Book: Неразгаданные сердца



Неразгаданные сердца

Мэрилайл Роджерс

Неразгаданные сердца

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Генрих II, король Англии, Уэльса, Шотландии, Ирландии, герцог Нормандии, правитель графств Анжу, Мэн, Турень, Аквитания, Пуату и множества других земель на Европейском континенте, владел столь обширной территорией, что ее называли «Анжуйской империей». Но при этом он вынужден был всю жизнь подавлять мятежи, которые постоянно затевали четверо его законных сыновей. После смерти Генриха трон унаследовали двое из них: сначала Ричард, а затем Джон, который вошел в историю как король Иоанн Безземельный.

Ричард мечтал о славе и великолепии своего королевства, но Англия представляла для него интерес лишь как источник доходов, необходимых для ведения войн на континенте и для крестового похода. Возвращаясь из крестового похода, он попал в плен, и для его освобождения понадобился огромный выкуп. Принц Джон, в отсутствие брата правивший Англией в качестве регента, обложил английский народ непомерными податями, ссылаясь на необходимость уплатить за Ричарда выкуп; однако этот выкуп так и не был выплачен.

Добиваться освобождения Ричарда пришлось Элинор, королеве-матери.

После десяти лет правления, большую часть которых он провел вне Англии, Ричард умер от раны, которой вполне мог бы избежать, не будь он столь самонадеян. На английский трон взошел Джон; он продолжал править королевством с прежней жестокостью и алчностью, и в памяти народной остался как один из худших королей, каких только знала Англия. Великая Анжуйская империя, которую создал его отец, при Джоне развалилась на куски. К концу своего правления он владел во Франции лишь Аквитанией, принадлежавшей его матери. Его самодурство и себялюбие навлекли не только на него самого, но и на всю Англию тяжелую кару: Папа Римский отлучил от церкви целое королевство. Это значило, что в течение долгих лет были запрещены любые церковные службы; не разрешалось ни хоронить покойников в освященной земле кладбищ, ни причащать живых. В те времена религия играла столь важную роль в человеческой жизни, что это было действительно страшной бедой. Бесконечные распри с королем французским, с Папой и собственными баронами привели к тому, что Иоанн стал первым — со времен Вильгельма Завоевателя — английским королем, владения которого (если не считать попытки вторжения во Францию) ограничивались Британскими островами.

Стоит упомянуть, что в результате битвы в долине Раннимед он приоткрыл дверь для будущей конституционной монархии и посеял семена демократии, поставив свою печать на Великой хартии вольностей, оказавшей огромное влияние на всю последующую историю. Подобные документы составлялись и раньше, но это был первый случай, когда английский король подписал хартию по принуждению. Впрочем, сей славный король немедленно отказался выполнять условия хартии и тем самым привел некоторых из своих баронов в такую ярость, что они призвали на помощь французов, дабы те явились в Англию и силой оружия низложили Иоанна. В то же время другие бароны, также не являвшиеся сторонниками Иоанна, сочли своим долгом выступить в его защиту против французского вторжения.

В истории сохранились упоминания о рыцаре по имени Уильям, который владел узкой полосой густого, почти непроходимого леса на юго-востоке Англии и едва ли не в одиночку держал оборону в этой полосе, не пропустив через нее французов и не позволив им вторгнуться глубже на территорию Англии. Среди простого люда он был известен как «Уилли из Уильда».

После подписания Великой хартии Иоанн прожил немногим более года. За время своего правления он не только восстановил против себя английских баронов, но и, — начиная с поры своего регентства, когда он требовал немыслимых податей якобы для выкупа Ричарда, — вызвал всеобщую ненависть. И для простого народа героем стал не король Артур и не кто-либо из рыцарей «Круглого стола» (хотя легенды о них были положены в основу множества книг и песен для развлечения знати), а благородный разбойник, который приходит на выручку притесняемым и угнетенным (будь то дворянин или крепостной), — Робин Гуд. Самый ранний дошедший до нас письменный источник, где упомянуто имя Робина Гуда, — это «Сказание о Петре-пахаре», датируемое XIV веком, но не приходится сомневаться, что к тому времени легенда передавалась из уст в уста уже в течение нескольких поколений. Сторонники Робина Гуда из простонародья были неграмотны, а грамотным представителям высших классов вряд ли хотелось увековечивать память о таком человеке в своих писаниях. Истории о приключениях Робина Гуда дожили с тех давних времен до наших дней.

В средневековой Британии судьбу всех вдов и младших детей умерших вассалов вместе с их наследственными владениями (а вся Англия считалась вассальной собственностью короны) решал король. Но если бы в 1199 году, когда начинается действие нашей книги, Великая хартия была уже принята и условия ее соблюдались, то король Иоанн не смог бы заставить леди Сибиллу выйти замуж за безземельного рыцаря Гилфрея, который занимал в общественной иерархии значительно более низкую ступень, чем она.

ПРОЛОГ

Май 1199 года

Пронзительный крик разорвал тишину сумерек и отразился от каменных стен спальни. Боль на минуту отпустила, и женщина, метавшаяся на кровати, бессильно откинулась назад. Она была такой худенькой и хрупкой, что ее раздутый живот казался непомерно огромным. Она задыхалась и молила Бога только об одном — чтобы кончились муки, терзавшие ее уже почти сутки.

— Держись, моя ласточка, держись!

Анна отвела светло-золотистый локон с влажной от пота щеки роженицы, положила холодный компресс на высокий лоб и мысленно вознесла к небесам молитву, присоединив ее к молитвам вконец обессиленной подруги.

— Скоро все будет кончено, — добавила Анна, постаравшись вложить в свой голос куда больше спокойной уверенности, чем могла найти в собственной душе. — Еще немного — и рядом с тобой будет лежать малыш, о котором вы мечтали больше десяти лет.

Безмерная усталость застилала туманом голубые глаза Сибиллы, и озабоченное лицо Анны казалось ей размытым и нечетким. Анна уже родила двух сыновей и без опасений ждала появления на свет третьего ребенка, которого теперь носила под сердцем. Анна знала, что говорит, и ее словам утешения и ободрения можно было верить. Дело шло к концу. Только бы Господь сохранил жизнь обоим — и матери, и младенцу.

Жестокие клыки невыносимой боли снова впились в тело Сибиллы, и она стиснула зубы, пытаясь сдержать ужасный крик, рвущийся у нее из горла, словно это могло умерить боль.

— Оставьте нас.

Мужчине, стоявшему на пороге, могло показаться, что высокая сильная женщина, склонившаяся над кроватью, не только не услышала его слов, но и вообще не заметила его появления. Две служанки, находившиеся здесь, чтобы помогать ей, взглянули в его сторону, но по первому слову Анны бросились выполнять ее распоряжение. Это привело вошедшего в ярость. Замок Дунгельд принадлежал теперь ему, и только благодаря его великодушию Анне с мужем, сэром Джаспером, было позволено здесь оставаться. Он уже раскаивался в своем решении, принятом не без умысла: следовало добиться, хотя бы в малой степени, расположения вдовы, которую он пожелал взять в жены, чтобы заполучить ленное владение ее умершего супруга.

— Оставьте нас.

Этот резкий приказ словно кинжалом вспорол тишину, наступившую в спальне, когда роженице была дарована недолгая передышка, и тут же ее муки возобновились.

Анна бестрепетно встретила угрожающий взгляд Гилфрея. Она невольно подалась вперед и оказалась между ним и кроватью, словно защищая от него леди Сибиллу. Когда наступил срок разрешения от бремени, нынешний хозяин замка отсутствовал — выезжал со своим отрядом по каким-то делам — и никому не пришло в голову послать за человеком, который был мужем, но не был отцом. И все же он вернулся, и возник здесь, на пороге — а вместе с ним возникло ощущение неясной угрозы.

В течение долгих десяти лет Сибилла и ее муж Конэл, барон Райборн, мечтали о ребенке. Когда, наконец, их молитвы были услышаны, они ждали дня с величайшей радостью. Однако барон умер прежде, чем его дитя появилось на свет, и, по глубочайшему убеждению Анны, тут не обошлось без козней кого-нибудь из подлых слуг и приспешников Люцифера. И она опасалась, что на одного из них сейчас устремлен ее взгляд. Его жесткие темные волосы, тронутые сединой, обрамляли рябое лицо, на котором угрюмый нрав проложил неизгладимые морщины и навечно изогнул вниз углы губ.

Прищуренными глазами глядя на женщину, посмевшую оказаться на его пути, Гилфрей жестом подозвал кого-то, стоявшего за его спиной.

— Мы сами позаботимся о миледи.

Слова были произнесены мягким тоном, но в них звучал неоспоримый приказ: Анне следовало уйти.

Глаза Анны расширились при виде отвратительной старой карги по имени Мэг, которая выскользнула из-за приземистой фигуры нового барона. В руки Мэг, похожие скорее на клешни, въелась такая же застарелая грязь, как и в лохмотья, которые она носила. Медленно покачав головой, Анна взглянула на роженицу, которую вновь сотрясали спазмы боли. Бедная Сибилла! Сначала она овдовела, потом ее выдали замуж за человека, который ей отвратителен… а теперь эта нескончаемая пытка… при ее-то деликатном сложении! Как же Анна могла оставить подругу именно сейчас, когда ей так необходима поддержка любящих рук? На двух гусынь, которых приставили к Сибилле для услуг, не очень-то можно понадеяться. К тому же Анна не сомневалась, что этот человек задумал сотворить что-то недоброе, если родится мальчик: сын его предшественника мог бы впоследствии предъявить права на все, что Гилфрей считал уже своим.

Сочтя колебания Анны за отказ подчиниться его требованиям, Гилфрей зарычал:

— Убирайся и впредь никогда не смей мне противиться, если не хочешь, чтобы я выгнал тебя на улицу!

Он двинулся вперед, бесцеремонно отшвырнув с пути Анну. Старуха засеменила следом за ним к кровати и сквозь раздвинутый полог уставилась на женщину, которая была настолько одурманена болью, что не узнавала ни мужа, ни кого-либо еще.

От грубого толчка Анна отлетела так, что ударилась о сундук, стоявший поблизости от кровати, и упала на пол. Собравшись с силами, она вскочила на ноги, ее голубые глаза метали молнии… но тут же обнаружила по бокам от себя парочку угрюмых стражников Гилфрея. Выбора у нее не было; оставалось только удалиться, хотя она и чувствовала, что покидает в беде женщину, привечавшую ее с первого дня прибытия в этот замок.

Вздернув подбородок, Анна (которая была ростом не ниже обоих стражников) вышла из спальни и направилась по широкому коридору к винтовой лестнице, высеченной в толще каменной стены. С горделивым видом спускаясь по ступеням, она бросила взгляд в узкую стрельчатую щель, из которой на лестницу попадало больше света, чем давали слабые, мерцающие масляные светильники. Сколь ни узок был этот проем в стене, Анна увидела сквозь него синие волны, разбивающиеся в белую пену у подножия отвесной скалы, а за изменчивой картиной теней и света, играющих в морских волнах — зеленую стену густой лесной чащи.

Замок Дунгельд, возведенный на вершине скалистого острова с крутыми берегами, представлял собой почти неприступную крепость, приблизиться к которой можно было лишь во время сильного отлива, когда обнажалась дорога — узкая каменистая коса между островом и пустынным, необжитым берегом Англии.

Десять лет миновало с тех пор, как Анна вышла замуж за рыцаря, возглавлявшего гарнизон замка; кроткая супруга лорда Конэла приняла ее самым сердечным образом. Единственные дамы благородного происхождения в самом замке, да и в его ближайших окрестностях, они подружились так же, как и их мужья. Если не считать огорчений, вызванных бездетным браком Конэла и Сибиллы, жизнь в ленном владении баронов Райборн можно было считать приятной. Но вдруг все круто изменилось — не прошло еще и трех месяцев с того дня.

Один из конвоиров Анны толчком отворил дверь комнаты, в которой проживали они с мужем с тех пор, как Джаспер был низведен до положения рядового стражника — положения столь низкого, что это следовало бы считать прямым оскорблением для уважаемого рыцаря. Они остались здесь только ради леди Сибиллы. По крайней мере, у них была своя комната, хоть и очень маленькая, и им не пришлось переселяться в большую общую палату — этажом ниже парадной залы, где размещались все остальные стражники.

Окованная железом дверь захлопнулась за Анной, и при свете единственной сальной свечи, горящей на грубой металлической подставке, Анна присела на колючий, набитый соломой матрас их убогой постели. В комнате не было ни окна, ни камина; холод и тьма не улучшали настроения. Снова и снова ее мысли обращались к тому ужасному событию, которое так резко и безжалостно изменило судьбы обитателей Райборна.

В тот день Джаспер сопровождал лорда Конэла на охоту в прибрежных лесах. Их старший сын, Герберт, впервые в жизни подстрелил оленя, и это событие следовало отпраздновать вечером. Однако Джаспер вернулся в замок сам не свой: сокрушенно качая головой, он без конца повторял свой рассказ. В лесу они с Конэлом хохотали от радости, восхваляя доблесть отрока; ничто не настораживало их, ничто не предвещало беды. Джаспер сам не мог поверить в случившееся и только тупо твердил одно и то же: не было ни единого признака надвигающегося несчастья, ни малейшего намека на то, что теплый солнечный день таит в себе леденящий ужас смерти. И тем не менее это произошло: какая-то шальная стрела со смертоносной точностью угодила в сердце Конэла.

На роковой стреле не было никаких отметин, которые позволили бы установить, из чьего лука она была выпущена, и ни сэр Джаспер, ни кто-либо другой из охотников не верил, что произошел несчастный случай. Однако никаких доказательств измены обнаружить не удалось, по крайней мере, таких, которые можно было бы предъявить королю, недавно коронованному и отнюдь не благоволившему к лорду Конэлу — барону, постоянно выступавшему против принца Джона при жизни его отца, короля Генриха, и во время царствования его брата Ричарда, когда принц Джон был регентом. У жизнерадостного Конэла, пользовавшегося искренними симпатиями среди равных ему лордов и любовью всех, проживавших в его владениях — будь то раб или вассал, — было на редкость мало врагов. По сути, его безопасности не угрожало ничто… если не считать мстительности короля.

Спустя непристойно короткое время после гибели барона явился Гилфрей с королевским рескриптом, отдающим ему во власть как вдову, так и земли ее покойного супруга. Это только утвердило всех обитателей Райборна во мнении, что не несчастная случайность оборвала жизнь их лорда, а подлое, расчетливое нападение.

Эти удручающие воспоминания многократно усиливали опасения Анны насчет несчастной женщины наверху. Будучи не в силах помочь ей, Анна пыталась найти утешение в надежде, что Сибилла, воспитанная в монастыре, приучена смиренно выносить любую ниспосланную ей боль и что это даст ей силы пройти через нынешнее испытание, точно так же, как и через все испытания последних месяцев. Однако, положившись на милосердие Господне в том, что касалось леди Сибиллы, Анна не могла отрешиться от тревоги за судьбу младенца, рождение которого могло иметь нежелательные последствия для нового барона. Конечно, Гилфрей был неприятно поражен, когда обнаружил, что женщина, волею короля ставшая его супругой, вот-вот произведет на свет наследника: ведь всем было известно, что в течение десяти лет своего замужества она оставалась бесплодной. Какие же гнусные замыслы вынашивал лорд Гилфрей, если отослал от постели роженицы ее верную подругу?

Анна металась по комнате, как львица в клетке. Слишком растревоженная, чтобы составить мужу компанию за ужином в парадной зале, которая находилась этажом ниже, она снова и снова мерила шагами тесную комнатку. Заслышав стук, она кинулась к двери и обнаружила за порогом одного из своих недавних конвоиров: он был послан, чтобы позвать ее обратно, к леди Сибилле.

Оттолкнув посланца, который не успел посторониться, Анна устремилась вверх по винтовой лестнице в господскую опочивальню. При ее появлении Гилфрей, стоявший у окна, обернулся и сумрачным взглядом проследил, как она приблизилась к кровати, где дремала леди Сибилла.

Слабый крик новорожденного младенца привлек ее внимание к колыбели, поставленной рядом с кроватью. Отогнув наброшенное кое-как одеяло, Анна увидела крошечную плачущую девочку, которую до сих пор никто не позаботился выкупать. Быстрым взглядом окинув опочивальню, Анна с облегчением обнаружила отсутствие гадкой старухи, которую привел с собой Гилфрей. Она сразу же налила воду из кувшина в пустую лохань, приготовленную заранее, опустилась на колени и начала обмывать малютку, которая сучила ручками и ножками, словно отбиваясь от прикосновений чужого пока для нее мира.



Когда Анна запеленала новорожденную в согретые перед очагом одеяльца и положила ее рядом с матерью, Гилфрей удалился, вполне довольный собой.

— Сибилла, — мягко позвала Анна. — Твоя прелестная дочка хочет с тобой познакомиться.

Сибилла не сразу сумела поднять отяжелевшие веки, но наконец ее глаза слегка приоткрылись: ведь надо же было взглянуть на забавное крошечное существо, которое она произвела на свет ценой таких мук. На бледных губах появилась нежная улыбка.

— Сокровище мое… — прошептала она так тихо, что писк малышки заглушил эти слова.

Улыбка молодой матери показалась Анне точь-в-точь похожей на улыбку Богородицы как на росписи в Вестминстерском аббатстве — чистую, исполненную любви. Понимая, что в эти первые минуты не должна мешать матери и младенцу, Анна отступила от кровати и подошла к окну, створки которого Гилфрей оставил открытыми. Ну что ж, для матери и дочурки все пока обошлось благополучно, с облегчением подумала Анна, но тут же ей показалось, что она слышит как бы слабое эхо детского голоска. Она даже улыбнулась, решив, что собственное воображение сыграло с ней нечаянную шутку. Невидящим взглядом она уставилась в ненастную ночь, и вдруг лунный свет, прорвавшийся через случайный разрыв в плотной пелене туч, осветил дальний конец отмели, обнажившейся в час отлива. Внимание Анны привлекло какое-то движение. Прищурившись, она пригляделась повнимательнее. Странно, что там могло двигаться? По доброй воле никто не стал бы покидать замок в одиночестве в эти темные часы… и тем не менее кто-то двигался по узкой каменистой тропе. Темная невысокая фигура… но этот кто-то либо был слишком толст, либо прятал под широким плащом какой-то сверток.

ГЛАВА 1

Позднее лето 1216 года

— Ш-ш-ш, ты разбудишь Рэндольфа.

Спрятавшись среди высоких луговых трав, Амисия поспешно прижала ладонь к губам, изо всех сил удерживаясь от смеха.

Этими мгновениями свободы она была обязана Орве, которая послала ее набрать ягод, якобы необходимых для приготовления вечерней трапезы.

В порыве благодарности Амисия крепко обняла дородную кухарку, которая по виду напоминала запеченное в меду яблоко — одно из своих коронных блюд. Орва была союзницей Амисии и понимала, что девушке необходимо хоть на время избавляться от постоянного гнета недовольства — от зловещей тени, которую один человек отбрасывал на весь замок Дунгельд; иначе здесь можно было задохнуться. Получив возможность ненадолго вырваться из мрака, Амисия помчалась за своей подругой Келдой, а потом они вместе перебежали по каменистой отмели, соединявшей крепость с лесом на берегу. Они миновали сумрачную чащу и выбрались на луг, по краям которого буйно разрослись густые малинники. И все это время за ними неуклюже плелся их верный страж, безобидный верзила, к которому, говоря по правде, обе девушки питали самую сердечную привязанность.

— Да Рэндольфа уже ничем не прошибешь — этот лежебока поел и завалился поспать. — С самым храбрым видом Келда вздернула свой округлый подбородок и расправила плечи; веселое оживление Амисии выражалось лишь золотыми искорками в ее светло-карих глазах.

При звуке своего имени «лежебока» сделал попытку стряхнуть с себя сон и принял сидячее положение.

— Звали, госпожа Келда?

Медленно, но решительно он встал на ноги и сделал шаг к девушкам. Синие глаза расширились.

— Нет-нет, — запротестовала Келда. — Мы просто болтаем. Не обращай внимания.

Ограничившись единственным укоризненным взглядом в ее сторону, Рэндольф вновь расположился в благодатной тени огромного дуба, и Келда присела на траву рядом с подругой. Упрямая по природе, она делала все, чтобы не отставать от безрассудно-смелой Амисии в ее рискованных выдумках, однако почему-то всегда получалось так, что попадалась именно она. Это было несправедливо: ведь и ростом она выше, и телосложением крепче, а вот смелостью хрупкая Амисия намного превосходила ее. При этом Келда вовсе не стремилась верховодить; ее вполне устраивало держаться в тени — так оно было несравненно безопасней. А честно говоря, Келда предпочитала безопасность.

— Такую, как ты, Робин Гуд не потерпел бы рядом с собой: каждый раз попадаешься! — ласково поддразнила ее Амисия.

— Ты совершенно права. Я не создана для жизни среди разбойников. — Келда с преувеличенной беззаботностью пожала плечами. — Мне бы гораздо больше понравилось быть прекрасной белокурой королевой Дженеврой рядом с благородным королем Артуром.

Усмехнувшись, она пристроила поверх своих искусно уложенных темных кос венок из полевых цветов.

Амисия, до того лежавшая на траве, села, откинула с лица за спину золотисто-каштановые локоны и стряхнула приставшие травинки с рукавов простого повседневного платья. Она обхватила руками согнутые ноги и уткнулась подбородком в колени. Задумчиво вглядываясь в зеленую чащу, она дала волю романтическим фантазиям — ведь только их призрачное тепло могло согреть душу, отвлекая ее от безрадостной действительности. Всегда она находила в них утешение, а уж тем более сегодня, после вчерашнего посещения замка странствующим менестрелем… а такие события редко случались у них в Дунгельде. Все обитатели замка, затаив дыхание, слушали баллады о новом герое, а для живого воображения Амисии эти истории оказались просто манной небесной. Целый вечер они с Келдой провели в жарких спорах, кто же больше достоин восхищения: этот Робин Гуд или давно прославляемый король Артур. Отчим не скрывал своего отвращения к новоявленному кумиру простонародья, и это немало способствовало тому, что Амисия отдала предпочтение именно Волчьей Голове. Но даже мимолетное воспоминание о Гилфрее могло отравить самый прекрасный летний день.

Келда заметила, как потемнели глаза Амисии, прежде лучившиеся счастьем, и попыталась выразить словами те мысли, которые, как ей казалось, опечалили подругу:

— Да, по правде говоря, никому нет дела до того, о каких мужчинах мы мечтаем. Суженых нам выберут другие, и нас не спросят, чего хотим мы сами; а уж насчет возвышенной любви, о которой поют менестрели, и вспоминать не станут.

Она в сердцах сорвала венок с головы.

— Ах, святые угодники, — отозвалась Амисия с легкой досадой. — Ты прекрасно знаешь, что твои родители никогда не отдадут тебя за того, кто тебе не мил.

Взяв венок из рук подруги, Амисия с веселым смешком вновь водрузила его на темные косы. Если в этой усмешке и промелькнул легчайший оттенок горечи, причиной тому было отнюдь не сомнение в счастливом будущем Келды; потом она добавила:

— Может быть, тебе и не достанется в мужья король Артур или еще кто-нибудь столь же высокородный, но это будет молодой и приятный тебе человек. А вот если я не выйду замуж за Волчью Голову, меня, скорее всего, окрутят с каким-нибудь дряхлым, выжившим из ума старцем, который позарится на мое приданое… да и то дождутся, что к тому времени я и сама стану дряхлой развалиной.

Выражение лица Келды стало серьезным. Она бы и рада была возразить подруге, но не находила нужных слов. Амисии уже исполнилось семнадцать; Келда была несколькими месяцами младше. Обе они уже далеко перешагнули за тот возраст, когда большинство девушек вступают в брак. Не приходилось сомневаться в том, что родители Келды в один прекрасный день сумеют найти ей мужа по душе, Но что касается Амисии… Лорд Гилфрей постоянно донимал падчерицу угрозами, что он вот-вот отдаст ее в жены какому-нибудь злыдню или жалкому старикашке. Судя по всему, он был полон решимости без конца откладывать ее замужество. Ему претила сама мысль о том, что — пусть даже после его смерти — кто-то другой будет распоряжаться имением, которое он отнял у ее отца. Это знали в поместье все. Он часто — и не выбирая выражений — сетовал на то, что у него нет наследника мужского пола и все достанется дочери другого человека… А это значило, что в один прекрасный день непременно появится претендент, который пожелает получить и ее руку, и ее приданое; и отчим явно намеревался тянуть до последнего.

— Не убивайся так из-за меня, а то испортишь и эти драгоценные минутки нашей свободы.

С этими суровыми словами Амисия встряхнула головой, и ее прекрасные светлые кудри заплясали. Эти свободные, ничем не связанные пряди, выгоревшие на солнце, и легкий загар служили неоспоримым свидетельством независимого духа: то был — пусть и слабый — бунт против подавляющего владычества Гилфрея.

— По крайней мере, мы хоть ненадолго, да ускользнули от противного Темного Лорда, — шепнула она, словно вовлекая спутницу в какой-то увлекательный заговор. — А раз так, давай сбежим в наше секретное убежище… Вдруг нам повезет, и по пути нам встретится или твой сказочный принц, или мой лесной разбойник.

Не в силах отказаться от такого заманчивого предложения, Келда поднялась, прилагая огромные усилия, чтобы вновь не потревожить покой их верного стража.

Рэндольф ровно похрапывал, и девушки, набравшись храбрости, приблизились к нему, чтобы аккуратно поставить рядом с ним в тени дуба свои полные ягод корзинки. Амисия, как всегда, пошла впереди. Достигнув зеленой стены кустарника на опушке леса, она отогнула в сторону узорные листья высокого папоротника, и между ними обнаружилась слабо протоптанная тропинка. Чувствуя, что Келда следует за ней по пятам, Амисия спокойно прокладывала путь через густой подлесок. Эти вылазки позволяли судить о том, как сильна привязанность Келды, ибо ничто, кроме дружбы, не заставило бы младшую из девушек пуститься в такое приключение без вооруженного защитника. Напускное бесстрашие Келды не могло обмануть Амисию: она знала, что на самом деле подругу куда больше привлекают тепло и безопасность домашнего очага. Если бы сама Келда не настаивала — с тех пор как они едва научились ходить — на том, чтобы участвовать во всех затеях Амисии, та ни за что не стала бы подстрекать ее на такие подвиги.

Они достигли сверкающего, искрящегося ручья и двинулись вниз по течению вдоль его поросшего мхом берега, следуя прихотливым изгибам русла.

По пути им то и дело попадались все новые и новые ручейки, вливавшиеся в общий поток; течение становилось все более стремительным, и мягкое журчание ручья наконец перешло в ровный рокот.

Вскоре показался знакомый обрыв: здесь воды потока, который был уже не ручьем, а небольшой речкой, водопадом обрушивались вниз. Побледнев от волнения, Келда остановилась в нескольких шагах от обрыва. Амисия же без колебаний подступила к самому краю и залюбовалась водопадом. Она любила дикую красоту воды, которая, вырвавшись на свободу, каскадами устремлялась вниз и мириадами искрящихся брызг падала на поверхность заводи под уступом; при этом вокруг разбегались расширяющиеся круги, которые постепенно ослабевали и ласковыми волнами набегали на илистые берега. Конечно, Амисии виделся в этом некий символ безмятежности, которая служит достойной наградой за победоносную борьбу против несправедливых ограничений.

Разлетающиеся от водопада брызги переливались всеми цветами радуги, словно волшебные драгоценности из царства фей; они манили ее за собой — в приют ее грез — в прохладный уголок, где можно было хоть ненадолго представить себе, что великолепный придуманный мир действительно существует. То было единственное место — если не считать пространств ее воображения — где она могла, ничем не рискуя, предаваться своим фантазиям.

Она никому не рассказывала об этом убежище: только Келда была посвящена в тайну. Амисия хорошо запомнила давний день, когда пьяный начальник стражи, столкнувшись с ней на лестнице, вырвал у нее из рук чудесный рождественский подарок: то была фигурка единорога, которую почтенный друг ее матери терпеливо вырезал из зеленого нефрита, а потом отполировал до блеска. Развеселившийся сверх всякой меры буян, задом наперед поднимаясь по ступеням, держал драгоценную фигурку все время на такой высоте, чтобы Амисия не могла до нее дотянуться. Таким образом он заставил ее подняться за собой до самого верха зубчатой стены, да при этом еще дразнил ее, насмехаясь над детской верой в волшебные сказки. Потом, уже наверху, он высунул руку с заветным подарком в просвет между зубцами. Впоследствии Освальд, протрезвев, клялся и божился, что вовсе не собирался выпускать единорога из рук, но в конечном счете это не имело значения: фигурка упала на скалы у основания стены и разлетелась на бесчисленные никчемные осколки… Амисия до сих пор не простила его.

— Келда! — Амисия оглянулась через плечо, едва сдерживая нетерпеливое желание поскорее спуститься с обрыва. — Тебе необязательно идти со мной дальше. Подожди здесь, в тени, а я скоро вернусь.

Как ни манила Келду мягкая зеленая подушка мха у берега, где плотно сплетенные сучья деревьев создавали видимость укрытия, она покачала головой:

— Ну нет, если такая хрупкая малышка, как ты, может спуститься по скале, то уж такая большущая особа, как я, наверняка тоже сможет.

Ей не хотелось показывать себя трусихой перед подругой, которая всю жизнь была предметом ее восхищения. Кроме того, сидеть тут одной в лесу вряд ли было безопаснее: слишком много хищников вокруг — как четвероногих, так и двуногих. Амисия, может быть, и мечтала повстречаться с лесным разбойником, но ее, Келду, такая встреча совсем не прельщала.

Прекрасно понимая, как тонка маска отваги, за которой прячется Келда, и как не хочется той покидать тенистые заросли, Амисия предприняла новую попытку облегчить подруге выбор решения:

— Я спущусь до уступа и подожду. А там в случае чего тебя подхвачу.

В скептическом взгляде, которым Келда окинула свою миниатюрную подругу, явственно читалось сомнение в способности Амисии выполнить обещанное.

— Ничего со мной не случится. Я уже сколько раз тут спускалась.

В намерения Амисии не входило умалять подвиги Келды, и она не стала напоминать, как часто ей приходилось демонстрировать безопасность спуска, прежде чем Келда решалась последовать за ней к входу в их тайный приют. Не утруждая себя мыслями о грязных пятнах, которые останутся на ее платье из домотканого полотна, и о нагоняе, который она неминуемо за это получит, Амисия опустилась на влажную траву у края крутого обрыва и свесила вниз ногу, нащупывая опору. Когда это удалось, она продолжила спуск, повернувшись лицом к скалистой стене и вцепившись тонкими пальцами в нависающие зеленые побеги. Ее лицо и руки ощущали приятный холодок от долетающих до нее брызг водопада. Наконец она достигла уступа, находившегося посредине между вершиной холма и заводью. Площадка была достаточно широкой, чтобы здесь можно было остановиться и взглянуть наверх — подбодрить робеющую подругу.

Келда закрыла глаза, очевидно вознося к небесам отчаянную мольбу о помощи, которая могла ей понадобиться для благополучного спуска, и когда она вновь открыла их, вид у нее был сосредоточенный и решительный.

Наблюдая за ее приближающейся рослой фигурой, Амисия — уже не в первый раз — призадумалась о том, какие же они разные. Просто удивительно, что они так крепко подружились. Сэр Джаспер и Анна воспитали свою дочь как примерную благородную барышню; однако у них ничего не вышло, когда они попытались привить те же достоинства Амисии. Благодарение Богу, что они, не в пример отчиму, никогда не упрекали ее ни за несовершенство манер, ни за своевольную натуру. Более того, по их собственным словам, им даже доставляло удовольствие видеть, что характером она пошла в покойного отца, барона Конэла, известного своим крутым нравом. Амисия гордилась своим сходством с отцом, который, судя по всему, был пылким и открытым человеком, пользовавшимся всеобщей любовью.

Когда наконец обе девушки оказались рядом, Амисия одарила Келду широкой одобрительной улыбкой, а потом осторожно повернулась и двинулась прямо к низвергающемуся водопаду. Ее, как всегда, позабавила мысль, что любой человек, стоящий внизу, на берегу заводи, должен был бы онеметь от изумления при виде того, как две девичьи фигуры волшебным образом скрываются в мерцающих струях. На самом же деле они проскользнули в пещеру, спрятанную за щитом падающей воды.

На стенах и на полу пещеры, постоянно меняя очертания, играли слабые блики света, пробивавшегося сквозь толщу водопада. Оказавшись внутри своего секретного убежища, Амисия сразу взглянула на круг камней посредине — след костра, которым согревался кто-то из давно забытых обитателей этого места.

— В один прекрасный день, — задумчиво произнесла Амисия, — я принесу сюда в маленькой жаровне горячие угольки и разведу настоящий костер.

И пока воображение услужливо рисовало ей, каким уютным будет это убежище, согретое веселым пламенем костра, Амисия проворно разостлала на полу ветхое домотканое одеяло, которого никто в замке не хватился и которое она протащила сюда без особых хлопот. Да, когда-нибудь она разделит это уютное убежище со своим воображаемым героем — темноволосым и прекрасным лесным разбойником, который будет бороться против несправедливости.



Облегчение, которое испытала Келда, после того как они благополучно добрались до цели своего путешествия, несколько увяло, когда до нее дошли слова Амисии, и она метнула на подругу презрительный взгляд:

— А как, скажи на милость, ты объяснишь дома, зачем тебе понадобилась жаровня, когда ты в ясный день идешь за ягодами?

— Скажу, что собираюсь сварить ягоды и приготовить фруктовое вино по моему собственному рецепту… или притворюсь, что хочу извлечь ароматическую эссенцию из смеси полевых цветов.

Подобные замыслы никоим образом не могли бы воплотиться в действительность, но уж очень силен был соблазн подразнить простодушную спутницу.

Скептически наблюдая, как ее миниатюрная подруга расправляет последний угол квадрата из грубой ткани, Келда мысленно уверяла себя, что та просто дурачится… хотя, конечно… Она все-таки побаивалась, что Амисия может рискнуть и предпринять такую безрассудную попытку.

Но тут на фоне ровного гула падающих струй послышался другой звук: звук мужского смеха. Амисия прислушалась и, ни на мгновение не задумавшись о последствиях, метнулась к выходу из пещеры. Напрягая зрение, она попыталась хоть что-нибудь разглядеть сквозь хрустальную стену водопада и почти тотчас же энергичным жестом подозвала к себе Келду. Не приходилось сомневаться, что открывшееся ей зрелище чрезвычайно увлекло ее, и любопытство, разгоревшееся в Келде, пересилило ее обычную робость. Она последовала за подругой и остановилась лишь на шажок позади Амисии.

Впрочем, одного взгляда хватило, чтобы она тут же кинулась назад и забилась в самый темный закуток пещеры. Амисия же, напротив, подалась вперед. Она старалась разобрать, что говорит высокий темноволосый мужчина, чей облик был настолько поразителен, что перед ним должен был померкнуть даже герой ее грез. А говорил он вот что:

— Карл, вы с Уолтером пройдете вдоль ручья, который вытекает из заводи, до деревни Брейстон…

Его дальнейшие слова заглушил громкий всплеск воды: увлекаемая потоком коряга свалилась с высоты в заводь. Амисия в досаде всплеснула руками. Ведь только что ее мысли были заняты романтическими легендами о Робине Гуде и невероятными видениями возможной встречи с таким храбрецом… Как тут было не задуматься: вдруг некий добрый волшебник сделал ее мечты явью? Эти люди внизу… кто они? Что, если это лесные изгнанники? Сердце Амисии гулко стучало в груди… она, затаив дыхание, прислушивалась к беседе, которую то и дело перекрывал рев водопада.

— …до устья ручья… а я тем временем… и через лес… на морском берегу… знаменитый замок Дунгельд — с безопасного расстояния.

Повстречать в жизни одного из тех, о ком слагались легенды среди простого люда и кого воспевали весельчаки-менестрели — на это было трудно надеяться. Но даже малейшая возможность такой встречи казалась настолько заманчивой, что Амисия тут же уверовала в чудо. Что же еще могло привести чужаков в леса Райборна? В этих краях и люди жили бедные, и путники с тугими кошельками редко проезжали по дорогам. Поэтому обычным грабителям здесь не приходилось рассчитывать на богатую поживу. К тому же у этих незнакомцев не было ни знамени, которое позволяло бы определить, кто они такие, ни ливреи, цвета которой свидетельствовали бы об их принадлежности к свите какого-нибудь лорда. Здравый смысл подсказывал ей, что у незнакомцев есть лошади, которых у Робина Гуда не было и быть не могло. Однако Амисию не насторожила даже эта несообразность. А вдруг, твердила она себе, эти люди просто более искусны и им удалось раздобыть для себя лошадей… ну конечно, так оно и должно было быть.

Пока в уме у нее вихрем крутились вопросы заодно с удобными и подходящими ответами, карие глаза Амисии не отрывались от мужчины, который опустился на одно колено у ручья и, зачерпнув ладонями холодную воду, поднес ее к губам. Сейчас, когда он наклонил голову, его необычайно красивое лицо было скрыто от глаз, но зато взгляду открывалось еще более великолепное зрелище: черные как смоль волосы, спадающие на воротник столь же темного плаща. Амисия никогда прежде не видела ничего подобного: эти черные волосы были такими гладкими и блестящими, что отражали солнечные лучи. Неужели, думала Амисия, они и в самом деле такие густые, какими кажутся? Круг знакомых ей мужчин ограничивался стражниками замка да редкими посетителями; она даже не представляла себе, что мужчина может быть настолько красив — не мягкой красотой, свойственной женщинам, а ошеломляюще мужественной. Когда же он взглянул вверх, она едва не ахнула: светло-зеленый оттенок его глаз в точности повторял цвет того камня, из которого была вырезана некогда подаренная ей фигурка единорога. Амисии это показалось знамением свыше. Перед ней стояло человеческое воплощение магического средоточия ее упований.


Благодатная жидкость целебным бальзамом смочила пересохшее горло. По календарю считалось, что сейчас осень, но солнце сияло как летом. Хотя они и ехали по темному лесу, духота давила на плечи Галена Фиц-Уильяма сильнее, чем самая тяжелая кольчуга, а нынче он путешествовал без кольчуги — возможно, впервые за свои двадцать восемь лет. По крайней мере, они уже были на земле Райборна. Знать бы только, зачем они здесь.

Все еще стоя на одном колене на берегу заводи, он обвел взглядом это спокойное болотистое местечко… в первый раз после убийства барона Конэла; он никогда не сомневался, что это было подлое убийство. Галену, как крестнику хозяина, присланному к нему на обучение, выпала честь вместе со старшим сыном сэра Джаспера сопровождать мужчин на охоту. Ту самую охоту, которая оборвала жизнь его крестного отца. Его, одиннадцатилетнего пажа, немедленно отозвали домой, в Таррент. Вопреки традиции дальнейшим обучением Галена руководил сам граф Гаррик, его отец. Это решение ни у кого не вызвало сомнений, потому что не существовало более искусного воина или лучшего наставника, чем граф, и, когда обучение было завершено, никто уже не мог превзойти Галена в воинских доблестях.

Его отец с давних пор враждовал с королем Иоанном. Хотя король не отваживался причинять какие-либо обиды столь могущественному лорду, граф предпочитал держать и свою супругу, и сына подальше от распутного и мстительного монарха. Так и получилось, что Гален не сопровождал короля ни в одном из военных походов — из которых Иоанн так часто возвращался побежденным — и свое умение обращаться с оружием мог доказывать лишь на рыцарских турнирах. Гален не сомневался, что отец верит в него, но многие в его окружении — то ли считая оказываемое ему предпочтение несправедливым, то ли завидуя титулу и богатству, которые он должен был унаследовать, — не выказывали столь явного доверия.

Невидящим взглядом уставившись в свое зыбкое отражение на подернутой рябью поверхности заводи, Гален криво усмехнулся. Только когда бароны объединили свои силы и выступили совместно, чтобы заставить упирающегося монарха вновь подтвердить права, принадлежавшие им с незапамятных времен, но постоянно нарушаемые королем, Галену представился случай доказать, что он — не просто избалованный наследник графства Таррент. Он доказал, что в бою не уступает своему отцу и сеньору, прославленному Ледяному Воину. Плечом к плечу они сражались против общих врагов, а прошлым летом вместе стояли близ Раннимеда, в то время как Иоанн ставил свою королевскую печать на Великой хартии. Увы, их вероломный король вскорости отказался от всех своих обещаний и тем привел баронов в такое негодование, что некоторые из них решились на отчаянный шаг: они призвали французов, чтобы те силой отняли английский престол у Иоанна. Столь опрометчивое решение не нашло поддержки ни у Галена, ни у его отца. Возвратившись в свою могучую крепость, они пристально наблюдали за развитием событий, а сами тем временем спокойно занимались благоустройством принадлежащих им земель. Только один раз Гален принял участие в битве, когда заморский неприятель затеял сражение слишком близко от графства, угрожая миру самого Таррента. Возглавив сильный отряд, Гален заставил французов отступить от границ Таррента — и как только он, одержав победу, вернулся домой, из замка Дунгельд было доставлено странное письмо.

Для него было делом чести — прийти на помощь прекрасной даме, тем более что речь шла о его крестной матери, кроткой женщине с волосами как лунный свет и с мягкой улыбкой. Он не видел ее почти два десятилетия — с того дня, когда он, мальчик-паж, распрощался с Райборном.

Он и не ведал, от какой опасности ему и его соратникам, не облаченным в кованые доспехи и не прикрывающимся защитой знатного имени придется оградить леди Сибиллу. Его манила и будоражила эта неизвестность. И все же он предпочел бы иметь более точное описание стоящей перед ним задачи, нежели краткое сообщение леди Сибиллы о грозящей ей опасности. Святые великомученики, ну как это можно понять: она не решается сказать в письменном послании ничего больше и предоставляет ему самому во всем разобраться и предотвратить беду.

Гилфрей, ее недостойный второй муж, был для родителей Галена таким же врагом, как и король, который отдал Сибиллу в его руки. Поэтому Гален, хорошо известный в стране и легко узнаваемый, не мог открыто явиться к леди Сибилле. Вероятно, Гилфрей в этом случае воспользовался бы своими правами супруга и попросту отказался бы допустить его к жене. Более того, прибытие отряда заставило бы злобного барона насторожиться, а этого нельзя было допустить, пока они не узнают, чего именно страшится леди Сибилла. Чтобы обойти эти препоны, Гален и прибыл как обычный путник, не имеющий намерений ни объявлять свое имя, ни скрывать его.

Эту стратегию он решил выбрать во избежание лжи, которую согласно полученному им воспитанию считал худшим из всех преступлений, пятнающих честь мужчины.

Зачерпнув еще одну пригоршню воды, Гален поздравил себя с удачей: он вспомнил, что поблизости есть идеальное место для стоянки, где можно не только расположиться на ночлег, но и укрыться от преследователей. Он решил не делиться этой новостью со спутниками, пока они не вернутся, выполнив его поручения. Представив себе, как они обрадуются этому убежищу, он улыбнулся и устремил взгляд на середину водопада. Светлые зеленые глаза блеснули серебром. В облаке искрящихся брызг, посреди подвижного блеска потока, срывающегося с кручи, в просветах между играющими струями то появлялось, то вновь исчезало девичье лицо. Это волшебное видение разом отогнало сумрачные мысли. Он поспешно оглянулся на спутников. Они освежились кристальной влагой и, ничего интересного не заметив, снова принялись со смехом поддразнивать друг друга.

Гален обтер лицо мокрыми, уже чуть озябшими от ледяной воды ладонями, опять взглянул на водопад, но видение исчезло. Тем не менее воображение его разыгралось. Речной эльф? Один из бесчисленных духов, которые, по древним верованиям, обитают в природе? Он покачал головой, упрекая себя за подобное суеверие. Еще раз набрав холодной воды в сложенные лодочкой ладони, он опустил в нее разгоряченное лицо. Но перед его мысленным взором все еще стоял мелькнувший среди струй образ — такой милый и странно знакомый.

ГЛАВА 2

— Теперь не стоит больше мешкать, — прошептала Амисия, когда мужчины наконец скрылись за зеленой стеной леса.

— Скажешь тоже, «мешкать»! — От пережитого напряжения Келда чуть ли не шипела. — Мы угодили в ловушку по милости твоего героя из плоти и крови! Только лишний раз убедились, насколько недостойны доверия эти отщепенцы!

— Ну, их вины тут нет, — возразила Амисия, едва удерживаясь от смеха. — Мы же сами старались не выдать своего присутствия.

Келда, подобно большинству других людей, относилась к чужакам с подозрением.

Амисия вышла из пещеры и осторожно продвинулась по выступу до того места, откуда они начали спуск. В полной уверенности, что теперь они одни, не заботясь о приличиях, она подняла край простой коричневой юбки и подоткнула его под плетеный кожаный ремень, открыв ноги до колена, чтобы удобнее было подниматься по обрыву.

Келда боялась остаться позади в одиночестве и поэтому поспешила следом. И все же, хотя храбрости у нее было поменьше, чем у Амисии, она, тем не менее, обвела глазами окрестности, прежде чем подобрала юбку — причем ровно настолько, насколько требовалось для безопасного восхождения.

С безотчетной уверенностью, порожденной частыми вылазками в пещеру, маленькие ступни Амисии искали и находили каждую — почти невидимую — неровность скалы, которая могла бы послужить опорой. Раньше она не раз задумывалась о том, кто же вырубил в скале эту лестницу, ведущую в пещеру, но сегодня все ее мысли были вытеснены воспоминаниями о зеленых, отливающих серебром глазах, окаймленных густыми черными ресницами — почти такими же густыми и черными, как волосы, обрамлявшие безупречно-мужественное лицо. Воображение рисовало ей не вполне четкие, но весьма романтические картины — как этот несравненный герой отважно сражается, выручая из беды свою прекрасную даму… разумеется, саму Амисию. Сражается против несправедливости, против самого низкого негодяя — Гилфрея. Да сыщется ли на земле более низкий негодяй, чем он? Она так погрузилась в мир своих грез, что даже удивилась, обнаружив, что уже стоит на ровной площадке и притом затратив на подъем совсем немного времени. Она стерла песок со своих рук, перепачканных малиновым соком, освободила из-под пояса подвернутую юбку и еще раз слегка ее почистила.

Следом за ней на площадку выбралась Келда — слегка запыхавшаяся, но довольная, что опасное восхождение позади. Впрочем, она тут же забеспокоилась.

— Только бы Рэндольф был еще на месте. А то, чего доброго, он побежал звать людей на поиски нас с тобой. Если барон прознает, что мы опять улизнули, он накинется на моих родителей.

Мысль о таком обороте событий темным облаком вторглась в розовые мечтания Амисии. Хотя ей доставляла величайшее удовольствие любая возможность досадить Гилфрею, но она совсем не хотела, чтобы за ее провинности наказывали сэра Джаспера или Анну. Ей просто в голову не приходило, что Гилфрей может выместить на них злобу. Жертва собственной необузданной натуры, она слишком редко давала себе время подумать, к каким результатам приведут ее решительные действия. Зная за собой этот недостаток, она сколько раз уже давала себе зарок избавиться от него, но пока ей это не удавалось. Встряхнув головой, она нетерпеливо напомнила себе, что сейчас нет времени для самобичевания.

— Значит, нам нельзя больше терять ни секунды.

Амисия круто развернулась и бросилась в густой подлесок, не обращая внимания на ветви и колючие шипы, цепляющиеся за платье. Келда следовала за ней по пятам. Девушки, запыхавшись, прорвались сквозь зеленый полог леса и выбежали на лужайку как раз вовремя, чтобы увидеть, как Рэндольф неуклюже удаляется по тропинке, ведущей к дому.

— Рэндольф, подожди нас! — Отчаянный вопль Келды пронзил тишину послеполуденного леса.

Со смешанным выражением облегчения и раздражения Рэндольф повернулся к девушкам, которые спешили к нему; их виноватые улыбки и умоляющие взгляды были красноречивей всяких слов.

— Вот возьму да скажу вашему отцу, госпожа Келда, как вы опять сбежали! Я ведь собрался было позвать его, чтоб он привез вас домой… на лодке.

Как видно, отмель между берегом и островом должна была с минуты на минуту исчезнуть под высоким приливом.

Это была нешуточная угроза, заставившая обеих девушек съежиться от страха. Однако Рэндольф не стал долго тешиться произведенным впечатлением: он был слишком привязан к ним, чтобы выполнить свою угрозу. Сэр Джаспер ненавидел ездить на лодке и прибегал к этому способу передвижения лишь в случае крайней нужды. Можно было не сомневаться, что девушкам пришлось бы горько пожалеть о том дне, когда они вынудили бы его сесть в лодку. И если бы даже сэр Джаспер не слишком разозлился, то уж барон наверняка дал бы волю своей черной ярости.

— Если мы еще дольше задержимся, — отметила Амисия, — это уже не будет иметь значения: у них все равно не будет иного выхода как послать лодку… за всеми нами.

Этого простого предположения оказалось достаточно, чтобы Рэндольф сообразил, в каком ужасном положении они оказались. Его широкое красное лицо вмиг побледнело — верный признак того, что он-то стращал их лишь для виду. Перепугавшись насмерть, Рэндольф остановился как вкопанный. Келда приуныла. Заставив себя преодолеть страх, Амисия бросилась вперед, сквозь чащу, увлекая за собой своих спутников. Они очень спешили, но, добравшись до берега, обнаружили, что волны уже захлестывают отмель. Плечи у Амисии поникли. И все же она не торопилась признавать свое поражение. Она не желала заставлять сэра Джаспера делать то, что ему противно, и не желала допускать, чтобы Рэндольфа наказали за ее ошибки. Поэтому она снова подвернула юбку до колен и смело шагнула в воду. При этом из головы у нее вылетели всякие мысли насчет разбойника и его прямо высказанного намерения осмотреть замок с лесистого берега.

К тому моменту, когда она достигла дальнего конца природного моста, уже почти скрытого наступающим приливом, юбка, которую она опять опустила, намокла и прилипала к ногам. К тому же в башмаках неприятно хлюпало, когда она поднималась по узкой извилистой дороге к воротам замка. Да, ей наверняка предстоят неприятные минуты: придется объяснять, почему она и ее спутники вернулись в таком плачевном виде.

Решетка ворот еще не была опущена на ночь. Через туннель в каменной толще крепостной стены виднелось низкое солнце, заливающее ясное небо нежным розовым сиянием. Амисия, целиком поглощенная своей задачей — проскользнуть в башню незамеченной — не обратила внимания на красоту заката, а укрывшись в тени конюшни, не заметила в стойле чужую лошадь. Приземистое деревянное строение, примыкающее к высокой крепостной стене сбоку от въездных ворот, было достаточно просторно, чтобы держать здесь всех лошадей гарнизона и еще много всякой всячины. Амисия слышала от других, что при жизни ее отца конюшня часто бывала полна, но на ее памяти такого никогда не случалось: гости редко появлялись в замке с тех пор, как место ее отца занял Гилфрей. Внимание девушки было сосредоточено на дальнем выходе из конюшни, от которого оставалось каких-нибудь несколько шагов до черного хода на кухню.

Когда они оказались перед дверью, которой обитатели замка обычно не пользовались, Амисию затопило дивное чувство облегчения: теперь она могла порадоваться успешному завершению опасного приключения. Еще бы! Не струсили — и грозу отвели. Однако радость Амисии, как оказалось, была преждевременной; ей пришлось в этом убедиться, когда они ступили во второй тускло освещенный коридор.

— Мои заблудшие овечки вернулись домой… и, видно, не слишком спешили. — В голосе Анны, обычно веселом, сейчас слышалось раздражение. Она достаточно хорошо знала молодых людей и понимала, что в столь поздний час их следует поджидать у черного хода.

Келда безуспешно старалась спрятать от материнского взора свои мокрые башмаки, которые оставляли на пыльном полу отчетливые следы, тогда как Амисия с сияющей улыбкой (с помощью которой надеялась отвлечь внимание от их перепачканных платьев) набрала полную грудь воздуха и провозгласила:

— Орва посылала нас набрать малины для ужина.

— И что же? Искали-искали, да не нашли? — Вопросительно подняв брови, Анна с подчеркнутым интересом поглядывала на их пустые руки.

Амисия чуть не застонала с досады. Только сейчас она сообразила, что, торопясь перехватить Рэндольфа, они забыли свои полные корзинки.

Келда ахнула:

— Мы их оставили на лужайке!

— Какая удача, что Орва знает вас как облупленных и не стала рассчитывать на ваши ягоды.

Анна укоризненно покачала головой. Ее терпение было на пределе; она измучилась тревогой, опасаясь, что исчезновение девушек навлечет на них гнев барона — риск был немалый. В самом деле, при всей симпатии Анны к молодой красавице, решившей никогда не склоняться по доброй воле перед Гилфреем, Амисии пора было бы уже повзрослеть, научиться обдумывать свои намерения и понимать, что опасности, которым она готова подставлять свою голову, могут обрушиться не только на нее, но и на других.

— О том, как важно выполнять взятые на себя обязательства, мы поговорим позднее. — Анна заметила, какими быстрыми улыбками обменялись девушки, и добавила весьма резко: — И разговор будет серьезный!

Девушки поняли свою оплошность и поспешно пригасили неуместные улыбки. Когда к Анне обратились два лица, на которых изображалась подобающая случаю серьезность, она продолжила:

— Складные столы уже собраны для ужина, поэтому поторопитесь, когда будете умываться — у вас уже не остается времени для ванны — и надевать приличные платья.

Им в любом случае следовало переодеться из повседневных домотканых платьев в наряды, по этикету положенные для общей вечерней трапезы, но Анна хотела дать им понять, что ей прекрасно видны все их хитрости; прищурившись, она вопросительно разглядывала их промокшие юбки и перемазанные подолы.

Только одна из девушек приходилась ей дочерью, однако в сущности она и второй заменила родную мать. После того как у Сибиллы так подло был отнят ее любимый Конэл, у нее, казалось, не осталось ничего, что привязывало бы ее к этому бренному миру. Все глубже и глубже погружалась она в царство духа, и это самым действенным образом помогло пресечь недостойные притязания Гилфрея; однако мятежные выходки Амисии, возможно, порождались не только ее бунтом против жестокости отчима, но и нежеланием смириться с отрешенностью матери.

Почувствовав, что им дарована отсрочка, хотя и кратковременная, девушки еще раз обменялись заговорщическим взглядом и бросились по узкой лестнице наверх.

— Оденьтесь понаряднее, — крикнула Анна им вслед. — А ты, Амисия, непременно заплети косы и надень шапочку с покрывалом.

Амисия остановилась как вкопанная. Изящно очерченные брови изумленно поползли вверх. Анна чрезвычайно редко настаивала на таком полнейшем соблюдении правил для семейного ужина.

— У нас гость. Во всяком случае, сегодня он гость, но в дальнейшем ему предстоит стать членом семьи.

— Кто?

В глазах у Амисии засверкали золотые искры любопытства, а мысленно она уже представила себе бредовые картины — великолепный темноволосый незнакомец сидит рядом с ней за ужином.

Лица девушек светились ожиданием и восторженными надеждами — совсем как у детей перед раздачей рождественских подарков; Анна едва удержалась от смеха. Приняв самый суровый вид, женщина даже не подумала удовлетворить их любопытство, которое, как она надеялась, заставит их поторопиться, и требовательным жестом послала девушек наверх.

Они же, со своей стороны, стремясь поскорее переодеться к ужину и вовремя спуститься в парадную залу, взбежали по лестнице в коридор и почти уже миновали широкий переход, ведущий в кухню, где суетилось множество слуг, как путь им преградила маленькая пухлая женщина. Она стояла, уперев руки в бока, и весь ее вид выражал явное неодобрение.

— Орва, мы набрали ягод. Правда, набрали, — поспешила задобрить ее Келда.

Круглолицая кухарка пыталась изобразить на лице свирепое негодование, но при этом производила не более устрашающее впечатление, чем испуганная взъерошенная куропатка.

Улыбнувшись, Амисия поддержала подругу:

— Корзинки обе полные, только мы их оставили на лужайке. — Ее ласковая улыбка сменилась гримасой. — Но завтра утром мы за ними сбегаем.

Она оставила корзинки в лесу не нарочно, но это получилось очень даже удачно. Если их вечерний гость не прекрасный разбойник, то забытые корзинки могут послужить отличным предлогом для новой вылазки в лес, а уж там она постарается встретиться с ним.

— Никуда вы завтра не сбегаете, потому как мне приказано ничего такого вам не поручать — не то улизнете из замка, а после станете на меня кивать.

Орва погрозила им пальцем, но это не произвело должного впечатления, поскольку укоризненный жест сопровождался обычной веселой усмешкой.

Амисия, расхохотавшись, крепко обняла кухарку, к которой была нежно привязана, но при этом постаралась, чтобы та не прочла в ее глазах решимости добиться своего. И кухня, и внутренняя лестница башни располагались позади возвышения в парадной зале и имели общий проход в эту просторную палату; сейчас оттуда доносился звон посуды, свидетельствующий, что там накрывают столы для ужина. Этот звук заставил девушек поспешить; они взбежали на верхний этаж замка и вошли в их общую маленькую спальню рядом с комнаткой леди Анны и сэра Джаспера.

Оказавшись в каморке, одна из них налила воды из кувшина в таз, а другая достала из сундука два полотенца, и обе быстро ополоснулись, уничтожая следы дневного приключения. Освежившись таким образом, Амисия задумалась. Простое решение, которое ей предстояло принять, приобрело непомерно большое значение из-за призрачной возможности, что гостем окажется темноволосый незнакомец. Анна часто ворчала по поводу крайней скудости гардероба девушки благородного происхождения, но вплоть до сегодняшнего ужина это никогда не тревожило Амисию.

— Ума не приложу, что же это за гость такой? — вслух подумала Келда, надевая синюю рубашку-камизу. Затем она через голову натянула голубовато-серое верхнее платье и, оглянувшись на Амисию, увидела, что та потянулась за платьем цвета спелых персиков и что на лице у нее играет мечтательная улыбка.

— О нет! Ни в коем случае! — возмутилась Келда.

— Да я и сама знаю, что шерстяное платье сейчас не по сезону. — Амисия намеренно дала ложное истолкование протесту подруги и пояснила причину своего выбора. — Но оно легкое, а из-за этих каменных стен в зале всегда прохладно, даже жарким летом.

Кроме того, ей говорили, что это платье весьма выгодно подчеркивает ее изящную фигуру — соображение, которое вдруг оказалось важным.

В споре Келде никогда не удавалось переубедить Амисию. Поэтому сейчас она даже и пытаться не стала, а просто обеспокоенно покачала головой, когда Амисия накинула на себя рубашку из тонкого полотна с длинными узкими рукавами, которые оканчивались у запястий мягкими рюшами. Пока Амисия облачалась в персиковое платье, Келда расплела свои темные косы, которые порядком растрепались после поспешного возвращения на остров.

Вскоре волосы у обеих девушек были аккуратно расчесаны, заплетены, уложены кольцами на затылке и с помощью шпилек убраны под сетчатые шапочки. Каждая повязала полотняную ленту, проходящую под подбородком и обрамляющую лицо, а потом закрепила ее при помощи туго накрахмаленной повязки, обхватывающей девичью головку. Теперь они были готовы спуститься в залу и удовлетворить свое любопытство.

В нетерпеливом ожидании невероятной встречи со своим воплощенным героем Амисия, чуть ли не приплясывая, спускалась по крутым ступеням лестницы, неровно освещаемой колеблющимся пламенем масляных фонарей. Келда, которую природная осторожность вынуждала спускаться помедленнее, следовала за ней более степенным шагом.

Келда чуть не уткнулась в спину Амисии, когда та вдруг застыла на месте в темном сводчатом проходе. Будучи намного выше ростом, она из-за плеча Амисии взглянула на тех, кто сидел за господским столом на возвышении в парадной зале. Обедающие сидели спиной к девушкам, но ей сразу стала ясна причина мгновенного разочарования подруги. Темно-русые волосы и спина, которая явно была обязана своей шириной не мышцам, а излишествам в еде, безусловно не принадлежали благородному разбойнику. Амисия заметно приуныла, но Келда, которая никогда не любила крайностей, испытала облегчение. Разве не твердят священники, что Писание призывает к умеренности во всем? Мужчина, наделенный такой исключительной красотой, как тот незнакомец у водопада, наверняка отмечен и каким-нибудь устрашающим и опасным изъяном — может быть, пятнающим его честь.

Совладав с разочарованием, Амисия расправила плечи и подняла голову. Вот и хорошо, что их гость оказался не тем, кого она понадеялась встретить: ведь тогда это значило бы, что он в дружбе с отчимом. Нет, куда приятнее пребывать в уверенности, что прекрасный незнакомец у заводи — действительно лесной разбойник, то есть человек, по призванию своему враждебный Гилфрею. Эта утешительная мысль обратила ее фантазию к таким картинам, в которых она вместе с разбойником сражается против несправедливости. Не тратя времени даром, она незамедлительно начала строить планы, как претворить эти видения в жизнь. Первым делом она должна найти какой-нибудь способ обойти все запреты и завтра утром убежать из замка в лес. Воодушевленная трудностью задачи, она приободрилась и набралась духу, чтобы достойным образом встретиться с гостем, которого усадили в кресло по левую руку от Гилфрея… Обычно это место занимала она. Амисия прошествовала к возвышению. Ей еще и лучше, что гостю предложили это кресло: в соседстве с Гилфреем она никогда не находила ни малейшего удовольствия.

Келда проскользнула дальше, чтобы присоединиться к своим родителям, занимавшим места посредине длинного ряда нижних столов. Тем временем госпожа замка, сидевшая в своем кресле справа от мужа, которого никогда мужем не считала, взглянула на Амисию и увидела ее улыбку. Леди Сибилла, как всегда, была одета в черное траурное платье; ее тонкие пальцы сжимали подвешенное на цепочке тяжелое распятие, словно то был амулет, оберегающий от зла. Это была еще одна преграда, возведенная между нею и человеком, чья лютая злоба, как жгучая кислота, разъедала его изнутри.

— Явились наконец! — прорычал Гилфрей, сверля ее свирепым взглядом.

Хотя Амисия любила приключения и охотно шла на риск, она, столкнувшись со своим врагом лицом к лицу, была не столь отважной, каковой ее считали; однако она никогда не созналась бы в этом. Просто она пряталась за маской бравады так часто, что все полагали, будто это и есть ее настоящее лицо, не видя, какой страх испытывает девушка. Но сама она знала: если она выдаст свой страх, то останется беззащитной. Вот и на этот раз она призвала на помощь таланты, отшлифованные опытом, и дерзко улыбнулась своему мучителю, поднявшись на возвышение и отодвигая кресло, стоявшее рядом с креслом матери.

Сибилла чувствовала, что Амисии трудно сохранять самообладание. Она восхищалась силой духа дочери и мечтала, чтобы Амисия поняла: они обе, каждая по-своему, бунтуют против их общего угнетателя. Потупив взгляд, сложив ладони, Сибилла молилась в душе о том, чтобы дождаться дня, когда она сможет объяснить дочери свое решение никогда не вкладывать в жестокие руки Гилфрея столь мощное оружие против себя, как материнская любовь. Она молилась также и о том, чтобы у нее хватило сил и дальше скрывать эту любовь под пеленой набожности, которая действительно соседствовала в ее душе с нежностью к дочери.

— Не туда, — тихо, но веско осадил падчерицу Гилфрей. — Займи кресло рядом с твоим прежним местом. Впредь будешь сидеть там… а по левую руку от меня будет сидеть мой сын.

Хотя Амисия и была уже предупреждена о том, что их гость впоследствии будет считаться членом семьи, она поразилась, услышав, кто он такой. Ее мать была первой и единственной женой Гилфрея. Следовательно, сын не был рожден в законном браке, а его присутствие было намеренным оскорблением.

Тонкие губы Гилфрея растянулись в глумливой усмешке. Сибилла, может быть, и могла отстраниться от дел мирских настолько, чтобы не страдать от нанесенного им удара, но Амисия была уязвлена. Это доставило отчиму злобное удовлетворение — хотя бы на миг. Он молча ждал реакции Амисии и заранее злорадно торжествовал.

От Амисии не укрылась неприязненная ухмылка Гилфрея. Больше всего на свете ей хотелось бы сейчас сказать ему без обиняков, какая же он злобная гадина. Но она понимала, что тогда его торжество будет еще более полным — ведь он поймет, что сумел ее взбесить. Поэтому она улыбнулась приторно-сладкой улыбкой и направилась к креслу с высокой спинкой, которое он приказал ей занять.

— Как всегда, добрейший сэр, я с признательностью принимаю от вас те милости, о которых могла только мечтать. Место в дальнем конце стола — это безусловная награда за мои усердные молитвы.

Эти слова были произнесены самым мягким тоном с едва уловимым налетом насмешки ровно в той мере, какая требовалась, чтобы поколебать его самодовольство — так слабое дуновение ветерка срывает пушинки с одуванчика. По счастью, озлобление настолько замутило глаза ее мучителя, что он не заметил ни того, как побелели кончики ее пальцев, с силой вцепившиеся в спинку кресла, ни того, как дрожали ее колени: она почти упала на сиденье.

Прижав к бледным губам руки со сложенными ладонями, Сибилла наблюдала за происходящим из-под опущенных ресниц. Здесь, за этим столом, воплощались коварные замыслы Гилфрея. Вот оно, то самое будущее, которым постоянно стращал ее Гилфрей — а она так мало могла сделать, чтобы помешать ему! Она даже ничего не могла сказать своим преданным друзьям, Анне и Джасперу. У них было не больше возможностей что-либо предпринять, чем у нее самой, но они наверняка стали бы действовать — и были бы жестоко наказаны. Сибилле оставалось только одно: молиться милосердной деве Марии, Матери Божьей, чтобы та защитила ее дитя… чтобы ее послание благополучно дошло до Таррента и попало в руки могущественных друзей, с которыми у нее не было никакой связи со времени гибели Конэла. Она даже дала обет уйти в монастырь, когда ее молитвы будут услышаны, и полностью посвятить себя служению Богу.

Слуги внесли в залу деревянные блюда с изысканными яствами и стали обносить гостей. Никто из благородных рыцарей, и даже никто из вассалов Гилфрея не желал посылать к нему сыновей для воспитания и обучения. Поэтому в замке Дунгельд, в отличие от большинства баронских домов, не было пажей, которые могли бы прислуживать господам за трапезой. После того как мужланы с кухни управились со своей задачей, все четверо сидящих за господским столом еще некоторое время хранили молчание. Его нарушила Амисия, с натянутой улыбкой обратившаяся к сидевшему рядом юноше. По этикету им полагалась одна тарелка на двоих, однако он один в мгновение ока проглотил все, что лежало на тарелке.

— Кажется, нас никто не представил друг другу по всем правилам; придется мне самой сообщить вам, что я — Амисия, и осведомиться, как зовут вас.

Краем глаза она заметила, как застыл на месте Гилфрей, и искренне порадовалась, что ее любезные слова оказались достаточно колкими, чтобы разбить броню его заносчивости: ведь она таким образом напомнила ему о неумении вести себя на людях. Ее улыбка стала еще более ослепительной, и это произвело на ее голубоглазого соседа такое ошеломляющее впечатление, что у него, казалось, просто отнялся язык.

Этот юноша, который еще не миновал пору своего отрочества, но изо всех сил старался выглядеть взрослым мужчиной, поспешил ответить:

— Фа…р…д.

У него был полон рот хрустящего хлеба, а потому его ответ прозвучал столь невнятно, что, не будь даже Амисия поражена его невоспитанностью, она ничего бы не поняла.

Несчастный простак осознал допущенную ошибку и густо покраснел. Поспешно проглотив еду, он попытался исправить свой промах:

— Меня кличут Фаррольдом.

Он явно сгорал от смущения и не решался взглянуть в глаза красавицы, которая — он в том не сомневался — смеялась над ним.

Но сердце Амисии, всегда готовой броситься на защиту обиженных, уже было полно сочувствия к этому парню, которого Гилфрей собрался превратить в свое оружие, и она тактично отозвалась, как будто никакой заминки и не было:

— Фаррольд? Какое необычное имя.

Его румянец стал совсем багровым.

— Мне нравятся необычные имена, — спокойно продолжала Амисия. — Кругом, по-моему, слишком много Стивенов и Генрихов. Когда кого-нибудь зовешь, откликаются сразу шестеро. Насколько лучше быть единственным!

Фаррольд подозрительно покосился на нее. Немногие из высокородных девиц, и тем более красавиц, взяли бы на себя труд быть добрыми с бастардом. Но ее ласковая улыбка была искренней и сразу завоевала его доверие — раз и навсегда. Фаррольд и сам не мог понять, как это случилось, что он, застенчиво улыбаясь, стал рассказывать ей о небольшом поместье, в котором прошло его детство.

Казалось, Амисия терпеливо слушает; но на самом деле ее блуждающие мысли устремлялись к высокому темноволосому незнакомцу, одаренному такой великолепной осанкой и орлиным взором, каких вовек не видать этому несчастному мальчишке. Она не могла выбросить из головы представший ее взгляду идеальный образ — пусть даже это длилось какое-то мгновение, да и видела она его сквозь струи водопада.

Улыбка Фаррольда угасла, и лицо омрачилось, когда он рассказывал, как его отослали к крестному отцу, обитавшему в одном из мелких поместий короля Иоанна. Бесстрастные слова не могли утаить, как мало юноша видел радости в жизни, хотя он и сообщил с гордостью, что был посвящен в рыцари и честно служил в гарнизоне крестного отца, пока его не вызвали в замок Дунгельд.

Гилфрей не показывал виду, что прислушивается к тихому повествованию Фаррольда, но внутренне просто кипел. У него чесались руки поучить этого молокососа элементарной благодарности. Ведь можно было в свое время оставить нежелательного отпрыска в семье какого-нибудь холопа. Гилфрей почти жалел, что не поступил именно так. Его удержал тогда только втайне вынашиваемый им план заполучить в жены бесплодную вдову и страх, что у него не будет законного сына. На Фаррольда, право слово, можно было бы махнуть рукой, но то был для Гилфрея единственный шанс воплотить свой замысел отмщения, который он лелеял долгие, долгие годы.

— Думаю, завтра ты выберешь время показать моему сыну мое поместье?

Гилфрей с особым нажимом дважды произнес слово «мое», чтобы досадить Амисии, и преуспел в этом, но благодаря многолетней практике она сумела скрыть раздражение, сказав только:

— Непременно.

А ведь и в самом деле надо непременно использовать такой шанс, с восторгом подумала Амисия. Ведь теперь Орва не сможет придумать для нее предлог ускользнуть из замка, а поручение Гилфрея давало ей возможность сделать именно то, что было бы ей запрещено строго-настрого. Эта мысль доставила Амисии несказанное наслаждение, и она добавила:

— Мы с Келдой будем счастливы прокатиться верхом в его обществе.

Золотые искорки веселья в глазах Амисии и ее широкая улыбка наполнили душу Гилфрея смутным неудовольствием, причину которого он сам затруднился бы определить, и это раздражало его еще больше.

ГЛАВА 3

Все, что задумала Амисия, шло как по-писаному. Когда она опустилась на траву над водопадом и начала спуск, то подставила спину ласковым лучам солнца, ощущая кожей лица прохладную водяную пыль, которая, впрочем, не могла охладить ее нетерпения. Лето выдалось на редкость теплым; на рассветном небе не было ни облачка, и это показалось ей доброй приметой. Везение сказалось и в том, что Келда, вопреки ожиданиям, согласилась занять Фаррольда беседой. Да и сам юный рыцарь бровью не повел, когда Амисия ускользнула, оставив его в обществе второй девушки, не сводящей с него восхищенного взгляда. Амисия не стала отговаривать Келду, когда та вознамерилась с утра нарядиться в тонкое льняное платье цвета луговых колокольчиков вместо грубой холщовой юбки, в каких подруги обычно ходили в лес. Что же до самой Амисии — она выбрала домотканое платье, выкрашенное в темно-зеленый цвет, точь-в-точь как лесные заросли, поскольку рассудила, что негоже представать перед разбойником в обличье высокородной барышни.

Она нисколько не сомневалась, что разбойники еще вернутся. Нельзя было придумать лучшего места для отдыха, чем эта скрытая от посторонних глаз лесная прогалина. Амисия воображала, как издалека завидит приближающихся всадников, выйдет из пещеры и пригласит их разделить с ней благодатную прохладу этого пристанища. Они, конечно же, с признательностью воспользуются ее приглашением — так и будет положено начало их дружбе. Амисия настолько увлеклась этими радужными картинами, что невзначай оступилась.

— Ой!

Из-под ее башмака предательски выскользнул камень. Она инстинктивно прижалась к скале, чувствуя, что нога не может нащупать опору. Вниз посыпались мелкие камешки. У нее так заколотилось сердце, что его стук заглушил даже шум падающей воды. К счастью, Амисия не поддалась испугу и сумела выбраться на узкий уступ, ведущий ко входу в пещеру.

Только теперь ей в нос ударил резкий запах мокрой земли и дикой зелени, исходивший от ее перепачканных рук. Безбоязненно отстранившись от каменной кручи, Амисия заметила, что с головы до пят вымазана в грязи. Оставалось только надеяться, что в пещере можно будет отряхнуть и почистить платье.

Лучи солнечного света пробивались сквозь нависающие кроны деревьев внизу, вокруг заводи, и вверху, на каменистой макушке горы. Водопад, к которому медленно подбиралась Амисия, играл ослепительными бликами.

Ступив из яркого света в густой полумрак пещеры, Амисия не стала дожидаться, пока глаза привыкнут к темноте, уверенно шагнула вперед — и вдруг наткнулась на что-то живое. Она в ужасе отпрянула назад. Если бы не железная хватка чьих-то сильных рук, удержавших ее за плечи, она бы неминуемо рухнула на камни вместе с низвергающимся потоком.

— Силы небесные, дитя мое! Так недолго и убиться! — зарокотал мягкий, низкий голос у самого уха Амисии.

Ее охватило странное волнение. Ей хотелось только одного: припасть к груди своего спасителя и переждать, пока в висках не прекратится оглушительное биение пульса. За столь короткий промежуток времени она дважды оказалась на волосок от гибели — этого не выдержал даже ее мятежный дух.

Очутившись в объятиях девушки, которая вцепилась в него, как репей, Гален лишился дара речи. Он-то решил выглянуть из пещеры в ожидании молодого Уолтера, и тут на него налетело что-то мягкое, нежно-золотистое и соблазнительно округлое. В первый момент он растерялся, что случалось с ним крайне редко, тем более если дело касалось слабой половины человечества.

— Гален! — с притворной укоризной окликнул Карл.

Невольный виновник этой сцены развел руки в стороны ладонями кверху, словно в собственное оправдание.

Амисия безошибочно угадала насмешку в голосе второго незнакомца и застыла, бессильно опустив руки и понурив голову, чтобы спрятать вспыхнувшее от стыда лицо. Когда ее спаситель отступил на шаг назад, она не подняла глаз от его мягких кожаных сапог, плотно охвативших мускулистые икры, будто боялась опозориться еще больше.

Заметив ее неподдельное смущение, Гален и сам устыдился.

— Не робей, мы это не со зла, — пробормотал он, поднимая ее лицо за подбородок кончиками пальцев.

Амисия заглянула в светлые зеленоватые глаза. Даже в полумраке пещеры они пронзали ее насквозь, подобно осколкам зеленого нефрита, на которые некогда раскололась фигурка единорога; в них читалась опасная, захватывающая дух властность, которая приказывала либо защищаться, либо сдаться на милость победителя.

— Понимаю. Просто я не привыкла…

Амисия осеклась. Она, как всегда, заговорила, не подумав, и только потом сообразила, что любая деревенская девушка запросто отбрила бы случайных встречных. Теперь ей ничего не оставалось, кроме как ухватиться за первые услышанные ею здесь слова:

— И никакое я вам не дитя. Мне уже семнадцать лет.

Его глаза насмешливо вспыхнули, и Амисия опять потупилась. Гален усмехнулся: судя по этой фразе, перед ним стояло настоящее дитя.

— Семнадцать лет — это, конечно, солидный возраст. Примите мои извинения. В свое оправдание могу только сказать, что в раннем детстве для меня не было большей радости, чем вывозиться в грязи.

Крепкие пальцы снова скользнули по ее лицу, на этот раз следуя черным потекам, испещрившим аккуратный прямой носик и розовую, как бутон, щеку. У Галена в груди всколыхнулось горячее желание еще и еще раз провести пальцами по этим дорожкам, сжать нежное личико в ладонях и вкусить сладостный нектар изящно очерченных губ. Но он приказал себе остановиться и отдернул руку, будто в нее впилось пчелиное жало, защитившее драгоценный взяток.

Из-под опущенных ресниц Амисия украдкой наблюдала за человеком, чей образ не шел у нее из головы целые сутки. Перехватив этот взгляд, незнакомец едва заметно улыбнулся, отступил назад и почтительно описал рукой широкую дугу. Амисию рассмешил этот куртуазный жест. Она чуть подобрала юбки, чтобы присесть в реверансе, а затем, следуя приглашению, ступила к кострищу, где теплились догорающие угли.

— Значит, это тебе принадлежит сложенное одеяло, которое мы нашли в углу? Не иначе как ты таким образом застолбила этот приют как свое владение.

Оглянувшись через плечо, Амисия кивнула. Гален — так назвал его спутник. Гален. Прекрасное имя, самое подходящее для благородного разбойника. И вообще, эти волосы, черные как ночь, загадочные зеленые глаза, открытое и мужественное лицо, бронзовое от загара, статная, крепкая фигура — все это было близко к совершенству.

Гален, в свою очередь, увидел в лучистых, полуприкрытых ресницами глазах девушки манящее обещание, которое ее непорочная душа ни за что не смогла бы понять, а тем более исполнить. Здесь явно таилось искушение — во всяком случае, для его благородства и душевного спокойствия.

Даже если бы Гален накануне не стал свидетелем того, как эта девушка, подобрав юбки, ничтоже сумняшееся ринулась в воду прилива, он бы все равно без труда опознал ее. Пусть ее имя было ему пока неизвестно, но происхождение их гостьи не оставляло сомнений. При всем своем изяществе и неоспоримой женственности, она была копией горячо любимого им крестного отца. Ее появление за пеленой падающей воды было слишком неожиданным, чтобы он мог сразу сделать такое наблюдение. Однако когда она решительно пробиралась к острову, на котором стоял замок Дунгельд, последние сомнения развеялись. Чего он никак не ожидал — так это ее возвращения. Женщине из благородного семейства, а тем более добродетельной девушке, пристало бежать от незнакомых мужчин как от чумы, а не искать встречи с ними, да еще в одиночку.

Когда Амисия спохватилась, что стоит уставившись на чужака, забыв о приличиях, она затараторила:

— Я сюда частенько прибегаю, когда удается незаметно удрать из деревни. — Сейчас как раз представился удобный случай исподволь внушить незнакомцам, что она им ровня — девушка из простонародья. — Мы живем тут неподалеку, на краю деревни, с матушкой и папенькой; хижина у нас невелика, но в пещере, ясное дело, я не ночую, так что располагайтесь, милости прошу.

Она решила, что убила двух зайцев: выдала себя за деревенскую простушку — ей не раз доводилось видеть таких в округе — и, как и собиралась, радушно пригласила разбойников разместиться в хижине.

«Вот, значит, как, — мелькнуло в голове у Галена, — не хочет признаваться, кто она такая. Можно подумать, что ее мягкие руки и точеные черты лица могут кого-то ввести в заблуждение». Не подавая виду, что он распознал неумелую уловку, Гален жестом предложил девушке присесть на одеяло, аккуратно сложенное у тлеющего костра, и с напускным безразличием задал ей вопрос:

— А родители не возражают, что ты гуляешь по лесу в одиночестве? — Он не мог представить, чтобы добрая леди Сибилла отпустила дочь одну в лесную чащу.

На этот раз Амисия не спеша обдумала свой ответ, пока устраивалась поудобнее на одеяле и поправляла юбки:

— Кабы знали, так нипочем не пустили бы.

Пряча усмешку, Гален отдал должное такой изобретательности Амисии, которая старалась говорить самым непринужденным тоном, не заметила хитрецы во взгляде Галена и продолжила, намекая, насколько позволяли приличия, что жаждет быть с ними заодно:

— Они все в трудах, а я люблю по лесу бродить, тут чего только не случается, да вы, поди, лучше меня знаете.

Услышав последнюю фразу, Гален насторожился. Его темные брови поползли кверху. К чему она клонит? Не угадала ли она, что привело их в эти края?

Амисия, уловив этот невысказанный вопрос, смешалась. Может, она перегнула палку?

— У вас тут, видно, дела, а иначе с чего бы вам уезжать в чужие земли — из замка своего, или из деревни, или еще откуда… — Под его испытующим взглядом она еще больше смутилась, но все-таки, набрав побольше воздуху, добавила: — Я, к примеру, слышала сказания про Робина Гуда. Вот кто бьется за справедливость! Он и смелый, и благородный, и вообще… — Амисия окончательно запуталась в сетях, которые сама же расставила; она закрыла рот и сделалась совсем жалкой.

При упоминании о Робине Гуде Галена осенило: святые угодники, она ведь принимает их за разбойников! Хорошо еще, что за смелых и благородных.

Но наследница огромных угодий не стала бы радоваться такому знакомству. Не найдя, что ответить, он предоставил вести эту нелепую беседу своему товарищу.

— Преклоняюсь перед той проницательностью, с которой ты нас распознала.

Карл с трудом сохранял на лице серьезное выражение: от неумелых выдумок девушки и растерянности друга его разбирал смех. В отличие от Галена, он не знал, кто такая их незваная гостья, поэтому ему не приходило в голову: вправе ли они воспользоваться ее прибежищем, делая вид, что только оно и удерживает их в Райборнском лесу.

Со словами Карла для Галена словно захлопнулся капкан. Ему, который превыше всего ценил правду и честность, было не так-то легко заставить себя отправиться в путь под чужой личиной. А теперь ему еще приходилось разыгрывать какие-то шарады с дочерью своего горячо любимого крестного отца.

Амисия, почувствовав облегчение, одарила сияющей улыбкой второго незнакомца и только теперь как следует рассмотрела его. Он был высок ростом — почти такой же, как Гален, но лет на десять старше, кареглазый, с копной каштановых волос и улыбчивым лицом.

— Его имя Гален, мое — Карл, а тебя как зовут? — Карл, воспитанный графом Гарриком, отцом Галена, умел говорить прямо.

— Амисия, — выпалила девушка, но тут же сообразила, что опять допустила промах, и прикусила губу. Такое редкое имя во всей округе носила только она одна. Чего доброго, они догадаются, что она и есть дочь хозяйки замка, наследница всего поместья.

С высоты своего роста Гален присматривался к юной красавице, оглядывая ее всю от пышных волос, вопреки требованиям приличий не убранных в косы, до кончиков маленьких ступней, торчавших из-под аккуратно расправленных юбок. Хотя другие девушки в семнадцать лет были уже давно выданы замуж, эта милашка, по всей видимости, мало что смыслила в жизни. Она безотчетно шла на страшный риск, ища знакомства с посторонними мужчинами. Гален понимал, что они с ней по положению равны, но не мог ни выдать себя, ни открыто признать эту гостью. О чем же в таком случае с ней можно было вести беседу?

Молчание затянулось. Амисия и сама лихорадочно придумывала, как бы поддержать разговор; наконец, перед ней забрезжил еще не вполне ясный план. Дело в том, что когда она со своими спутниками поутру отправлялась в лес, из замка выехал еще кое-кто. Тот человек вез поклажу, которая наверняка должна была заинтересовать собратьев Робина Гуда. Амисия решилась:

— Гилфрей из замка Дунгельд — настоящий злодей. Он отнимает у людей последнее.

Она с надеждой подняла глаза, но лица мужчин приняли непроницаемое выражение. И все же она не оставила затею удержать их здесь подольше: сперва пригласила их в свое уютное убежище, а теперь указала достойную их устремлений цель. Она не раз рисовала в мечтах прекрасного героя, защитника простых людей; почему бы этому герою заодно не обратить свои стрелы и против ее обидчика, Темного Лорда?

Галена в который уже раз позабавила эта девушка, но он тщательно скрывал свои впечатления. Неужели ей невдомек, что никто из деревенских жителей не посмел бы называть своего лорда просто по имени? Она явно не продумала заранее, как лучше скрыть свое истинное происхождение; видно, ей пока не довелось узнать, как живут другие. Гален терялся в догадках: не из-за этой ли девушки их призвали в Дунгельд, не она ли была причиной каких-то бед? А может, ее простодушие посеяло раздоры среди обитателей замка? Как бы то ни было, они не могли ей открыться, и для всех было бы лучше, если бы она как можно скорее вернулась к себе, за каменные стены.

— Гилфрей не уважает даже церковь, — продолжала Амисия, не ведая о раздумьях своего героя. — Хозяйка замка, которая воспитывалась в монастыре, делает пожертвования монастырю святого Марка, что на холме за деревней. Но как только ее дары оказываются в стенах обители, откуда ни возьмись появляется сборщик податей и забирает все до гроша.

Гален внутренне подобрался. Не об этой ли напасти писала ему Сибилла? Не для того ли она призвала его на помощь, чтобы он положил конец этому изощренному грабежу?

— Когда я сюда шла, меня обогнал аббат — он еженедельно посещает нашу хозяйку. У него к седлу был приторочен мешок, в котором позвякивало серебро. Стало быть, он вез в обитель пожертвования. — Амисия надеялась, что сумеет пронять Галена, но на его лице не отразилось ровным счетом ничего.

— Рады были знакомству, — сказал Гален, указывая на выход жестом, не допускающим возражений. — Но день клонится к вечеру, и твои родные скоро начнут беспокоиться.

Выглянув из пещеры, Амисия с ужасом обнаружила, что солнце бьет прямо сквозь струи падающей воды — это был верный признак близкого заката. Она так увлеклась, что потеряла счет времени.

— И верно, — охнула она. — Мне пора. Скоро наведаюсь к вам еще разок.

— Для всех нас будет лучше, если ты от этого воздержишься, — не раздумывая, ответил Гален — от чистого сердца, хотя и не без сожаления.

Перед ним стояло незаурядное создание. Он знал слишком многих представительниц прекрасного пола, но такой оценки заслуживали считанные единицы. Жаль, что у него не было времени разобраться, почему она ведет себя столь неожиданным образом — подобрав юбки, бросается в воды прилива, ищет знакомства с посторонними, жаждет опасных приключений. Эта девушка пробудила его интерес.

Если бы они встретились в подобающей их положению обстановке, он постарался бы найти ответы на все свои вопросы. Впрочем, такая возможность еще может им представиться.

— Я хочу с тобой дружить. — Глаза Амисии потемнели от обиды на того, кто так явно стремился поскорее от нее избавиться; повинуясь порыву, она сделала шаг ему навстречу и положила свою маленькую ладонь на его широкую грудь.

Карл, тихонько хмыкнув, не удержался от язвительного замечания:

— Если б она захотела «дружить» со мной, уж я бы своего не упустил.

Гален быстрым взглядом заставил его умолкнуть, но сам подумал, что эти слова могли бы образумить девушку, послужить ей предостережением. Но Амисия думала о своем: ее мягкие губы слегка приоткрылись, и Гален заключил ее в объятия и привлек к себе.

Оказавшись в непривычной близости к мужчине, Амисия задрожала от радостного волнения. Не задумываясь о последствиях своего безрассудства, она таяла в его крепких руках. Ее захлестнули неизведанные ощущения, разум затуманился, а под ее ладонью все сильнее билось чужое сердце.

Прижимая к своей груди эту прелестную женщину-девочку, Гален вспыхнул, словно в огне. Когда она розовым кончиком языка провела по мягко очерченной верхней губе, искушение оказалось слишком сильным. Наклонив голову, он прильнул к ее губам и ощутил их пьянящую, ни с чем несравнимую сладость и опасную власть над собой.

Охваченная бездумным ответным порывом, Амисия прижалась к нему еще сильнее. Она обвила руками его шею, запустила пальцы в густые, черные как смоль волосы и потянулась к огню, словно мотылек, приносящий себя в жертву беспощадному пламени.

— Хм-м-м, пойду прогуляюсь, — пробормотал Карл, обходя обнявшихся.

Заслышав слова друга, Гален откинул голову назад. Подумать только, он едва не совершил непоправимое. Видя перед собой опущенные ресницы, закрывшие от его взгляда испепеляющую страсть, которая вспыхнула под покровом невинности, он отстранил от себя восхитительную податливую фигурку, чтобы положить конец опасным объятиям.

Амисия, слишком неискушенная, слишком глубоко окунувшаяся в новизну чувств, чтобы осознать, какую угрозу пытается отвести от нее Гален, беспомощно опустила руки, спрятав пылающее лицо на его широкой вздымающейся груди. Гален стиснул зубы; он понимал, что было бы жестоко затоптать костер, который из-за него разгорелся с такой разрушительной силой в чужой невинной душе. Поэтому он приобнял девушку за плечи, касаясь подбородком пахнущих цветами волос, и стал бережно поглаживать ее по спине.

Карлу, чтобы протиснуться к выходу, пришлось бы их потревожить, и он молча поплелся в дальний угол, который не освещало мерцание костра.

Борясь против урагана чувств, Амисия вдруг поняла, что Гален ласкает ее, как отец свое дитя; он больше не хотел разжигать в ней вспыхнувшее пламя. Полная решимости прийти сюда снова, чтобы дознаться до самой сути закружившего ее смерча, она все же заметила, что за водяной завесой появилось розовое закатное сияние; это означало, что прилив достиг опасной высоты. Если бежать что есть сил, можно было еще успеть. Вся надежда была на кобылку, оставленную под присмотром Келды и Фаррольда.

Амисия попятилась к выходу и на прощание сверкнула улыбкой:

— До завтра!

Все старания Галена оказались напрасными. Не просто напрасными, сказал он себе, а роковыми — для них обоих. Это неразумное дитя не осознавало, какая пропасть разверзлась перед ней самой и какому испытанию подвергается его сила воли. Только он раскрыл рот, чтобы запретить ей появляться здесь, как ее уже и след простыл.

Карл присвистнул:

— Заковыристая штучка, верно? — Подойдя к застывшему на месте другу, он потер подбородок и вздохнул с притворным сожалением. — Эх, если бы такая селяночка положила глаз на меня…

— Да, это было бы славно, если не считать, что твоя жена спустила бы с тебя шкуру, — поддел его Гален. — К тому же наша красавица невинна, да и селяночкой ее никак не назовешь.

Улыбка Карла говорила о том, что Гален точно предугадал возможную реакцию Майды, однако вторая часть фразы ввергла его в недоумение.

— Вызови-ка в памяти ее черты, — сказал Гален. — Неужели они тебе никого не напоминают?

Карл умолк, словно пораженный громом: у него расширились глаза и отвисла челюсть. Опомнившись, он закрыл рот и в изумлении покачал головой.

— И впрямь поразительное сходство…

Там, где лесная тропа выходила на лужайку, Келда металась, точно в клетке, моля Всевышнего о скорейшем возвращении подруги. Она перемежала истовые молитвы приглушенными проклятиями и так ломала руки, что у нее заныли пальцы. Бывали случаи, когда она готова была придушить Амисию. В лесу смеркалось; памятуя, как они накануне опоздали к ужину, Келда надеялась, что хоть сегодня не придется вброд переходить отмель.

— Больше медлить нельзя, нужно возвращаться, — теребил ее Фаррольд, стараясь не выдать своей тревоги. — Если уж из замка вышлют сюда лодку, мы, по крайней мере, будем ни при чем. Почему из-за одного должны страдать другие?

Фаррольд приводил самые веские доводы, чтобы убедить свою миловидную спутницу. Они должны сделать все возможное, чтобы только избежать наказания. Отец будет в ярости, им всем не поздоровится, а ведь виновата на самом-то деле одна его смазливая наследница-падчерица. Теперь в голосе Фаррольда зазвучала неподдельная боязнь:

— Я Амисии зла не желаю, но и расплачиваться за ее сумасбродство нам с тобой ни к чему.

Келда остановилась и взглянула на своего компаньона, который уже натягивал три пары поводьев, неловко переминаясь с ноги на ногу. Ей сделалось совестно за Амисию. У Фаррольда было больше причин опасаться кары, чем у них обеих вместе взятых. Во время послеполуденной прогулки он, среди прочего, поведал ей, что законный сын может подчас пойти наперекор родительской воле, тогда как незаконнорожденный всецело зависит от милости отца и не смеет ни в чем ему перечить.

— Наверно, ты прав. Давай привяжем кобылку здесь — Амисия ее с легкостью отыщет. Если вода поднимется не слишком высоко, она еще сумеет нас догнать.

Келда чувствовала себя предательницей, но и подводить Фаррольда тоже не годилось. Семеро одного не ждут.

С проворством и сноровкой, которых он доселе не проявлял, Фаррольд отделил лошадь Амисии от двух других и передал их поводья Келде, а сам привязал серую в яблоках кобылку к молодому деревцу в тени раскидистого дуба. Подсадив Келду, он ловко оседлал своего жеребца.

Держась чуть позади, Фаррольд перехватил брошенный через плечо беспокойный взгляд Келды и ободряюще улыбнулся. Откинув за спину тугую косу, перевитую сапфирово-голубой лентой, Келда пожала плечами, выражая полное равнодушие, и устремилась туда, где розовела полоска горизонта.

Они пустили лошадей во весь опор и хохотали, как дети, когда из-под копыт летели брызги, обдававшие их с головы до ног. Однако по мере приближения к извилистой дороге, ведущей в замок, их веселье заметно пошло на убыль: впереди маячила зловещая темная фигура со сложенными на мощной груди мясистыми руками.

Гилфрей с трудом передвигал ноги — они у него вечно опухали и нестерпимо болели, отчего он зверствовал еще сильнее; но как только всадники оказались на расстоянии вытянутой руки, он ринулся вперед и выбил Фаррольда из седла. Юноша упал в пенящуюся воду.

— Чтоб неповадно было своевольничать, — прорычал Гилфрей, глядя на него сверху вниз, а потом перевел злой, колючий взгляд на Келду.

Вымокшая от брызг, дрожащая от ветра и страха, Келда нашла в себе силы спешиться и удерживала свою лошадь между собой и клокочущим от ярости бароном.

— Не браните ее. — Фаррольд, собравшись с духом, попытался вступиться за девушку, в которой нашел сочувствие. Он еле-еле поднялся на ноги, но набежавшая волна небывалой высоты снова швырнула его в воду.

Забыв о боли в ногах, Гилфрей бросился на неблагодарного отпрыска:

— Ты еще смеешь указывать мне?

С трудом встав, Фаррольд в который раз потерял равновесие, подкошенный новой волной и отцовской злобой.

— Мы давно могли бы вернуться, но до последнего надеялись дождаться нашу спутницу.

Келда ахнула, услышав такие вероломные речи из уст своего заступника. Она покинула Амисию ради того, чтобы он не понес наказания, но ей никогда не пришло бы в голову указывать пальцем на подругу — пусть даже та была виновата — чтобы выгородить себя.

Фаррольд заметил осуждение Келды и содрогнулся от собственного малодушия. Он сгорал со стыда: ведь Амисия оказалась первой девушкой, проявившей к нему благосклонность и сочувствие. Она не позволила себе ни одного выпада против его происхождения и воспитания, ни одной насмешки над его нескладной фигурой и несуразной внешностью. Тогда он не знал, что встретит здесь вторую девушку, у которой найдет еще большее понимание, а возможно, даже одобрение. Келда поймала его умоляющий о прощении взгляд.

Барон схватил за шиворот жалкого, вымокшего до нитки недоросля, который сделался похож на полуживого котенка.

— Забирай лошадей да пошевеливайся! — Гилфрей швырнул сына в размытую дорожную грязь, прямо к ногам девушки. — И помни: со мной шутки плохи.

Доброе сердце Келды сжалось от мыслей о судьбе несчастного юноши. Она помогла Фаррольду подняться. В смятении и спешке они не заметили, как в густых сумерках показалась движущаяся фигура.

В каскадах брызг по волнам прилива мчалась серая лошадь в яблоках. Всадница, невзирая на опасность, пустила ее во весь опор, хотя узкая каменистая коса была едва различима.

— Ах ты безмозглая тварь! Чуть не загубила мою лошадь! — Теперь гнев Гилфрея обратился против падчерицы, которая, как всегда некстати, напомнила ему о прежнем хозяине замка.

— Хотя бы и так, — бросила Амисия отчиму, загородившему дорогу. — Но если бы вместе с лошадью сгинула и я, вы бы сочли, что дешево отделались.

В глазах Амисии метался золотой огонь дерзкой храбрости, который всегда вспыхивал при стычках с этим человеком. Она пришпорила лошадь, да так, что упрямому самодуру не оставалось ничего другого, как посторониться, чтобы не свалиться с узкой тропы в бурные воды прилива.

— Я бы еще приплатил, — рявкнул он вслед Амисии. — С души воротит, как подумаю, что ты меня переживешь. — Он продолжал выкрикивать проклятия, не надеясь догнать бунтарку. — Но лошади тебе больше не видать! Пусть только конюхи посмеют пустить тебя в стойло — всем шеи сверну!

Амисия не подала виду, что эта угроза задела ее за живое: ведь так недолго было лишиться возможности еще раз увидеть героя-разбойника. Поднимаясь вверх к замку, она запрокинула голову, и ее звонкий хохот эхом разнесся по каменистым склонам. Хотя чуткий слух уловил бы в нем горечь, несвойственную юности, цель была достигнута: она в который раз заявила, что не склонится перед своим недругом. То был голос вольности, который ранил больнее, чем стрела.

ГЛАВА 4

Гален, разминая затекшую спину, поерзал в поисках более удобного места среди высоких папоротников и густого кустарника под сенью векового дуба. Может быть, девушка что-то присочинила, чтобы пустить пыль в глаза тем, кого приняла за разбойников? Он все более склонялся к такому выводу, просидев в засаде, по очереди со своими соратниками, двое суток кряду, но не обнаружив ничего подозрительного.

Где-то в гуще ветвей раздавался голос малиновки. Ее пение прервал скрип тележных колес. Наверно, в скромную обитель опять ехал какой-нибудь бедный крестьянин, чтобы поделиться последним со святыми братьями. А может, кто-то из деревенских жителей попал в беду и направлялся в монастырь за советом и утешением. Гален раздвинул нагретую солнцем зелень и, присмотревшись повнимательнее, весь подался вперед. Тощий мул тянул по дороге убогую крестьянскую двуколку; зато ездок, устроившийся на козлах, отличался изрядной упитанностью, что было особенно странно видеть в этих краях, где все повстречавшиеся Галену местные жители являли собой самое жалкое зрелище. Одежда ездока, хотя и грубо скроенная, была сшита из тонкого привозного сукна. Все это не могло обмануть Галена, который прекрасно знал, к каким уловкам прибегают богачи, чтобы сбить с толку алчных грабителей: перед ним был не кто иной, как посланный бароном сборщик податей.

Гален замер, наблюдая, как двуколка с ездоком скрылась за каменной стеной аббатства. Дождавшись, пока скрип колес утих и малиновка опять завела свою песню, он поднялся из засады и несколько раз негромко свистнул. В тот же миг из чащи появился Карл; Гален знаками указал ему на дорогу, а потом на монастырские ворота. Карл кивнул и снова исчез в лесном полумраке.

Заняв прежнее место в укрытии, Гален про себя отметил, что напрасно усомнился в словах нежданной гостьи, и решил при следующей встрече принести ей свои извинения. О нет! Он даже покачал головой, гоня прочь неуместные мысли. Эта девушка, нежная, как летний день, потянулась к нему со всей пылкостью юной души; он так и не смог воззвать к ее разуму, зато сам попал в плен ее манящей прелести. Похоже, у нее хватило осмотрительности не появляться больше в лесу, но Галену оказалось не под силу стереть из памяти ее образ, преследующий его во сне, а теперь и наяву.

Мучительные воспоминания Галена о ее доверчивых прикосновениях были прерваны стуком деревянных колес по дорожным камням. Выглянув из-за зеленого кружева папоротников, он увидел, что дородный ездок пустился в обратный путь; судя по всему, ему было не впервой выполнять хозяйское поручение: другой бы на его месте опасливо озирался по сторонам, а этот как ни в чем не бывало въехал на лесную дорогу и во все горло затянул непристойные куплеты, безбожно перевирая мотив. Скоро он углубился в чащу; ему позволили отъехать ровно настолько, чтобы добродетельная монастырская братия не могла услышать крики о помощи.

Над лесной дорогой нависали и переплетались кроны могучих деревьев, почти не пропускавшие солнечных лучей. Ездоку послышался какой-то шорох; он смолк на полуслове, и тут на дороге откуда ни возьмись появился незнакомец с обнаженным мечом в руке.

— Смилуйся, господин грабитель, я всего лишь бедный крестьянин, — залепетал ездок, покрываясь потом.

— Может, ты и крестьянин, — насмешливо протянул Карл, — но отнюдь не бедный.

— Видно барон платит тебе щегольскими тканями и обильной снедью, — подхватил Гален; он приблизился сзади и одним взмахом кинжала перерезал тонкий кожаный шнурок, которым к поясу ездока была приторочена объемистая дорожная сума.

— Нет, только не это! — вскричал толстяк, хватаясь за пояс, но было уже слишком поздно; к тому же грабитель ловким движением выхватил у него из сапога кинжал, который казался надежно запрятанным в голенище.

Беспомощно озираясь, путник разразился злобной бранью, а в довершение угрожающе прорычал:

— Барон вас из-под земли достанет. Пожалеете, что на свет родились!

— Мы трепещем от ужаса, — насмешливо отозвался Гален, засовывая отнятый кинжал себе за голенище.

— Кажется, я нашел для себя доходное ремесло. — В глазах Карла заплясали чертенята: он легко впрыгнул в двуколку и, стоя на паре мешков с зерном, для виду брошенных на дно, заломил пленнику руки за спину. — Наконец-то смогу поправить свои дела.

Гален рассмеялся, а разъяренному сборщику податей было не до шуток. Карл стянул ему запястья обрывком кожаного шнура, болтавшегося на поясе. Глаза друзей встретились — серебристо-зеленые и серые как сталь. Под негодующим взглядом мытаря Гален развязал дорожную суму и высыпал на ладонь пригоршню медных монет.

— Нечего сказать, бедный крестьянин. Сейчас ты и вправду обеднеешь, а потом еще получишь изрядную порку. Барон тебя не похвалит, когда ты явишься с пустыми руками.

Приспешнику барона был хорошо знаком крутой хозяйский нрав. В бессильной ярости он побледнел, а потом налился кровью.

— Барон вам руки поотрубает, а может, и еще кое-что, — прошипел он сквозь стиснутые зубы, прежде чем Карл успел заткнуть ему рот и завязать глаза лоскутьями мешковины.

Гален и Карл рассчитали, что кромешная тьма и тягостное молчание нагонят на злоумышленника еще больше страху. Не испытывая ни малейшей жалости к алчному пройдохе, который ради наживы отнимал последнее у своих собратьев, нападавшие не произнесли более ни слова. Они бросили связанного толстяка, словно куль, на мешки с зерном, а Карл, следуя заранее продуманному плану, привязал своего коня к задку двуколки, уселся на козлы и, натянув поводья, направил мула в сторону моря. Несомненно, прилив уже скрыл узкую косу, но когда барон хватится своего подручного, он отправит на его поиски стражников в лодках.

Когда двуколка скрылась из виду, Гален удалился в заросли, чтобы дождаться ночной темноты. Он благословил судьбу, найдя среди деревьев кочку, поросшую мягкой травой, и опустился на эту лесную подушку. Чтобы скоротать время, он принялся рассматривать маленький лоскуток неба, видневшийся сквозь листву. У него на глазах бледная голубизна вспыхнула румянцем заката.


Розовая дымка сгустилась до багрянца, а потом окутала горизонт густо-лиловой пеленой. Амисия всегда поражалась игре красок в природе. Она привстала на цыпочки, чтобы полюбоваться красотой заката сквозь просвет между зубцами башни. Это зрелище немного успокоило ее душу — впервые за двое суток, прошедших с того дня, как Гилфрей запретил ей отлучаться из замка. Сидя в четырех стенах, она едва не лишилась рассудка — этого, наверно, и добивался отчим.

Тряхнув тяжелыми кудрями, Амисия углубилась в созерцание заката, лишь бы отогнать прочь мысли о семейном деспоте. Здесь, в башне, она находила убежище, когда Темный Лорд держал ее под домашним арестом или когда шли проливные дожди. Связанный обязательствами по отношению к сюзерену, барон отправил большинство своих воинов сражаться в армии короля, так что замок почти обезлюдел. Только одинокий стражник стоял на куртине крепости, да больше и не требовалось. Вражескому отряду пришлось бы дожидаться отлива и передвигаться цепочкой по узкой косе среди открытого моря.

— Вот ты где! Мы тебя повсюду ищем.

Амисия удивилась, заслышав голос Келды, которая торопливо приближалась к ней в сопровождении Фаррольда — тот не отходил от нее ни на шаг, словно преданный щенок, если только отец не донимал его своими приказаниями.

— Твои разбойники ограбили аббатство! — возвестила Келда с видом праведного негодования; в ее тоне сквозили нотки самодовольства, ибо она предупреждала подругу, что сомнительные знакомства до добра не доведут.

У Амисии упало сердце:

— Мои разбойники? Напали на аббатство?

Она не могла поверить, что Гален воспользовался услышанным от нее рассказом о пожертвованиях, чтобы опередить сборщика податей и захватить наживу. Ее охватил озноб.

Чтобы не переступить опасную грань, Келда сочла за лучшее не заметить, с каким нажимом Амисия уточнила первое слово.

— Они ограбили Денби прямо за монастырскими воротами — отняли у него котомку с деньгами!

Амисия испытала несказанное облегчение; ее губы тронула мягкая улыбка. Быстро оглянувшись в ту сторону, где стоял начальник стражи, только-только заступивший на пост, она убедилась, что их не подслушивают, и поспешила опровергнуть несправедливые обвинения:

— Выходит, они не нападали на обитель, а отняли у Денби то, что он награбил у святых отцов. Вот увидите, разбойники вернут эти деньги.

Фаррольд был так поражен этим разговором о разбойниках — словно о старых знакомых, а то и друзьях, — что остался стоять с раскрытым ртом.

— Да что ты говоришь? — скептически переспросила Келда, не веря в благородство грабителей. — Впрочем, может, и вернут, если успеют: Темный Лорд приказал своим людям прочесать весь лес и поймать тех, кто нарушил мир и покой Райборна.

— Мир и покой! — насмешливо передразнила Амисия. — Мир, где властвует угнетение, голод и нищета, немногого стоит.

Только сейчас девушки вспомнили, что они не одни. Две пары глаз в отчаянии обратились на невольного свидетеля этого спора.

Фаррольд покраснел до корней волос. Девушки напрасно боялись обидеть его нелестными отзывами об отце. Пожав плечами, он смущенно произнес:

— Хоть он мне отец и наставник, мы с ним, почитай, чужие. Я ведь его почти не знаю. Пока меня не призвали в замок, мы и виделись-то всего один раз.

— Всего один раз? — хором переспросили девушки, не веря своим ушам.

— Всего один раз, — кивнул Фаррольд, — когда он приехал, чтобы забрать меня у приемных родителей и отвезти на обучение в замок Солсбери-Тауэр — там вместе с высокородными сыновьями королевских вассалов я постигал рыцарскую науку.

С этими словами юноша вдруг почувствовал страшную горечь самоуничижения: здесь, в чужом доме, в обществе двух живых душ, чье расположение стало для него несказанно важным, его захлестнули неизгладимые воспоминания о нескончаемых мучениях, которым он подвергался из-за своего низкого происхождения. Оскорбительные выпады ровесников не давали ему распрямить плечи; он так и остался переростком-пажом, а впоследствии — недотепой-оруженосцем, которого не брал на службу ни один барон. Да и посвящения в рыцари он добился не в награду за успехи в постижении воинской науки, а по милости короля. Он сознавал, что это закрывает все двери перед человеком, который должен зарабатывать себе на жизнь военным ремеслом. От этих мрачных мыслей лицо Фаррольда превратилось в застывшую маску, а глаза потухли.

Хоть Келда не могла догадаться об истинной причине такой перемены, от нее не укрылось страдание во взгляде Фаррольда. Ей сразу захотелось броситься на его защиту. Забыв о своей обычной осторожности, она шагнула к краю башни, поближе к юноше.

— Как же твои приемные родители позволили ему тебя забрать?

— Они обращались со мной, как с родным сыном, но не имели законного права решать мою судьбу. — Фаррольд встал на защиту тех, кого любил. — В жилах барона Гилфрея течет голубая кровь, а мои приемные родители были простыми крестьянами.

В янтарных глазах Амисии вспыхнуло осуждение — неужто Келда не знала, как воспитываются сыновья баронов?

Келда поймала на себе неодобрительный взгляд подруги и поняла свою оплошность. В самом деле, ее родные братья, много старше ее по возрасту, ныне отцы семейств, живущие в собственных поместьях, тоже воспитывались в чужих домах. Хотя она была тогда совсем маленькой, у нее до сих пор сохранились воспоминания о том, как братья жаждали отправиться на обучение; Фаррольда же забрали из дому против его воли. Она упрямо вздернула подбородок, но не решилась перебивать юношу, который продолжал свой рассказ:

— Они убеждали меня, что нужно быть благодарным отцу, ведь он заботился о моем будущем, какого приемные родители нипочем не смогли бы уготовить ни мне, ни своим родным детям — их ждала участь земледельцев, гнущих спину на господ. Однако я не раз мечтал о том, чтобы меня оставили в деревне, где я жил в покое и счастье. — Фаррольд сам содрогнулся от своих слов и, чтобы не показаться неблагодарным, поспешил объяснить. — Я в долгу перед отцом: он действительно хотел для меня лучшей жизни. Мне нужно приложить все силы, чтобы отблагодарить его за заботу о моем будущем — немногие господа так опекают своих незаконнорожденных отпрысков.

— Ты и вправду предпочел бы остаться в деревне? — переспросила Келда, которую так поразило это признание, что больше она уже ничего не слышала.

Смущенный собственной исповедью, Фаррольд снова залился краской и возблагодарил небо за сгустившиеся сумерки. Напрасно он откровенничал перед этими высокородными девами. Теперь ему оставалось только оправдываться. Натужно распрямляя спину, он заявил:

— Я по натуре не убийца и не хотел учиться убивать. — За этим гордым заявлением последовала робкая оговорка. — Мне даже на охоту ездить противно.

— А чем бы ты занимался в деревне все эти годы? — Амисии было любопытно узнать то, что лежало за пределами ее собственного опыта.

— Там никого не нужно убивать. Там можно наблюдать, как зарождается и растет все сущее. Лучше трудиться во имя обновления жизни, чем видеть, как создания природы в одночасье уничтожаются огнем и мечом. — В речах Фаррольда зазвучала искренняя убежденность.

— Почему же ты не сказал об этом Гилфрею? — Амисии казалось, что это было бы просто и естественно.

Лицо Фаррольда исказилось ужасом.

— Разве мыслимо сказать ему, что его выродок ко всему еще и неблагодарный пес? Разве можно отказываться от родительского благодеяния? Ну нет, я должен всю жизнь помнить о том, сколь многим я ему обязан — начиная от своего появления на свет и кончая тем, что он позволил мне жить, как живут благородные господа, вместо того чтобы копаться в земле, как скотина. — Он хотел скрыть свои растоптанные мечты под маской убежденности.

Амисия поняла, что не вправе судить Фаррольда за его образ мыслей. Теперь до нее дошло, что судьба незаконнорожденного сына целиком и полностью находится в отцовских руках. Келда от души сочувствовала его незавидной доле. Амисия тоже решила сгладить неловкость, вызванную их бездумными расспросами, и перевела разговор на другое. Она повернулась к Келде и возобновила прерванную беседу:

— Так ты говоришь, барон объявил охоту на моего героя?

— Именно так. — Келда и сама была рада дать Фаррольду желанную передышку. — Стражники отправляются на рассвете.

Брови Амисии удивленно поползли вверх. Каменистая коса появлялась из-под воды лишь некоторое время спустя после восхода солнца.

— Значит, они возьмут лодки?

Мало кто в гарнизоне по доброй воле пользовался водной переправой — ведь в конюшне, которая стояла на дальней оконечности острова, на всех хватало лошадей. С другой стороны, до рассвета Гилфрей нипочем не решился бы отправиться на такое дело — совесть его была нечиста, и кто-либо из недругов всегда мог нанести ему ответный удар под покровом ночной темноты.

Келда слышала, как бахвалился барон перед своими людьми, собрав их в зале.

— Лорд Гилфрей намеревается прибыть на место спозаранку, чтобы застичь разбойников врасплох при выходе из аббатства.

Амисия усмехнулась:

— Выходит, он и сам понимает, что мои разбойники завладели деньгами не ради корысти, а ради помощи аббатству?

— Ой, и впрямь! — Келде такое и в голову не приходило; она даже вытаращила глаза от неожиданности. Ее безмятежное чело наморщилось: как же барон до этого додумался?

— Если отряд отправится из Дунгельда рано поутру, значит, мне нужно бежать прямо сейчас, пока вода еще стоит не слишком высоко, тогда я смогу предупредить Галена, — вслух размышляла Амисия, решительно глядя перед собой.

— Что? — в ужасе выдохнула Келда. — Ты хочешь в одиночку пробраться по отмели в кромешной тьме, чтобы пойти к человеку сомнительных достоинств? — За столь короткое время на нее обрушилось так много переживаний, что она совсем запуталась.

Амисия тихонько рассмеялась:

— Неужели же я буду просить вас меня сопровождать? Вы и так натерпелись от злобы Темного Лорда.

— Но ты-то как пойдешь? — Келда чуть не плакала. — Гнев барона — это не самое страшное: ведь есть еще темный лес, дикие звери, а главное — Волчья Голова. Вот где настоящая опасность!

Опасность? Мучительные воспоминания о серебристом блеске зеленых глаз, об огненном поцелуе, о странно волнующих объятиях сильных рук — да, это опасность, но ради нее стоило идти на любой риск.

От Келды не укрылась мечтательная улыбка подруги. Ее тревожные предчувствия только усилились, но за прошедшие два дня Амисия прожужжала ей все уши, вздыхая о прекрасных глазах и мужественных чертах Галена, поэтому Келда догадывалась, что никакие увещевания не помогут.

— Если ты не боишься за себя, подумай хотя бы обо мне. Что я скажу, когда одна спущусь к завтраку? Как оправдаюсь перед мамой, когда она станет меня ругать, что я тебя не удержала и никому не сказала о твоей затее, чтобы тебя могли вовремя остановить?

Какая же я негодяйка, спохватилась Амисия. Она не имела права подставлять под удар Келду и ее мать, но, как всегда, не подумала, какой ценой близкие будут расплачиваться за ее поступки. Впрочем, она быстро взяла себя в руки: если знаешь, откуда ждать беды, значит, можно найти выход. Всегда можно найти выход. Закусив губу, она смотрела на горизонт, где лишь слабое розовое сияние разделяло сине-лиловые тени наступающей ночи и черную бесконечность.

Несмотря на сгустившиеся сумерки, Келда заметила, как нахмурилась Амисия, и мысленно порадовалась, что удержала подругу от очередной глупости.

— А ты им скажи, что я приболела. — Амисия уже все продумала. — Мелли нас выручит. Прикажи ей лечь в мою постель и задерни полог. Если твоя матушка поднимется меня проведать, объясни ей, что после бессонной ночи я только-только задремала. Она ничего не заподозрит. — Подступив поближе, Амисия прочла в глазах Келды страх и недоверие. — Вот увидишь, она не станет тревожить больную, а я мигом вернусь, как только спадет вода. Клянусь!

Келда терзалась самыми мрачными опасениями, выслушивая рискованный замысел, но понимала, что не сможет помешать этой бунтарке осуществить задуманное. Ей даже показалось, что она так разволновалась исключительно из-за собственной трусости.

— Мне совсем не хочется навлекать неприятности, а тем более беды, на тебя и твою мать, — искренне заверила Амисия. — Но и своих лесных друзей я никак не могу бросить в минуту опасности.

Келда устыдилась, что хотела, заботясь лишь о собственном покое, помешать подруге совершить благое дело. Если у Амисии достанет мужества осуществить задуманное, то она, Келда, обязана по мере сил ее поддержать.

— Не забудь плащ — перед рассветом будет холодно. Я сейчас разыщу Мелли. А Фаррольд может отвлечь Освальда.

Хотя стражник, несущий вахту на куртине, все равно не смог бы остановить одинокую фигуру, движущуюся вдоль отмели, Амисия поспешила с благодарностью откликнуться:

— Отличная мысль! Так и сделаем.

Надо было торопиться, пока Келда не передумала. По-видимому, она считала само собой разумеющимся, что подруга будет ночевать в их тайной пещере, и Амисия порадовалась своей предусмотрительности: она утаила, что там расположились разбойники. Признайся она в этом Келде, та нипочем не стала бы ей помогать. Скорее всего, она побежала бы к леди Анне, и все пошло бы прахом.

— Возьму самый теплый плащ, проскользну через черный ход, а оттуда — через конюшню. Все слуги сейчас при деле — кто подметает главную залу, кто прибирает на кухне. — Амисия сверкнула ослепительной улыбкой и убежала прочь, пока ее не стали отговаривать.

— Будь осторожна, — тихо сказала ей вслед Келда, а потом со вздохом добавила: — Вот бы мне быть такой же храброй и решительной.

— А я рад, что ты на нее не похожа, — негромко возразил Фаррольд; девушка даже вздрогнула — она совсем забыла, что он стоит рядом. — Амисия — красавица, да ведь и ты не хуже, только с тобой спокойнее.

Этот комплимент показался Келде сомнительным. Фаррольд, заметив ее неудовольствие, поспешил разъяснить недоразумение:

— Амисия — словно норовистая лошадка: неизвестно, чего от нее ждать.

Такое сравнение еще меньше понравилось Келде — Амисию вряд ли обрадовало бы сходство с лошадью, пусть даже с самой красивой. Фаррольд совсем смутился:

— Мужчины сторонятся сумасбродных девушек, которые без конца мечутся то туда, то сюда, очертя голову. Мне, по крайней мере, такой нрав не по душе. Я бы предпочел связать свою жизнь с женщиной доброй и спокойной, которая разделит мою любовь к домашнему очагу.

Келда смягчилась. Эти слова оказались для нее лучшим подарком: она грезила о таком же будущем в своих потаенных мечтах, она берегла бы свой домашний очаг как зеницу ока.

Фаррольд не знал, каким образом истолковать ее молчание. Он осторожно прочистил горло:

— Не теряй времени, действуй, как обещала, а я займу разговорами сэра Освальда. Не знаю, правда, о чем с ним беседовать. — Вглядевшись в темноту, Фаррольд нашел глазами плотную фигуру на дальнем конце парапета. Трудно было представить, что этот стражник, человек зрелых лет, да к тому же бывалый воин, проявит хоть какой-то интерес к необстрелянному юнцу.

Келда одарила Фаррольда благодарной улыбкой: он с готовностью собирался сделать то, что она придумала, даже не посоветовавшись с ним.

— Ты расспроси сэра Освальда про его последний поход под знаменами короля Генриха. Его хлебом не корми — дай похвалиться боевыми подвигами. Как заведет свои байки — его не остановишь.

ГЛАВА 5

— У сборщика податей? — При виде горы медных монет, поблескивающих на темной от времени столешнице, кустистые брови святого отца поднялись так высоко, что почти исчезли под седыми волосами, обрамляющими его лоб.

Гален готов быть сквозь землю провалиться от недоверия, сквозившего в этих словах. Будучи допущенным в тесную и мрачную келью аббата, он, к своему изумлению, обнаружил, что перед ним стоит старый знакомец, запомнившийся ему еще с детских лет, проведенных в Райборне. Хотя во время их последней встречи Гален был всего лишь мальчишкой, во что бы то ни стало стремящимся поскорее стать взрослым, сейчас только широкий капюшон плаща, скрывающий лицо Галена, мешал отцу Петеру узнать своего бывшего подопечного.

— Нам стало известно, что леди Сибилла послала вам пожертвование, а приспешник барона вознамерился его отнять, — негромко пояснил Гален, старательно пряча лицо. — Вот мы и решили восстановить справедливость.

— Достойный поступок, — кивнул отец Петер; в его глазах вспыхнула мимолетная улыбка, с детства запомнившаяся Галену. — Только это напрасно.

Забыв об осторожности, Гален вскинул голову, и капюшон упал за спину, открыв красивое лицо неверному свету четырех сальных свечей, стоявших на оловянной подставке в дальнем конце стола.

Изменившись в лице, аббат сделал шаг вперед. Он был невысок ростом и вынужден был смотреть на своего посетителя, которого вначале не узнал, снизу вверх. Взгляд зеленоватых глаз, каких он не видел больше ни у кого, приобрел мужскую твердость; детская миловидность сменилась неповторимой зрелой красотой. Когда-то щуплая мальчишеская фигурка неудержимо тянулась вверх, не успевая обрасти плотью; теперь перед аббатом стоял прекрасно сложенный, крепкий мужчина. В его движениях чувствовалась недюжинная сила и природная ловкость. Под внимательным взглядом настоятеля гость не шевельнулся. Наконец почтенный старец одобрительно кивнул, и пушистый венчик седых волос согласно всколыхнулся, словно подтверждая, что в обитель пожаловал достойный наследник славного Ледяного Воина.

— Что привело тебя сюда, на землю Райборна, сын мой? — помолчав, спросил аббат — он, как всегда, смотрел в корень.

У Галена потеплело на душе от того, что его давний наставник не утратил своей проницательности, однако вместо ответа он задал другой вопрос — слишком велико было его недоумение:

— Почему вы назвали возвращение неправедно отнятого дара напрасным поступком?

Настоятель не обиделся, что его вопрос остался без ответа; едва заметно скривив губы, он сказал:

— Мы с леди Сибиллой не так просты, как может показаться какому-нибудь злонамеренному лорду.

Гален без труда догадался, что речь идет о бароне Гилфрее — этот же эпитет он слышал в его адрес от своих родителей.

— Человек изворотливый и недобрый, он одержим чрезмерной гордыней и даже не допускает мысли, что против его намерений можно бороться одной лишь чистотой помыслов. Наш план очень прост. Леди Сибилла всякий раз посылает нам тридцать марок, а когда сюда является приспешник барона, чтобы изъять ее пожертвование, я отдаю суму, в которой лежит только пятнадцать.

Ласковое лицо аббата хранило такое невинное выражение, что Гален только растерянно моргал глазами. В детстве он считал этого коротышку-священника со смешинкой во взгляде хитрым ангелом, но никогда не подозревал, что тот способен на такую изобретательность, пусть даже во имя праведной цели. В то же время это открытие избавило его от укоров совести и убедило, что ради благого дела не грех и далее скрывать свое истинное лицо, пусть даже у собеседника возникнут на сей счет какие-то подозрения.

— Ни барону, ни его приспешнику и в голову не приходит поинтересоваться, отдаю ли я все деньги без остатка. — Отец Петер шутливо развел руками, а потом добавил, посерьезнев: — Наш план основывается на том, что, по их мнению, в этих краях все до смерти боятся прогневать барона. Им невдомек, что я подчиняюсь лишь высшей власти. Той, единственной, что благословляет наши скромные старания облегчить тяготы нищенской жизни, на которую алчные хозяева обрекли здешний несчастный люд.

Настоятель опустился на простой табурет у стола и жестом пригласил гостя последовать его примеру. Потом он продолжил:

— Хотя этот кичливый грабитель безбоязненно обирает церковь, он, как видно, ни разу не заподозрил, что держатель монастырской казны также может быть нечист на руку. Это парадокс, но в то же время и благо: задумай он призвать меня к ответу, я был бы вынужден сказать правду, как повелевает мой обет.

Гален кивнул, давая понять, что не сомневается ни в честности аббата, ни в праведности его хитроумных действий.

Лицо Петера осветилось привычной доброй улыбкой. Но теперь, ответив на вопрос гостя, он потребовал такого же прямого ответа и на свой первый вопрос:

— Что же привело тебя в Райборн после стольких лет? Почему ты не поехал в замок, как подобает благородному гостю, а таишься в лесу, словно злодей-разбойник?

Гален невольно усмехнулся. Вот что значит разница во мнениях: Амисия сразу увидела в нем романтического героя, а отец Петер — ныне аббат Петер — заподозрил в злодействе. Пытаясь выиграть время, чтобы решить, можно ли довериться аббату, Гален с рассеянным видом взял со стола одну монету и задумчиво произнес:

— Мне довелось не раз испытать в бою все воинские премудрости, которым учили меня лорд Конэл и мой отец — и каждый раз я выходил победителем.

В лицо аббата, выражавшее пытливое ожидание, пристально смотрели серебристо-зеленые глаза. Гален понял: его собеседник хочет узнать, на чьей стороне он сражался в этих битвах. Снова обратив взор на круглый медяк, лежащий на ладони, словно это была редкая диковинка, он негромко сказал:

— Я не питаю почтения к нашему королю, а уж тем более — к французам. Да, год тому назад мы с отцом стояли на поле Раннимеда и смотрели, как Иоанн ставит свою печать на Великую хартию, но когда кучка знати позвала править нашей страной иноземного принца, мы отказались участвовать в этом позорном действе.

Аббат, как и многие священнослужители, поддерживал движение тех, кто заставил упрямого короля подписать документ, хоть немного ограничивающий монаршую власть и укрепляющий положение церкви. В то же время он считал, что бароны зашли слишком далеко, когда отдали страну во власть французского принца. Начались бесчисленные распри и настали мрачные времена; впрочем, к заданному вопросу это не имело ни малейшего отношения.

Аббат Петер молча поднял брови. Его питомец хорошо помнил это выражение: наставник терпеливо дожидался прямого ответа. Интуиция, которую святой отец всегда ценил у своего ученика, подсказала Галену: с аббатом стоит поделиться, тем более что он, как никто другой, может пролить свет на причины отчаянного зова леди Сибиллы.

— Вскоре после того как я со своим отрядом разгромил захватчиков, осаждавших Таррент, мне доставили письмо от леди Сибиллы. Это было первое и единственное ее послание со времени моего отъезда из этих краев.

Надеясь услышать объяснение этому странному событию, Гален сжал в руке потертый медяк и посмотрел в глаза аббату, но не увидел в них ни тени понимания. Упрекнув себя за излишнюю уклончивость, он сказал напрямик:

— Добрейшая леди Сибилла упомянула о какой-то опасности и попросила нас вмешаться, однако не пояснила, в чем же дело. Я прибыл сюда по ее зову, но мало что могу сделать, пока не узнаю, о чем шла речь в ее письме. С каким же злом мне предстоит бороться?

Не получив ответа, Гален бросил монету обратно на стол. Аббат Петер озадаченно смотрел перед собой. Гален сделал последнюю попытку:

— Вам, конечно же, известно, что вынудило ее отправить это послание?

— После трагического события, заставившего тебя покинуть замок, жизнь здесь стала тяжелой и безрадостной, но она течет по заведенному порядку — день за днем, год за годом. Ума не приложу, что могло понадобиться леди Сибилле. Она редко задумывается о чем-либо, кроме собственной души и бедственного положения простого люда. Все эти годы она исподволь помогала мне облегчать жизнь крестьян, которые задавлены тиранией Гилфрея и алчностью короля. Они недоедают, ходят в лохмотьях, ютятся в убогих лачугах, страшатся приближения зимы.

Гален распрямил плечи. Неужели леди Сибилла просто хотела, чтобы он оказал более существенную помощь крестьянам? Маловероятно, но совсем исключать такую возможность нельзя, памятуя о ее добросердечии.

Словно читая мысли своего молодого друга, аббат поспешил его разуверить:

— Наши скромные усилия — это всего лишь капля в море, но сегодня положение ничем не отличается от того, что было вчера или год назад.

Значит, и эта догадка оказалась неправильной. Гален плотно сжал губы.

Петер понимал, каково сейчас этому полному сил молодому воину: перед ним возник враг-невидимка — неизвестность. Тогда он осторожно высказал единственное, что пришло ему в голову:

— С тех пор как я ушел из замка Дунгельд в монастырь, на острове так и нет настоящего священника.

Гален не поверил своим ушам. Во всех известных ему благородных домах непременно жил священник — а то и не один, — который ежедневно служил мессу и выполнял обязанности писца при хозяине замка.

Увидев, как озадачило Галена это сообщение, Петер поспешил объяснить:

— Когда лорд Гилфрей прибыл в замок, с ним в числе его челяди был и священник, так что надобность во мне отпала. К сожалению, мой преемник столь невежествен, что не может и двух слов нацарапать на пергаменте; он не проявил ни верности церкви, ни истинной любви к Богу. — От негодования у аббата Петера дрогнул голос. — Мало кто из обитателей замка ищет у него наставления на путь истинный — они все обращаются ко мне. Только леди Сибилла совсем удалилась от мирской суеты и никогда не покидает стен замка. Раз в неделю я сам прихожу ее исповедовать.

Погруженный в свои мысли, Гален лишь вежливо кивал. Смешок Петера вернул его к действительности:

— В исповедальне мы находимся с ней вдвоем; то, что между нами говорится, не достигает чужих ушей.

Только тут лицо Галена осветилась улыбкой. Внутри крепостных стен уединение было редкой роскошью. Он подался вперед и зашептал, как заговорщик:

— Передайте леди Сибилле, что я приехал и готов выполнить ее волю — пусть только она скажет, что ей требуется. Я полностью к ее услугам, но мне необходимо знать, какая опасность ей угрожает.

Аббат кивнул, но счел необходимым предупредить:

— Беда в том, что я посещал остров Дунгельд не далее как позавчера. Если я отправлюсь туда раньше времени, это неизбежно вызовет подозрения.

— Жаль, — сказал Гален, поднимаясь с табурета и распрямляя спину. — Значит, будем ждать.

Аббат Петер тоже встал, но при этом задел стол, и аккуратная стопка монет рассыпалась по столешнице широкой дугой. Гален поднял с пола кожаную суму и сгреб в нее монеты.

— Чтобы вы могли с чистой совестью заверить барона, что конфискованных денег у вас нет, я заберу это с собой.

На лице старика отразилась странная смесь облегчения и расстройства. Гален чуть не расхохотался:

— Нет-нет, святой отец, я не собираюсь набивать свою мошну. Вам хорошо известно, что моего состояния более чем достаточно, чтобы не польститься на деньги церкви или бедняков. Пусть эти монеты хоть как-то облегчат участь нуждающихся.

Улыбка аббата была наградой этому редкому человеку из числа представителей знати, который не одержим алчностью и сочувствует бедным. Но если Гален намеревался пойти прямиком к обнищавшим крестьянам, ему следовало знать, что они побоятся принять помощь от чужака. Требовалось снабдить его какой-нибудь меткой, которая обеспечила бы ему их доверие. Наклонив голову, Петер снял с шеи четки, не потревожив ни один волос из своего белого венчика.

— Бог в помощь. Береги себя.

Он протянул своему ученику простую нитку крупных черных бусин. Она казалась ничем не примечательной, однако, приглядевшись повнимательнее, можно было различить золотое распятие, богато инкрустированное рубинами.

У Галена потеплело на душе: этот жест бывшего наставника свидетельствовал об искреннем уважении. Без лишних слов он поклонился, принимая этот священный знак. Тщательно запрятав его под плащ, Гален сказал:

— Я найду надежное укрытие и вернусь сюда через неделю.

Он отворил дверь, наклонил голову, чтобы не задеть низкую притолоку, и исчез в темноте.


Когда во мгле явственно обозначился квадрат света, а на его фоне — крупная согнувшаяся фигура, у Амисии вырвался вздох облегчения. Но вот дверь закрылась, и она опять осталась сидеть в кромешной тьме, притаившись на нижнем суку раскидистого вяза. Прошло еще немного времени, и она увидела приближающуюся тень, но заставила себя дождаться, пока идущий окажется рядом.

Терпение не относилось к числу добродетелей Амисии. Она едва удержалась, чтобы не покинуть свой наблюдательный пост. Оставив Келду и ее воздыхателя на парапете башни, она без промедления помчалась сюда. Преодолев узкую косу между островом и каменистым морским берегом, девушка пробралась через темную чащу. Она надеялась, что сумеет вернуться в замок до прилива, если быстро управится со своим делом; однако понимала, что этой надежде вряд ли суждено сбыться.

Чтобы не поддаваться безотчетному страху, Амисия решительно шла к цели. Каково же было ее разочарование, когда она обнаружила, что пещера за водопадом пуста. Несмотря на растущую тревогу, она отказалась от первоначального замысла дождаться Галена здесь, в безопасном укромном месте. Она не сомневалась, что под покровом темноты он отправился в аббатство, чтобы вернуть святым отцам отнятые у них деньги. Забыв о благоразумии, она побежала туда, где можно было перехватить его на обратном пути. Но оказалось, что ей куда легче преодолеть страх, чем неподвижно сидеть на одном месте в ожидании Галена.

Вот разиня, нельзя было спускать с него глаз, обругала себя Амисия, потеряв из виду черную тень. Она была вне себя от досады. Ухватившись рукой за нависающий сук, Амисия нагнулась, чтобы получше разглядеть тропинку.

— Ай!.. — Сук резко распрямился, и Амисия с истошным воплем рухнула на землю.

К счастью, она упала на мягкую кочку, поросшую папоротником, и почти не ушиблась, но понимала, что являет собой самое жалкое зрелище: ее плащ задрался, а юбки сбились в бесформенный ком. Как назло, нижние ветви вяза раздвинулись, и в просвет заглянуло знакомое лицо с незабываемыми серебристыми глазами. Амисия чуть не взвыла, однако вовремя опомнилась и мужественно изобразила улыбку, когда сильные руки подняли ее, как ребенка.

Изумление Галена при виде девушки из благородного семейства, которая свалилась с дерева в ворохе листьев и коры, быстро сменилось досадой: она опять появилась неожиданно и совершенно некстати. Не заметив, что с ее плеч соскользнул плащ, Гален вынес Амисию на тропинку и поставил на ноги. Сжимая хрупкие девичьи плечи, он разрывался между желанием покрыть ее лицо поцелуями и намерением задать ей хорошую взбучку. Пресвятая дева Мария! О чем думает леди Сибилла, позволяя своей дочери такие выходки? А если леди Сибилла целиком погружена в благочестивые мысли, то уж Анна была просто обязана удержать хозяйскую дочь от такого безрассудства. Но он не мог высказать эти возмущенные мысли, чтобы не выдать себя и свое прошлое, связанное с замком Дунгельд. Вслух он лишь грубовато спросил:

— Что тебе понадобилось в лесу среди ночи?

Амисия сразу забыла о своем позорном падении и вспыхнула от обиды:

— Я пошла на огромный риск — и все ради того, чтобы предупредить тебя об опасности.

Гален поднял брови, но ничуть не смягчился. Он не стал спрашивать об очевидном.

— Ну и ладно! — воскликнула Амисия, до глубины души уязвленная его черствостью. — Барон тебе еще покажет!

Она вырвалась от него и хотела броситься прочь, но зацепилась за куст терновника. Шипы крепко держали ее юбку. Резко обернувшись, Амисия попыталась освободиться, но только сильнее запуталась.

— Погоди, порвешь платье, — сказал Гален, стоя у нее за спиной. — Дай помогу.

Но Амисия в ярости дергала материю, не желая принимать от него помощь.

Гален поневоле схватил девушку одной рукой за талию, прижимая к себе, а сам наклонился, чтобы высвободить ее юбку из цепких шипов терновника. При всех благих намерениях это было ошибкой. Его одурманили запахи луговых цветов и обольстительные формы девичьего тела, оказавшегося совсем близко.

От ощущения сильной руки, удерживающей ее на месте, и близости теплого, крепкого тела, у Амисии захватило дух. Ее праведный гнев улетучился как дым. Она решила хотя бы изобразить оскорбленное достоинство и опустила густые ресницы, чтобы не смотреть, как свободная рука Галена отцепляет материю ее юбки от многочисленных шипов. Это было опрометчиво, но Амисия спохватилась слишком поздно. В темноте, не нарушаемой даже лунным светом или игрой теней, она отчетливо осознала свое влечение к мужчине, чьи черные, как сама ночь, волосы легко касались ее щеки. Амисия перестала сопротивляться. Она только боялась, что крепко обхватившая ее рука почувствует, как у нее колотится сердце, и тогда Гален догадается, что она так взволнована не от страха или гнева, а от воспоминаний об их последней встрече, когда она подчинилась его пламенным объятиям.

Юная красавица растаяла как воск, оказавшись в опасной близости от Галена. Его рука замерла у очередного цепкого шипа. От ее легкой дрожи и прерывистого дыхания у него в жилах вспыхнул огонь. Ему осталось совсем чуть-чуть повернуть голову, чтобы его губы оказались у атласного изгиба между девичьей шеей и плечом.

Амисии показалось, что ей на кожу поставили тавро — так обжег ее этот поцелуй. Однако она не отстранилась, а только выгнула шею. Мучительное наслаждение охватило ее… Со сдавленным стоном она откинула голову на широкое мужское плечо.

Этот тихий стон лишил Галена рассудка. Вначале он успокаивал себя тем, что, вкусив медвяного нектара, сможет вовремя остановиться. Теперь выдержка изменила ему. Он резко оторвал последний клин материи от острых шипов, отступил назад и развернул Амисию к себе лицом. Его руки скользнули под плащ и стали поглаживать девичью спину, с каждым движением теснее привлекая Амисию к груди. Его рот жадно и вместе с тем бережно накрыл ее губы и заставил их приоткрыться. Поцелуй становился все более страстным, и Амисию закружил ураган неизведанных ощущений.

Когда она порывисто привстала на цыпочки и изгибы ее тела совпали с изгибами его твердой плоти, Гален понял, что держится из последних сил. Хваленая выдержка готова была вот-вот ему изменить. Если эта неискушенная, но обольстительная дикарка не одумается, он ничего не сможет с собой поделать.

Но Амисия уже утратила способность рассуждать, поэтому она не поняла, что Гален пытается ее отстранить из самых благих побуждений. Она не могла смириться с кажущейся холодностью и снова прильнула к его груди.

Теперь и у Галена вырвался слабый стон. Эта девушка, сама того не ведая, подвергала его чрезмерному искушению, а себя — неминуемой беде.

Опасаясь, как бы он не оттолкнул ее опять, Амисия просунула свои тонкие пальчики сквозь сильные мужские пальцы. Прикосновение мягких, не привыкших к труду ладоней еще раз утвердило Галена в мысли, что эта наивная обольстительница девственна и высокородна — два этих обстоятельства стояли как преграда на пути к удовлетворению заветного желания. Гален едва не угодил в ловушку, расставленную ими самими, забыв, что и девушка, и он выдают себя не за тех, кто они есть. Человек чести, он не мог позволить себе взять то, что она в своем неведении готова была отдать — это было бы равносильно предательству памяти его покойного крестного отца. Что и говорить, эта девушка при всем своем очевидном сумасбродстве была слишком невинна, чтобы понимать, на что она себя обрекает под покровом лесной темноты. Но Галену, с его обширным опытом, не подобало терять контроль над своими ощущениями. Однако, несмотря на эти разумные доводы, он никак не мог унять огонь в крови. Напротив, его волнение только усиливалось. Высвободив пальцы, он положил ладони ей на плечи и решительно отстранил ее от себя.

— Так чем же грозит мне барон? — хрипловато спросил Гален, глядя прямо в ее глаза, вспыхнувшие недоумением.

Амисия, сгорая в пламени чувств, не сразу сообразила, о чем он говорит. Кровь гулко стучала у нее в ушах. Она не на шутку смутилась, когда поняла, что не может столь же легко совладать с собой, как Гален. Видно, она ничуть не привлекала его. От обиды ее глаза снова полыхнули огнем.

Гален криво усмехнулся. Ему стало ясно, что его сдержанность, которая далась ценой неимоверных усилий, оскорбила самолюбие девушки, но он знал, какое потрясение ожидало ее, вздумай он воспользоваться ее доверчивостью.

Амисия пришла в негодование: в его улыбке ей померещилась насмешка. Она демонстративно отвернулась и нашарила под ногами упавший плащ, потом выпрямилась и заговорила, кляня себя за дрожь в голосе:

— Гилфрей отправляется на рассвете, чтобы поквитаться с тобой за ограбление сборщика податей. — Под пристальным взглядом серебристо-зеленых глаз Амисия забыла, что ей следует быть осмотрительнее в своих речах.

От плохо скрытого насмешливого удивления у Галена в углах рта пролегли заметные складки. Неужели эта девчонка не слышит, что говорит? Она же выдала себя с головой. Кто, кроме обитателей замка Дунгельд, мог бы прознать о планах барона? Кто, кроме членов семьи, осмелился бы назвать барона запросто — «Гилфрей»? А ведь у нее такая оговорка проскользнула не в первый раз.

Амисия сразу почувствовала свою оплошность. Она, как всегда, выпалила, не подумав, и теперь поспешила сочинить правдоподобное объяснение своей осведомленности:

— Мне… моя сестрица Мелли прислуживает наследнице поместья Райборн — та ей проболталась. Вот Мелли мне об этом и рассказала, когда вернулась домой, а дело было к вечеру. Я все бросила — и сразу к тебе, чтоб до рассвета успеть.

Если бы Гален не знал, кто она такая, он бы, пожалуй, попался на эту удочку. Единственное, что еще не нашло своего объяснения — это фамильярное упоминание имени барона.

— Спасибо, что побеспокоилась. В благодарность я провожу тебя до хижины, что стоит на краю деревни — так, кажется? — Он сделал паузу, чтобы посмотреть, как эта изобретательная девчонка сумеет отказаться от его великодушного предложения.

Улыбка так и застыла на губах Амисии. Лихорадочно соображая, как бы выкрутиться, она теребила завязки у ворота плаща. Впервые жизни ее застигли врасплох.

Гален заметил, как нахмурились тонкие брови и опустились уголки пухлых губ. Если бы она отказалась от его сопровождения, ей бы пришлось ночевать в лесу, в полном одиночестве. Он быстро нашел выход:

— Впрочем, не стоит плутать в чаще, когда вокруг кромешная тьма. Обитателям леса это может не понравиться.

Амисия с облегчение вздохнула.

— Да уж, и люди, и звери здесь лютые. Не знаю, кто хуже.

Гален ответил ей заразительной улыбкой:

— Мы с тобой знаем укромное местечко — пещеру за водопадом. Там и заночуем.

Амисия пришла в ужас: она только теперь осознала, как близко подошла к опасной грани. Надо думать, Гален по-своему истолковал ее порывистость: иначе зачем бы он стал звать ее среди ночи в пещеру? Ни одна деревенская девушка ему бы не отказала. Она робко подняла свои карие глаза и заметила, что над темными верхушками деревьев взошла луна.

— Мои товарищи наверняка уже видят десятый сон.

Амисия не знала, огорчаться ей или радоваться.

Гален как ни в чем не бывало продолжал:

— То-то они удивятся, когда поутру обнаружат, что провели ночь в обществе прекрасной дамы.

Видя, как она разрывается между облегчением и сожалением, Гален понял, что их терзают сходные чувства. Это его смягчило. С шутливым поклоном он предложил Амисии руку.

Исподтишка покосившись на Галена, Амисия положила пальцы на его согнутую в локте руку и направилась вместе с ним в сторону заветного укрытия. Она не стала уточнять, почему он считает, что идти через лес к пещере безопаснее, чем к деревне. Так или иначе, у нее не было выбора — все лучше, чем ночевать одной в лесу.

ГЛАВА 6

Амисия пребывала в какой-то лиловой дымке между сном и явью. То ей мерещились всполохи страсти в объятиях сильных рук, то эти грезы прогонял шум падающей воды. Повернувшись на бок, она ощутила под щекой сукно своего плаща, который Гален свернул валиком и подложил ей под голову, прежде чем лечь рядом и укрыть их обоих своим широким плащом. Амисия с трудом подняла отяжелевшие веки, но Галена подле нее не было. Зато до ее слуха донесся незнакомый шепот:

— Кто же она такая?

— Резонный вопрос, Уолтер. — Амисия сразу узнала тихий, смеющийся голос: он принадлежал ее знакомцу по имени Карл. — Ты ходил на разведку, когда сюда явилась обожательница нашего «главаря».

— Главаря?

Амисия вся обратилась в слух, но не потому, что это слово прозвучало громче других, а оттого, что в нем сквозило неприкрытое изумление. Что же здесь такого? Ведь Карл не стал отнекиваться, когда она при первой встрече признала в них разбойников. Почему же их третий спутник так удивился? Или он счел, что не подобает называть «главарем» вершителя справедливости? Амисия замерла, чтобы не выдать себя и узнать еще что-нибудь интересное из чужого разговора.

Что же до Галена, он поднялся на рассвете и вот уже битый час не мог отвести глаз от спящей девушки. Когда ее брови едва заметно дрогнули, омрачив безмятежное чело, он понял, что она проснулась. Он поспешно встал между двумя собеседниками и указал пальцем на застывшую фигуру, слишком неподвижную, чтобы при взгляде на нее можно было обмануться. Заглушая в себе чувство вины за то, что вовлекает в обман впечатлительного юношу, Гален одними губами приказал своему оруженосцу помалкивать.

Уолтер с озадаченным видом кивнул. Пламя костра отбрасывало красноватый отсвет на его соломенные волосы, спадающие до плеч, и совсем юное широкоскулое лицо. Он боготворил своего лорда и беспрекословно подчинялся любому его приказу. И все же он недоумевал: как можно не распознать по благородным чертам и гордой осанке лорда Галена, что это знатный господин, а не презренный грабитель?

Гален опустился на колени подле хрупкой красавицы — на то самое место, где он провел бессонную ночь, не в силах отрешиться от доступной близости той, которая совсем недавно готова была отдаться в его власть. Направив свои мысли в более безопасное русло, он отметил, что занимается рассвет и девушке пора отправляться восвояси.

— Амисия, — тихонько позвал он.

В устах Галена ее имя звучало сладостной музыкой. Повернувшись на бок, она приподнялась на локте и обнаружила, что герой ее сновидений склонился прямо над ней. На нее безумной волной нахлынули воспоминания об их кратких объятиях. Мир сомкнулся: в нем остались только они вдвоем.

В глубине ее глаз Гален прочел эти образы; когда свежие, как персик, губы с тихим вздохом разомкнулись, он медленно приблизил к ней свое лицо, и только смешок Карла заставил его отстраниться. Кровь прилила к его щекам. Боже праведный, он покраснел, словно желторотый юнец!

— Прошу к столу, на завтрак подана жареная куропатка.

За этой чопорной фразой Амисия угадала нежнейшую ласку, а зеленые искры его глаз обрели над ней странную власть. Гален поднялся на ноги и хотел помочь Амисии встать с земляного пола, но она так посмотрела на его протянутую руку, что выдала себя с головой: ей не терпелось, чтобы эта рука снова обвила ее стан. Стиснув зубы, Гален сделал вид, будто не заметил этого неуместного призывного взгляда. Благодарение небесам, сказал он себе, что она сидит спиной к его спутникам и они не видят, как подернулись поволокой ее глаза, губы раскрылись для поцелуя, а спутанные со сна волосы упали на лицо. Разумеется, ей ничто не угрожало в обществе счастливого в браке Карла и юного Уолтера — просто Гален ни с кем не хотел делиться этим видением.

Амисия опомнилась. Деревенские девушки в семнадцать лет не теряют голову при виде мужчины, пусть даже такого плечистого, сильного, зеленоглазого. С вымученной улыбкой она положила негнущуюся ладонь на тонкое сукно его рукава и сделала вид, что ей все нипочем. И это оказалось весьма кстати, когда она поднялась на ноги и поймала на себе любопытные взгляды двух пар глаз.

Гален почти физически чувствовал ее восхищение. Все знакомые ему женщины умело скрывали свой интерес под маской светской беседы и многозначительных улыбок — они рассчитывали таким способом навечно заманить его в любовные сети. Амисия же была слишком наивна, чтобы оценить степень собственной привлекательности и опасность вспыхнувшего чувства. Галена удерживало только знание истинного положения вещей, но его самообладание не было безграничным.

— Скоро начнется дневной прилив. — Чтобы отвести от себя взгляд девушки, Гален указал рукой на выход из пещеры, за которым в струях водопада играли первые лучи солнца.

Амисия закусила губу, проклиная себя за пренебрежение обязательствами, которые приняла на себя перед своими невольными сообщниками в замке. Ведь она обещала Келде вернуться как можно скорее, чтобы не навлечь на подругу ярость Гилфрея.

Необходимо было пробраться в замок, пока ее не хватились. Но как? Почему она не подумала раньше, что скажет Галену, если он снова станет предлагать ее проводить — до хижины на краю деревни, будь она неладна! Силы небесные, кто ее тянул за язык? Вчера ей удалось уйти от ответа; второй раз будет не отвертеться.

Амисия смотрела прямо перед собой, но Гален догадался, что ее гложет, и решил прийти ей на помощь.

— Как ты и говорила, барон и его отряд перебрались через пролив на лодках, когда забрезжил рассвет. — На лице девушки отразился такой ужас, что Гален упрекнул себя за столь неуклюжее начало. Он покачал головой и пояснил, к чему ведет речь. — Мы следили из укрытия, как они пробирались сперва в аббатство, а потом в деревню. Согласись, это означает, что тебе небезопасно там появляться.

Амисия согласно кивнула, еще не зная, куда он клонит. То ли он подразумевал, что женщине не пристало расхаживать одной (только слабоумная пустилась бы в путь по той же дороге, что и отряд грубых мужланов), то ли предупреждал, что она может угодить в руки барона. Но ведь она и не собиралась идти к деревне. Ее путь лежал как раз в противоположном направлении — но как при этом усыпить бдительность Галена?

— Когда ты подкрепишься, я тебя провожу…

— Нет! — Амисия представила, какой опасности — причем совершенно напрасной — подвергается он сам, если пойдет в деревню. Ее мысли заметались в поисках какого-нибудь убедительного довода, но она только запуталась в своих же хитростях.

— …только не к хижине на краю деревни, — как ни в чем не бывало продолжил Гален. — Думаю, будет разумнее, если ты сейчас отправишься в замок, где служит твоя сестрица. Сейчас ты поешь и успеешь добраться туда до наступления прилива. Пока барон впустую рыщет по округе, ты спокойно проберешься в его владения. Ну а когда он со своими стражниками вернется в крепость, ты уйдешь домой — вместе со своей сестрицей и ее провожатым — у нее, наверно, от поклонников отбою нет.

Амисия просияла, услышав такое спасительное предложение.

— Настанет день, когда… — добавил он так тихо, что его слова услышала только Амисия, но она приняла их за недоговоренное обещание. Ее глаза, не отрываясь, смотрели на его рот. Гален досадовал, что они здесь не одни, и в то же время благословлял судьбу, что присутствие спутников заставляет его обуздывать свои желания.

Амисия догадалась, почему Гален напрягся, как пружина, и перевела взгляд на его друзей. Карл усмехался, а юноша, годами не старше ее самой, смотрел на нее с неприкрытым осуждением. Видно, он считал ее деревенской распутницей, которая никому не отказывает в ласках. Амисию переполнял праведный гнев. Как он смеет выказывать презрение? Сам-то хорош: связался с разбойниками, а строит из себя святошу. С другой стороны, разве она сама не давала повода для такого отношения, когда пускалась во все тяжкие, чтобы выдать себя за деревенскую девчонку? Ее даже бросило в жар.

От Галена не укрылась ее обида, но он не мог указать Уолтеру на возникшее недоразумение — и все оттого, что им приходилось прятаться под вымышленной личиной. По его открытому лицу пробежала мрачная тень.

Карл с любопытством наблюдал эту немую сцену. Он впервые в жизни увидел, как его доблестный друг попал в плен к женщине, а точнее — к неискушенной и своевольной девчонке. Посмотрели бы сейчас на Галена его родители! Они не скрывали, что мечтают видеть своего сына во главе большого семейства, в окружении наследников, а он все твердил, что еще не встретил женщину, рядом с которой ему хотелось бы просыпаться до конца своих дней. Граф Гаррик проявлял терпение — он в свое время тоже не спешил с женитьбой, зато леди Несса просто потеряла покой. Что и говорить, они бы порадовались, видя, как их сын, избалованный дамским вниманием, сложил оружие перед этой хрупкой невинной малышкой! Карлу стало совсем смешно, когда он понял, что эти двое то и дело пытаются перехитрить друг друга, но он спрятал улыбку и вмешался в их разговор.

— Миледи, — произнес он с церемонным поклоном, который можно было бы принять за издевку, если бы не озорные искорки, плясавшие у него в глазах, — вас ожидает утренняя трапеза. — Обеими руками он указал в сторону костра, где жарилась на вертеле жирная куропатка. — Если вы соизволите присесть, оруженосец нашего предводителя сочтет за честь вам прислуживать.

Карл был неисправим; Гален сверкнул глазами, укоряя его за неосторожное упоминание истинного положения Уолтера, но Амисия восприняла эти слова как шутку и присела в реверансе, таком же преувеличенно учтивом, как шутливый поклон.

От дружелюбной улыбки Карла у Амисии полегчало на душе. Ей и в голову не пришло, что такие жесты приобретаются только в результате благородного воспитания и многолетнего опыта.

— Добрейший господин, с благодарностью принимаю ваше приглашение отведать этих яств. — Аппетитный запах жареной дичи напомнил Амисии, что она голодна как волк. Со всем изяществом, которое год за годом терпеливо прививала ей леди Анна, она уселась на круглый чурбан, придвинутый к кострищу. В животе у нее заурчало самым неподобающим образом, но она ничем не выдала своего нетерпения, тщательно расправляя измятые юбки и отодвигаясь подальше от костра, чтобы искры от углей не попали на платье.

Уолтер в недоумении переводил взгляд со своего лорда, молча приказавшего ему держать язык за зубами, на Карла, который в открытую назвал его оруженосцем. Из-за спины Амисии Гален — так же молча — подтвердил свое распоряжение. Пожав плечами, Уолтер подошел к костру, потянулся за вертелом, ловко отделил золотистые полоски мяса и протянул их красавице, жадно следившей за каждым его движением.

Услышав за спиной приглушенный разговор, Амисия смекнула, что мужчины постарше заняты обсуждением своих дел, а она может тем временем без помех расспросить младшего, которого называли Уолтером.

— Давно ты скитаешься с Галеном? — спросила она с набитым ртом, не в силах оторваться от сочного, нежного мяса жареной куропатки.

— С восьми лет, — настороженно ответил Уолтер, боясь сболтнуть лишнее.

Впрочем, это была чистая правда, хотя и не вся. Родители действительно привезли его в замок Таррент, как только ему минуло восемь, и отдали в обучение графу. Однако при Галене он состоял лишь с двенадцати лет, когда победил в состязании за право стать его оруженосцем. То был знаменательный день. Амисия про себя отметила, что от него многого не добьешься. Она закусила губу, борясь с искушением спросить, как судьба привела их на стезю лесных разбойников. Чтобы не показаться чересчур любопытной, она как бы невзначай протянула:

— Хорошо так жить — в лесу красота, как в первый день творенья; не надо ни перед кем кланяться… — Помимо ее воли, в этих словах прозвучала неизбывная тоска.

Не зная, что на это можно ответить, Уолтер кисло улыбнулся и под каким-то нелепым предлогом отошел от костра, обеспокоенный смутными воспоминаниями.

Оставшись без присмотра, Амисия с аппетитом умяла остаток дичи, не забывая, впрочем, деликатно отставлять в сторону мизинчик. При всем желании она не могла бы расслышать, о чем говорили трое у выхода из пещеры.

— Эта девушка когда-нибудь гостила в замке Таррент? — спросил Уолтер, сосредоточенно припоминая, где он мог ее видеть. Конечно, ему бы врезалась в память встреча с такой красавицей; но может статься, он видел ее очень давно, в раннем детстве, когда еще жил под крышей отчего дома. Каким же ветром ее занесло в те дальние края?

Гален лишь лукаво улыбнулся, а Карл загадал ему ту же загадку, которую сам успешно решил:

— Закрой глаза, вообрази ее лицо и перебери в памяти тех, кого видел у нас в замке.

Под пристальным взглядом зеленых глаз юноша даже сморщил нос от усердия. Через несколько мгновений он изумленно вытаращил глаза и раскрыл рот.

— Не сомневайся, Уолтер, перед тобой знатная леди, — подтвердил Гален. — Но мы покуда не можем ей открыться. Пусть она пребывает в неведении — так будет безопаснее для нее, да и для нас тоже, тем более что нам предстоит важное дело. — Галена угнетала вынужденная ложь, и он старался найти для себя хоть какое-то оправдание.

Уолтер не мог прийти в себя: его лорд никогда не опускался до хитростей; однако юноше оставалось лишь беспрекословно подчиниться.

Наклонившись над большим камнем у выхода из пещеры, Гален поднял салфетку льняного полотна, оставленную там на просушку, и подставил ее под струи водопада, потом тщательно отжал и приблизился к Амисии, не без изящества облизывающей пальцы. Гален не утратил способности смеяться над собой; его губы сложились в кривую усмешку. Пусть Уолтер и Карл считают его действия бескорыстными, но себя не обманешь. Он из кожи вон лез, чтобы понравиться невинной малышке, и это желание заслонило все остальное — не считая, разумеется, основной цели: выручить леди Сибиллу из неведомой опасности.

— Если ты поела, собирайся, я провожу тебя в замок Дунгельд.

Амисия подняла голову. Она считала себя коротышкой, даже когда выпрямлялась в полный рост; а сейчас, сидя на низком чурбане, она показалась себе рядом с Галеном просто какой-то пигалицей. Тень от его могучей фигуры падала на пол пещеры и на противоположную стену. Встретившись с взглядом зеленых глаз, Амисия чуть не задохнулась. Слабо улыбаясь, она набрала в грудь побольше воздуха и протянула руку за салфеткой, надеясь, что Гален не заметит, как у нее вспотели ладони.

Обтерев пальцы, Амисия слишком поспешно поднялась — и наступила себе на подол. Она залилась краской, проклиная себя за неловкость. Оставалось только надеяться, что Гален решит, будто она всего-навсего разрумянилась, сидя у костра, но он с такой готовностью ринулся вперед, чтобы поддержать ее за плечи, что и эта надежда тут же улетучилась.

Почему в его присутствии ей изменяла природная грация? Почему она несла какой-то вздор? Амисия сама знала ответ на каждый из этих тщетных вопросов. Разве она ежечасно не напоминала себе о притягательности его облика — от сапог до густых черных волос?

Ее растерянность передалась Галену, который смотрел сверху вниз на позолоченную светом костра копну каштановых прядей. Если бы знать наверняка, что было причиной ее волнения: простая застенчивость или его близость? Он мысленно обругал себя за эти дурацкие, бесполезные вопросы. Он, который никогда не был обделен женским вниманием и многим отвечал взаимностью, но лишь на короткое время, чтобы не стать рабом своих чувств, совсем потерял голову из-за миловидного личика и соблазнительной фигурки. И кто нарушил его покой: взбалмошная девчонка, о которой он запрещает себе думать — так уж сложились обстоятельства. До боли сжав зубы, он слегка подтолкнул ее к выходу.

У Амисии бешено застучало сердце. Она понимала, что Галену ничего не стоит отослать ее восвояси, тогда как она сама отдала бы все на свете, лишь бы всегда иметь возможность припасть к этой широкой груди, которая сейчас была от нее на расстоянии вытянутой руки. Устыдившись своей слабости, она отвернулась и зашагала туда, где шумел водопад.

Если бы Уолтера не предупредили заранее, что перед ним девушка знатного происхождения, сейчас он без труда понял бы это сам — достаточно было одного взгляда на ее горделивую осанку. Он поспешил убраться с дороги.

Но Амисия вовсе не собиралась вымещать на нем свою досаду. Она одарила его той же ласковой улыбкой, которой растопила сердце Фаррольда в день их первой встречи. Уолтер только вздернул брови и разинул рот. Красоту девушки он оценил с самого начала, но эта улыбка ослепила его, будто солнце, обдала горячей волной — только теперь он понял, в чем секрет необъяснимого поведения его лорда.

Гален нагнулся за оставленным Амисией плащом, все еще скрученным в тугой валик, но успел заметить улыбку, предназначенную юноше. Самолюбие не позволяло ему унижаться до ревности, и все же он хотел, чтобы такие знаки внимания доставались ему одному.

Амисия задалась целью доказать, что она вовсе не так неуклюжа, как выглядит со стороны. Она привычно нащупала ногой выступ в скале и тут сообразила, что ей неизбежно придется подобрать юбки. Украдкой оглянувшись через плечо, она убедилась, что Гален стоит сзади. Куда было деваться? Откинув за спину тяжелые пряди каштановых волос, спадающие ниже пояса, Амисия сгребла юбки, подоткнула их под плетеный шнур, опоясывающий бедра, и начала легко взбираться вверх.

Гален не подумал заранее, как они станут выбираться из пещеры, и его глаза расширились от изумления при виде стройной голой лодыжки, оказавшейся у него перед носом. Подняв голову, он увидел и соблазнительные круглые коленки. Боже милостивый, неужели никто не объяснил этой девчонке, что можно и чего нельзя делать в присутствии мужчины? Если бы он занимался ее воспитанием, она бы у него живо усвоила правила хорошего тона. Ходить с распущенными волосами — одно это стыд и срам, а уж оголять ноги — просто верх неприличия. Гален про себя осыпал ее воспитателей самой отборной бранью, а потом с удовлетворением напомнил себе, как ему, хвала Господу, с младых ногтей внушали, что использовать упущения других к собственной выгоде — недостойно. Ценой немалых усилий он переключил свое внимание на каменистый уступ, нащупывая опору то для руки, то для ноги. Впрочем, такая осторожность была излишней: он с детства знал здесь каждую впадину как свои пять пальцев.

Без труда преодолев подъем, Амисия поспешила опустить юбки, пока снизу не показалась голова Галена. Она направилась было к тропинке, которую они с Келдой проторили от пещеры до лесной поляны, но Гален мягко удержал ее за локоть и кивком приказал следовать за ним в сторону непроходимых зарослей. Амисия заподозрила, что он тронулся умом, однако не посмела возразить. Каково же было ее удивление, когда он сдвинул в сторону свисающие до земли ветви плакучей ивы и шагнул вперед: там тянулась лесная тропа, изрядно заросшая, но все же легко различимая.

Эта дорожка очень скоро вывела их к морю. Слишком скоро, как показалось Амисии. Лихорадочно пытаясь придумать какой угодно предлог, чтобы назначить новую встречу, она даже не полюбопытствовала, откуда ему известны здешние тропы.

Набегающие волны бились о каменистую отмель. Надо было торопиться, чтобы не подвести Келду, которая наверняка уже сходила с ума от беспокойства — но как могла Амисия уйти, если эта встреча с Галеном могла стать последней?

Морская вода на мелководье была такого же цвета, как глаза Галена. У Амисии разрывалось сердце: ей было жаль уходить, но время подгоняло. Гален набросил ей на плечи темный плащ, о котором она и не вспомнила.

— Пора. Тебе нужно успеть, пока не поднялась вода.

В замке вот-вот должны были забить тревогу. Гален знал: имя Амисии будет безнадежно запятнано, если кому-нибудь станет известно, что она не ночевала дома.

— Я уйду, — кивнула Амисия, — но с одним условием: если ты пообещаешь, что завтра утром мы встретимся снова.

Гален покачал головой. Что за безумие! Он не имел права ставить под удар свою миссию и подвергать опасности девушку. Невозможно было предугадать, сколь далеко простирается снисходительность ее отчима — да и его собственная сила воли.

Амисия плюхнулась на мягкую кочку. Ее коричневые юбки легли на мягкую траву, как венчик диковинного цветка.

— Нам нельзя больше встречаться, это безрассудство, — произнес Гален, будто размышляя вслух, а потом добавил: — Спасибо, что предупредила о готовящейся облаве.

Амисия порывисто схватила его за руку и бросилась, словно в омут:

— Скажи, что ты не желаешь меня видеть, и я исчезну. Но если ты этого не скажешь, я буду здесь сидеть, пока не дождусь обещания следующей встречи. Тебе необязательно покидать укрытие — я сама приду в пещеру.

Амисия с трепетом ждала ответа.

С детства приученный говорить только правду, Гален в трудных случаях использовал проверенную тактику — молчание, но для этой прямодушной девчонки такой прием не годился. И все же он не мог прибегнуть к спасительной лжи, глядя в эти широко раскрытые карие глаза. Маленькие, бледные пальцы сжимали его загрубевшую от меча, обветренную руку. Ему оставалось только сокрушенно покачать головой:

— Нет, если мы увидимся, то не в пещере — и не завтра. Меня ждут дела.

Она могла по неосторожности навести на его след врагов. К тому же всю следующую неделю отлив начинался ближе к полудню, когда трудно уйти из замка незамеченной.

— Ладно, тогда послезавтра, — не сдавалась Амисия. — На лесной поляне, через которую я собиралась тебя провести.

Гален молчал. Амисия восприняла это как знак согласия. Она вскочила, бросилась ему на шею и, привстав на цыпочки, быстро поцеловала в подбородок — выше ей было не дотянуться — а потом вприпрыжку побежала к отмели.

У самой воды упрямица обернулась и помахала Галену рукой. Затем, словно речной эльф — каким она впервые предстала перед Галеном за пеленой водопада, — девушка устремилась по узкой косе, будто скользя по воде посреди сверкающей под солнцем морской глади. Провожая взглядом танцующую фигурку в облаке золотисто-каштановых волос, рассыпавшихся по темному плащу, Гален спросил себя, как могло случиться, что он лишился душевного покоя из-за какой-то неискушенной девчонки, хотя до сих пор успешно противостоял натиску многих светских красавиц.

Ну и глупец! Как он допустил, чтобы в его планы вмешалась женщина! Такая слабость недостойна мужчины, к тому же занятого важным делом. Зачем он согласился на новую встречу с этой юной сумасбродкой? Она совсем заморочила ему голову, лишила способности здраво рассуждать. Но виноват в этом только он сам — нечего сваливать вину на женщину: это удел слабых духом. Но положа руку на сердце, Гален признался себе, что жалеет лишь о злополучных обстоятельствах их встречи, но не о самой встрече с такой необычайной девушкой. Сжав губы, он повернулся спиной к морю и зашагал обратно в лес.


Прежде чем заговорить, Келда окинула взглядом коридор из конца в конец. Здесь, на верхнем этаже замка, размещались каморка, отведенная им с Амисией, опочивальня ее родителей, две пустующих комнаты да заброшенная часовня, но Келда все равно опасалась, как бы их не подслушали. Ее мать то и дело присылала горничных справиться о здоровье Амисии.

— Фаррольд, если она не вернется в самое ближайшее время — нам с ней конец. Меня-то, может, и пощадят — я ведь была только сообщницей, а доброе имя Амисии будет навеки покрыто позором. — Келда беспомощно смотрела в серьезные глаза юноши.

Фаррольд и сам не знал, как быть. Келда права: уйти в лес без провожатого на всю ночь — это такое бесчестье, на которое ни один уважающий себя рыцарь не станет закрывать глаза. Даже богатое приданое не смоет такой позор. Кто возьмет в жены особу, которая, чего доброго, произведет на свет неизвестно чье дитя? Таким, как она, — один путь: в монастырь. Тамошние суровые порядки быстро укротят строптивый нрав.

Келда прочла в его взгляде осуждение и кинулась на защиту подруги:

— Зато она не боится идти против того, кто следит за каждым нашим шагом, а я вот сижу в четырех стенах сложа руки.

Фаррольда задел ее невысказанный упрек. Ему и без того пришлось проглотить обиду, когда отец оставил его в замке, отправившись на поимку разбойников. Это красноречивее всяких слов говорило об отцовском пренебрежении.

— Да ведь и я сижу в четырех стенах, пока другие прочесывают лес, — посетовал он, но тут же взял себя в руки: жизнь научила его держать при себе все обиды на старших. — Но меня это ничуть не огорчает. Как я уже говорил, покой мне больше по душе, чем всякие опасные приключения.

Келда уже не рада была, что вспылила. Увидев его рано утром бесцельно слоняющимся возле кухни, она поняла, что Фаррольд остался не у дел. Между тем, став свидетелем разговора двух подруг, он знал больше, чем любой воин в гарнизоне.

— Я и сама ценю покой превыше всего, — тихо сказала Келда, чтобы успокоить Фаррольда.

— Поэтому мне так хорошо рядом с тобой, — смущенно улыбаясь, откликнулся он. — Мало сказать, что я рад твоему обществу: я хочу, чтобы мы не расставались. — Фаррольд неожиданно для себя самого высказал вслух мечту, которую лелеял с того самого дня, когда остался наедине с Келдой на лесной поляне.

— И я всем сердцем желаю быть с тобою вместе, — негромко ответила Келда, ужасаясь своему бесстыдству.

Они были знакомы менее недели, но она твердо уверилась в правильности своего выбора.

Фаррольд просиял от счастья. Разве он мог о таком помыслить: чудесная девушка искренне желает связать с ним свою судьбу, невзирая на его низкое происхождение и туманное будущее.

— Кто знает, может, так и будет. Ведь если рассудить, поодиночке нам не на что надеяться в этой жизни. Я — сын барона, но не могу унаследовать его титул, а ты — дочь достойного и честного рыцаря, который обречен доживать свой век в чужом доме.

Келда не раз говорила себе то же самое. У нее потеплело на сердце от такого душевного согласия. Фаррольд бережно взял ее за руку; сквозь опущенные ресницы Келда увидела, что он медленно склоняет голову. Она подняла к нему лицо и подставила губы для осторожного, трепетного поцелуя, скрепившего их уговор.

ГЛАВА 7

Затаив дыхание, Амисия прошмыгнула за окованную железом дверь своей каморки. Она пробралась в замок незамеченной: по отмели, затем через конюшню и по черной лестнице.

— Наконец-то! — всплеснула руками Келда и буквально втащила подругу внутрь. — Моя матушка ежечасно присылает горничную справиться о твоем здоровье.

— Надеюсь, никто не обнаружил, что меня нет? — выдохнула Амисия.

В этот самый миг из-за полога выскочила Мелли, путаясь в юбках от волнения и спешки.

— Надо мне скорей бежать на кухню, — затараторила она. — Уж сколько времени прошло! Орва с меня голову снимет. — Она бросилась к двери и исчезла, пока молодым хозяйкам не взбрела в голову еще какая-нибудь шальная проделка.

Амисия проводила испуганную девушку взглядом и прикусила губу. В прошедшие сутки она была всецело поглощена тем, как бы сорвать злодейские замыслы Темного Лорда, и не подумала, во что это обойдется другим — например, верной Мели. Теперь оставалось только бежать к Орве, чтобы шепнуть ей на ухо пару слов, пока ее гнев не обрушился на несчастную прислужницу.

— Я вижу, тебе не все равно, что будет с Мелли, — вспылила Келда. — А обо мне ты подумала? Мне пришлось обмануть матушку за завтраком, а потом еще врать ей все утро. Она сходит с ума от беспокойства.

Амисия не ожидала такого выпада от своей подруги и сторонницы. Да, ей случалось совершать необдуманные поступки, но ведь на этот раз она все тщательно взвесила и доходчиво объяснила Келде, что Галену и его спутникам грозит тюрьма, а то и увечье или даже смерть от рук Гилфрея. Перед этим отступают неудобства, причиняемые другим. Но, похоже, доводы Амисии не убедили ее подругу.

По обоюдному соглашению Келда должна была сказать матери, что у Амисии разболелась голова. Непонятно, почему такой пустяк послужил причиной крайнего беспокойства Анны. Не успела Амисия задать этот вопрос, как дверь распахнулась и на пороге появилась сама Анна. Она уперла руки в бока и, вздернув брови, обвела фигуру Амисии пристальным взглядом, от спутанных волос и запыленного плаща до грязных башмаков. Все стало ясно без слов.

— Мне уже лучше, — торопливо заверила ее Амисия. — Вот, решила пройтись по парапету, чтобы немного развеяться, а то голова — словно чугунная. — Она потерла виски, а потом запустила пальцы в шелковистую каштановую гриву. — Ох, не судите строго, я со сна не расчесала волосы. — Она как бы невзначай уронила плащ на сундук, стоявший в ногах ее кровати.

Губы Анны едва заметно скривились в иронической усмешке. Расспросы были излишни — утром этой бунтарке представилась долгожданная возможность, которая теперь была безнадежно утрачена. Однако Анна сочла нелишним сообщить девушке об упущенном:

— Жаль, что ты не ко времени расхворалась. Леди Сибилла хотела во что бы то ни стало видеть тебя — как раз сегодня утром.

Амисия понурила голову. Ее мать — такая неземная, словно обитающая в потустороннем мире — никогда ни о чем не просила. Если она призвала к себе дочь, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.

— Она твердила, — добавила Анна, — что дело не терпит отлагательств.

Амисия совсем сникла под укоряющим взглядом Анны. Обе они знали, что леди Сибилла никогда не позволит себе не то что лжи — даже преувеличения. Если уж она сказала, что дело не терпит отлагательств, сомневаться в этом не приходилось. Но и без того Амисия упустила возможность перешагнуть через разделяющую их преграду.

— Я побегу к ней прямо сейчас. — Амисия и прежде чувствовала себя виноватой, а теперь готова была сквозь землю провалиться. В последние несколько недель мать все больше времени проводила в молитвах — видимо, ее снедала какая-то тайная тревога. Анна схватила Амисию за руку.

— Поздно. Барон прознал, что она призывала тебя к себе — не иначе как ему донесла Мэг. — Уголки ее рта презрительно опустились, но это не могло выразить и малой доли того отвращения, которое жители замка питали к угодливой старухе, прислуживающей барону. — Ума не приложу, как она успевает за всеми нами следить — крадется, будто тень. — Анна тряхнула головой, словно отгоняя навязчивый образ. — Он ринулся к хозяйке в келью, а когда вышел, объявил во всеуслышание, что она уединяется на неделю, чтобы поститься и возносить молитвы.

— Если уж она пожелала меня видеть утром, — Амисия, насупившись, пыталась высвободить руку, — то не откажется принять и сейчас.

— Может, и так, — удрученно кивнула Анна, и горечь в ее голосе заставила Амисию остановиться. — Да только сэр Гилфрей приставил к ее дверям Мэг, чтобы леди Сибиллу никто не беспокоил. Трогательная забота, верно?

Амисия приникла к тяжелой двери, словно только эта преграда и отделяла ее от матери.

— Выходит, я не могу явиться на материнский зов. — Она была совершенно убита.

— Придется выждать по меньшей мере семь дней, — подтвердила Анна. — И моли Господа, чтобы наш лорд не уморил ее голодом под видом поста.

Этот пост, подумала про себя Анна, больше походит на кару за помыслы, которые вынашивала Сибилла, призывая к себе дочь.


— Э-ге-гей, Гален! — позвал Карл.

Гордые боевые кони, впряженные в жалкую крестьянскую колымагу, являли собой совершенно нелепое зрелище. Гален, нетерпеливо поджидавший в густых зарослях, грустно улыбнулся, выходя на узкую дорогу. Ждать пришлось долго — да еще перед тем они трое суток таились в пещере, пока барон и его приспешники раз за разом прочесывали лес. В течение этих трех суток вынужденного заточения Гален, пренебрегая опасностью, ежедневно пробирался на безлюдную лесную поляну, как только спадала вода.

— Вижу, тебе удалось прикупить зерна, — сказал Гален, взглянув на туго набитые мешки, громоздившиеся за спиной Карла.

— Как ты и предвидел, мельник чуть не плясал от радости, когда к нему явился покупатель с полной мошной. В округе, как видно, немногие могут уплатить за помол или за мешок зерна.

— Что ж, первый шаг сделан. — С той небрежной легкостью, которая дается только постоянными физическими упражнениями, Гален вскочил на козлы и оказался рядом с другом. — Мельник разжился монетами. Что особенно важно, деньги он заработал честным трудом. Барон не сможет утверждать, что это подачка от разоривших его грабителей.

Карл покосился на друга и встретил его довольный, насмешливый взгляд.

— Вместе с зерном мельник всучил мне и эту развалюху.

— Да уж, по-другому и не назовешь, — согласился Гален, скептически оглядывая рассохшиеся доски скрипучего возка. — Но какой-нибудь бедолага-крестьянин обрадуется и этому. Полагаю, Уолтер сумел, не привлекая излишнего внимания, разнести по деревне нашу весть. Приготовься к встрече с любопытствующими жителями.

Лицо Карла приняло серьезное выражение:

— Будем молить небеса, чтобы обманка, которую мы приготовили на берегу для барона и его головорезов, задержала их там подольше, а мы тем временем сделаем свое дело.

— Да, помолиться не вредно, но я больше полагаюсь на содействие монастырской братии.

Аббат Петер со своими собратьями и впрямь оказали им немалое содействие: они даже согласились потихоньку поставить в монастырскую конюшню, рядом с покорными осликами и унылыми клячами, трех статных боевых коней.

Карл не отрицал, что от монахов может прийти поддержка, но, будучи человеком глубоко набожным несмотря на смешливый нрав, он быстро осенил себя крестом, произнес короткую, но прочувствованную молитву и только после этого натянул поводья.

Колымага тащилась по ухабам и рытвинам мимо сонной деревушки — и дальше, к намеченной друзьями цели. Ездоки, уставшие после бессонной ночи, молчали — они давно научились понимать друг друга без слов. На их удачу, трусоватые вояки из Дунгельда опасались ночевать вне стен замка, а уж тем более рыскать по лесу ночью. Будь они посмелее, Гален со своими спутниками не смог бы под покровом темноты расставить в лесу обманки, чтобы направить врагов по ложному следу. Одурев от бесплодных скитаний по лесным дорогам, заводящим в тупик, преследователи должны были в конечном счете прийти туда, откуда явились — на берег моря. Эта хитрость была рассчитана на то, чтобы маленький отряд Галена выиграл время для завершения своего благого дела.

Когда мысли Галена были свободны от планирования боевых операций или решения насущных вопросов — как, например, сейчас или в томительные часы ожидания в сумрачной пещере, — у него перед глазами возникал зримый образ неукротимой красавицы. Амисия ничем не походила на известных ему женщин. Она во всем была непредсказуема и, несмотря на кажущуюся хрупкость, не склонялась перед чужой волей. Безрассудно храбрая, не помышляющая о том, чтобы заполучить в мужья знатного лорда, эта крошка была поистине неповторимым созданием.

Сейчас он видел перед собой не освещенный солнцем лес, а копну каштановых волос — то позолоченных всполохами костра, то поблескивающих в лунном свете; это видение сменили карие глаза, сначала вспыхнувшие золотом, потом подернувшиеся медовой поволокой; им на смену пришли свежие, как лепесток розы, губы, источающие сладкий нектар страсти. Эти образы были невероятно соблазнительны, хоть и бестелесны. Они влекли и манили, и Гален изводился от невозможности откликнуться на их призыв. Такие чувства были ему внове; он проклинал путы вымышленного обличья, которые не позволяли ему в открытую искать ее благосклонности.

Она так и не появилась в условленном месте; по ночам Гален воскрешал в памяти их запретные поцелуи и неодолимое томление, которое долго не покидало его после каждого прикосновения. От этого ему еще сильнее хотелось предстать перед ней — девушкой из благородного семейства — наследником титула и огромного родового поместья и просить ее руки. Впрочем, о таком можно было только мечтать, пока он не завершил свою трудную и опасную миссию.

Ему в глаза ударил пучок солнечных лучей, неведомо как пробившийся сквозь плотный полог переплетающихся ветвей. На мгновение зажмурившись, Гален отогнал несвоевременные мечтания. Чтобы только отвлечься, он спросил:

— Не за этой ли скалой откроется наша просека?

Карл бросил на него озадаченный взгляд: что за странный вопрос — ведь Гален сам выбирал место. Однако удивление тут же сменилось ухмылкой: в последние дни друг то и дело погружался в раздумья — не иначе как тосковал по своей нежной малютке. Надо же такому случиться: известный сердцеед попал в плен к несмышленой попрыгунье, которая и не догадывается о своей победе, равно как и о том, что до нее многие пытались добиться того же, но потерпели поражение. Едва удерживаясь, чтобы не расхохотаться, Карл бесстрастно ответил:

— Так и есть. Судя по многочисленным следам в дорожной пыли, старания Уолтера были не напрасны.

Гален безошибочно распознал этот притворно-равнодушный тон, но вслух ничего не сказал, дабы не возбуждать любопытство Карла и не касаться щекотливой темы. Дальше они опять ехали в молчании. Из-под нахмуренных бровей зеленые глаза Галена вспыхивали такими неукротимыми серебристыми искрами, что Карл начал всерьез опасаться лесного пожара.


— Едут!

От волнения голос Уолтера предательски дрогнул. Как ему было приказано, он созвал сюда всю деревню, вернее — по одному хозяину от каждого подворья. Они все собрались на просеке, среди высокой травы и молодой поросли, но очень скоро начали проявлять нетерпение, а потом и угрожать юноше расправой.

Телега со скрипом въехала на середину. Толпа подалась назад, приминая чахлые кусты. Гален встал на облучок, чтобы все смогли его разглядеть, а сам, в свою очередь, изучал изможденные лица, взирающие на него с недоверием и любопытством. Потом он с расстановкой произнес:

— Вы меня не знаете, но люди Райборна мне не чужие. Подтверждением моих слов послужат четки аббата Петера. — Он достал из-за широкого пояса нитку черных бусин с золотым крестом, сверкающим рубинами. — Он вручил мне этот священный предмет как знак своего доверия.

— А зачем ты нас позвал в лес? — выкрикнул один из крестьян, ростом с Галена; судя по уважительному гулу толпы, он был деревенским старостой.

Обрадовавшись, что среди местных жителей нашелся некто, способный говорить за всех, Гален спрыгнул на землю и подошел к нему:

— Мое имя Гален. А тебя как зовут?

— Эдгар.

Крестьянин, до крайности исхудавший, в рваной рубахе, спокойно смотрел в зеленые глаза, ожидая ответа.

Гален всегда гордился тем, что хорошо разбирается в людях. Ему сразу понравился этот человек: в нем не было ни угодливости, ни враждебности.

— В этой телеге — мешки зерна, только что с мельницы. Они доставлены сюда для вас и ваших близких.

По толпе пробежал недоверчивый ропот.

— Какую же цену ты запросишь за свою щедрость? — В голосе старосты звучала непреклонность: он не хотел лишать надежды своих односельчан, но слишком хорошо знал, что чужаки — в особенности такие великодушные — чаще всего являются в эти края с корыстными целями. За их злодейства потом расплачивались невиновные.

— Разбирайте зерно по домам, накормите родных, а мне нужно только одно: чтобы об этом не узнала ни одна живая душа за пределами вашей деревни.

Староста прищурился. Видать, этот богато одетый чужак не хочет, чтобы о его подарке прознал барон со своими прихвостнями. Что-то уж слишком просто. Но ведь проведай барон про это зерно — он мигом пришлет сборщика податей и все, почитай, отнимет. И все же в крестьянской душе гнездилось неистребимое подозрение: а что, если этот Гален хочет навлечь на них господские кары? Только ему-то какая корысть? К тому же доверие аббата дорогого стоит — святой отец никогда не станет пособником в неправедном деле, ни за что не навлечет на крестьян злобу того, кто занял место их доброго лорда, царствие ему небесное.

Наконец Эдгар принял решение и коротко кивнул. Повернувшись лицом к односельчанам, он подал им знак становиться в очередь. Привыкшие полагаться на своего старосту, они подчинились, и вскоре Карл уже раздавал мешки с зерном.

Гален не понимал, как эти ослабевшие от голода люди потащат на своих плечах увесистые мешки.

Стоя за спиной друга, он наблюдал за происходящим потемневшими глазами. Каждый, кто отходил от очереди, благодарил его робкой улыбкой. Наверно, от радости у них прибыло сил.

Когда Карл оделил зерном последнего крестьянина, к телеге приблизился Эдгар со своей ношей на плече.

— Эта штуковина сгодится в хозяйстве? — Гален легонько похлопал по рассохшимся доскам телеги. — Или ее опасно привозить в деревню?

Эдгар не сводил глаз с рослого незнакомца, в котором нетрудно было угадать знатного господина.

— Скажи, почему ты так щедро одарил нас, бедняков из забытой Богом деревни?

Гален проникся уважением к этому простолюдину, который, стоя перед ним, сохранял достоинство. Впрочем, напомнил он себе, Эдгар не может знать наверняка — хотя, вероятно, догадывается — что говорит с человеком благородного происхождения.

— Понимаю твои сомнения, дружище, — ответил Гален. — Многого я не могу тебе поведать, но я не держу камня за пазухой. Клянусь святым крестом, у нас с вами общий враг; моя цель — свести с ним счеты, но вам я никогда не причиню зла.

Только теперь, в упор посмотрев в его зеленые глаза, Эдгар окончательно поверил в бескорыстие незнакомца и впервые за все время сверкнул открытой улыбкой.

— У нас есть общинный сарай — в случае чего повозку туда и закатим.

— Так забирай ее и припрячь вместе с остатками зерна. Барон со своим отрядом рыщет по округе в поисках неприятелей — чего доброго, нагрянет и сюда.

— Так и сделаю. — Без лишних слов Эдгар подозвал односельчанина, который на всякий случай остался поблизости и явно прислушивался к разговору.

Гален невольно улыбнулся, услышав, что Эдгар распорядился пригнать общинного вола. На ярмарках волы стоили недешево, да и содержать такую крупную скотину было накладно, не говоря уж о том, что владельца облагали непосильными поборами. В тех имениях, в которых хозяйство велось разумно, крестьянам позволялось брать господских волов на время пахоты. Но, видя нищету здешних мест, трудно было поверить, что сельчане держат вола.

Переводя взгляд с Карла, который деловито выпрягал из убогой повозки двух добрых коней, на нежданного благодетеля, Эдгар заметил недоумение Галена. Хитро прищурившись, он объяснил:

— Мы его всем миром кормим — остальную скотину барон отобрал, чтоб ему пусто было. Жадность его одолела, право слово. Вот мы и договорились вола прятать — и молчок.

На загорелом лице Галена отразилось раздумье. Он был наслышан о вероломстве и хитрости придворных и испытывал только отвращение к тем, кто не гнушался ложью ради наживы или власти. Однако, приехав в Райборн, он увидел священнослужителя, который не считал для себя зазорным отступать от истины, только воздерживался от лживых речей; а теперь перед ним предстали простолюдины, которые задумали обвести вокруг пальца тирана, присвоившего титул и земли всеми любимого покойного лорда, и одержали пусть скромную, незаметную, но все-таки победу. Следовательно, бывают случаи, когда неправда служит во благо. Гален порадовался такому умозаключению — его в последнее время совсем замучила совесть.

— Придумано на славу, — сказал он вслух. — Если хоть чем-то смогу быть вам полезен, буду рад удружить.

Склонив голову набок, Эдгар пытался понять, насколько можно доверять этому господину.

— А как же мы в случае нужды отыщем незнакомца, который явился Бог весть откуда и вот-вот уберется восвояси?

— Могу еще раз повторить, что мне понятны твои сомнения, — усмехнулся Гален. — Знаешь заводь у водопада — на полпути между морским берегом и вашей деревней?

Эдгар кивнул. Гален заметил, что его волосы припорошила ранняя седина.

— Пошли туда какого-нибудь мальчонку, чтобы пришел дважды: сперва на закате, а потом на рассвете следующего дня. Пусть трижды свистнет и бежит домой. Я живо прискачу сюда или пришлю одного из своих соратников.

Эдгар опять кивнул; он надеялся, что нужда не заставит их разыскивать этого господина, но был благодарен, что тот проявил добрую волю и отплатил ему доверием за доверие. Впервые за два десятилетия жестокого гнета у крестьянина вспыхнула искра надежды. Он проводил взглядом незнакомцев, которые, оседлав коней (благородством породы под стать всадникам), ускакали туда, откуда появились.

ГЛАВА 8

— Ну пожалуйста, Рэндольф, что тебе стоит? — умоляла Амисия, невольно сжимая руку великана-слуги.

Стоя в главной зале, у очага, Рэндольф смотрел сверху вниз в умоляющие карие глаза и чувствовал, что едва ли сумеет удержать в четырех стенах своевольную хозяйскую дочку.

— Нет уж, в лодку я сяду один. Вы же сами говаривали, что вас укачивает, — скорее для порядка возражал он.

— Меня укачивает? — вознегодовала Амисия. — Ничего подобного. Ты меня путаешь с сэром Джаспером: это его укачивает.

— Помилуйте, хозяюшка, — Рэндольф не сдавался до последнего, — я только до конюшни, что на берегу: насыплю в мешки овса — и мигом обратно, а то в замке коней кормить нечем. Да еще проверю, не бьют ли баклуши тамошние конюхи, не пусты ли кормушки, а то ведь лошадки к ночи воротятся голодные да усталые.

— Неужели ты не понимаешь? — Амисия впилась, как клещ, в руку Рэндольфа. — Темный Лорд со своим отрядом еще долго будет гоняться неведомо за кем; когда же мне еще и ускользнуть, как не сейчас — всего-то на часок-другой. — Заметив, что Рэндольф колеблется, она поспешила закрепить успех. — Я надену темный плащ и накроюсь пустыми мешками — ни одна живая душа не заметит. А наша надсмотрщица сейчас приставлена к дверям моей матушки.

После назначенного срока встречи с Галеном миновало уже четыре дня, и Амисия всем сердцем рвалась к герою своих грез. По правде говоря, она не просто хотела, чтобы грезы стали явью. Рядом с Галеном ее душа оттаивала, а сердце согревалось от его заботы и ласковых речей — предназначенных только ей, не рассчитанных на то, чтобы через нее, наследницу Райборна, прибрать к рукам титул и земли. Она по простоте душевной полагала, что сумела выдать себя за деревенскую девушку. А тут еще Мелли по секрету рассказала, как он спас от голода жителей деревушки Брейстон. Немудрено, что Амисия только укрепилась в своей изначальной уверенности: так поступать может только благородный лесной разбойник.

Рэндольфу было не впервой слышать, как Амисия нелестно отзывается о своем отчиме. Но его страхи почему-то усилились при ее неосторожном упоминании о бесцельности поисков. Впрочем, Амисию было уже не остановить.

— Ну ладно уж, — сдался Рэндольф, — только побожитесь, что никуда не денетесь, а то не миновать нам господской расправы. — Амисия сбегала от него каждый раз, и он почти не надеялся, что она даст ему обещание и уж тем более сдержит его.

— Богом клянусь, Рэндольф, — Амисия одарила своего верного друга сияющей улыбкой, хотя в глубине души почувствовала угрызения совести. Другого выхода нет, сказала она себе, чтобы хоть как-то оправдать заведомую ложь. Рэндольф займется своим делом, а она тем временем сбегает на заветную поляну.

Рэндольф слыл тугодумом, но Амисия опасалась, как бы его чутье бывалого охотника и надежного провожатого не подсказало ему, что она кривит душой. Поэтому она, торопясь скрыться от его взгляда, все с той же лучезарной улыбкой сообщила, что сбегает за плащом и будет дожидаться у мостков, где были привязаны легкие лодки.

Амисия выбежала из гулкой залы и пустилась вверх по винтовой лестнице, но тут ей неожиданно пришлось остановиться. Не доходя несколько ступеней до темного арочного пролета, ведущего в верхний коридор, она стала свидетельницей трогательной сцены. Запустив пальцы в кудрявую шевелюру Фаррольда, на лестнице стояла Келда, а сам юноша нежно прижимал ее к себе. Амисия, у которой уже был некоторый опыт таких волнующих объятий, подумала, что эти простофили могли бы найти более подходящее местечко.

Когда их губы разомкнулись, Келда спрятала лицо на плече Фаррольда.

— Решено, — страстно заговорил он, — как только отец поймает этих изворотливых разбойников, я пойду к нему и попрошу благословить наш брак.

Келда отстранилась и, слегка порозовев от удовольствия, заглянула в лицо Фаррольда:

— Я стану ежечасно молиться, чтобы это скорее сбылось, а если смогу, то и посодействую поискам.

Амисия ахнула. Жизнь впервые развела их с Келдой в разные стороны: она сама готова идти на любой риск, чтобы только Гален и его друзья не попали в ловушку, тогда как ее подруга ждет не дождется, чтобы их бросили в подземелье замка или, еще того хуже, умертвили по приказу Темного Лорда.

Парочка в ужасе обернулась.

— Ты нас напугала, — пробормотал Фаррольд, загораживая собой Келду.

— Я не нарочно, — заверила их Амисия, стараясь сохранять беззаботный вид, чтобы не возбудить подозрений. — Задумалась о своем и едва на вас не налетела.

Келда недоверчиво покосилась на подругу. Ей была слишком хорошо знакома эта простодушная улыбка, которая частенько помогала Амисии скрыть правду или выпутаться из трудного положения. Она не была до конца уверена, подслушала ли Амисия их разговор или только что заметила их с Фаррольдом. Келда понимала, что прежней дружбе придет конец, если она выполнит только что данное обещание. Но Амисия попала в страшный плен к Волчьей Голове, и если Келда разрубит роковые путы, это будет подруге не во вред, а только на пользу. Ночные похождения Амисии не просто безрассудны, а крайне опасны; нужно положить им конец, пока не случилось беды.

Преисполненная наилучшими намерениями, Келда вышла из-за спины Фаррольда:

— Я поднимусь с тобой наверх.

— Зачем же прерывать вашу… беседу, — нарочито засмеялась Амисия, надеясь провести Келду.

Лицо Келды залил пунцовый румянец, который совершенно очаровал Фаррольда.

— Амисия права, — вставил он. — Не исчезай. Мне пора отправляться на ристалище, где сэр Джаспер устраивает воинские упражнения; буду счастлив, если ты меня проводишь.

Фаррольд искренне привязался к отцу Келды. Оба они чувствовали себя обойденными из-за того, что барон не взял их на поиски недругов, и старший рыцарь предложил Фаррольду поупражняться в воинском искусстве.

Фаррольду было невдомек, что между девушками пролегла тень разлада. Его просьба перевесила чашу весов. Амисия чуть не расцеловала его, когда Келда кивнула в знак согласия. Теперь, похоже, никто не мог помешать ей отправиться с Рэндольфом.

Влюбленные, полностью поглощенные друг другом, стали спускаться вниз, а Амисия ринулась наверх через две ступеньки. Она и так замешкалась; чего доброго, Рэндольф ее не дождется. Не входя в каморку, Амисия впопыхах схватила плащ, висевший на крючке у двери, и заспешила вниз по лестнице, мимо кухни, через черный ход. Вместо того чтобы пойти привычным путем к конюшне, а через нее — к воротам замка, Амисия нырнула в подземный ход, проложенный под толстой каменной стеной. Оказавшись на поверхности с наружной стороны, она осторожно пробралась по узкой кромке вдоль куртины, придерживаясь рукой за шершавый камень, и наконец ступила на утес, вдающийся в открытое, холодное море.

Здесь всегда дули ураганные ветры. Амисия собрала все свое мужество, чтобы оторваться от стены, преодолеть расстояние в несколько шагов и ухватиться за прочный поручень. От напряжения у нее побелели пальцы. Она глянула вниз. По отвесному обрыву змеились деревянные ступеньки висячей лестницы. Далеко внизу стоял Рэндольф. У Амисии вырвался вздох облегчения. Теперь ей оставалось только спуститься по этим злосчастным ступеням. Рэндольф обмолвился, что она не выносит качки, и она с чистой совестью ему возразила. Она не страшилась садиться в лодку; единственное, что внушало ей ужас, — это спуск к мосткам. Здравый смысл подсказывал: ей надо отступить, но она вскинула голову, словно бросая вызов судьбе, и с замирающим сердцем шагнула на лестницу.

Бешеной силы ветер трепал ее длинный плащ и юбки. Каждый шаг вниз давался с трудом, но Амисия только крепче вцеплялась в поручень. Вскоре у нее совсем онемели руки. Раньше она не раз спрашивала себя, почему ей не страшно лазать вверх и вниз по обрыву у водопада, зато при одной мысли о спуске к пристани сердце уходит в пятки. Ответ был ей известен: страх коренился в воспоминаниях детства. Упав на эти камни, разбился вдребезги ее драгоценный нефритовый единорог, разлетелся на множество бесполезных — нет, опасных, как смертоносное жало, осколков. Прежде она говорила себе, что не подойдет к этой круче без крайней нужды — разве что неприступную крепость Дунгельд будут осаждать враги. Ступени скрипели и покачивались при каждом порыве ветра, словно по мановению невидимой руки. Однако теперь, когда ее жизнь наполнилась бесценным чувством, Амисия, не раздумывая, пошла навстречу опасности.

— Я уж подумал, мне вас не дождаться, — донесся до нее снизу голос Рэндольфа; значит, до цели оставалось совсем немного. Здесь ветер свирепствовал не так, как наверху.

Думая лишь о том, как бы не поставить ногу мимо ступеньки, Амисия выдавила из себя улыбку, но застывшие губы и бледное лицо никого не могли бы ввести в заблуждение.

Только ступив на камни, она перевела дух.

— Пришлось малость задержаться, но теперь все позади, можем отплывать. — Она забралась в лодку, подняла капюшон и съежилась рядом с кипой пустых мешков.

Следом за ней в лодку сел и Рэндольф. Он оттолкнулся от причала и что есть силы налег на весла. Вскоре они уже обогнули остров; волны, будто встав на сторону заговорщиков, подгоняли лодку вперед.

Они должны были причалить на краю излучины, которую разделяла надвое коса, заметная только в часы отлива. Вскоре Рэндольф уже выпрыгнул в соленую воду и втянул лодку на берег. Амисия проворно выскочила. Ее провожатый начал перетаскивать пустые мешки к трехстенному сараю. Лошади из конюшен Дунгельда стояли то здесь, то на острове. У каждого воина гарнизона было по два коня: один — чтобы выезжать из замка, второй на берегу — чтобы в случае спешки не дожидаться отлива. При каждой конюшне состояли сноровистые конюхи, а Рэндольфу, учитывая его недюжинную силу, вменялось в обязанность распределять фураж, чтобы в стойлах всего было в достатке. Он гордился таким доверием и старался изо всех сил. Немудрено, что он не заметил, как его юная подопечная потуже запахнула плащ и исчезла за зеленой стеной леса.

Закусив губу, Амисия пробивалась сквозь густые заросли. Высокие травы хватали ее за ноги, мешая продвигаться вперед. Еще ни разу ей не доводилось отсюда добираться до лесной поляны. Когда ей не нужно было таиться, она шла по берегу до косы, а оттуда проторенная дорожка под сенью вековых деревьев приводила ее к цели. Она напомнила себе, что та тропа все время вела вверх. Вскоре ее нахмуренное лицо осветилось улыбкой: она дошла до крутого подъема. Амисия подоткнула юбки под плетеный пояс и, держась за нависающие ветви, вскарабкалась наверх.

Приведя в порядок платье, она поглядела сквозь колючие листья падуба и обнаружила, что попала не на поляну, а в совершенно незнакомое место. Однако ее глаза вспыхнули восторгом. Незнакомая дорога привела ее совсем не туда, но о чем еще было мечтать!

— Ах ты птичка моя, какая же ты сочная! — негромко рокотал насмешливый голос Галена. — Еще разок-другой тебя поверну — и начнется пир горой. — На вертеле меж двух рогатин жарился над костерком жирный фазан.

Оставив своих спутников в надежном укрытии, Гален рискнул выйти на разведку, чтобы выследить тех, кто выслеживал его самого. Но когда барон со своим отрядом расположился на обед, Гален почувствовал неудержимый голод и вспомнил о праве охоты на мелкую дичь, которое даровал его отцу — а следовательно, и его потомкам — покойный барон Конэл. Это означало, что Гален имеет законное право ставить силки в угодьях Райборна. Однако если бы его схватили за руку, он не смог бы оправдаться, не рассказав правды о себе и о том, что привело его в эти края, — а он и сам толком этого не знал. И все же он время от времени баловал себя и своих товарищей чем-нибудь более аппетитным, нежели солонина и черные сухари, прихваченные из дому. От восхитительного запаха дичи у Галена засосало под ложечкой. Он приподнял вертел за один конец, проверяя, равномерно ли прожарился фазан. Прошло уже достаточно времени; дольше оставаться здесь было опасно — он слишком давно потерял из виду барона и его приспешников.

Заслышав какой-то шорох в кустах, Гален замер. Повинуясь инстинкту бывалого воина, он бросил вертел с фазаном на траву, мгновенно выхватил из ножен тяжелый меч, обеими руками сжав рукоять, и резко повернулся, занося разящее оружие над головой. Нарушительница спокойствия стояла прямо перед ним, благоговейно глядя на смертоносный меч, готовый обрушиться на ее голову.

— Никогда не смей исподтишка подбираться к мужчине! Никогда не смей подкрадываться сзади! — Гален опустил руки и вернул меч в ножны. — Воины сначала наносят удар, а уж потом смотрят, что за болвана принесла нелегкая.

У Амисии отчаянно застучало сердце, но она вскинула голову и смело встретила взгляд горящих зеленых глаз.

— Я не нарочно: поднялась на горку и чуть было на тебя не налетела. — Почти те же самые слова она говорила Келде и Фаррольду, которых застукала на винтовой лестнице; только в тот раз это была ложь, которую приняли на веру, а теперь — чистая правда, но почему-то совсем неубедительная.

Гален умерил свой гнев при виде такой упрямой храбрости, не свойственной женщинам. В карих глазах девушки мелькнул испуг, но она не дрогнула перед его яростными нападками. Необходимо было как-то ее образумить, но невольная одобрительная улыбка свела на нет все его намерения.

Как всегда, его улыбка обезоружила Амисию и спутала все ее мысли. Она так и не смогла произнести ни одной осмысленной фразы. Рядом с этим невероятно привлекательным человеком она и впрямь становилась похожей на робкую, бессловесную служанку, прибежавшую на первое свидание с конюхом. Вот и сейчас она предстала перед Галеном какой-то слабоумной деревенщиной.

Чтобы вырваться из-под власти его взгляда, Амисия потупилась, и тут ей на глаза попался злополучный фазан. Она подняла вертел, сняла несколько налипших травинок, а потом ткнула пальцем в хрустящую золотистую корочку.

— Ему еще добрый час жариться, а то и больше, — провозгласила она, хотя не имела ни малейшего представления, как проверяют готовность дичи.

Амисия водрузила вертел на рогатины и, боясь пристального взгляда зеленых глаз, сложила руки на груди и сделала вид, что следит за костром.

Гален подошел сзади и смотрел на шелковистую копну каштановых волос, свободно струящихся по хрупкой спине. Он боролся с отчаянным желанием запустить пальцы в эти роскошные пряди и привлечь к себе податливое тело девушки. Наконец он с видимым огорчением произнес:

— Я и так уже здесь замешкался. Надо отправляться на поиски врага. — Предвосхитив ее вопрос, он объяснил. — Чтобы меня самого не застали врасплох.

Амисия повернула к нему голову. Пряди волос, позолоченные солнцем, упали на одно плечо. Стараясь не выдать своего разочарования, она проглотила стоявший в горле ком и сказала то, что показалось ей уместным:

— Значит, придется тебе подкрепиться чем-нибудь другим.

Ей было до слез обидно, что она преодолела столько преград, чтобы его увидеть, а он не может побыть с ней ни минуты.

Амисия не жаловалась, не настаивала на новой встрече, как тогда, при расставании на берегу, но Гален прочел в ее карих глазах безнадежную мольбу. Жизнь научила его владеть своими чувствами, но рядом с этой крошкой он опять почувствовал себя безоружным.

— Вот уже почти неделю они без толку рыщут по лесу. Бог даст, еще часок обойдутся без моего присмотра. — Гален жестом предложил Амисии присесть в тени раскидистого дуба. Под тихий шорох листвы они, тщательно выбирая слова, беседовали о совершенно незначащих вещах: об излюбленных кушаньях или об оттенках цвета, о великих событиях, о короле и его борьбе сперва против баронов, потом против иноземных завоевателей. Только один раз они чуть не выдали себя, когда Гален неосторожно упомянул, что присутствовал на поле Раннимеда при подписании королем Иоанном Великой хартии вольностей.

— Ты там был? — Амисия так изумилась, что даже привстала. Каким ветром занесло разбойника туда, где силы короля противостояли силам баронов?

Гален, растянувшийся на лесной подушке из мягких трав, не шелохнулся. Он молча обругал себя за бахвальство, но быстро нашелся:

— Бароны были благодарны за поддержку любому человеку, способному держать оружие. — Это было чистой правдой, хотя и не имело к нему непосредственного отношения. — Я помогал одному знатному господину, и он остался весьма доволен. — И здесь Гален не погрешил против истины: его отец гордился, что единственный наследник стал ему верным соратником.

— Понятно, — кивнула Амисия, которую вполне убедило такое разъяснение. — Скажи, ты до сих пор стоишь за баронов? — Чтобы ненароком не выдать своего мнения, она перебирала пальцами травинки.

Гален почувствовал, что их незатейливая беседа принимает опасный оборот. Этот вопрос имел серьезную политическую подоплеку. Ответ был уклончивым:

— Я стою за права, предусмотренные хартией и скрепленные королевской подписью. Но когда на наши берега зовут иноземного правителя — это мне не по душе.

— Значит, ты собираешься сражаться на стороне короля? — спросила Амисия.

Гилфрей принадлежал к ярым сторонникам короля Иоанна, тогда как Амисия его терпеть не могла: он вечно норовил придвинуться поближе и давал волю рукам. Когда им выпадало «счастье» принимать монарха у себя в замке, Амисия неизменно сказывалась больной, ее мать уединялась для поста и молитвы, а Анна спешно увозила дочку навестить дальних родственников. Амисия смутно представляла себе, какие права предусмотрены хартией, но тайно ликовала, когда королю пришлось склонить голову перед волей баронов. Однако даже она подумывала, что те перегнули палку: редкие гости и проезжие путники приносили обрывочные вести о французском нашествии. Гилфрей предпочитал об этом помалкивать, но именно по этой причине большая часть гарнизона Дунгельда временно находилась на службе короля.

— Я готов биться против французов, которые налетели, как саранча, но мне было бы нелегко поднять оружие против соотечественников — англичан. Потому-то я сейчас нахожусь здесь, а не на ратном поле.

Гален произнес это без тени улыбки. Его лицо оставалось непроницаемо-холодным, как Северное море, — любой, кто был близок с его семьей, без труда распознал бы это выражение, унаследованное от отца, который носил прозвище Ледяной Воин.

Лесную тишину прорезал звук охотничьего рога. Гален вскочил и бросился в заросли. Амисия оказалась не столь проворной, но побежала следом, прямо по сломанным в спешке кустарникам.

Выбирая кратчайший путь к пещере, Гален проклинал себя за легкомыслие. Если соратники из-за него попали в беду, он никогда… Нет, он просто не имеет права допустить, чтобы с ними что-то случилось. Пробившись сквозь зеленую стену леса, Гален оказался у заводи и увидел спину Карла, который расхаживал у воды, взволнованно сжимая руки.

— Что-нибудь стряслось с Уолтером? — вырвалось у Галена.

Карл резко обернулся:

— Нет, он пошел в пещеру за оружием.

— Если с ним ничего не случилось, да и ты, как я вижу, цел и невредим, зачем было трубить в рог? — Гален еще не успел успокоиться; теперь к его возбуждению добавилась досада на друзей, которые без видимой нужды подняли шум на весь лес.

Обратившись к своему предводителю и едва скользнув взглядом по девушке, выглядывающей из-за его спины, Карл объяснил:

— Сюда прибегал деревенский мальчуган, весь в слезах. Свистнул три раза, а потом стал умолять о помощи. Мы растерялись: то ли выходить из укрытия прямо у него на глазах, то ли выжидать. Пока мы раздумывали, он убежал в сторону деревни.

— Извини, что усомнился в правильности твоего решения.

Гален сожалел о своей резкости. Карл всегда руководствовался здравым смыслом и, в отличие от самого Галена, ни разу не попадал впросак. Тут появился Уолтер, неся два меча — свой и Карла. Нужно было действовать без промедления.

— Будем продвигаться быстро, но осторожно, — распорядился Гален, презирая себя за пренебрежение долгом. — Мы не знаем, где сейчас враг — и в этом моя вина.

Гален повернулся, чтобы идти в лес, и только тут вспомнил, что за ним увязалась Амисия. Он махнул рукой, чтобы Карл с Уолтером шли вперед.

— Нам наверняка грозит опасность, — быстро сказал он Амисии. — Тебе необходимо вернуться домой — сию же минуту.

Этот короткий приказ выдал то, о чем между ними не говорилось вслух: «домой» — не означало «в деревню».

Амисия обмерла. Хотя Гален повинился, что упустил из виду врагов, она понимала, что это случилось из-за нее. Это она отвлекла его от серьезного дела. Разве могла она после этого спокойно уйти? Однако Амисия сознавала, что в минуту опасности Гален прежде всего бросится защищать ее, а это могло стоить ему жизни; поэтому она молча кивнула и отошла с дороги.

Гален обогнал своих соратников и легко нашел детские следы. Он двигался впереди, за ним шел Уолтер, а Карл прикрывал их маленький отряд с тыла. Вскоре они уже были на опушке леса у деревни Брейстон.

От черного пепелища подле сгрудившихся стайкой бедных хижин поднимался густой дым — совсем недавно здесь стояло жилье из лозняка под соломенной крышей. Трое «разбойников» мрачно наблюдали из-за деревьев, как люди в кольчугах спешиваются с коней и топчут ногами обгоревшие обломки. Над пепелищем разносился зловещий хохот Гилфрея, восседающего на могучем боевом скакуне.

Вдруг до слуха друзей донеслось сдавленное рыдание. Гален обернулся и увидел Амисию, которая раздвинула листья папоротника и опустилась на колени рядом с деревенским мальчуганом, содрогающимся от слез. Хотя Галена не на шутку разгневало ее неповиновение, он отметил, что девушка не лишена сострадания. Она привлекла к себе плачущего ребенка, гладила его по спине и приговаривала какие-то слова, пока он не успокоился. Потом мальчонка отстранился и вытер мокрые от слез щеки рукавом домотканой рубахи. Убитый горем, он сперва не признал в своей утешительнице дочку хозяйки замка, а когда признал, не подивился ее присутствию. У него на глазах творилось страшное зло. Мальчик выпрямился и увидел тех, к кому его посылали за подмогой.

Чтобы не ранить его самолюбие, Гален обратился к нему по-мужски сдержанно и уважительно:

— Скажи, не ты ли приходил за нами, когда здесь творилось бесчинство?

Мальчик кивнул.

— Меня послал отец, его зовут Эдгар. Я все сделал, как он приказывал, — едва сдерживая слезы, ответил он.

Взор Галена снова обратился к горестному зрелищу. Должно быть, барон — в назидание другим — выбрал своей жертвой деревенского старосту.

— Это был твой дом? — спросил Гален, заранее зная ответ. — Они вам угрожали?

Его ровный тон не мог скрыть нарастающей ярости: у него на глазах жестокие каратели вскочили на коней и двинулись прочь вслед за своим предводителем.

Прерывисто вдохнув, мальчик обратился к Галену, признав в нем главного:

— Они тут кричали: вы, негодяи, знаете, где прячутся разбойники, да сказать не хотите. А потом и говорят: мы-де вам быстро развяжем языки — за каждый день, что вы молчите, будем сжигать по одной хижине.

Гален заглянул в детские глаза и спросил:

— Как же тебя зовут, сын Эдгара?

— Дэйви, сэр.

— Ты настоящий храбрец, Дэйви; ценю твое мужество. — Гален приложил к сердцу сжатый кулак и на мгновение склонил голову. — Кажется, я знаю, как отвести угрозу.

Мальчик смотрел на него широко раскрытыми глазами.

— Беги к отцу, — продолжал Гален, — и передай: пусть люди немедля грузят в повозку съестные припасы и все, что есть в семьях самого необходимого. Как стемнеет, пусть запрягает вола и направляется вместе с односельчанами на просеку, где мы раздавали зерно. — Видя недоумение на детском лице, Гален улыбнулся. — Ты, главное, передай все в точности — отец поймет.

Дэйви больше не плакал; он побежал к деревне, спеша принести важное сообщение.

— Так-так, Амисия. — Глаза Галена блеснули холодом, осуждая ее за упрямство, которое могло привести к трагическому исходу. Смелость перед лицом опасности — это одно, а дурацкая неосмотрительность — совсем другое. Гален положил руку ей на затылок, развернул к себе спиной и осторожно, но твердо подтолкнул ее вперед.

ГЛАВА 9

Амисия горела негодованием. Гален погонял ее, точно заблудшую овцу. Кто станет такое терпеть! Да еще оба его спутника откровенно потешались — она это чувствовала, хотя они не произнесли ни слова. Ее плечи одеревенели от сопротивления мертвой хватке — Гален держал ее сзади за шею — а ноги спотыкались на каждом шагу.

До заводи было еще далеко, а злость Галена уже улетучилась, но он по-прежнему был преисполнен решимости раз и навсегда проучить эту своевольную девчонку. Карл и Уолтер свернули к пещере, а Гален все вел Амисию вперед; только теперь он не подталкивал ее в шею, а тащил за руку, продираясь сквозь лесную поросль и отводя нависшие ветви. Они двигались тем же путем, которым Гален бежал сломя голову, когда заслышал охотничий рог. Он вспомнил о фазане, который к этому времени должен был прожариться на славу. А ведь Галену в тот день так и не довелось пообедать. Незаметно для себя он прибавил шагу, собираясь преподать хороший урок этой упрямице, а потом разделить с ней долгожданную трапезу. Очень скоро ветер донес до них соблазнительный запах жареной дичи. Гален устремился к заветной цели с удвоенной решимостью, не замечая, что Амисия, которая до того торопливо семенила за ним, вынуждена была перейти на бег.

Однако — как уже случалось с ними ранее — в конце пути их подстерегало непредвиденное. Гален остановился как вкопанный, услышав злобный рев барона. Беззвучно, как тень, он скользнул под покров густых зарослей. Мягкая лесная почва скрадывала шум шагов, но он спиной чувствовал каждое движение Амисии. Его снова охватил гнев от ее строптивости. Как бы ему хотелось, чтобы хоть сейчас она перетрусила, как любая здравомыслящая женщина. Подкравшись к опушке, он осторожно раздвинул свисающие до земли ветви дуба, чтобы разглядеть происходящее. Амисия выглядывала из-за его широкой спины.

— Я всегда знал, что мозгов у тебя — кот наплакал, Рэндольф, но не думал, что ты дойдешь в своей глупости до потравы моей дичи!

Гилфрей, по-прежнему сидевший в седле, со всего размаху обрушил розгу — гибкий ствол молодого деревца — на могучие плечи слуги — а потом еще и еще.

Чтобы не закричать от ужаса, Амисия закусила губу и вцепилась в сильную руку Галена. Из уст Рэндольфа вырвался стон; под лавиной ударов несчастный упал на колени.

— Это тебе только для начала — то ли еще будет! Ты у меня сполна расплатишься за воровство. Ишь, вздумал меня перехитрить, пока я занят важным делом!

— Да разве я бы посмел ловить дичь в ваших угодьях… — мольбу Рэндольфа прервал свист розги. На рваной рубахе выступили кровавые полосы.

— Врешь! А за вранье поплатишься вдвойне, да так, чтоб другим неповадно было зариться на хозяйское добро.

Гилфрей разразился проклятьями, а Гален пытался сообразить, что тут можно сделать. Похоже, все приспешники барона, кроме одного, отправились ставить лошадей в конюшню. Оставшийся, под стать своему хозяину, был далеко не молод — с таким противником не пристало биться на равных. Впрочем, внешность могла оказаться обманчивой. Гален знал: недооценивать врагов опасно. Но он не мог допустить, чтобы за его «преступление» страдал безвинный.

— Сгоню всех во двор замка, чтоб каждый видел, как отрубят твои загребущие руки, а кровавые культи прижгут каленым железом, — все больше распалялся Гилфрей. — Я прикажу вырвать твой лживый язык. А потом отправлю тебя в Лондон и прикажу вышвырнуть на задворках — будешь просить милостыню, пока не сдохнешь в сточной канаве.

У Амисии брызнули слезы. Это все случилось из-за нее: она уговорила Рэндольфа перевезти ее на берег, она сбежала, заставив его отправиться на поиски. Теперь Рэндольф — простая, верная душа — дорогой ценой расплачивался за ее проделки. Какая несправедливость! В бесполезной ярости Амисия зажмурилась и уткнулась горящим лицом в широкую спину Галена. Как она теперь сможет поднять глаза на Орву? Как признается этой доброй женщине, что своими безумными выходками навлекла беду на ее сына?

Когда престарелый рыцарь Гилфрея спешился и размотал толстую веревку, явно припасенную для пленения Волчьей Головы, Гален отшвырнул Амисию в заросли и выпрыгнул из своего укрытия. Он выбил из седла ничего не подозревавшего барона, а потом обрушил пудовый кулак на голову испуганного старика в кольчуге. Тот без чувств рухнул наземь. Гален дал шлепка сперва одному коню, потом второму, и скакуны, избавившиеся от всадников, умчались в лес. Гилфрей неуклюже барахтался в траве. От долгих часов, проведенных в седле, у него опухли и разболелись ноги. К тому же он неловко упал и не сразу смог выхватить меч. Он лишь разразился замысловатой бранью, когда Гален спокойно нагнулся над ним, без труда вырвал из его рук меч и забросил подальше в кусты.

— Друг мой, — Гален ободрил Рэндольфа улыбкой, — если ты подтащишь уснувшего рыцаря к этому нечестивому сквернослову, мы их свяжем спиной к спине.

Рэндольф, едва опомнившись после нежданного избавления от мук, поднялся на ноги и побежал исполнять поручение своего заступника.

Гален посмеялся над тщетной злобой Гилфрея, которого опять обошел «разбойник». Он заломил барону руки за спину и связал их с руками старого рыцаря. Затем веревка несколько раз надежно обвила их туловища и ноги. Все это время барон неумолчно сыпал ругательствами.

— Так бы и слушал эту сладостную музыку; жаль, что придется заткнуть тебе пасть. Неровен час, выплеснешь все, что тебе отпущено на целую жизнь.

Взявшись за угол баронского плаща, Гален с треском оторвал от него полосу дорогого бархата и обвязал ее вокруг перекошенного рта Гилфрея. Теперь вместо брани тот исторгал лишь глухое рычание.

— Я это делаю ради твоей же безопасности, — серьезно объявил Гален. — Небеса не стали бы долго терпеть такое богохульство — тебя едва не разразило громом.

Амисия, упавшая на мягкую траву, встала на колени, не замечая, что оказалась в опасной близости от колючего куста. Она глядела во все глаза и с трудом сдерживалась, чтобы не броситься на шею храбрецу, который одним ударом уложил сэра Освальда и поступил с Темным Лордом так, как ей виделось только во снах. Когда Гален жестом указал Рэндольфу на то место, откуда выскочил на прогалину, она поднялась на ноги и стояла, выжидая.

Гален не мог упоминать ее имени или заставлять ее подать голос в присутствии Гилфрея. Ступив под полог дубовых ветвей, он знаками объяснил Амисии, что собирается вернуться в единственное надежное укрытие — пещеру за водопадом.

Рэндольф изумился при виде своей молодой госпожи, но прикусил язык. Гален, прокладывающий дорогу, решил избрать иной путь, поскольку эта тропа была известна людям барона, которые вот-вот могли пуститься на поиски пропавшего лорда. Петляя по лесу и время от времени даже возвращаясь назад, чтобы сбить преследователей с толку, они наконец добрались до полноводного ручья.

По примеру Галена Рэндольф и его госпожа ступили в холодную воду. Не оставляя следов, они продвигались вперед, пока у Амисии не разболелись лодыжки. Ее башмаки пришли в такой жалкий вид, что она боялась подумать, как оправдается перед леди Анной. Слушая журчание воды, Амисия грустно улыбнулась. Стоит ли размышлять о такой ерунде, когда они только что избежали страшной опасности? Ее улыбка потеплела: теперь у нее не было иного выхода, кроме как исчезнуть из замка Дунгельд и прожить до конца своих дней в лесу с Галеном, как Марианна с Робином Гудом.

Издалека донесся рокот падающей воды. До водопада оставалось уже немного.

— Гален, — шепотом позвала Амисия, — если мы и дальше пойдем по воде, боюсь, я совсем застужу ноги и не сумею спуститься в ущелье.

Гален обернулся. Он разглядел в прозрачной воде короткие сафьяновые сапожки на маленьких изящных ступнях. Силы небесные! В этой-то дорогой обуви она надеялась сойти за деревенскую девчонку?

Амисия проследила за направлением его взгляда и ужаснулась. Когда она перед побегом из замка отделалась от Келды, у нее совсем вылетело из головы, что нужно переобуться в грубые, прочные башмаки. Немудрено, что ноги совсем перестали ее слушаться. Изобразив искреннее сожаление, она затараторила:

— Ну надо же! Напрочь забыла снять эти сапожки — хозяйка их подарила моей сестрице Мелли — помнишь, той что прислуживает хозяйской дочке.

Рэндольф, остановившийся сзади, так и ахнул. Гален счел за лучшее прекратить этот разговор и жестом указал ей на берег. Амисия выбралась на скользкие замшелые камни и умоляющее посмотрела на Рэндольфа, чтобы тот не раскрыл ее обман.

Рэндольф не мог взять в толк, к чему она притворяется, но был готов на все, лишь бы его не покинули нежданные защитники. Пожав плечами, он покорно кивнул.

Остаток пути мужчины прошли по мелководью, а Амисия с осторожностью перебиралась с камня на камень. У нее в сапожках хлюпала вода. Оставалось только надеяться, что ноги хоть немного обсохнут перед спуском в пещеру.

— Я пойду первым, — заявил Гален, когда они достигли кручи ущелья.

Рэндольф в ужасе вытаращил глаза и невольно попятился.

— Не трусь, Рэндольф, — подскочила к нему Амисия. — Я здесь лазала сто раз; если уж девушка может одолеть этот спуск, то тебе и подавно нечего бояться. В камне выбито подобие ступенек — будет тебе опора и для ног, и для рук. К тому же спускаться нужно не до самого низа, а только до середины. Там есть уступ, который вполне выдержит твою тяжесть.

Рэндольфа это не убедило: ей хорошо говорить — сама-то не легче перышка, сорвиголова, а в нем сколько пудов? Но разве мог он перед ней осрамиться?

Сощурив зеленые глаза, Гален прислушивался к их разговору. Сомнений не было: эти двое близко знакомы. И еще Гален пришел к выводу, что не кто иной, как этот покорный великан перевез Амисию на берег. Она ускользнула из-под его присмотра, он заждался и отправился по ее следу на поиски — медленно, но верно, как делал, по наблюдению Галена, и все остальное. На прогалине, где жарился фазан, его настиг Гилфрей. Да, выходка Амисии едва не стоила ему жизни. Но при этой мысли Гален сурово напомнил себе, что и сам не без греха: он пошел у нее на поводу и согласился на новое свидание.

Подступив к краю ущелья, Гален заговорил спокойно и твердо:

— Рэндольф, подойди поближе и смотри, как я буду спускаться.

Его уверенность ободрила Рэндольфа. Лесной незнакомец был такого же роста, как он сам, хотя и не так широк в кости; а вот, поди ж ты, безбоязненно спустил ноги в пропасть и осторожно нащупывает ступеньку за ступенькой. Мало-помалу Рэндольф успокаивался. Вдобавок он вспомнил, что никогда не робел, спускаясь к лодочным мосткам по висячей лестнице с отвесной скалы — чего уж хуже?

Амисия, затаив дыхание, следила, как его грузная фигура перевалилась за край ущелья. Сегодня тихий и преданный Рэндольф по ее милости уже попал в страшную беду; теперь она мысленно взывала ко всем святым, каких только могла припомнить, чтобы они не оставили в трудную минуту этого доброго увальня.

Когда, наконец, ноги Рэндольфа нашли узкий, но надежный выступ, где поджидал Гален, Амисия почувствовала, что у нее в кровь искусаны губы. Забыв всякую стыдливость, она подобрала юбки.

Гален, увидев, как Амисия поднимает подол, вспомнил, какое зрелище за этим последует. Однако обстоятельства никак не располагали к мечтательному созерцанию девичьих прелестей, да и лишний свидетель был сейчас ни к чему. Гален тронул Рэндольфа за плечо и сделал знак следовать за собой.

Когда Амисия с ловкостью дикого зверька спустилась в ущелье, ее спутники уже входили в пещеру, скрытую стеной водопада.

Заслышав снаружи какое-то движение, Карл насторожился; Уолтер, который помешивал похлебку в маленьком котелке, подвешенном над костром, весь обратился в слух.

— Час от часу не легче, — пробормотал, нахмурясь, Карл.

В пещере воцарилось гробовое молчание, которое не нарушили даже вошедшие — двое мужчин, а за ними и девушка. У Карла брови поползли вверх. И впрямь час от часу не легче! Гален, который весь кипел от негодования и собирался отправить несносную девчонку восвояси, теперь вернулся, ведя за собой не только ослушницу, но и какого-то верзилу-незнакомца.

— Знакомься, Рэндольф: это Карл. — Гален жестом указал на своего изумленного друга, который затаился у стены, сжимая в одной руке точильный камень, а в другой — кинжал. Он только кивнул пришельцу, не имея возможности обменяться с ним рукопожатием.

— А это наш юный повар по имени Уолтер. — При этих словах, сопровождаемых лукавой улыбкой, юноша вскочил, откинул со лба соломенные волосы и протянул руку вошедшему.

В полумраке пещеры Амисия перехватила вопросительный взгляд Рэндольфа и поспешила сообщить:

— Того, кто избавил тебя от гнева барона, зовут Галеном.

Признав свое упущение, Гален с благодарностью улыбнулся девушке. На фоне искрящихся струй водопада ее каштановые волосы отливали золотом. У Галена екнуло сердце. Словно повинуясь неведомой силе, он шагнул к ней.

— Боюсь, что это избавление посеяло панику в стане наших врагов; теперь они будут до глубокой ночи прочесывать лес. — Гален говорил так тихо, что другие не разбирали слов. — Тебе нельзя уходить, пока не взойдет луна.

Опасное приключение не охладило досаду Галена; напротив, он еще сильнее проникся решимостью наказать сумасбродку. Однако его предостережение только что дало ей повод задержаться рядом с ним до поры отлива. Сомнений нет: этот верзила перевез ее через пролив на лодке. При всем бесстрашии у девушки просто не хватит сил выгрести против буйных волн. К тому же люди барона, которые ставили коней в береговую конюшню, наверняка обнаружили лодку Рэндольфа и переправили ее к замку.

Амисия расцвела теплой улыбкой. Она благодарила судьбу, что ей не придется разыгрывать возвращение в деревню и опасаться погони вездесущих приспешников Темного Лорда. А главное — у нее появилось основание еще немного побыть рядом с человеком, который каждым своим поступком — от возвращения монастырских денег до помощи деревенским жителям и спасения Рэндольфа — все более завоевывал ее сердце и укреплял нежную привязанность, зревшую в ее душе. Конечно, Келда, леди Анна, преданные слуги сейчас не находят себе места, но изменить все равно ничего нельзя, так что нечего бередить душу. Совесть мучила Амисию только из-за Орвы. Она боялась подумать, как станет убиваться эта добрая женщина, когда стражники принесут весть о прегрешении и бегстве ее сына.

Гален учтиво предложил ей руку; Амисия столь же церемонно положила кончики пальцев на его рукав и позволила проводить себя к весело потрескивающему костру.


Лунный свет превратил падающие струи воды в живое серебро. Гален пропустил Амисию вперед. Оказавшись за сверкающей завесой, она медленно повернулась и заговорила, зная, что в пещере ее не услышат:

— Почему мне нельзя остаться с тобой?

После ужина, который Уолтер приготовил с поразительной сноровкой и изобретательностью, они весь вечер просидели рядом у огня. Сознавая быстротечность отпущенного судьбой времени, они наслаждались минутами молчания, а их взгляды говорили о желаниях и чувствах больше, чем могли бы выразить слова, даже сказанные наедине.

Обращенное к Галену лицо в свете луны казалось бледным как полотно, но даже само ночное светило, под которым меркнут все краски земли, было бессильно против золотистого блеска густых, свободно струящихся волос.

— Ты не хуже меня знаешь, что сейчас это невозможно. — Гален не смел принять такой дар от девушки из знатного рода: он не мог опозорить ее имя и бросить тень на свое. Но искушение было слишком сильным; его лицо застыло, а голос зазвучал грубее обычного. — Меня ждут важные дела. Ты мне будешь помехой.

Он твердо решил, что, исполнив свою миссию, вернется сюда без глупой маскировки — богатым и славным рыцарем; вот тогда он будет должным образом представлен этой девушке, прекрасной и — благодаря его самоотречению — целомудренной.

Амисия вся сжалась, услышав в его словах упрек за те беды, которые случились по ее вине.

— Что ж, тогда я пойду.

Гален заметил, что ее мягкие черты исказились обидой, словно на них набежало темное облако. Его тяготило вынужденное притворство.

— Я тебя провожу, — выговорил он сквозь зубы, чтобы не вселять в нее напрасные надежды. Пусть уж лучше она обижается на его черствость — может, хоть это удержит ее от вылазок в лес.

— Не утруждайся. — Амисия опустила ресницы, чтобы скрыть подступившие слезы. Она-то вообразила невесть что, пока сидела с ним у костра. — Ты же сам сказал, что тебя ждут важные дела.

Гален открыл рот, собираясь возразить, но Амисия его опередила:

— Побереги себя для другого. Крестьяне, верно, уже ждут не дождутся твоих великих дел. Всем известно, что Темный Лорд не решается соваться в лес по ночам. — Не выбирая слов, она нанесла запрещенный удар. — А больше мне ничто не угрожает. Барон прочесал весь лес вдоль и поперек: в округе нет никаких злодеев — кроме тебя и твоих дружков.

Гален похолодел. Ведь он чуть было не признался ей, кто они такие, но вовремя одумался, напомнив себе про ее порывистый нрав и несдержанный язык. Он сомневался, что эта девушка — при всех своих благих намерениях — способна хранить тайну; в минуту душевного смятения, как сейчас, она могла наговорить лишнего.

Амисии показалось, что ее необдуманные слова нанесли Галену глубокую рану. Она сделала шаг вперед и положила руки ему на грудь.

— Я не хотела… — не находя подобающих слов раскаяния, она запнулась, а потом повторила. — Поверь, я не хотела…

Гален встретил ее умоляющий взгляд. Если ему требовалось доказательство, что ей, вспыльчивой и неосмотрительной, нельзя доверять — он его получил. Не напрасно он утаил от нее свое родовое имя и титул. Ему не терпелось поскорее покончить с обязательствами, которые он взял на себя вслепую. До сих пор дело не продвинулось ни на шаг. Укоряя себя за бездействие, Гален сощурил глаза и метнул ледяной взгляд на хрупкие пальцы, касающиеся его груди.

— Ой!.. — Амисию обдало холодом. Он разрушил все ее сладостные мечты, а вместе с ними и любовь.

Она отдернула руки и, позабыв, что находится на узком уступе крутого склона, отпрянула назад.

— Ты в своем уме? — вскричал Гален, обхватив безрассудную девушку своими крепкими руками и прижимая ее к груди. Он прислонился спиной к каменной круче. — Глупышка. Ты совсем еще глупышка. — Он зарылся лицом в шелковистое облако ее волос, и его тихий голос зарокотал возле самого ее уха, как отдаленный гром. — Настанет и наш день. Клянусь честью. — Запустив пальцы в каштановые пряди, он осторожно заставил ее поднять голову и заглянул в медвяные глаза. — Слово чести для меня превыше всего.

— Я так и знала, — живо откликнулась Амисия. — С самого первого дня…

Эти страстные заверения были прерваны короткими поцелуями, которыми Гален покрыл ее щеки, глаза, уголки рта и чувствительные впадинки за ушами. Сладкая жажда осталась неутоленной.

Привстав на цыпочки, Амисия обвила руками его шею и пригнула его голову к своему лицу. Но его полураскрытые губы лишь мягко прикоснулись к ее рту, а язык быстрыми, дразнящими движениями собрал нектар с ее губ, словно пыльцу с цветка. Дыхание Галена стало прерывистым. С отчаянным стоном Амисия прижалась к его разгоряченному телу, и это прикосновение поколебало его железную волю. Сильные руки оторвали ее от земли и стиснули в объятиях. Их обоих захлестнул огненный ураган; они жадно тянулись навстречу друг другу, задыхаясь и дрожа.

Снизу донесся громкий всплеск — это принесенный рекой древесный обломок рухнул с высоты в заводь. Гален опомнился. Он откинул голову, прижался затылком к прохладному камню и подставил лицо ледяным брызгам, чтобы охладить бушующий в крови пожар. Не разжимая объятий, он ласково поглаживал хрупкую девичью спину, спрятанную под волной шелковистых прядей. Он поддался зову страсти, но это безрассудство оказалось совершенно упоительным. Сознавая, что его ласки становятся все смелее и вместо успокоения зовут к новому буйству плоти, Гален заставил себя задержать руки на ее талии и остановиться. Потом он открыл глаза и убежденно произнес:

— Мы выбрали неподходящее время и место; но вскоре ночь будет принадлежать нам, а зажженные нами костры будут ярче солнца и сладостнее лунного света.

Амисия не противилась, когда Гален отстранил ее и заставил стать рядом с собой. Она всем сердцем приняла это обещание. На ее доверчивый взгляд Гален ответил грустной улыбкой: он пока не знал, как распутать клубок невольной лжи, чтобы не убить ростки первого девичьего чувства. На прощание он провел ладонью по ее щеке и подал знак выбираться наверх.

— Хоть немного тебя провожу.

— Нет. — В этом коротком отказе прозвучала невысказанная любовь; Амисия ответила на ласку Галена, пробежав кончиками пальцев по складкам у его рта. — Близится время твоей встречи с крестьянами. Поскорее приступай к делу — я хочу, чтобы ты до рассвета вернулся в укрытие. Береги себя, пока не настанет наш день.

С теплой улыбкой она опять поднялась на цыпочки, привлекла к себе Галена и легко коснулась его губ, а потом шагнула к ступенькам, вырубленным в скале.

Наверно, она права, сказал себе Гален, глядя на Амисию, которая, подоткнув юбки, ловко взбиралась наверх. И дело не только в его уговоре с крестьянами. Окажись он рядом с ней на твердой земле, едва ли он устоял бы перед искушением: больше всего на свете ему хотелось взять то, что она готова была ему подарить, не ведая про обман, который грозил стать причиной их расставания — навсегда.

Когда Амисия преодолела подъем и побежала по лесной тропе, ее уверенность в их будущем начала ослабевать. Нет, она нисколько не усомнилась в словах Галена — адресованных деревенской простушке, но осмелится ли он навлечь на себя жестокие гонения, которые неизбежно ожидает простолюдина, сманившего из дома дочь знатного лорда? Она мучилась оттого, что не могла признаться, сколь ненавистны ей родовитые женихи, которые зарятся только на ее приданое. Выдав себя за другую, она угодила в ловушку: теперь она не имела возможности открыть ему свое происхождение и, хуже того, не могла убедить его, что ей нужен именно он, такой, как есть — без состояния, без имени, без титула.

Каждый шаг, отделяющий ее от любимого, рождал дурные предчувствия и грозил разорвать тонкую связующую нить. Поторопись, подгоняла она себя, не то прилив отрежет путь к возвращению домой; что будет, если Темный Лорд настигнет тебя в лесу? Однако ноги ее не слушались. Она готова была повернуть назад, к пещере, но вовремя одумалась. Как она оправдается перед Галеном? Ускорив шаги и проклиная себя за малодушие, Амисия тряхнула головой, чтобы отогнать непрошеные мысли. Пути назад не было — не только потому, что она скрыла истину, но и потому, что не имела права в угоду своим желаниям усугублять и без того немалые беды верного Рэндольфа. Она обязана была принести Орве весточку о сыне.

Залитую лунным светом тропу пересекал древесный корень. От волнения Амисия его не заметила, споткнулась и чуть не упала. Мрачные мысли не покинули ее, но словно отошли на задний план, окутав зловещим облаком счастливые воспоминания о клятве, данной Галеном. Осмотревшись по сторонам, она с удивлением обнаружила, что до берега осталось совсем немного.

Пробираясь среди прибрежных камней, Амисия разглядела отмель. Уже начался отлив, хотя волны то и дело захлестывали узкую косу. Когда Амисия подобрала юбки, ее взгляд упал на сафьяновые сапожки, безнадежно испорченные после похода по ручью. Что ж, решила она, хуже уже не будет.

Почти бегом преодолев косу, Амисия заспешила вверх по извилистой дороге, хотя сбитые ноги едва слушались. Когда она прокралась в темную конюшню, ни одна лошадь даже не фыркнула. Дверь черного хода тихонько скрипнула, но этого никто не заметил, даже та несчастная, которая приглушенно рыдала где-то рядом.

Холщовая занавеска отгораживала закуток под черной лестницей. Там, на соломенной циновке, прислонясь к холодной каменной стене, сидела согбенная горем женщина.

— Орва, — еле слышно окликнула Амисия.

Кухарка, спрятавшая лицо в дрожащие ладони, ее не услышала. Амисия сделала шаг вперед, опустилась на колени, обняла вздрагивающие плечи и прижала старушку к себе.

— Орва, — зашептала Амисия, — Рэндольф в безопасности — его накормили и уложили спать. Знаешь, кто его охраняет? Тот самый смельчак, который спас его от незаслуженной кары.

Охваченная горем, Орва, казалось, не замечала хрупкую девичью фигурку, примостившуюся рядом, покуда не прозвучало имя ее сына. Она отстранилась и заглянула в серьезные карие глаза, ища подтверждения услышанному. До той поры Амисия ни разу не видела ее слез: круглое румяное лицо всегда светилось ласковой улыбкой. Однако сейчас на нем отражалась лишь безнадежная скорбь, и Амисия опять остро ощутила свою вину за то, что злоупотребила добротой Рэндольфа. Это чувство нестерпимо обожгло ее душу — не так ли обжигает адский огонь, в котором, как учат священники, суждено гореть всем грешникам?

— Разве его не запороли до смерти? — еле выговорила Орва, глядя на девушку покрасневшими от слез глазами.

Амисия погладила пухлые руки кухарки.

— Барон хлестал его розгой, это так, но силы-то уже не те. У Рэндольфа все до свадьбы заживет. — Она сама с трудом этому верила, но молила Господа, чтобы так оно и случилось.

Пока девушка всеми способами утешала старушку, а та нащупывала спасительную соломинку надежды в море отчаяния, у закутка неслышно появилась Анна, которая молча остановилась между каменной стеной и грубой занавеской.

Орва не нашла облегчения в том известии, которое принесла ей Амисия.

— Что же с ним теперь будет? Ведь он крепостной. Сюда возвращаться — верная смерть, а больше податься некуда. В лесу ему не прокормиться — за потраву-то придется ответ держать.

Амисия собралась с духом и с напускной уверенностью заявила:

— Можешь не волноваться. Человек, который спас Рэндольфа, не покинет его в беде. — Понимая, что такое заверение звучит по меньшей мере неубедительно, она добавила: — А это не кто иной, как Волчья Голова — барон за ним охотится, да никак поймать не может.

Восхищенные нотки в голосе Амисии подтвердили самые худшие опасения, которыми Келда поделилась с Анной. Когда Амисия не пришла ни к ужину, ни к завтраку, Келда призналась матери, что они напали на след разбойников. Ломая руки, она поведала, как Амисия восхваляла достоинства Волчьей Головы.

— Ума не приложу, — всхлипывала Орва, — что на него нашло? Ведь он всего-то должен был овса для лошадей привезти. Это ему не впервой. А вот поди ж ты, как оно обернулось. — По всей видимости, Орва не усомнилась в справедливости дошедших до нее слухов. — Барон так говорит: раз Рэндольф сбежал, стало быть, он вор, и ждет его позорное клеймо.

Простодушная женщина терзалась страшной мукой. Амисия не могла допустить, чтобы из-за ее прегрешений мать потеряла веру в честность своего сына.

— Это я упросила его перевезти меня на тот берег; это я от него сбежала, пока он занимался делом. А он отправился меня искать и набрел на жареного фазана. Я одна виновата в том, что барон объявил его вором. Никогда себе этого не прощу.

Кухарка обняла разрыдавшуюся Амисию и прижала к своей необъятной груди, отпуская ей этот грех. Все это время, оставаясь незамеченной, за ними наблюдала Анна. Ей хотелось думать, что эта история послужит Амисии уроком: может быть, хоть теперь она поймет, что за ее взбалмошность жестоко расплачиваются невиновные.

— Стыдись: из-за тебя ни в чем не повинный человек попал в страшную беду.

Амисия и Орва, сидевшие на соломенной циновке, в ужасе отпрянули друг от друга и обернулись к нежданной свидетельнице их разговора.

— Надеюсь, — продолжала Анна, делая шаг внутрь закутка, — что когда-нибудь ты научишься думать о последствиях и перестанешь совершать безрассудные поступки.

— Отныне она будет лишена возможности «совершать безрассудные поступки»! — раздался сзади них злобный хохот.

Заслышав этот рык, леди Анна резко обернулась, но тут же отшатнулась назад и чуть не упала, споткнувшись о циновку.

Тонкие губы Гилфрея растянулись в широкой ухмылке на мясистом, сытом лице. Он подкрался как раз тогда, когда Анна отчитывала его падчерицу, и не без злорадства наблюдал, как съежились перепуганные женщины. Когда Амисия заносчиво вскинула голову, он провозгласил, смакуя свои слова:

— К концу недели она пойдет под венец. Я сам выберу ей такого мужа, который ее приструнит раз и навсегда. До той поры у дверей моей драгоценной супруги будет стоять стражник, оберегая ее уединение, а возле этой непутевой сумасбродки, — он презрительно махнул рукой в сторону Амисии, — день и ночь будет находиться Мэг.

Стоило ему упомянуть имя злобной старухи, как она сама тут же высунулась из-за широкой спины хозяина. Прислужница Темного Лорда, скрюченная, с испещренным морщинами лицом и колючими бесцветными глазками, внушала не меньший страх, чем ее господин.

У Амисии сердце ушло в пятки, но она не подала виду. Отчим наверняка предвкушал, как она станет убиваться, узнав о предстоящем позорном венчании с каким-то отвратительным старикашкой, который увезет ее в чужие края. Она лишь на мгновение зажмурилась, когда до нее дошло: больше ей не суждено увидеть Галена!

ГЛАВА 10

— Молчаливое неповиновение тирану служит доказательством вашей отваги и сплоченности. — Бледный свет луны освещал могучую фигуру Галена, стоящего на груженой повозке посреди собравшейся на просеке толпы. В тишине предрассветного леса его негромкие, но отчетливые слова были слышны каждому. — Наберитесь решимости: ваше отсутствие будет недолгим, но барон Гилфрей на своей шкуре почувствует, каково обходиться без крестьян, чьим трудом он кормится.

Женщины в молчании прильнули к своим мужьям, дети уцепились за материнские юбки. Ни веточки не хрустнуло под ногами. Все были бы и рады проучить лорда, но страх оказался сильнее. Как приказал им Эдгар, они сложили свои скудные пожитки в телегу, но многие терзались сомнениями и готовы были отказаться от этой опасной затеи.

— Разве у нас есть выбор? — обратился к односельчанам Эдгар. — Неужели мы станем ждать, как стадо баранов, пока нас прирежут? Или будем безропотно глядеть, как горят наши хижины? А может, мы сделаемся предателями и наведем барона на след того, кто пришел к нам как друг, да еще спас от расправы крепостного, нашего собрата? — Он кивнул в ту сторону, где стоял Рэндольф. — Неужели мы предадим того, кто нас накормил и дал нам надежду?

— Не просто надежду, а клятву. — Голос Галена перекрыл прокатившиеся по толпе шепотки. — Клянусь святым крестом, ждать вам совсем недолго: скоро придет ваш настоящий лорд, который отнимет у Гилфрея земли, захваченные обманом и кровью.

При упоминании о загадочном неизвестном лорде толпа замерла. Как же такое может быть? Ведь у барона Конэла остались только жена и дочь. Или речь идет о чужаке, который польстится на богатое приданое? Или о незаконнорожденном сыне? Да всяко лучше, чем нынешний лютый хозяин. Многие стали согласно кивать, а потом из толпы раздались одобрительные возгласы.

— Но куда податься нам, крепостным? — Этот вопрос задала простая с виду женщина, в глазах которой угадывался природный ум и твердый характер. — Любой знатный лорд сочтет своим долгом вернуть нас на расправу барону.

— Известен ли вам человек по прозванию «Уилли из Уильда»?

Этот доблестный воин прославился по всей стране: принадлежащая ему полоса леса под названием Уильд стала непреодолимым препятствием для французов, которые трепетали при одном упоминании его имени и не отваживались углубляться в лесные дебри его владений.

— Так вот, — продолжал Гален, — Уилл мне друг. — Он преисполнился гордости, увидев искреннее восхищение на лицах крестьян, но умолчал о том, что Уилли из Уильда также приходится ему старшим двоюродным братом. — Карл, мой соратник, проводит вас в Уильд. Но даю слово чести — поверьте, честь для меня дороже жизни — даю слово чести, что вы вернетесь уже совсем к другому хозяину, который станет судить по справедливости и вернет в ваши дома покой и достаток.

— Я тебе верю; моя семья пойдет за тобой с надеждой на лучшее будущее. — Так сказал Эдгар, обняв женщину, не побоявшуюся говорить перед всеми (видно, это была его жена), и протянул вперед правую руку.

Гален спрыгнул на мягкую лесную траву и скрестил свою согнутую в локте руку с рукой Эдгара в знак взаимного уважения.

— Я тоже пойду за тобой, — раздался детский голосок.

Гален увидел обращенное к нему лицо Дэйви. Воздавая должное детской искренности, он без тени насмешки протянул ему согнутую руку:

— Ты уже доказал свою храбрость; благодарю тебя за поддержку.

Дэйви скрестил свою тонкую ручонку с протянутой ему железной рукой и просиял от похвалы человека, который не боится водить за нос самого барона, да еще вступается за крепостных.

Гален заметил, что в небе занимаются первые проблески зари.

— Тем, кто идет со мною, нужно отправляться в путь без промедления. Барон вот-вот пустится в погоню.

Жена Эдгара побледнела. Ей было нелегко решиться на такой шаг: она знала, как жестоко караются по закону беглые крепостные. Однако она тут же распрямила натруженные плечи и собрала все свое мужество.

Эдгар медленно обвел взглядом толпу односельчан. Он несколько раз кивнул, встречая их молчаливую поддержку, а затем обратился к Галену:

— Мы все пойдем за тобой.

Гален испытал несказанное облегчение: ведь любой, кто надумал бы остаться, подверг бы опасности и себя, и всех остальных. По знаку Галена Карл вспрыгнул на козлы повозки, к задку которой был привязан боевой конь, и стегнул вола. Крестьяне в мрачном молчании потянулись следом. Чтобы придать им уверенности, Гален пообещал:

— Я отвлеку барона, чтобы вас подольше не хватились, а когда он поймет, что его провели, будет уже поздно.

На лицах крестьян появились робкие улыбки, но Карл бросил на друга предостерегающий взгляд. Гален кивнул, негласно прося его не тревожиться, однако Карла это не успокоило.

Люди вереницей продвигались вперед; замешкался один Рэндольф. Он с благодарностью тронул за рукав своего спасителя и только после этого присоединился к остальным.

Гален выждал, пока крестьяне исчезли в чаще, и кивком призвал Уолтера на подмогу: надо было распрямить примятые кусты и направить преследователей по ложному следу. Управившись с этой задачей, оба вскочили на коней и поскакали туда, куда звал их долг.


Неотрывно глядя на коптящий фитиль, Амисия не могла унять бурю в душе. Мысль о том, какую участь готовил ей Темный Лорд, была омерзительна, как зловоние сальной свечи. Под маской равнодушия, которую она не снимала с того самого момента, когда отчим объявил о своем решении, горело яростное негодование, заставившее Амисию забыть обо всем остальном — даже о том, что с нее не спускала глаз мерзкая надсмотрщица. Мэг неотлучно находилась в девичьей каморке без окон; можно было подумать, что ей не причиняет ни малейшего неудобства ни холодная каменная стена, ни охапка жестких тростниковых стеблей, брошенная на пол.

Поскольку сюда не проникал дневной свет, Амисия потеряла счет времени. Она не смогла бы ответить, сколько часов понадобилось ей для того, чтобы принять решение: если ее собираются обвенчать с первым попавшимся стариком, то она скорее по доброй воле сойдет в преисподнюю, чем позволит отчиму решать, кому она отдаст свою невинность. Дерзкая решимость хотя бы таким способом досадить Гилфрею растопила холодный ужас, который почти полностью сковал ее рассудок.

Только теперь она заметила, что от свечи вот-вот останется лишь расплывшаяся лужица сала. Спиной чувствуя на себе сверлящий взгляд, она сосредоточила все свои мысли на том, как бы сделать первый шаг к цели — избавиться от старухи. Без этого нечего было и думать выбраться из замка и перебраться на берег. Как же быть?

Тут, словно в ответ на ее немые молитвы, отворилась тяжелая дверь и в каморку в нерешительности заглянула Келда. Она мучилась раскаянием и не знала, как встретит ее подруга, которую она предала. Действительно, Келда дала Фаррольду обещание содействовать поимке лесного злодея; но рассказав матери, что Амисия связана с разбойником, она надеялась уберечь подругу от беды.

Амисия чуть не подпрыгнула от радости. Не иначе как Келду подняли с постели среди ночи, потому что каморка была пуста, когда Мэг втолкнула туда Амисию. Сомнений не оставалось: Келда принесла клятву Фаррольду в порыве нежных чувств, но теперь она пришла на выручку.

Видя неподдельную радость подруги, Келда поняла: Амисия еще не знает, что в замке стало известно о ее похождениях, и уж тем более не подозревает, кто выдал эту тайну. Она собиралась повиниться, но присутствие Мэг спутало все ее планы. Робко улыбаясь, Келда вошла в каморку и присела на сундук. Голубые и карие глаза встретились.

Лихорадочно подыскивая самые невинные слова, Келда не нашла ничего лучше, как заметить:

— Свечка-то совсем догорела.

— Верно, — быстро отозвалась Амисия, уловив скрытую многозначительность этих слов. Однако фитиль и впрямь уже еле тлел.

Келда резво вскочила:

— Сейчас принесу другую. — Она была рада услужить подруге, чтобы хоть отчасти искупить свою вину.

После долгих часов мрачного раздумья Амисия вдруг почувствовала сильный голод. Понимая, что ей понадобятся силы, она сказала:

— Захвати чего-нибудь съестного. Этой ночи не видно конца, а у меня уже давно маковой росинки во рту не было.

Келда вытаращила глаза:

— Какая ночь? Сейчас день на исходе. Выходит, ты уже сутки без еды?

— Получается, что так, — пожала плечами Амисия. Ее взгляд затуманился от воспоминания о последней трапезе, которую она разделила со своим избранником.

Келда вспыхнула от негодования: как могло получиться, что никто не позаботился принести сюда еды? Да и сама она хороша. Оправданием ей служило лишь то, что в замке царила страшная сумятица. Барон на всех нагнал ужаса. Он поклялся заживо спустить шкуру с разбойника, который связал его, будто кабана, и бросил в лесу. Мыслимо ли лорду пережить такой позор? Всякий раз, когда он разражался бранью и угрозами в адрес Волчьей Головы и его пособников, Орва теряла рассудок. Ее стряпню, которую обитатели замка по доброте душевной и по привычке называли едой, невозможно было взять в рот.

Между тем Амисия в задумчивости наморщила лоб. Если день на исходе, значит, у нее совсем мало времени. Тут ее осенило. Когда подруга готова была скрыться за дверью, Амисия окликнула:

— Келда, меня не так мучит голод, как жажда. — Она поднялась и, не таясь, продолжала. — Не принесешь ли ты мне целебной сладкой настойки, которую готовит твоя матушка? У меня першит в горле.

Голубые глаза расширились от изумления; молчание опасно затянулось.

— Конечно, принесу, — неуверенно пообещала она, но тут же воспряла духом. — Как же я сама не подумала? Тебе сейчас необходимо промочить горло. Матушка бережет этот драгоценный напиток, но для тебя она ничего не пожалеет.

Келда убежденно кивнула в ответ на лукавую улыбку Амисии. Они прекрасно поняли друг друга. Из-за добровольного затворничества леди Сибиллы Анна давно взяла в свои руки управление хозяйством замка. Пришлось ей научиться и обращению с целебными травами. Она знала рецепт настойки, которая в смеси со сладким вином вызывала недолгий, но беспробудный сон. Этим зельем пользовали тех, кого мучила боль; теперь оно могло сослужить иную службу. Желая доказать свою верность, Келда заторопилась выполнять порученное дело.

Когда дверь закрылась, Амисия снова опустилась на циновку. Она подтянула к себе колени и опустила на них подбородок; рассыпавшиеся волосы заслонили ее лицо от ненавистной Мэг. Казалось, прошла целая вечность прежде, чем появилась запыхавшаяся Келда, а вместе с ней — мальчик-слуга с подносом снеди в руках.

— Считай, тебе повезло. Вот уже почти двое суток все домочадцы давятся какой-то бурдой. Но стоило мне попросить Орву собрать для тебя, оголодавшей бедняжки, запоздалый обед, как она бросила все дела и своими руками приготовила вот это. — Келда кивком указала на яства. — Мы еле донесли сюда поднос — боялись, что угощение на ходу расхватают те, у кого подвело животы.

Мальчик, опустивший тяжелый поднос на сундук, глядел на него с таким вожделением, что Амисия не усомнилась в словах Келды.

— Ну и мастерица наша Орва: ты только посмотри на эту соленую рыбу. А вот салат с портулаком, розмарином и прочей зеленью, пшеничные лепешки и кувшин молока.

Оживленно жестикулируя над подносом, Келда прятала одну руку за спиной. Только когда Амисия зажгла принесенную свечу и огонек пламени осветил ее безнадежно грустное лицо, Келда поняла, что переиграла, и устыдилась своей неуместной шутки.

— Завершат эту трапезу свежие ягоды и сыр, а под конец — как я и обещала — ты отведаешь сладкой настойки, которую прислала тебе моя матушка!

Только теперь она подняла над головой фляжку, которую прятала за спиной. Амисия скривилась, но тут же ответила благодарной улыбкой.

— А теперь мне надо бежать, не то опоздаю к ужину — невесть что будет на столе! — и получу нагоняй. — С этими словами Келда исчезла.

Амисия уселась в ногах кровати, поближе к сундуку, на котором стоял поднос с угощением.

— Мэг, — начала она, стараясь изобразить непринужденность, — мне кусок в горло не пойдет, если ты не разделишь со мной трапезу: ведь ты так же голодна, как и я. Садись поближе.

Услышав любезное приглашение из уст той, которая прежде проявляла лишь враждебность, Мэг заподозрила неладное. Но голод оказался сильнее осторожности; она подобралась к дальнему концу сундука и уселась напротив пленницы. Амисия, как всегда, ела изящно и неторопливо, а старуха жадно хватала с подноса еду и набивала рот, словно боясь, как бы у нее не отняли последний кусок. Амисии стоило больших трудов скрывать свое отвращение при виде грязных, скрюченных пальцев, похожих на клешни, потеков слюны на остром подбородке и засаленных лохмотьев.

Наполнив глиняную кружку парным молоком, Амисия вежливо протянула ее старухе. Мэг отшатнулась, словно в кружке был яд. Амисия сдержала усмешку: лучшего и желать не приходилось.

— Не хочешь молока — отведай целебной настойки, которую готовит леди Анна. — Амисия небрежно указала одной рукой на фляжку, а другой поднесла ко рту румяную корочку.

Настороженно щурясь, Мэг изучала свою подопечную. Та, казалось, никак не могла наесться досыта. Что и говорить, глоточек-другой настойки сейчас бы не помешал. Не было в замке бражника, который смог бы перепить Мэг и при этом не рухнуть без памяти. Да и когда еще подвернется возможность попробовать, что пьют благородные господа. Она воровато схватила флягу, наполнила большую кружку до половины и выпила в один присест.

Амисия не поверила своим глазам. Опрокинув в себя кружку, старуха в мгновение ока наполнила ее снова.

Неподдельное изумление девушки придало старухе куражу. Эта Амисия — дуреха да и только: не понимает вкуса наливки, которая сама в горло льется. Но ее-то, старую Мэг, не проведешь: ей подавай добрый эль, он сразу в голову ударяет, а от настойки даже в животе не потеплело. Она еще раз потянулась за флягой — не пропадать же добру.

Не успела Амисия выпить кружку молока, как Мэг опорожнила целую флягу. Ее веки, едва различимые среди морщин, слипались сами собой. Очень скоро старуху сморил сон; она повалилась на спину. Амисия не ожидала от нее такой страсти к возлияниям. Что ж, пусть теперь поплатится за свой порок. Торопливо вскочив, Амисия выглянула в коридор. Через узкую амбразуру в конце прохода она увидела, что небо темнеет и затягивается тучами.

С трудом обуздав свое нетерпение, она вернулась на убогое ложе и начала обдумывать план действий. За побег придется расплачиваться, но как быть, чтобы наказание не обрушилось на головы других? Сама она не страшилась ярости Темного Лорда и не собиралась позволять ему распоряжаться тем достоянием, которым наделила ее природа. Этот дар она хотела принести мужчине, который пообещал ей зажечь ночной костер — ярче солнца и сладостнее лунного света.

Когда тяжелое дыхание Мэг сменилось ровным храпом, Амисия встала, сняла с крючка темный плащ, осторожно приоткрыла дверь и посмотрела сначала в одну сторону, потом в другую. Убедившись, что поблизости никого нет, она на цыпочках вышла в коридор и задвинула тяжелый засов, да так тихо, что железная щеколда даже не звякнула. Ни одна ступенька не скрипнула у нее под ногами.

Амисия прошмыгнула мимо кухни, где сновала прислуга, и выбралась из замка незамеченной. Каменистая коса, соединяющая крепость с берегом, оставалась под водой до рассветного прилива — к этому часу следовало уже быть наготове, чтобы пуститься в обратный путь. Похоже, у нее не осталось выбора: нужно было нырнуть в кромешную тьму подземного хода, обогнуть замок по узкой кромке суши и спуститься к мосткам по висячей лестнице.

Сумрачный вечер переходил в ночь. Месяц то скрывался за пеленой туч, то отбрасывал дразнящие блики на неспокойное море. У Амисии затряслись поджилки: лестница уходила в темноту. Ты же храбрая, убеждала она себя. Но ее бесстрашие на поверку оказалось всего лишь маской, какую надевают бродячие лицедеи, дабы спрятать истинные чувства — так можно одурачить зрителей, но не себя. А когда зрителей нет, притворяться в стократ труднее. Нашла время трусить, выговаривала себе Амисия. Ну, решайся — наградой тебе будут объятия Галена! Стараясь не думать об опасности, она начала спуск и наконец ступила на твердую кромку. Отвязав знакомую лодку, которую всегда брал Рэндольф, она шагнула через борт. Лодка качнулась, и у Амисии сердце ушло в пятки. Тем не менее она решительно взялась за весла.

Грести оказалось неимоверно тяжело, хотя приливное течение подгоняло суденышко вперед. Когда, наконец, днище заскребло по песку, Амисия, недолго думая, выскочила прямо в воду. Насколько хватило сил, она втащила лодку на берег и бросилась к лесу, не замечая, что дорожная пыль, оседающая на ногах, тут же превращается в липкую грязь.

Добравшись до ручья, где можно было не опасаться посторонних глаз, Амисия опустилась на мшистый берег, сняла мягкие сафьяновые сапожки, которые снова забыла сменить на грубые башмаки, и прополоскала их в чистой воде. Ноги уже саднило, и она опустила ступни в спасительный холодный поток. Ей хотелось предстать перед Галеном свежей и бодрой, поэтому она без ложной скромности сбросила плащ и расстегнула простую пряжку на глухом вороте домотканого платья.

Укрывшись с наступлением сумерек среди кустов в двух шагах от ручья, Гален набрался терпения и приготовился подстерегать преследователей хоть до рассвета. Его чуткий слух уловил какое-то движение в лесной чаще. Каково же было его изумление, когда он, с величайшей осторожностью выглянув из своего укрытия, увидел девушку, появившуюся у воды. Он жаждал узнать, что ей здесь понадобилось на ночь глядя, и в то же время порывался задать ей, наконец, основательную взбучку, чтобы она и думать забыла разгуливать по лесу в темноте. Его останавливало только одно: любое прикосновение к ней могло привести к роковым последствиям.

Между тем Амисия, разгоряченная от гребли и бега по лесу, прополоскала запылившийся подол в ключевой воде и принялась обтирать лицо и шею. Однако это не принесло ей желанного облегчения.

Она ослабила шнуровку и высвободила руки из рукавов. Лиф ее платья сполз до талии, открыв тело порывам ночного ветра и влажной прохладе полотна.

У Галена глаза полезли на лоб. Он боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего присутствия. Сгорая со стыда за собственное безволие, он приказывал себе хотя бы отвести взгляд в сторону — и ничего не мог с собой поделать.

Амисия опять опустила подол в воду и, не отжимая, подняла его к лицу. Она откинула голову, и густые каштановые волосы заструились по спине. Сквозь опущенные ресницы ей был виден серп полумесяца, выглянувшего из-за таинственной завесы туч.

Боже праведный! Гален неслышно охнул, когда по точеной девичьей шее побежали сверкающие в лунном свете капли воды, которые исчезали в темной ложбинке меж двух округлых холмов. У него пересохло в горле. Он не мог оторваться от этого упоительного зрелища: гибкое тело, выгнутое навстречу луне, словно предназначалось в жертву древним лесным богам. Откуда-то из глубин его души вырвался восхищенный вздох.

Амисия подскочила от неожиданности. Кое-как прикрыв грудь скомканным лифом, она хотела броситься прочь, но поскользнулась на замшелом камне и со всего размаху шлепнулась навзничь.

— Ох, милая моя, — бросился к ней Гален. — Больно ушиблась? — Он подхватил девушку на руки, усадил к себе на колено и принялся потирать ту часть ее тела, на которую пришелся основной удар.

Узнав Галена, Амисия немного успокоилась и уткнулась лицом ему в шею. Наслаждаясь его близостью, которой она так жаждала, она закрыла глаза и отдалась зову сердца. Ощущая, как он весь вспыхнул от ее прикосновения, Амисия не устояла перед искушением: она приоткрыла губы и коснулась языком его тугой кожи.

По жилам Галена пробежал огонь. Рука, гладившая шелковистые волосы, потянула за пряди на девичьем затылке, и его губы властно, но бережно накрыли ее манящий рот. Когда она робко ответила на этот поцелуй, Гален открыл ей всю глубину своего разбуженного чувства.

Амисии хотелось теснее прильнуть к его широкой груди, чтобы продолжить эту сладостную, обжигающую игру. Только теперь Гален со всей ясностью осознал, что между ними происходит нечто слишком сокровенное — и запретное. Не в силах открыть глаза, он попытался было протестовать, но никто не смог бы разобрать его слов. Ее полные обнаженные груди, оставляли пылающий отпечаток на его теле; он понимал, что никогда не избавится от этого ощущения. Еще никогда он так страстно не желал сорвать с себя тунику, которая оказалась единственной преградой между ним и мягким девичьим телом. Он попробовал отстраниться и сам не заметил, как его рука сжала округлую тугую грудь. Как он ни боролся с собой, остановиться было уже невозможно. Он мерно сжимал и гладил желанную плоть, будто его сознание раздвоилось, направляя эти движения и одновременно взывая к здравому смыслу.

— Разве можно расхаживать ночью по лесу? Ты в своем уме?

Его голос прозвучал почти грубо, но одурманенный страстью рассудок подсказал, что неискушенная юная душа в полной мере не осознает подстерегающих ее опасностей. Впрочем, такая яростная вспышка объяснялась другим: Гален понимал, что теряет самообладание. О чем только думала эта дева, когда плутала в ночных дебрях, да еще оголялась на глазах у мужчины, вводя его в непреодолимое искушение!

Однако Амисию не задели эти упреки. От нетерпеливых ласк Галена она погрузилась в бездну блаженства и закрыла глаза. Ее охватил какой-то неведомый голод, но она сознавала, что Гален властен его утолить. В ответ она лишь прошептала:

— Ты обещал, что мы зажжем костер — ярче солнца и сладостнее лунного света. — С трудом разомкнув веки, Амисия заглянула ему в глаза; ее пальцы легко пробежали по его губам. — Ты дал мне клятву. — Ее умоляющий шепот пронзил сердце Галена. — Я знаю, ты — человек чести; не отступайся от своего обещания.

Потрясенный такими словами, Гален отшатнулся. Видно, эта девушка в простоте душевной не понимала, в какую пучину увлекает их ее настойчивость. Но один взмах темных ресниц окончательно сковал его волю. Он увидел подернутые поволокой глаза, потом его взгляд упал на сочные, полураскрытые губы, просящие поцелуя, скользнул по изящной шее и неотвратимо устремился туда, где белели два идеальных полушария с коралловыми вершинами.

— Гален.

Его имя вырвалось у нее, словно вздох отчаяния. Под неотрывным взглядом зеленых глаз Амисия изогнулась ему навстречу. С прерывистым стоном Гален собрал в кулак всю свою выдержку и сжал стройную талию Амисии с благородным, но бесполезным намерением отстранить ее от себя.

Сопротивляясь этим слабым попыткам, Амисия обвила его руками за шею и запустила пальцы в густые пряди черных волос. Она прильнула к нему всем телом и жаждала, чтобы этому мучительному наслаждению не было конца. Гален не устоял: он склонился к ее лицу и припал к полураскрытым губам. Амисия с готовностью откликнулась на его немой безудержный призыв.

Поддавшись ее неискушенной, первозданной чувственности, Гален опустился на примятую траву, увлекая за собой обольстительную девичью фигурку. Он и вправду обещал зажечь ночной костер, чьи искры вот уже сколько дней и ночей будоражили его кровь. Эта хрупкая малышка, сама того не ведая, разрушила все его благие намерения, и он сказал себе, что заставит ее мучиться таким же исступленным желанием, от какого сгорал сам. Осторожно, но твердо взяв Амисию за плечи, он оторвал ее от себя и приподнял.

У Амисии вырвался обиженный возглас. Напрасно она барахталась, пытаясь избавиться от этой железной хватки. Вдруг губы Галена словно играючи коснулись ее груди. От этого воздушного прикосновения у Амисии перехватило дыхание; ей показалось, что она впадает в беспамятство. В ожидании чего-то томительного и неизведанного она закрыла глаза и ощущала только дразнящую ласку, которая странным образом волновала кровь. Амисия теряла рассудок. Она дотянулась руками до прохладных черных волос Галена и привлекла к себе его голову, чтобы беспощадно-нежные губы вобрали в себя набухший коралловый бутон ее груди.

Неожиданно для Амисии Гален перевернул ее на спину, и они поменялись местами. Приподнявшись на локте, он не отрывал взгляда от ее медвяно-карих глаз, а другой рукой помогал Амисии освободиться от расшнурованного платья.

— Я долго этого ждал. — Его простые слова обожгли ее, как пламя. Гален молниеносным движением сорвал с себя тунику.

В восторженном упоении Амисия жадно глядела на его мужественный торс — литые бронзовые мышцы, которые пересекала дорожка темных завитков, спускающаяся к плоскому животу и узким бедрам, скрытым облегающими шоссами. Галена бросило в жар от ее восхищенно-пронзительного взгляда. Он лег рядом и принялся ласкать ее податливое тело руками и губами. Эти мгновения показались Амисии вечностью. Она утопала в блаженстве и беззвучно молила Галена не останавливаться. Дождавшись, чтобы по ее телу пробежала дрожь неистового желания, Гален сбросил с себя последние покровы и снова очутился над Амисией. Когда он медленно опускался на нее, жесткие завитки волос чуть саднили ее атласную кожу. Его губы изогнулись в чувственной улыбке, когда Амисия самозабвенно подалась ему навстречу.

Изнемогая от непреодолимого желания, Амисия потянулась к нему, полная решимости привлечь его еще ближе к себе, заставить его устремиться вместе с ней в пожирающее ее пламя. Охватив руками его широкий торс, она упивалась ощущением того, как напрягались могучие мускулы там, где их касалась ее рука. Гален пытался сдерживать себя, он был уже на пределе человеческих сил… но последние остатки самообладания изменили ему, когда Амисия, подавшись к нему всем телом, словно обволокла своей мягкой плотью его плоть — горячую и сильную; она прильнула к нему в том извечном порыве единения, которому инстинкт учит столь же безошибочно, как и опыт. И Гален рухнул вниз, всей своей тяжестью сминая ее податливое тело. Она с ликованием приняла мощь этого бремени; она наслаждалась его близостью. Слаще меда была эта мука, и жарче лесного пожара пламя, обжигавшее ее — и все-таки Амисия чувствовала, что и этого ей мало. Просто еще выше взметнулись в ней огни палящего желания. Она жаждала быть еще ближе, ей хотелось большего, и она еще крепче охватила руками его плечи. Ее ладони требовательно пробегали по твердой спине, и она снова инстинктивно прижалась к нему, побуждая и искушая.

Волна запретного блаженства захлестнула Галена. Его руки скользнули по атласной коже вниз; он прижимал ее бедра к своим — так, чтобы облегчить соединение, которого требовал лихорадочный жар, сотрясающий их обоих. В свои разомкнутые губы он принял ее короткий выдох боли — и оставался неподвижным, пока она сама не придвинулась к нему. И только тогда он открыл ей, что же было предметом ее устремлений и к чему она так недавно научилась его подстрекать: выше и выше взлетали они на исполинских качелях испепеляющего восторга. Амисия возносилась в поднебесье, у нее замирало сердце, и она страшилась, что не вынесет огня собственного желания. Мольбой об утолении этого желания звучали ее рыдания — и, наконец, хриплый возглас Галена словно подал какой-то знак — и жгучее пламя уступило место сверкающим искрам бездумного экстаза.

Прошли долгие мгновения, показавшиеся бесконечными — и Гален перекатился на спину, не выпуская из объятий трепещущую Амисию. Он ласкою похлопал ее по спине, пригладил спутавшиеся шелковистые пряди и нежно поцеловал в макушку. То, что произошло, казалось ему чудом — никакие видения его чувственных фантазий не могли сравниться с этой маленькой волшебницей — такой необузданно страстной и в то же время исполненной ослепительной чистоты.

Нежась в блаженном утомлении, Амисия упивалась ощущением жестких завитков и твердых мышц у нее под ладонью; она впитывала благословенный жар его тела. Она прислушивалась к гулким ударам его сердца, которые постепенно становились более редкими и размеренными… и вот он уже погрузился в глубокий и спокойный сон. Она еще немного помедлила рядом с ним, не желая терять последних мгновений этой ночи — ночи, которая была жарче пламени и слаще лунного света, как он ей и обещал; она знала, что скоро — слишком скоро — счастье минувших часов станет лишь воспоминанием и не повторится больше никогда. Ах, если бы эта ночь могла длиться бесконечно… Если бы ее лихорадочные желания могли осуществляться с такой же полнотой, с какой воплотились в жизнь ее былые грезы о благородном разбойнике… этот мужчина в ее объятиях — разве не был он живым порождением ее мечтаний? Если бы только… отказываясь поддаваться мягкому соблазну дремоты, она натянула свой плащ на них обоих, цепляясь за последние ускользающие крупицы обреченного, злополучного счастья.

Неотвратимый рассвет обозначился на восточном краю неба, и Амисии пришлось признать неизбежное: наступало утро. Невозможно было оттягивать возвращение в замок: отмель наверняка и сейчас уже почти залита водой. Амисия осторожно высвободилась из объятий кумира своих фантазий, превратившегося в пылкого любовника, и подивилась тому, что вопли отчаяния, столь громко раздававшиеся у нее в душе, не разбудили его. Она натянула платье, а плащом аккуратно укрыла возлюбленного, чтобы защитить его от знобящего утреннего холода. Ей самой плащ был ни к чему: шерстяная ткань какой угодно толщины не могла бы отогреть сердце, оледеневшее от сознания утраты.

Ночной сумрак еще не покинул лесную чащу, но Амисия быстро прошла по знакомой тропинке, которую они с Келдой протоптали в прежние времена, и скоро достигла берега. Поднимающийся прилив не сулил безопасного пути через отмель. Все же Амисия задумала вернуться в замок именно этой дорогой, а лодку оставить на берегу, с тем чтобы потом послать кого-нибудь за ней; в состоянии безмерного изнеможения, в котором Амисия сейчас пребывала, ей нечего было и думать самой садиться за весла и грести до самого острова. Лишь ценой немалого усилия воли она заставила себя тронуться в путь. Ноги словно наливались свинцом, и каждый шаг давался ей труднее, чем предыдущий. Впервые за много лет Амисии не удалось набраться отваги, чтобы достойно встретить врага. Замок, возвышавшийся на фоне предрассветного неба, затянутого облаками, был сейчас для нее врагом — символом злой судьбы. Ее ждала темница, где нет места ни счастью, ни мечтам о счастье. Амисия медленно шла, опустив голову, не видя ничего, кроме того клочка дороги, куда надо было поставить ногу при следующем шаге. А волны, перекатывающиеся через отмель, поднимались все выше и выше.

— Наконец-то блудная дочь возвращается домой! — Глумливая издевка слов Гилфрея была явно рассчитана на то, чтобы задеть побольнее.

«И опять, встречает Темный Лорд», — тупо отметила про себя Амисия. Однако она была так поглощена своей кручиной, что не смогла сразу придумать какую-нибудь подходящую дерзость из тех, что у нее обычно бывали наготове для такого случая. Она даже не потрудилась поднять на него взгляд.

— Я хотел, чтобы твой будущий супруг сам убедился, насколько необходим железный кулак, чтобы прекратить твои мерзкие, постыдные выходки. — В голосе Гилфрея зазвучало еще более злорадное торжество, когда он увидел, как замерла падчерица, хотя она так и не взглянула на него. — Вот я и привел его сюда пораньше, чтобы он полюбовался, как ты возвращаешься на рассвете — в таком непотребном виде и явно только что из чужой постели. Теперь-то и дураку должно быть понятно: ни один благородный мужчина отныне не сочтет женитьбу на тебе завидной партией.

Не испытывая ни малейшего стыда за свое поведение и желая, чтобы назначенный ей в мужья человек это понял, Амисия гордо вскинула голову — и онемела от изумления. Прямо перед ней стоял Темный Лорд, но с ним были еще двое: ее мать и… Фаррольд!

— Ближе к полудню… нет, не сегодня, а завтра — в часовне замка ты будешь обвенчана с моим сыном, — напыщенно провозгласил барон Гилфрей.

Он торжествовал: наступил решающий момент, к которому он стремился все эти долгие годы, вынашивая мстительные замыслы. Жестокое удовлетворение так и рвалось наружу, когда он добавил:

— И благодаря детям, которых вы с ним наплодите, мой род будет и впредь владеть Райборном.

Даже его гнев против лесного разбойника бледнел и казался незначительным по сравнению со злобной радостью, которую он находил в предвкушении такого будущего. То была вершина его триумфа, то была победа, одержанная им над Конэлом, по чьей милости — так считал Гилфрей — он некогда лишился высокого положения, которое намеревался занимать всю жизнь, и терпел мучительные унижения.

Амисия не намерена была показывать отчиму, каким болезненным оказался нанесенный им удар. Она вздернула подбородок и медленным безразличным взглядом обвела двух его спутников. На лице леди Сибиллы явственно читались печаль и крушение надежд, а Фаррольд смотрел перед собой со стыдом и отчаянием.

ГЛАВА 11

— Леди Сибилле не угрожает никакая опасность, — быстро сообщил аббат Петер высокому мужчине, остановившемуся на пороге его аскетической кельи. — Во всяком случае, она сейчас не в более опасном положении, чем была все эти годы после смерти барона Конэла. — Он указал Галену на табуреты возле стола, на котором во время их предыдущей встречи возвышалась горка монет. — Ее страшит не собственная судьба, а участь другого человека.

Гален наклонился, чтобы пройти под низкой притолокой двери, и подошел к тому же табурету, на котором сидел в прошлый раз. Неожиданные слова аббата не удивили Галена. Действительно, его благочестивая крестная никогда не жаловалась на плохое обращение и никогда никого не звала на помощь, если речь шла о ней самой — она обращалась за помощью только тогда, когда под угрозой оказывались безопасность или счастье других людей. Эта мысль заставила его мгновенно насторожиться. Его вопрос прозвучал более резко, чем мог бы ожидать собеседник:

— Другого? За кого же она боится?

Галену показалось, что престарелый священник непомерно долго усаживался на свой табурет. На самом же деле аббат пытался как-то объяснить себе возникшее у него ощущение, что его новости уже вывели Галена из равновесия: заговорило ли в молодом рыцаре разочарование от того, что поиски утратили цель, не успев начаться, или раздражение из-за потерянного времени? Он глубоко вздохнул и дал нетерпеливому посетителю короткое, но понятное объяснение:

— Вчера вечером я был в замке и виделся с леди Сибиллой. Она рассказала мне, до чего додумался лорд Гилфрей, стремясь сохранить за собой Райборн до конца дней своих… и на будущие времена. Он намерен выдать ее дочь замуж за своего незаконнорожденного сына.

— Замуж?!! За сына-бастарда? — Гален был потрясен. Одно лишь предположение, что другой сможет потребовать от Амисии тех ласк, которые так недавно она щедро дарила ему самому — и не один раз — такое предположение было невозможно перенести. Он стиснул зубы, чтобы сдержать протестующий возглас. Когда он проснулся в лесу, в одиночестве, и увидел, как заботливо укрыт ее плащом, то тут же вознес к небесам молитву, чтобы ему было даровано благо как можно скорее предотвратить неведомую угрозу, снова обрести свободу и стать самим собой. И что тогда помешало бы ему явиться в замок Дунгельд под своим настоящим именем и открыто заявить, что Амисия по праву должна принадлежать ему?

Аббат печально кивнул. Однако, погруженный в собственные мрачные размышления, он не смог верно угадать причину, заставившую окаменеть лицо его молодого гостя.

— Леди Сибилла просто убита мыслью об этом предстоящем браке. Она говорит так: да, может быть, я и заслужила кару Господню тем, что десять лет столь беспечно наслаждалась счастьем, выпавшим мне на долю. Но одной женщины, принесенной в жертву жадности Гилфрея, вполне хватило бы, чтобы искупить этот грех.

— Что за вздор! — В тот же миг, когда у Галена вырвались эти слова, он сообразил, что его собеседника может покоробить такое мнение. — Приношу извинения, святой отец, но уж конечно Господь не стал бы карать такую праведницу и в то же время допускать, чтобы мерзкая тварь вроде Гилфрея осталась безнаказанной.

Аббат плотно сжал губы, чтобы удержаться от неуместной усмешки, вызванной чистосердечной реакцией Галена; глаза его блеснули. Было очевидно, что за обличьем взрослого мужчины все еще скрывается мальчик, воспитанный отцом, которому всегда претили увертки вроде присказки «от того, что приврал, еще никто не умирал», и который в любом деле требовал прежде всего правды. Это наблюдение позабавило аббата, но, сохраняя самый серьезный вид, он ответил:

— Я согласен, что леди Сибилла — безгрешная женщина, и не верю, что трудности ее жизни ниспосланы ей в наказание свыше. Однако пути Господни неисповедимы, и Он может использовать даже зло ради совершения некоего блага, призвав ее снова для служения Ему. А насчет твоих последних слов… Ты никогда не видел лорда Гилфрея, иначе бы ты знал, что он отнюдь не «остался безнаказанным». Он тяжело болен, болен и телом, и духом. Он знает, что дни его на земле сочтены, а загробная жизнь ему предстоит самая неприятная. Несомненно, как раз по этой причине он так отчаянно стремится удостовериться, что хоть какая-то часть его самого останется в этом мире; именно поэтому он жаждет стать родоначальником могучей и знатной династии на земле.

Упершись ладонями в стол с такой силой, что побелели концы пальцев, Гален предпочел не рассказывать о своей стычке с бароном у костра, где жарился фазан. Но… да, действительно, он видел, каких мучений стоило этому человеку подняться на ноги, однако не испытывал к нему жалости. И Гален вернулся к обсуждению того предмета, который был для него сейчас важнее всех других.

— Вы сообщили леди Сибилле, что я здесь и готов выполнить все, чего она пожелает?

Аббат грустно улыбнулся и повторил любезные слова, которые Сибилла поручила передать Галену:

— Она чрезвычайно благодарна за то, что ты откликнулся на ее зов и поспешил на помощь. Она молится, чтобы твое возвращение домой было безопасным и благополучным, и просит передать от нее самые сердечные приветствия твоим родителям.

— Так что же, она ожидает, что я вернусь в Таррент даже не попытавшись вмешаться в ход событий?!! — Гален вскочил на ноги, в равной мере потрясенный ужасом при мысли, что можно вот так, без борьбы, уступить Амисию другому, и негодованием от оскорбления, нанесенного его чести — чести человека, который явился выполнить свой долг.

— Гален! — воззвал аббат в спину человеку, решительными шагами устремившемуся к двери. — Она ведь не сомневается в твоей доблести. Ты сын своего отца, и этим все сказано. — Когда гость обернулся, аббат увидел, как мрачно сведены его брови, и, не догадываясь о знакомстве Галена с Амисией, просто предположил, что молодого рыцаря оскорбили слова леди Сибиллы, хотя это отнюдь не входило в ее намерения. — Но она, как и я, не видит, что ты можешь сделать, если для действий уже не остается времени.

Зеленые глаза сузились в опасно поблескивающие щелочки.

— А времени действительно не остается?

— Да, действительно! — Лицо аббата омрачилось. — Во-первых, по словам леди Сибиллы, свадебный обряд назначен на завтрашнее утро. Во-вторых, когда я уже собирался уйти, в ее комнату зашел барон и потребовал, чтобы именно я совершил этот обряд — и именно завтра утром.

Лицо Галена оставалось бесстрастным, но в мыслях у него бушевал ураган. Решение существовало — простое решение, но для Галена чреватое опасностью еще сильнее запутаться в силках обмана, который и так уже немало осложнил ему жизнь.

— Есть только одно верное средство, чтобы помешать Гилфрею силком выдать девушку замуж за его сына… — Гален подчеркнуто медленно вернулся к столу и сел на место, в упор глядя на хозяина кельи. — Сегодня на Амисии женюсь я.

Аббат остолбенел. Под пронзительным взглядом серебряно-зеленых глаз он на мгновение лишился дара речи.

В кругу владетельных баронов было не такой уж редкостью, когда брачные узы скрепляли людей, незнакомых между собой, если бывали затронуты династические интересы или требовалось устроить вдовьи владения. Тем не менее аббат запротестовал:

— Ты не можешь… ты не знаешь ее… она не знает тебя…

От волнения отец Петер даже утратил способность связно выражать свои мысли.

— Ты — здесь… Она — в замке… на острове, почти неприступном…

Он сам почувствовал, насколько сбивчива его речь, а потому замолчал и постарался привести в порядок собственные мысли, чтобы должным образом вразумить Галена. Он подался вперед; серьезные слова и торжественный тон красноречиво свидетельствовали, что он заботится о чести юноши, задумавшего принять на себя обязательства, которые потребуется выполнять всю жизнь.

— Ты не можешь предпринять столь решительный шаг просто для того, чтобы помочь даме или сразить неприятеля.

Намереваясь оспорить возражения аббата пункт за пунктом, Гален спокойно произнес:

— Вы заблуждаетесь, полагая, что мы с Амисией незнакомы.

Аббат откинулся на спинку стула и нахмурился, пытаясь вспомнить, называл ли он в присутствии Галена имя девушки. Нет, точно: он ни разу не произнес это имя вслух. Значит, эти двое действительно встречались. Но тогда было бы недостойно сомневаться в честности Галена.

Гален подождал, пока аббат снова взглянет ему в глаза, и продолжил:

— Мы встретились в лесу, и она по ошибке приняла меня за какого-то романтического лесного разбойника — героя наподобие Робина Гуда. Под видом деревенской девушки Амисия приходила ко мне несколько раз. — Глаза аббата изумленно расширились, но Гален не отвел взгляда. — Я не стану оправдываться тем, что якобы дал ей себя одурачить; нет, с первой же нашей встречи я понял, кто она на самом деле — ведь она так похожа на своего отца! — Это была правда, хотя и не вся правда. — Но я должен был все время помнить о таинственной цели нашего пребывания в этих краях и потому счел за лучшее не раскрывать ей свое истинное положение… по крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем, зачем нас вызвали сюда.

В этот момент аббата больше всего занимал вопрос, как это получилось, что Амисия повстречалась в лесу с незнакомцем, и кто позволил ей возвращаться туда снова и снова. Поглощенный этими мыслями, он вовсе упустил из виду главное препятствие, воздвигнутое на пути этой пары из-за нагромождения фальшивых личин, и упорно держался того хода рассуждений, который выбрал раньше. И в данных обстоятельствах его возражения звучали уже совсем неубедительно.

— Не могу поверить. За несколько дней ты успел так привязаться к девушке, что готов обойтись без согласия ее родителей? И хорошо ли ты сам ее узнал?

Он покачал седой головой, искренне растерянный перед запутанным клубком этих странных отношений.

— Отец Петер, вы же знаете, что лорд Конэл благословил бы брак между его дочерью и наследником самого близкого его друга. — Гален держал в узде свое нетерпение, беседуя с аббатом, который внезапно угодил в самую гущу нежданных хитросплетений. — И леди Сибилла тоже дала бы свое согласие, даже если бы речь не шла о спасении ее дочери от замыслов Гилфрея. — Мысль о том, в какую ярость пришел бы Конэл, доведись ему узнать о событиях минувшей ночи, еще больнее ужалила неспокойную совесть Галена и укрепила его решимость настоять на браке со строптивой красавицей. Он криво усмехнулся. — Что же касается моих родителей, так они будут счастливы, если я, наконец, угомонюсь.

Тут аббат почувствовал себя весьма неуютно; его беспокоила участь молодого человека, который — если задуманный им план увенчается успехом — неизбежно окажется предметом смертоносной ненависти Гилфрея. Мстительный барон наверняка ухватится за мысль, что он все-таки сумеет достигнуть своей цели, если прикончит Галена.

Смятение аббата явственно отражалось на его лице, и Гален без колебаний пустил в ход единственное оружие, против которого — он был в этом уверен — священник был бессилен.

— Если дворянин лишает невинности благородную девушку, какую цену он должен заплатить за это?

Отец Петер резко выпрямился.

— Ты посягнул на непорочность Амисии?!!

— Всего лишь несколько часов тому назад. — В заявлении Галена гордость явно преобладала над раскаянием. — И я более чем готов ценою брака загладить свою вину перед девушкой, которую обесчестил.

Тут уж аббату пришлось взглянуть на вещи по-новому; всю энергию, которую он до того тратил на возражения, теперь он обратил на содействие задуманному. Даже тревоги о крестьянах Брейстона, покинувших свои хижины, отступили на второй план.


— Этого не будет. Этого просто не может быть, — в который раз повторяла Келда, поглаживая худенькие плечи Амисии, все еще вздрагивающие после долгих рыданий. — Да говорю же я тебе, — твердила она подруге, которая лежала ничком на кровати, уткнувшись лицом в мокрую от слез подушку. — Фаррольд любит меня, любит так же сильно, как я люблю его.

Келда прилагала все старания, чтобы голос ее звучал как можно более убедительно, но смутные сомнения все время подтачивали ее уверенность в том, что возлюбленный не оплошает. По правде говоря, Фаррольд не мог похвастаться сильным характером и привык склоняться перед отцовской волей, но он не станет приносить в жертву их счастье. Не станет! Стремясь убедить не столько Амисию, сколько самое себя, она твердо заявила:

— Мы собираемся пожениться, и он ни за что не согласится участвовать в подлых планах Темного Лорда.

Амисия лежала неподвижно; она хорошо помнила, как выглядел рядом с Гилфреем Фаррольд — несчастный и запуганный. Келде трудно будет смириться с мыслью о крушении своих надежд. Ей придется услышать дурные вести от самого Фаррольда, иначе она просто не поверит им.

Амисия повернулась на бок и ладонями вытерла глаза. По ее убеждению, слезы были постыдным проявлением слабости. Увы, им удалось просочиться сквозь самую крошечную щель в стене ее бравады. Утренняя катастрофа, наступившая так скоро после упоительной ночи, сокрушила эту стену до основания, и целый поток хлынул в образовавшуюся брешь. Пытаясь отогнать черные тучи отчаяния, Амисия поднялась и спустила ноги с кровати.

— Давай поищем Фаррольда. — Амисия протянула руку подруге, которая внезапно отшатнулась, словно ей поднесли ядовитую змею. — Узнаем, как он собирается поступить, раз дело идет к тому, что нас поженят насильно.

Она произнесла эти слова мягко, хотя сердце у нее разрывалось — от жалости к Келде и к себе самой. И все-таки нужно было посмотреть правде в глаза. Нужно было действовать, а не оттягивать миг прозрения.

Видя, что Амисия твердо намерена бороться против такого исхода, который был в равной мере ненавистен им обеим, Келда встала и приняла протянутую ей руку. Когда Мэг уснула мертвецким сном, Гилфрей приказал, чтобы вместо нее Амисию сторожила мать Келды. Но из сострадания к двум безутешным девушкам Анна предоставила им возможность погоревать вместе и не стала удерживать их при выходе из комнаты.

Келда знала, что в этот час Фаррольд должен был стоять в дозоре наверху крепостной стены. Поэтому подруги, миновав скудно освещенный коридор, поднялись по узкой каменной лестнице. До сих пор впереди шла Келда; она даже толчком открыла тяжелую дверь наверху, и тут ее храбрость иссякла. Помедлив немного, она пропустила Амисию вперед, и та первой вышла на яркий солнечный свет.

— Фаррольд! — закричала Амисия, разглядев на дальнем от них конце стены спину того, кого они собирались отыскать. Он стоял неподвижно, и, судя по всему, ничего не слышал. Амисия обхватила себя руками за плечи, жалея, что не догадалась накинуть плащ. Лето еще не кончилось, но, когда солнце скрывалось за облаками, воздух обдавал холодом. В следующее мгновение она вспомнила, где оставила плащ, и тут же прониклась убеждением, что стынет не от холода, а от крушения своих грез.

— Фаррольд!!! — Вопреки обыкновению, Келда заставила себя приблизиться к краю пугающе высокой стены, чтобы присоединить свой голос к голосу подруги.

…Фаррольд стоял, глядя вдаль, за беспредельные просторы моря, и изредка опускал взгляд вниз, туда, где высокие волны разбивались о несокрушимые скалы. Он не услышал зова Амисии, но слух, обостренный влечением сердца, позволил ему без труда расслышать голос Келды сквозь шум прибоя. Улыбка мгновенно осветила его лицо, и он обернулся… но улыбка сразу же увяла, когда оказалось, что его отклика ждут две девушки. У него подкосились ноги от страха: ведь совсем не трудно было угадать причину их появления. И он нетвердыми шагами двинулся им навстречу.

Слабый лучик надежды, который до сей поры еще теплился в сердце Келды, угас, когда она увидела, как медленно приближается Фаррольд, не смея взглянуть ей в глаза.

— Ты женишься на Амисии… хотя любишь меня, — произнесла она бесцветным голосом, как только Фаррольд подошел достаточно близко, чтобы услышать ее. — Ни тебе, ни ей этого не хочется, но ты на это согласился, чтобы угодить своему отцу.

Ее голос звенел от сдерживаемого гнева, и, позабыв о страхе высоты, она рванулась к Фаррольду, оставив Амисию позади.

— Я люблю тебя, Келда, и женился бы на тебе, если бы только мог. Но я — рыцарь-бастард, у меня нет ни гроша за душой; сам по себе я лишен даже малейшей надежды на будущее, которое достойно тебя… Как же я могу пойти наперекор отцу, если моя судьба у него в руках?

В голосе юноши, хриплом и грубом от непролитых слез, слышалась боль.

Не найдя, что ответить, Келда в отчаянии прислонилась к зубчатой стене и прижалась пылающей щекой к холодному камню.

Фаррольд поспешно бросился к ней и порывисто обнял ее за плечи.

— Не плачь, Келда. Прошу тебя, не плачь, — повторял он, не замечая, как текут по щекам его собственные слезы.

Амисия почувствовала себя так, словно она какая-то любопытная старая карга, которая подглядывает за влюбленной парочкой, и предпочла оставить их наедине. Она молча проскользнула в сумрак лестницы и с горькой усмешкой вспомнила свои былые опасения — сумеет ли Келда пережить ужасную правду намерений Фаррольда? Келду, по крайней мере, мог попытаться утешить ее возлюбленный. Амисия даже на такую малость рассчитывать не могла.

Она уже занесла было ногу над следующей ступенькой, но вдруг остановилась как вкопанная.

Не могла? Это почему же? Все в замке уверены, что она сидит под замком и выплакивает скорбь на груди у Келды. Так почему бы и ей не отправиться к своему избраннику? Отмель, должно быть, сейчас скрыта под толщей воды, но в дальнем конце острова всегда имелись под рукой лодки, и притом в немалом количестве. По-видимому, никто еще не хватился недостающего суденышка и никому не пришло в голову, что между его пропажей и ночной прогулкой Амисии существует какая-то связь. Может быть, это произошло потому, что она вернулась на остров по отмели. Если бы дело обстояло иначе, к ее дверям приставили бы стражника с грозным приказом караулить ее даже во время прилива. Как умно она все придумала! Разве кто-нибудь заподозрит, что она покинула замок морским путем? Грести веслами — работа трудная, но не невозможная, все лучше, чем оставаться здесь.

Сердечный друг Келды не мог сообразить, как выпутаться из напасти, но Амисия верила, что для ее Галена препятствий не существует. В балладах менестрелей герой всегда спасал свою любимую. Разве король Артур не был неизменным заступником Дженевры? И Робин Гуд всегда приходил на выручку Марианне, когда она попадала в беду.

Амисия воспряла духом. Она стремительно сбежала вниз по ступенькам и домчалась по коридору до своей комнаты. Оказавшись внутри, она завернула в складки своего второго домотканого платья щетку из конского волоса, кинжал с украшенной самоцветами рукояткой, в кожаных ножнах, и свою любимую брошь. Прихватив этот узелок, она, крадучись, пробралась по коридору, а потом спустилась по лестнице и миновала кухню; многочисленные работники, которые суетились у плиты, были слишком заняты, чтобы обращать внимание на то, кто там проходит мимо них.

ГЛАВА 12

Волна окатила Амисию с головой, и уже не в первый раз. А ведь как просто все выглядело, когда Рэндольф плавно вел лодку к берегу. Прошлой ночью грести было утомительно, но она с этим справлялась без каких-нибудь особенных затруднений. А сейчас… Еще одна волна прокатилась над ней, и ей даже не сразу удалось вдохнуть воздух. Казалось, что уже прошли часы с того момента, как она села в лодку, а лодка никак не хотела двигаться в нужном направлении. И действительно, Амисия еще даже не смогла обогнуть остров, начав свой путь от мостков в дальней его части. Очень скоро ей пришлось убедиться, что она вообще не продвигается вперед и более того, ее сносит назад. Амисия стала опасаться, что море, куда более могучее, чем она ожидала, швырнет ее на острые скалы у подножия острова. Она уже почти готова была признать, что было бы лучше, если бы Фаррольд и Келда были поменьше поглощены друг другом — ведь из-за этого замок оставался, в сущности, без охраны, и никто не наблюдал за морем.

Ее руки и плечи дрожали от отчаянных попыток хотя бы просто удержаться на месте. Амисия остановилась, пытаясь разглядеть береговую линию за нескончаемыми валами, и тут она заметила другое суденышко. Этот челнок двигался в противоположном направлении, но, благодарение судьбе, двое гребцов, лица которых были скрыты за капюшонами, как видно, сжалились над ее бедственным положением.

— Перестань молотить веслами по воде.

Амисия сразу же опустила руки, подчиняясь приказу, который был произнесен благословенно-знакомым голосом.

— Теперь положи весла в лодку.

Тон Галена казался грубым и резким: таким его делали страх за ее безопасность и возмущение ее опрометчивостью. Эта безрассудная девчонка, очевидно, вышла на веслах в открытое море, чтобы в одиночку помериться силами с приливным течением!

После того как челнок Галена стал борт о борт с лодкой, откуда Амисию немедленно извлекли его сильные руки, она в восторге прильнула к нему и взглянула в светлые зеленые глаза, теперь уже не спрятанные под тенью капюшона. Измотанная телесно, душевно опустошенная, она даже не задумалась над тем, что привело его сюда и почему на нем монашеская ряса. Она понимала только одно: он спас ей жизнь. А если так, значит, он спасет ее и от прочих бедствий, уготованных ей.

— Куда это ты направлялась — одна, в лодке? — сурово спросил он.

— К тебе, — просто ответила она, не обращая внимания на его сердитый тон. Хотя небо над их головами было затянуто тучами, для Амисии сияло солнце.

Пока Амисия с обожанием созерцала своего спасителя, а Гален пытался унять в себе гнев, порожденный страхом за нее, монах по имени Ульфрик привязал пустую лодку к корме челнока, который теперь погрузился в воду угрожающе низко. Ульфрик посещал замок Дунгельд ежедневно, но вовсе не он додумался прихватить с собой на остров этого незнакомца (и, по правде говоря, подобная затея казалась ему весьма рискованной), однако он повиновался приказу настоятеля.

Снова взявшись за весла, он направил свою маленькую флотилию к дальнему концу острова. Грести по течению было куда легче, чем в обратном направлении, и очень скоро они причалили к мосткам. Монах осторожно выбрался из челнока на дощатый настил и, не имея ни малейшего представления о намерениях своих пассажиров, вопросительно взглянул на Галена.

Гален выдержал хмурый взгляд монаха.

— Мы подождем здесь, пока вы управитесь со своими делами в замке. К тому времени, когда вы соберете пожертвования и вернетесь сюда, течение наверняка переменит направление[1].

Сложив ладони под подбородком, монах молча кивнул в знак согласия и начал взбираться по шаткой деревянной лестнице медленно и осмотрительно, как было свойственно его натуре.

Как только монах отошел достаточно далеко, Амисия ухватилась за грубую коричневую рясу, надетую на Галена. Забыв о страхе и усталости — могло ли быть иначе, когда ее обнимали его горячие руки? — она улыбнулась ему, и лукавые искорки зажглись в ее глазах.

— Когда на тебе эта монашеская одежда, мне будет легче решиться на одно признание. Я должна кое в чем покаяться перед тобой, Гален.

У Галена словно камень с души свалился, когда он понял, о чем она собирается ему поведать. Тем не менее из опасения сделать что-нибудь такое, что заставит ее передумать, он постарался придать своему лицу самое бесстрастное выражение и лишь вопросительно поднял брови. Если Амисия откроет ему свое настоящее имя и положение, насколько проще будет ему сделать ответное признание! Еще раньше он решил, что не поведет девушку к венцу, пока между ними стоят нелепые секреты. Постоянное притворство было бы слишком тяжелым бременем для его правдивого сердца, да теперь и надобность таиться отпала, когда не только выяснилась цель его миссии, но и найден способ этой цели достигнуть! Он уже пообещал аббату Петеру убрать завалы лжи с пути, который должен привести его и Амисию к будущему счастью. Более того, он был уверен, что избавление от препятствия, которое казалось ему самым труднопреодолимым, поможет ему справиться и со всеми остальными.

Амисия почувствовала, как непроизвольно напряглись его руки, и испугалась, что за лицом, ставшим вдруг таким замкнутым, скрываются первые признаки сурового приговора; одна лишь мысль о такой возможности поколебала стену ее уверенности. Торопясь высказаться, прежде чем эта стена успеет рухнуть, она отважно выпалила:

— Я — не та, кем ты меня считаешь.

Боясь взглянуть ему в лицо, она решительно уперлась глазами в дубовый ствол, служивший сваей для тех мостков, у которых они стояли. Если она скажет ему, какая благородная кровь течет в ее жилах… Вдруг он — человек с таким высоким чувством чести — сочтет, что он ей не пара, и отошлет ее обратно? В следующее мгновение она вдруг подумала, как было бы замечательно, если бы она могла показаться ему в шелках и драгоценностях… да нет, в каком угодно виде, только бы не выглядеть таким жалким промокшим созданием, как сейчас.

Гален видел, что она приуныла, и поспешил вывести их разговор в светлое пространство честности, прежде чем она сможет отступить в защитный полумрак затянувшегося обмана.

— Не та? Ты в этом уверена?

Много лет он воспитывал в себе навык осторожности, но сейчас не стал прикидывать, разумно ли будет с его стороны первым признать ту действительность, которую Амисия боялась открыть. Какое это имело значение, если скоро они оба станут свободными!

— Я принимаю тебя за дочь барона Конэла и леди Сибиллы из замка Дунгельд.

Радость, которую Гален испытал от наполовину выигранного сражения, отчетливо прозвучала в его тоне, и Амисия вновь перевела на него взгляд и встретила такую ослепительную улыбку, что впору было тут же растаять. Убедившись, к великому своему облегчению, что Гален вовсе не потрясен истинным положением дел, Амисия поспешила договорить все до конца и даже не задумалась, откуда ему все известно и почему он так счастлив.

— Да, это так и есть, — признала она, цепляясь за его рясу в лихорадочной жажде излить душу. — Но умоляю тебя, поверь: мне противны все высокородные лорды, такие жадные и корыстные! Они только и думают, как бы урвать побольше, и для этого лгут, идут на клятвопреступление и вообще на любую подлость, лишь бы захватить то, чего они домогаются!

В душе Амисия понимала, что не все знатные господа такие уж законченные негодяи. Но ее пылкая речь имела одну цель: убедить Галена, что она могла бы быть счастлива с ним, несмотря на неравенство их происхождения и места в обществе.

— Я наследница замка и всего Райборна, и в этом моя беда. Ради того, чтобы не выпускать из рук такое завидное владение, мой отчим — барон Гилфрей — задумал выдать меня за своего сына, хотя Фаррольду хочется взять меня в жены ничуть не больше, чем мне хочется назвать его своим мужем.

Гален не обратил особого внимания на эту историю, которая была ему уже известна. Его встревожило другое, и он уже упрекал себя за то, что показал ей свою осведомленность. Если теперь он откроет ей, кто он такой на самом деле, она, скорее всего, увидит в нем еще одного лорда-стяжателя, который предпочел выступить под чужим обличьем, чтобы вернее овладеть добычей. Да, ему с лихвой хватало собственных богатств, но это ничего не могло изменить: ведь она подумает, что и им управляет такая же ненасытная жажда к приумножению своего имущества, как и у тех, кто ей так отвратителен. Он знал, что ей ни сейчас, ни потом не суждено унаследовать Райборн, но доказать этого не мог, не нарушив клятвы, которую свято хранил многие годы. Раскрыть эту тайну значило бы рисковать чужой жизнью, и потому ему не оставалось ничего иного, как притворяться по-прежнему и молить Бога, чтобы Амисия не узнала правду, пока в силу естественного хода событий, все тайны не раскроются. Приходилось мириться с тем, что неподъемный камень обмана и дальше будет преграждать ему путь.

Амисия безошибочно почувствовала его внезапное холодное отчуждение, пришедшее на смену радостному воодушевлению предшествующих минут, и руки у нее опустились. Она заставила себя продолжать только для того, чтобы покончить с недоразумениями:

— И вот, когда ты спас меня… а ведь ты спас меня от внезапной гибели, потому что только благодаря тебе море не расплющило меня о скалы… это еще укрепило во мне надежду, что ты освободишь меня и от той смертельной опасности, которая угрожает моему счастью… по прихоти барона.

В тревоге ожидая ответа Галена, Амисия даже дышать перестала и так крепко стиснула руки, что они у нее онемели.

— Даже человек, которого ты называешь Темным Лордом, не заставит выйти замуж женщину, которая уже замужем.

Смысл его слов не сразу дошел до сознания Амисии. А тем временем Гален пристально вглядывался в девушку, которой он только что предложил стать его женой. В неравном поединке с морем она обессилела и промокла, но это не умалило ее красоты. Пышные пряди волос, отяжелевшие от морской воды, чистые линии лица и гибкая шея выделялись особенно зримо, и над всем господствовали широко расставленные карие газельи глаза. Он не раскаивался в своем выборе, но был глубоко опечален сопутствующими этому выбору обстоятельствами.

Амисия колебалась. Если судить по суровости его взгляда, то предвкушение их совместного будущего совсем не доставляет ему радости. С другой стороны, ведь он дал ей именно тот ответ, на который она надеялась. И если он сейчас сомневается, то, безусловно, лишь потому, что не уверен в ее способности обрести счастье, разделив с ним трудную, ненадежную жизнь. Она должна доказать, что его опасения напрасны! С ним она могла бы жить где угодно. Она не желала допускать, чтобы сомнения затуманивали ясное небо их будущего счастья, небо сбывшейся мечты. Но ведь в последнее время каждая из ее грез оборачивалась явью, и самый прекрасный образ из них — ее несравненный герой.

Совершенно позабыв, что выглядит жалкой замарашкой, Амисия обняла его за шею и вложила в восторженный поцелуй всю страсть, уроки которой он так недавно начал ей давать.

Как и в часы минувшей ночи, Гален не мог устоять против пылкой устремленности Амисии; он отогнал навязчивые мысли о подстерегающих их ловушках и позволил себе ответить на ласки Амисии еще более горячими ласками. Холод туманного дня сменился по-летнему жарким зноем, и в пламенных объятиях влюбленные потеряли всякое представление о времени и месте: и то, и другое перестало для них существовать.

Когда рядом деликатно прокашлялся Ульфрик, этот звук не привлек внимания молодой пары, и монаху пришлось бросить на дно челнока мешок с пожертвованиями, полученными на кухне замка. Гилфрей не отказывал в подаянии монастырю лишь потому, что так было принято у лордов, и его щедрость не простиралась дальше объедков, оставшихся от вчерашних трапез. Зато мешок был очень тяжел, и когда он свалился на дно челнока, утлое суденышко резко качнулось.

Одной рукой Гален инстинктивно прижал к себе Амисию покрепче (как будто это было возможно), а другой потянулся к настилу мостков, чтобы ухватиться за доску и выровнять челнок. Тут он увидел кромку коричневой рясы, находившуюся в точности на уровне его глаз, и перевел взгляд выше — на смущенное лицо монаха. Хотя ему показалось, что он уловил искру одобрительной улыбки, мелькнувшую в уголках губ святого отца, усиленно сохранявшего на лице самую постную мину, полной уверенности в этом у Галена не было.

— Вот и прекрасно, что вы вернулись. Как видите, течение сейчас снова направлено к берегу. По-моему, вам лучше взять этот челнок, а я доставлю девушку на берег в той лодке, которую она была вынуждена оставить.

Толковое предложение незнакомца было принято Ульфриком с немалым облегчением. Он опасался, что тяжесть мешка, вкупе с весом трех человек, отправит челнок на дно морское, прежде чем они успеют добраться до берега. Монах с удовольствием воздал должное благоразумию попутчика, хотя сцена, которую он прервал своим появлением, могла бы вызвать на сей счет кое-какие сомнения. Он-то полагал, что у юной особы, которую он видел только со спины, не в порядке не только прическа (от которой ничего не осталось после путешествия по волнам), но и нравственность; тем не менее он снизошел до того, что подал ей руку, дабы помочь перебраться с колен мужчины на мостки. И только тогда, когда она встала рядом с ним и он в первый раз взглянул ей в лицо, он понял, кто она такая.

Тут уж было не до размышлений о девичьих добродетелях. Любое дело, в котором замешана наследница, могло оказаться крайне опасным, и Ульфрик смекнул, что нужно уносить отсюда ноги, пока голова цела. В тот миг, когда Гален вышел из челнока, Ульфрик поспешил занять его место и торопливо заработал веслами.

Амисия, оцепенев, провожала взглядом монаха, который столь очевидно удирал, словно от погони. Неужели его, набожного человека, так возмутили ее поцелуи с Галеном, что он пожелал как можно скорее избавиться от их общества? Она сама устыдилась своих мыслей, и яркий румянец залил ее щеки, когда она представила, как выглядела эта сцена в глазах монаха. Каких-нибудь две недели тому назад ей тоже было ясно, что любая незамужняя женщина, которая по доброй воле садится на колени к мужчине и целует его — это просто блудница. А сейчас…

Словно прочитав мысли Амисии, Гален протянул руку и мягко коснулся ее плеча.

— Тебе нечего стыдиться. То, что мы сейчас делали, совершенно естественно для мужчины и женщины, которые скоро будут обвенчаны.

Амисия взглянула в серебристо-зеленые глаза, но не сумела выдержать их пронизывающий взгляд. То, что произошло сейчас, может быть, и простительно, но предыдущая ночь, когда она пришла к нему так бесстыдно…

— А в том, что случилось ночью, только моя вина. Да, у меня не хватило сил совладать с собой. Но я не жалею об этом и не хотел бы, чтобы об этом пожалела ты.

Его вина? Как же это могло быть его виной, когда она искала его с единственной целью — отдать ему свою невинность? Она не могла подобрать слова, чтобы объяснить ему это. Вероятно, он собирается жениться на ней только ради того, чтобы избавить ее от той участи, которой она страшилась, и принял это решение, движимый чувством вины за минувшую ночь. Она покачала головой и направилась в сторону ожидающей их лодки в безрадостной убежденности, что он не питает к ней любви, которая хотя бы в малой степени могла сравниться с ее любовью к нему. Когда он предложил ей пожениться, он не выказал даже намека на какое-то чувство, и от этого померкла радость дня, которой мог бы стать самым счастливым днем ее жизни.

Понимая, что сейчас ему нечего добавить к сказанному, Гален сел на весла позади Амисии и направил лодку к берегу.

К тому моменту, когда они приблизились к берегу, прирожденная сила духа Амисии снова возобладала над унынием. Лучшее, что она может сделать, твердо заявила она себе, — принять его образ жизни и сделать этот образ жизни своим. Она докажет ему, что может стать для него надежной, достойной спутницей, и если сейчас он не питает к ней пылких чувств, она заслужит его любовь… пусть даже для этого понадобятся годы.

Когда днище их лодки заскрежетало о камни на мелководье, наполовину скрытые слоем песка, они увидели своего бывшего попутчика-монаха, прибывшего раньше. Теперь он быстро удалялся от берега по мощеной бревнами дорожке, ответвляющейся влево. По этой удобной, ровной — хотя и извилистой — гати путь в аббатство святого Марка был более легким. Существовал и другой путь, через деревню, но там требовалось преодолеть крутой подъем по склону холма и обогнуть водопад. Амисия молила Бога, чтобы Гален выбрал именно этот путь. Тогда она могла надеяться, что он позволит ей остановиться у пещеры и хоть немного привести себя в порядок, а то уж очень растерзанный был у нее вид после морской прогулки. Что ни говори, это был день ее свадьбы, и, хотя не приходилось ожидать пышной и торжественной церемонии, на которую могли бы рассчитывать другие высокородные невесты, ничего иного ей не оставалось… да она и не хотела иного.

Гален вытащил лодку на берег, и Амисия наклонилась и извлекла плотно скатанный сверток из-под сиденья на носу, куда его раньше затолкал Гален. Потом она обернулась и подняла карие глаза, светившиеся беспредельной нежностью, на своего суженого, который молча ждал ее.

Когда Гален встретился с ней взглядом, Амисия выразительно перевела глаза с пути, по которому удалился монах, на склон холма. Галену стало ясно, что его невеста предпочитает не следовать за монахом. Медленная улыбка осветила его холодное лицо; улыбка, в которой цинизм мешался с благоговением. Его невеста… Как странно! Он всегда с такой опаской относился к самой мысли о женитьбе; он, прекрасно понимающий, с какими трудностями придется столкнуться — он был счастлив от предвкушения их общего будущего. Со всей возможной галантностью он двинулся в том направлении, куда хотелось ей, сожалея лишь о том, сколь незначителен этот дар, который может преподнести своей родовитой невесте наследник графского титула в день их свадьбы.

С этого момента послеполуденные часы прошли для Амисии словно в каком-то розовом мареве. Получив возможность остаться на некоторое время в пещере в одиночестве, она быстро смыла остатки морской соли с волос и тела чистой водой из водопада: воду она набирала в пригоршни, высовывая руки из-под свода пещеры и подставляя их под холодные струи. Затем она натянула другое платье, которое путешествовало по морю в виде плотно скатанного свертка (со щеткой и кинжалом внутри) под носовым сиденьем и потому осталось на удивление сухим.

Поднимаясь снова на вершину холма, она обнаружила, что Гален, в обществе своего юного спутника, уже ожидает ее. Уолтер вручил ей венок из лилий, и когда она в знак благодарности поцеловала его, он залился густым румянцем. Когда они проходили непривычно тихую деревню Брейстон, Гален объяснил, что крестьяне в поисках безопасности бежали в Уильд — Южную чащу, под защиту его друга Уилли. То, что прославленный рыцарь оказался другом Галена, укрепило Амисию в убеждении, что ее возлюбленный — действительно благородный разбойник.

Она не поняла и не пыталась как-то истолковать быстрый предостерегающий взгляд, который Гален бросил аббату, когда попросил последнего совершить обряд венчания между Галеном Фиц-Уильямом и его невестой Амисией; точно так же не заметила она, как неодобрительно нахмурился священник.

Уолтер и Ульфрик, уже зная что-то об отношениях молодой четы, выступали в качестве свидетелей брачного обряда, а затем приняли участие в скромной трапезе. И только тогда, когда новобрачные уже стояли у дверей, собираясь выйти из аббатства, Гален обернулся и еще раз обратился к настоятелю:

— Итак, завтра утром вы отправляетесь в замок к назначенному часу и сообщаете лорду Гилфрею, что его падчерица уже замужем.

— Я сдержу свое слово. А ты?

Упорный взгляд аббата, казалось, насквозь пронзал рыцаря, который обещал раскрыть невесте свое подлинное положение, но, очевидно, не сделал этого.

Гален вздрогнул, словно ужаленный. Неужели отец Петер собирался выложить все, как есть, — здесь и сейчас? Господи, не допусти этого! Галену нужно было время, чтобы убедить Амисию в искренности своих чувств и помыслов. Она должна понять, что ему нужна только ее несказанная прелесть, а не наследство, которое она считала своим.

Ее взгляд не отрывался от Галена, с тех пор как он стал ее супругом. Она с удивлением заметила, что его лицо вдруг приняло растерянно-виноватое выражение. Если не считать тех мгновений, когда он возложил на себя вину за ночь их бурного соединения, она ни разу не видела, чтобы ему изменила самоуверенность или убежденность в собственной правоте. А теперь было очевидно, что и он может терзаться какими-то сомнениями, и, как ни странно, это лишь укрепило ее преклонение перед ним. Она просунула руку ему под локоть и легким пожатием напомнила о себе.

— Солнце скоро зайдет, нам нужно добраться до места, пока не стемнело. — Изображая притворный страх перед дорогой в темном лесу, она вздрогнула; никто не должен был знать, что она трепещет не от тревоги, а от предвкушения радости.

Гален слегка усмехнулся. Как будто после минувшей ночи он мог поверить, что она боялась леса или темноты! Тем не менее он и сам был более чем готов уступить ее желаниям. Ловко управляясь с простой веревкой и железным затвором, чтобы открыть дверь, он успел метнуть на аббата выразительный взгляд, чтобы тот не задерживал их.

Аббат Петер пожелал новобрачным счастливого пути. Однако, заперев за ними дверь, он устало прислонился к косяку, закрыв глаза, и молча вознес к небесам горячую молитву, чтобы молодой паре было дано благополучно пройти по дороге, загроможденной завалами притворства. Миновали мгновения, а он так и стоял, поглощенный мыслями о безрассудствах молодости, пока не вспомнил, что он здесь не один. Уолтер, оставленный в аббатстве на ночь, неловко переминался с ноги на ногу, ожидая, что ему укажут, где находится отведенная ему постель. Аббат вышел за дверь, подав юноше знак следовать за ним.

По тележной дороге, почти в том же месте, где Карл и Гален несколько дней назад остановили сборщика податей, шествовала только что обвенчанная пара. Оба молчали; они были поглощены размышлениями об огромных переменах, которые произошли с ними в этот долгий день. И хотя перед мысленным взором каждого из них роились картины, в равной мере озаренные светом и надеждой, видения Амисии и Галена разительно отличались. Один видел будущее в рамках реальности, а другая наблюдала его отражение в радужной поверхности мыльного пузыря — но такие мечтания всегда сопряжены с опасностью, что пузырь лопнет.

Она счастлива превыше всякой меры, твердила себе Амисия. Ее фантазия воплотилась в жизнь. Она проведет свою жизнь в лесу, вместе с романтическим героем, вершителем справедливости, защитником бедных и угнетенных. Счастье быть с Галеном стоило любой цены. Это, по крайней мере, не противоречило истине — в глубине души она была в этом убеждена. Вот только… после двух ночей, проведенных на земле, такая перспектива чуть-чуть, самую капельку, утратила свою привлекательность. Восторги минувшей ночи стали бы еще более упоительными, если бы все это происходило на настоящем ложе — с теплыми покрывалами, мягкими подушками и драпировками, преграждающими путь холоду… разве не так?

Амисия нахмурилась, недовольная собой: как могла она допустить, чтобы подобные эгоистические мысли омрачали такое прекрасное событие! И вообще, какая разница, где им придется сейчас ночевать? Она наследница родового поместья. Даже если в замке Дунгельд для них нет места, пока жив Гилфрей, отправится же он когда-нибудь к праотцам. Но поселятся ли они в замке? Согласится ли на это Гален? Может ли она ожидать, что человек, избравший для себя вольную лесную жизнь, последует за ней в мир, скованный жесткими ограничениями, в котором господствуют строгие законы и порочные властители? Нет, она даже и пытаться не станет изменить своего суженого ни на йоту! Если понадобится, чтобы она научилась спать на гранитном валуне и стряпать на костре (а она и понятия не имела, как это делается) — ну что ж, это очень даже невысокая плата за счастье в любви! Тем не менее, если он когда-нибудь выберет более легкую жизнь, она, безусловно, и не подумает возражать. По невысказанному обоюдному согласию они свернули с тележной дороги в лес и теперь стояли на мшистом берегу заводи. Гален бросил взгляд на лицо Амисии, и, заметив хмурую гримасу, от которой потухли золотые искорки в карих глазах, снова проклял обстоятельства, вынуждавшие его ко лжи. Он не сомневался, что Амисию гложут мысли о сложностях, с которыми сопряжен их брак, но не смел открыть ей, что постромки от колесницы их судьбы — у него в руках, и он держит их твердо, и все скоро устроится должным образом. Решиться на такое объяснение значило бы раскрыть секреты, которые он клялся сохранить. После того как здешние дела будут улажены, ему придется серьезно поговорить с ней об их будущем в замке Таррент. Он жаждал рассказать ей, какие дни и ночи их там ожидают — дни в теплом и сердечном кругу семьи и друзей и ничем не омрачаемые ночи вдвоем. Несмотря на благоразумное решение помалкивать, пока не придет пора открыть все тайны, слова так и рвались у него с языка, но тут Амисия восторженно охнула, и слова признания так и не прозвучали.

Он проследил, куда направлен ее благоговейный взгляд, и ему открылось волшебное зрелище. На западном краю неба тучи разошлись, позволив лучам заходящего солнца заиграть всем великолепием красок в бесчисленных брызгах водопада. Словно радуга разбилась на крошечные частички, и ее взлетевшие осколки исполняли в воздухе некий завораживающий танец.

— Гален, Гален! Спасибо тебе за этот дар, за эту несравненную красоту! Я буду вспоминать ее до конца дней своих! Никогда, никогда, ни в каком дворце не увидишь такого великолепия! — Амисия пылко обвила руками его шею и, заставив любимого наклонить голову, шепнула ему на ухо: — Насколько же больше счастья сулит мне жизнь с тобой в зеленых чертогах природы, чем с каким-нибудь скаредным лордом среди давящих каменных стен!

Этими пламенными речами она, скорее всего, стремилась убедить не столько Галена, сколько себя, но Гален принял ее слова за чистую монету и приуныл, подумав о том, что она скажет насчет зеленых чертогов природы, когда зимний холод отнимет у этих самых чертогов все краски и покроет их инеем и льдом.

Он все еще держал ее в объятиях, и она откинула голову назад, чтобы одарить его обольстительной улыбкой. Ответная улыбка не заставила себя долго ждать, но оказалась весьма натянутой. Такие восторженные речи лишь усилили его смутные опасения. Как он сумеет провести ее по пути, где их ожидают такие крутые повороты? В ближайшие дни ему придется поддерживать в ней наивные заблуждения — а потом разрушить их, но разрушить так, чтобы у нее не осталось ощущения, будто она стала жертвой обмана и бессовестной интриги.

Все эти опасения Галена ускользнули от внимания Амисии: ее душой безраздельно завладела радость от того, что она по праву может наслаждаться близостью Галена. По законам божеским и человеческим ей позволено прильнуть к тому, кто в действительности оказался прекрасней любого придуманного ею героя! Ее руки медленно скользили по литым плечам, рукам и груди; она чувствовала, как напрягаются его мускулы при ее прикосновении, и упивалась своей новообретенной силой. Уткнувшись лицом в грудь Галена и тесно прижавшись к нему, она прошептала слова, которые не осмелилась бы произнести, глядя ему в глаза:

— Отведи меня в пещеру и покажи еще раз, как горяча и сладостна страсть.

Дурное настроение Галена тут же растаяло, и даже воспоминание о его причинах сгорело в огне, который зажгли в его крови эти слова. Он провел пальцами между вьющимися прядями медовых шелковистых волос у нее на затылке и слегка потянул их назад, чтобы ее лицо обратилось к его зовущим губам. Он поцеловал опущенные веки, щеки и уголки губ, и лишь потом, тихо засмеявшись, ответил:

— Новобрачную полагается вносить в опочивальню на руках, но, увы, не в моих силах отнести тебя ни вверх против течения водопада, ни вниз по склону холма.

— Да нет же! — Амисия метнула на него проказливый взгляд и весело рассмеялась. — Я могу и сама добраться до места. Бьюсь об заклад, что буду там раньше тебя. Но… — она кокетливо покосилась на него, — если я выиграю, ты должен заплатить мне любую пеню, которую я потребую.

Не медля ни секунды, даже не позаботившись удостовериться, что он принял ее вызов, Амисия вырвалась у него из рук, вскарабкалась по знакомому пути на крутом склоне и спустилась по другому склону, купающемуся в закатном зареве. К тому моменту, когда огромный силуэт Галена показался на розовом фоне водопада, она уже сидела на одеяле у костра.

— Я выиграла! — Ее торжествующая улыбка была неотразимой. — И я требую награды!

Глядя на эту чудесную водяную фею, которая сидела, обхватив руками подтянутые к груди колени, упершись в колени подбородком, Гален был готов поверить, что видит перед собой очаровательное дитя. Но золотое пламя, горящее в карих глазах, убедительно доказывало: нет, она уже не ребенок. Он подавил вспыхнувшее в нем чувство вины — ведь он сам был причиной этого превращения! — напомнив себе, что поступил честно, сделав ее своей женой. Честно? Так ли уж честно — сделать ее женой разбойника? Да, конечно, на самом деле он не разбойник, но какое это имеет значение, если она считает его таковым… по его вине.

Амисия заметила, как он помрачнел, и забеспокоилась: что такого она сделала, чтобы вызвать его раздражение? Может быть, его мужская гордость уязвлена тем, что в состязании с ним победила женщина? Неужели он столь мало уверен в себе, что такой пустяк может задеть его? Вот уж никогда бы не подумала, но…

— Ох, я ведь выиграла только потому, что не предупредила тебя по-честному, как полагается. Я вызвала тебя на состязание и сразу умчалась, прежде чем ты успел принять мой вызов… Но ведь ты же такой быстрый, где мне с тобой равняться!

И опять от ее слов всякие сумрачные мысли развеялись как дым. Добравшись до пещеры первой, она вообразила, что его это могло огорчить! Когда до Галена дошло, что она пытается таким образом его утешить, он откинул голову назад и облегченно рассмеялся:

— Нет, радость моя, я даже не пытался тебя обогнать. Зачем я стал бы это делать, если мне больше хочется уплатить пеню, чем выиграть состязание?

Когда ее коснулся его опытный взгляд, который она ощутила не менее остро, чем телесную ласку, щеки Амисии вспыхнули, и она в волнении прикусила нижнюю губу, вспомнив о том, какого приза она потребовала. Но взгляда она не отвела.

Гален созерцал ее нежную красоту — от блеска медовых волос до шелковистой кожи, которую он не мог забыть, хотя она и была сейчас скрыта под грубым домотканым платьем. С самого начала их отношений именно она так самозабвенно побуждала его все к большей и большей близости, хотя он считал это неразумным. Она стремилась принести ему в дар свою невинность и соблазняла его, чтобы он принял этот дар, от которого ему, человеку чести, следовало бы отказаться. Но теперь она принадлежит ему. Возможно, она пожалеет об этом, когда узнает истину, но у него есть оправдание: он должен был поступить так, а не иначе, чтобы оба они могли пройти через сегодняшние испытания и обрести достойное будущее.

Решимость, полыхнувшая в зеленых глазах серебряным огнем, еще усилила воодушевление Амисии. Взгляд новобрачной не дрогнул, когда Гален распустил шнуровку у ворота своей тонкой зеленой туники и снял ее через голову, взлохматив при этом черные волосы и снова явив перед взором Амисии ошеломляющее зрелище сильного мужского торса. У Амисии перехватило дыхание, когда она увидела, как перекатываются под кожей бугры мышц. Отблеск слабого света от углей костра мелькнул в черных блестящих волосах, когда он резким движением стянул с ног сапоги. Только после того как он развязал ременные шнурки своих шоссов, Амисия дрогнула, и ее внимание перекинулось на растущую горку одежды. Вся прежняя бравада улетучилась, разъеденная сомнениями. Скованная внезапной робостью, она оставалась недвижимой.

Щадя ее нежную застенчивость, Гален не стал снимать шоссы. Лишь ослабив их завязки, он опустился на колени рядом с ней. Прижав ладони к ее щекам, он поднял лицо Амисии к своему, склонился к ней, легким поцелуем коснулся ее губ — и они открылись ему. Он принял дар и вернул его со сдержанной горячностью, тем самым еще подлив масла в огонь, занимающийся между ними. Все запреты перестали существовать, когда Амисия поднялась, и прижалась к нему так сильно, что не осталось ни малейшего просвета между ее телом и телом любимого. С восторгом осязая их нерасторжимое соединение, Гален провел руками вниз, по напряженному изгибу ее спины и плотно прижал ее бедра к себе, к своей жаждущей плоти. Его движение не устрашило Амисию; ее сжигало нетерпеливое стремление освободиться от преграды, состоящей из ее юбок и его свободно сидящих шоссов.

Гален поднял лицо в надежде, что прохладный воздух хоть немного остудит полыхающий в нем жар, и возмущенно попрекнул себя за чрезмерную поспешность. Он понял, что надо взять себя в руки, иначе наслаждение будет растрачено слишком скоро. Прошлой ночью Амисия завела его далеко за пределы разумного, и он не был уверен, что к моменту последней вспышки она достигла той же высоты изнеможения, как и он. А потом она ушла до его пробуждения. Сегодня он намеревался позаботиться, чтобы в пожирающий огонь страсти она окунулась на равную с ним глубину — и вместе с ним.

— Не торопись, любимая, не торопись, — мягко пророкотал он. — Пламя, которое медленнее разгорается, горит жарче, греет дольше.

Он слегка отстранился от нее, но его тихий низкий голос проникал в самую глубь ее существа, и дрожь пробежала по ее телу от головы до ног.

Гален упивался сознанием, что именно он вызывает в ней этот сладостный трепет, что она принадлежит ему по праву и никто другой не будет иметь над ней власти. Он — победитель, а барон с сынком — побежденные.

Удерживая свою пленницу, свой военный трофей одной лишь силой взгляда зеленых глаз, Гален провел пальцами по ее шее и подцепил шнурок у нее под подбородком. Она прикусила губу и замерла, а он, не теряя времени, ловко распустил шнуровку ее ворота и в первый раз порадовался, что на Амисии надето только это простое платье, а не многослойный наряд, какой полагается носить девушке ее круга. Он положил ладони на безупречный изгиб, где шея переходит в плечо, и большие пальцы его рук, которые сомкнулись во впадинке под подбородком, ощутили неистовое биение ее пульса, и улыбка Галена стала напряженной. Он с намеренной медлительностью провел руками под тканью и убрал их с плечей Амисии, предоставив платью самому соскользнуть вниз.

Платье не упало на пол сразу. Оно уже не держалось на плечах и лишь едва прикрывало грудь Амисии. Она опустила длинные ресницы в мучительном предвкушении… но Гален не шевельнулся. Амисия стояла не дыша, мгновения казались ей бесконечными; она все ждала, чтобы он наконец освободил ее от постылой ткани. Когда же вместо этого он убрал руки, у нее вырвался слабый возглас разочарования. И последняя преграда упала. Карие глаза широко распахнулись, а руки непроизвольно взлетели вверх, чтобы прикрыть дотоле спрятанную прелесть.

Гален перехватил ее руки и отвел их в стороны; его глаза, горевшие зеленым огнем, не могли оторваться от дарованной ему красоты. Один взгляд — и он сражен. Прошлой ночью так и случилось. Но его ожидало сказочное наслаждение, и на этот раз у него не было желания ни отвергать это наслаждение, ни откладывать его на потом.

Не в силах выдержать мощь его взгляда, Амисия закрыла глаза. Она готова была умолять, чтобы он положил конец этой огненной пытке… нет — вознес пламя еще выше. С бессильно опущенными по бокам руками, Амисия чувствовала себя потерянной в темной бездонной пропасти неутолимого желания. Когда Гален мягко прикоснулся губами к ее груди, горевшее в Амисии пламя разрослось в огненный вихрь, и она закричала от неожиданного наслаждения.

Хотя Гален и до того момента был уже ослеплен видом несравненных форм ее тела, его снова и снова поражала пылкость, с которой Амисия отвечала на его ласки. Собираясь обнять ее за талию, он выпустил ее руки — и они немедленно взметнулись к его черной гриве… она пыталась вернуть его губы туда, где они дарили ей такой невообразимый восторг… но он чуть-чуть отстранился. Горестный протестующий вскрик вырвался у нее из пересохшего горла, и Галена порадовало это новое доказательство ее неудержимого желания. Она делала все, чтобы вжаться затвердевшими сосками в крепость его обнаженной груди — а он… он удерживал ее на расстоянии тихого шепота, хотя и достаточно близко, чтобы эти чувствительные бугорки ощутили прикосновение жестких колючих завитков… и новый вскрик восторга, вырвавшийся у нее, был для него еще одной наградой.

Рассчитанными движениями подавшись вперед и вынуждая ее отклониться назад, он опустил ее на одеяло, которое Уолтер так аккуратно расстелил неподалеку от костра. И здесь Гален настиг ее своим сводящим с ума поцелуем. Она с готовностью покорилась его требовательным губам, жгучей ласке рук, которыми он провел вдоль ее тела, отбросив в сторону ненужное теперь платье… теперь он, и только он мог обладать ею безраздельно.

Все, что могло ее сдерживать, уже давно обратилось в прах. Амисия гладила его грудь и плечи, ее пальцы играли с завитками волос, которые так недавно дразнили ее своим прикосновением. Для нее в целом мире не существовало ничего, кроме жара и крепости его мускулов. Когда же он, отвечая лаской на ласку, нежно провел пальцами от ее шеи, через долинку между грудями, и ниже, и задержался на крошечной впадинке пупка — для Амисии это было уже последней каплей. Голова ее откинулась назад, а руки с силой обхватили его грудь. Застигнутый врасплох этим порывом, Гален утратил всякую власть над собой. Он опустился на нее всей своей тяжестью; он с ликованием ощущал, как подается ее плоть под напором его литого тела, как вершится вселенское чудо — слияние мягкого и твердого начал всего сущего. И когда она беспомощно и судорожно попыталась повторить ритм того танца, в котором они соединились прошлой ночью, он понял, что время пришло. Он высвободился из требовательных рук и, как ни снедало желание его самого, улыбнулся, услышав ее протестующий стон. Но он не медлил и стремительно скинул с ног остатки ненужной, раздражающей одежды. Он передвинулся так, чтобы тело ее оказалось полностью под ним, и она с криком восторга приняла это блаженное бремя. Сегодня ему не понадобилось доводить ее до высот страсти — она сама с радостной готовностью шла ему навстречу.

Глаза Галена, горящие ровным зеленым пламенем, прожигали ее насквозь, когда он начал медленно раскачивать качели наслаждения. Беззаветным порывом встречая каждый бросок его тела, цепляясь за его густую черную шевелюру, глядя в его лицо, напряженное от мучительного желания, она тщетно пыталась ускорить примитивный ритм извечного танца любви, чтобы достичь запредельной цели, манящей ее. И когда она уже думала, что не сможет пережить более ни одного мгновения в разгорающемся огне, она услышала:

— А теперь… в самое пламя… вместе!

И они рухнули в полыхающую бездну упоения, и тонули в ней, пока утоленная жажда обладания не сменилась блаженной усталостью, а та — глубоким и спокойным сном.

ГЛАВА 13

— Я молилась неустанно, я призывала все силы небесные, чтобы они уберегли мое дитя от такого унижения, которое выпало мне на долю по милости Гилфрея… но помощь пришла слишком поздно!

Охваченная отчаянием хрупкая женщина, сидевшая на кровати, уронила лицо в ладони. Слабый свет ненастного раннего утра просачивался через щели в оконных ставнях и, подобно благословляющей руке, касался светлых волос Сибиллы. Теперь, когда гнусный замысел Гилфрея был известен всем и каждому в замке, а может быть, и во всем поместье, Анне было позволено войти к Сибилле и выслушать во всех подробностях, на какой шаг та отважилась, чтобы избавить дочь от грозящей ей участи.

Всем сердцем жалея подругу и желая хоть как-то утешить ее, Анна положила руку на склоненную голову.

— Так что же, юный Гален вернулся в Райборн?

Она задала этот вопрос скорее для того, чтобы отвлечь мысли горюющей подруги, нежели для удовлетворения собственного любопытства.

Сибилла подняла голову и благодарно улыбнулась Анне в знак признательности за предпринятую попытку.

— Он вернулся, но отец Петер говорит, что теперь это настоящий взрослый мужчина. Он и узнал-то Галена только по этим необыкновенным серебристо-зеленым глазам, и еще по тому, что Гален возмужал и стал точной копией своего отца, графа Гаррика. Ты же наверняка помнишь графа — он посещал нас много раз, пока был жив мой Конэл.

Анна мысленно выбранила себя: хотела утешить, а вместо этого только разбередила старые душевные раны.

— Тогда, может быть, — решительно заметила она, — взрослый Гален найдет какое-нибудь средство избавить обеих наших девочек от уготованной им участи?

Это «наших девочек» удивило Сибиллу. Она откинулась на подушки и подняла на Анну вопрошающий взгляд.

— Да, да, моя дочка умудрилась влюбиться в мальчика, за которого твою дочку выдают замуж насильно.

Анна покачала головой, грустно усмехнувшись. Она подумала о том, в каких странных сетях запутались молодые. Все три загубленных судьбы вызывали в ней искреннее сострадание.

— Фаррольд?! Ты говоришь о Фаррольде?.. Даже мысль о такой возможности показалась Сибилле смехотворной. Однако почти в то же мгновение она почувствовала угрызения совести. Она вдруг осознала, что никогда не воспринимала его просто как человека, самого по себе — для нее он неизменно был только орудием в руках Гилфрея.

— Джаспер занимался с Фаррольдом дней десять, и он говорит, что, по-видимому, это совершенно безобидный юноша, добросердечный и безотказный. К несчастью, обстоятельства его появления на свет вынуждают его прежде всего повиноваться отцу… а Келда никак не может этого понять.

Признав в душе, что прежнее ее отношение к Фаррольду было предвзятым и, как всегда, предпочитая видеть в других их хорошие стороны, Сибилла с готовностью согласилась с суждением Анны. Ей было легко поверить, что юноша, как и ее дочь, просто попался в капкан, расставленный Гилфреем.

— Да, все мои попытки предотвратить этот брак воистину оказались безуспешными. — Сибилла тяжело вздохнула; холодный камень тоски вновь придавил ей душу. — Три молодых жизни рушатся по воле одного злодея.

— Подожди, — немедленно запротестовала Анна, — не поддавайся отчаянию. Может, Гален еще что-нибудь придумает.

Насколько она помнила его мальчиком, он отличался необычайно скорым умом.

Как ни была удручена Сибилла, она ласково улыбнулась своей преданной подруге и, чтобы не омрачать Анне жизнь еще больше, устало опустила ресницы и прекратила беседу, которая все равно не могла привести к более радостному результату.

Анна все поняла правильно. Она ободряюще похлопала по тонкой руке, бессильно лежавшей поверх покрывала, и задернула полог кровати. Вскоре Сибилле предстояло подняться и приготовиться к церемонии, о которой ей страшно было и помыслить.

Когда Анна вышла в коридор и прикрыла дверь, она с удивлением обнаружила перед собой очень странную пару, ожидавшую ее.

— Она, — в голосе Келды звучало неприкрытое отвращение, — во что бы то ни стало желает войти к нам в комнату, чтобы присматривать за Амисией. Но, мама, Амисия только что, наконец, заснула, и я отказываюсь будить ее так скоро. До начала церемонии еще остается много времени.

Анна слышала в голосе дочери гнев, но слышала и нотку страха, понимая, что и Мэг слышит все это столь же явственно. К Амисии почему-то нельзя было никого подпускать, и смутные догадки о возможных причинах этого пробудили страх у самой Анны.

— Барон велит, чтобы я сидела при ней и глаз с нее не спускала до самой свадьбы. — Могло показаться, что Мэг обращается к Анне вполне почтительно, но хитрый блеск ее бесцветных глаз сводил на нет это благоприятное впечатление. — Из-за ее проделок мне уже и так досталось, и я больше не хочу опростоволоситься.

— К дверям ее комнаты со вчерашнего утра приставлен стражник. Чего же вы с бароном боитесь — колдовства какого-нибудь? Думаете, у Амисии крылья выросли и она улетела сквозь толстые каменные стены?

Анна постаралась вложить в свои слова как можно больше насмешливого недоверия, вопреки собственной тревоге. На самом-то деле, только настоящим колдовским трюком можно было объяснить, как это удалось старой карге столь быстро прийти в себя. После полной бутыли заветной старой настойки Мэг должна была спать мертвецким сном самое малое до полуночи.

— Если все у вас распрекрасно, — послышался скрипучий голос со стороны лестницы, — с чего бы вам так суетиться, лишь бы не дать никому другому хоть одним глазком взглянуть на Амисию?

…Гилфрей тяжело навалился на двойные трости, поставил на площадку одну ногу и с трудом подтянул другую, которая почти не сгибалась. Целые дни в седле, проведенные в бесплодных поисках разбойника, не принесли ничего, если не считать еще более опухших ног и еще более скверного настроения. Даже давно вынашиваемый и со злобной радостью ожидаемый заключительный акт возмездия, столь близкий к завершению, почему-то начал вызывать опасения. Гилфрей отдал бы что угодно, лишь бы все сошло гладко.

— Она уже достаточно натерпелась от вас. Разве не хватит того, что вы собираетесь разрушить всю ее жизнь? Неужели вам так необходимо подвергнуть ее еще одному унижению? Неужели даже ее приготовления к недостойному союзу должны происходить под взглядами особы, которую Амисии видеть противно?

Бурная вспышка Анны несколько утихомирила Гилфрея. Она была права: со времени вчерашнего отлива, когда обнажилась каменистая коса между островом и берегом, на страже в коридоре, у дверей Амисии, стоял Освальд. Он претерпел от разбойника такое же унижение, как и сам Гилфрей: его связали путами, как какое-нибудь животное, и бросили в лесу дожидаться, пока их отыщут его же подчиненные! Уж он-то, конечно, нес свою службу самым усердным образом и, несомненно, перехватил бы Амисию, если бы она хотя бы палец высунула за порог.

— Вы сегодня видели ее? — Улыбка Гилфрея, больше похожая на издевательскую гримасу, явно свидетельствовала не об озабоченности, а об удовлетворении, которое ему доставляли им же причиняемые страдания.

Анна глубоко вздохнула и кивнула в ответ: она понимала, что понесет наказание за эту ложь, но… потом. А пока она мысленно воззвала к Всевышнему, чтобы благополучно разрешилось то затруднительное положение, в котором они оказались.

— В таком случае, голубушка, — тон Гилфрея был подчеркнуто оскорбительным, — всю вину я возложу на вас, а не на Мэг, если Амисия не появится в должный час и в должном месте… А мой гаев — это такая штука, которой вы с полным основанием можете опасаться.

Бросив это холодное предупреждение, он, с помощью своих костылей, проковылял мимо Анны к той двери, которую она недавно прикрыла за собой.

Когда Анна обернулась к дочери, Мэг уже исчезла в сумраке лестницы, но ее хихиканье гулко отдавалось от каменных стен.

— Что скажешь? Вот я заступилась за тебя и Амисию. Не придется ли мне пожалеть об этом? — тихо спросила Анна насмерть перепуганную девушку.

— О мама, мама… — Келда кинулась к Анне и обняла ее, прижавшись щекой к материнскому плечу, а слезы так и хлынули у нее из глаз. — Ее нет… — Келда оторвалась от плеча Анны и прерывисто вздохнула. — Вчера утром… когда я услышала от Фаррольда самое худшее… и спустилась вниз… ее уже не было в комнате!

Анна, тотчас позабыв о своих собственных, куда более серьезных тревогах заботливо проводила дочку на один лестничный пролет ниже, в унылую комнату, где жили девушки. Когда они оказались в этой комнатке, освещенной жалким огоньком единственной сальной свечи, и Келда, вся в слезах, села на кровать, Анна стала перед ней.

— Значит, в последний раз ты видела Амисию на крепостной стене, когда вы с ней искали Фаррольда, чтобы он подтвердил свое намерение жениться на ней?

Об этом свидании с Фаррольдом Келда рассказала матери еще вчера. Тогда же она призналась и в своей злосчастной любви к Фаррольду. Но Келда умолчала о том, действительно ли Амисия, как считали обитатели замка, укрылась в своей каморке, отказываясь с кем-либо видеться, не желая принимать пищу и оплакивая свой горестный жребий. И хотя Анна знала о прежних вылазках Амисии, она была так удручена мыслями об обреченной любви дочери, что никаких вопросов об Амисии задавать не стала.

— Я раньше ничего не говорила, все думала, что она вернется. — Встретив недоверчивый взгляд матери, она жалобно добавила: — Раньше она всегда возвращалась.

От изумления у Анны брови полезли на лоб, а мысли заметались. Час от часу не легче. Хотя Келда и поведала ей кое-что о прошлых вылазках Амисии в лес, к Волчьей Голове, Анна была теперь испугана по-настоящему: невинная дочь ее госпожи не только ушла в лес ради свидания с человеком самого малопочтенного образа жизни, но, судя по всему, ушла одна и не вернулась к ночи!

— Она ни о чем другом не говорит, только об этом ужасном разбойнике! — продолжала Келда. — Какие у него серебристо-зеленые глаза и волосы чернее ночи! — Вынужденная выдать тайну, которую обещала хранить, она уже не могла остановиться. — Я ведь тебе уже говорила, она считает, что это настоящий Робин Гуд наших дней, легендарный герой во плоти. Она говорит, будто он отнял деньги у сборщика податей и на эти деньги купил зерно для крестьян и будто бы это он спас Рэндольфа от барона, который просто взбесился от злости, и…

Келда резко прервала свой словесный поток, когда мать тяжело опустилась на кровать рядом с ней, словно у нее подкосились ноги.

Анна встряхнула головой, будто хотела освободиться от множества незначительных подробностей, уже промелькнувших в перешептываниях челяди и в тех словах, которые услышала Орва от Амисии.

— Амисии не было всю ночь. — За этим спокойным утверждением скрывалась тревога за добродетель девушки, за честь благородного мужчины. Она сама однажды стала свидетельницей ночного возвращения, но во избежание недомолвок задала прямой вопрос. — Ты говоришь, Амисия и раньше проводила ночи в лесу?

Заломив руки, Келда кивнула. Печальные события и всплывающие на поверхность ужасные тайны обрушивались на ее бедную голову так стремительно, что под их гнетом она не могла разглядеть ни проблеска надежды.

— За стенами замка, но не в лесу.

— Если не в лесу, то где же?

Анна была спокойна. Паника, которая была уже готова нахлынуть на нее, отступила: требовалось осмыслить два обстоятельства, которые ей следовало бы сопоставить раньше.

— В тайном убежище… там она в безопасности.

Келде казалось важным хотя бы сохранить секрет пещеры: пусть, по крайней мере, Анну не тревожат мысли о двух девушках, карабкающихся по крутому скалистому склону.

— Ты думаешь, сейчас она там?

Анна задала этот вопрос столь обыденно-светским тоном, как будто поинтересовалась, какое вино предпочитает ее гость.

И тут, словно солнечный свет пробился через темные тучи ее отчаяния, Келда, широко открыв глаза, обернулась к матери:

— Я пойду и приведу сюда Амисию, хочет она того или не хочет.

Келда вскочила на ноги; в ее глазах сверкнула решимость.

Анна схватила дочь за запястье, когда та ринулась к двери.

— Одну тебя не выпустят.

Плечи Келды скорбно опустились: она понимала, что это действительно так.

— Но… — Анна нашла способ обойти строжайшие запреты барона. — Если с тобой будет отец, то, может быть, сыщется подходящий предлог? Как насчет того, чтобы нарвать свежих цветов к свадьбе?

Она догадывалась, что эта просьба может даже доставить Гилфрею некое злобное удовольствие. Еще бы: эти двое, которые никоим образом не относились к числу его друзей, сделают нечто такое, что лишь усилит его торжество!

Твердый взгляд Анны напомнил Келде, что задача ей предстоит не из легких. Ей придется провести отца к пещере за водопадом, и они должны успеть вернуть Амисию в замок вовремя, чтобы спасти Анну от кары, обещанной Темным Лордом. Это значило, что доверие Амисии будет обмануто и, скорее всего, дружбе между девушками придет конец… но сейчас самое важное — не допустить, чтобы Анна понесла наказание за чужую вину.

После того как Келда дала свое согласие, события стали разворачиваться быстро. Нельзя было терять время: срок свадьбы угрожающе приближался. Келде показалось, что она и вздохнуть не успела, а Анна тем временем уже поведала мужу более или менее убедительную историю, не обременяя его лишними подробностями. Получалось так, что Амисия просто прячется в лесу, и ее нужно, не привлекая ничьего внимания, вернуть в замок во избежание ярости барона.

Выдумка насчет сбора цветов позволила им беспрепятственно пройти через ворота замка. Они прошли по каменистой косе, только что обнажившейся на время отлива, еще до того, как солнце разогнало тучи на горизонте; следовало спешить, тем более что Гилфрей мог, по своей подозрительности, проверить, чем они в действительности заняты на берегу.

Келда шла впереди — по дорожке в холмах, по луговой тропинке, потом через рощу к водопаду — едва ли не кожей своей ощущая молчаливое неодобрение отца, следовавшего за ней по пятам. К кому в большей степени относилось его возмущение — к ней или к Амисии — не имело большого значения сейчас, когда он столь очевидно сердился на обеих. Келда всегда была дружна с отцом и чувствовала себя тем более виноватой перед ним, что он подружился с Фаррольдом, а накануне вечером даже убеждал Анну не осуждать дочь за ее чувства к юноше…

— Что это ты делаешь? — спросил ошеломленный Джаспер, когда Келда, погруженная в грустные мысли об отцовском недовольстве, юркнула вниз, за край обрыва, совершенно не думая об опасности. Она помедлила; ее согнутые руки и подбородок упирались в кромку холма. Ее наполнило горделивое чувство — вот, сделала же она этот шаг, не побоялась! — и она спокойно объяснила:

— Тут есть что-то вроде ступенек, а на середине склона — уступ.

Улыбнувшись отцу, она скрылась за краем обрыва.

Отвага дочери, обычно ей не свойственная, и поразила Джаспера, и позабавила. Пресвятая Богородица! Да ведь Келда боялась даже выглянуть из бойницы замка; она отказывалась прогуляться по верху крепостной стены из-за страха высоты. Он никогда раньше не замечал за ней ни малейшего проявления храбрости, если не считать тех случаев, когда она вынуждена была участвовать в рискованных выходках Амисии. Но так или иначе, сейчас они должны были вернуть Амисию. Перегнувшись через край обрыва, он наблюдал, как Келда спускается по склону. Добравшись до уступа, она остановилась и помахала отцу, чтобы он следовал за ней. Он даже не знал, какое чувство говорит в нем сейчас сильнее — гордость за то, что его дочь сумела преодолеть страх, или опасение за ее безопасность в будущем, раз она способна отважиться на такой риск.

Он перевел настороженный взгляд с опасно низвергающихся струй водопада на узкие, едва видимые углубления для ног, но без колебания спустился по этим подобиям ступенек, в точности повторив путь, которым проследовала его робкая дочь.

После того как оба они оказались на уступе, Келда, не мешкая, направилась прямо к водопаду. Отец уже не задавал никаких вопросов, хотя на первый взгляд такое перемещение грозило гибелью.

— Кровь Господня! — взревел Джаспер, как только глаза его достаточно привыкли к мраку пещеры, чтобы разглядеть два обнаженных тела, сплетенных в тесном объятии. — Вставай, подлый мерзавец! Встань и прими удар моего меча! Смертью своей ты заплатишь за то, что обесчестил чистую девушку!

Нагой Гален, голова которого покоилась на груди Амисии, пребывал в состоянии блаженной расслабленности и сонного забытья, но в мгновение ока он преобразился в воина, которому надлежит всегда быть начеку. Он вскочил и увидел у входа в пещеру разгневанного мужчину с занесенным мечом. Гален мысленно осыпал себя яростной бранью: как он мог допустить такой промах! Увлеченный любовными утехами, он даже не позаботился, чтобы его собственный меч лежал рядом!

Амисия, ничего не понимая, вырвалась из сладкого плена сна и приподнялась на своем брачном ложе. Охватив взглядом представшую ей сцену, она быстро укуталась грубым одеялом и, вскочив на ноги, попыталась вклиниться между Галеном и сэром Джаспером.

— Нет!!! — С растрепанными рыжеватыми волосами, с глазами, сверкающими золотом, она являла собой зримый образ львицы, защищающей своего детеныша. — Гален — мой муж, — горделиво сообщила она, надменно вздернув подбородок.

— Гален?! — Меч Джаспера дрогнул, и он сделал короткий шажок, вглядываясь в смуглое лицо, которое почти терялось в тени за всклокоченной гривой Амисии. — Гален, это ты?

Гален поспешно натянул шоссы и, выступив вперед, протянул вошедшему руку.

— Сэр Джаспер, я счастлив убедиться, что вы в добром здравии и, как прежде, готовы встать на защиту чести.

Произнося эти слова, Гален свободной рукой обвил плечи Амисии, словно придерживая на них ее ненадежный наряд: он не желал, чтобы одеяло соскользнуло и взгляду постороннего — пусть даже старого друга — снова открылось больше, чем Гален был согласен допустить.

— И я рад, что снова вижу тебя, — откликнулся Джаспер, но потом запнулся, — …хотя я бы предпочел… — Пытаясь осмыслить это необычайное событие, он отважился спросить: — Но… муж?.. Дочь Конэла — твоя жена? — Он потряс головой, ничего не понимая, но одна мысль все-таки пробилась на поверхность. — Конэл… вот кого порадовал бы этот союз… Его дочь — и наследник его лучшего друга. А твой отец, граф Гаррик… он-то доволен?

Гален и раньше чувствовал, как напряглась Амисия, узнав об их знакомстве и пытаясь найти ему объяснение. Когда же до нее дошла суть сказанного, она просто окаменела. Без сомнения, она теперь видит в нем одного из ненавистных ей корыстных лордов, обуреваемых лишь алчным стремлением к расширению своих владений и готовых на любой обман ради такого наследства, какое ожидало ее. Гален даже зажмурился от досады: ведь мог, мог он доказать ей, как несправедливы ее суждения, но, связанный словом чести, не смел привести эти доказательства.

Он склонился к каштановой головке своей юной жены, но Джаспер успел заметить, как омрачилось лицо молодого рыцаря, и понял, что его разглагольствования оказались крайне несвоевременными.

Амисия же чувствовала себя так, словно ее вернули в тот давний день, когда у нее на глазах разбился вдребезги драгоценный амулет — нефритовый единорог. Гален поступил с ней точно так же: завладел ее мечтами и с легкостью их разрушил. Ему-то известно, кто она такая! Да, он признался, что знал об этом, до того как она сама открылась ему; но она ведь сказала ему и о том, что не хочет выходить замуж за лорда, который охотится за приданым, вот он и одурачил ее, притворившись кем-то другим. Нет, не просто кем-то другим, а тем самым героем, о встрече с которым она мечтала. Это была рассчитанная жестокость — хуже всякой пытки.

— Милая, — прошептал Гален ей на ухо, — ты должна мне верить: все не так, как ты думаешь.

Амисия резко рванулась прочь, с отчаянием глядя на него.

— Я думаю, что ты женился на мне из-за наследства. Теперь оно твое по закону. Но я никогда не буду твоей.

Она мучительно пыталась пренебречь бесспорной истиной: собственные слова приносили ей не удовлетворение, а муку.

Джаспер в растерянности переводил взгляд с Амисии на Галена.

— Что вы… Но вы же сказали…

Гален стремительно повернул голову, взметнув вихрь черных волос, и с яростью взглянул на пожилого рыцаря.

— Я-то вообще не понимаю, о чем вы толкуете, — беспокойно вмешалась Келда в беседу, считая ее пустой тратой драгоценного времени, и повернулась спиной к мужчине, который так и стоял полуодетым, о чем все остальные в пылу объяснений, как видно, позабыли. Его поразительная привлекательность, тем не менее, не могла служить оправданием для нарушения правил приличия, а то, что он оказался отпрыском столь благородного семейства, еще не давало ему права красоваться в таком виде перед девушкой (она имела в виду собственную персону, поскольку Амисия, очевидно, девушкой уже не была). — Но отец, зато я понимаю другое: у нас нет времени разбираться что да почему. Мы пришли за Амисией и должны поскорее вернуться на остров.

И тон ее высказывания, и вся ее поза выражали столь явное неодобрение, что раздражение Галена еще усилилось: эта особа желала показать, что его вид оскорбляет ее взор. Он имел некоторое представление о жителях замка из рассказов Амисии и понял, что сейчас видит перед собой ее подругу Келду. Однако, хотя он и сам бы предпочел не разгуливать полуодетым перед посторонними, он в то же время не видел причины корчиться от стыда, когда стыдиться было нечего. Тем не менее он наклонился, вытащил из кучки отброшенной в сторону одежды свою тунику и надел ее, в то время как Келда продолжала настойчиво взывать:

— Надо спешить! Сейчас все уже соберутся в часовне!

— Не тревожься, Келда, — попыталась успокоить ее Амисия, одной рукой придерживая на себе одеяло, а другой потянувшись к подруге, чтобы взять ее за руку. — Аббат скажет Темному Лорду, что я уже замужем, и мне просто незачем возвращаться в замок.

— О нет! Тогда нам всем конец! — в искреннем ужасе вскричала Келда. — Ты не понимаешь. Я же не знала, где ты, и придумала такую отговорку, как будто ты горюешь у нас в комнате и никого видеть не хочешь. Гилфрей прислал Мэг, чтобы она собственными глазами в этом убедилась, а моя мама пришла нам на выручку и подтвердила, что утром ты была у себя. Тогда барон поклялся, что накажет ее, если ты не явишься в часовню к назначенному сроку.

Амисия нагнулась, подняла свое платье и, поманив Келду за собой, направилась в темный дальний конец пещеры.

— Подержи одеяло вот так, пока я оденусь, и мы вернемся в замок, прежде чем аббат что-нибудь скажет. Здесь меня больше ничто не удерживает.

Взгляд, который она метнула на супруга, был полон негодования и скорби.

Гален в который раз вынужден был признать справедливость одного из любимых изречений отца. Ложь порождает ложь, и так тянется до тех пор, пока ее паутина не спеленает человека, не сделает его беспомощным… и только правда может его освободить. Но сейчас при всем желании он не мог сказать правды.

ГЛАВА 14

— Если только Амисия посмеет помешкать еще немножко, — проскрежетал Гилфрей; его глаза сверлили Анну, как отравленные стрелы, — я потребую вас к ответу.

Он с самым угрожающим видом двинулся к женщине, которая — он нимало не сомневался в этом — лгала ему; к женщине, которая наверняка прикрывала попытку своих сообщников украсть у него момент триумфа, победу в многолетней борьбе, посвященной единственной цели: закрепить на веки вечные Райборн за его, Гилфрея, мужским потомством, только чтобы не оказалась единственной владелицей поместья дочь ненавистного Конэла!

Анна невольно отступила на шаг, но тут же почувствовала ободряющее прикосновение тонкой руки.

— Если Анна говорит, что Амисия придет, значит, так и будет. — Умиротворяющий голос Сибиллы не сумел остудить дикую ярость, клокочущую в душе ее супруга. — Время еще есть, даже аббат Петер пока не прибыл.

Почти уверенный в том, что сэр Джаспер с дочерью покинули замок ради спасения Анны, Гилфрей понимал: они уж постараются, чтобы данное ею обещание было выполнено. Но злоба, душившая его, требовала выхода, и он с самым издевательским видом обратился к леди Сибилле:

— А когда Амисия явится… то-то будет вам радость — наблюдать, как ваш друг аббат перед Богом и людьми свяжет брачными узами вашу дочку и моего сына!

Не обращая внимания на съежившегося юношу, стоящего рядом, Гилфрей разразился хриплым жестоким хохотом. Он мог быть доволен: по лицу Сибиллы, спрятанному за обычной ледяной маской, пробежала судорога страдания. Даже от такой ничтожной победы над слабой женщиной, на которой он некогда женился, настроение у Гилфрея заметно поднялось; до того оно было изрядно подпорчено известием о таинственно обезлюдевшей деревне.

Усилием воли Сибилла приняла безмятежный вид и принялась разглядывать окружающую обстановку, хотя, по правде говоря, созерцание этой обстановки мало кого могло бы порадовать.

Ее дочери подобало бы венчаться с достойным избранником, в величественном соборе, посреди моря цветов и света, в окружении множества гостей… А вместо всего этого — убогий ритуал в унылой, полузаброшенной часовне, пропахшей плесенью и освещенной всего лишь тремя тонкими свечами. Опустив ресницы, Сибилла молилась о том, чтобы ей хватило сил выдержать предстоящую церемонию, не разразившись слезами, и еще о том, чтобы Всевышний надоумил ее, как ей хотя бы в малой степени утешить дочь.

Гилфрей наблюдал за женой и видел, что она погружена в молитву… всегда она так! То, что она сумела укрыться за броней набожности, привело его в еще большую ярость, но, поскольку с этим он не мог ничего поделать, он лишь глухо прорычал что-то себе под нос.

Анна почти позабыла о собственных страхах: ее мучило сострадание к хрупкой женщине, вынужденной столько лет сносить гнусный нрав барона. Мысль о долготерпении Сибиллы заставила Анну устыдиться слабости духа, которую выказала она сама. Утешающим жестом она положила руку на плечо Сибиллы и стойко выдержала злобный взгляд барона.

В самом воздухе часовни копилось что-то страшное, и Фаррольд ощущал это особенно остро. Он заплатил бы любую цену, лишь бы оказаться подальше отсюда, но все-таки не мог набраться храбрости и нарушить волю отца. Он готов был признать, что подобное малодушие делает его самым презренным червяком. Сколь же велико было его облегчение, когда он услышал доносящийся со стороны лестницы звук шагов: кто-то поднимался по каменным ступеням. Появление нового лица — все равно, кого именно — наверняка должно было ослабить это гнетущее напряжение, прежде чем оно взорвется с какими-то ужасными последствиями.

— Ну вот, вы все здесь, — проговорил аббат, едва совладав с одышкой после подъема. Он был уже не так молод, как в прежние времена, когда часовня на верхнем этаже крепости была местом его служения Господу.

— Нет, мы здесь не все, — возразил Гилфрей с едва сдерживаемым бешенством. — Ждем, пока прибудет невеста. — Он бросил в сторону Анны еще один злобный взгляд. — Прибудет, чтобы избавить свою потатчицу от кары.

Воздев очи к небесам, Петер перекрестился и тихо проговорил:

— Господи помилуй и укрепи нас.

Он молитвенно сложил руки, глубоко вздохнул, изобразил на устах печальную улыбку, взглянул на барона и произнес слова, которые, как он понимал, не будут приняты благосклонно:

— Боюсь, милорд, что Амисия не…

Не дав священнику закончить, Гилфрей загромыхал:

— А, еще один пособник предательства?

Барон изумился и еще более рассвирепел, когда увидел, как на лице аббата разлилась благостная улыбка, порожденная не иначе как полнейшей верой в заступничество высших сил. Вполне миролюбиво прозвучал его ответ:

— Я принес вам доверенное мне сообщение. В этом нет никакого предательства.

Среди присутствующих в часовне воцарилось такое смятение, что появление еще трех персон было замечено не сразу. Прежде чем Амисия услышала слова аббата, одного лишь взгляда на искаженное гневом лицо отчима хватило, чтобы понять: еще чуть-чуть — и она бы опоздала.

— Вам незачем обвинять в предательстве никого, кроме меня, — отважно заявила она, твердой походкой приблизившись к Гилфрею на расстояние двух шагов. — Хотя я должна поблагодарить сэра Джаспера и Келду, — она умудрилась произнести слова благодарности так, чтобы они звучали как оскорбление, — за то, что они вернули меня сюда, сбежала я от вас сама, без чьей бы то ни было помощи.

Произнося это горделивое заверение, она преследовала единственную цель: добиться, чтобы Темный Лорд оставил намерение карать других за ее провинности. Однако, обладая достаточно здравым умом, она понимала: если ей не удастся отвлечь его внимание, он никого не пощадит. Поэтому она решительно продолжила:

— Я перехитрила вас всех и сбежала из дому, чтобы обвенчаться с человеком, которого выбрала сама, а не с тем, кого выбрали вы.

Если Гилфрей и был обманут ее презрительными выпадами против предполагаемых сообщников, то никого больше они не обманули. Однако Амисия добилась своего: заставила отчима — пусть хотя бы ненадолго — позабыть о прегрешениях всех остальных.

— Обвенчаться с другим! Скажите на милость! Ты принимаешь меня за простака, который поверит в подобный вздор!

Черт возьми, девчонка действительно удрала, но ведь она вернулась, и вернулась одна. Увидев ее, он испытал такое облегчение, что тут же проникся чувством собственной неуязвимости и на радостях позволил себе позабавиться, высмеяв ее попытку воспротивиться его воле:

— Какой же полоумный из твоих знакомцев рискнул бы жениться на тебе, не опасаясь моего гнева?

…Да, как-то раз он перехватил ее, когда она пыталась потихоньку прокрасться в замок и возвращалась одна — несомненно, после ночи, проведенной с мужчиной. Что было, то было. Ну что ж, мало ли кто воспользовался случаем побаловаться с шальной девчонкой. Но при всем том, как полагал Гилфрей, он держит весь Райборн в таком страхе, что никто — ни мирянин, ни священник — не наберется духу, чтобы попустительствовать ее замужеству без благословения грозного властителя. Она здесь, теперь никто не помешает ему довести до конца то, что он задумал!

— Ну, так кто же? Один из моих стражников? — допытывался он с издевательским презрением. — Или, может статься, кто-нибудь из деревенских мужиков, которые так кстати куда-то все подевались?

Аббат все это время сохранял бесстрастное спокойствие, но он не отказал себе в удовольствии поколебать уверенность барона в том, что заявление Амисии не может оказаться правдой.

— Нет, он не стражник и не крестьянин — тот, кто сочетался узами брака с Амисией вчера вечером в часовне аббатства.

Хотя каждое движение отдавалось в ногах нестерпимой болью, Гилфрей круто повернулся к аббату. Его изрытое оспой лицо покрылось пятнами ярости.

— Так это вы обвенчали их! Измена, измена!..

Сжав кулаки, он кинулся на аббата, однако не успел нанести удар: его остановили руки собственного сына, который схватил его сзади за плечи.

— Только не священника! Не священника…

Отчаянная мольба Фаррольда, прозвучавшая над ухом Гилфрея, по-видимому, слегка отрезвила разбушевавшегося барона.

Секунды прошли в томительном молчании. Фаррольд ослабил хватку, и Гилфрей, стряхнув его руки с плеч, не заметил, как выступившая вперед Келда приблизилась к Фаррольду и встала рядом с ним.

Барон подошел почти вплотную к аббату и остановился. Его холодное самообладание, пришедшее на смену полыхающему гневу, казалось еще более угрожающим.

— Вы обвенчали Амисию черт знает с кем, хотя были предупреждены, что она уже сговорена? — Вопрос, заданный ровным тоном, таил в себе смертельный яд.

Амисия и вообразить не могла, что Темный Лорд может настолько потерять голову. Поднять руку на священника, и даже не на простого священника — на аббата! От изумления она застыла на месте, и безумный рывок барона был остановлен юношей, которого она считала слишком слабым, чтобы пойти против отца. Но теперь она ухватилась за рукав Гилфрея, пытаясь вновь обратить его гнев на себя.

— Аббат ни в чем не виновен. Это все из-за меня, только из-за меня!

Отшвырнув ее с такой силой, что она отлетела и растянулась на полу, Гилфрей продолжал, обращаясь к аббату:

— Это была ваша оплошность, святой отец, и вам придется ее исправить. Позаботьтесь, чтобы вчерашнее бракосочетание было признано не имеющим силы, так как оно противоречит ранее заключенному договору, — это звучало даже не как требование, а как приказ. — Если же вы этого не сделаете, я сообщу королю о вашем самоуправстве. Он не питает любви к Риму и не боится опускать меч правосудия на головы папских лакеев.

Запугать отца Петера земным правосудием оказалось не слишком легко, и, в то время как Анна помогала Амисии подняться на ноги, он спокойно ответил зарвавшемуся барону:

— Ранее заключенный договор должен содержать согласие двух сторон. Вы, как отец жениха, действительно выразили свои намерения достаточно ясно, но мать невесты ни единым словом не засвидетельствовала свое согласие. Поэтому ни о каком ранее заключенном договоре и речи быть не может, а значит, нет оснований и для отмены вчерашнего бракосочетания. — Мягко улыбнувшись, он добавил: — Кроме того, король не властен ни соединять людей узами брака, ни расторгать эти узы.

Сибилла с напускным спокойствием прислушивалась к нападкам мужа на старого священника; она подавила в себе естественный порыв кинуться на помощь дочери, лишь бы не пропустить того, что она надеялась услышать. Но теперь даже ее терпению пришел конец. Было ясно, что злоба Гилфрея вот-вот разразится грозой, и ее грохот может заглушить любые слова, в том числе те единственные слова, которые сейчас имели значение. Нужно было поспешить и задать прямой вопрос. Она спокойно приблизилась к аббату и дотронулась до его руки.

Ее легкое прикосновение мгновенно обратило на себя внимание аббата. Он взглянул в прекрасное лицо женщины, чья сила духа была проверена годами тяжких испытаний.

— С кем обвенчана Амисия?

Вопрос был таким простым, очевидным и необходимым, что лишь в душе Амисии вновь всколыхнулась боль, и она затаила дыхание в ожидании точного ответа; но все прочие испытали прежде всего изумление, что никто не задал этот вопрос раньше.

— Леди Амисия из Райборна — жена Галена Фиц-Уильяма, наследника графства Таррент.

Аббат увидел, как спокойная радость осветила обычно безучастное лицо Сибиллы, и почувствовал, что сторицей вознагражден за любые неприятные последствия. После стольких лет ветер, наконец, переменился, и появилась надежда, что течение событий вынесет эту благородную леди на берег мира и благоденствия.

Звериный рык вырвался у Гилфрея. Этого не могло быть, не могло! Он сам, своей рукой направил удар, покончивший с дружбой между Райборном и Таррентом — его заклятыми врагами. Райборна нет в живых, с ним он разделался самолично — так теперь возник кто-то из Таррентов, чтобы снова украсть у него победу, как это уже случилось однажды, много лет тому назад…

— Быть такого не может! Он здесь никогда не бывал! — возопил барон.

— Вы в этом вполне уверены? — спросила Сибилла.

Ее ровный голос прозвучал таким разительным контрастом с диким выкриком Гилфрея, что смысл вопроса не сразу дошел до присутствующих, глаза которых изумленно расширились. И более всех была поражена Амисия. Ее мать, вечно заключенная в стенах замка — что могла она знать о присутствии Галена?

— То есть как?.. — Гилфрей круто развернулся к Сибилле. — Да неужто это ваши происки? Моя набожная жена у меня за спиной строит козни, чтобы поженить эту парочку?

— Нет, — ответила Сибилла, и улыбка ее стала шире. — Но если бы я полагала, что такой счастливый исход возможен, я сделала бы для этого все, что в моих силах.

Едва владея собой, Гилфрей схватил Амисию за руку, подтащил ее поближе к себе и потребовал ответа:

— Если это не дело рук твоей матушки, то как же ты с ним познакомилась?

— Я встретила в лесу разбойника и влюбилась в него, — вызывающе ответила Амисия, собрав все свои силы, чтобы с гордо поднятой головой выдержать бешеный взгляд барона и не показать, какую боль причиняют скрюченные пальцы, впившиеся в ее запястье.

— Разбойника? Наследник Таррента — разбойник? — Гилфрей злобно дернул ее руку, словно рассчитывая, что это поможет ему вытряхнуть из нее какой-нибудь вразумительный ответ.

— Так могло показаться, — процедила Амисия сквозь зубы.

Гилфрей долго вглядывался в немигающие глаза падчерицы, а потом резко отодвинул ее от себя, продолжая, однако, удерживать ее руку.

Нельзя этого допускать, нельзя!

Он подтащил строптивицу к дверям часовни и позвал стражу. Когда на зов явились первые два стражника, он подтолкнул Амисию к одному из них и приказал:

— Запри это дьявольское отродье в ее комнате и приставь охрану к двери, а ты, — обратился он ко второму, — отыщи Мэг и скажи ей, чтобы она не смела отходить от красотки ни на шаг.

Руки стражника отнюдь не отличались деликатностью, но все равно они были менее грубыми, чем у барона, и Амисия пошла с ним без сопротивления. Много бед обрушилось на нее сегодня, но она утешала себя тем, что, по крайней мере, ей удалось отвести ярость Темного Лорда от ни в чем не повинных людей и заставить его обратить всю свою мстительность только на нее. Как он решит поступить с ней, уже не имело значения, раз ее мечты подверглись такому поруганию — и кем? Тем самым человеком, который заставил ее поверить в их реальность… Жить взаперти у себя в комнате или в подземной темнице — какая разница.

А в часовне события продолжались, и дела пошли совсем не так, как надеялась Амисия. К тому моменту, когда первые два стражника увели свою подопечную, к часовне подошли еще двое. Гилфрей указал им на аббата и прошипел:

— Взять этого полоумного священника и запереть в темнице. Пусть посидит там, пока не одумается.

Лицо Петера стало таким же белым, как его волосы, но, когда стражники поспешно уводили его, он в упор взглянул на барона и твердо произнес:

— Можете держать меня в заточении до конца дней моих, но я не сделаю по-вашему.

Гилфрей стоял в дверном проеме и смотрел вслед удаляющейся группе. Только когда стражники с аббатом исчезли в сумраке лестницы, он обернулся и обвел взглядом часовню. На него были устремлены пять пар осуждающих глаз. Лица Анны и Келды выражали неприкрытое отвращение; сэр Джаспер был мрачен, Фаррольд напуган, а леди Сибилла на этот раз не смогла скрыть страдания под маской отрешенности. После всего, что тут произошло, находиться с ними в одном помещении было выше его сил. Призвав ужасные проклятия на их головы, он вышел из часовни и заковылял вниз по лестнице, преодолевая боль в ногах, еще усиленную утренними переходами.

Он спускался по темной лестнице, и лютая злоба кипела в его темной душе, и решение он принял именно такое, какого следовало ожидать: он не позволит вырвать у него из рук Райборн, который уже считал своим, и если для этого понадобится истребить всех до единого мужчин из рода Таррентов, он их истребит. Столь удачная мысль доставила ему немалое удовольствие, и на его тонких губах зазмеилась холодная улыбка.


Когда звук тяжелых шагов Гилфрея перестал доноситься до слуха тех, кто остался в часовне, они взглянули друг на друга.

— Ну вот что, — обратился сэр Джаспер к двум удрученным матерям. — Я вернусь к Галену и расскажу ему, что произошло. Надо думать, он прибыл из Таррента не с пустыми руками: скорей всего, у него есть какой-то план. Гилфрей делает все, чтобы держать нас в страхе, но, может быть, Гален придумает, как положить этому конец? По правде говоря, прошло уже достаточно лет, и пора бы…

Анна метнула на мужа столь выразительный взгляд, что слова застряли у него в горле. Как видно, понял он, она считает, что еще не пришла пора раскрывать секрет. Но скоро… скоро?

От Сибиллы не укрылись странные взгляды, которыми обменялись супруги, но предметы куда более важные занимали ее мысли. Промедление могло стать слишком опасным. Она не хотела терять времени: надо было защищаться.

— Иди и поговори с Галеном, — поторопила Сибилла Джаспера. Так или иначе, Гален откликнулся на ее зов и уже разрушил мерзкий замысел барона. Ей хотелось верить, что благородный рыцарь сумеет окончательно разогнать злой мрак, окутывающий их всех. — Скажи ему, что я от всего сердца благодарю его и буду молиться, чтобы этот брак принес им обоим счастье и удачу.

Пожилой рыцарь улыбнулся: эта добрая леди не допускала даже мысли, что ее воспитанник может хоть что-нибудь сделать не так, как надо. Однако он не мог забыть, как вознегодовала Амисия, узнав об истинном положении Галена; после этой сцены сам он вообще перестал понимать, что происходит между молодыми супругами. Но он разберется во всем! Джаспер повернулся к выходу, но его остановил Фаррольд, преградивший ему путь.

— Пожалуйста, сэр Джаспер, — обратился к нему юноша, — позвольте мне отправиться с вами. — Он сумел пойти против отца, и ничего страшного не случилось. Теперь он не мог отступить. — Для меня не менее важно разрушить планы барона, чем для любого из вас. От этого зависит мое будущее с Келдой… Я должен доказать, что достоин и вас, и ее… Сама судьба посылает мне такой случай.

Джаспер долго и пристально всматривался в лицо Фаррольда, который, не дрогнув, выдержал этот пытливый взгляд. Наконец, Джаспер улыбнулся:

— Что ж, сынок, пришла пора тебе самому принимать решения и сражаться за них.

Джаспер протянул руку, и Фаррольд ответил крепким пожатием.

— Пошли. — Джаспер дружески обнял юношу за плечи. — Если отмель под водой, возьмем лодку.

— Фаррольд, подожди. — Это были едва ли не первые слова, которые произнесла Келда за все время после их возвращения.

Фаррольд стремительно повернулся к девушке, которую хотел назвать своей женой, и Джаспер убрал руку с его плеча.

— Ты уже доказал мне свою храбрость… Прости, что я сомневалась в тебе. — Она внезапно смутилась и опустила глаза. — Ведь именно ты удержал барона, когда он бросился на аббата. Я горжусь тобой! — Она бросилась к нему и, несмотря на присутствие старших, обняла своего возлюбленного и горячо поцеловала его. — Я знаю, что нам суждено быть вместе; я знаю, мы будем счастливы.

ГЛАВА 15

— Всего-навсего?..

Галена не удивило, что лорд Гилфрей отправил большую часть своего отряда на помощь королю Иоанну, увязшему в войне против мятежных баронов и французских захватчиков. Однако из рассказа сэра Джаспера следовало, что на острове осталась лишь ничтожная горстка стражников и замок Дунгельд по сути оказался без охраны; это просто не укладывалось в голове. В таком счастливом стечении обстоятельств Гален усмотрел не только шанс вызволить аббата, но и возможность самому освободиться от препятствий, мешающих его примирению с Амисией. Настал срок раскрыть давно хранимую тайну и разогнать давящие тучи, омрачившие небо над Райборном.

— Уолтер, я бы не хотел отсылать тебя отсюда до возвращения Карла, но нужно срочно передать одно сообщение моим родителям и их подопечному.

Встревоженный Уолтер прислонился спиной к стене пещеры:

— Но кто же будет сменять вас в дозоре?..

— Поэтому, — перебил Гален своего оруженосца, — ты должен как можно скорее вернуться в Таррент, рассказать о моей женитьбе, о бесчинствах Гилфрея, а самое главное — о малочисленности гарнизона. — Обратившись к сэру Джасперу, Гален добавил: — Можете быть уверены: не пройдет и недели, как здесь будет мой отец, а с ним еще кое-кто, кого вы не видели много лет.

Суровое лицо Джаспера осветилось улыбкой.

— Уф, просто гора с плеч свалилась. Живем тут, как в осаде, ни о чем не ведая… Мы с Анной покоя не знали все эти годы: мало ли, какие несчастья могли приключиться! Да и болезни многих уносят безвременно.

Только сейчас до Галена дошло: с тех пор как Джаспер по просьбе жены передал графу и графине некий сверток, из Таррента не приходило никаких вестей.

— Примите мои извинения, сэр Джаспер. — Гален положил руку на плечо пожилого рыцаря, искренне сожалея, что обстоятельства его пребывания в Райборне помешали ему раньше разыскать человека, который рисковал столь многим. — У нас в доме так свято хранили тайну, что я не подумал о двух других людях, которые были к ней причастны, но долгие годы мучились неизвестностью. Вот увидите: вы будете довольны результатом. Вам покажется, что к нам вернулся тот, кого мы все любили.

Пока эти двое обменивались загадочными фразами, Фаррольд наблюдал, как Уолтер в глубине пещеры собирал свои вещи для дальней дороги. И Фаррольд решился. Набравшись духу, он вышел из темного уголка поблизости от входа и позволил себе вмешаться в странную беседу:

— Я воспитывался в Солсбери и служил там несколько лет после посвящения в рыцари, — вроде бы невпопад начал он и смущенно прокашлялся под удивленными взглядами троих присутствующих.

— В Солсбери? — Стараясь не выказать раздражения при этом неуместном и бессмысленном вмешательстве, Гален откликнулся вежливой фразой, чтобы снять неловкость. — Солсбери граничит с нашими владениями. Там выросла моя мать. — Гален вопросительно взглянул на рыцаря, который привел с собой этого странного юношу.

Фаррольд кивнул и поспешил договорить, пока хватало мужества:

— Это к тому, чтобы вы поверили: я не хуже вашего друга знаю дорогу в Таррент-Касл. — Он помолчал, проглотил застрявший в горле ком и выпалил. — И я был бы счастлив действовать с вами заодно.

Гален был удивлен, когда сэр Джаспер представил своего спутника как сына барона. Нетрудно было догадаться, что именно ему предназначалась в жены Амисия. Но Амисия сказала, что юноша стремится к этому браку не больше, чем она сама. Пожилой рыцарь доверял Фаррольду — этого было достаточно. То есть, достаточно для того, чтобы принять его как посетителя пещеры-тайника, но еще не для того, чтобы объяснить его необычное предложение. Галену незачем было задавать вопрос вслух. Темные брови весьма выразительно изогнулись над внимательными зелеными глазами.

Фаррольд расправил плечи и заговорил значительно тверже, чем раньше:

— Отец хотел женить меня на Амисии. — Он был уверен, что сэр Джаспер намеренно опустил эту подробность, когда представлял его могучему обитателю пещеры. — Надо же такое придумать! — Тут он сообразил, что грозный супруг Амисии может счесть такие негодующие слова оскорбительными, и поспешил объяснить. — Ведь я люблю другую. Мое сердце принадлежит Келде, дочери сэра Джаспера.

— И чтобы взять ее в жены, ты готов пойти наперекор своему сеньору? — спросил Гален, еще не решив, следует ли похвалить юношу за желание отдалиться от жестокого самодура или осудить за отречение от родного отца.

Фаррольд понимал, что предстает в невыгодном свете, но, чувствуя свою правоту и не желая отступать, смело ответил:

— А разве вы относились бы с почтением к такому сеньору, как мой? Все восемнадцать лет своей жизни я покорялся его воле, но сейчас повиновение более позорно, чем отступничество. Я не позволю покрыть свое имя бесчестьем, пусть даже мне придется пойти против отца.

Несмотря на то, что в последнее время Галену самому приходилось кривить душой, и не раз, его подкупила честность Фаррольда.

— Ну что ж, раз так, давай присядем. — Гален подтолкнул его к дубовым колодам, которые были расставлены вокруг кострища и образовывали вполне удобные сиденья. — Я тебе расскажу то, что Уолтер уже знает; тогда ты сможешь сообщить моей семье все необходимые известия.

Когда юноша, получив подробные указания, удалился, Гален снова взглянул на нетерпеливо ожидавшего рыцаря.

— Раз уж дело приближается к развязке, — негромко сказал сэр Джаспер, — поведай мне, каким образом ты познакомился с дочерью барона Конэла, если с самого ее рождения все связи между Райборном и Таррентом были оборваны?

Гален вынужден был признать, что рыцарь, невольно угодивший в паутину лжи, которая опутала их отношения с Амисией, вправе рассчитывать на объяснение. Однако выяснение истины не предназначалось для постороннего слуха. Между тем, глядя на оруженосца, склонившегося над своими пожитками, можно было не сомневаться: Уолтер навострил уши.

— Что-то в поленнице дров маловато, — бросил ему Гален. — Может статься, потом у нас не будет времени, чтобы ее пополнить. Сделай одолжение, сходи-ка за хворостом, а то ночью мы тут окоченеем.

Уолтер еле шевелился, сматывая веревку и связывая в мешок ветхое одеяло, но его любопытство так и осталось неудовлетворенным.

Стоя у выхода из пещеры, Гален провожал глазами Уолтера, пока тот не вскарабкался по отвесному склону. Только тогда он тяжело опустился на колоду, на которой перед тем сидел Фаррольд, и обстоятельно поведал сэру Джасперу, как дочь благородных родителей, пытавшаяся выдать себя за деревенскую простушку, пожелала увидеть в незнакомце лесного разбойника. Рассказал он и о том, как мнимый разбойник, сбитый с толку непонятными намерениями гостьи, предпочел оставить ее в этом заблуждении — ведь иначе пришлось бы раскрыть секрет, который он клятвенно обещал хранить.

— Я запутался в тенетах собственной лжи и не имел права открыть истину — а без этого мне не доказать свою невиновность, — заключил он. — Амисия думает, что я обманом повел ее под венец ради наследства; но ведь наследство достанется не ей, а я обязан держать это в тайне. И, хуже того, она-то полюбила разбойника — и так скоро обнаружила, что никакого разбойника нет и в помине. Наверно, мне уже не выпутаться из этого обмана.

Хотя слова Галена почти в точности повторяли то, что сказала отчиму Амисия, Джаспер с этим суждением не согласился.

— Гален, ты — это ты, а Амисия — это Амисия. Какие наряды на вас надеты — не имеет значения, ведь вы-то остаетесь самими собой. Если Амисии дать хоть немного времени на размышление, она увидит это так же ясно, как сейчас вижу я. — Джасперу отчаянно хотелось приободрить мужчину, в котором он до сих пор видел правдивого и искреннего подростка, всегда следовавшего велениям чести. — Кто любит, тот прощает. Она тебе поверит. — Он хотел бы надеяться, что его предсказания сбудутся. — Все разрешится скоро, мой мальчик, очень скоро.

Понимая, что сейчас не время предаваться подобным разговорам, Гален поспешил заметить:

— Какая судьба ожидает нас с Амисией — этого я не знаю. Но одно несомненно: священник, который нас обвенчал, не должен за это расплачиваться.

Сэр Джаспер глубоко вздохнул, давая понять, что спор еще не окончен, но признал, что освобождением прелата надо заняться в первую очередь.

— У меня есть план, — сообщил Гален, взглянув на старого друга с невеселой улыбкой. — Скольких людей Гилфрей может оторвать от исполнения других обязанностей, чтобы поставить их охранять темницу?

— Туда и вовсе не ставят стражников. Вход в подземелье запирают снаружи на засов и на замок, так что в охране нет надобности. — Джаспер начал догадываться о замысле Галена. — Считается, что если кто и попадет в темницу, так только чужак, не ведающий об отчаянном положении самой крепости, которую и охранять-то некому. Если даже пленник чудом совладает с замками и засовами, ему понадобится пройти через главную залу, чтобы добраться до входных дверей. Предположим, он сумеет незаметно проскользнуть через эту просторную палату; тогда ему придется пересечь двор, где снует множество работников, и спуститься по узкому проходу. Вот тут-то его почти наверняка настигнут стрелы стражников с парапета башни или крепостного вала. И, ко всему прочему, надо точно подгадать время побега, чтобы не угодить в самый прилив… Трудная задача для узника, запертого в темном подземелье и потерявшего представление о времени.

— Из всего этого следует только одно, — хладнокровно заметил Гален. — Для побега нужно воспользоваться не главными воротами и не дорогой на отмели, а входом со стороны моря и лодочным причалом. В котором часу вам предстоит заступить в дозор на стене, обращенной к морю?

Джаспер одобрительно хмыкнул. Гален и Уолтер с легкостью смогут проскользнуть в замок, чтобы вызволить аббата Петера. Никто из работников не станет поднимать шум: если барон останется в дураках, все будут только рады.


— Амисия…

Услышав тихий зов, Амисия села в кровати. Когда стражники впихнули ее в комнатушку, которая теперь стала ей тюрьмой, она забралась к себе в кровать под пологом, как в последнюю гавань. Хотя где-то в углу затаилась Мэг, Амисия могла теперь воспользоваться этим холодным, мрачным уединением, чтобы предаться собственному горю. Она думала, что к ней, может быть, зайдет Келда, или даже Анна, но давно уже не надеялась хоть когда-нибудь дождаться утешения от матери.

Сибилла раздвинула складки полога и, войдя внутрь, примостилась на краешке кровати, где сидела ее дочь с красными от слез глазами и мокрыми щеками.

— Я пришла сказать, что счастлива за тебя и горжусь прекрасным союзом, который ты заключила. Тебе хватило мужества пойти против Гилфрея… а я на такое не отважилась.

Это было не совсем так, поскольку Гален явился в их края по ее зову, но, полагала Сибилла, Бог простит ей небольшое отступление от истины.

У Амисии снова хлынули слезы: ведь мать хвалила ее за поступок, который сулил им всем только горе, только крушение надежд. Но не могла же она объяснить, что союз, который казался ей браком по любви, оказался совершенным по самому низменному расчету. Матери нельзя было в этом признаться.

Сибилла благоразумно сделала вид, что не замечает нового потока слез.

— Не могу опомниться от радости, — говорила она. — Как замечательно, что мой крестник стал мне зятем.

— Зятем?.. Крестник?.. — Как ни терзала Амисию тоска, ей все-таки хотелось побольше узнать о человеке, который был теперь ее мужем.

— Что ж тут удивительного? Тебе наверняка известно, что Гаррик и Несса — граф Таррент и его супруга — были ближайшими друзьями твоего отца… и моими, конечно, тоже. Само собой разумеется, что мы стали крестными для их наследника, а когда пришел срок, приняли его к себе в дом, чтобы он воспитывался у нас.

Амисию по-прежнему душили слезы; по счастью, ей достаточно было лишь покачать головой в знак того, что она никогда об этом не слышала. К тому времени, когда она достаточно подросла, чтобы с ней можно было серьезно разговаривать, ее мать уже настолько вознеслась душой в царство набожности, что их редкие беседы по сути не выходили за рамки уроков благочестия, если не считать обсуждения незначительных будничных дел. В этих беседах они никогда не касались минувшего. Даже сэр Джаспер и леди Анна, на попечение которых была отдана Амисия, сразу меняли тему, если речь заходила о чем-нибудь из прошлого, кроме характера ее родного отца.

— Гален рос прекрасным мальчиком, — продолжала леди Сибилла. — Хотя иногда излишне прямолинейным… но это и понятно: любая неправда вызывала у его отца глубочайшее омерзение.

— Если это так, то я вышла замуж за кого-то другого.

— О чем ты? Объясни, — не поняла Сибилла.

Амисия с самого начала боялась этого вопроса. Даже в сумраке тесной каморки волосы ее матери светились наподобие нимба. Как же могла Амисия сказать ей неправду? Да и зачем лгать, если ложь уже завела ее в трясину?

— А не могло так случиться, — пришла ей на помощь Сибилла, — что ты приняла Галена за этакого Робина Гуда, а потом глубоко разочаровалась, убедившись в своей ошибке?

Амисия вздрогнула, пораженная материнской проницательностью, и подняла взгляд на прекрасное лицо, которое по неведению можно было бы счесть отрешенно-безразличным. Амисия всегда восхищалась умением Сибиллы скрывать свои переживания и пыталась перенять у нее это искусство. Но сейчас кажущаяся невозмутимость Сибиллы лишь еще больше уязвила Амисию: ей-то никогда не удастся достичь такого самообладания.

— Утром аббат во всеуслышание назвал имя и титул человека, с которым тебя обвенчал — и тем не менее ты сказала, что полюбила разбойника, — спокойно объяснила Сибилла. — Когда я это услышала, мне вспомнился менестрель, который недавно гостил у нас в замке и пел баллады о народном герое — о разбойнике из зеленого леса.

— Да, когда я встретила в лесу человека без доспехов, без знаков рыцарского достоинства, без щита с гербом, я и вправду подумала, что он разбойник. Пусть даже я попала впросак, но он-то прекрасно знал, за кого я его принимаю, и все-таки ни единым словом не развеял мои заблуждения.

— Он назвался чужим именем? — Сибилла изумленно подняла брови.

Амисия покачала головой: нет, он с самого начала называл себя Галеном.

— А во время венчания разве не объявил тебя аббат женою Галена Фиц-Уильяма? — Сибилла не позволяла себе ни малейшего намека на осуждение; она искусно подводила дочь к признанию своей неправоты.

Амисия увидела расставленную ей ловушку и возмутилась:

— Да, я вышла замуж за какого-то Галена Фиц-Уильяма, но откуда мне было знать, что он — наследник Таррента?

Она распалялась гневом и обидой; у нее снова брызнули слезы. Гален и впрямь никогда не говорил о себе как о разбойнике, но она с самого начала не желала этого замечать, а потом простодушно доверилась двусмысленному подтверждению Карла.

— Ох, девочка моя!

Забыв о своем намерении исподволь вывести Амисию на чистую воду, Сибилла порывисто обняла дочь и прижала к груди ее голову. Даже когда Амисия была совсем маленькой, Сибилла редко позволяла себе просто взять ее на руки из страха, что Гилфрею откроется ее любовь к девочке и муж использует это святое чувство, обратив его в орудие пытки для них обеих. Но теперь надеяться было не на что, кроме помощи свыше, и Сибилла укачивала Амисию, как младенца, пока рыдания дочери мало-помалу не утихли. Тогда Сибилла предприняла новую попытку показать Амисии ее ошибку, но на этот раз более мягким способом, чтобы пощадить ее чувства.

— Ты говоришь, что полюбила разбойника. Если это так, чем же он завоевал твою любовь?

Амисия все еще ожидала подвоха, но ей захотелось, чтобы мать поняла: ее чувства — не просто ребяческие выдумки. Она поведала Сибилле, как Гален возвратил деньги, отнятые у аббатства, и обратил их на благо людям. Она с гордостью рассказала и о том, как он спас Рэндольфа от неминуемой расправы, как ободрил мальчика из спаленной хижины, и еще о том, какую речь он держал перед крестьянами, опасающимися возмездия со стороны Гилфрея. И в каждом ее слове сквозил восторг от того, с какой неизменной заботой и нежностью относился он к ней самой.

Сибилла улыбнулась:

— Судя по твоим рассказам, это человек чести; он достоин уважения и доверия.

Обида, нанесенная Амисии «предательством» Галена, понемногу растворялась в потоке других чувств, пока она увлеченно описывала своего героя, своего возлюбленного. Она кивнула в знак согласия со словами матери и испытала невольную гордость: ведь в действиях Галена Сибилла усматривала проявление тех самых душевных достоинств, которые пленяли и ее.

— Пойми, — тихо сказала Сибилла, снова сжав руки дочери, — что все эти поступки совершил не кто-то другой, а именно Гален. Какая разница, кем он себя при этом называл: разбойником или лордом? Если любишь человека, то разве важно, какими землями владеет каждый из вас? По-твоему, он женился на тебе ради наследства, а вот мне кажется, что не из-за Галена, а из-за тебя владение мирскими богатствами встало между вами стеной. И еще скажу: я знала Галена мальчиком и уверена, что став мужчиной, он не слишком изменился. Если Гален скрыл от тебя правду или хотя бы допустил, чтобы ты поверила в какой-то обман, значит, у него были веские причины. Ты должна доверять ему: без доверия любовь умирает.

Амисия подалась назад и изумленно воззрилась на мать. Каким образом эта женщина, которая, казалось, отринула от себя все земное, и даже собственную дочь почти не замечала, — каким образом она могла со знанием дела рассуждать о любви?

Улыбка Сибиллы была живой и открытой:

— Я воспитывалась в монастыре святой Маргариты и там узнала, что любовь и доверие нерасторжимы. Снова повторю: одно без другого гибнет. Кто любит Бога, тот хранит и веру в Него. И если ты любишь смертного мужчину, то верь ему во всем. Я любила твоего отца; мое доверие к нему было безграничным, я готова была исполнить все, о чем бы он ни попросил.

Впервые за всю жизнь мать заговорила с Амисией о человеке, который был ее отцом. Даже в детстве она, бывало, задумывалась, как могла получиться такая странная пара: набожная послушница — и жизнелюбивый лорд. Когда же она стала постарше, ее нередко посещали сомнения в том, что она сама появилась на свет как дитя любви, и это невысказанное подозрение лишь нагнетало отчужденность между нею и матерью.

Сибилла уловила тень недоверия в глазах Амисии и печально добавила:

— Да, я всем сердцем любила твоего отца, и если бы он приказал мне прыгнуть с крепостной стены, я бы сделала это, не раздумывая. Иногда любовь требует, чтобы мы слепо доверяли избраннику, а то и терпели страдания. Я потеряла своего возлюбленного Конэла, но по-прежнему люблю Бога и верю, что Он тебя охранит… пусть даже за это придется заплатить дорогой ценой — мучительным отдалением матери от ее ребенка. — Амисия медленно покачала головой, и Сибилла горестно пояснила. — Я держала тебя на расстоянии только для того, чтобы кое-кто другой не мог использовать мою любовь к тебе как оружие против нас.

Сибилле было совершенно ясно, что Амисия сейчас слишком ошеломлена ураганом событий и откровений, обрушившихся на ее голову за один день, и вряд ли способна во всем разобраться. Она ограничилась последним советом:

— Пришло время стать взрослой. Мир детских мечтаний остался позади, но поверь, только сама жизнь может стать источником подлинных радостей.

Сибилла сочла, что увещевания больше не нужны. Дочери сейчас требовалось другое: уединение и тишина. Она ласково коснулась губами разгоряченной щеки Амисии, встала с кровати и задернула за собой полог. Покидая комнату, она не снизошла до того, чтобы удостоить взглядом злобную старую мегеру, скорчившуюся на соломенном тюфяке.

ГЛАВА 16

Оставшись одна в утешительной темноте своей постели, Амисия настороженно прислушивалась к своим чувствам. Прежний гнев против Галена и жалость к себе сменились более серьезными размышлениями — как и предполагала Сибилла. Она перебирала в памяти все, что сказала ей мать. Неожиданная, но могучая и такая необходимая опора — материнская любовь — помогла ей отрешиться от эгоистических сетований по поводу нанесенных ей ран и задуматься над положением Галена. Он ни разу не назвался никаким именем, кроме того, которое действительно принадлежало ему. Да, он — это Гален Фиц-Уильям, человек, который помогал бедным людям, избавил от страхов юного Дэйви, спас Рэндольфа от мучений. Мать говорила правду. Был ли Гален наследником графского титула или разбойником — не имело значения. Это был Гален, и она любила Галена. Только неразумное дитя могло бы отвергнуть реального, живого человека и предпочесть ему бесполезную иллюзию — бесплотного героя легенд.

— Амисия…

Ее имя, тихо произнесенное голосом Галена… Амисия не сомневалась, что звук ей просто померещился.

— Амисия!

По-прежнему это был не более чем громкий шепот, но в нем слышалось явное нетерпение.

Голос был реальным и принадлежал Галену! Он искал ее! Путаясь в складках юбки и полога, Амисия поторопилась подняться и откликнуться:

— Я здесь, Гален, здесь!

Гален остановился под сводчатым потолком лестничной площадки в конце коридора и навострил слух в ожидании ответа. Приходить сюда было с его стороны неразумно. Но он должен был — любой ценой! — повидаться и поговорить с Амисией. Все, что надлежало выполнить до того как придет подкрепление из Таррента, он выполнил. Он даже выждал, пока Уолтер, получивший приказ доставить на берег аббата Петера и сидевший на веслах, проплыл уже больше половины пути до берега.

Амисия широко раздвинула полотнища полога и была уже готова соскочить с кровати, как дверь комнаты распахнулась.

— Гален, я здесь!..

Серебристо-зеленые глаза мгновенно обратились к фигуре, видневшейся в просвете полога. Призывно протянув к нему руки, Амисия стояла на коленях в облаке разлетевшихся волос, отливающих золотом, и глаза ее лучились любовью. Широкими шагами направился он к кровати, не заметив, как за его спиной метнулось к двери сгорбленное бесформенное существо.

Когда он обхватил ее своими сильными руками, Амисия не стала тратить время на расспросы о том, каким чудом можно объяснить его внезапное появление. Здесь, здесь была настоящая жизнь, перед которой бледнели блуждающие огоньки мечтаний.

— Амисия, ты должна верить мне. — Даже звук его голоса наполнял ее блаженством. — Я люблю тебя, и, будь моя воля, я никогда, ни в чем не стал бы вводить тебя в заблуждение. — Нелегко давались Галену объяснения. Он был честен и правдив, и ему редко приходилось в чем-нибудь оправдываться. Но теперь самым важным для него было, чтобы Амисия поняла его. Он сам не сознавал, с какой силой его руки стиснули ее плечи, когда он чуть подался назад и начал заново. — Я не собирался давать волю своим чувствам, пока не смогу прийти к тебе открыто, как сын графа, и по всем правилам посвататься к тебе, к дочери Райборна. А потом дела пошли совсем скверно, и, чтобы спасти тебя от произвола Гилфрея и сорвать его планы, у меня не оставалось никаких других способов, кроме одного: сделать то, что я сделал. — Он вдруг осекся, поняв, что ситуация не изменилась и до сих пор. Он скрипнул зубами, но продолжил. — И, хуже того, я и сейчас не имею права открывать тебе, что же руководило моими поступками. Но поверь, пожалуйста, поверь мне: в конце концов все уладится.

— Ш-ш-ш… — прошептала Амисия, кончиками пальцев нежно коснувшись его щек. — Я верю, верю тебе, и ни о чем не буду спрашивать, потому что знаю — ты все объяснишь, когда будешь свободен сделать это.

Ответная медленная улыбка Галена разгорелась с такой силой, что, как и при прошлых встречах, Амисия просто растаяла в ее лучах и прильнула к нему, забыв обо всем на свете. Гален был счастлив и горд: сэр Джаспер оказался прав. Амисия подарила ему свое доверие, а это неизмеримо облегчало борьбу, которая ему еще предстояла.

— Нас ждет прекрасное будущее, клянусь тебе, — заверил он ее, и с каждой секундой крепла его вера в счастливый исход.

Гален поцеловал ее с такой горячей и нежной благодарностью, что душа ее устремилась ввысь, навстречу его душе. Поистине, ликовала она, вот доказательство, что на смену детским мечтам пришла реальность во плоти и крови, сулящая в будущем куда больше радости, чем эфемерные иллюзии.

Но действительность мгновенно обернулась к ним своей устрашающе темной стороной. Будущее, которое Амисия успела себе нарисовать, может существовать только до тех пор, пока существует ее герой — смертный, слишком смертный герой! С усилием оторвавшись от Галена, она взглянула на него глазами, полными страха.

— Ты должен уйти. Беги! — потребовала она. — Беги отсюда, пока мой отчим не застал тебя здесь. Он хочет добиться, чтобы наш брак был признан недействительным, и собирается все-таки выдать меня за своего сына.

— Нет, Фаррольд женится на своей любимой, точно так же, как я женился на своей.

Теперь, когда между ними воцарились мир и согласие, у Галена отлегло от сердца, и он с улыбкой взглянул на ее встревоженное лицо. Ради этого он шел на риск, за это был готов платить любую цену. Но, по ее мнению, он слишком мало был озабочен опасностями, которым подвергался. Как он тревожился за нее, вспоминала она, когда она пренебрегала его призывами к осмотрительности… а теперь она снова попыталась убедить его, как важно соблюдать осторожность.

— Я люблю тебя, я не переживу, если тебя отнимут у меня! Поэтому умоляю тебя, умоляю: уходи сейчас же!

Это любовное признание было обращено не к разбойнику, а к человеку, которым он был в действительности. На радостях Гален не мог отказать себе в последнем поцелуе. Один, последний поцелуй, который они подарят друг другу, перед тем как соединиться навсегда… Через три дня? Через неделю? Или еще позже? Эта неопределенность заставила его вложить в поцелуй еще больше страсти. Они забыли обо всем, что их окружает, об опасностях, которые были так близки… и горячий поцелуй был прерван холодными, презрительными словами:

— Как это любезно с твоей стороны — избавить меня от необходимости прогуляться за тобой, Волчья Голова.

Гилфрей так и сиял: судьба подкинула ему неожиданный подарок.

У Амисии перехватило дыхание. Из-за широкого плеча Галена она со страхом взглянула на громоздкую тушу, загородившую дверной проем — единственный путь к спасению. Какое ужасное отрезвление после столь упоительного мига разделенной любви!

Лицо Галена превратилось в ледяную маску. Не отводя сузившихся глаз от врага, он мягко, но решительно оттолкнул Амисию в глубину алькова, а затем встал лицом к лицу с Гилфреем — живой щит между падчерицей и отчимом.

— Славный обмен: лихой разбойник за полоумного святошу и горстку никчемных холопов. — Гилфрей не мог сдержать торжества. — Только зачем было сманивать людей из Брейстона? Я бы охотно уступил тебе этих дармоедов. В Райборне есть деревни побогаче, а вокруг шатается слишком много охотников до чужого добра.

Гален все еще молчал, и Гилфрею вдруг сделалось неуютно под упорным взглядом светло-зеленых глаз, исполненных какой-то странной силы. Барон ни за что не признался бы в этом, но он не был уверен, что сможет остановить выскочку-разбойника, если тому вздумается отодвинуть его плечом.

— Стража! — На всякий случай барон поспешил себя обезопасить. — Взять этого наглеца! Вяжите его!

Из-за спины Гилфрея показались двое стражников, и Амисия увидела, как Мэг прижалась к стене, чтобы кто-нибудь из них ногой не отшвырнул ее с дороги. Только тут Амисия поняла, почему Гилфрей нагрянул сюда как гром среди ясного неба. Пока стражники толстой веревкой связывали руки Галена за спиной, она проклинала себя на чем свет стоит. Как она могла не понять всей меры опасности раньше? Как могла допустить, чтобы обдумывание материнских речей, а потом восторг от появления Галена заставили ее забыть о присутствии гадкой старухи.

— Вот так-то, — спесиво проговорил Гилфрей, вновь обретя уверенность, когда Гален был надежно связан. — А за то, что ты захватил подати, принадлежащие мне по закону, я заставлю тебя расплатиться сполна.

У Амисии кровь застучала в ушах. Она едва расслышала, как Темный Лорд объявил приговор:

— Спустя неделю состоится публичная казнь. Для черни это захватывающее событие: притащатся целые толпы со всех концов моих земель. Холопы, которым ты вздумал помогать, на самом деле просто дикари; их хлебом не корми — дай поглазеть на такое зрелище. А заодно они получат урок: своими глазами увидят, как я поступаю с теми, кто покушается на мою собственность; я-то собирался примерно наказать Рэндольфа, только ты его у меня выкрал.

Глаза Гилфрея горели мстительным удовольствием от предвкушения обещанной расправы, и Амисии даже глядеть на него было страшно.

— Гален — лорд! Он один из самых знатных баронов! — выкрикнула Амисия, вскочив с кровати. — У вас нет права его судить!

— Он — разбойник, — отрезал Гилфрей и с глумливой миной, заменявшей у него улыбку, добавил: — А то нет? Ты ведь сама так говорила. И потом, какая разница, кто он по рождению: его преступления заслуживают кары. А кто потом пожелает оспорить мое решение, тот будет иметь дело с самим королем Иоанном!

Барон победоносно уставился на Амисию, всем своим видом напоминая, что король всегда примет его сторону.

— Бросьте его в подземелье. В ту самую клетку, откуда только что выкрали последнего узника.

Он насладился произведенным эффектом, по-хозяйски махнул рукой и, оглашая своды замка грубым хохотом, последовал за стражниками, уводившими Галена.


— Но его же убьют! — вне себя кричала Амисия, пытаясь каким-нибудь хитроумным маневром прошмыгнуть мимо Келды, которая упрямо загораживала ей дорогу.

— Нет. — Келду не так-то легко было обойти. Она снова и снова оказывалась на пути у подруги. — До этого не дойдет: Фаррольд приведет на помощь отряд из Таррента.

Амисия не разделяла ни оптимизма Келды, ни ее уверенности в способностях юноши; однако сейчас не имело смысла вступать в пререкания. Она лишь постаралась объяснить своей наперснице, какие чувства заставляют ее так лихорадочно искать выхода:

— Хорошо, если они подоспеют вовремя… а вдруг что-то задержит их в пути? Какой толк будет от их прихода, если они явятся на день позже… на час позже? Разве смогут они воскресить Галена?

Золотое пламя вспыхнуло у нее в глазах, и Келда отпрянула, пораженная его обжигающей силой, но все же предприняла еще одну, последнюю попытку образумить Амисию:

— По-моему, тебе нужно подождать какого-нибудь известия.

— Ждать?! Ждать, пока не будет слишком поздно? — Амисия рывком распахнула дверь и ступила через порог, а потом обернулась и добавила: — Я ждала целую ночь и целый день. Больше ни секунды не могу сидеть сложа руки! Но к ужину я вернусь, чтобы у Темного Лорда не было повода из-за меня наказывать тебя или твоих родителей. Да ему и незачем теперь вызнавать, где я пропадаю: ведь Гален у него в руках… Видишь, даже старуху отозвали с поста.

— Тогда ступай. — Келда подняла руки в знак своего поражения. — Но я не представляю, чего ты рассчитываешь добиться.

Амисия понимала, что у Келды сердце не на месте, и, чтобы та не терялась в догадках, поделилась с ней своим планом:

— Я пойду в пещеру… Теперь она уже перестала быть нашим тайным убежищем. Надеюсь застать там Уолтера — он оруженосец Галена — и попрошу его отправиться за Карлом. Это второй спутник Галена. Бог даст, с их помощью нам удастся что-нибудь предпринять… хотя бы выиграть время, пока подоспеет помощь из Таррента. — Амисия умоляюще протянула к подруге руки; Келда должна была ее понять! — Я не могу полагаться на судьбу. Если бы в подземелье бросили Фаррольда, неужели ты бы не сделала все, что в твоих силах, лишь бы его освободить? Разве ты стала бы рассчитывать на других?

Пылкий призыв Амисии дошел до сердца Келды, и она крепко обняла хрупкие плечи подруги.

— Да, я пошла бы на все, хотя и вполовину не такая храбрая, как ты. Но скажи, не могу ли я хоть чем-нибудь тебе помочь?

— Я еще сама не знаю, что буду делать. Пока прошу тебя об одном: позволь мне уйти, не возражай и не считай, что мои действия как-то умаляют заслуги Фаррольда. Но вспомни, когда Фаррольд отправился в путь, он же понятия не имел, что Галену грозит смертельная опасность. У него нет оснований поторапливать людей, которых он должен позвать сюда. Там никто и не догадывается, что промедление может оказаться роковым.

— Ступай, — повторила Келда, заботливо укутывая плечи Амисии темным плащом, в котором та накануне вернулась на остров после венчания. — Уж я что-нибудь наплету про тебя, если понадобится. Только постарайся использовать это время с толком.

Амисия благодарно улыбнулась подруге, стремительно повернулась к выходу и умчалась по лестнице вниз.

Был отлив, и она возблагодарила за это судьбу — обнажившаяся отмель позволяла обойтись без лодки. До берега она добралась быстрее обычного. Удрученная зловещими мыслями о том, что угрожает ее любимому, она сама не заметила, как взобралась на холм, а потом спустилась с обрыва.

Амисия опомнилась лишь у самого входа в пещеру. Пришла пора действовать.

— Уолтер! — позвала она. После яркого дневного света ее глаза не сразу привыкли к мраку пещеры, и поначалу она не увидела ничего, кроме каких-то смутных теней. На нее нахлынул панический ужас: вдруг Уолтер, не дождавшись своего лорда, сам отправился в Таррент?

— Я здесь! — Уолтер поднялся с камышовой подстилки у каменной стены в дальнем углу пещеры.

Этот отклик развеял пелену страха в душе Амисии. Она поспешила в глубь пещеры и, не теряя ни секунды, перешла к делу:

— Я прибежала рассказать тебе о том, что случилось с твоим лордом. Хочу просить твоей помощи, чтобы вызволить его из беды, — выпалила она на одном дыхании.

Отчаяние, звучавшее в ее голосе, не укрылось от Уолтера. Даже если бы речь шла о том, чтобы помочь ей самой, он сделал бы все возможное, но в беду попал его лорд, и перед этим отступало все остальное.

— Приказывайте, миледи, — торжественно возгласил он, выходя из темного закоулка пещеры в освещенный круг у догорающего костра.

Такая форма обращения заставила Амисию насторожиться:

— Ты обо мне что-то знаешь?

Ей даже в голову не пришло, что брак с Галеном сам по себе уже дает право на титул. Уолтер удивленно поднял голову:

— Да ведь я присутствовал при вашем венчании.

— И то правда! — Это совсем выпало у нее из головы. Слишком много событий и чувств обрушилось на нее за короткий срок, миновавший с того часа.

— Но я и раньше знал, кто вы такая, — признался он. — С первого дня, когда увидел вас в пещере.

Амисия уже свыклась с мыслью о том, что надо отрешиться от бесплодного притворства и всецело довериться Галену. Поэтому она не испытала ни гнева, ни разочарования от этого открытия: и ее супруг, и оба его помощника все это время знали, что она не та, за кого себя выдает.

В красноватом свете гаснущих углей Уолтер не мог заметить, какой румянец залил ее лицо; поэтому он лишь пожал плечами и продолжил:

— Лорд Гален сказал нам, что он считает вас замечательной девушкой, и я тоже так подумал. Мне никогда не встречалась барышня, которая могла бы так храбро лазать по скале или балагурить с незнакомцами.

Амисия сочла это комплиментом, как и сам Уолтер. Ей и раньше нравился серьезный юноша, но теперь между ними возникло какое-то душевное родство. Ведь вот не подумал же он, что она требует невозможного из чисто женского каприза. Значит, она правильно выбрала его (как будто ей было из кого выбирать!) себе в помощники.

— Ты не знаешь, куда отправился Карл? Нельзя ли сделать так, чтобы он поскорее сюда вернулся?

— Мне известно, в какую сторону его послали, — снова пожав плечами, ответил Уолтер. — Но не знаю в точности, где именно он сейчас находится.

Новость оказалась не из приятных, и Амисию снова охватила паника. Она в двух словах рассказала о нависшей опасности, едва сдерживая страх и муку:

— Твой лорд брошен в подземелье, и через шесть дней мой отчим собирается его казнить. Я слышала, Фаррольд отправился в Таррент, но кто может поручиться, что помощь подоспеет вовремя: ведь наши сторонники не знают сроков, которые им отпущены, и не догадываются, чем грозит любая задержка.

Уолтеру передалась от Амисии жажда немедленных действий.

— Я сам сейчас же отправлюсь за подмогой, и это будет не только Карл, а еще и Уилл.

— Уилл? — переспросила Амисия. В первое мгновение имя показалось ей незнакомым, и она подумала, что привлекать к их делу посторонних было бы крайне неосмотрительно.

— В народе его называют «Уилли из Уильда», — Уолтер выпрямился, исполненный гордости, которую разделяли все обитатели Таррента. — Но он кузен Галена. Это к нему Гален отправил крестьян из деревни, а Карл должен был показать им дорогу.

Амисия слабо улыбнулась. Уилл — Уилли. Как же она сразу не сообразила? Перед ней возникли воспоминания о недалеком прошлом, и ее улыбка засветилась чуть ярче. Ведь об этом самом Уилли рассказывал ей Гален на пути от пещеры до аббатства.

— Сумеешь ли ты привести их вовремя? — спросила она. — Уильд — это обширная чаща, там нет ни дорог, ни деревень. Как же ты надеешься найти кого-нибудь в этом лесу?

Уолтер усмехнулся:

— Уилла не надо искать, он сам кого угодно найдет. Достаточно войти в Уильд в любом месте — и он будет тут как тут. Французы это испытали на собственной шкуре.

Амисия припомнила легенды о рыцаре, который загнал захватчиков в непролазные дебри и не позволил им выбраться из глухих лесов Уильда. Конечно, на такого можно положиться.

— Я соберу вещи, приведу коня из аббатства и поскачу во весь опор. Путь туда и обратно займет три — ну, от силы четыре дня.

— Как только вернешься, сразу дай мне знать, — попросила Амисия. — Весточку можно послать через монаха, который ежедневно принимает пожертвования от обитателей Дунгельда. Да ты знаешь Ульфрика: он вместе с тобой был шафером на нашем венчании. Он давно примелькался в замке: на его приход и уход никто не обращает внимания, появляйся он хоть дважды в день.

Юный оруженосец уже принялся за сборы, но тут Амисия сообразила, что необходимо задать еще один вопрос:

— А отец Петер? Что с ним?

— Он вернулся в аббатство, а куда же еще? — ответил Уолтер, не отрываясь от своего занятия.

— Но ведь ему там опасно находиться.

— Ничего подобного! — внезапно запротестовал Уолтер: он сам проводил аббата, с разрешения последнего, в монастырь, когда стало ясно, что лорд Гален не сумел вернуться. — Монахи хоть дракона припрячут, если понадобится — отец Петер сам говорил. Спрятали же они трех крупных боевых коней от ищеек вашего отчима, так что, я думаю, он правду сказал.

Амисия взобралась по обрыву следом за Уолтером. На развилке они распрощались: он направился в аббатство, а она поспешила на остров, чтобы не нарушить обещание, данное Келде, и вернуться к ужину.

Три дня, сказал Уолтер. Надо пережить эти три дня вопреки страху и мукам бездействия.

ГЛАВА 17

Напряжение становилось невыносимым. Ничто не предвещало скорого прибытия помощи из Таррента; прошло четыре дня, и пятый был на исходе, а от Уолтера так и не было вестей. Стражники из гарнизона Темного Лорда согнали во двор замка и на лесной берег множество крепостных и заставили их расположиться там на ночь в ожидании завтрашней казни. Амисия знала одно: надо что-то делать, все равно что — только бы действовать, а не метаться по своей каморке из угла в угол. Она упорно смотрела под ноги, но видела не рассыпавшиеся обломки камышовых стеблей из циновок, превратившихся в труху за время ее безостановочного хождения, а узника, томившегося в подземелье.

Что она могла предпринять? В бессонные ночные часы ее обуревали безумные планы, и она цеплялась за них в отчаянной надежде; но при свете дня обнаруживались очевидные изъяны ее замыслов. Она собиралась уже опоить сонным зельем весь гарнизон, но среди простых солдат мало кто предпочел бы сладкую наливку старому доброму элю. Потом она надумала другое: дождаться завтрака, когда отчим усядется за стол, подобраться к нему со спины и всадить в него кинжал — план, столь же неосуществимый, как и первый. Ее изящный кинжальчик представлял собой не более чем игрушку со слишком коротким клинком, и даже если бы у нее хватило сил вонзить кинжал по рукоятку в мясистую спину, то Гилфрей получил бы при этом весьма болезненную, но отнюдь не смертельную рану.

Амисия так глубоко задумалась, что почти не обратила внимания на звук открывающейся двери. Это могла быть либо Келда, возвратившаяся в их общую комнату, либо Анна, которая в очередной раз пришла подбодрить ее уверениями о близкой помощи из Таррента. Но все шло к тому, что помощь явится, когда будет слишком поздно. Она спрятала лицо в ладонях, чтобы скрыть слезы.

— Его схватили! Его схватили! — услышала Амисия отчаянный вопль.

Амисия отняла руки от лица и изумленно уставилась на нежданную посетительницу, пухлая фигура которой заполняла весь дверной проем.

— Его схватили! — повторила Орва и, обливаясь слезами, сделала шаг в комнату. — И бросили в подземелье!

Остолбенев как от вида рыдающей женщины, так и от ее слов, в которых слышалось не только страдание, но и упрек, Амисия попыталась понять причину этого обвинения:

— Галена бросили в подземелье уже сколько дней тому назад. Ты же наверняка не сейчас узнала об этом.

— В темницу-то кинули моего Рэндольфа. Моего Рэндольфа! А вы говорили, будто он в безопасности! — выкрикнув это, Орва едва не лишилась чувств и стала грузно оседать на пол; она бы упала, не подхвати ее Амисия, которая рванулась к безутешной женщине, обняла ее и усадила на прочный сундук в ногах кровати.

— Не может быть! — ахнула Амисия. Что ни говори, Рэндольф попал в беду по ее вине.

— Как же не может, — всхлипнула Орва. — Я сама видела, как его протащили через залу и столкнули вниз по лестнице!

— Но Гален клялся, что отправил Рэндольфа в надежное место. — Амисия задумалась. — Неделю тому назад Гален направил его с Карлом к…

Внезапное озарение заставило Амисию примолкнуть. Ум, оживленный надеждой, заработал быстрее. Если Рэндольф отбыл туда же, куда и Карл, а теперь вернулся — следовательно, и Карл тоже здесь. Значит, Уолтер выполнил свою задачу и привел людей, чтобы вызволить Галена. И конечно, если они освободят Галена, то и Рэндольфа тоже!

— Я не знаю, как схватили Рэндольфа, но уверена, что его попытаются спасти. — Опустившись на колени рядом с сундуком, Амисия сжала руки Орвы. — Пожалуйста, доверься мне.

Орва питала к молодой госпоже горячую привязанность, но, зная повадки Амисии, не особенно ей доверяла. Что далеко ходить — каждый раз, когда ей случалось понадеяться на Амисию, результаты были самые плачевные.

— Понимаю, тебе это трудно. — Конечно, еще бы не трудно. Как можно было обижаться на Орву, если Амисия всякий раз подводила добродушную кухарку.

— В прошлом я часто по легкомыслию нарушала свои обещания. Но я достаточно повзрослела, чтобы больше такого не случалось. Вот увидишь, я это докажу. Сейчас могу тебе сказать только одно: и у тебя, и у меня появилась надежда, что наших близких постараются спасти. Не могу обещать, что эта попытка обязательно удастся. Успех и неудача — в руках Божьих. Я буду молиться, Орва, и ты молись, и пусть молятся все другие.

Следуя примеру матери, во все эти черные дни она горячо молилась всем небесным заступникам, прося о помощи и избавлении от бед. Молилась и леди Сибилла, и Амисия уповала на то, что молитвы святой женщины будут услышаны. Она пришла к выводу, что отчасти благодаря материнским молитвам вышла замуж не за Фаррольда, а за героя своих грез. Как же не понадеяться, что высшие силы откликнутся и на мольбу леди Сибиллы о его спасении?

Единственным светлым лучом во мраке минувших дней были долгие беседы с матерью. Амисия снова выслушала заверения Сибиллы, что та держала ее на расстоянии не из-за недостатка любви, а ради спасения дочери от худших напастей. Эти разговоры умиротворяли смятенную душу Амисии и помогали пережить дни ужаса и тоски.

— Мы все помолимся, — послышался негромкий голос Анны.

Она вошла в открытую дверь и слышала, как Амисия утешала кухарку. В голосе юной утешительницы звучала искренняя вера в возможность счастливого исхода, и Анна все сердцем желала, чтобы мелькнувшая надежда наконец сбылась.

— Анна? — сдавленным голосом откликнулась Амисия. В единственном произнесенном слове заключался вопрос… и не требовалось лишних слов, чтобы понять — какой.

Анна кивнула, и улыбка осветила ее строгое лицо:

— Да. Пришла весть, о которой ты молилась.

Амисия с облегчением перевела дух.

— Более того, — добавила Анна, — как видно, нам воистину послано благословение Божье. Когда я шла к тебе, меня остановил сэр Освальд и сообщил новость: из-за того что твой отчим за последние две недели сильно перетрудился, у него начался особенно мучительный приступ. Ноги так опухли, что он не способен из комнаты выйти, а уж о том, чтобы ночью ходить по лестницам, и речи быть не может.

Анна увидела золотую вспышку в глазах Амисии — искру надежды, что казнь будет отложена. Однако Анна не хотела, чтобы Амисия тешилась ложными иллюзиями:

— Но барон уже отдал приказ, чтобы двое конюхов — из тех, что покрепче — были готовы завтра утром отнести его во двор.

Несмотря на опасения Анны, Амисия не впала в уныние: ведь теперь уже было известно, что помощь близка. Болезнь Гилфрея намного облегчала задачу тех, кто пришел на выручку. Амисия радостно рассмеялась. Она могла покинуть крепость, ничуть не опасаясь, что Темный Лорд перехватит ее на пути. Ей открывалась возможность уйти и встретиться с друзьями Галена, чтобы составить план действий, который будет легко выполнить. Ведь любой план мог бы сорваться, если бы Гилфрей заметил хоть что-нибудь подозрительное; но раз он прикован к постели, этого можно не опасаться.


Услышав звук шагов на лестнице, Гален поднялся на ноги. В темноте подземелья невозможно было вести счет времени: даже еду, которую ему просовывали сквозь решетку угрюмые стражники, приносили не только редко, но и крайне нерегулярно. Тем не менее он понимал, что находится в этой запертой клетке довольно долго.

Воин, оказавшийся безоружным и бессильным что-либо предпринять, человек, подвижный по природе, но лишенный возможности двигаться, — он, естественно, пребывал в самом скверном расположении духа и кипел от досады. В самом начале он убеждал себя, что развязка близка: надо лишь запастись терпением и ждать. Однако вынужденное бездействие и зависимость от чужой воли — это ли не самая изощренная пытка, какую только мог выдумать барон?

Всякий раз, когда в первые дни его заточения мрачные стены освещались неверным светом, Гален проникался надеждой, но тут же снова погружался в безнадежную тоску: в подземелье опять спускался кто-то из стражников. Потом он перестал уповать на чудо. Вот и сейчас, когда на пол упал дрожащий отблеск, слишком слабый, чтобы прорезать тьму, Гален не придал этому особого значения. Однако до его слуха донеслась какая-то возня, сопровождаемая глухим стуком ударов, и тут уж он насторожился. В полумраке ему удалось разглядеть двух стражников, которые с трудом волокли по ступеням какого-то здоровенного детину. Гален узнал его только тогда, когда все трое приблизились почти вплотную.

Один из стражников отпер решетчатую дверь, а второй втолкнул пленника в клетку.

— Ну, пошел, болван. Твоих цыплячьих мозгов не хватило даже на то, чтобы больше не соваться в Райборн. — Лязгнули железные засовы, и на гнилую солому рухнуло грузное тело Рэндольфа.

Гален присел подле него и, не теряя времени, перевернул беднягу на спину, лицом кверху, чтобы успеть при свете факела рассмотреть, сильно ли он покалечен. Каково же было его удивление, когда Рэндольф ему заговорщически подмигнул! Гален даже отпрянул, но не произнес ни звука, пока наверху не захлопнулась тяжелая кованая дверь. Подземелье опять погрузилось в кромешную тьму.

— За каким чертом тебя сюда принесло? — грозно спросил Гален, имея в виду появление Рэндольфа не только в мрачном подземелье, но и вообще на землях поместья.

Рэндольфу такие сложности были невдомек, и он ответил попросту:

— Да вот за вами. Велено передать, чтоб не беспокоились: мы вас спасем.

— Надо же, как интересно, — сухо проронил Гален, однако Рэндольф не заметил его сарказма. — Впервые слышу, чтобы ради спасения одного в клетку бросали второго.

Тугодум Рэндольф только сейчас понял, что между ними возникло недоразумение, и зычно расхохотался:

— Ой, умора! Да мне только приказано вам рассказать, что умные люди надумали, а то ведь тут, в потемках, недолго и рассудком тронуться.

— И кто же эти умные люди? — Гален знал, что из его соратников поблизости остался один Уолтер, но вряд ли можно было ожидать от этого неопытного юнца какой-то военной хитрости; впрочем, появление Рэндольфа тоже оказалось полной неожиданностью. — Объясни толком, зачем ты объявился в этих краях? Ведь я отправил тебя в Уильд — там ты был в безопасности.

— В Уильде сидят бабы с ребятишками, — насупился Рэндольф. — А мужики все как один сюда двинулись.

Под покровом темноты Гален сжал кулаки. Он так и не смог добиться внятного ответа, но дело, видимо, обстояло еще хуже, чем он предполагал. Призывая себя к терпению, он сделал еще одну попытку:

— И все-таки: как ты узнал, что со мною приключилось? — Он решил задавать самые простые вопросы, причем не все сразу.

Рэндольф приподнялся и с готовностью объяснил:

— Барышня Амисия отправила вслед за Карлом этого… как его… Уолтера. От него-то мы и услыхали, что вы обвенчались с дочкой госпожи Сибиллы, а барон вас за это бросил в темницу.

— И вы, стало быть, поспешили мне на выручку? — Сперва Гален был раздосадован, что Амисия забила тревогу, но тут же напомнил себе, что она, в отличие от прочих женщин, нипочем не стала бы покорно сидеть сложа руки, когда ему грозит опасность. Наверно, отчасти за это он ее и полюбил. К тому же за прошедшие дни он воочию убедился: ничего не может быть хуже вынужденного бездействия и ожидания помощи от других. Нет, Амисия не заслуживает его упреков. Тогда получается, что он один во всем виноват. Он намеренно не открылся крестьянам из Брейстона и даже приказал Карлу на словах передать кузену Уиллу, чтобы тот ненароком не выдал его настоящего имени. И вот теперь деревенские жители, презрев опасность, бросились вызволять его из беды, не подозревая, что он уже обратился за помощью к другим.

— Каждый из вас рискует жизнью, — продолжил Гален вслух, — и это на моей совести. Ведь ваше участие, скорее всего, не понадобится. — Его голос выдавал глубокое раскаяние. — Вы даже не знаете, кто я такой. У меня есть могущественные друзья, которые не замедлят прийти на подмогу.

— Почему ж не знаем? — Даже в полной темноте было ясно, что на лице Рэндольфа появилось торжествующее выражение. — Вы — Гален Фиц-Уильям, наследник рода Таррентов. — Рэндольф с гордостью выпалил эти сведения: видно, ему стоило немалых трудов затвердить их наизусть. — Все мы про вас знаем. Вы нас выручили в трудную минуту; теперь наш черед ответить тем же. Только не опоздать бы.

У Галена потеплело на душе, когда он понял, что бедняки, решив выручить его из беды, не устрашились пойти против барона, но собственная беспомощность повергала его в отчаяние. Из-за него могли погибнуть люди, но счет уже шел на часы и минуты. Разве могли изможденные, замученные притеснениями крестьяне противостоять хорошо обученным и вооруженным воинам Гилфрея, пусть даже ряды которых сильно поредели? С трудом изображая присутствие духа, Гален задал еще один простой вопрос:

— В чем же заключается ваш план? Рассказывай, как тебе велели.

— План — лучше не придумаешь! — с воодушевлением начал Рэндольф, гордый возложенной на него миссией. — Это Уилли расстарался, а то бы всем нам каюк.

— Я не ослышался? Ты сказал «Уилли»? Мой двоюродный брат Уилл подсказал вам, что нужно делать? — Голос Галена дрогнул от радостного волнения. На своей земле Уилл превратил ватагу крестьян в непобедимый боевой отряд, наводящий ужас на врагов; если за дело взялся Уилл, то за жизнь крестьян из Брейстона можно было не опасаться.


Шагнув с узкого уступа под сумрачные своды пещеры, Амисия по привычке остановилась, чтобы глаза привыкли к темноте. Когда перед ней начали вырисовываться очертания предметов, одна из застывших теней вдруг превратилась в человека — незнакомого, но не чужого.

— Как я понимаю, вы — молодая жена моего кузена?

Голос принадлежал тому, кто был связан родственными узами с ее мужем, хотя Гален напрямую не упоминал об этом родстве. Незнакомец был одного роста с Галеном, так же черноволос и даже телосложением напоминал двоюродного брата, вот только глаза его не искрились зеленым блеском, а темнели бархатом ночи. Амисия чуть было не отпрянула назад с риском для жизни, как при первой встрече с Галеном на этом самом месте. Но прошедшие недели научили ее самообладанию.

Уолтер тоже выступил вперед, но Амисия даже не посмотрела в его сторону и только таким образом выдала свое мучительное напряжение. Между тем бархатные глаза неспешно изучали ее с головы до ног, от каштановых волос до кончиков башмаков. В затянувшемся молчании она стояла с гордо поднятой головой, чтобы показать себя достойной избранницей Галена.

— Везет же Галену! Счастье само идет ему в руки, теперь я в этом окончательно убедился. — Незнакомец сверкнул ослепительной улыбкой.

Амисия всю жизнь провела в стенах замка и не приобрела опыта светской беседы. Не придумав ничего лучшего, она сообщила:

— Я — леди Амисия из замка Дунгельд.

— Для меня большая честь познакомиться с леди Амисией из замка Дунгельд, — отозвался ее собеседник; его чопорный ответ сопровождался лукавой улыбкой. Не успела Амисия сообразить, что к чему, как он галантно взял ее руку и коснулся губами тыльной стороны ладони. — Ваш покорный слуга Уильям, безвестный рыцарь.

Уолтер залился смехом от такой сверхъестественной скромности, однако Амисия не растерялась.

— Ах вот оно что, — разочарованно протянула она, — а я-то подумала, будто вы — знаменитый Уилли из Уильда, чье имя у всех на устах. — Эта фраза вырвалась сама собой, но Амисия осталась довольна: пусть он видит, что жена Галена находчива и остра на язык — может быть, тогда ей будет дозволено принять участие в спасении мужа.

Уильям от души рассмеялся:

— Кое-кто зовет меня именно так. Но, сказать по правде, моя сила в том, что я дружен с простым народом и опираюсь на его поддержку. Я не командую армией, как иные родовитые лорды. — Ему все больше и больше нравилась его новая родственница: она не пыталась ему льстить и не боялась задеть неосторожным словом.

— Похоже, вы и без армии нагнали страху на полчища иноземцев, — ответила Амисия и решила, что теперь самое время перейти к делу. — А под силу ли вам вызволить из беды ни в чем не повинного человека, который томится в подземелье замка?

— Мне одному такое не под силу, но с помощью крестьян из Брейстона я горы сверну, будьте уверены.

В его тоне зазвучала такая суровая решимость, что Амисия сразу поверила в серьезность его намерений. У нее возникло лишь одно возражение — впрочем, достаточно веское:

— В Брейстоне нет ни одной живой души. Все жители оттуда ушли.

— Ну и что из этого? — Голос Уилла снова сделался смешливым. — Полагаю, вам не все известно. Куда могли уйти крестьяне? Только ко мне. Но стоило им заслышать, что их спасителю грозит опасность, как они приняли решение выступить вместе со мной на борьбу против тирана. Теперь ему конец. Нам даже не придется лишать его жизни: он сам не вынесет возвращения в Райборн законного господина.

Уилл был связан клятвой хранить тайну, которая, как он слышал, едва не привела к разрыву между его кузеном и этой красавицей. Но сейчас, вызвав ее на откровенную беседу, имел ли он право отделываться недомолвками? Впрочем, очень скоро Уилл понял, что Амисия поставила перед собой цель и будет идти к ней во что бы то ни стало. Ее неподдельная тревога за Галена служила наглядным подтверждением тому, что связывающие молодых узы прочнее, чем могло показаться со стороны.

— Вы говорите загадками, а я прошу прямого ответа.

Уилл собрался с мыслями и готов был пуститься в объяснения, но Амисия не желала слушать никаких разглагольствований, если они не приближали миг освобождения Галена. Поэтому она не дала Уиллу даже рта раскрыть:

— Скажите, что нужно делать и чем я могу быть полезна?

— Как раз об этом мы и вели речь. Присоединяйтесь, прошу вас.

Он жестом пригласил ее к кострищу, вокруг которого — Амисия только сейчас это заметила — сидели какие-то люди. Среди них, как и следовало ожидать, находились Уолтер и Карл. Рядом примостился деревенский староста Эдгар, а подле него — сэр Джаспер, которому сошло с рук, что во время его дозора Гален морем добрался до замка и вызволил из темницы аббата. В угоду своему августейшему покровителю Гилфрей отправил более половины гарнизона под знамена короля. Теперь каждый стражник был на счету, и это оказалось на руку заговорщикам: им удалось заручиться поддержкой того, кто стоял на одном из самых важных постов, охраняя выход из замка.

Амисия присела рядом с Уолтером. Слушая речь высокого, плечистого воина, она расцветала улыбкой. Раз уж в их стане появились такие удальцы, можно было смело надеяться на победу.

ГЛАВА 18

Мрачная, безлунная ночь тяжело опустилась на твердыню замка Дунгельд. У Амисии учащенно стучало сердце. Она исподтишка наблюдала за одиноким стражником, стоящим к ней спиной на парапете. Сейчас настало время ей сыграть свою роль. Она не имела права сплоховать — в таком случае весь план пошел бы насмарку.

— Сэр Освальд… — Рыцарь обернулся к девушке, подозрительно сощурившись при ее приближении. — Надеюсь, вы не откажетесь согреться ягодной наливкой.

Амисия протянула ему наполненный до краев кубок, огромным усилием воли унимая дрожь в руках, чтобы не расплескать ни капли.

Усомнившись в искренности такого неожиданного предложения, Освальд даже отступил на шаг назад.

С медоточивой улыбкой Амисия пустилась в покаянные объяснения:

— В последние дни я долго перебирала в уме свои глупые девчоночьи выдумки и пришла к заключению, что мне пора повзрослеть, залечить старые раны, начать новую жизнь.

Это была чистая правда; от нее Амисия незаметно перешла к лукавству. Подняв повыше гравированный серебряный кубок, тускло блеснувший в темноте, она продолжила:

— Пусть наши с вами раздоры канут в прошлое. Забудем долгие годы холодной неприязни, которые разделяли нас с тех самых пор, как вы уронили с этой самой башни моего нефритового единорога.

Освальда не оставляли сомнения. По своему положению он стоял выше всей челяди и пропускал мимо ушей досужие толки, однако и до него доходили слухи о войне характеров, которая велась между этой девушкой и ее отчимом. Но мыслимо ли было отвергнуть знак примирения, предлагаемый падчерицей самого барона Гилфрея, которая когда-нибудь станет полновластной хозяйкой замка. Ждать этого оставалось, как видно, недолго — здоровье барона ухудшалось с каждым днем.

Амисия едва не прыснула, когда сэр Освальд взял протянутый ему кубок и лихо осушил его, запрокинув голову. Принимая из загрубелых рук порожний сосуд, девушка присела в вежливом реверансе и склонила голову, чтобы спрятать непрошеную усмешку.

Освальд про себя подивился женской переменчивости, но тут же вернулся к своим обязанностям.

Прошло совсем немного времени после ухода Амисии, когда он почувствовал, что его одолевает дремота. Он на миг привалился к шершавой каменной стене, но вовремя одернул себя и начал притопывать ногами. Оставалось только надеяться, что ночная прохлада разгонит сонливость; пару раз тряхнув головой, Освальд направился в дальний конец парапета. Кто же мог предполагать, что его так развезет от какой-то наливки?

Остановившись между башенными зубцами, начальник стражи тщетно вглядывался в сумрачную морскую даль. Внизу с оглушительным шумом бились волны. Немудрено, что он не услышал, как кто-то подкрался к нему сзади. На голову Освальда обрушился тяжелый удар, от которого он лишился чувств. Одетый в темное человек подхватил падающего рыцаря и взвалил его, как куль, себе на плечо.

— Эх, Освальд, Освальд, что тебе стоило отправить меня в ночной дозор — так нет. Теперь мучайся с тобой, — еле слышно ворчал Джаспер, сваливая свою бесчувственную ношу на пол в пустующей каморке. Впрочем, он прекрасно знал, что начальник стражи свято блюдет свои обязанности — крутой нрав хозяина был тому порукой.

В тот вечер у барона так распухли ноги, что он не смог спуститься к ужину. Сэр Освальд всполошился и решил самолично заступить в ночной дозор вместо Джаспера. Все планы заговорщиков помешать завтрашней казни повисли на волоске. Но такой поворот событий можно было предвидеть: случись что за время недомогания барона, отдуваться пришлось бы начальнику стражи, поэтому Освальд счел за лучшее не смыкать глаз.

Джаспер с самого начала терзался мрачными сомнениями. Среди заговорщиков он был единственным, кто мог беспрепятственно проникнуть в крепость до захода солнца и одолеть стоящего на парапете Освальда. Но Освальд, скорее всего, успел бы позвать на помощь. Джаспер благословлял Амисию за ее выдумку со снотворным зельем.

Не теряя времени, Джаспер стянул с Освальда форму караульного, крепко-накрепко связал своего пленника по рукам и ногам, а потом заткнул ему рот кляпом. Прихватив смоляной факел, предусмотрительно оставленный в углу, он затворил за собой дверь, зажег факел от пламени Масляной коптилки над лестницей и поспешил выйти на парапет — однако не для того, чтобы охранять крепость от нашествия. Широкие взмахи горящего факела известили кого следует, что путь свободен.

К тому времени, когда серые предрассветные сумерки тронули восточный край неприветливого неба, в каморке на верхнем этаже замка уже было тесно от скопившихся здесь людей. Стражник в караульном мундире с чужого плеча стоял в дозоре подле кованой двери, запертой на засов. До назначенного бароном рокового часа оставалось совсем немного; во дворе замка уже собирались молчаливые толпы подневольных работников.

Из дверей башни показалась Амисия. Она всегда избегала пользоваться парадным входом и теперь в нерешительности остановилась перед длинной деревянной лестницей, ведущей вниз, в главную залу, а оттуда во двор. У подножия ступеней уже ожидала леди Сибилла, которая жестом приказала дочери спуститься. Лицо хозяйки замка выглядело привычно-отрешеннным. Хотя Амисия внутренне ликовала в надежде на благополучный исход, она тоже изобразила полную безучастность.

Сколько раз она завидовала материнскому самообладанию, да так и не научилась его перенимать. Но сейчас нельзя было допускать ни малейшего промаха. Поначалу напускное равнодушие далось ей с трудом, но когда она мысленно представила, что будет дальше, в ее душу закрался неподдельный страх.

Между тем из прохода в крепостной стене появились два дюжих конюха, которые на сцепленных руках несли Темного Лорда. Теперь на лице Амисии — почти без всяких усилий с ее стороны — отразились душевные муки, какие и ожидал узреть ее отчим.

Барон возблагодарил небеса за то, что утро выдалось пасмурным. Терпеть блеск солнечных лучей было бы выше его сил — у него и так раскалывалась голова после ночных возлияний. Он до рассвета в одиночку праздновал свою победу. Миг полного торжества был уже совсем близок. С казнью Галена Фиц-Уильяма замок Таррент, оставшийся без наследника, становился легкой добычей. Вдобавок Гилфрей не сомневался, что Фаррольд в конце концов приползет к нему на коленях, а потом еще произведет на свет отпрыска, который со временем приберет к рукам Райборн. А Амисия пусть до поры до времени посидит взаперти.

Слуги с величайшей осторожностью поставили Гилфрея на ноги рядом с падчерицей, которая попортила ему столько крови. От него повеяло такой лютой ненавистью, что Амисия едва не отшатнулась.

Гилфрей натужно выпрямил опухшие колени. От боли у него потемнело в глазах. Лица тех, кому он отдавал приказ, расплывались, словно в тумане — он различал лишь цвета гарнизонной формы.

— А ну, привести узников из подземелья — пусть предстанут перед моим судом, — потребовал он и самодовольно отметил, что стражники со всех ног кинулись выполнять это распоряжение. Не зря он всех держал в страхе без малого два десятка лет. Вот и сейчас никто не посмел его ослушаться, вся челядь стянулась к месту казни. Будут знать, как он поступает с теми, кто встает ему поперек дороги.

Тонкие губы Гилфрея растянулись в хищной ухмылке, когда он перевел мутный взгляд от угрюмых лиц на громоздкую дубовую колоду, водруженную посреди двора. Амисия вздрогнула.

Почуяв невольный ужас падчерицы, барон злорадно хмыкнул. Пусть даже он ошибся, полагая, что слуги будут только рады поглазеть на казнь — теперь его тщеславие было вполне удовлетворено. А чернь всяко поймет, что с ним шутки плохи.

Борясь с подступившим страхом, Амисия опустила глаза и видела лишь утоптанную сотнями ног землю. Только сейчас она осознала, что, несмотря на присутствие множества людей, вокруг царит мертвая тишина.

Сэр Джаспер, который явился вслед за бароном, тоже отметил это гробовое молчание. Казалось, сами каменные стены застыли в ожидании.

Раздавшиеся в этой тишине шаги отозвались гулким эхом. Все взоры устремились к сводчатому выходу из подземелья, откуда пара стражников выводила пленных. Внимание всех присутствующих было приковано к одному человеку, который хранил полную невозмутимость, обводя толпу взглядом серебристо-зеленых глаз. Когда злорадно ухмыляющийся барон поймал на себе этот пронизывающий взгляд, его на мгновение обдало холодом.

Гилфрею не терпелось приблизить исход дела. Забыв о своем недомогании, он сделал шаг вперед — и тут же был за это наказан новым приступом боли. Однако он лишь поморщился и во всеуслышание прокаркал, превозмогая мучение:

— Дабы явить всем и каждому, что ждет посягнувшего на мою собственность, приказываю для начала отрубить вору руки. А разбойник пусть смотрит, как это делается.

Полные ужаса глаза Амисии, устремленные на черноволосого пленника, потеплели, когда тот ответил ей нежданной улыбкой и едва заметно подмигнул.

Барон пришел в неописуемую ярость и взревел хуже, чем от боли:

— Нет! Стойте! Приказываю прежде казнить Волчью Голову! Пусть разбойник умрет первым. — Гилфрей метал громы и молнии, словно мог убить врага взглядом.

Не обращая ни малейшего внимания на беснующегося барона, Гален двинулся вперед; стражники, которые вывели его из подземелья, даже не шелохнулись. Подойдя к Амисии, он остановился и с поклоном поднес к губам ее руку.

Гилфрей в исступлении забыл даже о страшной боли. Он выхватил из ножен кинжал и бросился на разбойника, которого побоялись остановить подлые трусы-стражники.

Раскрасневшись от смущения, Амисия подняла влюбленный взгляд от темноволосой головы, склоненной над ее ладонью. Она уловила блеск клинка и с душераздирающим криком метнулась на ничего не подозревавшего Галена.

От неожиданности он опрокинулся навзничь, а маленькая фигурка Амисии застыла у него на груди, защищая от разящего удара. Падая, Гален успел заметить, что Уилл без труда скрутил обезумевшего барона. Потом рыцарь с такой же легкостью отобрал у Гилфрея и кинжал, и меч, прежде чем отшвырнуть скрюченного от боли злодея в сторону, прямо на ступени деревянной лестницы, словно мешок требухи.

— Вот что значит любовь! — насмешливо протянул Уилл, взирая сверху вниз на распростертого у его ног двоюродного брата. — А ведь был человек неробкого десятка! — Он заткнул баронский кинжал за голенище своего сапога, а затем, держа в каждой руке по мечу, вновь повернулся к поверженному врагу.

Гален ответил приглушенным смешком. Ему было нечем оправдаться: у всех на виду он сжимал в объятиях единственную виновницу своего непростительного легкомыслия — ту, которая, не раздумывая, закрыла его своим телом.

Только сейчас до Амисии дошло, что все собравшиеся глазеют не на свалившегося, как сноп, барона, а на них с Галеном. Она попыталась подняться, но Гален только крепче прижал ее к груди. Он сел, а потом поднялся на ноги, бережно обнимая молодую жену.

Тут Гилфрей пришел в чувство и обнаружил, что являет собой жалкое зрелище: скрюченный и беспомощный, он валялся под ногами у каких-то самозванцев, одетых в цвета его гарнизона и приставивших острия мечей к его груди.

— Да будет вам известно, грязные негодяи: я — вассал короля! — Брызгая слюной, как всегда в минуты гнева, барон разразился угрозами. — Король с вас шкуру спустит!

— Ах ты Господи, страх-то какой! — притворно содрогнулся Уилли. Гилфрея передернуло.

В стороне от людского кольца, сомкнувшегося вокруг барона, Амисия, которую Гален так и не выпустил из своих надежных объятий, будто читала мысли отчима: кто же это такой? Как его сюда занесла нелегкая? Переводя взгляд с Уилла на Галена, Гилфрей в конце концов узнал и второго наследника Таррента и задохнулся в бессильной злобе.

— Его величеству будет затруднительно услышать твои вопли из крепостного подземелья. — Кольцо вокруг барона разомкнулось, чтобы Гален со своей избранницей могли подойти к нему вплотную. — Милостивый господин, — продолжил Гален с ехидной усмешкой, — едва ли твой высокий покровитель сочтет, будто от тебя Англии больше проку, чем от Уилли из Уильда. — Гален учтивым жестом указал на своего кузена, а тот, в свою очередь, отвесил куртуазный поклон.

У Гилфрея отнялся язык. В это время на крепость налетел порыв ветра, ворвавшийся в ворота с ураганной силой. Казалось, он разметал все на своем пути, расчистив путь к кучке людей у подножия деревянной лестницы.

Можно было подумать, что тот же ветер принес в крепость отряд всадников, неожиданно показавшийся у распахнутых ворот. Гилфрей сразу выделил одного, ехавшего впереди с гербом Таррента на щите. Но и без этого опознавательного знака ошибиться было бы невозможно: в Дунгельд прибыл прославленный Ледяной Воин.

— Смотри, вот и они, — шепнул Гален, сжимая руку Амисии под взглядом отца. — Но если бы не ты, спасать меня было бы уже поздно.

У Амисии перехватило дыхание, когда она со всей отчетливостью осознала, что ее любимый был на волосок от верной смерти. Гален почувствовал ее волнение и заговорил так, чтобы слышала она одна:

— Ты сохранила мне жизнь, призвав на помощь Карла и Уилла. — Под его ласковым взглядом потемневшие глаза Амисии снова засветились мягким медвяным блеском. — Я у тебя в неоплатном долгу. — Невзирая на любопытство толпы и даже на приближение воинов, Гален наградил Амисию страстным поцелуем, которому она не могла, да и не хотела противиться.

— Этому не бывать! — Гилфрей со всего размаху хлопнул ладонью по гладкой деревянной ступеньке, чтобы только напомнить о себе всем присутствующим. — Я не склоню головы перед знаменами Таррента! — От слепой ярости у барона помутился рассудок: разве мог он подкрепить свой воинственный клич ратным делом? Ему оставалось лишь метать злобные взгляды то на предводителя отряда, то на Галена с Уиллом.

— При чем тут знамена Таррента? — равнодушно спросил Гален, отпуская от себя Амисию.

До сих пор Гилфрей не удосужился повнимательнее всмотреться в лица вооруженных людей, которые повергли его ниц. Только теперь до него дошло, что это были — все, как один, — крестьяне из деревушки Брейстон.

— Над тобой одержали верх жители Райборна, которых ты довел до крайности. Точно так же растерял свою власть и твой король: его губит непомерная алчность и гордыня.

Гилфрею нечего было возразить. Он отвернулся от Галена и оказался лицом к лицу с тремя всадниками, которые спешились и приближались к нему. Первым, кого он узнал, был… Фаррольд. Фаррольд! Стало быть, его отпрыска втянули в эту подлую смуту!

— Презренный выродок! — обрушился Гилфрей на сына. — С этой минуты ты лишен наследства. Подыхай в нищете! Никто не возьмет к себе на службу рыцаря, который предал родного отца. — Вся желчь барона выплеснулась на Фаррольда потоками брани. — Тупая башка! Кретин! А ведь мог бы стать основателем династии, прославить свой род. Мог бы по праву взять в свои руки все поместье Райборн!

— Ошибаешься, у него нет такого права, — негромко, но твердо возразил молодой рыцарь, выступая вперед. Он снял шлем, затем стянул с головы подшлемник и тряхнул густыми каштановыми волосами. — По закону поместье принадлежит мне.

Леди Сибилла, которая стойко переносила все испытания последних дней и лишь истово молилась у себя в опочивальне, едва не лишилась чувств. Хорошо, что Анна вовремя успела ее подхватить; Амисия тоже бросилась на помощь.

— Сгинь, нечистая сила! — задохнулся Гилфрей. — Ведь ты убит. Мертвецы не поднимаются из земли!

— На сей раз по-твоему не вышло, — отозвался молодой рыцарь. — Ты убил моего отца, это верно, однако до меня твои руки не дотянулись.

Сибилла судорожно вздохнула. Все происходящее казалось ей призрачным видением. Рыцарь, склонив голову набок, приблизился к ней:

— Матушка?

Сибилла оторопела. Ей на выручку опять пришла Анна:

— Не сомневайся, Сибилла, этот юноша — твой сын, брат-близнец Амисии. Мэг унесла его новорожденным младенцем прямо из колыбели и бросила в лесу на верную смерть. — Даже теперь, спустя много лет, Анна с содроганием вспоминала тот жуткий час.

Во дворе снова воцарилась полная тишина. Все обратились в слух, жадно ловя каждое слово.

— Из окна твоей спальни я увидела, как Мэг уносит младенца, и тут же послала следом за ней Джаспера. Он подобрал ребенка и отвез его к другу Конэла, графу Тарренту.

Из горла барона вырвался надтреснутый вопль. Сэр Джаспер вместе с Эдгаром подхватили Гилфрея под мышки и без всяких церемоний оттащили в сторону, освободив место для тех, кого так давно ожидали в замке.

— Мы пестовали его, как родного сына, — впервые заговорил граф; он стоял позади своего воспитанника, положив руку ему на плечо. — Из него получился доблестный рыцарь: Конэл мог бы им гордиться.

Сибилла безмолвно переводила взгляд с забытого, но такого знакомого лица старинного друга на другое знакомое лицо — точный портрет ее покойного мужа в молодости. По ее щекам стекали слезы. Она усердно молилась за свою дочь — и свершилось чудо: Амисия осталась цела и невредима, да впридачу обвенчалась с достойнейшим человеком. Но чтобы ожил Конэл — об этом она не смела и помыслить!

— Конэл? — трепетно прошептала она, тронув кончиками пальцев встрепанные подшлемником каштановые волосы.

— Тирнэн, матушка. — Его ответ прозвучал не менее взволнованно: он всю жизнь ждал этой минуты.

— Тирнэн… Это второе имя твоего отца. Прекрасный выбор.

Сквозь счастливые слезы Сибилла улыбнулась графу Гаррику: он заменил отца ее сыну, а она некогда приняла в свой дом наследника Таррента. Эти двойные узы связывали их семьи не менее прочно, чем дружба и брачный союз.

— Мы остереглись давать ему редкое имя, чтобы не возбудить подозрений Гилфрея, — негромко пояснил граф Гаррик, сокрушенно покачивая заметно поседевшей головой. — Прослышав о гибели Конэла, мы с Нессой собрались в Райборн, чтобы разделить твою скорбь, но тебя слишком поспешно обвенчали, а вскоре к нам привезли младенца. Мы боялись оставить его без присмотра.

— Когда я оказался в этих краях, — вступил в разговор Гален, — мне не сразу стало ясно, что здесь происходит. В гарнизоне почти не осталось воинов. — Он рассказал, как ему удалось воплотить свой план. — Настала пора восстановить справедливость. Люди Райборна заслуживают лучшей участи.

По толпе пронесся одобрительный гул.

— А теперь, с вашего позволения, матушка, — произнес Тирнэн, возвышая голос, чтобы всем было слышно, — я собираюсь заявить о своих законных правах на это поместье. Даже король Иоанн не сможет отрицать, что оно принадлежит мне по праву рождения.

Толпа разразилась приветственными возгласами. Поднялся невообразимый радостный гвалт. Среди всеобщего ликования Анна знаком попросила Уилла о помощи, и они, взяв под руки леди Сибиллу, проводили ее в опочивальню. Вынужденный пост и тягостные треволнения последних дней совсем подорвали ее силы.

Амисия проводила уходящую мать взглядом, полным любви и сочувствия. Тревожные мысли осаждали ее беспорядочной чередой. Теперь многое предстало в ином свете. Больше всего Амисия мучилась от собственной несправедливости по отношению к Галену — ведь она приписывала ему корыстную расчетливость. Какой уж тут расчет: ее наследство растаяло, как дым. Что она может принести богатому и знатному лорду?

Она украдкой скосила глаза на Галена. Тот оживленно пересказывал своему отцу, как развивались события минувшим утром. Внешность графа была поистине поразительной: серебристая седина на висках составляла заметный контраст с черными волосами и столь же заметно гармонировала с серебристым блеском его глаз. При взгляде на него становилось ясно, в кого пошел его сын. Подумать только: ведь Амисия больше всего опасалась, чтобы ее высокое происхождение не оттолкнуло Галена. Как быстро все переменилось!

Гален, как всегда, почувствовал ее взгляд. Обняв Амисию за плечи, он привлек ее к себе. Его переполняло счастливое возбуждение от одержанной победы и чувство восхищения этой маленькой, хрупкой женщиной, которая стала его союзницей и спасла ему жизнь. Тем сильнее он был поражен смятением, отразившимся на лице Амисии. Он собрался было заговорить, но его опередил Тирнэн.

— Амисия! — тихо позвал он. — Фаррольд сказал, что тебя ни с кем невозможно спутать; так оно и есть.

Юноша был высок и широкоплеч, но когда Амисия взглянула ему в лицо, ей почудилось, что она смотрится в зеркало.

— С возвращением в замок Дунгельд, — запинаясь, произнесла Амисия, лихорадочно припоминая учтивые фразы, которым в детстве ее обучала Анна. — Добро пожаловать в Райборн…

Она осеклась: эти слова прозвучали неуместно. Так можно было приветствовать заезжего путника, но не хозяина замка. Совсем смутившись, Амисия робко закончила:

— … это твой дом.

— Мой дом, — задумчиво кивнул Тирнэн, с раскаянием сознавая, чем чревато его появление для сестры. — Но ведь это и твой дом. Так было раньше, так будет и впредь.

— Позволь тебе возразить, — дружески улыбнулся Гален. — Вам обоим предстоит перемена мест. С этого дня Дунгельд переходит в твое распоряжение, а Амисия, обвенчавшись со мной, должна считать своим домом замок Таррент.

— Там вас примут как родную, и не только потому, что вы спасли Галену жизнь. — Граф впервые заговорил со своей молодой снохой. — Мы с Нессой, да и все наши домочадцы, не могли дождаться этого радостного события. Смотрите, как бы вас по прибытии в Таррент не задушили в объятиях.

Он улыбался с такой сердечностью и теплотой, что Амисия, не задумываясь, выпалила то, что было у нее на уме:

— Сказать по совести, я давно отвыкла от ласкового обращения. Боюсь, как бы мне не обидеть кого-нибудь нечаянной резкостью.

— О, пусть это вас не тревожит. — Бесхитростные слова Амисии пришлись по душе графу Гаррику. — Я-то, напротив, опасался, как бы мое требование неукоснительной честности не показалось вам чрезмерным.

— Твой свекор только с виду так суров, — подал голос Тирнэн. — Я прожил в замке Таррент более семнадцати лет и могу свидетельствовать: разумная строгость соседствует там с всеобщей любовью. Однако я буду очень огорчен, если ваш отъезд окажется слишком поспешным.

Тирнэн поднял глаза на Галена и продолжил, желая заручиться его согласием:

— Мне бы хотелось поближе познакомиться с сестрой, пока нас снова не разлучили.

— Даю вам неделю, не более. А потом я увезу ее туда, где мы сможем, наконец, остаться наедине… — Обменявшись многозначительными взглядами с отцом, Гален наклонился к Амисии и зашептал ей на ушко. — …где у нас будет настоящее супружеское ложе, полное уединение и бездна времени.

Амисия зарделась и стрельнула глазами на брата, который хранил подозрительную невозмутимость. Зато старый граф от души развеселился, услышав откровения сына. Амисия готова была провалиться сквозь землю. Она втянула голову в плечи и спрятала лицо на широкой груди Галена, рокочущей тихим смехом:

— Вот уж не думал-не гадал, что моя отважная, дерзкая, своевольная женушка сумеет притвориться такой скромницей!


Девичью комнатку до отъезда новобрачных отвели в их распоряжение. Амисия, уперев руки в бока, пыталась говорить серьезно, но Гален был не расположен к глубокомысленным беседам.

— Это не шутка, Гален.

Она остановилась в шаге от отдернутого полога кровати, всем своим видом демонстрируя решимость. Волей-неволей она вынуждена была смотреть на полураздетую мужскую фигуру, как ни в чем не бывало раскинувшуюся на простынях. Мощный обнаженный торс дразнил ее воображение.

— Ты не обязан брать меня в жены. Я не смогу тебе принести никакого приданого, ровным счетом никакого.

— Неужто тебе изменяет память, женушка? Ведь мы с тобой обвенчались; что сделано — того не воротишь. Теперь ты принадлежишь мне! — Гален сел в постели, без труда притянул к себе Амисию и уткнулся носом в нежный изгиб ее шеи.

— Но я подозревала тебя в корыстных намерениях! — В ее голосе звучало неподдельное раскаяние.

— Ах, негодница! — притворно возмутился Гален, не скрывая своего наслаждения. — Ты за это поплатишься! Я найду на тебя управу! — Он легонько укусил ее за ухо. — Но если говорить начистоту, ты первой доверилась мне, а я продолжал от тебя таиться. Выходит, виноват-то я, а не ты.

Стремясь удержать Галена на расстоянии, Амисия уперлась вытянутыми руками ему в грудь, однако сразу поняла, что из этого ничего не выйдет: под темными завитками и упругой кожей учащенно стучало сердце — в такт ее собственному.

— Сейчас не время спорить, кто больше виноват. Пойми: у меня нет ни гроша за душой.

— Что на тебя нашло? — Гален пожал плечами и легко поцеловал круглую впадинку у основания ее шеи. — Ты еще не знаешь своего брата, но Тирнэн — человек чести; он пожелает дать сестре богатое приданое, да только я этого не допущу. Будь уверена: я не возьму у него ни одной нитки.

Только Амисия открыла рот, чтобы продолжить спор, как Гален строго погрозил ей пальцем:

— Ты сама опасалась, как бы тебя не выдали за проходимца, падкого на чужое добро. А мне, по-твоему, не зазорно охотиться за богатой невестой? Вспомни, я с самого начала знал, что ты напрасно считаешь себя наследницей завидного состояния. Ты нужна мне такая, как есть: бесшабашная, своевольная, ненасытная в любви — хоть ты и умеешь изобразить невинность.

— Я же обещала исправиться! — воскликнула Амисия, но Гален осыпал ее дразняще-короткими поцелуями. — Никогда больше не буду причинять людям зло своими выходками. — Теперь Амисия замолчала по собственной воле, ожидая продолжения.

— Похвальное стремление, — заметил Гален, — только не переусердствуй. — Он запустил пальцы в каштановый шелк распущенных волос и притянул ее к себе. — Мне нравится твоя ненасытность! Поклянись, что ты никогда не станешь заманивать в свои сети другого мужчину, как заманивала меня, хоть я и не покушался на твою невинность.

— Выходит, ты все это время был ко мне равнодушен? — Раз уж Амисия прислушалась к голосу здравого смысла, ей нужно было выяснить все до конца.

Она не могла противиться колдовскому взгляду серебристо-зеленых глаз. А Гален, чувствуя свою власть над Амисией, тихо произнес слова, которые она жаждала услышать с тех самых пор, когда впервые увидела его в пещере:

— Я всерьез намеревался охранять твою непорочность, но лишь до того дня, когда можно будет прийти с открытым сердцем, чтобы просить твоей руки.

Амисии показалось, что лучше такого ответа ничего и быть не может, но все, что за этим последовало, оказалось еще прекраснее. Гален снова увлек ее в огненные дали, перед которыми померкли даже самые смелые мечты.

ЭПИЛОГ

Ноябрь 1216 года

— Итак, нам доставили еще одно подтверждение: король Иоанн скончался. Пал жертвой собственного чревоугодия, — сдержанно сообщил Гален, опуская на стол пергамент, который привез гонец из Дунгельда.

Амисия уютно пристроилась на коленях у мужа, расположившегося в большом мягком кресле, и с замиранием сердца слушала, как рокочет его голос. Между тем Гален без видимого сожаления продолжал:

— Едва ли найдется хоть одна живая душа, которая скорбит о его кончине. Разве что Гилфрей. Ты согласна?

Амисия печально улыбнулась, но в ответ лишь пожала плечами. Вся ее юность была омрачена жестокостью Темного Лорда; ей не хотелось, чтобы зловещая тень коснулась своим крылом нынешнего безмятежного счастья. Переступив порог замка Таррент, Амисия окунулась в атмосферу любви и радости.

Хотя в замке неотлучно находились граф Гаррик с женой, а также их младшая дочь, новобрачные были предоставлены самим себе. Им отвели западную башню, всю целиком. Супружеские покои находились на том самом этаже, где до глубокой старости прожил лорд Уильям, приходившийся дедом Галену и Уиллу. Здесь было всего две комнаты, зато они отличались необъятными размерами. Вдобавок опочивальня поразила Амисию неслыханной роскошью: в углу потрескивал огромный камин, а окна блестели настоящими стеклами!

— Я вижу, ты не хочешь о нем вспоминать. Ну и правильно, — задумчиво сказал Гален. — И все же мне спокойнее оттого, что нашему благополучию теперь ничто не урожает: Гилфрей лишился коронованного покровителя, вероломством равного своим вассалам. Наследнику престола всего девять лет от роду, и регентом при нем назначен гофмаршал Вильгельм, заклятый враг Гилфрея.

Пока Гален рассуждал о переменах, которые неизбежно повлечет за собой смерть монарха, Амисия задумалась о другом известии, почерпнутом из того же короткого письма. Когда муж замолчал, она сказала вслух:

— Мне пришло в голову, что время как бы течет по кругу. При моем отце сэр Джаспер был начальником стражи; Гилфрей разжаловал его в рядовые, а теперь наследник отца вернул ему прежнее звание. — Она помолчала. — Или вот, например: наши с тобой родители были добрыми друзьями, но их разъединил злодейский умысел; мало того, все тот же умысел разлучил новорожденных близнецов, однако наша свадьба все расставила по местам.

— И верно, все возвращается на круги своя, — согласно кивнул Гален. — Но признаюсь, меня удивило, что Джаспер вступился за Освальда и попросил оставить его в замке хотя бы простым стражником.

— Если не считать одной подлости, в которой он наверняка раскаялся, Освальд просто нес службу и в меру своего разумения выполнял приказы хозяина. У кого повернется язык его за это осуждать? — Встретив саркастическую усмешку Галена, Амисия поспешно добавила: — Джаспера всегда отличало чувство справедливости. Он понимал, что Освальда, в его-то годы, никто не возьмет на службу, тем более что тот не сумел защитить своего бывшего лорда. Так что в поступке Джаспера нет ничего удивительного.

Гален слышал от Амисии историю про нефритовую фигурку единорога. Тронутый великодушием жены, он коснулся губами ее длинных шелковистых локонов. Амисия, как и подобало знатной даме, теперь стягивала их в строгую прическу, но в опочивальне муж всегда просил ее распустить волосы.

Амисии сделалось неловко: ее сострадание было отчасти показным. Пришлось сознаться в том, о чем она предпочла бы умолчать:

— По правде говоря, все напасти обрушились на его голову из-за моих хитростей. Если бы его вышвырнули за порог, я бы себе этого не простила.

Гален засмеялся. При всей своей строптивости его молодая жена не держала камня за пазухой. Но Амисия не хотела углубляться в свои побуждения и перевела разговор на другое:

— Прошу тебя, не забудь, что мы должны по весне отправиться в Райборн на свадьбу Келды и Фаррольда. — От такой уловки Гален зашелся беззвучным смехом, но Амисию это не смутило. — Фаррольд еще немного подучится у Джаспера и станет отличным стражником.

— Не спорю. Во всяком случае, следует ожидать, что Тирнэн предложит ему место в гарнизоне. Да и как иначе: они сразу подружились, когда Фаррольд примчался сюда за подмогой. — После недолгого молчания Гален продолжил. — На свадьбу мы непременно поедем, как я и обещал, но прежде сами будем принимать гостей: нас навестят мои сестры, Элинор и Оделина, каждая со своим семейством. Здесь поднимется дым коромыслом. А уж когда из Суинтона нагрянет дядюшка Рейнард со своей благоверной Алерией, старые стены Таррента и вовсе могут не выдержать!

— Когда же еще веселиться, как не на святках! — мечтательно произнесла Амисия, но чуткий слух Галена уловил в голосе любимой жены легкую грусть.

Понимая, чем вызвана такая перемена настроения, он мягко сказал:

— Моя мать еще не знает, что на Рождество твой брат приедет сюда не один. То-то она порадуется встрече со старинной приятельницей!

— Я и сама буду счастлива повидаться с матушкой, пока она еще не удалилась от мира. Кстати сказать, она до сих пор не знакома со своей маленькой тезкой. — Амисия со вздохом прижалась к груди мужа, который умел утешить ее как никто другой. — Да и по Тирнэну я успела соскучиться.

Недельный срок, назначенный Галеном после свадьбы, тесно сдружил близнецов. Потом, когда молодая чета прибыла в замок Таррент, леди Несса окружила невестку теплом и заботой, а юная Сибилла, младшая сестренка Галена, просто прыгала от радости. Граф Гаррик не ошибся в своих предсказаниях.

Согретая теплом камина и ласковым участием мужа, Амисия нашла в себе силы заговорить о том, что занимало ее мысли:

— Я рада за матушку. Теперь она знает, что для нас с Тирнэном восторжествовала справедливость, и может со спокойной душой уйти в монастырь. Но мне так горько, что мы с ней расстанемся — ведь я только-только узнала, какая она на самом деле. Впрочем, она давно хотела принять постриг — пусть ее желание сбудется, как сбылись мои мечты.

Амисия осторожно провела рукой по мужественной бронзовой щеке Галена, по складке у рта, которая появилась вместе с медленной улыбкой, по властным, чуть приоткрывшимся губам.

Гален неотрывно смотрел в ее карие глаза. Нет, это его мечты получили чудесное воплощение; это его желания будут сбываться снова и снова. На его гладких черных волосах играли отблески пламени. Он склонил голову и коснулся желанных губ, таивших вкус меда.

Примечания

1

В сутки происходят два цикла «прилив-отлив». Приливные течения меняют свое направление в моменты, не совпадающие с моментами «высокой воды» и «малой воды». Вполне возможна ситуация, когда течение уже направлено от берега, а уровень воды поднимается еще два-три часа, и наоборот. (Прим. пер.)


home | my bookshelf | | Неразгаданные сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу