тем, кого я люблю, выше моих сил! Вот такая я никчемная богиня, которая предпочла бы остаться простой смертной!

– У меня есть одно условие, – произнесла, обводя взглядом трех Высших, спокойно смотрящих на меня.

– Какое? – последовал бесстрастный вопрос.

– Я хочу по-прежнему иметь возможность жить в мирах смертных, если того захочу. Постараюсь почаще бывать и в Обители, чтобы наблюдать за всем. Но если вы не согласитесь с моим условием, то просто верните меня в тело Элиссы Кармад. Я проживу отведенный ей срок, и дальше можете делать со мной что хотите. Хоть развоплощайте!

– Вообще-то ты и так могла бы вернуться в то тело, – в лишенном эмоций голосе первого все же послышалась едва уловимая усмешка. – Необязательно было ставить подобное условие. Разве ты еще не поняла? В этой веренице миров ты полновластная хозяйка. Только тебе решать, сколько времени проводить в том или ином теле. Главное, не забывай присматривать и за остальными мирами.

Я в ошеломлении смотрела, как растворяются в воздухе посчитавшие разговор законченным Высшие. А потом накатил истерический смех. Опустившись на прозрачно-белый пол, я долго смеялась, чувствуя безмерное облегчение.

Поднималась я уже совсем с другим настроением, полная сил и энергии. На губах светилась счастливая улыбка.

Момент перехода в недавно оставленное тело в этот раз показался неуловимым.

И вот вместо стерильно-белой обстановки Обители я опять нахожусь в развороченном помещении. Правда, ощущение физического, смертного тела вначале кажется неимоверно тяжелым и неудобным. Даже приходится прокашляться, прежде чем снова получается нормально дышать.

Ощутила, как конвульсивно дернулись обнимающие меня крепкие мужские руки. А потом, разомкнув веки, посмотрела в полные неверия и радости темно-фиолетовые глаза.

– Элисса? – глухо проговорил Лориан. – Мне показалось, что ты…

– Умерла? – уточнила с улыбкой. – Не дождешься! Так что увильнуть от обещания жениться на мне тебе не удастся.

Он ошарашено уставился на меня, похоже, не сразу сообразив, что это просто шутка. Потом его лицо разгладилось, на губах тоже появилась улыбка.

– Ну, если богиня не погнушается иметь в мужьях простого смертного, то…

– Сочтет за честь, – теперь уже абсолютно серьезно сказала.

На несколько секунд позволив себе забыть обо всем на свете в объятиях прильнувшего к моим губам Лориана, я неохотно остранилась.

– А теперь пойдем возвращать к жизни Белянку. Она мне тоже дорога, знаешь ли!

Мы с Лорианом, помогая друг другу подняться – все же эти тела получили немалую встряску – поковыляли к выходу. Вспомнив о том, что я теперь богиня, решила испытать, на что отныне способна моя физическая оболочка, и первым делом вызвала внутреннюю энергию.

Мгновенно по телу пробежала вспышка тепла, а легко перешедшие на истинное зрение глаза увидели, что мой магический резерв невероятно возрос, а каналам теперь позавидовал бы даже Лориан. Впрочем, это временно. Своего любимого я тоже собираюсь значительно усилить, чтобы не нашлось желающих причинить ему зло.

Нащупала едва тлеющую связь с Белянкой и начала вливать в нее энергию, возвращая к жизни. Ощутивший изменения Карид перестал реветь и молча устроился рядом с любимой, с надеждой взирая то на нее, то на меня.

Несколько минут – и тело драконицы начало восстанавливаться. Причем с такой скоростью, что скоро от повреждений ничего не осталось. Веки Белянки распахнулись, и на меня уставились огромные голубые омуты.

– С возвращением, моя девочка! – ласково сказала я, обнимая драконицу и гладя ее по голове.

– Как-то все по-новому, – услышала в голове недоуменное. – Во мне энергия так и бурлит. Раньше такого не было.

– Привыкай, малышка! – улыбнулась ей.

Огорошить драконицу новостью о том, что теперь она может черпать жизненную энергию не просто из мага, а из богини, я пока не стала. Бедняжке и так досталось! Пусть немного придет в себя. Увидела, каким счастьем сияют глаза Карида, и снова улыбнулась. Все же как замечательно, что моя девочка тоже нашла свою пару!

Обременять ее полетом мы не стали, отпустили в долину драконов через подпространство. Карид, пусть и наверняка предпочел бы последовать за любимой, сначала отвез нас в Академию.

Наплевав на правила приличий, я не пошла домой, а осталась в апартаментах Лориана. Спать мы тоже решили в одной кровати, не желая расставаться ни на минуту, пусть между нами ничего и не было.

– Что предпримем в связи со смертью Дамиена Нартрана? – спросила я, когда волнение из-за всего произошедшего несколько улеглось.

– Ничего, – спокойно отозвался Лориан, снова включивший режим умудренного опытом наставника. – С тобой его никак не свяжут. Никто ведь не видел, как он покидал Академию на твоем драконе.

– Но та женщина… Сарина… Она может рассказать.

– Я проверил ее перед тем, как мы улетели, – после некоторого молчания произнес Лориан. – Она была мертва. Видимо, сердце не выдержало. Или задело магией. Разбираться я не стал. А на доме перед отлетом установил плетение взрыва. Так что от него наверняка уже ничего не осталось. Да и не привыкли тамошние обитатели обращаться к властям в подобных случаях. В общем, мести со стороны Нартранов не будет. Также найдутся свидетели, которые видели, что Дамиен был слегка не в себе после того, как объявили имя нового наследника. А в таком состоянии он мог податься куда угодно.

– Значит, теперь все позади? – тихо спросила я. – Мы можем просто жить?

– Можем, – уверенно сказал Лориан, притягивая меня к себе и целуя в кончик носа. – Хотя мне все же придется некоторое время побыть в столице, как и обещал. Дождешься?

– Ты еще сомневаешься? – хмыкнула, намекая на разговор с Высшими, который передала любимому без утайки. То, что готова была отказаться от божественной силы, если бы запретили к нему вернуться.

– Теперь не сомневаюсь, – услышала в ответ и ощутила, как в шею уткнулись горячие губы. – И сделаю все, чтобы ты об этом не пожалела!

– Ловлю на слове! – промурлыкала, подаваясь навстречу и обнимая его.

Углублять ласки не стали. Слишком были вымотаны морально. Да и хотелось, чтобы все у нас было как надо. Со свадебным платьем, гостями, первой брачной ночью и прочим. Спешить и правда больше некуда. Впереди вся жизнь! И намеревалась я провести ее как самая обычная женщина. По крайней мере, в этом мире. Доучиться в Академии, выйти замуж, найти работу, которая будет приносить удовольствие, завести детей.  И лишь иногда вспоминать о тайной стороне своей личности, которая останется известна только любимому. Буду познавать свои возможности и следить за порядком в подвластных мирах.

Подумала о том, что теперь я ведь смогу проследить и за тем, в какое тело воплотится душа Лориана после смерти. И что помешает отыскать его и в новом воплощении? Свою вторую половинку. Человека, с которым я абсолютно счастлива. Да ничто не помешает! Улыбка стала еще шире, и я нежно поцеловала уже спящего мужчину в закрытые глаза.

– Люблю тебя. И сделаю все, чтобы мы всегда были вместе…

ЭПИЛОГ

ЭПИЛОГ

Десять лет спустя

Диагностическое плетение скользило над заметно округлившимся животом Антхеи, и все это время она напряженно смотрела на меня.

– Все нормально, – наконец, огласила я вердикт, с улыбкой посмотрев в заметно просветлевшее лицо подруги. – Плод развивается хорошо. Кстати, уже можно определить пол. Сказать, кто у тебя будет?

Антхея судорожно замотала головой.

– Лучше не надо. А то боюсь, если это не мальчик, Леонс будет разочарован.

– Вот только глупостей не говори! – нахмурилась я. – Твой муженек, между прочим, сам мне сказал, что главное, чтобы с тобой и малышом все было в порядке. А кто будет: мальчик или девочка, альв или человек – неважно.

– Это он сейчас так говорит, – не согласилась со мной ставшая чрезвычайно мнительной во время беременности Антхея.

И ведь пора было уже убедиться дурехе, что Леонс ее любит не менее сильно, чем она его. Так нет же, порой как что-то скажет, так я и слов не нахожу для ответа! Да и этот ребеночек, долгожданный и желанный, слишком важен для нее. Как ни крути, а совместное потомство у альвов и людей рождается не так часто. Все из-за природных особенностей альвиек. Они и от мужчин своей расы беременеют ограниченное число раз за всю жизнь, а от человека и подавно.

Антхея же, став королевой Дарала, прямо-таки грезила тем, чтобы подарить любимому мужу наследника. И вот, наконец, забеременела. Стоит ли говорить, что все придворные лекари-целители буквально тряслись над ней. Леонс же попросил меня, как старого друга семьи, лично проследить, чтобы все прошло нормально. Говорил, что доверяет мне куда больше, чем остальным. Вот и приходится раз в неделю летать во дворец, оставив все дела в Академии и открытой мной больнице на острове Равновесия, и осматривать Антхею. А заодно подбадривать морально и убеждать, что все будет хорошо.

Поймала напряженный взгляд альвийки и с трудом скрыла улыбку, когда она спросила:

– Так кто это будет?

– Ты же не хотела знать, – не удержалась от того, чтобы слегка подтрунить над ней.

– Если не узнаю, точно себя сгрызу, – обреченно сказала девушка. – А так хоть будет время морально подготовиться.

– Ну, тогда спешу тебя обрадовать, дорогая, – торжественно провозгласила я. – У тебя будет мальчик.

Антхея завизжала так, что у меня уши зазвенели, потом кинулась мне на шею. Угомонить удалось с трудом. Но хоть радовало то, что из глаз подруги исчезло всякое сомнение. Теперь она была абсолютно счастлива.

– Только ты Леонсу пока не говори! – воскликнула она, заговорщицки подмигивая. – Пусть ему сюрприз будет!

Я хмыкнула и клятвенно заверила, что ничего не скажу королю. Антхея же немедленно переключилась на другую тему, волнующую ее не меньше:

– А что если из меня получится плохая мать?

Я закатила глаза. Нет, беременность однозначно сделала ее просто несносной!

– Хорошая получится! – как можно убедительнее сказала.

– Ты мне обязательно расскажи, что нужно делать, – попросила подруга. – А то я нянькам отдавать ребенка не хочу. Сама буду воспитывать!

– Боюсь, с учетом того, сколько у королевы обязанностей, без нянек ты все же не обойдешься, – я покачала головой.

– Но ты же как-то обходишься! – возразила она.

– Шутишь? Да я бы с удовольствием моих демонят на нянь сплавила. Так ведь те не выдерживают долго. Только Лориан еще может на наших пострелят как-то повлиять. Из меня же и деда они веревки вьют!

Антхея рассмеялась.

– Все равно они у тебя замечательные! Такие очаровашки!

С этим я была полностью согласна. Пятилетний сын Альберт и трехлетняя дочь Габриэлла были чудесными детьми. Слишком живыми и непоседливыми – это да, но другими я их представить просто не могла. Рядом с ними даже обычно спокойный и нелюдимый Николас оттаивал душой и смеялся, как ребенок.

Ощутила, как сильно хочется обнять их прямо сейчас, расцеловать и сказать, что очень люблю. Хорошо хоть плановый визит во дворец уже заканчивается, и скоро полечу обратно.

С обсуждения детей плавно перешли на общих знакомых и друзей.

– А Луиза пока не собирается примкнуть к нашему стану полоумных мамашек? – с улыбкой спросила я.

– Да ты что! – замахала руками Антхея. – Я вообще ее не могу представить с ребенком на руках!

– Тут ты права, – хмыкнула я. – Но надеюсь, Алойз ее все-таки однажды уговорит. Думаю, у них бы получился прекрасный ребенок.

– Он тоже пока о детях не задумывается. Так что они оба безнадежны, – покачала головой подруга.

– Когда-нибудь все равно созреют. Когда надоест в солдатики играть, – глубокомысленно заявила я.

Луиза возглавляла личную охрану Антхеи, создав особый отряд женщин-воительниц. Причем если поначалу мужчины относились к ним скептически, то за годы службы наша амазонка сумела доказать, насколько все заблуждались. Да и Леонс предпочитал окружать жену теми, кому мог безоговорочно доверять. Мало ли, что взбредет в голову давним недругам, пусть сейчас те и сдали позиции. Алойза же Леонс поставил во главе флота, назначив адмиралом. Причем альв оказался на этом месте как рыба в воде, значительно укрепил и привел в порядок свое ведомство.

– Твой Лориан так и не передумал насчет поста главного королевского мага? – спросила Антхея, отхлебывая чай, принесенный прислугой.

– Пока нет, – ответила с улыбкой. – Говорит, что если согласится, будет нас с детьми реже видеть. Так что предпочитает сохранить должность декана. Но ты же знаешь, что если понадобится, он всегда придет на помощь.

– Знаю, – посерьезнела Антхея. – Но все равно мне было бы спокойнее, если бы он находился во дворце, рядом с нашей семьей.

Мы явно подумали об одном и том же. Три года назад снова начался военный конфликт с горными альвами. Причем если бы не помощь Лориана, чья возросшая на порядок магическая сила стала решающим фактором, могли бы и потерпеть поражение. Муж сам, похоже, удивился, когда понял, на что теперь способен, после того как я слегка пошаманила над его каналами. Часть вражеского войска попросту испепелил смесью темной и огненной магии – не помогла никакая защита.

Нужно ли говорить, что после такой демонстрации горные предпочли отступить, и довольно скоро подписали мирное соглашение. О том, как и почему сила Лориана настолько возросла, мы, разумеется, не сказали никому. Придумали бредовое объяснение, что после свадьбы у нас обоих скакнул размер источника. Все этим удовлетворились, тем более что другого варианта найти не смогли. Так что теперь я считаюсь одним из лучших целителей – наравне с Далиеном Говрейном, а мой муж вообще стал ходячей легендой.

Кстати, насчет ректора – еще одна загадка, над которой ученые маги до сих пор бьются. То, почему у него старение обратилось вспять, и он снова превратился в цветущего молодого мужчину. И еще одному чуду, случившемуся в Академии, тоже никто не находит объяснения. Как в преподавателе Томасе Карде, что когда-то лишился магии, она снова проснулась, подарив ему вторую молодость. О том, что к этому приложила руку одна неугомонная богиня, никому, конечно, неизвестно.

В общем, ректор благополучно остался на своем месте, а мой муж по этому поводу нисколько не расстроился. А еще он сильно изменился после памятных событий. Конечно, работу свою выполняет как всегда ответственно и безупречно, но старается больше времени проводить с семьей.

Мы поженились на летних каникулах после окончания мной первого курса. И хоть с детьми решили подождать до завершения учебы, жили вместе, в его доме в городе. Потом появились Альберт и Габриэлла, и я теперь вообще не могу представить, как без них обходилась раньше. Дом обрел ту особенную атмосферу тепла, какую получает, только когда в нем звучит детский смех и топот маленьких ножек. Когда стоит тебе переступить порог, навстречу несутся два ураганчика с громким криком: «Мама!», и повисают у тебя на шее. Наверное, это счастье не сравнить ни с чем! И я искренне надеюсь, что и другие мои друзья его испытают.

Разговор зашел и об еще одном чудесном событии, что произошло кое с кем из моей семьи. Антхея с восторгом заговорила об обретении Николасом второго дракона. Такого прежде не случалось никогда, драконья связь с человеком устанавливалась лишь раз. Но для богов ведь нет ничего невозможного, правда? Так почему бы не подарить человеку, которого и правда начала считать отцом, хоть немножечко счастья?

Так что яйцо, рожденное от Белянки и Карида, проклюнулось именно на присутствие Николаса, которого я под благовидным предлогом затянула в долину драконов. Стоило увидеть ошеломленное и счастливое лицо отца, когда к нему засеменил маленький белый дракончик с черными вкраплениями на спине! Николас возился с ним как с ребенком, и смотреть на это было до крайности умилительно. Вот тогда я и поняла в полной мере, сколько в этом мужчине нерастраченной любви и нежности. А еще начала строить планы по налаживанию его личной жизни.

Понимаю, что он считает своим долгом хранить верность памяти матери, но полагала, что пора уже начинать новую жизнь. Тем более что и объект подходящий появился на горизонте. На место уволившейся сразу после нашей свадьбы Саури Тар поступила другая преподавательница. Очень энергичная и жизнерадостная молодая женщина, имевшая за плечами брак без любви. Муж умер, сына она вырастила и, когда он вступил в права наследования, лирна Вероника Лайд решила пожить немного и для себя. Вспомнила о том, что является не только матерью семейства, но и талантливым светлым магом. Ректор Говрейн, помнивший ее по учебе в Академии, охотно взял с испытательным сроком, который женщина благополучно прошла.

Трудно подобрать более непохожих друг на друга мужчину и женщину. Сдержанный, нелюдимый и замкнутый Николас, лишь с самыми близкими открывающийся с другой стороны, и энергичная, живая и неугомонная Вероника, тут же развившая в Академии кипучую деятельность. Но что самое странное – это то, что она сразу запала на моего папочку. И вела осаду этой неприступной крепости уже на протяжении нескольких лет. Тот пока крепился, хотя видно было, что Вероника ему тоже нравится. Но видимо, понятие надуманного долга продолжало сдерживать. Так что я решила в ближайшее время это поправить. И так долго крепилась, не вмешивалась, надеясь, что сами разберутся.

– А ты знаешь, мне тут недавно рассказывали о Беатрисе, – прервал хитроумную разработку планов по устройству личной жизни отца голос Антхеи.

– И что там у нее? – я чуть нахмурилась.

О кузине я мало что слышала, перестав поддерживать отношения с семьей еще с того дня, как бабушку оставили с носом по поводу моей опеки. Слышала только, что Беатрису выдали замуж за старого Нартрана, который после смерти наследника вознамерился тряхнуть стариной и попробовать зачать нового. Да и по правде, не слишком-то и интересовалась их делами. Держатся подальше от меня и моей семьи, и ладно. Позиции Нартранов и Кармадов вообще изрядно пошатнулись после того, как Леонс стал королем. И они уже не играли прежнюю роль в придворных интригах. Может, еще и поэтому решили объединить два клана путем брака, надеясь, что это поможет удержаться на плаву.

– Говорят, она сильно изменилась. Ее видела одна из моих фрейлин. Каролина. Помнишь ее? Она училась во второй группе на нашем потоке.

Я кивнула, в нетерпении ожидая продолжения. Все же интересно стало узнать, как сложилась жизнь кузины.

– Муж винит ее в том, что не может родить ему ребенка. Хотя все понимают, что, скорее всего, он сам уже на это не способен. Но тем не менее, говорят, он ее всячески унижает прилюдно. Даже синяки видны, хоть Беатриса их и замазывает гримом.

– Вот как? – протянула я.

Видимо, закон кармы все-таки существует! И кузина теперь на собственной шкуре переживает то же, через что заставляла проходить Элиссу. И хоть не было у меня к ней особой жалости, но и считать нормальным положение вещей, при котором мужчина бьет беззащитную женщину, я не могла. Нужно будет слегка подправить жизненный срок старого Нартрана. Кажется, он и так уже слишком задержался на этом свете. Столько зла успел принести и даже напоследок никак не желает угомониться!

– Знаешь, иногда, когда у тебя появляется на лице такое выражение, ты по-настоящему пугаешь, – услышала сдавленное, и поспешила убрать с лица невольно возникшую на нем гримасу.

Безмятежно улыбнулась Антхее.

– Когда речь о друзьях, бояться совершенно нечего, – подмигнула ей.

– Кстати, – поспешила перевести разговор на другую тему подруга, – Леонс недавно летал к лесным альвов для заключения договора о сотрудничестве.

Я немедленно оживилась.

– И как там Виатор с Арлией?

– Выглядят куда счастливее, чем когда находились в Академии. Все же Арлия правильно сделала, что оставила должность и вернулась на родину. По секрету сказала мне, что Виатор наконец-то сделал ей предложение.

– К этому все и шло, – улыбнулась я довольно. – И рада, что он решился! Уверена, что об этом не пожалеет. А от илитов наших что-то слышно?

– Ага. Опять поругались. Оймера на днях прилетела сюда и попросила Луизу взять ее в свою гвардию воительниц. Но не прошло и суток, как Литир примчался следом. Ты бы видела, какие страсти тут у них кипели! Весь дворец ставки делал, то ли поубивают друг друга, то ли разведутся, то ли еще каких глупостей наделают. Но ты же их знаешь! В итоге все закончилось бурным примирением. Таким, что весь этаж во дворце в смущении уши закрывал, – Антхея хихикнула.

– Они в своем репертуаре! – рассмеялась я. – Так что, еще здесь, или умчались? А то я бы тоже с ними с удовольствием увиделась.

Тут я ничуть не лукавила. В последние годы учебы в Академии мои отношения с Оймерой и Литиром значительно улучшились.

– Умчались уже! Им долго на одном месте не сидится.

Створки больших узорчатых дверей распахнулись, впуская величественного Леонса, на челе которого сверкал королевский венец. Впрочем, величия его хватило ровно до того момента, когда велел сопровождающей его свите удалиться, а сам с облегчением посмотрел на закрывшиеся двери. Его лицо осветилось такой знакомой солнечной улыбкой, что трудно было удержаться от ответной.

– Ну, как тут мои девочки? Не скучаете?

– Скучаем, конечно, ваше величество, – весело отозвалась я, намереваясь подняться и присесть в реверансе, как положено при появлении короля, но Леонс лишь отмахнулся.

– Мы одни, так что прекращай эти церемонии!

Он подошел к жене, опустился у ее ног и прислонился ухом к животу.

– А малышка наша как?

– Малышка? – я едва сдержала смех.

– Вот просто уверен, что у нас будет девочка! – заявил солнечный мальчик. – Такая же красивая, как мама.

Антхея с растерянным видом посмотрела на меня, и я пожала плечами. Пусть сама решает, рассказывать или нет.

– А если это будет мальчик? – осторожно спросила подруга.

– Поверь мне, я буду так же счастлив! – он тепло улыбнулся. – Кого бы ты мне ни подарила, это будет самая большая радость в моей жизни.

Набравшись храбрости, Антхея все-таки выпалила:

– У нас будет мальчик. Элисса определила пол.

В следующий момент Леонс подхватил жену на руки и закружился с ней по комнате.

Глядя на их счастливые лица, я улыбнулась и тихонько вышла из комнаты. Этим двоим и без меня хорошо. А я до безумия хочу домой, к собственной семье! К Лориану и двум моим ангелочкам, по характеру больше похожим на демонят.

Белянка явилась на дворцовую площадку для драконов по первому моему зову и плавно приземлилась, горделиво поглядывая на находящихся там других сородичей. Она вообще после того как узнала, что за хозяйка ей досталась, стала вести себя чуть ли не как королева, над чем я постоянно подтрунивала.

– Скоро задранным носом облака проткнешь, – шепнула ей и залезла на спину драконицы. – Полетели лучше домой. Нас там, думаю, уже заждались.

Белянка взмыла вверх и не удержалась от того, чтобы мстительно не сделать замысловатый пируэт в ответ на мое замечание по поводу задранного носа. И хоть я уже была привычна к таким ее вывертам, все равно взвизгнула, чем изрядно порадовала вредную зверюгу.

– Вот превращу тебя в ящерку мелкую, будешь знать, как с богиней так обращаться! – заявила, когда она повернула ко мне лукавый глаз.

Белянка только фыркнула, окутав меня дымом, отчего я закашлялась, и полетела вперед. Вот же засранка! Впрочем, обижаться на нее бесполезно. Все равно люблю эту вредину такой, какая она есть.

Я летела над бескрайним морем, подставляя лицо порывам свежего ветра, и счастливо улыбалась. Как же все-таки хорошо жить на свете! Просто жить, наслаждаясь каждой минутой!

КОНЕЦ




home | my bookshelf | | Академия Альдарил 3.Путь для попаданки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу